Любовь Сергеевна Черникова - Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за! [litres]

Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за! [litres] 1147K, 227 с. (Академия Великой Матери: История Халли-2)   (скачать) - Любовь Сергеевна Черникова

Любовь Черникова
Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!


Глава 1

Райд Эллэ

Я заставил себя оставаться на месте, когда моя волчица, разъяренная напоказ, но сбитая с толку в душе, помахивая пышным хвостом, рванула прочь. Стоило Халли перекинуться, как внутри все перевернулось. Пришлось уйти в глухую оборону, чтобы не натворить дел. Я целиком погрузился в себя, успокаивая разошедшегося зверя, который еще не остыл после короткого, но жаркого приветствия, когда у нас двоих сорвало крышу.

Ничего, сейчас догоню. Ведь ей тоже непросто. Видел. Только я все уже для себя решил, а она – еще нет.

Побоялся, что, обернувшись волком, стану действовать на инстинктах. Постараюсь показать, кто здесь главный, и подавлю ее волю, заставив покориться. А судя по тому, что отец сегодня впервые не смог со мной совладать, ей не устоять и подавно. Но Халли тоже оборотница, для нее это станет тяжелым ударом. Насилием над личностью. Она не простит и не примет.

Но куда только бесы снова понесли ее соблазнительный зад?!

Не желая терять времени, потихоньку потопал следом за своей волчицей, с каждым шагом ощущая, как буйство зверя отступает, отвлеченное новой задачей, – пара может попасть в беду, сейчас не до игр!

Тут же выровнялся пульс, а в груди пропало давящее чувство. Вот и славно. Я выдохнул и прибавил шаг. Об опасности рассказала эмпатия. Не спеша укрылся за стволом дерева, радуясь, что оказался с подветренной стороны, иначе меня бы почуяли волки погонщиков.

А вот это уже нехорошо! Появление фанатиков оказалось полной неожиданностью. Эти двое – патрульные, значит, поблизости есть и еще.

Так и вышло. Судя по тому, что культисты не скрывались и чувствовали себя свободно, они совершенно не боялись нападения. Неужели вся эта затея – их рук дело?! А что, здесь же крутятся большие деньги, подобные мероприятия – отличный способ подзаработать или даже завербовать последователей. Масса возможностей!

Халли идет прямо к ним! Меня аж жаром обдало!

«Дежурный?»

Полное отсутствие контакта. Ладонь инстинктивно легла на грудь в поисках амулета вызова. Давно замечено: если сжать его в руке, расстояние действия увеличивается. Но ухватил лишь пустоту.

Бесы! Когда я успел его потерять? Ведь ношу не снимая с тех пор, как на академию напали. Может, шнурок перетерся?

Плохо, но, по крайней мере, у нас есть портал. Надеюсь, при переходе не порвет на кусочки и мощности на двоих хватит. Вынул из кармана отнятую у Халли потертую округлую пластинку и скептично осмотрел. Впрочем, сомнения были излишни, артефакт хоть и старого образца, но еще года три назад подобными пользовались в армии. Неприятные ощущения гарантированы, зато пятерых бойцов в полной выкладке перемещают без проблем. Что ж, осталось найти девчонку и унести ноги, да, не забыть снять остаточные координаты и направить сюда ударную группу, пока культисты не очухались.

Осмотрелся в раздумьях. Неплохо бы захватить и допросить одного из них, только вот обычно ублюдки подыхают, стоит им попасть в руки властей, но вдруг повезет? Культисты не ждут нападения, вдруг окажутся не готовы расстаться с жизнью? Если пленник не откинется сразу, я точно сумею развязать ему язык. К этим тварям я не испытываю ни капли жалости и, если потребуется, буду медленно рвать на куски.

Патрульные продолжили путь, а я забрал правее, обходя их по кругу и одновременно приближаясь к лагерю. Пока наблюдал за фанатиками, Халли ушла дальше, это подсказало обострившееся из-за синдрома чутье. Признаться, я сильно волновался за нее. Против воли в голову лезли ужасы, что довелось наблюдать лично, да вспоминались рассказы Вердериона о жутких ритуалах. Все это отвлекало, и, разозлившись, я запретил себе даже думать о том, что моя волчица может оказаться в руках культистов.

Плюнув на попытку взять одного из них в плен, собрался было отправиться следом за Халли, как к паре патрульных присоединились еще два погонщика, которые, судя по всему, кого-то искали, неспешно двигаясь вдоль ограждения трассы, где проходили скачки. Чутье подсказывало: есть и другие. Пришлось взять западнее и удалиться от трассы, обходя лагерь по кругу. Я старался держаться с подветренной стороны, чтобы не почуяли подконтрольные животные и не выдали раньше времени. Рано или поздно, конечно, ввязаться в бой придется, но я безоружен, так что глупо пренебрегать эффектом неожиданности.

Присел, зачерпнув горсть влажной земли, измазал руки, лицо и голову, безжалостно пачкая волосы и открытые части тела, что могли невольно выдать. Не слишком поможет против наметанного глаза, но от случайного взгляда точно убережет. Особенно если человек не ожидает кого-то увидеть.

К лагерю подобрался незамеченным. Фанатикам было не до меня, они носились, пытаясь добить здоровенного секача, который, истекая кровью, бестолково метался из стороны в сторону.

Потерявшее контроль погонщика животное – что сумасшедшее. Ярится и совершенно не поддается внушению. Только очень искусный природник способен угомонить такое. Похоже, в лагере хорошего природника не было, потому культисты старались не подпустить кабана к… пленникам.

Разделенные на группы, те стояли, ожидая своей участи, и ровным счетом никакого внимания на опасное животное не обращали. Безразличные взгляды в никуда, безвольно опущенные руки. Они не сопротивлялись, не шарахались в стороны, когда кабан оказывался поблизости, и не пытались спастись. Великая Мать! Они даже не плакали и не жались друг к другу!

Что за ужас тут творится?!

Жуткая догадка никак не могла уложиться в голове. Магия крови! Это действительно не байки. Раньше фанатики с ее помощью управляли только животными, а теперь вот, похоже, и до людей дело дошло. Неужели им удалось создать собственный источник? Но… Если в Сатор-Юти им больше не на что надеяться, значит, где-то есть другой? Воображение нарисовало кошмарный сценарий развития событий, и я повел плечами, отгоняя ненужные страхи.

Тем временем потерявшего контроль кабана наконец добили. Пора и мне заняться делом. Халли все еще ощущалась где-то неподалеку, но я никак не мог ее увидеть, а подходить ближе слишком опасно – замаскированные дозорные караулили по периметру большой поляны. Вовремя я их обнаружил!

Проклятье! Что за идиот! Надо было не бояться поступить жестче! Использовал бы портал сразу, когда в прямом смысле держал Халли в руках, не пришлось бы сейчас нарезать круги, теряя драгоценное время.

Инстинкты подсказали: сзади кто-то приближается.

Осмотрелся в поисках укрытия и, рискуя быть замеченным, продвинулся еще немного вперед. Туда, где рос старый раскидистый ясень. Подпрыгнул, цепляясь за нижнюю ветку, и подтянулся, бесшумно скрываясь среди густой листвы.

Вовремя!

Снизу оказался культист. Одна штука. Какой-то беспечный. Надежно обхватив ветку ногами, я свесился вниз, оказавшись точно за спиной фанатика. Мышцы пресса закаменели, когда, слегка придушив, поднимал его наверх, ухватив прямо за голову. Навредить не боялся, если даже шею сломаю – не особо расстроюсь. Одной дрянью в мире станет меньше.

Усадить пленника спиной к стволу в развилке помешал… череп. С каким-то затаенным удовольствием стащил этот атрибут культа с его башки и повесил, зацепив витым бараньим рогом за длинный сук. Распустил сплетенный из кожаных полос пояс, которым фанатик так кстати обмотался. Связал ему руки, так, чтобы локти оказались вывернутыми вверх, – в такой позе недолго просидишь. На вид молокососу было всего-то лет двадцать или, может, чуть больше. Без своего дурацкого черепа он разом растерял всю «бесовщинку» и выглядел не так внушительно. Покачав головой, приоткрыл ему рот и сунул туда импровизированный кляп из куска его же рубахи. Потрепал по щеке:

– Помолчи пока, позже побеседуем.

Парень, естественно, не ответил, так как все еще был без сознания.

Обустроив «гостя», принялся наблюдать за лагерем и обнаружил, что пленников уже рассадили по клеткам, а малую часть – человек пять, отвели в сторону. Использовав глаз зверя, без труда рассмотрел их. Ба-а-а, знакомые все лица!

Чуть не свалился, таращась на занятную и весьма необычную картину: фанатики провожали лордов с миром, выдав ключи-порталы, и те по одному растворялись во вспышках света.

А культисты-то сегодня сами на себя не похожи! Никого не пытают, не насилуют. Вон даже отпускают пленных на волю. Нужно как можно скорее обсудить это с лордом Яррантом, пусть его люди выяснят, за какие такие заслуги культ Кровавой Луны милует тех, кто им попался.

Мой пленник тихо застонал, а потом принялся мычать и дергаться. Пришлось отвлечься, чтобы его снова вырубить, и я едва не пропустил момент, когда появилась Халли. Волчицей она заметалась там, где совсем недавно бегал кабан, огрызаясь и ловко уворачиваясь от пытающихся поймать ее фанатиков. Клацали зубы, белая шерстка на подбородке и груди покрылась алой россыпью брызг. Кровь, но не ее. Чужая.

Девчонке почти удалось вырваться из кольца, когда на пути встал здоровенный детина, голову которого украшал огромный череп оленя-реликта с ветвистыми рогами. Волчица разом замерла и неожиданно упала на бок, потеряв сознание. Еще не успев коснуться земли, Халли приняла человеческий облик. Оленерогий тут же сорвал с плеч шкуру, которая заменяла ему короткий плащ, и тщательно укутал девушку, прежде чем взять на руки.

Едва удержал себя на месте, чтобы не броситься на помощь, но где-то в глубине души я невольно был ему благодарен. Одна мысль, что на обнаженное тело моей пары будут пялиться все кому не лень, застила взор багровым туманом. Коротко обернувшись на пленника, который так не вовремя пришел в себя, с удовольствием отметил неподдельный страх. Он ярко ощущался на ментальном уровне и отражался на его лице. Осознав, что рычу, невольно вторя инстинктам зверя, резко подался вперед, еще сильнее пугая парня. Тот вжался спиной в ствол и крепко зажмурился. Мне показалось или как-то слишком быстро он очухался? Живучий или я сплоховал?

Это подсознательно напрягало, но вместе с тем я боялся пропустить хоть миг из того, что происходит с Халли. Коротким ударом отправил пленника в нокаут, одновременно подавив порыв броситься моей волчице на помощь немедленно. Если сдохну, уже не сумею ее вытащить. Нужно сначала все как следует продумать, да и, кажется, пока никаких жертвоприношений не планируется.

Как и прочих пленников, оленерогий поместил Халли в одну из клеток и лично запер. Я выдохнул. Значит, пока ей ничего не грозит. Радовало и то, что культист выбрал самую последнюю клетку в дальнем от меня конце лагеря. Как стемнеет, туда будет гораздо легче пробраться незаметно. Улучу момент и освобожу девчонку. Если не выйдет открыть замок, просто передам мобильный портал, а сам уж как-нибудь выберусь, заодно получится хорошая проверка, чего на деле стою.

Управившись с пленниками, культисты занялись бытом. Первым делом поснимав с себя «украшения», почти все переоделись и теперь больше походили на отряд наемников, чем на лесных бесов. По крайней мере, какая-никакая дисциплина тут точно присутствовала. Одни носили воду, другие развели огонь и принялись кашеварить, третьи наводили порядок, уничтожая малейшие следы незадавшегося мероприятия и учиненные кабаном разрушения. Объявилась даже пара природников, которые деловито сновала туда-сюда, восстанавливая первозданность Чащи там, где была необходимость. В общем, больше ничего интересного и требующего пристального внимания.

– Ну вот, теперь можно и поговорить, – повернулся к связанному фанатику. – А самое веселое то, что для этого мне не надо, чтобы ты раскрывал рот.

Пленник, на удивление быстро снова пришедший в сознание, таращился широко открытыми глазами. Он затрясся и замычал, когда я приблизился.

– Ш-ш-ш. – Призывая к тишине, я поднес два пальца к губам. Заговорил негромко: – Условия такие: я задаю вопрос, ты мысленно отвечаешь. Желательно – с подробностями. Не пытайся лгать, я почувствую. Не пытайся отмолчаться, я не дам тебе такой возможности. Будешь хорошим мальчиком, и я просто оставлю тебя здесь. Будешь плохим, я тоже оставлю тебя здесь, но предварительно насажу на сук подлиннее. Кажется, ваши именно так поступали с несчастными в разоренных городках?

Парень громко сглотнул и уставился на меня, боясь моргнуть. Отчетливо было слышно, как трепыхается в панике его гнилое сердце.

– Значит, договорились, – сделал я вывод. – Тогда понеслась. Первый вопрос: зачем вам эти люди? – Решил начать с чего-то относительно нейтрального.

Эмпатия заработала на полную катушку, улавливая не только отголоски эмоций, но и цельные образы. Немилосердно захотелось закрыть глаза, чтобы усилить степень восприятия, но я лишь позволил себе немного прищуриться, не разрывая зрительного контакта с пленником.

Ага! Рабочая сила, жертвы, заложники, потенциальные последователи. Видимо, кто на что пригоден.

– Кто у вас главный?

Страх, граничащий с ужасом, точно грозовая туча перекрыл напрочь остальные мысли и эмоции. Культист замычал, мотая головой. Попытался справиться с собой и транслировать мне какие-то посторонние вещи. Это мешало, не давая ухватить суть.

– Прекрати! – ткнул его носком ботинка в голень, и тут меня осенило: – Боишься скопытиться?

Парень часто-часто закивал.

– Не врешь, – констатировал я, уже получив ментальное подтверждение. Соврать оборотнику – непростая задача. – Тогда отчего еще жив? Ваши обычно сразу дохнут. Может, яд дома забыл, или что там вам полагается?

Парень искренне пожал плечами. Действительно не знает! Видать, еще не прошел полную обработку, или как там у них это называется? Жаль мне его не было, но и терять слишком рано уже не хотелось. Особенно теперь, когда замаячил шанс узнать что-то действительно важное. Такое, что поможет разобраться с культом Кровавой Луны раз и навсегда. Среди безопасников много теневиков. Может, никто из них не догадывался применить для допроса эмпатию? Хотя и не каждый оборотник на подобное способен. Что ж, теория не хуже других, вот и проверим, но чуточку позже.

– Сколько вас?

Специально не стал уточнять, кого именно и где. Оказался прав.

Пред внутренним взором предстала пугающая своей величественной мрачностью картина. Бьющий в небо столб кроваво-багрового света посреди мертвой равнины, украшением которой являлись лишь покореженные редкие деревья. Люди. Много людей. Навскидку – несколько тысяч. Они точно в трансе тянутся к источнику, и тот отвечает им…

Потусторонний шепчущий голос, переплетенный с нарастающим гулом, раздался прямо в голове, будто и не было ментального щита. Мозг заволок алый туман, напрочь лишая воли… Я точно попал в ловушку, из которой едва смог выкарабкаться.

– Тварь! – тяжело дыша, уставился на ублюдка, что посмел применить ко мне свою поганую магию. А раз так, сам напросился! – Кто главный? Кто у вас главный? – подкрепив вопрос ментальным ударом, тряхнул заскулившего от ужаса и боли пленника.

Тот вжался сильнее, пытаясь отстраниться и выворачивая суставы, почти улегся на ветку. У него бы, наверное, получилось, если б не связанные руки.

«Кхамлэ! Кхамлэ! Кхамлэ!» – транслировал он.

– Что за…

Неожиданно что-то хрустнуло, и фанатик вытянулся в струну. На роже поганца гримаса боли уродливо перемешалась с мерзкой улыбкой. Я поздно понял его задумку, но предотвратить уже не сумел. Бесеныш что есть силы долбанул ступней по ветке, и рогатый череп сорвался с сука. Инстинктивно подавшись следом, посмотрел вниз. Там стояли четверо фанатиков и глядели наверх. Один держал в руках пойманный череп. Криво ухмыльнувшись, он поманил меня пальцем.

Среди обнаруживших меня культистов – ни одного лла’эно. Расправиться с ними будет несложно, но это повлечет много лишних проблем. Их скоро хватятся, как и этого – я коротко глянул на пытающегося высвободиться из пут фанатика. Усилят посты, а на поиски пошлют кого посерьезнее. Тем временем Халли и остальных пленников могут вообще переправить куда подальше. Не думаю, что они планируют остаться тут надолго.

Нет. Побарахтаюсь и сделаю вид, что они победили. Пусть ведут в лагерь, там уже придумаю, как освободить мою волчицу. Пока не прибегну к магии, они и не узнают о козыре, что скрываю в рукаве. Нас, друидов, сложнее всего отличить от простых людей, не то что теневиков или сияющих. То-то будет сюрприз.

Жаль, что не вышло дождаться темноты и перебить всех по одному. Свернул гаденышу шею, прежде чем спрыгнуть вниз. Ни к чему остальным знать, что за вопросы я ему тут задавал.

– Мразь! – Стоило ногам коснуться земли, как на меня набросился один из фанатиков, замахнувшись клинком.

Дрался он неумело, но яростно. Наверное, тот парень был ему близок, а раз так, он может помешать моему плану. Я не стал тянуть время и, быстро отняв оружие, упокоил навечно и этого. Остальные действовали не в пример рассудительнее, а я порадовался, что при себе у них нет никаких штучек сияющих, только обычные катаны.

– Брось меч, не то вскипячу тебе мозги! – неожиданно раздалось сзади. – Ну же!

Виски стиснуло болью, давление усиливалось с каждым мигом. Пальцы на рукояти разжались сами собой. Тело ломало и корежило, хотя я сопротивлялся, как мог. Из носа хлынула кровь, я почти перестал видеть. Когда отпустило, осознал, что стою на четвереньках, пытаясь отдышаться. Из глаз текли слезы, слюна во рту приобрела кисло-металлический привкус.

– Взять его! – скомандовал тот же голос.

Зрение прояснилось в момент, когда обутая в тяжелый ботинок нога впечаталась в подбородок, едва не сломав мне шейные позвонки. Культист грязно ругался, понося мою матушку и раз за разом обрушивая удары, которые неизменно взрывались лютой болью в голове.

Второй бил молча, но как-то особенно вдумчиво и сильно.

– Хватит! – осадил их тот, кто представлял настоящую угрозу. – Нужно его допросить, а труп нам ничего не расскажет, верно?

– Он убил Тонкого и Мэтти! – попытался было возразить, но как-то быстро сник первый.

Второй молча вздернул меня за руку, вынуждая подняться.

– Обыщите!

Теперь я расстроился по-настоящему. Первым делом фанатики отняли мобильный портал.

Дернулся было, не желая терять подобную ценность. В сложившихся обстоятельствах я рассчитывал на него, как ни на что другое. Маг крови только ухмыльнулся, и перед глазами снова помутнело.

– В лагерь! – скомандовал он, и меня тут же подхватили под вторую руку.

Кажется, эти отбросы о чем-то говорили, но их голоса доносились точно сквозь толщу воды, глухо и непонятно. Ноги безвольно волочились по земле, и, сколько ни пытался, не смог пошевелить и пальцем. Как же жутко ощущать себя парализованным! Попробовал перекинуться, но и это не удалось, из-за чего стало по-настоящему страшно. Как же с такими бороться?

Не уставал себя ругать, пока меня куда-то волокли. Какой же я придурок! Пусть лучше Халли бы меня возненавидела, но осталась цела… Больше я такого не допущу, в следующий раз… Поганый червяк сомнения тоненьким голоском интересовался, будет ли у нас с ней этот самый «следующий раз»… Еще никогда не чувствовал себя настолько отвратно во всех смыслах. Будто бы не состоялся. Словно запорол самое важное задание…

Не понял, когда от боли отключился. В себя пришел от холодной воды. Фыркая и захлебываясь, попытался отползти в сторону, но уперся спиной во что-то твердое.

– Жажда не мучает? – спросили наигранно участливо.

Зрение восстановилось не сразу. Первое, что увидел, – расчерченный полосами света деревянный пол. Идеальность картины нарушали ноги в ботинках, испачканных влажной землей, от вида которых тут же заныли все стратегически важные места на теле. Перевел глаза выше, запрокинуть голову получилось не очень – безбожно болела шея. Попробовал двинуть челюстью – шевелится, но плохо. Хвала Великой Матери за то, что хотя бы не сломана. Пробежался языком по зубам. Удивительно, но все на месте, а вот ребрам, похоже, хорошенько досталось – попытку глубоко вздохнуть пришлось пресечь на корню. Голова болела так, будто мозги перекопали лопатой.

Замерев, потянулся к магии жизни – нужно срочно привести себя в порядок. По-хорошему, перекинуться бы разок, в ипостаси регенерация идет намного быстрее…

– Э нет! – Фанатик точно прочел мои мысли.

Внутри черепа точно что-то взорвалось.

– Не притворяйся. Я знаю, ты уже пришел в себя.

Притворяться больше не имело смысла, я открыл глаза, но, похоже, только для того, чтобы меня снова вырубили. Не знаю, сколько с тех пор прошло времени. Теперь напротив на походном раскладном табурете сидел новый мужик, показавшийся смутно знакомым. Когда и где я его мог видеть? Голова по-прежнему раскалывалась, соображать было больно. Щурясь, принялся рассматривать культиста. Коротко стрижен, одет в добротную походную одежду цвета хаки и такие же, как у остальных фанатиков, ботинки, знакомство с которыми все еще отдавалось в организме болью. Сложенные в замок руки, пристальный взгляд живых ярко-голубых глаз на загорелом лице, кажущемся еще темнее из-за щетины.

Слабым быть претило, и, напрягшись, я кое-как умудрился сесть, опершись спиной на стенку бамбуковой клетки. Вспомнить, та же это клетка, что и в первый раз, или меня перетащили в другую, не представлялось возможным, но сознание невольно зацепилось за какой-то образ. Полосы света. Теперь они были едва различимы, да и то только с одной стороны, большая же часть моего узилища тонула в сумраке. Перестроить зрение сейчас я бы не решился. Слишком плохо себя чувствовал. Гость молчал. Начинать разговор первым я тоже не спешил, так мы и буравили друг друга взглядами некоторое время, пока мужик не хмыкнул, точно сдерживая улыбку.

– Гляжу, ты в порядке.

Ага, в полном. Учитывая, что пытался себя восстановить, но мало чего добился. Великая Мать, вот бы перекинуться… Дверь не заперта. Вырубить этого, и на волю…

Кажется, фанатик прочел мои мысли:

– Не вздумай бежать! – и неожиданно прибавил: – Не сейчас.

Я вопросительно склонил голову и тут же поморщился, простое движение отозвалось волной боли во всем организме.

«Чтоб вас реликты сожрали, уроды!» – от души пожелал приложившим меня культистам.

Мужик снова хмыкнул, на этот раз – с пониманием.

– В общем, так. Слушай внимательно, повторять не буду. Веди себя хорошо, не дергайся прежде времени, и мне не придется доказывать, что я круче того, кто тебя изловил. Это ясно?

Точно! Это же тот самый, что вырубил Халли! Здоровый. С таким будет непросто совладать. И видно, не абы кто, а тренированный не хуже меня, да к тому же маг крови, если не соврал. Но проверять догадки желания не было, и так голова точно из осколков собрана.

– Так ясно? – с нажимом повторил вопрос гость.

Согласно опустил веки, на более бурное проявление эмоций не хватило энтузиазма. Сейчас главное – тянуть время и пустить все силы на восстановление, иначе мне не выбраться.

– Здесь еда и вода. – Культист указал на пол справа, где обнаружился поднос с нехитрой снедью. – Сиди тихо, и я передам Халли, что с тобой все в порядке.

Это что, угроза?! Сглотнул, борясь с мгновенно подкатившей к горлу дурнотой, и собрал все силы воедино.

Рывок не удался, мигом раньше меня словно приковало к полу.

– Тварь!

– Сказал, же не дергайся! – Мужик недовольно скривился, поднимаясь. – Думаешь надолго тебя хватит? Еще раз-другой – и превратишься в овощ. За девушку не переживай. Пока я присматриваю, никто здесь ее не тронет.

Дверь клетки за ним затворилась, лязгнул замок, а через несколько мгновений исчезли и незримые цепи, что не давали пошевелиться.

С чего это он так о Халли печется? Что вообще происходит? Или я ничего не понимаю, или по моей башке слишком много раз били за последнее время. Совсем котелок не варит.

Теперь, когда враг ушел, можно было позволить себе слабость и броситься к кувшину. Сушняк был такой, точно я три дня в кабаке ничего, кроме «Имперской», не употреблял. Причем не закусывая. Руки дрожали, и ледяная влага щедро лилась на грудь, пока жадно хлебал, чувствуя, как постепенно приходит в нормальное состояние одеревенелый язык. Вода оказалась свежей и чистой, явно из родника или ручья. И такой холодной, что сводило зубы, – на вершинах лежали не тающие круглый год ледяные шапки.

Сперва полегчало, потом резко замутило. Еле успел отползти в дальний от плошки с едой угол, где все выпитое вышло наружу. Напился заново, хорошо хоть кувшин приличного объема, и вода осталась. Да уж, магия крови – отвратительная вещь.

Утолив жажду, мгновенно ощутил, насколько голоден, но опыт уже показал, как неуместна спешка. Осторожно попробовал сероватую бурду с божественным запахом овсянки. Надо же! Она, родимая!

В животе громко заурчало и будто образовалась бездонная дыра. Вот и минусы оборотника – сутки прошли, а жрать охота, будто неделю не кормили… Понятно, всему виной затраты на восстановление, зато что-то мне подсказывает, был бы обычным человеком – вряд ли вообще выжил бы после такого. К счастью, желудок принял пищу благосклонно, больше не тошнило, и я принялся неспешно есть. Выпитая вода придала сил, мне удалось немного подлечиться, и теперь я мог нормально дышать и сидеть.

Пристроив на коленях деревянную плошку, принялся нарочито медленно жевать, спешить мне пока некуда. Усмехнувшись, осмотрел мощные прутья, что и реликта удержат. Просветы между ними узкие, ладонь не просунуть. Да, сбежать будет непросто. Интересно, тот культист… Похоже, он знает, что мы с Халли знакомы. Вопрос: откуда? И откуда она знает, что я здесь? Может, это банальная проверка? Если так, то я себя выдал, когда попытался на него броситься. Глухо застонав, ударил затылком о бамбук и мгновенно пожалел о собственной неосмотрительности, когда шею и голову пронзило болью.

Отодвинув опустевшую плошку в сторону, прикрыл глаза и потянулся к потокам энергии. Нужно побыстрее восстановиться, чтобы быть во всеоружии, когда кто-нибудь тут снова появится.


Глава 2

Халли Эрпи

Заставила себя дышать ровно, а хотелось кричать. Перекинуться. Разорвать в клочья тех, кто сделал подобное с живым человеком. С моим… С тем, кого…

Как же мало воздуха!

Со слезами совладать помогла только ярость. Именно к ней я всегда прибегала, чтобы не выдать собственных чувств. Постаралась сконцентрироваться и нарастила ментальный щит, насколько хватило способностей. Наверное, сейчас я была, что тот самый Кхамлэ: в камнях и то больше эмоций.

Оленерогий как-то странно покосился, и я уткнулась себе под ноги.

– Куда вы его? – спросил мой сопровождающий, указав подбородком на лорда Эллэ.

Я украдкой продолжала следить. Не думаю, что любопытство выглядит противоестественно в подобной обстановке.

– Кхамлэ покажем, – ответил третий, что шел сбоку. – Кажется, его не было в списках.

Отчего-то в этом человеке я без труда признала мага крови, а вот те, что держали Райда под руки, были обычными людьми.

– Ты идиот, Агнелис? – спросил мой провожатый с издевательским спокойствием.

Узколицый мужчина с темными жидковатыми волосами и смуглой кожей недовольно дернул щекой, а мой конвоир ткнул большим пальцем в олений череп на своей голове.

– Я, по-твоему, просто так это на башку напялил?

– А-а-а! – понимающе протянул тот, кого назвали Агнелисом.

– Ага-а-а! Этого – за мной, – скомандовал он удерживающим Райда культистам.

– Но… – возмутился было узколицый.

– Я сам разберусь, а ты приведи себя в порядок. Кхамлэ в любой момент за тобой может послать. Наверное, помнишь, что он не любит, когда правила нарушают?

В темно-карих глазах узколицего промелькнул страх. Не проронив больше ни слова, он сорвался с места и зашагал в сторону, где был натянут тент и стояло несколько походных шалашей. Похоже, пошел наряжаться. Я уже отметила, что фанатики, которые утром выглядели вполне обычно, с появление большого босса поспешили принять «традиционный» вид.

Распорядившись, где разместить пленника, оленерогий чуть помедлил, дождавшись, чтобы конвоиры отошли подальше, а потом тихо спросил:

– Знаешь его?

Предпочла промолчать.

– Знаешь, – прозвучало утвердительно, и оленьи рога качнулись.

Еле сдержалась, чтобы не сглотнуть.

Может, броситься в ноги? Умолять их не причинять Райду вреда? Обещать, что сделаю все, что скажут? Но я словно оцепенела. Да и какой в этом прок, когда чудесная во всех отношениях магия крови легко и непринужденно загнет в любую позу? Лучше притворюсь, что Райд для меня не ценнее прочих пленников. Может, это позволит его хоть немного уберечь? Тем более так и не поняла, что культистам нужно конкретно от моей персоны.

Мы вернулись к клетке, где довелось ночевать. Она располагалась на приличном удалении от прочих и от самого лагеря – тоже. Я бы сказала, стратегически выгодная позиция. Рядом были и другие, но все они пустовали.

Интересно, с чего бы такое отношение?

Тоскливо покосилась в сторону опушки. Оглушить бы этого здоровяка приемчиком, что выучила на улице, и рвануть, да побыстрее. Зуб даю, он такого не ожидает, так что вполне может выгореть.

– Это обязательно? – нагло взглянула на тюремщика.

Нет, ну а вдруг? Тот даже улыбнулся в ответ. В сочетании с закрывающим половину лица черепом выглядело жутковато.

– Для твоей же безопасности. – Распахнув дверь, он кивком головы приказал войти.

– А если в туалет захочется?

– Принесу ведерко.

– Угу… – нехотя шагнула внутрь, зверея от собственной покорности и бессилия. – Неси.

Если во время аудиенции у Кхамлэ я решила дать деру при первой же возможности, то теперь не смогу бросить Райда. К горлу подкатил комок, стоило перед глазами встать жуткой картинке. Синяки, кровь… Но страшнее всего было наблюдать его безвольно волочащиеся ноги. Если спина перебита, то… То вряд ли ему можно помочь. Великая Мать! Охрани! Защити! Зажмурившись и согнувшись пополам от обуявшего безотчетного ужаса, собравшегося болезненным комом в районе желудка, зашептала молитву.

Столь важное для души занятие прервал шорох. В дальнем от входа углу прямо на глазах рос гриб, похожий по форме на лисичку. Знакомое дело, у меня дома несколько таких же, да и в самой академии навалом. Еще минут через пятнадцать в моей тюрьме появился вполне приличный санузел, даже с маленьким светильником.

Вскорости все тот же оленерогий принес мне завтрак – овсянку, пару блинчиков с мясом и маленькую фарфоровую чашечку кофе, хотя я предпочла бы воду или чай. И на этом спасибо. Морить себя голодом точно не собираюсь.

– Странно… – уставилась прямо на тюремщика, будто хотела проколоть его взглядом насквозь. Как же велик соблазн использовать эмпатию…

– Что именно тебе кажется странным? – Тон культиста был заинтересованно-доброжелательным, а эмоциональный фон подтверждал это наблюдение.

Похоже, он совершенно не расценивает меня как противника. Ну и ладненько.

Культист, уже успевший переодеться и снять свой головной убор, поставил поднос прямо на пол и одним ловким движением раскрыл походный табурет, который держал под мышкой. Уселся. Интересно, чего ему надо?

– Ну так что ты считаешь странным?

– Да все. Зачем я вам?

– Ты нужна Кхамлэ, а зачем – это он тебе сам расскажет, когда придет время.

– А вы?

– Что – я?

– Вы отличаетесь от остальных. Явно выше прочих по положению, но возитесь со мной точно гувернантка какая?

Голубоглазый вздохнул и просиял.

– А если скажу, что мне приятно это делать? Сама понимаешь: не так много хорошего во всем этом. – Он неопределенно повел рукой, как бы указывая на происходившее снаружи.

– Жуть! – Я передернула плечами.

Оленерогий прыснул.

– Жуть первое или второе?

– Все жуть, но первое – особенно.

Несколько мгновений культист удивленно смотрел на меня, а затем расхохотался в голос.

– Значит, не стоит рассказывать, что переодевал тебя тоже я?

– Точно не стоит! Вот зачем это, а?

И правда, знать подробности совершенно не хотелось. Теперь и разговаривать с ним сложнее, стоило подумать, что он меня видел в чем мать родила.

Фанатик снова рассмеялся, а мне стало как-то невесело.

– Ладно, не тушуйся. Сказал же: пока ты здесь, тебе ничего не грозит. Я понимаю, какие слухи о нас ходят. Большая часть из них правда, но никто тебя не принесет в жертву и, – он чуть помедлил, – не посмеет тронуть и пальцем. Уж поверь, по доброй воле нарушать приказы Кхамлэ никто не рискнет.

Дождавшись, пока доем, оленерогий забрал поднос и унес раскладной табурет. Остановившись у выхода, вдруг спросил:

– Ничего не хочешь сказать?

– Спасибо? – удивленно подняла брови я и категорично отрезала: – Нет.

Культист снова огласил смехом окрестности. Кажется, я сегодня только и делаю, что его веселю.

– Может, желаешь что-нибудь спросить? – задал он наводящий вопрос, попав в самую точку, но я продолжала молчать, хотя язык так и жгло. – Ну как знаешь, Халли, – прежде чем дверь затворилась, вдруг назвал он меня по имени.


Райд Эллэ

Похоже, морить пленников голодом у культистов принято не было, ну и я не стал выпендриваться, съел все до крошки – неизвестно, когда доведется перекусить в следующий раз. Чувствовал себя по-прежнему неважно, а потому решил поспать, пока есть такая возможность, но прежде перекинулся – у зверя сон чутче и регенерация намного выше, да и лежать на полу в волчьей ипостаси удобней.

Засыпая, думал о Халли и о странных словах культиста: «Не сейчас». Что оленерогий этим хотел сказать?

Разбудили шаги. Услыхав их, обернулся человеком задолго до того, как кто-то приблизился к моей клетке. Судя по запаху, снова Агнелис – тот маг, что так неудачно перешел мне дорогу. Плохо. Вспомнив предупреждение оленерогого, всерьез обеспокоился – воздействие магией крови вредит мозгам, а я против этого воздействия совершенно беззащитен.

Притворился спящим на всякий случай, но фанатик не стал снова надо мной издеваться. Недовольно сопя, потоптался под дверью, подергал ее раз-другой и ушел. Урод источал злость и раздражение, точно гнилой плод груши-реликта – смрад и зловонную жижу. Волна его эмоций была настолько мощной, что окружающие и без всякой эмпатии, должно быть, чувствовали себя неуютно. Убью при первой же возможности, дай только сил, Великая Мать!

К моменту, когда принесли завтрак, я умудрился снова задремать.

– Дрыхнешь? – поинтересовался фанатик вместо приветствия. – Правильно делаешь!

Оленерогий улыбнулся так, будто и правда рад был встрече. Надо сказать, увидев его, я отчего-то невольно испытал облегчение, но, как и вчера, предпочел обойтись без слов.

– Все верно, – одобрительно кивнул болтливый культист, сунув мне в руки миску. – Многозначительное молчание придает суровости облику мужчины. – Он хохотнул. – Кстати, Эллэ, с ипостасью поосторожнее – шерсть повсюду, и псиной воняет. – Он демонстративно сморщил нос.

Псиной?! А вот за это можно и в морду! Заставил себя прирасти к месту. Стоп! Эллэ?! Откуда он знает, кто я такой?! Мне-то его рожа совсем незнакома.

– Не кипятись и прислушайся к совету: поешь, отоспись как следует, пока есть возможность.

– Шаман, ты тут? – негромко позвали снаружи.

Приложив палец к губам, оленерогий одарил меня новой улыбкой, точно девицу, и вышел.

– Ты велел присматривать за пленницей… – начал было подошедший.

– Ну?

– Там это… Агнелис ошивается. Замок на клетке проверял, как бы не натворил чего.

– Спасибо!

Звонко хлопнув товарища по плечу, культист поспешил прочь. Его крепкое ругательство донеслось одновременно с лязгнувшим замком – второй фанатик не забыл меня запереть.

Промежутки между толстенными бамбуковыми стволами были слишком узкими, и я смог лишь примерно определить направление, куда ушла рогатая нянька. Отвратительное чувство! Тот гад угрожает Халли, а надеяться мне не на кого, кроме как на адепта культа Кровавой Луны! Подумать только!

От беспокойства заметался по тесному узилищу, затем заставил себя сесть на место. Совершенно растеряв аппетит, поел, не чувствуя вкуса пищи. Время текло точно густой кисель, новостей все не было, а попытки прислушаться к происходящему по-прежнему отдавались острой болью в мозгах.

Судя по полосам света на полу, время приближалось к полудню. Солнце припекало, стало душно. Вдруг в лагере началась какая-то суматоха. Мимо провели группу пленников, а затем те исчезли во вспышках мобильных порталов. Сквозь щели я сумел разглядеть, как каждому пленнику вручали такой, а затем человек отходил в центр огороженного круга и активировал его. Это вызывало беспокойство. Что делать, если и Халли тоже отправят невесть куда?

Позже из доносившихся обрывков разговоров смог понять: это вернули тех, за кого заплатили выкуп. Вот как? Интересно, а их родственники сообщат безопасникам о случившемся или скроют сию позорную тайну? В очередной раз подивившись, как мало мы знаем о культе и как далеко простер он свои щупальца, переключился на иную проблему, перед которой отступают и теряют важность все прочие: хотелось в туалет.

Вчера как-то было не до того – травмированный магией крови организм поглотил без остатка всю влагу. К тому же, валяясь в отключке, я весь день голодал. Не поел толком и дома на самом странном в моей жизни ужине. Но сытная кормежка с вечера и какой-никакой да завтрак закономерно привели к логичному исходу, и проблема с каждой минутой усугублялась, требуя немедленного решения.

Когда солнце, садясь, снова поменяло расположение линий на полу клетки, я готов был на стену лезть и плакать. И даже вполне серьезно подумывал использовать для нужд дальний угол своего узилища. В этот момент про меня наконец вспомнили. Впрочем, особой радости я не испытал: подсознательно-то ждал оленерогого, но притащился тот, кого звали Агнелисом.

Терять было нечего, и, понадеявшись на темноту и внезапность, я бесшумно скользнул к косяку и притаился, намереваясь свернуть фанатику шею, как только тот войдет. Но колдун был готов. Не в силах противиться жуткой магии, я точно кукла зашагал прочь и с размаху уселся на твердый пол, отбив многострадальный зад. Узколицый культист беспрепятственно вошел и, воровато выглянув наружу, тщательно прикрыл за собой дверь.

– Оклемался? Тем интереснее. – Он нетерпеливо потер ладони.

Садист как пить дать! Эмпатия подсказала: сейчас будет больно. Очень больно. Я уже хорошо представлял, что ждет, и заранее осознавал, что просто-напросто позорно обделаюсь. Эта мысль отчего-то особенно удручала, и я пожалел, что столько медлил с «походом» в дальний угол.

– Ничего не хочешь мне рассказать?

Вместо ответа бросился на фанатика, превозмогая чужую волю. Голова тотчас взорвалась ослепляющей болью, когда мешком свалился на пол. Как бы быстр я ни был, все без толку. Как противостоять магии крови?

Негромкий дробный смех раздался откуда-то сверху, надо мною нависло его лицо, норовящее превратиться в уродливое мутное пятно, – перед глазами плыло.

– Говори, пока еще можешь.

– К-Кхамлэ… – выдавил подслушанное днем имя, надеясь, что страх перед местным боссом его охладит.

Агнелис плюнул, но промазал, судя по тому, как характерно шлепнуло рядом, а мне вдруг отчего-то стало смешно. Да он же хоть и маг крови, а всего лишь слабак и ничтожество, упивающееся мнимой властью.

– Чего лыбишься, тварь?! Сейчас будешь скулить и лизать мне сапоги!

Очень скоро я был готов приступить к исполнению этой угрозы, но боль неожиданно отпустила. Я уже толком не видел, но понял – это оленерогий.

– Какого беса творишь, идиот?! Кто тебе позволил его трогать?

– Это мой пленник! Я его поймал! А ты, Шаман, совсем зарвался, – зло затараторил Агнелис. – Думаешь перед Кхамлэ выслужиться? Тебе уже девки мало? На шаг не отходишь, вот и развлекайся с нею дальше, а этого оставь мне!

Пинок пришелся куда-то в бедро. Как ни странно, от этой боли прояснилось в мозгах, и я наконец сумел сфокусировать взгляд.

– Даже не пытайся, – зло ухмыльнулся мой защитник. – Со мной это не проходит.

– Не стой у меня на пути, Шаман! – В голосе узколицего послышались визгливые нотки. – Я кое-что про тебя знаю. Кхамлэ тоже все станет известно, если…

Я не дал этой твари договорить. Собрав все силы для рывка, вскочил и столкнул позабывших про меня культистов черепушками. Раздался глухой треск, и оба осели на пол, не помогла им хваленая магия крови. Надо было бы добить, да отступившее ненадолго желание опростаться вернулось с новой силой. Я притворил плотнее дверь и направился в дальний угол.

Закончив с неотложными делами, первым придушил Агнелиса. Этой твари нет места под кронами, именно такие и творят то, о чем нормальному человеку даже подумать страшно. А на оленерогого рука не поднялась. Дурацкое чувство благодарности помешало покончить с ним, вместо этого принялся обыскивать фанатиков. Как ни странно, мои вещи обнаружились именно у Шамана. Победно сжал в кулаке маленькую коробочку с кольцом, прежде чем сунуть в нижний боковой карман штанины. Ключ-портал поместил в верхний правый.

Едва собрался покинуть временное пристанище, как снаружи засуетились.

– Ты Шамана видел? – спросил кто-то у кого-то.

– Нет.

Тут же раздались приближающиеся шаги.

Бесы! Как же не вовремя-то! Когда уже уверовал во спасение, особенно печально попасться снова. Окинув взглядом клетку, уставился на рогатый череп, занимающий немало места, – улыбчивый культист снял его перед тем, как войти внутрь.

Помогай, Великая Мать!

Отворил дверь и одновременно наклонил голову, напяливая череп, а затем отвернулся, старательно запирая замок, ключ от которого обнаружил у Агнелиса при обыске.

Уже стемнело, надеюсь, мой план сработает.

– О! Шаман, – похоже, меня и правда со спины спутали, – Агнелис с тобой? Говорят, его тут видели.

Я отрицательно мотнул головой.

– Угу. А не знаешь, где он может быть?

Пожал плечами.

– Ну да ладно. Там это, Кхамлэ хочет видеть твою девчонку. Сам приведешь?

Кивнув, я уверенно зашагал к концу длинного ряда пустующих клеток, надеясь, что не перепутал направление и что очередной приступ боли после столь жестокого воздействия магией крови не скрутит в неподходящий момент. После пытки магией крови оборотнические способности были недоступны, я мог только понемногу себя восстанавливать. В остальном пришлось полагаться на человеческие возможности.

Я шел вдоль длинного ряда пустых клеток, и это наводило на мысль: здесь не просто временный лагерь, скорее, перевалочная база. Да и непохоже, что культисты куда-то торопятся, они будто ждут чего-то. Если случится чудо и мы выберемся, обязательно пошлю сюда людей, а лорд Яррант пусть занимается отпущенными пленниками. За размышлениями добрался до последней клетки и понял: не ошибся. Халли здесь.

Принялся подбирать ключи на внушительной связке, надеясь, что никто не обратит внимания на то, как я тут долго вожусь. Стоило поспешить. Раз Халли требует этот их Кхамлэ, то скоро Шамана хватятся, если только раньше он сам не придет в себя и не поднимет тревогу. Эх, не надо было его жалеть!

Замок наконец тихо щелкнул. Приоткрыв дверь, я убедился, что поблизости никто не ошивается, и только тогда стащил с головы дурацкий череп с рогами. Халли вроде как спала, свернувшись калачиком на вполне приличном походном одеяле. Неподалеку на полу стоял поднос с остатками трапезы, да и посуда была добротной. А в дальнем углу и вовсе разместился предмет роскоши – из пола рос настоящий гриб-унитаз. Оленерогий и правда хорошо заботился о маленькой волчице. Может, не зря я сохранил ему жизнь? Пусть лучше сдохнет в честном бою… Хотя какой честный бой, когда речь идет о маге крови? Нет, надо было и его прибить, пока имел возможность!

Я не мог успокоиться, подозревая, что, пожалев культиста, совершил несусветную глупость, недостойную воина империи.

Халли резко села на одеяле, приложив руку к груди.

– Ты! О… – Она вскочила и порывисто обняла меня. – Жив!

Радость и облегчение, исходящие от волчицы, воздействовали что целебный бальзам.

– Жив, родная. Жив… – Собственный голос прозвучал как-то сдавленно, а если где-то и мелькнула мысль устроить негоднице взбучку, то в этот миг я точно растаял.

Это что? Теперь всегда буду таким рохлей, стоит ей проявить ко мне хоть чуточку нежности? Мысль о том, когда и как именно маленькая волчица понесет кару, немного реабилитировала в собственных глазах. Прижав Халли будто драгоценнейшее из сокровищ, судорожно нашарил в кармане ключ-портал. Зажал в кулаке, одновременно направив немного энергии для активации. Что хорошо – не нужно знать никаких кодов и точек привязки, все уже заложено мастерами-артефакторами.

Кажется, прошла целая минута, но ничего так и не произошло. Халли, словно застеснявшись собственного порыва, тихонько отодвинулась.

– Ключ-портал? Надеюсь, он у тебя?

Молча продемонстрировал ей диск на открытой ладони.

– Дай скорее!

Она скромно взяла меня за руку, а другой потянулась к артефакту. Я не стал сбивать ее с толку дурными подозрениями. Шло время, но ничего по-прежнему не изменилось. Моя волчица даже зажмурилась от напряжения, затем растерянно посмотрела на артефакт и подняла на меня перепуганный взор:

– Кажется, что-то не так…

Не успел я ответить, как снаружи раздался знакомый уже голос:

– Шаман! Шаман, ты здесь?

– Спокойно, – подтолкнул Халли к выходу и поудобнее перехватил рогатый череп.

За дверью нетерпеливо переминался давешний знакомец:

– Шаман, Кхамлэ уже бесится. – Культист опасливо посмотрел по сторонам. – Постой, ты же не…

Договорить ему не дал. Размахнувшись посильнее, с разворота ударил рогами. Парень оказался зажат в «рогатый капкан», сорвал с меня маску и пробежал по инерции несколько шагов, огибая нас с Халли. Самые длинные отростки рогов попали в промежутки между прутьями клетки и застряли, намертво пригвоздив фанатика. Не дожидаясь, пока тот опомнится, ударил ладонью в нос. Голова культиста дернулась и поникла. Не издав больше ни звука, он обмяк.

– Идем, – не позволив Халли слишком долго смотреть на убитого, ухватил под руку.

– Мертв… – констатировала она чересчур будничным голосом, за которым почудилась зарождающаяся паника.

Вот уж нет! Времени и так в обрез, только женской истерики не хватало. Осмотрелся по сторонам и потянул девчонку за собой.

– Давай это обсудим позже.

Я вдруг почувствовал небывалый прилив сил, потому все мои способности работали отлично. Звериные нюх, зрение и чутье подсказали: впереди никого нет, путь свободен. Странно, но в лесу я тоже не ощущал присутствия людей. Почему они не выставили часовых? Чудился подвох.

– Райд. – Халли стиснула сильнее мои пальцы, на ее личике читалась плохо скрытая тревога. – Райд, он все равно не работает! – Окончательно затушив едва теплящуюся надежду, она продемонстрировала злосчастный ключ-портал.

– Выброси этот мусор! – сдержав ругательство, что так и рвалось с губ, снова потащил ее за собой.

– Я и сама могу идти! Не маленькая! – буркнула моя волчица, не то зло, не то обиженно зыркнув исподлобья.

Времени играть в гляделки не было.

– Не отставай!

Побежал вперед.

– В ипостаси будет быстрее, – предложила Халли.

– Подожди! Зверя легче подчинить. – Я вспомнил, как быстро ее скрутили, стоило только обернуться волчицей.

Мы переговаривались тихо – обостренного слуха было достаточно, чтобы даже на бегу расслышать шепот.

– Стой! – предупредил я, но одновременно и сама Халли ухватила меня за руку, останавливая.

И чего так укоризненно смотрит, будто что-то не то сделал?

– Барьер!

Белесое, едва заметное в темноте марево растянулось перед нами туманом, отрезав поляну, где обосновались культисты, от Чащи. Вот и объяснение, почему нет дежурных, – лагерь обнесен барьером.

– Если к нему прикоснуться…

– Да-да. Поднимется тревога. А то я не знаю.

Казалось, Халли раздражается все сильнее. И куда подевалась та нежная перепуганная девочка, несколько минут назад искренне радовавшаяся тому, что я выжил?

Раздражение передалось и мне. Глубоко вздохнув, стиснул зубы, думая, что же делать дальше, и тут осенило.

– Подожди-ка! – выудил из кармана связку ключей, что забрал у оленерогого.

Брелок, на который не сразу обратил внимание, действительно оказался ключом для барьера. Причем самодельным и совершенно нелегальным. Не может быть! Но почему? Еще одна загадка, над которой стоит подумать позже.

– Откуда у тебя это?

– Забрал у мужика с оленьими рогами. Вопрос, откуда это у него. А главное – зачем?

– Ты его тоже убил?

– Какая разница, кто из этих мразей сдохнет, а кто нет?!

Ревность ледяным комом заворочалась в груди, стоило вспомнить симпатичного зубоскала. И правда, от подобных женщины тают. Наверное, такие вот и вербуют людей, брызжа харизмой во все стороны. Обещают с три короба, а простаки и рады верить… Чего уж! И сам поддался. Вон даже не убил, хотя была возможность.

– Никакой! – холодно отрезала Халли и отвернулась, осматриваясь.

Вот и хорошо. Пусть лучше злится, чем истерит, а я пока попробую найти место, где открыть проход. Рассматривая, вертел устройство в пальцах. Уж больно сомнительно выглядел кустарный ключик. Две половинки плохо отшлифованного металла и неровная прослойка белого камня, с виду напоминающего дымчатый кварц. Впрочем, могу и ошибаться – из меня тот еще артефактор. Все это было соединено двумя серебряными штифтами, а третий, похоже, потерян. Отверстие от него использовалось для крепления к кольцу для ключей.

При ближайшем рассмотрении барьер тоже показался так себе. Не позволит снаружи проникнуть зверю или человеку, но будь рядом опытный сияющий… Я еще раз с сомнением осмотрел ключ, поскреб ногтем неровный край белого камня, выпирающий за контур. Плохо, настолько небрежно выполненный артефакт может и не сработать. Зашлифовать бы хоть немного для пущей надежности, да нечем и некогда. Того и гляди, обнаружат побег, если оленерогий не поднимет тревогу раньше.

– Ну? Чего возитесь, лорд Эллэ? – поторопила маленькая волчица.

– Сейчас. Нужно найти подходящее место.

– Помочь можно?

Я уж хотел было сказать, чтобы не мешала, но передумал. Она явно боится, несмотря на полное ментальное молчание, а дело поможет отвлечься.

– Вы уже изучали теорию устройства барьеров? – зашел издалека.

Судя по тому, что Халли молча развернулась и побрела вдоль белесой полосы, – либо изучали, либо она обиделась. Я принялся осматривать землю там, где с нею соприкасался барьер. Неизвестно, как глубоко внутрь он уходит.

– Сюда! – почти сразу позвала девчонка, призывно махая рукой. – Скорей!

Я и сам понял, что лучше поторопиться, – в лагере послышались гневные крики. Кто-то протяжно засвистел. Халли указывала на пышный куст, половина которого располагалась по ту сторону барьера.

– Ну надо же!

Продолговатый, похожий на игрушечную трость жезл-генератор просто установили в разветвлении стволов – культисты не особо старались.

– Ты… вы сейчас чему удивились, лорд Эллэ? – Вопрос был задан явно с подтекстом.

Сузив глаза, Халли смотрела чуть исподлобья, а от ее обращения меня отчего-то покоробило. Ладно. Позже будем выяснять отношения.

– Обычно их втыкают в землю. Чаще – полностью, вместе с навершием, для маскировки, так, чтобы видно не… – Я осекся, новыми глазами взглянув на маленькую волчицу, и улыбнулся. – Молодец!

Она только фыркнула и многозначительно приподняла брови.

Ну конечно! Ведь и правда так учат, и я повелся. Еще долго присматривался бы, где копать, даже не догадываясь поискать в другом месте.

– Откуда такие познания? – буркнул слегка уязвленно.

Не каждый день щелчок по носу от девчонки получаешь.

Халли только пожала плечами и тревожно посмотрела в сторону лагеря.

– Кажется, наш побег обнаружили.

– Ничего удивительного.

Не мешкая, снял портальный ключ со связки и погрузил в магическое поле рядом с жезлом-генератором. По логике, должна была отключиться всего одна секция. Она и погасла, освободив проход, но одновременно раздался звон, сигнализирующий о нарушении целостности барьера. Тревога орала, а секции принялись гаснуть одна за одной.

– Ну и ладно, нет худа без добра. Может, хотя бы не сразу догадаются, где именно мы выбрались, – постарался успокоить девчонку, однако никакой уверенности сам не испытывал.

Стоило дымке рассеяться, Халли подхватила длинный подол и, как по команде, сорвалась в Чащу. Зашвырнув связку ключей подальше, поспешил по ее следам.

– Сюда! – догнав, увлек за собой, огибая толстый, покрытый рыжим мхом ствол дерева. – Смотри внимательно по сторонам! Если скажу бежать – беги. Если скажу упасть – падай. Даже если прикажу сесть и пописать, садишься и…

– Не надо меня волочь!

Несносная девчонка выдрала руку и перекинулась. Я не успел ее остановить.


Глава 3

Халли Эрпи

– Халли! – негромко донеслось в спину, но, не в силах остановиться, я бежала вперед.

Да, веду себя глупо. Знаю, но ничего не могу поделать. И ведь прекрасно понимаю: сейчас не самое подходящее время затевать свары и показывать характер, но…

Сумбур, что творился в душе, совершенно не поддавался логике, и это еще больше сбивало с толку, а в зверином обличье, по крайней мере, не приходилось бороться со слезами, подступившими к горлу удушливым комом. Но разреветься у лорда Эллэ на глазах не могу, не прощу себе подобную слабость, уж пусть лучше решит, что у меня не все дома.

Но ведь Райд и сам хорош!

Вспомнилось сосредоточенное лицо оборотника, который, всматриваясь в густые заросли, с важным видом изрекал нелепые указания.

Да он разговаривал со мной, точно с неприспособленной глупышкой! Похоже, равняет с беспомощными курицами, которые и шагу не могут ступить без указки!

Я неслась вперед, инстинктивно избегая опасностей, что скрывала Чаща. Волчий нос улавливал и классифицировал десятки запахов, ухо – сотни звуков, мгновенно анализируя, разделяя и то и другое на опасные и неопасные. Несмотря на то что растительность вокруг была непривычной и совершенно иной, чем в северных районах, инстинкты работали отлично. Пожалуй, только влажный воздух мешал дышать полной грудью, да чрезмерно густой тенелюбивый подлесок замедлял передвижение и таил ловушки. Шестое чувство позволило вовремя заметить и обогнуть заросли кустарника с ядовитыми колючками – запах тухлятины из-под корней однозначно намекал на то, что приближаться к красноватым, угрожающе торчащим во все стороны иглам не стоит.

Ловчую сеть паука-плакальщика тоже миновала благополучно. Свет звезд проникал даже под многоярусный растительный полог, и восьминогого охотника выдал блеск четырех пар глаз, проводивших меня как будто с тоской. Хорошо, что эти членистоногие живут и охотятся поодиночке. Впрочем, одна-две особи не слишком опасны для человека или зверя, несмотря на внушительные размеры, но вот прилипнуть к прочной, измазанной клейким секретом паутине – то еще удовольствие. Запутаться можно конкретно, и если неудачника не сожрут, то покусают точно – зачастую поблизости дежурят целые стаи маленьких ночных хищников-симбионтов.

К слову, в Чаще редко бывает темно по-настоящему, хватает источников вроде светящегося мха, ночных мотыльков, цветов или грибов. Да и волчье зрение помогает, так что ночь передвижению не слишком препятствовала.

Вскоре гладкие стволы расступились, но я далеко не сразу осознала, что остановилась прямо в центре небольшой поляны, а следующий шаг никак не удается сделать – лапы будто приросли к земле. Вместе с тем и разум точно влип в паутину, тупое безразличие неумолимо овладевало мною, призывая лечь и ни о чем не думать.

Что за?!

Стоило попытаться стряхнуть уже знакомое отвратительное ощущение, начать сопротивляться, как воздействие лишь усилилось. Я норовила плюхнуться брюхом на землю вопреки голосу благоразумия. Охватил страх – это так же, как и тогда! Снова кто-то берет меня под контроль! Ужасное чувство паники, точно отнимают сокровенное!

Грозно зарычав, оскалилась и встала, превозмогая боль в мышцах.

– Ах ты! – грязно выругавшись, из зарослей показался невидимый ранее человек. Я совершенно его не почуяла до того мига, как он появился.

Лицо, как водится у культистов, скрывала маска, у этого она была с бараньими рогами, витыми и тяжелыми.

Не помню, видела ли его в лагере раньше, но он определенно маг крови. Сколько же их у культистов?! Хотя какая разница, если и одного хватит, чтобы меня сломать. Звериные инстинкты вопили об опасности: беги или убей! Я же не могла сдвинуться с места. Всего-то и осталось пугать угрожающим рыком, скалиться пострашней и не подавать виду, что внутренняя волчица в ужасе. Сохранить остатки разума помогала только человеческая сущность.

И все же удалось сделать шаг вперед. Фанатик растянул губы в напряженной улыбке. Звериные глаза отстраненно зафиксировали, как из-под маски на землю упала капля. Уши уловили едва слышный звук падения, нос определил – пот.

Значит, не зря борюсь! Ему тоже нелегко приходится!

Открытие подбодрило и придало сил: надо только понять, как именно сопротивляться, у меня есть шансы!

Похоже, мысль оказалось верной, мне даже удалось сделать шаг, но лапы внезапно отказали, вынуждая шлепнуться животом оземь. Острая боль едва не разорвала голову, но отпустила прежде, чем я успела отключиться.

Тому причиной, несомненно, стал лорд Эллэ. Оборотник бесшумным вихрем вырвался из кустов и мгновенно свернул рогатому голову. Деловито оттащив в сторонку, спрятал труп в зарослях цветущей акации, а затем пошел ко мне. Все это время я не могла заставить себя подняться. Видимо, сказались последствия грубого воздействия. Кое-как сконцентрировавшись, направила все силы на восстановление повреждений. Начала с головы – в череп точно кипятка налили. Микротравмы поддались на удивление легко, да и энергии вокруг оказалось в достатке. Растения тут, на юге, небывало отзывчивые, они щедро, почти что радостно делились накопленным. К тому моменту, как Райд приблизился, уже сумела подняться. Серые глаза обеспокоенно осматривали местность и лишь раз коротко глянули в мою сторону.

– Оставаться в волчьем обличье сейчас слишком опасно, так им легче взять нас под контроль.

Я вернула себе человеческий облик, слишком поздно сообразив, что остатки хламиды, в которую меня вырядили культисты, валяются где-то в лесу.

– Сможешь идти? – спросил лорд Эллэ и, поспешно стащив с себя футболку, одним ловким движением натянул ее на меня. Пробормотал под нос: – Ну вот, теперь и я смогу. Наверное…

Покраснев как рак, просунула руки в рукава и оправила край футболки. К счастью, длины хватило, чтобы прикрыть пятую точку. Подняла взор, но, не в силах выдержать пристальный взгляд серых глаз и испугавшись эмоций, что они излучали, снова уткнулась в землю.

– Идем. – Райд осторожно взял меня за руку и потянул, но не так, как тогда, а будто уговаривая, убеждаясь, что я согласна.

После короткой, но весьма поучительной встречи с магом крови спорить и доказывать свою самостоятельность как-то сразу расхотелось, но слова благодарности все равно не шли с языка, застревая в комке, что, кажется, навечно поселился в горле.

Ладно, будет еще подходящий момент для извинений…

Ступали бесшумно, привычные передвигаться по лесу. Тяжелые ботинки лорда Эллэ совсем не мешали ему быть легким словно тень. В какой-то момент я даже расслабилась, перестав следить за дорогой. Идти босиком по лесу было не слишком удобно. Приходилось внимательно смотреть, куда поставить ногу. Может, стоило снять обувь с того культиста? Нет! Я хорошо разглядела огромные ступни, когда Райд волочил тело. Вряд ли смогу так же бесшумно и быстро двигаться в обуви, которая настолько велика для меня.

От созерцания осторожно, но уверенно переступающих мужских ног перешла к тому, что повыше. Туда, где многочисленные карманы штанов цвета хаки переходили в широкий прочный ремень. Вот даже странно – у меня все, что было, отняли, а у него остался полный комплект. Где, спрашивается, справедливость? Свободная рука – та, что не покоилась в сильных пальцах лорда Эллэ, – огладила мягкую ткань футболки. Она еще хранила тепло и запах мужского тела, и ноздри против воли затрепетали, жадно втягивая воздух, пока я украдкой продолжала любоваться обнаженным крепким торсом. А главное, волчица молчит точно пришибленная, так что на нее не свалишь. Ничего звериного, все мысли – мои собственные!

Великая Мать! Почему так не к месту?

– Тсс! – Райд резко остановился и сжал мою руку. – Слышишь?

Но я и сама уже остановилась, нехотя убирая руку из теплой ладони, – в такой момент для обоих важна свобода действий.

А опасность была. Да еще какая! Преследователи возникли точно из ниоткуда. Миг назад их присутствие совершенно не ощущалось, зато теперь стало ясно: за нами отправился весь лагерь, так их было много! С людьми шли и контролируемые ими звери, готовые наброситься по команде погонщиков.

Как им такое удалось? Как сумели подобраться к нам, оборотникам, незаметно? Не иначе снова какая-то хитрость!

– Халли. – Ухо обожгло горячее дыхание, заставив вздрогнуть. – Только не перекидывайся! – торопясь, зашептал Райд. – Я видел, в человеческом облике им с тобой сложнее справиться.

Не сговариваясь, сорвались с места. Бежали туда, где инстинктивно ощущался просвет в неумолимо смыкающемся кольце. Преследователи не отставали и больше не скрывались. Угрозы, ругань, требования сдаться неслись в спину сплошным потоком.

– Остановитесь, не то хуже будет!

– Халли, вернись, и мы пощадим твоего дружка!

– Угу! – на бегу выдохнул Райд, одной только интонацией выразив всю степень доверия к подобным обещаниям, весьма невысокую.

– И не собиралась! – буркнула, с упреком глянув на него.

Не бежали – летели бок о бок что есть сил, не замечая препятствий и уже совершенно не задумываясь о том, чтобы скрываться. Важнее было просто разорвать дистанцию между нами и теми, кто загонял нас точно зверей. Как назло, местность пошла неровная, каменистая, теперь каждый шаг таил двойную опасность. И, кажется, мое везение закончилось – босая нога поскользнулась на густом мхе, скрывавшем выступающий из земли валун как раз в момент, когда собиралась оттолкнуться и перепрыгнуть небольшой овражек. Райд подхватил под локоть вовремя. Пролетев метра полтора, приземлились на другой стороне и, не останавливаясь, рванули дальше.

– Сюда! – потянула лорда Эллэ за руку, меняя траекторию.

Как-то слишком самонадеянно он чесал прямо к густым зарослям лавровишни, а ведь прекрасно видно, что плотные листочки усеяны подозрительными темными пятнами. Тут же обоняния коснулся нехарактерный запах миндаля, подтверждая мою правоту.

– Растения заражены!

Тихо ругнувшись, Райд не стал противиться и последовал за мной. Вот не поняла! Это он из-за собственной невнимательности или из-за моей бесцеремонности? Не важно. Главное, уберегла нас от ожогов и отравления, и так у нас слишком много открытых участков тела для безопасного путешествия по Чаще.

Покосилась на оборотника, который как-то слишком уж шумно втягивал ноздрями воздух. Показалось или он утомился? Заметив мой взгляд, лорд Эллэ нахмурился.

– Смотри лучше под ноги! Не отставай!

С разбегу он шлепнулся на землю, щучкой нырнув в длинный узкий просвет, обнаружившийся в зарослях можжевельника. Здесь вниз уводила звериная тропа. Успев узреть, как он катится вниз будто с горки, перекинулась в последний момент. Не бороздить же голым задом каменистую землю? Очутившись по ту сторону, мгновенно вернула себе человеческое обличье, и возмущение, мелькнувшее было во взгляде оборотника, угасло, стоило ему поймать мой укоризненный взгляд.

– Не подумал, прости.

Лорд Эллэ указал глазами на скудный «наряд», в который я была им же самим облачена, а в следующий миг стремительно шагнул навстречу. Обнял левой рукой за талию и, продолжая движение, отшвырнул меня в сторону. Одновременно другой рукой попытался остановить горного леопарда. Тяжелая туша опрокинула его навзничь. Брызнула алая кровь, когда острые клыки вспороли плоть. Пятнистая кошка тут же обмякла, сраженная мощным ментальным ударом, но досадной заминки хватило, чтобы свести на нет все наше преимущество. Погонщики спустили контролируемых ими зверей, и первый уже нас настиг – все же животные вольготней чувствуют себя в Чаще, чем люди. И даже чем оборотники. Навалившись скопом, они если не разорвут сразу, то точно сумеют задержать до подхода погонщиков, так что нужно пошевеливаться.

Собрав волю в кулак, побежали дальше. Мелькали поросшие мхами стволы деревьев, то и дело преграждал путь колючий кустарник, под ногами хрустело каменное крошево, больно впиваясь в саднящие стопы, а я изо всех сил старалась не замечать неудобств, сосредоточившись на том, чтобы двигаться как можно быстрее. Теперь я бежала впереди, Райд, ругаясь сквозь зубы, подотстал, пытаясь на ходу подлечить рану, но у него это слабо получалось. Кровь продолжала сочиться, и алые капли падали на землю, оставляя яркий след. Плохо! Мало того что запах гарантированно привлечет охотников, так есть еще опасность подхватить самого обычного волосяного червя. Тонкое, что волосок, беспозвоночное, попадая в рану, проникает в тело и выделяет токсин. Это приводит к гибели, если вовремя не обратиться к врачевателям. Брр! Лучше уж встретиться с хищником.

Местность ощутимо пошла вниз, образуя узкую тропу между непроходимыми зарослями колючего можжевельника справа и отвесной скалой, что вырастала по левую руку. Густой, смолистый, с дымком запах проникал в ноздри, обволакивая нутро и забивая все остальные напрочь. Вдруг инстинкты завопили об опасности, я резко остановилась. И вовремя. На выступе, что нависал прямо над тем местом, где мы должны были пройти, готовился к прыжку еще один горный леопард. Не раздумывая, оглушила животное ментальным ударом чуть раньше, чем то успело напасть. Зверь расположился далеко от края, чтобы не свалиться вниз, и я порадовалась, что смогла сохранить ему жизнь. Прости, кошак! Очнешься злым, зато свободным от пут чужой воли.

Заросли отступили в сторону, выпуская на простор. Теперь можно было выбирать, куда двигаться дальше. Повернулась к лорду Эллэ. Тот прижался к скале в нескольких метрах позади и, пытаясь отдышаться, согнулся пополам. Приближаясь, украдкой осмотрела его раны. Царапины, оставленные когтями на спине, больше не кровоточили, а вот рана на руке выглядела плохо, если в ближайшее время не доберемся до врачевателя, останется шрам.

Зажмурив глаза, как следует принюхалась, пытаясь вычленить нужный мне запах влаги. Есть!

– Здесь неподалеку должен быть ручей или озерцо. Идем?

Убедившись, что я права, лорд Эллэ тепло улыбнулся:

– Молодец!

Передышка пошла нам на пользу. Райд уверенно зашагал в сторону от скалы, огибая заросли можжевельника, а вскорости мы вновь вышли на звериную тропу. Похоже, она вела к водопою – следы стали разнообразней, и отпечатки лап перемежались с отпечатками острых копыт. Свернув по ней, вскорости услышали вдалеке журчание. От навалившейся усталости двигались медленно, к тому же приходилось внимательнее высматривать опасность. И не зря. Пока добрались до ручья, по пути вырубили еще трех леопардов, а у самой воды нас поджидала стая волков. К счастью, энергии на ментальные удары, пусть и не столь сильные, пока хватало, и потерявшие связь с погонщиками животные, ошалев, передрались между собой. Гвалт поднялся невообразимый! Звуки разносились далеко, теперь вряд ли остались сомнения, где именно нас стоит искать.

– В следующий раз попытаюсь перехватить контроль.

Райд пожал плечами, а затем кивнул, соглашаясь.

– Нам просто повезло.

И правда, мощный ментальный удар требовал хорошей подготовки, а волков было многовато, и все как один – матерые. Оставшись без контроля, они вполне могли наброситься и на нас. Осторожно, чтобы не привлекать внимания, мы ретировались. Подойти к воде снова рискнули только тогда, когда дерущиеся звери скрылись из виду.

Вода в кристально чистом ручье, берущем начало где-то в высокогорье, была до жути холодной, но я пила и не могла остановиться. Утолив жажду, освежила лицо. Дождавшись, пока и Райд напьется, осторожно коснулась его плеча:

– Надо бы промыть.

Оборотник резко вскинул голову, ответив таким взглядом, что я внезапно для самой себя стушевалась. Пискнув: «Я сейчас!» – срочно ретировалась, неуклюже пряча обуявшую трусость за бурной деятельностью. Было и что-то еще, что я не могла себе объяснить.

Так-так-так! Что это такое?

Стоп! Отставить странности и глупости!

Усилием воли привела мысли в порядок. Нужно в первую очередь думать о насущном и как можно скорее обеззаразить рану.

– А для этого нам подойдет… Подойдет… – принялась осматриваться. Желтые звездочки арники обнаружились почти сразу. – О!

Бросилась к живописной россыпи цветов, усеявшей берег. Хотя травка еще не вошла в силу, да и не сезон сейчас для сбора, все же это лучше, чем ничего. Сыпанув в рот целую горсть бутонов, принялась жевать, морщась от неприятного вкуса, и поспешила назад. Райд уже успел промыть рану и теперь внимательно ее осматривал.

– Дай-ка! – ухватив лорда Эллэ за запястье, бесцеремонно приложила получившуюся кашицу к поврежденному месту.

Какое-никакое, а все-таки лекарство и антисептик.

– Гадость! – скривился оборотник и прикрыл глаза.

Не удержавшись, воспользовалась этим моментом, чтобы сплюнуть в сторону горькую слюну. Да уж, вряд ли Райд привык к таким варварским методам, имея возможность посещать императорского лекаря. Я все еще не отняла руки, которой прижимала кашицу к ране, – грех было не влить немного энергии жизни, как нас учили на уроках первой помощи. Затем ловко перевязала рану широким и длинным листом осоки-реликта, в изобилии росшей по берегу. Ну вот, продемонстрировала, что по врачеванию у меня высший балл не просто так.

– Готово! – выпустила «жертву».

Райд усмехнулся и покрутил рукой, проверяя повязку.

– Спасибо. Пора уходить, и так сильно задержались.

Согласно кивнув, предложила:

– Лучше двигаться по воде. Собьем со следа хотя бы животных, – поежившись, глянула на прозрачные струи, перекатывающиеся на круглых скользких голышах.

– Есть у меня некоторые сомнения… – задумчиво протянул Райд. – Если культисты знают местность, подобное ухищрение нам мало поможет. Достаточно, чтобы среди этого отребья нашелся один-единственный толковый следопыт.

С одной стороны, меня так и подмывало согласиться на любой вариант, отличный от того, что сама предложила, – уж больно не хотелось лезть босиком в ледяную воду, но с другой…

– А ты что думаешь?

Вместо ответа лорд Эллэ прищурился, уставившись куда-то мне за спину. Обернувшись, увидела крадущегося горного льва, что подбирался к нам с подветренной стороны. Тяжелые лапы грациозно переступали, ни один камушек не шелохнулся, выдавая присутствие зверя, пока тот неумолимо сокращал расстояние до жертв. Неверный свет ночной Чащи струился по песочно-желтой шерсти. Глаза смотрели холодно и расчетливо, отражая в темноте расширенных зрачков смерть. Несмотря ни на что, замерла, залюбовалась красотой и величественностью истинного хищника.

– Хал… – хотел было позвать Райд, но осекся, среагировав на поднятый указательный палец.

Я уже неспешно шла навстречу львице, копируя ее мягкую поступь. Не отводя глаз, не пряча рук, не моргая. Потянулась сознанием и тут же нащупала грубые ментальные путы, что причиняли боль, стоило проявить своеволие. Вот как, оказывается, действуют погонщики! Медленно вдохнула и выдохнула, приступая к работе. Львица, рыкнув, мотнула головой и замерла. Невероятно, но животное излучало надежду, одновременно я узнала о двух напуганных голодных крохах, что ждут не дождутся свою маму с добычей…

От идеи перехватить контроль и направить зверя против врагов отказалась. Не могу я так поступить с бедолагой, которой не повезло оказаться не в том месте и не в то время. Ни с ней, ни с кем-то еще!

Со всей осторожностью, на которую только была способна, освободила львицу, стараясь не причинить ей боли и вреда. И, кажется, мне удалось.

– Райд, получилось!

Проводила взглядом скрывшийся в зарослях хвост, украдкой смахнув набежавшие слезы, и повернулась к лорду Эллэ.

– Не стала ее подчинять?

Не в силах внятно изъясняться из-за обуявших эмоций, лишь покрутила головой.

– Ладно, – понял меня по-своему лорд Эллэ. – Думаю, идея с ручьем вполне годится, а там посмотрим.

Я почти решилась ступить в ледяную воду, даже живот свело от «предвкушения», как вдруг меня подхватили на руки, не дав коснуться поверхности даже пальцем.

– Э нет! Вода холодная, а ты босиком, снова все вокруг соплями затопишь.

– Когда это я…

– Тсс! Веди себя смирно, – перебил меня Райд и, легонько подбросив, перехватил поудобнее. – Держись крепче, не то уроню.

– Я же легкая, сла-а-абак! – подколола я, однако с затаенной радостью исполнила просьбу, прижавшись щекой к теплой груди и обвив руками могучую шею оборотника. Великая Мать, разве бывает так хорошо только от возможности касаться того, кто небезразличен?

– Ага, другое дело! – одобрил тот и, глянув на меня сверху, улыбнулся как-то по-особенному светло, но тут же все испортил: – Имей в виду, если понадобится освободить руки, я тебя брошу.

Он угрожающе подкинул меня, будто собираясь исполнить задуманное, и тут же, противореча собственным словам, крепко прижал, на корню задавив слабую попытку вырваться. Замерла, прислушиваясь к новым ощущениям. Нет, меня не первый раз брал на руки парень, но сейчас это было совершенно иначе.

По-особенному.

До мурашек и щемящего где-то внутри удовольствия.

Даже моя волчица воспрянула и встряхнулась, приводя в порядок шерстку. После всего случившегося хотелось прижаться к Райду крепче, раствориться в тепле обнаженного тела. Забыть о культистах. О погоне. О том, что мы в Чаще. О его раненой руке…

– Рука! Милорд Райд, довольно рисоваться! – зашептала угрожающе. – Поставь меня немедленно!

– Я не рисуюсь, студентка Эрпи, – дразня, ответил в тон оборотник. – Тут кроме холодной воды еще и камни, такие острые, что через подошву чувствую, а ты босиком. Смотри вокруг и не отвлекай по пустякам. Если поскользнусь – обоим не поздоровится.

Изловчившись, глянула через плечо вниз. Прочные непромокаемые ботинки ступали споро, но осторожно, проверяя надежность каждого камня. Округлые голыши с завидной частотой перемежались крупными осколками скальной породы, острые грани которых резко выделялись в неверном свете. Пройдет еще много времени, прежде чем их сгладит, отшлифует течение.

– Как скажешь, – согласилась я.

Стараясь не слишком забываться, сосредоточилась, направив все внимание на то, чтобы не проворонить опасность. Так прошло навскидку около получаса или немногим больше. Ручей становился все шире, постепенно превращаясь в речушку, а журчание усиливалось. Шум не только заглушал наши шаги и дыхание, но и мешал слышать происходящее вокруг. Я так никого и не приметила, но значит ли это, что наш план – сбить погоню с толку – удался?

– Все. Дальше, пожалуй, пойдем вдоль берега.

Райд широко шагнул, выбираясь из воды, пошатнулся, неловко наступив на очередной голыш, но удержался на ногах.

– Поставь меня наконец! Ты устал.

– Конечно, устал, – согласился со мной оборотник. – Культисты тебя вон как раскормили. Помнится, когда ловил во время ночного полета, и то полегче была. Такая, как сейчас, раздавила бы в лепешку.

Я даже дар речи потеряла. Это что, лорд Эллэ шутить изволит? Отчего-то намек на лишний вес оказался настолько же обидным, насколько неожиданным. Нет, ну бюст у меня действительно великоват для моего телосложения, да и бедра тоже… Ну вот! Впервые в жизни чувствую себя толстой.

– Придурок! И что только они все в тебе находят?

Хмыкнув, Райд изогнул бровь.

Толкнув лорда Хама в грудь, вывернулась из его рук и отскочила подальше, гневно сопя, и тут же испугалась своих слов и поступка. В конце концов, между нами такая социальная пропасть, что подобное поведение может быть расценено как недопустимое. Да и вообще, отпрыск славного рода Эллэ здесь из-за меня, рискует жизнью и к тому же ранен.

Великая Мать! Н-да… Поздновато я об этом вспомнила. Наверное, стоит извиниться и надеяться: все, что было в Чаще, останется в Чаще… Ну же, Халли! Он просто тебя подколол, это нормально. Парни, даже великовозрастные, любят идиотские шутки. Осознав, что приняла все близко к сердцу, пыталась себя уговорить, но слова извинения так и не шли.

– Халли, да ладно тебе, я ведь пошутил. – Райд подошел и остановился рядом.

Потянулся рукой, желая коснуться моей щеки, я увернулась раньше, чем сама осознала, но тут же затравленно посмотрела на него. Райд поймал этот взгляд, и, что удивительно, в его серых глазах больше не было веселья, скорее тревога и, как мне показалось, затаенная горечь. Видимо, неприятно удивила подобной незаслуженной грубостью после всего, что он сделал. Может, даже окончательно разочаровала, но…

Чтобы позорно не разреветься от нахлынувших эмоций, предпочла побег. Трусливо топала вглубь Чащи, шмыгая носом и впиваясь ногтями в ладошки. Нет уж! Вот вернусь домой, запрусь в спальне, тогда и наплачусь в подушку, чтобы никто не видел. Но только не здесь! Не при нем!

– Халли, постой! – окликнул Райд. – Прости, неудачно пошутил, но согласись, сейчас не время для пустых обид. Давай забудем или обсудим после, если захочешь.

Да. Все верно. Лучше после. Сейчас и слова не выдавлю, сколько ни старайся. Остановилась, не забывая осматриваться и продолжая впиваться ногтями в ладони, чтобы отогнать подступившую истерику. Весь правый берег реки заливал бледно-сиреневый свет, сменивший привычный глазу зеленовато-желтый. С раскидистых ветвей щедрыми гроздьями свисала вистерия, похожая на виноградные грозди, у которых вместо ягод – цветы. Убранство получилось столь богатым, что толком было неясно, какие именно деревья лиана облюбовала. Видеть подобное мне доводилось только в оранжерее академии, но там просто живописная композиция, а здесь – заросли! От представшего взору великолепия даже обида отошла на задний план, уступив место искреннему восторгу.

– Правда, красиво? – Лорд Эллэ остановился рядом, и я, не желая вспоминать о размолвке, кивнула.

Мы углубились в сказочной красоты лес, удаляясь от реки. Я без устали восхищалась пейзажем, вдыхая сладковатый аромат цветов, отдаленно напоминающий акацию, только тоньше и благороднее, что ли. Стараясь не слишком расслабляться, судорожно пыталась вспомнить, какие опасности могут таить подобные места, но ничего особенного на ум так и не пришло. Здесь немудрено наткнуться на крупного хищника, как и в любом месте Чащи, или могли обустроить гнездовье пауки-сонники. А вот ядовитые мхи рядом с вистерией не растут, приятный запах, как ни странно, отпугивает ядовитых насекомых, привлекая лишь ос или пчел.

Поднявшись на цыпочки, попыталась дотянуться до одной из цветочных гроздей. Эх, высоковато! Чтобы сорвать хоть один цветок, придется подпрыгивать. Уж больно хотелось рассмотреть это чудо поближе.

– Эй! – тихонько привлек внимание шедший чуть впереди Райд и махнул рукой, подзывая.

Лорд Эллэ улыбнулся и протянул руку, легко достав до ветки, которую облюбовали сразу несколько пышных соцветий вистерии.

– Хорошо быть высоким, – пробурчала я, лишь в последний момент почуяв подвох. Но отскочить в сторону уже не успела.

Райд выпустил ветку, и та, спружинив, осыпала все вокруг нежно-сиреневыми мелкими цветами.

Кажется, Райд и сам не ожидал, какой эффект это произведет. Снегопад из мерцающих в воздухе серебристых блесток пыльцы окутал нас плотным облаком, плавно оседая на плечах, волосах и ресницах. Оборотник несколько мгновений пристально смотрел на меня исподлобья, а затем без усилия поднял и поставил на ствол поваленного дерева, возле которого мы расположились.

– Халли, ты самая красивая! Не смей в этом сомневаться. Никогда.

Теперь уже я глядела на лорда Эллэ сверху вниз, и лишь от одного выражения его лица сердце то замирало, то принималось колотиться как безумное. Не поняла, кто начал первым, но от романтичного очарования волшебного места, тонкого запаха цветов и невероятно ласковых губ Райда голова шла кругом, вынуждая вцепиться пальцами в крепкие плечи. Позабыв об опасностях и обидах, отдалась моменту, как никогда раньше наслаждаясь жизнью.


Райд Эллэ

Мерцающие серебром блестки придали облику любимой волшебства, превратив в лесную деву из сказок. Неровно оборванная по краю, перепачканная травой и землей моя же футболка соблазнительно приоткрывала стройные ножки. Растрепавшиеся во время бега волосы сияли в неверном ночном свете Чащи, но еще ярче засияли ее глаза после сказанных мной слов. Я не кривил душой, а сказал только то, что действительно думаю. Халли… Бесхитростное создание, наивное и чистое по сравнению с вереницей крошек и малышек, искушенных в любовных интригах. Она выделялась среди прочих своей первозданной свежестью, будто побег чертополоха среди розовых кустов. Я смотрел и не мог насмотреться, впитывая всеми фибрами образ пары, определенной мне Великой Матерью. И это я еще недавно считал ограничением, ущемлением личной свободы? Теперь уверен, что пронесу его сквозь годы в своем сердце, благодаря богиню за подарок.

Но было и кое-что еще…

Всеми силами старался не подать виду, что засек два силуэта чуть поодаль, позади Халли. Не допустить даже мысли об этом, чтобы не спугнуть. Пусть считают: озабоченный оборотник настолько увлечен интрижкой, что ничего вокруг не замечает. Нежданных гостей выдала пыльца, осевшая на странной маскировке, которая делала их доселе невидимыми. Пыльца едва заметно обрисовала контуры плеч, сгибов локтей, головы. Возможно, сохрани посторонние неподвижность – и совершенно слились бы с лесом, но натренированный глаз невольно зацепился за искажение пространства. Если это не эфемерные лесные духи, о которых рассказывают в детских сказках, то культисты сменили тактику. Похоже, в их арсенале имеются весьма интересные «игрушки» вроде экспериментальных разработок сияющих! Что это, если не засекреченные «Невидимки-2»? А я думал, их еще только тестируют в одной из наших тайных артефакторских лабораторий! Очень плохо!

Халли сама меня поцеловала, и я ответил, крепче обнимая любимую. Прижимая к себе, поощряя, но не перехватывая инициативу. И правда, при иных обстоятельствах романтичнее места для поцелуя не найти, но сейчас приходилось только делать вид, что целиком и полностью поглощен любимой. Будто невзначай, я занял такое положение, чтобы тайком наблюдать за культистами и следить за происходящим. Едва видимые силуэты переминались на месте, не решаясь напасть. Похоже, их и правда только двое. Мне даже показалось, преследователи повернулись друг к другу, и один едва заметно кивнул.

Нужно действовать на опережение, усыпить их бдительность и нейтрализовать как можно быстрее. Я погладил едва прикрытую моей футболкой кругленькую, точно орешек, попку, оголяя ту еще сильнее, вроде этого и добивался, но глухое раздражение зародилось внутри от понимания, что эти невидимые гады на нее пялятся.

Почувствовав напряжение, Халли прервала поцелуй, смутившись, убрала руки, обвивавшие мою шею, и спрыгнула на землю. Я украдкой покосился на наблюдателей. Пыльца почти осыпалась, и я едва видел их. Нужно спешить.

– Знаешь, что мне это напомнило? – начал я, невзначай перемещаясь ближе к отступившей Халли и к преследователям. – Первую ночь.

– Первую ночь?

Повторив за мной пикантное название события, которым каждый год радует студентов академия, любимая стушевалась еще больше. Даже приостановилась, точно не зная, чего от меня ожидать.

– Ага, – кивнул я и, будто заигрываю, снова дернул цветочные грозди вистерии.

Сразу несколько, чтобы облако пыльцы стало погуще. Халли чихнула, а я с удовлетворением отметил, как проявились, обретая относительную видимость, силуэты наших гостей. Культисты все еще мялись на прежнем месте, но моя волчица стояла спиной и их не видела. Немудрено, подготовились они как следует: ни запахов, ни ментального отклика – даже об этом позаботились. И не шумели совсем – дыхания не слышно, опытные. Наверное, давно за нами идут. Хорошо хоть среди них нет ни одного мага крови, уверен в этом процентов на девяносто. В том, что Кхамлэ уже известно, где мы, сомнений тоже нет. Надо убираться скорее.

– Первая ночь – своего рода посвящение для первокурсников. Миграция бабочек всегда впечатляет, но эти предсказания… – Халли покрутила кистью в воздухе, припоминая одно из поверий академии, и процитировала менторским тоном, явно копируя кого-то из преподавателей: – Иногда бабочки кого-нибудь выбирают и осыпают волшебной пыльцой с крыльев. Серебряные пророчат взаимную любовь. Красные – власть. Желтые – успех в карьере. Синие – разрешение какой-то серьезной проблемы, а зеленые – долгую жизнь и увеличение магического потенциала. – Она некоторое время серьезно смотрела на меня, а потом усмехнулась: – Ты что, и правда веришь в этот бред?

Неожиданно сварливый тон, которым она выдала последнюю фразу, заставил меня прыснуть. Я сделал новый шаг в сторону незваных гостей, обходя мою волчицу. Отрезая ее от них, одновременно закрыл собой обзор и для Халли.

– Верю.

– Неожиданно. – Она явно сдержалась, чтобы не ляпнуть что-то, по ее мнению, для меня обидное. – Красивая легенда, но и только.

– И я так думал до поры, но лично знаю пару, у которой почти не было шансов. Теперь они вместе.

– Постой! – В глазах любимой зажглось понимание. – Ты хочешь сказать…

– Да-да, Вердерион Норанг и Льяра Яррант. Они самые.

Я принялся беспорядочно дергать ветки здесь и там, подняв в воздух тучу пыльцы, пришлось даже зажмуриться и затаить дыхание. Силуэты снова проявились. Фанатики постарались аккуратно выбраться за пределы серебристого облака. Наверное, заметили свою ошибку. Жаль. Значит, у меня больше нет времени на раздумья. Главное – убрать подальше отсюда Халли. Неизвестно, какие еще у них в рукаве козыри, после «Невидимки» уже и не знаю, чего еще ждать.

– Ты иди потихоньку, я догоню, – сказал как ни в чем не бывало и тут же понял: не аргумент.

– Зачем? – Она даже не подумала выполнить просьбу, уставившись на меня с подозрением.

Пожав плечами, потянулся к ширинке.

– Не знал, что ты из этих, которые посмотреть любят. Но для тебя я и на это готов. Наслаждайся.

Покраснев точно ошпаренная, моя волчица отвернулась и быстро зашагала прочь. Вот и отличненько! Чтобы не разочаровывать тайных зрителей, продолжил возиться с ширинкой, когда понял – один направился за Халли, а второй остался рядом со мной. Ну что ж, разделив врага, с ним можно расправиться быстрее…

– Эй, детка, классная задница!

Как и надеялся, сработало! Наблюдавший за мной фанатик повернулся волчице вслед. Я успел скользнуть за ближайший ствол дерева. Упустивший меня из виду культист-невидимка заметался, пытаясь понять, куда пропал объект. Ага! Он не может учуять меня на расстоянии, а значит, обычный человек. По крайней мере, шейные позвонки у него хрустнули, как у обычного.

Запомнив место, где оставил труп, бросился за Халли. Она не успела отойти слишком далеко. Убить второго фанатика оказалось не сложнее, чем первого.

Некоторое время я осматривался, прислушиваясь и принюхиваясь, но больше никого не заметил.

– Что… Кто это?! – Халли, зябко обхватив себя за плечи, испуганным зверьком оглядывалась по сторонам.

– Все те же. – Я принялся обыскивать тело. – Нужно забрать все полезное, что у них есть.

– У них?!

– Их было двое, кажется.

– Почему мне ничего не сказал?

– Зачем? Ты могла невольно нас выдать.

Глаза любимой сузились, но она промолчала, признавая мою правоту.

Обыск трупа не особо нас обогатил. У культиста ничего при себе не было, не считая тонкого металлического ошейника-артефакта с вставками из округлых голубых камней. Совсем.

Мы поспешили к первому.

– И этот голый! Гадость! – скривилась моя волчица, не в силах сразу отвести глаза от тела. – Эта штука и есть «Невидимка-2»? – Она указала на точно такой же ошейник.

Кивнув, отдал ей тот, что был в руках, и принялся снимать второй. Халли присела рядом, всматриваясь в лицо мертвеца.

– Они оба не лла’эно. Может, у нас получится использовать эти штуки?

– Ты готова снова остаться без одежды?

– Я – да, а ты? – парировала Халли.

Впрочем, мысль была здравая. Мы отошли подальше и принялись изучать трофеи, но, как ни крутили ошейники, так и не поняли, как их включить. Халли ради такого дела даже спряталась за дерево и, сняв футболку, напялила один на шею, чтобы на себе проверить, но ничего не вышло. Меня же смутил один из шести камней – он отличался от прочих и напоминал что-то до боли знакомое.

– Дай-ка, – попросил я, и Халли протянула мне второй ошейник. – И здесь такой же. Смотри!

– Это же…

– Амулет вызова. Уверен на сто процентов.

От тревоги внутри все сжалось.

– За нами уже идут. Думается мне, фанатики хорошо знают эти места. Бежим! – Я спрятал артефакты в большой карман штанов. – Не отставай! – и перекинулся.

Похоже, здесь повсюду были заранее расставлены точки привязки для порталов, или же наши невидимки сейчас постарались. За нами пришли почти сразу. Лес осветился вспышками. Оглянувшись, увидели: преследователи точно горох высыпали из порталов. Рискованно оставаться волками, но так хоть какой-то шанс оторваться.

Больше не оглядываясь, мы припустили изо всех сил. Склон становился все круче, и бешеная гонка грозила закончиться плохо. Даже если нас не догонят, есть риск попросту свернуть себе шею. Тут я больше переживал за Халли. Моя волчица светлой стрелой неслась слева, то взвиваясь в прыжке, то стелясь облачком тумана над землей. Прибавил ходу, обогнав ее немного, далось мне это непросто, уж очень быстрая и ловкая моя девочка. Слух улавливал тяжелое дыхание и топот множества лап и ног позади.

И все же нам повезло, если подобное можно назвать везением. Склон внезапно закончился отвесным обрывом, далеко внизу блестящей черной змеей извивалась река, и свет молодого месяца серебрил ее неспокойную поверхность, выдавая многочисленные пороги.

«Налево!» – скомандовал я, привычно входя в роль вожака.

Халли, не останавливаясь, послушно свернула, лишь задние лапы царапнули когтями по камню. Проводив краем глаза летящее в пропасть крошево, старательно заглушил лишние эмоции. Нельзя транслировать опасения на стаю, только уверенность. «Я знаю, что делать».

Заложив приличный крюк, мы снова возвращались к ручью. Если окажемся быстрыми, будет шанс сбить с толку хотя бы животных. Спуск сменился подъемом, стало сложнее дышать, каждый шаг отдавал в висках уколом раскаленных игл, перед глазами плыло цветное пятно. Самочувствие резко ухудшилось, и я тряхнул головой, чтобы собраться. Не время расклеиваться! Главное – вытащить отсюда Халли.

К неширокой, но бойкой речушке, в которую ниже по течению превратился уже знакомый нам ручей, вышли одновременно с раал’гаром. Отголосок страха, что испытала моя волчица, осел металлическим привкусом на языке. Здесь одними ментальными ударами не обойтись.

«В воду!» – скомандовал я и, не останавливаясь, атаковал зверюгу.

Волк-реликт лязгнул гигантскими клыками в опасной близости, но отличная подготовка и отточенная годами тренировок система боя в ипостаси давали шанс победить превосходящего по силам противника. Тело двигалось по отработанной траектории, не отвлекая разум, мгновенно решая, как лучше нанести удар в уязвимую точку – в нос, живот, скакательный сустав. Я вертелся вокруг юркой лаской. Кровь раал’гара пьянила, будто придавая сил. Убивать его стоит только в крайнем случае, но вот освободить от чужого влияния необходимо.

Виски снова кольнуло, инстинкты забили тревогу – фанатики отстали, но, чую, скоро будут здесь. Впервые задумался, какая дистанция воздействия у магов крови.

Еще раньше появилась контролируемая погонщиками живность. Следуя четко за Халли, на мягких лапах пронеслись три ловчих кошки. Этих никакой водой не обманешь, правда, хороши они только на коротких дистанциях – невыносливые. Проводив их взглядом, пожалел, что не могу, как Верд, ходить тенями.

Зубы сомкнулись, прихватив ухо раал’гара. Глухое рычание волка-переростка сменилось негодующим воем. Контроль наконец был снят. Поднатужившись, ударил напоследок ментально и неловко шлепнулся в воду, когда оглушенный зверь, стряхнув меня и ранив, отбросил в сторону. Поднявшись на лапы, я поспешил прочь, оставив разъяренный «подарок» фанатикам.

Наслаждайтесь, твари!

Забыв о боли и усталости, не обращая внимания на рану, понесся дальше.

Речушка быстро превратилась в полноценную горную реку, неглубокую, но бойкую. И чем дальше я бежал, тем громче становился шум падающей воды. Моя волчица обнаружилась у самого обрыва. Ей почти удалось самостоятельно разобраться с ловчими кошками. Две, изрядно промокшие, улепетывали в лес. Третья пыталась достать Халли когтистыми лапами. От ментального удара контроль спал, только вот теперь отделаться от безумного в ярости животного было сложно. Сосредоточившись на кошках, любимая не видела того, кто осторожно, шаг за шагом приближался к ней со стороны. А маг крови, в свою очередь, не заметил меня, сконцентрировавшись на собственной цели, а может, и вовсе списал со счетов. Хорошо, если так.

Я подошел весьма удачно, оказавшись чуть позади и сбоку. Хватанув воздуха пастью, снова ускорился, выжимая последнее из утомленного погоней тела.

Ловчая кошка внезапно упала изломанной куклой – маг крови безжалостно убрал препятствие. Халли зарычала, затем, заскулив, попятилась назад, мотая головой. Она всеми силами сопротивлялась контролю. Не сбавляя ходу, оглянулся на мгновение. Культисты приближались, выстроившись цепью, даже животных придержали, чтобы те не мешали. Не считая трех крупных горных львов, что неслись по мою душу, не иначе. Понятно, чем все закончится. У меня лишь миг, чтобы принять решение.

«Вперед!» – гаркнул ментально, использовав власть вожака. Любимая вскинулась, точно сбросив тяжелый груз. В тот самый миг, когда я оттолкнулся что есть силы, наши глаза встретились, и плескавшемуся во взгляде не по-волчьи голубых глаз возмущению не было предела.

«Вперед!» Я не знал жалости, спасая ее…

Маг крови упал со сломанным хребтом, а светлый хвост, мелькнув над обрывом, исчез. Напрягая мускулы, лапы отсчитали прыжки: раз и два! Земля подо мной исчезла, засвистел в ушах воздух, я упал в бархатные объятия ночи, не зная, что ждет в конце.

Уже в полете настигла боль, и сознание тут же померкло, сберегая от сумасшествия разум.


Глава 4

Халли Эрпи

Темная поверхность стремительно приближалась, и все мое существо сжалось от ужаса. Так и не поняла, в какой момент снова стала человеком. Не осознавала, кричу или нет, – оглушительный шум падающей воды заглушал прочие звуки, а страх затмил сознание, напрочь лишив разума. Полет растянулся на целую вечность, прежде чем я, точно долото артефактора, расколола пятками обманчиво прочную зыбь. Свист ветра в ушах сменился на шум иного рода, ледяные объятия тисками сдавили грудь, выбив остатки воздуха. Вдохнуть толком не успела. Все, на что меня хватило, – это принять перед погружением вертикальное положение, да и то, скорее, счастливая случайность.

Паника!

Как бы ни было страшно, открыла глаза. Где верх? Где низ? Мамочки! Затрепыхалась, пытаясь всплыть, и невольно хлебнула воды. Что-то коснулось руки выше локтя, и я взвилась от неожиданности. От ужаса совершенно утратила способность здраво мыслить, шарахнулась прочь, но меня лишь ухватили крепче и настойчиво потянули за собой.

Райд!

Надежда придала сил – теперь не умру! Не сейчас.

И правда, стоило немного успокоиться, как в глазах прояснилось. Касаясь меня боком крупный светлый волк с клыками, способными перекусить руку, бережно придерживая, тянул к поверхности. К жизни! Вдох!

Жадный полувдох-полувсхлип превратил жжение в груди в тупую ноющую боль. Находясь в полубессознательном состоянии, даже не старалась плыть. Как смогла, обхватила волчью шею руками, вцепившись пальцами в густую мокрую шерсть. Течение упорно пыталось перевернуть меня на спину, затаскивая под брюхо спасителя, задние лапы волка то и дело царапали мои лодыжки. Так плыть было неудобно для обоих. Худо-бедно совладав с кашлем, постаралась не мешать, если уж не помогаю, но и заставить себя отпустить хотя бы одну руку и грести не смогла – слишком велик был страх утонуть. Почти забытый детский кошмар вернулся вновь, да еще так не вовремя.

Относительно спокойная и глубокая вода в заводи, куда мы упали, опять набирала разгон, закручиваясь, бурля и грозя размазать о валуны, что горбами вздымались среди пенящейся поверхности здесь и там.

– На берег! Пожалуйста! – просипела саднящим горлом – кажется, сорвала голос.

Мощные лапы замелькали быстрей, пытаясь совладать с течением. Это было не так уж и просто, да и я не самая удобная ноша. На миг снова вернулась паника: что, если из-за меня утонем? Но разжать сведенные судорогой пальцы было выше моих сил. Течение резко ускорилось, бросив нас в сторону. Я больно приложилась коленом, и тут все вдруг кончилось. Несколько мгновений безвольно волочилась по каменистому дну, обдирая бок и голени, прежде чем хватило ума отпустить шею Райда. Не задумываясь, как это выглядит, на четвереньках выбралась из воды, отползла подальше, прежде чем решилась довериться изрядно дрожащим ногам. Лес начался почти сразу, несколько метров – и деревья встали стеной, принимая беглецов под свою сень. Без сомнений, Чаща готовила нам новые испытания.

Зубы громко лязгали не то от холода, не то от потрясения, даже страшно стало, что они не выдержат и раскрошатся. Обхватив себя руками, застыла на месте, уставившись в одну точку. Навалившаяся усталость пригибала к земле.

– Халли… – на плечи легли неожиданно теплые руки лорда Эллэ, согревая одновременно и душу тоже. Райд развернул меня и притянул к себе, обнял. Вдруг что-то изменилось, словно ему стало труднее стоять, но он не подал виду: – О богиня! Халли…

Тон оборотника насторожил еще сильней, я подняла голову. Серые глаза встретили выражением крайней усталости и одновременно…

Жалость?! Он что, жалеет меня?!

– Как ты посмел?! – Медленно, точно во сне, высвободилась из его рук, прикосновение которых разом стало неприятным. – Кто разрешал тебе лезть в мою голову?!

Развернувшись, направилась прочь. Крупные слезы одна за одной срывались с ресниц, и я не в силах больше была с этим справиться. То, что так долго копилось и сдерживалось, сейчас прорвалось наружу беззвучными рыданиями. Привалившись плечом к ближайшему дереву, сползла по стволу вниз, не обращая внимания, что шероховатая кора царапает кожу.

– Халли…

– Уйди!

Отчего-то особенно тяжко, что Райд стал свидетелем происходящего со мной. Тактичный, как никогда раньше, оборотник послушно отошел в сторону и скрылся из виду, а я не могла понять, чего больше хочется: чтобы вернулся и обнял или же просто сдохнуть…

Все когда-нибудь заканчивается. Вот и поток слез постепенно иссяк, а вместе с ним меня покинули силы, уступив место апатии. Так всегда бывает. Стоит присесть передохнуть, и вот продолжать путь уже намного сложнее. Безбожно саднили сбитые и натертые ноги, ныла, моля о пощаде, каждая мышца, пустой желудок громко напоминал о необходимости подкрепиться. Попыталась перекинуться – оборот сопровождается мощным целительным эффектом. Не вышло. Что ж, резервы организма небесконечны, только есть захотелось еще сильней. Шершавая кора, к которой прислонилась щекой, показалась соблазнительнее всякой подушки, безумно хотелось закрыть глаза и просто уснуть.

Подняла руку и отвесила себе оплеуху, приходя в чувство. Хватит рассиживаться! Каждый с детства знает: спать в Чаще вот так, безо всякой подготовки – верная смерть, да и культисты вряд ли отступились и забыли про нас. Стиснув зубы, поднялась, осматриваясь и принюхиваясь. Не похоже, чтобы поблизости был кто-то еще, кроме Райда, а тот, судя по всему, находился на прежнем месте и не двигался. Удивительно, но я отчетливо и как-то совершенно по-особенному чувствовала это.

При попытке подняться на ноги низ живота характерно свело.

– О нет, как же не вовремя! – прошипела сквозь зубы.

Точнее, вовремя, но… Со всеми этими приключениями я совершенно забыла о женских делах. Наверное, отсюда плаксивость и все прочее. Гормоны шалят. Нужно об этом немедленно позаботиться. То, что я собиралась сделать, не рекомендуется врачевателями, но иногда можно отсрочить неизбежное.

Усевшись на прежнее место, осмотрелась. Эх, жаль, поблизости нет ясеня, покровитель помог бы с перестройкой, ну да ладно, используем, что есть. Подняла голову, разглядывая дерево, у которого нашла пристанище. Недаром говорят: самое темное время – перед рассветом, вот и ночная «иллюминация» Чащи потихоньку угасла, а в неверных, едва брезжущих предутренних сумерках толком не видно, какие здесь листья и есть ли цветы, но, если я правильно определила, это церцис, причем старый – темная кора основательно потрескалась.

Церцис неохотно делился энергией, толку от него было что от камня, но все же мне удалось перенаправить энергию и отложить начало цикла на несколько дней. Живот протестующе заныл, добавляя свою лепту в общее самочувствие. Постаралась абстрагироваться и не обращать внимания, сейчас не до того, чтобы жаловаться на жизнь. Чтобы отвлечься, проверила, где находится лорд Эллэ. Обнаружила, что его местоположение не изменилось.

Странно. Легкая тревога закралась в сердце, требуя вернуться немедленно, но после истерики было стыдно явиться ему на глаза.

– Так, Халли, пойди и извинись! – прошептала сама себе под нос для пущего эффекта.

Если хорошо подумать, я ни за что ни про что обиделась и наверняка сама обидела его.

Тихонько подошла к расположившемуся на большом плоском камне оборотнику. Дальше местность снова резко забирала вниз, а от открывшейся картины дух захватывало. Темно-синее ночное небо над головой ближе к восточному краю светлело, а потом голубое плавно переходило в розовое. Внизу, в ложбинах клубился туман, накрывая темно-зеленое море Чащи пуховым одеялом, а гряда у горизонта щеголяла ярким золотистым краем.

– Доброе утро. – Что еще сказать, так и не придумала.

Почему просить прощения бывает так трудно? Или просто не привыкла чувствовать себя виноватой? Откашлялась, прежде чем приступить к оправданиям. Отчего-то казалось важным все объяснить.

Райд посмотрел на меня как-то странно. Пристально, точно стараясь разглядеть каждую черточку, и едва улыбнулся одними уголками рта.

– Понимаю, я все делаю не так, но меня никто не обязан спасать или давать в долг… И те деньги разумней было бросить, но… – ответила ему прямым взглядом. – Это все, что у меня есть… Было. Я просто пыталась выжить! Надеюсь, ты сможешь меня понять.

Постаралась вложить в эти слова всю уверенность, но Лорд Эллэ молчал, совершенно не желая облегчить задачу, не давая понять, что принял мое право делать самостоятельный, пусть и неверный выбор. Повисшая тишина и его взгляд причиняли дискомфорт. Отчаянно захотелось, чтобы он съязвил или ляпнул что-то дурацкое, как обычно делают парни, или просто подколол.

– Прости, – надтреснуто прозвучал его голос, и лорд Эллэ вернулся к созерцанию горизонта.

Кажется, ему это далось не легче, чем мне. Инстинктивно подошла ближе, пусть не словом, а делом показывая: мне не все равно и я оценила этот порыв. Мы еще немного помолчали. Я – переваривая услышанное. Он, похоже, собираясь с мыслями. Наконец он повернулся ко мне. Серые глаза смотрели устало, их выражение снова принесло беспокойство.

– Не нужно оправдываться, Халли. И обижаться на меня тоже не стоит. Я просто не успел придумать, как лучше поступить. Решил, раз ты летала на самодельных крыльях, не испугаешься прыгнуть, но я и предположить не мог, что ты не умеешь плавать.

Можно было и промолчать, но только теперь осознала, что больше всего меня задело.

– Зачем ты так? Стоило просто попросить.

– А ты бы послушалась? В тот же миг?

На это мне нечего было ответить. Прыгнула бы не раздумывая с такой высоты в незнакомый водоем? Нет, конечно, не стоит себе лгать. И Райд без меня не прыгнул бы. Чем все закончилось бы в таком случае – понятно.

– Я чуть не утонула в детстве. Мне было шесть, провалилась под лед на озере, меня не сразу сумели вытащить, испугалась сильно. С тех пор так и не научилась плавать. Но разве ты не понял? Власть вожака…

Райд кивнул и поморщился.

– Понял, но было поздно. Знаешь, я бы сделал это снова. – Голос оборотника звучал твердо, но одновременно ласково, что ли. От его вибрации по спине бежали приятные мурашки, погружая меня в какой-то полутранс. Хотелось слушать и слушать. – Иначе ты бы замешкалась и попалась. Я и сам-то прыгнул только потому, что не мог тебя бросить. Не люблю высоту, думал, сердце со страху откажет, пока летел. Хорошо еще не оконфузился. – Изрядно потрепанный и заросший щетиной лорд Эллэ криво усмехнулся. – Ладно. Главное, ты… мы живы.

– Прости. – В носу предательски защипало, я замолчала, пытаясь с собой сладить. – Прости за то, что втянула тебя во все это… За то, что была такой идиоткой…

Нам больше не нужны были слова. Райд уже полностью в курсе моих проблем с домом, учебой, деньгами. Власть вожака не терпит секретов, хотя и берет только то, что на поверхности.

– И все же почему не сказала? Я бы помог.

Пришла моя очередь горько смеяться.

– Как ты себе это представляешь?

Выдержала еще один испытующий взгляд.

– Халли, у тебя критические дни? – неожиданно сменил тему лорд Эллэ и нахмурился. – Плохо!

– Нет! То есть да… Почти. Я уже приняла меры, не стоит беспокоиться.

Студенты шутили и свободно разговаривали на подобные темы, а сейчас отчего-то было неловко.

– Молодец! – похвалил он. – Кровь в Чаще привлекает слишком много лишнего внимания, приманивает разных тварей, да и не только их… Ну, ты и сама знаешь.

Не стала отвечать, чувствуя, как снова краснею. Пальцы Райда как-то странно вцепились в правый карман, сжали его содержимое вместе с тканью в кулаке, да так крепко, что костяшки побелели. Прикрыв глаза, лорд Эллэ сделал глубокий вдох.

– Смотри. – Растопыренные указательный и средний пальцы указали сектор. – Видишь? Там сосна-реликт с приметной кроной, она намного выше других деревьев и очень старая – внизу почти не осталось ветвей.

Он подождал, пока я всматривалась.

– Угу, – кивнула, наконец определив едва различимую на горизонте верхушку. – Очень далеко отсюда.

– Верно. Так вот… – Он вдруг взял меня за запястья, легонько сжав. – Пожалуйста, сделай, как скажу. Нам повезло, мы относительно недалеко от родового владения Эллэ. Климат, местность… В общем, уверен, что не ошибся. Перекидывайся и беги туда, двигайся как можно быстрее, но будь осторожна. Если все будет хорошо, через какое-то время окажешься возле этого дерева, от него строго на юг к широкой реке. Пойдешь вниз по течению, попадешь во владения рода Эллэ, там тебя встретит наша охрана. Достаточно будет просто назваться, и тебе помогут.

Ой как мне не понравился весь этот разговор. Присев на краешек камня, накрыла ладонью руку оборотника. Райд с улыбкой посмотрел на мою руку и осторожно, точно боясь спугнуть, переплел наши пальцы. От этого простого жеста к горлу подкатил комок.

– Что ты задумал?

– Передохну чуток – и сразу за тобой. Только не медли! – Говоря, он не отводил глаз от наших рук, точно боясь встретиться со мной взглядом.

– В чем подвох? – Голос невольно дрогнул.

Тяжелый вздох предварил возмущенный ответ:

– Халли, ты совершенно не умеешь подчиняться!

Такой тон никак не предвещал поцелуя, что внезапно опалил ладошку, заставив подпрыгнуть от неожиданности. Так и не решаясь отнять руку, застыла, пытаясь осознать сказанное.

– Халли, пожалуйста, поторопись!

Напряженный взгляд, упрямо сжатые зубы… И все же он не заставлял, не приказывал, хотя имел на то полное право как лорд, наставник, командир или вожак. В серых глазах отражалось понимание и… уверенность? Райд знал: я смертельно устала и едва держусь на ногах, и одной в Чаще будет непросто, но видел больший риск, если останусь. Почему он отправляет меня одну? Что задумал? Какой смысл самому оставаться, ведь не сможет дать отпор, если сюда доберутся культисты?

Не задала ни одного вопроса вслух.

Райд верит, что я дойду, значит, и я должна верить.


Райд Эллэ

Изменения необратимы. Я понял это, когда резкая боль прострелила виски. Ненадолго. На одну секунду, не больше, прежде чем культист упал со сломанным хребтом. Он слишком поздно меня заметил, а я в любом случае успел бы довести дело до конца. И все же короткого воздействия на мою бедную голову оказалось достаточно. Случилось то, о чем предупреждал оленерогий. Фанатик ударил отчаянно. Не жалея. Насмерть. Просто мне повезло немного его опередить, но этот импульс стал последней каплей. Я чувствую. Да и как не понять, когда от каждого движения темнеет в глазах?

Взобравшись на плоский камень, еще хранящий ночную прохладу, вытянул ноги и привалился спиной к изогнутой ветке, расслабился. Поодаль, сдавленно всхлипывая, плакала Халли. Я не остался рядом – ей вряд ли нужны свидетели, теперь я намного лучше ее понимаю.

Власть вожака слишком жестока для неподготовленного оборотника. Воздействие на грани насилия, если не признаешь ее добровольно. Да простит меня Великая Мать, но выбора попросту не было. За миг, что моя воля владела сознанием маленькой волчицы, не желая, узнал слишком много. Все, что лежало на поверхности, волновало, пугало, будоражило ее. Что навалилось неподъемным грузом на хрупкие девичьи плечи.

Теперь я осознавал: отчаянное стремление выжить толкало Халли на кажущееся безрассудство, порой вынуждая выбирать не те дороги. Ее нельзя не уважать за твердую волю, силу жизни, неуемную энергию и чувство собственного достоинства. За то, что не искала легких путей, не шла проторенными тропами, несмотря на безысходность, что поселилась в сердце. И особенно – за силу духа, с которой старалась выкарабкаться и помочь близким. При этом Халли не поддавалась соблазнам, не велась на сладкие речи и не польстилась на мое предложение стать фиктивной невестой.

Да уж, вот так удивление, думал: стану благодетелем, а по факту едва не нанес оскорбление, поставив перед непростым выбором в тяжелый момент. Вдобавок, одержимый ревностью, отнял последнюю надежду тем, что не дал пройти испытание и вступить в отряд. В эгоистичной попытке оградить от излишнего мужского внимания не проявил гибкость, не глянул глубже, не выяснил, простая это блажь или за подобной настойчивостью скрывается нечто иное? Возможно, пойди я навстречу, мы бы не оказались здесь. Горькая усмешка невольно искривила губы.

Удар магией крови вдогонку достиг своей цели. Я умираю. Можно забыть о семье и совместном будущем с Халли, но совершенно не могу ее винить. До сих пор считал, что просто смирился с синдромом, но сейчас понимаю: не могу ее не любить. Подсознательно искал именно такую в каждой новой пассии. Искал и не находил, а теперь теряю… Остается лишь верить, что она выживет и выберется отсюда.

Зрение немного прояснилось, непрерывная боль в висках от того, что кто-то словно наливает тонкой струйкой кипяток в череп, стала терпимее. Тяжело опершись на ветку, поднялся и внимательно осмотрелся. Впереди склон снова уходил вниз, открывая взору зеленое море вершин, небо совсем посветлело, горизонт запылал ало-золотым.

– Не может быть!

Уж больно знакомыми показались очертания горной гряды, что протянулась на запад, и похожего на многозначительно воздетый к небу палец пика. Ракурс, конечно, иной, но, сдается, мыслю верно. Страшно до одури, но все же я должен убедиться. Вдох-другой. Привстал. Глаз зверя успел приметить на горизонте то, что искал, прежде чем, стиснув зубы, шлепнулся обратно. Точно наверстывая минуты облегчения, в висках запульсировало с новой силой, я практически ослеп, а на языке возник привкус крови.

Прости меня, Халли… Я бы и безо всякого синдрома полюбил тебя всем сердцем! Жаль, что даже сейчас не могу рассказать об этом… Знаю – стоит сделать шаг, и ты побежишь навстречу к… мертвецу.

На свой счет я не питал иллюзий. Рука потянулась к заветной коробочке. Пальцы стиснули ее через плотную ткань кармана. Жаль, что теперь не надену на тонкий пальчик родовое кольцо. Не назову своей, глядя прямо в глаза. Но мне уже не выбраться, а женщины от синдрома не умирают. Только-только зародившееся в тебе чувство подобно неверному пламени свечи. Легкого дуновения достаточно, чтобы загасить. Я исчезну, и все сойдет на нет. Наша связь еще не успела окрепнуть, как у пар со стажем, Халли, ты справишься. Погрустишь и забудешь…

Боль уже не пульсировала, а накатывала обжигающими волнами, почудилось, что из носа вот-вот хлынет кровь. Зрение тоже играло странные шутки с действительностью, то возвращая лесу четкость, то размывая все в единое пятно, а порой угрожая непроглядной чернотой.

Испугавшись, что попросту не успею сказать Халли, что нужно делать, сосредоточил все силы на том, чтобы подлечиться. Что-то мне подсказывало – не будь рядом ее, я бы уже отправился к Великой Матери.

Она подошла, бесшумно переступая босыми ногами, и сразу стало легче. Отлично! Теперь главное не подать виду и продержаться, пока моя волчица не окажется в относительной безопасности. Я всем сердцем верил в ее везение и способность выжить. У нее получится, она доберется до родового поместья Эллэ, мама и Кэс присмотрят, не оставят. Все будет хорошо. Великая Мать, пусть Халли Эрпи сумеет дойти, пусть и дальше Чаща благоволит ей, отводя опасности. Жаль только, не выйдет надолго задержать культистов, если те сунутся следом. Уверен, рано или поздно они найдут путь вниз, наверняка у них и здесь есть точки привязки, а значит, у нас совсем нет времени.

Зрение снова почти исчезло, но, чтобы объяснить Халли, куда идти, мне и не нужно видеть.


Халли Эрпи

Изредка оглядываясь, я топала прочь. И все же одолевали сомнения. Ну не могу я исполнять приказы, смысл которых неясен до конца!

Так, хватит! Райд сказал, догонит? Сказал. Решила, что ему верю? Решила.

Стоп!

Сказать-то сказал, но в изложенном плане я что-то не заметила такого пункта. К тому же выглядел он как-то нехорошо. Бледный… Нет, я сейчас сама, конечно, та еще красотка, но…

Остановилась, не в силах сделать больше ни шагу. Голос разума предпринял последнюю попытку. Халли, он просто удалил тебя, чтобы не мешалась! Вернешься – и получишь заслуженную выволочку…

Но ноги уже несли обратно. Я только осторожненько гляну и сразу побегу, куда сказано, а чтобы не терять времени, перекинусь.

Внутренняя волчица не отозвалась ни в первый, ни во второй, ни в третий раз. Всеми силами пытаясь подавить панику, остановилась и зажмурилась, погрузившись в себя. Попытка отыскать внутреннюю суть ни к чему не привела, она будто исчезла, словно и не было.

– Да что такое-то?!

Страх противно скрутил нутро. Может, переволновалась или просто устала? О! Нет худа без добра! Вернусь и задам Райду вопрос, как теперь быть. Придумав оправдание, перестала скрываться и бегом бросилась назад, чувствуя, что поступаю правильно.

Лорд Эллэ обнаружился там же, где я его оставила. Лежал, завалившись на бок, свесив с камня голову и руку. Глаза закатились, из-под прикрытых век виднелись белки, темная струйка перечеркнула щеку – из носа шла кровь.

Мгновенно оказалась рядом. Подхватила под руки и, даже не почувствовав тяжести, осторожно стащила потерявшего сознание оборотника на землю. Страх душно заколотился где-то у горла.

Это я виновата! Я! Не будь я такой упрямой, мы бы не очутились здесь!

Но что с ним? Он ранен, а я и не заметила? Отравлен?

Быстро осмотрела оборотника, приложила ухо к груди, чтобы расслышать слабые, неровные удары сердца. Невольно вспомнила, как мощно оно билось, когда Райд обнимал меня или когда нес на руках. Тогда я принимала это как должное, а теперь словно что-то отняли…

– Ло… лорд Эллэ! Райд, миленький! Ты чего это, а? – Дрожащими пальцами очертила абрис мужественного и такого дорогого лица.

Заметалась, не зная, с чего начать, судорожно вспоминая основы первой помощи. Усевшись прямо на землю, уложила голову оборотника к себе на колени, принялась гладить по коротким, все еще влажным волосам, по заросшим колючей щетиной щекам. Обняла и, прижавшись лбом к его лбу, зажмурилась крепко-крепко, не давая слезам воли.

– Так вот зачем ты так настойчиво хотел от меня избавиться! – Несколько капелек прорвались сквозь все барьеры. – Ишь чего удумал!

Зло вытерла глаза и сосредоточилась, положив ладони лорду Эллэ на виски. Я не врачеватель, но умею делиться энергией, а сейчас нужно сделать невозможное. Теорию мы проходили, но на практике диагностика мало кому, кроме врачевателей, давалась. Что ж, недавно я выяснила, что немного природник, отчего бы не оказаться и немного врачевателем в придачу?

Некоторое время ничего не выходило.

А что, если…

Отринув все заложенные преподавателями знания, стала действовать по наитию. Потянулась сознанием, пытаясь дозваться того, кто стал мне так дорог. Чего душой кривить, за последнее время Райд Эллэ прочно обосновался в сердце, и, если бы не навалившиеся скопом неприятности, я дни и ночи предавалась бы мыслям о нем. Пусть бы они так и остались несбыточными мечтами бедной студентки о прекрасном принце, только бы он жил!

Ментальный контакт установился на удивление легко и внезапно. Перед внутренним взором возникла золотая сетка, сплетенная из потоков энергии жизни; она едва мерцала. Узлы, которые я легко сопоставила с главными органами, совсем потускнели, но хуже всего было с головой – что-то багрово-черное, пульсирующее, уродливое точно паук вплелось между сияющими потоками. Они еще оставались по-прежнему яркими, но зараженный свет струился по организму, отравляя его. Очевидно, что нужно избавиться от этой штуки.

Преодолевая отвращение, потянулась и незримо дотронулась до инородного сгустка, пробуя на податливость. Мерзкая пакость зашипела и вздрогнула, стоило прикоснуться.

Ага!

Похоже, недугу, что свалил оборотника, моя энергия пришлась не по нраву. Чтобы было проще работать, визуализировала руки в перчатках и острый скальпель. Для пробы подцепила ближайший отросток. Натянула его и отрезала одним движением воображаемого, но от этого не менее острого лезвия. Тварь задергалась, во все стороны устремились чернильные ручейки, мгновенно меняя золотой цвет потоков на пепельный.

Нет!

Нужно действовать как-то иначе – вон как поганец остатки энергии из Райда потянул, пытаясь восстановиться. Пока буду кромсать, чернота его попросту убьет. Мстительно сжав отрезанный кусок в кулаке, с мрачным удовлетворением пронаблюдала, как тот с шипением сгорел и на воображаемой ладони остался лишь серебристый пепел.

Следом подпитала оборотника, перенаправив толику магической силы в золотистые нити. Те ярко вспыхнули с благодарностью, принимая помощь. Тварь же сжалась и отвратительно заскрипела, будто ножом по стеклу провели.

В голову пришла идея, только как ее реализовать, пока не решила. Отчего-то я не опасалась, что тварь перекинется на меня, уверена – я ей не по зубам.

– Райд, слышишь? Райд, я здесь, с тобой! Борись! Мы вместе обязательно справимся!

Точно отозвавшись на мой ментальный призыв, в который вложила всю свою суть, нити завибрировали, испустив мягкое сияние. Напитать энергией отдельно каждую слишком сложно. Чтобы сделать это, придется все силы потратить, да и я так долго не продержусь. Но что-то подсказывает: нужно обязательно довести дело до конца прямо сейчас.

– Райд, возьми! Пожалуйста!

Растворилась, превратившись в золотое сияние. Туманом проникла в каждую клеточку организма, заполняя пространство. Преодолев брезгливость, накрыла собой черное нечто. Существо завопило, оглушая. Еще чуть-чуть – и меня ментально контузит. Это причиняло боль, но я не боялась – знала и видела, что со мной ей не совладать. Страшно было по иной причине: Райд с жадностью голодного раал’гара забирал энергию, и мои силы стремительно заканчивались. Вдруг их не хватит, чтобы завершить начатое? Пожалела, что предварительно не установила связь с каким-нибудь деревом и по глупости осталась без подпитки.

К счастью, все закончилось чуть раньше, чем я грохнулась в обморок от истощения. Наполненные жизнью нити ослепительно вспыхнули, визг твари резко оборвался, а сама она рассыпалась в прах, который медленно оседал, растворяясь, стоило ему коснуться ровного сияния. Но не все было так идеально, как хотелось. Если присмотреться, далеко не каждая нить вернула себе первозданное золото, основные узлы остались тусклыми.

Тем не менее у меня получилось!

– Теперь дело за тобой, – прошептала я, открыв глаза и утерев стекавшую по виску капельку пота.

Посмотрела на Райда. Мне показалось или кожа чуть порозовела? Да и выражение лица стало расслабленным. Не удержавшись, коснулась пальцами пересохших, потрескавшихся губ. Душу затопила нежность вперемешку с радостью, ощущением собственного могущества и удовлетворением от сделанного. И пусть лорд Эллэ еще не пришел в себя, мне даже никакую диагностику проводить не нужно, чтобы знать, как стремительно мощный организм оборотника идет на поправку.

Наклонившись, легонько чмокнула колючую щеку. И словно заново ощутила этот запах, что одурманил меня, едва не заставив застонать. Хотелось кошкой потереться, чтобы сохранить его на себе как можно дольше, закутаться, как в дорогое покрывало. Несколько долгих мгновений рассматривала любимые черты, решаясь. Сердце стучало все быстрей. Вспомнилась сцена у камня.

– Студентка Академии Великой Матери домогается лорда? – передразнила вслух Райда, перефразировав его слова о моем участии в гонке, и нервно хихикнула, прежде чем сделать, что задумала.

Все. Финиш! Похоже, слишком тесный контакт с тем, кто так сильно нравится, влияет на меня странным, но вполне логичным образом. Ух! Учитывая, что творится, и правда сбрендить недолго.

Целуя мужчину мечты, чувствовала себя почти воровкой или преступницей. Казалось, вот сейчас он откроет глаза и… Но Райд так и не шелохнулся.

Осторожно переложив голову оборотника с колен на землю, поднялась. Не время думать о глупостях, пока не выбрались из передряги. Внимательно изучив окрестности всеми доступными мне способами, никакой опасности не обнаружила. Внутреннее чувство времени и солнце над горизонтом подсказывали: прошло не меньше часа с тех пор, как мы здесь оказались, но погоня, похоже, пока сюда не добралась – спуск с такой высоты непрост, даже если вниз ведет широкая, хорошо утоптанная тропа. Хотя расслабляться все равно слишком рано – порталы-то никто не отменял.

Осторожничая, побрела в обратном направлении. Потеря энергии не прошла даром. Меня знобило, в глазах темнело, во рту стояла сухая горечь. От голода уже мутило, со страшной силой хотелось пить. Шатаясь и то и дело оступаясь, двигалась к воде, а с лица не сходила глупая улыбка. Губы свербило, то и дело хотелось касаться их кончиками пальцев. Вроде и не первый наш поцелуй… Пожалуй, из всех – самый невинный, но отчего же так странно?

Или все потому, что теперь я сделала это сама?

Прополоскав рот, напилась и умылась, охлаждая пылающие щеки. Желудок настойчиво урчал, требуя немедленно заполнить пустоту. Самый простой и быстрый способ добыть еду – перекинуться и поохотиться. Готовить не надо, к тому же зверь может употребить, не морщась, ту же мышь. От этой мысли благостное настроение развеялось. Нет, я бы не отказалась от свежепойманного зайца или от жирной вкусной мышки, только вот я все еще не чувствую внутреннюю волчицу и боюсь даже пробовать перекинуться. После непросто давшейся победы совершенно не хочется портить настроение новой неудачей.

Малодушно решила сначала вернуться к Райду, его тоже не мешает напоить.

Вот только в чем принести воды? Задача!

Осмотрелась, и взгляд упал на небольшую заводь поодаль, берег которой украшали растения, издали напоминающие колокольчики. Чтобы подобраться, пришлось обогнуть выброшенную на берег почерневшую корягу. Цветы встретили приятным сладковатым запахом. Высокие – мне по пояс стебли клонились, нависая над гладкой поверхностью под тяжестью крупных, как две сложенные ладони, бутонов с плотно пригнанными лепестками. Они вполне годились для моих целей. Оторвав один цветок, присела, чтобы набрать воды, и в этот момент раздался низкий гул, отозвавшийся эхом среди горных вершин. С криком вспорхнули с ветвей птицы, зашумела трава, мощный порыв ветра пронесся над землей, кроны деревьев склонились, точно головы верноподданных перед тяжелым взглядом императора. Тут же все закончилось, словно и не бывало, только тревожно ухало в груди сердце да дрожали пальцы. От испуга все расплескала и, зачерпнув вновь, поспешила обратно, надеясь, что Райд скоро придет в себя.

Меня ждал приятный сюрприз. Лорд Эллэ очнулся и даже умудрился самостоятельно сесть, привалившись спиной к камню. Правда, похоже, такое усилие непросто ему далось. Прикрытые веки чуть подрагивали, грудь тяжело вздымалась будто после быстрого бега. На лбу выступила испарина.

Я передвигалась бесшумно, но оборотник все равно почувствовал, мгновенно распахнув глаза. Его тело напряглось, готовясь к бою. Впрочем, стоило увидеть меня, как он расслабился, а на лице отразилось явное облегчение.

– Халли. – Ох как это прозвучало! На выдохе и с такой интонацией, что сладко защемило сердце. – Открыл глаза, а тебя нигде нет! – выговорил он с шутливой укоризной и слабо махнул рукой. – Представляешь, привиделось, будто ты меня целуешь, даже очнулся от удивления. Чувствую себя, точно Спящая красавица!

Райд смотрел снизу вверх, и от его пристального прямого взгляда по телу разливалось тепло. Краска прилила к щекам, и я свободной рукой неосознанно одернула показавшуюся чересчур короткой футболку.

– Вот. Это вода.

Протянула бутон, с которого текло тонкой струйкой. Похоже, сжала слишком крепко, повредив лепестки. Ну чего он так смотрит и не берет?! Кажется, краснеть сильнее уже некуда. Не понимаю, почему его взгляд на меня так действует?

– Поможешь? Я сейчас, наверное, и с мышью не справлюсь. Уроню, а тебе снова идти… – Он замолчал, пытаясь отдышаться. Даже речь отнимала у него силы, это меня отрезвило.

– Прости, – присела рядом и стала поить оборотника, придерживая под голову.

Стоило прикоснуться, как от моей ладони полилось тепло. Это было странное ощущение: точно сотни иголочек приятно покалывают. Поток струился от запястья, расходясь на каждый пальчик.

– Что ты делаешь? – удивленно спросил Райд. – Я сейчас замурлычу, как какой-нибудь кот!

– Ничего! – испугавшись, слишком резко убрала руку, и лорд Эллэ приложился затылком о камень.

Мое виноватое «ой!» прозвучало одновременно с его болезненным «ай!».

– Простите! Прости… – окончательно стушевалась, словно мы только познакомились и я вовсе не расхаживаю тут с голым задом, едва прикрытым футболкой. Между прочим, его собственной…

– Халли, что произошло?

Лорд Эллэ неожиданно перехватил мое запястье, и я вздрогнула, невольно прикрыв глаза.

Снова оно! То самое ощущение!

Только теперь мощный поток исходил от его ладони, пронизывая с головы до пят все мое существо. Мы одновременно уставились на наши руки, а потом друг другу в глаза. Райд шумно сглотнул и спросил немного хрипло:

– Как себя чувствуешь?

Ох! Кажется, это я должна была справиться о его самочувствии…

Прислушалась к организму.

– Не знаю… Есть хочется.

Ну не говорить же вот так в глаза, что хочу, чтобы он не отпускал мою руку?

– То есть я сейчас не тяну из тебя энергию? – продолжал допрашивать оборотник.

Вот он о чем! Сосредоточилась и некоторое время прислушивалась к себе, наблюдая за состоянием и диагностируя магический баланс. Истощение определенно имеется, но…

– Нет вроде… Ничего похожего.

– Странно. А это чувствуешь? – Лорд Эллэ еще не договорил, но я уже кивнула. – Халли, мне становится лучше на глазах. Значительно лучше. От твоих прикосновений словно набираюсь сил. Похоже на то, будто я пустой сосуд. Бездонный, судя по всему… Я очень боюсь тебе навредить, вот и спрашиваю. – Он отпустил мою руку и замолчал, пристально рассматривая, а потом неожиданно строго глянул и спросил: – Что произошло Халли? Почему ты все еще здесь?

Я медленно поднялась. Нет, он что, серьезно?!

– Ты же едва не погиб!

– Знаю, но я отдал приказ.

Отступила на пару шагов. Серые глаза строго буравили меня.

Понимаю, что снова сделала все не так, как было сказано, но слезы обиды против воли подступили к глазам. Тихо возмутилась:

– Приказал?! А мне показалось – просил!

Горячие дорожки расчертили щеки. Вот почему мужчины такие?! Пусть хоть сто раз не правы, важнее отстоять свои принципы.

– Ты бы умер! Как бы я смогла после этого жить?!

– Иди сюда.

– В той клетке… – Из-за всхлипов не получалось нормально говорить. – Я думала… они тебя убили! Из-за меня… ты оказался здесь!

– Халли, иди сюда, – повторил Райд настойчиво, разом заставил устыдиться внезапных слез.

Я давно не плакала, не позволяя себе такой роскоши, но сегодня определенно выдался день истерик.

– Ну иди же ко мне, волчонок. – Лорд Эллэ скорчил жалобную гримасу. – Как я могу тебя успокоить, когда ты даже не желаешь приблизиться? Я бы сам подошел – не гордый, только вот пока встать не получается…

Нехотя приблизилась, но, похоже, оборотник лукавил. Уж больно ловко сцапал за руки и притянул к себе, усаживая на колени.

– Вы… Ты что делаешь?!

– Тсс!

Впрочем, сопротивляться быстро расхотелось. Стоило оказаться в мужских объятиях, как на меня вместе с тысячей знакомых уже иголочек снизошел блаженный покой. Не поняла, когда обхватила Райда руками, прижавшись щекой к обнаженной, покрытой светлыми волосками груди. Теплая ладонь гладила по спине, порождая внутри сотни приятных искорок. Губы ласково, точно ребенку, шептали что-то в макушку. С удовлетворением отметила, что его сердце снова бьется мощно, пусть и немного чаще, чем надо. Мое все равно колотилось вдвое сильнее.

Разом дико захотелось спать.

– Вдруг это опасно? – пробормотала вяло, намекая на странный теплообмен между нами, но даже не стремясь отодвинуться.

– Нет.

– Знаешь?

– Догадываюсь. Не сопротивляйся, поспи. Я же вижу, ты чуть жива.

– А ты?

– И я.

– А как же культисты?

– Их тут нет, но мы все равно пока не сможем никуда уйти в таком состоянии. Если, конечно, ты не согласна пойти одна?

– Однозначно!

– Тогда спи!

– Приказываешь?

– Предлагаю воспользоваться моментом.

Предложение оказалось сверхзаманчивым. К тому же я осознала: пока мы так близко, лорд Эллэ быстрее восстанавливается, а раз мне от этого нет никакого вреда, то глупо не совместить приятное с полезным.

Боком сидеть было неудобно, и я, плюнув на приличия и стеснение, села верхом на оборотника, повозилась, устраивая голову поудобнее, и отключилась, едва стоило закрыть глаза.

Разбудил новый гул. На этот раз – вдвое сильнее прежнего.

– А это уже совсем нехорошо! – глянул куда-то вдаль помрачневший разом Райд, с виду свежий и выспавшийся.


Глава 5

Халли Эрпи

Далеко внизу зеленое море пришло в движение. Кто-то гигантский даже для жителя Чащи продирался сквозь стену деревьев. Судя по расстоянию, что преодолело существо прямо на наших глазах, двигалось оно молниеносно. Странно одно: как при этом умудрялось не проделывать просеку? Чудище повернуло, заложив спираль. Виток-другой… Внезапно все прекратилось, точно не бывало. Я до рези в глазах всматривалась в то место, где еще миг назад деревья кренились, образовывая подобие воронки, но ничто больше не напоминало о случившемся.

– Кто… – оборвала себя, уставившись на Райда.

Мозаика из вбитых в голову знаний, воспоминаний и обрывков разговоров сложилась. Не «кто», а «что»!

– Это… – сглотнула, не в силах договорить. – Это же блуждающий источник?

Райд как-то обреченно кивнул, его пальцы на моих боках сжались крепче.

Задумалась, вспоминая, что знаю об этом. Блуждающий источник на деле – гигантское скопление энергии жизни, сконцентрировавшейся под землей и вырвавшейся на поверхность, – отсюда и жуткий гул. Выброс обычно бывает троекратный: второй – часов через восемь – двенадцать после первого, а третий – примерно через шесть часов после второго, но нам, похоже, снова не повезло. Направление движения потока невозможно предсказать заранее, а перемещается он с безумной скоростью, постепенно рассеиваясь и щедро расплескивая энергию по пути.

Поселения от подобной напасти защищают барьеры. Новые заграждения вообще поглощают энергию выброса и перенаправляют ее на различные нужды. По большей части – на ремонт и укрепление самого периметра. Такое как-то случилось неподалеку от Сатор-Ано. После мэрия устроила праздник – собранной энергии хватило, чтобы привести в порядок весь барьер, а своевременно предупрежденные природниками жители не пострадали.

Опасен самый последний, третий выброс. Глянула на небо, где солнце почти село за горную гряду.

– И что нам теперь делать?

– Хорошо, что это первое предупреждение. У нас еще есть время, чтобы отойти подальше.

– Второе, – озвучила я свои опасения.

– Второе?! Был еще один выброс? Но… – Райд понял, что все пропустил, валяясь без сознания. – Когда?

– Утром. Почти сразу, как мы здесь оказались.

– М-да… Дай-ка встану, ноги затекли.

Оборотник слегка пошевелился и двинул коленями.

Мгновенно покраснев, вскочила. Надеюсь, вышло не слишком поспешно. Стараясь не встречаться с посмеивающимся лордом Эллэ взглядом, принялась рассматривать пейзаж.

Кряхтя и жалуясь сквозь зубы на отсиженные конечности и чью-то чересчур острую задницу, Райд поднялся.

Не выдержав, я буркнула:

– И вовсе не острая!

– Хорошо-хорошо, слишком упругая. – Улыбка оборотника стала шире и откровенней, а сам он принялся пристально меня разглядывать.

– Лорд Эллэ!

– Да?

– Вы… Ты извращенец!

Оборотник звучно поскреб небритый подбородок и серьезно заявил:

– Хм… Вполне, вероятно.

Не удержалась и громко шлепнула себя ладонью по лбу, показывая свое отношение к ситуации.

– А ведь помирал еще утром…

Как-то неожиданно Райд снова очутился рядом, руки нежно и одновременно уверенно легли мне на талию. И пусть больше никаких теплых иголочек не ощущалось, этого было достаточно, чтобы бедное мое сердечко снова истерично затрепыхалось.

– Помирал. Но ты ведь сделала невозможное, Халли.

Не могла найти в себе силы, чтобы вырваться из капкана его взгляда. Логично было бы поцеловаться. Возможно, даже озвучить признание. Вероятно, все бы случилось именно сейчас. Если скажу, что сама его не желаю отчаянно, покривлю душой…

Указательный палец лег на мой подбородок, приподнимая лицо. Большой прошелся по нижней губе, точно ластиком стирая лишние мысли. Судорожно вздохнула, решаясь, и закрыла глаза.

И как это называется?! Стою тут как дура, жду поцелуя, с которым смирилась, настроилась и теперь в нетерпении, а этот… Чего он медлит? Наверное, решил поиздеваться!

Открыла глаза и глянула на оборотника. Тот, продолжая сжимать меня в объятиях, всматривался куда-то поверх моей головы, его ноздри тревожно двигались, а тело напряглось.

– Что случилось?

– Слышишь?

Осторожно высвободилась, но лорд Эллэ и не пытался препятствовать.

– Ничего не слышу.

– То-то и оно. – Райд говорил едва различимым шепотом, не сводя глаз со склона левее места, где мы находились.

И правда, привычной гомон, что всегда царит в лесу, исчез словно по мановению чьей-то могущественной руки. Лишь тревожно поскрипывали деревья да раздавались редкие шорохи, которые в сгустившихся сумерках воспринимались особенно жутко.

– Что-то приближается. Надо убираться отсюда поскорей, – внес предложение лорд Эллэ.

– Это культисты?

– Не знаю. Возможно. Или просто какой-нибудь реликт вышел на охоту, вот вся живность и затаилась.

Медлить не стали. Только задержались, чтобы умыться после сна и попить.

– Жаль, воды с собой взять не в чем, – посетовал Райд. – Ну да ладно. План такой: сейчас перекидываемся и стараемся уйти как можно дальше отсюда.

– Не могу, – отозвалась, чувствуя, как к глазам подкатывают непрошеные слезы.

Отсутствие внутренней волчицы пугало до лесных бесов и плохо сказывалось на психике и самочувствии. Тоска сжимала горло, будто я потеряла близкого родственника или лишилась конечности.

– Что значит – не можешь? – нахмурился лорд Эллэ, подходя ближе.

Пытливо заглянул в глаза, ожидая ответ.

– Ипостась. Я ее больше не чувствую. – Ладонь непроизвольно прижалась к ноющему солнечному сплетению. – И мне… одиноко.

Зло вытерла глаза, отвернулась, стараясь смотреть куда угодно, только не на оборотника. Потеря зверя – и правда самое поганое, что может случиться. Как если бы теневик больше не смог ходить тенями, или растения перестали бы подчиняться природнику, или сияющий разом позабыл, как изготавливать артефакты, и утратил внутренний свет. Вроде и жив, а что-то не то. И со временем это усугубляется…

– Ох… – сочувственно вздохнул Райд.

Нет! Только не смотреть на него, не хочу видеть жалость в глазах!

– Так, соберись! – вдруг рявкнул оборотник, развернув к себе и встряхнув за плечи.

– Тсс! – шикнула на него, испугавшись, что кто-нибудь услышит.

– Когда это случилось?

– Сразу после того, как тут оказались. Я пробовала, но волчица не откликнулась.

– Обычное явление, – неожиданно отмахнулся оборотник. – Пройдет. Как вернемся, отведу тебя к нашему врачевателю, он за пару сеансов парней вытаскивает.

– Мы читали об этом, но не думала, что со мной такое случится… Не пойму, отчего?

– Все просто. Ты сильно испугалась. Слишком сильно. Скорее всего, из-за прыжка или падения в воду. У новичков такое бывает после первого серьезного боя. Причины разные, но главное, что это лечится в большинстве случаев.

– Только вот теперь мы не сможем передвигаться так быстро, как хотелось бы…

– За это не переживай. Я и сам сейчас тот еще ходок. Кажется, не до конца восстановился. Слабость.

Вопреки своим словам, лорд Эллэ, выпустив меня, бодро потопал вперед, ловко отыскивая путь среди зарослей.

– Жалко, что ты без обуви, – обернулся через плечо, – но не думаю, что есть смысл отдавать тебе свои ботинки.

Я горько усмехнулась, представив, как буду топать на весь лес и спотыкаться, время от времени растягиваясь на земле после встречи с очередным торчащим над поверхностью корнем, а по пятам, умирая от хохота, будет следовать голодное зверье.

– Веселишься? – поинтересовался Райд, подозрительно всматриваясь мне в лицо.

Наверное, искал признаки надвигающейся истерики. Пожалуй, будь оно так, для него это не стало бы неожиданностью, после всего пережитого…

Но я лишь отмахнулась.

– Так. Глупости. Не обращай внимания.

Стемнело мгновенно, как это бывает в горах. Вроде лишь недавно сгустились вечерние сумерки – и хлоп! Будто кто-то разом потушил свет, стоило солнцу скрыться за вершинами. Мы спешили, стремясь отойти как можно дальше. Да, в Чаще никогда не бывает темно, только вот… Светлячки и прочая живность еще не появились, светящихся цветов поблизости не было, мерцающие шляпки грибов росли слишком редко, и их света едва хватало, чтобы разбирать путь. Без внутренней волчьей сути идти было совсем непривычно. Зрение подводило, и я все же споткнулась, больно ударившись большим пальцем. Кубарем пролетела несколько метров вниз по извилистой звериной тропе, обдирая локти и колени. Вскочила, невольно крепко выругавшись и поспешно оправляя задравшуюся футболку. Позорище какое!

– Халли, жива? – стоило привести себя в относительный порядок, как тут же подскочил обеспокоенный Райд, которого я обогнала, едва не сбив.

– Вроде бы…

Попытавшись идти, поняла, что поторопилась с выводами. Голеностоп пронзило болью.

– Ой! Ногу потянула. Нет!

– Плохо. Всего ничего прошли… Ладно, все равно пора устраиваться на ночлег. Я сейчас обернусь и понесу тебя. Пусти пока все силы на регенерацию, жизненно важно, чтобы к утру ты смогла передвигаться самостоятельно.

С отсутствием внутренней волчицы прочие оборотнические способности требовали гораздо больше усилий. Я и споткнулась-то, потому что никак не получалось нормально использовать звериное зрение.

– Не знаю, получится ли…

Сомнения были оправданны.

Райд не ответил, на его месте уже стоял крупный волк, в глазах которого отчетливо читался призыв поспешить. Борясь с неловкостью, перекинула ушибленную ногу, взбираясь оборотнику на спину. Прилегла, крепко хватаясь за густую шерсть и чувствуя, как она щекочет бедра. М-да… Ну да ладно, всего-то надо сделать вид, что ничего такого в этом нет и меня ничего не смущает, что уж… А-а-а!

Тропа все еще шла под уклон, и мне, точно заправской наезднице, пришлось сменить положение, развернувшись задом наперед прямо на ходу, иначе велик был риск соскользнуть Райду через голову. Наконец упрочившись в роли седока, занялась делом, стараясь залечить потянутые связки.


– Все. Больше не могу, – устало выдал оборотник.

Резко вскочила, когда перед лицом оказались обтянутые штанами крепкие мужские ягодицы. Вот же! Даже не заметила, как задремала.

– Как нога? – Райд поднялся, как только я с него слезла.

– Болит, – поморщилась, сетуя, что не сумела быстро залечить несложное повреждение. – Сейчас иначе попробую.

Осмотрелась, глядя на деревья особым образом. Это была не звериная способность, потому проблем не возникло.

– Ясень! – обрадовалась, когда один из древесных стволов сверкнул золотом.

– Покровитель? Твой день рождения – в начале зимы?

– С чего ты так решил?

Ясень покровительствовал и тем, кто родился в конце весны – начале лета.

– Видел личное дело, но дату не запомнил.

– Вот как? Интересно, и зачем тебе понадобилось мое личное дело?

Внимательно посмотрела на лорда Эллэ, но тот только улыбнулся и пожал плечами, явно не собираясь делиться информацией.

– Идем. – Оборотник, подхватив меня под руку, помог дохромать до дерева. – Будь тут и смотри в оба. Если что – зови.

Он снова перекинулся и одним прыжком растворился в зарослях. Похоже, восстановил силы. Не теряя времени на раздумья, обняла толстый ствол, прижимаясь щекой к серой растрескавшейся коре. Ясень было старым и могучим, он охотно отозвался, окутав ласковой энергией. Судорожно вздохнула, расслабляясь. Даже в священной роще я не чувствовала такого эффекта. То, что надо! Словно глоток свежего воздуха после пребывания в затхлом подвале. Самочувствие мгновенно улучшилось, опухоль спала на глазах. Покончив с лечением, сосредоточилась и, пропуская сквозь себя магическое излучение, перенеслась в воображаемый лес. Позвала свою волчицу. Раз. Другой. Тишина отдалась уколом в сердце: та так и не откликнулась. Я упрямо продолжала ждать и была вознаграждена – далеко среди деревьев промелькнула светлая тень, подарив на мгновение ощущение присутствия. Это давало надежду…

– Халли?

Я вздрогнула от неожиданности.

– Я не скрывался, но ты не заметила, что я уже здесь, – укорил лорд Эллэ. – Нужно быть осторожнее.

– Прости, я пыталась вернуть волчицу. Слишком сильно погрузилась в себя.

– И как?

– Думаю, теперь все не так плохо, хотя все равно пока не могу перекинуться.

Райд одобрительно кивнул.

– Продолжай попытки. А его придется поджарить. – Демонстрируя добычу, он приподнял за уши крупного кролика.

Развести огонь подручными средствами воину-оборотнику ничего не стоило. Немного сухой травы, относительно плоская деревяшка и еще одна, длинная и ровная, чтобы не тратить лишних усилий. Лорд Эллэ даже не стал заморачиваться, мастеря примитивный лук, как сделала бы я, чтобы сберечь ладошки от мозолей. Мы не были уверены, что вышли из опасной зоны, не могли точно определить время – из-за густой кроны совсем не было видно звезд, но идти дальше без передышки больше не было сил. Поужинав, устроились спать тут же, под ясенем. Маленький костерок тушить не стали – какая-никакая, а защита от зверья.

Лорд Эллэ молча сгреб меня в охапку, кольнув щетиной шею. Повозился, устраиваясь поудобнее, и почти сразу засопел. Слушая его мерное дыхание и ощущая на себе непривычную тяжесть мужской руки, еще долго не могла уснуть. Необычно, но приятно. Интересно, каково это вот так, каждую ночь?

Постепенно провалившись в сон, очнулась резко, будто от толчка. Сердце яростно колотилось в груди.

– Райд!

Костерок едва тлел, свет от углей никоим образом не мог перекрыть естественную люминесценцию Чащи. Повсюду, где только можно было разглядеть, скользили силуэты бегущих бок о бок животных, от карликового оленя до волка-реликта. На расстоянии вытянутой руки мягко приземлилась пятнистая кошка, заставив вскочить от неожиданности. Оцелот, судя по характеру пятен и размеру, зашипел, оскалив клыки, и, хлестнув хвостом, скрылся в зарослях, направляясь туда же, куда и другие. Тихо не было, даже по меркам местной ночи стоял гвалт. То и дело раздавался угрожающий рык, перепуганный писк или недовольное мяуканье. Ухали совы, хлопали чьи-то крылья, ломались сухие ветки под копытами или мощными лапами.

– Райд, что происходит?

Вопрос был скорее риторический. Любой знает: если живность «заключила перемирие», хорошего не жди – грядет что-то серьезное.

Вместо ответа тоже оказавшийся на ногах лорд Эллэ резко отдернул меня под защиту древесного ствола. Зажатая между ним и ясенем, пронаблюдала, как впереди бросились врассыпную мелкие сизые мышки, едва заметные в траве. Рыкнул кто-то покрупней и затрещал кустами, нехотя уступая дорогу более сильному. Справа показалась гигантская змеиная морда. Повернувшись в нашу сторону, уставилась немигающим взглядом. Мелькнул раздвоенный язык, едва не коснувшийся моего плеча.

– Мама! – прошептала одними губами и застыла, испытывая одновременно отвращение и одуряющий первобытный ужас. Сейчас сожрет!..

Я даже не дышала, но крик мог оглушить пол-Чащи, если бы прорвался наружу.

– Халли, эй! – тормошил меня Райд.

Распахнув глаза, обнаружила, что змеиная морда исчезла, вместо нее мимо тянулось и тянулось бесконечно длинное тело. А толщиной оно было… в два человеческих роста. Или даже во все три, если речь обо мне… Дерево за спиной сотрясалось каждый раз, когда эта туша его задевала. Кто-то впереди протяжно взвизгнул и замолчал, не успев убраться с дороги гигантского чудовища.

– Халли?

С трудом отвела от змеи-реликта взгляд и сфокусировалась на лице оборотника.

– Мне показалось, ты сейчас упадешь в обморок.

– Не упала же, – буркнула, мгновенно устыдившись собственной слабости.

А ведь и правда испугалась почти так же, как когда падала в воду. Сердце до сих пор замирает.

– Что ты такое сделала, что удав потерял к нам интерес да и все прочее зверье огибает по широкой дуге?

– Не знаю… С перепугу представила, будто мы не мы, а просто огонь.

– Хм, очень действенно. Хотя не пойму, как такое возмож…

Договорить не дал раскатистый гул. Земля вздрогнула так, будто кто-то вытащил резким движением ковер из-под ног. Лорд Эллэ успел ухватиться за дерево, а я за лорда – не успела и шлепнулась на пятую точку.

– Пора убираться! – Райд протянул руку.

Вместо того чтобы ее принять, картинно упала на спину, изобразив, что помираю. Великая Мать! Когда же только эта беготня закончится?! Времени на баловство совсем не было, потому пришлось сразу же подняться, как бы тошно ни становилось от одной мысли, что снова нужно бежать.

Ужин точно в пустоту провалился и исчез. Стертые будто до костей пятки безбожно пульсировали, не успев толком восстановиться за несколько несчастных часов сна. От них не отставали исцарапанные руки, сбитые в кровь колени и локти. Усталость – моральная и физическая – вгоняла в апатию. Наверное, Райд прочел это в моих глазах:

– Давай же, волчонок! Мы уже столько прошли, осталось чуть-чуть. Мы выберемся, слышишь? Ничего не бойся. Не думаю, что культисты нас теперь найдут, а с обычными животными сумеем справиться. Да и идти уже недолго, местность стала ровней, два-три денька – и окажемся во владениях моего рода, в безопасности. Потерпи еще немножко.

Лорд Эллэ обнял меня, гладя по спине, осторожно поправил волосы, заставив сощуриться от мгновенного удовольствия. Я растворялась в его чуть хриплом от усталости голосе, который отдавался приятным рокотом в грудной клетке. Не знаю, где он брал силы, чтобы так щедро делиться теплом, спокойствием и уверенностью. Кажется, никого во всем мире сейчас не было роднее и ближе его.

– Ты боец, родная, – продолжал шептать Райд мне в макушку. – Моя сильная, храбрая девочка. Осталось совсем немножко. Вместе нам все нипочем.

Райд посмотрел в глаза и нежно коснулся губами моих губ, переворачивая весь мир то ли с ног на голову, то ли наоборот. Я так и не успела осознать.

В этот момент гул повторился, твердь снова пришла в движение, а над поверхностью пронеслась волна энергии жизни. На миг я оглохла и ослепла, лишившись возможности дышать. Затрещали деревья, рядом захлопали крылья какой-то птицы, что-то упало. Поодаль хором завыли волки. Где-то позади загрохотала лавина.

– А-ах… – Я открыла рот, точно вынырнув из воды, и, выпучив глаза, уставилась на лорда Эллэ.

– Началось! – Во взгляде оборотника мелькнула тень безумия.

– Третий выброс! Богиня! Это же он?! Мы под него попали, да?

Райд кивнул и скомандовал:

– Садись!

Передо мной тут же возник крупный светлый волк. Забравшись без раздумий зверю на спину, легла, крепко ухватилась за шерсть.

«Готова?»

Ответила так же мысленно: «Да».

Волк сорвался с места, а я зарылась носом в густой мех, втягивая ноздрями запах. Потерлась щеками, точно кошка, не обращая внимания на то, что творится вокруг. Мир вдруг сузился до теплых боков, которые сжимала коленями, ощущая, как шерсть приятно щекочет кожу. Захотелось снять и выбросить футболку, чтобы стать еще ближе. Энергия выброса опьянила, сводя с ума, подталкивая к странным поступкам.

«Халли, сиди спокойно, не то я сделаю что-то плохое…»

Ох! Краска бросилась в лицо, когда это самое «плохое» дополнилось яркой и подробной картинкой. От одной только мысли о том, чтобы плюнуть на все, остановиться и заняться любовью прямо посреди творящегося хаоса, стало невыносимо жарко.

«Нет, ты не извращенка, не переживай. Это на тебя так передозировка энергии подействовала. Не забывай, ты же оборотница».

«Ты что, мои мысли читаешь?!»

«Прости, власть вожака сделала тебя членом стаи. Эффект со временем пройдет, зато как удобно порой», – послышалась мне усмешка.

«Ага, конечно…»

Я и правда не знала, как к этому относиться. С одной стороны, возмущало, ведь моя защита всегда была идеальной, а с другой… Сказал же – пройдет.

– Райд! – завопила вслух, осознав, что без внутренней волчицы все это было бы невозможно.

Одновременно явилась и она. Томно поглядывая и кокетливо помахивая пушистым хвостом. Заполняя пустоту, прогоняя невольную тоску, даруя небывалый прилив сил и возвращая психологический уют, насколько это возможно в подобных обстоятельствах. Сразу захотелось вытворить что-нибудь эдакое.

«Халли, что ты де…»

Я перекинулась раньше, чем коснулась земли, на ходу сиганув со спины лорда Эллэ. Легко обогнав, махнула хвостом, стукнув Райда прямо по наглой морде.

«Ох, сейчас кто-то у меня получит!»

Несмотря ни на что, Райд источал радость. Он был рад за меня, полностью пропустил через себя все мои эмоции и не скрывал своих.

Богиня! Как же приятно бежать вот так бок о бок, вместе! Я с нежностью покосилась на оборотника. Страшно поверить, но он и правда искренен, звериная ипостась не умеет лгать. Хотелось не то что нестись быстрее ветра – летать. Жаль, я не мифический крылатый волк симуран, здорово было бы воспарить над Чащей и чтобы свистело в ушах…

«Халли, осторожней. Ты сейчас все равно что пьяная, – спустил меня на землю лорд Эллэ. – Хотя при других обстоятельствах я бы даже счел это забавным».

«Прости!»

Сама того не желая, обдала Райда смесью эмоций, что бурлили внутри. Буркнув в ответ невразумительное: «Кончай хулиганить!» – оборотник вдруг отгородился внушительным щитом. Удивленная такой реакцией, постаралась взять себя в руки и поразмыслить, абстрагируясь от странной эйфории.

Что я помню про блуждающие источники? Если первые два выброса энергии – одномоментные, то третий растянут во времени, потому и земля продолжает дрожать. Эффект напоминает рыбий пузырь или воздушный шарик, из которого медленно выпускают воздух до тех пор, пока весь не закончится. Энергия при этом выбрасывается «застоявшаяся», не успевшая «очиститься». Распространяется завихрением против часовой стрелки, и каждый виток – все слабей и слабей. Вроде так?

«Райд? – позвала оборотника. – Ну, Ра-а-айд!»

«Халли, держи себя в руках! Не то выполню обещанное, я ведь так же, как и ты, себя чувствую».

«Просто хочу спросить про третий выброс».

«Да?»

«Какой это был виток?»

Лорд Эллэ остановился как вкопанный, я сделала еще три прыжка, и пришлось возвращаться.

Волк завертел лобастой головой, втягивая ноздрями воздух.

«Как я мог о таком забыть?!»

Как по заказу, пошла новая волна энергии. Пришлось припасть к трясущейся земле и спрятать морду промеж лап, когда порыв ледяного ветра взъерошил шерсть на спине.

Впереди, не устояв под таким напором, заскрипело и стало медленно заваливаться огромное старое дерево. Зацепило еще одно по пути. То, более хлипкое, не выдержало веса собрата, прогнулось, а затем и вовсе сломалось пополам. В панике метались животные. Больше в их движениях не было никакой осмысленности.

«За мной!»

«Райд, мы же бежим назад!»

«Все верно, Халли. Назад, к эпицентру, и как можно быстрей».


Последующие несколько часов слились в смазанное пятно, напоминая бред безумца. Мы бежали наперегонки со смертью, одновременно пребывая в эйфории, потоки энергии прошивали тело раскаленными нитями, оставляя болезненное и вместе с тем приятное ощущение.

Направление пришлось менять несколько раз, прежде чем окончательно утвердились в его правильности. Стоило покинуть предгорья, пахнуло тиной и сыростью – мы едва не угодили в болото. Почва под лапами сделалась мягче, зачастую проседала и брызгала влагой. Деревья здесь росли намного реже, вдали поблескивали в лунном свете водяные «зеркала». Мы двигались по самой кромке болота, молясь о том, чтобы выбраться отсюда раньше, чем случится что-нибудь непредвиденное. Хотя не знаю, осталось ли хоть что-то, способное напугать еще больше.

«Мы слишком отклонились на восток, – сетовал лорд Эллэ. – Я не бывал в этих местах, да и ничего тут хорошего. Болото. Пиявки-переростки, гигантские насекомые-реликты и волосяной червь едва ли не клубками на осоке висит…»

Меня передернуло. До сих пор нам, можно сказать, везло. Никаких особенно отвратительных тварей не встречалось.

«Не люблю все, у чего больше четырех ног».

Ответом был мысленный смех.

Райд снова свернул, и некоторое время мы двигались по направлению завихрения энергии. Рискованно, но только так можно обойти топи. К счастью, дальше местность стала суше, зато энергия выброса превратилась в непрерывный поток. Природа сходила с ума на глазах. Не выдерживая напора, с треском валились реликтовые деревья. Подлунная мухоловка на глазах за несколько мгновений достигла размеров доор’кана и, вытянув толстый стебель, клацнула «челюстями» в опасной близости от нас, не дожидаясь, когда кто-то сам соизволит забраться внутрь. Земля впереди взбугрилась, оттуда показались огромные клешни, влажные комья полетели вокруг, точно капли дождя. Покрытое мощными хитиновыми пластинами тело выбралось на поверхность.

«Бесы! Что это?!»

Моя боязнь насекомых вызвала у оборотника приступ нездорового веселья.

«Всего лишь медведка».

Мой мысленный ответ получился до боли неприличным и затрагивал матушку медведки. Обогнув бронированное, местами покрытое бурой шерстью существо, понаблюдала за его не слишком удачной попыткой взлететь. Мухоловка-переросток к тому моменту тоже полностью выбралась на поверхность. Семеня корнями, словно гигантское животное, подобралась к медведке и бесстрашно ухватила ту за ногу.

«Халли! Ты выражаешься хуже, чем наш инструктор по строевой подготовке!»

«Я молчала».

«Выразительно молчишь!»

Продолжили бег. На пути то и дело попадались многочисленные пауки, черви, тучи комаров и прочие «милые» болотные обитатели, что метались вокруг. Удивляться я почти перестала.

«Собирается рой», – констатировал очевидное лорд Эллэ.

Все живые существа были опасны, отравлены магией и безумны. Они нападали друг на друга, беспорядочно метались, потеряв ориентацию, ближайшие постоянно атаковали нас. На ходу превратилась в человека, ментальными ударами пробила себе дорогу и снова перекинулась. Тем же занимался и Райд, завораживая пляской образов: вот обнаженный по пояс, великолепно сложенный мужчина, не останавливаясь, расшвыривает трех волков и двух ловчих кошек. А в следующий миг бок о бок со мной их туши перепрыгивает волк.

То, что даже в такой ситуации я чувствую сильнейшее влечение, уже воспринимается как должное. Мы оба предвкушаем неизбежное с замиранием сердца. Это подтверждает голодный блеск волчьих и человеческих глаз. В том, что ждать уже недолго, сомневаться не приходится. Все равно сейчас не можем скрыть друг от друга чувства. Не можем, да и не хотим. Слишком всемогущими и одновременно слабыми сделал нас избыток магии.

«Эпицентр близко, но нам долго не продержаться…»

Живности вокруг собралось чересчур много, а мы слишком устали, чтобы всех держать на расстоянии. Одна осечка – и порвут на клочки.

– Ах-ха-ха!

Смех безумца вырвался против воли – я углядела кабанов. Контроль дался без усилий, и два крупных клыкастых секача, по размеру превосходящие того, на котором участвовала в скачках, бодро направились в нашу сторону.

– Халли, что за… – Райд не сразу осознал, что они повинуются мне.

– Садись, будет весело!

– Весело? – Он, прищурившись, глянул на меня. – Ну-ну.

Прозвучало многообещающе, по спине пробежали мурашки предвкушения.

Решение оказалось удачным, теперь мы двигались гораздо быстрее, чем на своих двоих или четырех, к тому же почти не приходилось уворачиваться – помехи заранее убирали с пути ментальными ударами и лишь при большой необходимости огибали препятствия. Тишина и покой оглушили настолько, что я едва не потеряла контроль над животными. Мы точно попали в заколдованный круг или мгновенно перенеслись в безопасное место порталом.

Легкий ветерок, в котором чудился запах соли, ласково перебирал волосы, волновал бархатную траву на прогалине. Над люминесцирующими голубым и зеленым соцветиями сиявки обыкновенной вились маленькие ночные бабочки, и никакого светопреставления или насекомых-переростков. Разве что тихо чересчур, но оно и понятно. Спешившись, на всякий случай приказала кабанам спать – вдруг еще пригодятся.

– Око покоя. Мы добрались. – Райд притянул меня к себе.

Не помню, как оказалась на траве, бесстыдно извиваясь и плавясь в его объятиях. Пусть снаружи царил покой, внутри продолжал бушевать ураган. Руки. Губы. Его. Мои.

– Нет! – выдохнул лорд Элле, вдруг откатившись в сторону.

Моя волчица, доведенная до исступления ласками, испустила вопль протеста. Я просто стиснула зубы, не понимая, что происходит, но не в силах задать вопрос вслух. Оборотник молча глядел в небо, его грудь часто вздымалась, а рука вцепилась в боковой карман штанов. Наконец он повернулся:

– Это же все равно что переспать по пьяни. Толком ничего не запомнится, а потом будет неловко. – Райд криво усмехнулся. – Правда, в основном тебе.

Усталость навалилась точно ствол реликтового дерева. Я ничего не ответила и даже подниматься не стала, так и провалилась в сон, краем сознания отметив: меня обняли.

Пробудившись, почувствовала характерный отголосок ауры, присущей тем, кто управляет тенями. Человек стоял совсем близко и не издавал ни звука. Рука лорда Эллэ едва заметно шевельнулась на моем животе, предупреждая, но нас все равно раскусили. Раздался мужской голос:

– Я знаю, вы уже не спите. Господа, советую поторопиться, приближается рой насекомых, порожденный блуждающим источником. За периметром оставаться смертельно опасно.


Глава 6

Райд Эллэ

Присутствие чужака ощутил, стоило ему выйти из тени. Я научился этому еще в отряде – предугадывать, откуда появится теневик, по возмущению энергий. Не все на это способны, но у меня получается на уровне инстинктов. Халли мгновенно проснулась, но не подала виду. Умница девочка! Предупреждая, чуть надавил ладошкой на плоский теплый животик. Обострившиеся инстинкты подсказали – теневик явился не один, с ним еще минимум трое. Характерного схожего запаха, что был у всех культистов, я, по счастью, не заметил, но и расслабляться не время. Мы отключились неизвестно где, не приняв никаких мер предосторожности, – не самый разумный поступок, за который, вероятно, придется расплачиваться прямо сейчас.

Пока решал, что же делать: напасть первым или подождать, незнакомец заговорил. Притворяться спящими больше не было смысла, я открыл глаза и сел. Теневик, темноволосый, темноглазый и бледный, одетый в темно-зеленую форму или, скорее, ливрею.

– Доброе утро, – учтиво, но с достоинством кивнул незнакомец. – Меня зовут Донас Катор, я начальник охраны лорда Валериана Каррота Шатоли́.

Он продемонстрировал родовой герб на рукаве: изображение краба, держащего в клешнях по жемчужине, и завиток волны под ним. Сколько ни старался, не смог вспомнить ни род Шатоли, ни самого лорда Валериана. За штанину тихонько дернули. Растрепанная и невыспавшаяся Халли с застрявшими в спутанных волосах травинками и в стыдливо натянутой на поджатые ноги футболке смотрела на меня снизу вверх. Перепачканное осунувшееся лицо показалось совсем детским, серые глазищи как будто стали еще огромнее, в них плескался невысказанный вопрос. Весь вид вызвал непреодолимое желание защитить, чего бы то ни стоило. Коробочка с кольцом через карман опалила кожу. Нет, не сейчас… Момент неподходящий, к тому же мы не знаем, кто эти люди, а жизнь уже научила никому не доверять.

«Молчи», – попросил мысленно, и ресницы моей волчицы чуть дрогнули, выражая согласие.

– Вас обнаружил патруль, обходивший территорию, – снова заговорил теневик, – и лорд Валериан распорядился помочь попавшим в беду путникам. Мы предоставим укрытие и все необходимое.

– Спасибо. Будем весьма благодарны. Меня зовут Райд Май Эллэ, – решился представиться настоящим именем.

В конце концов, мы не слишком далеко от моих земель, а раз еще и соседи, что весьма неожиданно, будет несложно обосновать, как нас занесло сюда, не раскрывая всей правды.

– Лорд Эллэ, извольте следовать за мной. – Новый поклон был куда учтивее. – Рой – явление непредсказуемое. Лучше, если мы окажемся под защитой периметра. По данным природников, вероятность того, что нас зацепит, составляет восемьдесят семь процентов.

Теневик, поспешно скинув с себя куртку, протянул мне, и я укутал Халли.

– Продолжайте обход, вдруг кто-то еще нуждается в помощи. – Донас Катор махнул своим людям и, не оборачиваясь, пошел вперед.

– Выбрались? – одними губами спросила моя волчица.

Едва заметно пожал плечом, и она понятливо кивнула. Будем судить, когда окажемся на территории Эллэ, а пока следует быть начеку.

С первых шагов стало ясно: хозяин не бедствует. Периметр поместья был выстроен с использованием новейших разработок сияющих. Мы прошли бы рядом и не заметили, если бы не наш провожатый. Остановившись, он сделал пасс рукой, и реальность пошла рябью, открывая проход. Халли удивленно хлопнула ресницами и, многозначительно поджав губы, посмотрела на меня.

– Неплохо, – похвалил от души. – Идеальная маскировка, снаружи и не поймешь, что тут находится, пока носом не упрешься.

– Лорд Шатоли не экономит на таких вещах.

– Но зачем прятаться, разве недостаточно простого барьера?

– О! Я несколько помешан на безопасности, а места тут, знаете ли… – Встретивший нас по ту сторону утонченного вида мужчина неопределенно повел рукой. – Добро пожаловать, милорд Эллэ! Я Валериан Шатоли, хозяин этого скромного приюта. Рад лично познакомиться с представителем славного рода Эллэ. Как видите, мы теперь соседи, хоть наши земли и не граничат в прямом смысле. – Он усмехнулся.

– Уж точно барьерами не тремся, – пошутил в ответ я. – Но как вам удалось? Насколько помню, эти земли находятся в ведении императора?

Состроив загадочное лицо, новый знакомый протянул руку.

Ответив на рукопожатие, отметил крепость пальцев природника, коим, без сомнений, и являлся лорд Шатоли, одновременно силясь вспомнить: как же получилось, что я не в курсе нашего соседства?

– Спасибо, Донас. Возвращайтесь к своим обязанностям. – Валериан отпустил теневика и повернулся к нам. – Но как вы здесь оказались?

– Я показывал своей гостье достопримечательности, когда объявился блуждающий источник и случился выброс. Порталом мы переместились в одну из точек, но оказались в еще большей опасности, пришлось уходить на своих двоих.

– О! Вы настоящие храбрецы, раз отважились на пешее путешествие по Чаще. Я вот по собственной воле ни шагу за периметр. Но позвольте спросить, отчего же не вернулись сразу в поместье?

– К сожалению, чуть раньше где-то обронили другой мобильный портал, но слишком поздно это заметили.

– Какая досадная случайность! Вы же могли погибнуть! – изобразил сочувствие Валериан.

Я развел руками. Шансов отправиться в чертог Великой Матери у нас и правда было предостаточно.

– И давно вы здесь обосновались? – спросил будто невзначай.

– В Эрессолде еще с осени, но сюда переехали три месяца назад. Мы выходцы из Тандорона. Королевство Шантильен, слышали о таком?

– Кажется, это у вас добывают лучший жемчуг? – выдал наобум.

Островитяне – народ забавный, у них на каждом «осколке», как они называют свои острова, по королевству, а то и по два. Всех не упомнишь. И везде добывают жемчуг.

– Самый лучший! – подтвердил Валериан.

– Похоже, прибыльное дело. Что же привело в наши края? Насколько знаю, привыкшие к морским просторам тандоронцы не любят Чащу и барьеры.

– О! Тогда я неправильный тандоронец и просто обожаю барьеры. Особенно если они в Чаще, – рассмеялся лорд Шатоли. – Но вижу, у вас много вопросов, и я обязательно на них отвечу. Надеюсь, как и вы на мои. Прежде же позвольте мне быть радушным хозяином и предложить воспользоваться удобствами моего скромного жилища.

Он указал на видневшийся в отдалении трехэтажный особняк, облицованный песчаным мрамором, что красиво золотился на солнце. Такие же дорожки вдоль и поперек пересекали парк-лабиринт с аккуратно подстриженными кустами и множеством цветочных клумб, тщательно подобранных по оттенкам. До особняка было не так чтобы далеко, но и неблизко, а рядом на дороге, что вела вдоль периметра и поворачивала к дому, ожидала изящная, кремового цвета коляска с откинутым верхом. Тонкие колеса со спицами, отделка из розового дерева, что растет только в одной из провинций Арендолла, мягкие кожаные сиденья… Светло-соловая лошадь редкого оттенка дополняла картину. В общем, дорого и со вкусом. Жемчуг, говорите? Ну-ну.

Валериан лично взобрался на козлы и повернулся к нам.

– Прошу.

Халли коротко на меня глянула.

– Боюсь, мы испачкаем это произведение искусства, – продемонстрировал не первой свежести штаны.

– О! Пожалуйста, не беспокойтесь об этом.

Пожав плечами, подал Халли руку, помогая усесться.

– Спасибо, – хрипло шепнула она.

Лорд с улыбкой покосился, но ничего не сказал, а через минуту-другую коляска остановилась у самого крыльца, где нас встретил дворецкий в зеленой ливрее с гербом рода Шатоли. Такой же герб был размещен над широкой входной дверью.

Валериан ловко спрыгнул на землю и распорядился:

– Люциус, проводи гостей. Надеюсь, комнаты уже готовы?

– Да, милорд. – Сухощавый темноволосый мужчина с достоинством поклонился.

Я отметил его странный акцент, да и внешность говорила, что он не из этих мест.

Помогая Халли выбраться, я обернулся к лорду, не выпустив ее руки.

– Постойте, не нужно комнат. Мы не желаем никого стеснять, род Эллэ будет благодарен, если просто позволите утолить жажду и воспользоваться вашим порталом. Пожалуйста. – Я сжал руку Халли.

– О! Мне так жаль! – скис лорд Валериан. – То, что произошло вчера. – Он помахал рукой в воздухе. – Блуждающий источник и все такое. Око оказалось слишком близко… Отсюда видно лишь часть нашей территории, на востоке барьер не такой, как здесь, а все еще временный, и он был поврежден. К тому же полным ходом идет строительство – мы с братом вместе планируем жить здесь, семейная традиция. Так вот, произошел какой-то сбой, и выключились порталы, другие удобства пока тоже не работают, в том числе и магическое освещение. Всю энергию мы направили на поддержание периметра, но как только его починят, сразу займемся порталами.

– Тогда, может, позволите воспользоваться кристаллом связи?

– Вот незадача! Их как раз вчера должны были доставить и установить, но пока к нам никто не может попасть, а мы – выйти. Брат утром использовал единственный мобильный, что был в наличии, чтобы отправиться в столицу за мастером. У нас ведь нет собственных специалистов, простите.

Ответы мне категорически пришлись не по нраву, при первой возможности сам все проверю, а пока следует усыпить бдительность Шатоли, сделав вид, что мы наивно поверили. Доверять сейчас нельзя никому.

– Хорошо, что я сумел сообщить, где именно мы находимся. Возможно, мои люди окажутся здесь даже раньше, чем вернется ваш брат. – Я вежливо улыбнулся, надеясь, что природник купится на эту ложь.

– О! Если бы среди них оказался еще и специалист по настройке порталов, я был бы весьма благодарен! Надо предупредить охрану, чтобы их достойно встретили. Люциус! – окликнул он дворецкого, но тут же спохватился: – Простите, я не уточнил, вам нужна общая комната или разные?

– Разные, – отрезал, прежде чем Халли что-то успела сказать.

Как бы я ни боялся оставить ее одну, сейчас речь шла о репутации моей невесты. Даже если я пока никому об этом не сообщил, включая ее саму. Надо отдать Халли должное, она бровью не повела, хотя я отчетливо почувствовал растерянность.

– Прошу прощения, если проявил бестактность, леди… – Покаянно склонивший голову лорд Шатоли глянул прямо на Халли. – Кстати, нас до сих пор не представили.

– Халли? Халли Эрпи? – С террасы спешила девушка в легком светло-зеленом платье, едва прикрывающем колени.

Бесы! Я ведь не хотел называть ее настоящее имя.

– Дарси?! – не меньше моего удивилась моя волчица.

Девчонка подскочила к нам и ухватила Халли за руки, отводя в сторону:

– У тебя все в порядке? – Она подозрительно покосилась на меня и зашептала, будто это могло помочь. Удивительно, но даже шепотом девушка умудрялась тараторить. – То есть это правда? Ну… Те слухи, что ходят по академии. Ты и… – Она многозначительно поиграла бровями, явно указав на меня. – Вы вместе?

– Дарси, где твои манеры?! – повысил голос лорд Валериан. – Простите, пожалуйста, мою племянницу. Наше уединение дурно на нее влияет.

– Милорд, дядя. – Девушка порозовела и, сверкнув огромными травянисто-зелеными глазищами, одарила каждого из нас книксеном. – Я так обрадовалась, встретив знакомое лицо, что и правда забылась.

– Нашим гостям следует отдохнуть.

Поклонившись лорду Шатоли, она шепнула Халли:

– Поговорим после ужина, – и тут же упорхнула обратно, точно маленькая птичка.

Моя волчица кивнула, но от меня не укрылся настороженный взгляд, коим она проводила знакомицу. Вспомнил, что уже видел эту девушку в академии. Именно она хотела купить те злосчастные очки.

Жилище лорда Шатоли продолжало поражать взгляд роскошным убранством, достойным лучших домов империи. Надо будет выяснить за ужином подробности. Если жемчуг – такое прибыльное дело, грех не вложиться. Между тем дворецкий проводил нас на второй этаж и показал комнаты. Они располагались в одном крыле, но не рядом. Жаль, что не смежные и не сообщающиеся, – мне не хотелось оставлять мою волчицу одну. Проводив Халли, отпустил дворецкого, уверив, что дальше сами справимся. На завтрак мы уже опоздали, а до обеда еще оставалось больше часу, но после всех приключений есть хотелось просто зверски, и по моей просьбе нам накрыли в комнатах. Да и сидеть за общим столом вместе с хозяевами желания никакого не было.

– Халли, ты подозрительно молчалива, – спросил, когда остались одни в моей комнате.

– Устала смертельно. Сколько мы спали?

– Не знаю. Часа три, не больше. Поешь, приведи себя в порядок и поспи. Надо восстановить силы. – Я обнял маленькую волчицу и чмокнул в макушку. – Можешь смело есть, еда не отравлена.

– Богиня, как же сложно стало жить! – вздохнула она.

– Расслабимся, когда окажемся дома. Ешь!

– Пожалуй, сначала приведу себя в порядок. – Она осмотрела испачканные ладошки.

– Хорошо, только запрись как следует. Если что-то покажется подозрительным – зови.


Халли Эрпи

До самой комнаты я шла будто во сне, от усталости даже в ушах шумело. Переступая порог, ожидала чего-то вычурного, но надо же! Совсем непомпезно и весьма уютно. Скатерть и шторы, обивка стульев и кресла, мягкий ковер на полу – все было выполнено в ненавязчивых кремовых оттенках. Не выбивались из общей цветовой гаммы даже орхидеи в вазе на тумбочке и рамы двух картин, изображавших рассвет на море.

Широкая, скорее полуторная, чем односпальная кровать была застелена покрывалом с кружевной отделкой. Удобные даже с виду подушки так и манили. С ними соперничал только накрытый стол у зашторенного окна. Милое местечко, исполненное умиротворения, идиллию нарушали лишь следы ботинок лорда Эллэ, который проверил поданную пищу. Попрощавшись, он ушел к себе, а я так и стояла, бездумно пялясь в закрытую дверь. Оцепенела, не в состоянии решить простую задачу, что теперь делать. Оказалось, очень трудно перестроиться и вернуться к нормальной жизни после длительного времени, проведенного в Чаще. Чувство, будто не знаешь, куда себя деть, а мозг отказывается адекватно воспринимать мирную действительность.

Потрясла головой, возвращаясь к реальности. Первым делом нужно вымыться, поесть и сразу спать.

– Это мы подвернем, – отогнула в сторону светлый ковер, чтобы не испачкать его еще больше.

Все же совесть и привычка к бережливости не позволили и дальше топтаться по нему грязными ножищами. За едва заметной дверью в стене находилась туалетная комната со всеми удобствами, по моим меркам, тоже роскошная. Оснащенная изящной формы ванной с позолоченными кранами и отдельно стоящей душевой кабиной – на выбор. В шкафу обнаружились полки со стопками кремовых полотенец разных размеров, тапочки и целых два теплых халата. На туалетном столике – несметное количество пузырьков с мылом, шампунями, маслами и прочими средствами, количеством они спорили с небольшой лабораторией. Красота!

Железной волей подавив желание наполнить ванну, взбить пену и завалиться в нее на часок, позволяя отдохнуть натруженным мышцам, взяла первый попавшийся пузырек и юркнула в кабинку. Если нам снова придется срочно куда-то бежать, хотя бы буду чистой, сытой и выспавшейся.

– Ну или хотя бы просто чистой, – усмехнулась чумазому отражению в зеркале.

Упругие струи горячей воды приятно обожгли кожу, заключая тело в заботливые объятия. Не знаю, сколько так простояла, наблюдая, за потоками грязной воды, убегающей в сливное отверстие, прежде чем дело дошло до прихваченной бутылочки. Приятный аромат экзотических цветов порадовал обоняние, но не пожелал раскрыть тайну, из чего именно сделано это средство. Наверное, из Тандорона привезли. Впрочем, не важно. Принялась намыливаться, и, как назло, припомнился дышащий свежестью романтичный образ Дарси. Я сильно ей проигрывала, особенно в том виде, в котором нас обнаружили в Чаще. Это же угораздило встретиться! Что она теперь о нас подумает?

Уселась прямо на пол душевой кабины, размышляя, насколько критично то, что мы попались на глаза знакомым. И главное, актуальна ли еще легенда о том, что мы с Райдом вместе? Он демонстративно отселил меня в отдельную комнату. Уверена, теперь об этом узнает вся академия… Но больше всего хотелось понять, что будет с нами дальше.

В желудке противно щемило не то от волнения, не то от предвкушения новых неприятностей, не то просто от голода. Пора заканчивать с водными процедурами и переходить к следующему этапу. Пушистые халаты, висевшие на крючке, оказались одного размера, и оба были велики. Приподняв волочащиеся полы, чтобы не мешали идти, порадовалась, что пятая точка прикрыта в кои-то веки. Вернувшись в комнату, не отказала себе в удовольствии расстелить коврик и пройтись по нему босиком, утопая по щиколотку в мягком ворсе. Да, пара дней в Чаще – и начинаешь ценить подобные мелочи. Впрочем, я и раньше не была слишком разбалована, так что, может, это первый и последний раз, когда еще доведется походить по такому ковру.

Притупившееся и уже привычное сосущее чувство в желудке невообразимо обострилось, стоило уловить запах еды. Громкое урчание заставило порадоваться, что я проявила выдержку, не став есть при Райде, и теперь не придется лишний раз смущаться. Понадеявшись, что оборотник не ошибся и еда безопасна, в мгновение ока смела с подноса все, до чего смогла дотянуться, мысленно благодаря хозяев за заботу. По крайней мере, не пришлось бороться с собой, чинно сидя за общим столом. Куски охлажденной мраморной говядины запихивала в рот едва ли не обеими руками, чередуя мясо с какими-то незнакомыми фруктами. Оранжевая сладкая мякоть оказалась настолько сочной, что я тут же вся перемазалась, ненароком испачкав и халат.

Насытившись, поспешила обратно в ванную. Умывшись, замыла пятно и заодно выстирала футболку. Я пока не готова с ней расстаться. Безудержно клонило в сон. Решив больше не отказывать себе в этом удовольствии, забралась в мягкую удобную постель. Уснула мгновенно, даже не успев стянуть слишком теплый для местного климата халат.

Разбудил меня кошмар, в котором сплелись воедино лица и события последних дней. Раз за разом я срывалась в пропасть, на дне которой бурлила река. Захлебывающуюся ледяными струями меня то вылавливал Кхамлэ, то тащил ко дну Райд. А заливисто смеющаяся Дарси в своем нежно-зеленом платьице и дурацких розовых очках стояла на большом валуне прямо посреди реки, указывала наманикюренным пальчиком на понуривших головы пленников, и у тех начинали расти ветвистые рога. На берегу рос мой дом, из окна которого махали Дори и мама. Вдруг древодом почернел на глазах, съежился и рассыпался пеплом вместе с самыми дорогими мне людьми.

– Мамочка! Мама!

Собственные рыдания показались посторонними звуками, когда подскочила на постели, в темноте не сразу осознав, где нахожусь. Это что, уже ночь?! Судя по неверному свету, струившемуся снаружи, так оно и было. Похоже, я проспала весь день.

Тело покрывала испарина, мутило, во рту стояла сухая горечь. Отравилась? Постаралась успокоиться. Быстро диагностировав свое состояние, отметила, что подобные вещи стали даваться намного легче, чем раньше. Хвала Великой Матери! Похоже, мое состояние – лишь реакция на переутомление, духоту и непривычную пищу. В частности, на тот самый оранжевый фрукт.

На столе призывно поблескивал графин с водой, и я поспешила утолить жажду, но зацепилась полой халата за столбик кровати. Резкий рывок, угрожающий треск ткани. Чтобы удержать равновесие, взмахнула рукой. Приглушенно звякнуло стекло.

– О нет!

Разочарованию не было предела. Хрупкий изящный сосуд опрокинулся и разбился о край столешницы. Капли драгоценной влаги мгновенно впитались в ворс многострадального ковра. Там же затаились и упавшие осколки в ожидании босоногой жертвы.

Ладно, мы не гордые, попью из-под крана. Стянув осточертевший халат, бросила его на кровать, наслаждаясь ощущением прохлады на коже, и перебралась на другую сторону, не рискуя идти по полу в темноте. В ванной поджидал новый неприятный сюрприз: краны отозвались глухим шипением, выдав лишь пару капель воды. Да что здесь не так? Сначала порталы, а теперь еще и с водопроводом беда. Это то, о чем говорил Шатоли?

Терпеть жажду до утра не было никакой возможности, и я решилась на вылазку, но прежде отпустила эмпатию, первым делом убедившись, что Райд поблизости, а за дверью никого нет. Лорд Эллэ там, где я его ощущала в прошлый раз, и, похоже, крепко спит, судя по пассивному ментальному отклику.

Помявшись, решила его не будить. Прежде чем выйти, натянула слегка влажную футболку Райда и поверх надела халат. Взяв в руки тапочки, снова перебралась через постель, обулась и тихонько отперла дверь. Встречаться ни с кем не хотелось, потому шла осторожничая, готовая метнуться назад. У двери комнаты, где спал оборотник, остановилась и немного послушала его дыхание. В его комнате наверняка имеется такой же графинчик, можно убить двух зайцев – напиться и повидаться… Коснувшись пальцами полированной поверхности двери, так и не решилась постучать, несмотря на нестерпимое желание быть рядом.

– Ох! – выдохнула в потолок, чувствуя, как разом стало жарко.

Ладно. Пусть оборотник отдыхает, я сейчас быстренько найду кухню, там наверняка есть чем утолить жажду. Кухня, по логике, скорее всего, где-то на первом этаже. Убедилась, что холл пуст, прежде чем спуститься по лестнице, устланной ковровой дорожкой, которая прекрасно скрадывала звук шагов, – даже красться не надо. Темноту в холле рассеивал приглушенный золотистый свет нескольких ночных светильников. Кстати, магических! Такие же уличные фонари горели снаружи. Это не вязалось с тем, что нам наговорили об экономии энергии.

Старинные напольные часы показывали без пятнадцати два ночи. С герба, что висел у входа, укоризненно пялился краб, вынуждая чувствовать себя преступницей. Состроив ему рожицу, крадучись миновала холл и повернула под лестницу. Взору открылся коридор, похожий на тот, что наверху, только двери другие да вместо вазонов с цветами простенки украшают полотнища с гербом рода Шатоли, все те же морские пейзажи и постаменты с бюстами. М-да, не похоже, что здесь я найду кухню, скорее, кабинет и библиотеку. Возможно, стоит заглянуть за закрытую дверь слева – подозреваю, за ней есть еще один коридор. Я почти отважилась потянуть ручку, как раздался негромкий хлопок, заставив инстинктивно отпрянуть в сторону и вжаться в декоративный проем, украшенный большим полотном с очередным морским пейзажем.

Шли секунды, минуты, но никто меня так и не окликнул. Хвала богине, не заметили! Инстинкты подтвердили: никого рядом нет, и я рискнула осторожно выглянуть из укрытия. Свет, льющийся из неплотно прикрытой двери в конце коридора, яркой полосой пересек бюст, что стоял напротив, отчего мраморное лицо приобрело какой-то зловещий вид.

Кто-то, хлопнув дверью, вошел снаружи через черный ход, не иначе. Интересно, что тут в такой час происходит? Под покровом ночи не может твориться ничего хорошего. Удовлетворяя любопытство, отпустила эмпатию. Двое. Беседуют слишком тихо, чтобы разобрать хоть слово, и, похоже, имеют при себе защитные артефакты – эмоциональный фон совсем не считывается. Нет, теперь не усну, пока не разведаю, что здесь замышляют. После всех приключений заговор мерещится на каждом шагу. А если заметят, сострою невинное лицо и скажу как есть: жажда мучает, воды нет. Где тут у вас можно напиться? Кстати, по той же причине и туалет не работает, а это уже веская причина для несанкционированных прогулок.

Порадовавшись, что не забыла про футболку, стянула громоздкий халат и, свернув в комок, пристроила в угол, где пряталась. Бесшумно прокралась по коридору ближе к приоткрытой двери. Сквозь зазор между ней и косяком была видна часть освещенного кабинета. Внутри – двое. В глубоком кресле вполоборота ко мне сидел лорд Валериан Шатоли. На его будто выточенном из мрамора лице застыло напряженное выражение, придавая удивительное сходство с тем самым бюстом, что напугал меня немногим раньше. Его собеседник стоял спиной, нетерпеливо покачиваясь с носка на пятку. Руки мужчины беспрестанно двигались, то сцепляясь за спиной в замок, то тут же оправляя полы пиджака, то зарываясь в темные волосы. Говорили вполголоса, но беседа была эмоциональной.

– Девчонка видела пленников, могла кого-то узнать и рассказать своему дружку. Обоих нужно убрать как можно скорее. Стоит поспешить, пока рой здесь. Дел-то – оглушить и выбросить за периметр, никто костей не найдет, а мы ни при чем.

– Она нужна Кхамлэ. Не понимаю, почему мне приходится повторять это снова, кузен?

– Тебе не показалось, что он слишком на ней зациклился? Что в этой девке такого, на что не способен я? От всей этой беготни страдает и наше дело! Мы сильно рискуем, оставляя их здесь. Она уже знакома с Дарси, а теперь видела в лицо и тебя!

– Быть незаметным – твоя роль, вот и постарайся не мелькать, пока у нас гости! – Лорд Шатоли раздражался все больше. – Сдается, ты печешься о собственном благоденствии. В тебе говорит не здравый смысл, а гордыня, кузен. Но кому, как не Кхамлэ, знать, на что способна эта девушка?

– Сказал бы я, на что способны твари-оборотницы вроде нее… – Брюнет презрительно хмыкнул. – Валериан, ты не можешь отрицать…

– Хватит! – перебил его лорд Шатоли. – Даже не заикайся больше. Ты хороший исполнитель, но не умеешь мыслить стратегически. Халли Эрпи для чего-то нужна Кхамлэ, и я не пойду поперек его воли только из-за твоей прихоти. Девушка останется здесь до тех пор, пока он не придет за ней лично. – Лорд поднял руку, на корню пресекая попытку собеседника перебить. – Что касается Райда Эллэ, тут ты прав. Он весьма опасен для нас, но именно поэтому я тебя и вызвал.

Незнакомец, так ратовавший за то, чтобы скормить нас насекомым, отравленным энергией источника, молчал некоторое время, точно смиряясь с тем, что вышло не по его.

– Слушаю, кузен, – наконец отозвался он.

– Так-то лучше. Пусть наши гости расслабятся, почувствуют себя в безопасности после всего, что натерпелись. На контрастах легче договариваться. – Лицо говорившего расплылось в хищной улыбке, не предвещающей нам с Райдом ничего хорошего. – Мы будем добры и успокоим Халли после того, как лорд Эллэ к ней переменится с твоей помощью. Девушка не должна заподозрить подвоха. Твоя забота, чтобы поведение волка Эллэ выглядело естественно. Только не убей его. Насколько я понял, он уже подвергался воздействию, будучи пленником.

– Тогда странно, что он вообще до сих пор жив. – Маг крови презрительно хмыкнул. – Наши идиоты в большинстве своем только и умеют, что управлять животными. Высокое искусство не их стезя.

– Гордыня тебя погубит, кузен, – беззлобно рассмеялся Валериан. – Но ты прав, так тонко, как ты, может работать только Кхамлэ.

Я медленно попятилась. Великая Мать, помоги! Как чувствовала: ничего еще не закончилось.

«Райд! Райд, проснись!» – взывала мысленно, стремглав взбегая по лестнице.

Где-то на середине вспомнила про оставленный халат и вернулась за ним, прежде чем снова взлететь наверх. Дверь комнаты, где разместился оборотник, отворилась, стоило оказаться перед ней.

– Халли, что… – бесцеремонно впихнула его внутрь, – случилось?

– Там! – каркнула, точно ворона, и закашлялась.

В горле настолько пересохло, что, невольно оттолкнув оборотника с дороги, прорвалась к наполовину пустому графину с водой. Точь-в-точь такому же, как я разбила. Бросив на пол халат, принялась жадно пить, чувствуя, как струйки воды стекают по подбородку и шее.

– Да что с тобой?

– Шатоли! Они из культа Кровавой Луны!


Глава 7

Райд Эллэ

Несчастный графин со стуком опустился на столешницу, и Халли воззрилась на меня широко открытыми глазами, в которых плескался страх.

– Кто? Лорд Валериан? – уточнил я.

– Да, он и его кузен. Все здесь связаны с культистами! Они собираются дождаться Кхамлэ и передать ему меня, а с тобой сделать что-то ужасное! – Коротко пересказав подслушанное, она замолчала, осознавая кошмар ситуации, а затем прикрыла рот ладошкой: – Богиня! Это все из-за меня! – замотала головой, заговорив полушепотом: – Я ни с кем не встречалась. Никто мне не нравился. Лучше бы так и оставалось… Тебе нужно бежать. Сейчас. Они соврали про порталы… Что же делать? – нервным жестом руки взъерошила волосы.

– Во-первых, студентка Эрпи, нужно успокоиться, – улыбнувшись, шагнул к ней, заключая в объятия.

Одно ее присутствие в непосредственной близости сводило с ума. Не знаю, в чем причина такого душевного подъема, в краткой ли разлуке или в том, что произошло незадолго до ее появления.

– Райд? – Халли отстранилась. – Ты мне не веришь?

– Верю, – прикрыл глаза, втягивая ноздрями ее запах.

Настроение было просто на высоте, мне не терпелось поделиться радостью.

– Эй, это все еще ты или тебе уже промыли мозги?

Выпустив ее, отошел к окну, пытаясь успокоиться. Как же не вовремя синдром расшалился, даже соображаю плохо. Вдалеке отчетливой светящейся линией выделялся периметр. Похоже, снаружи что-то невообразимое творится.

– Халли, вряд ли порталы сейчас работают, снаружи – рой. Зато я смог связаться с Вердом.

Пушистые ресницы захлопали, точно крылья бабочки.

– С Вердом? – постепенно на лице проступило понимание: – О! С Вердерионом Аллакири?! То есть с принцем Норангом! Но как? Постой! Связь стаи?

– Умница!

Халли облегченно выдохнула и рассмеялась, закрыв ладонями лицо. Когда она опустилась на край кровати, было видно, как ее покидает напряжение. Все еще прижимая к щекам руки, спросила:

– Но как тебе удалось?

– Пытался неоднократно, но безуспешно, а тут повезло. Раньше он был слишком далеко, чтобы меня услышать, но родовое поместье Эллэ рядом, друг весьма вовремя заглянул к нам на огонек. Утром здесь будут наши. Пойдем, провожу тебя в твою комнату. Не бойся, отдохни хорошенько, и в случае чего веди себя так, будто ничего не знаешь. Пусть думают, что им удалось усыпить нашу бдительность.

Ободряюще подмигнул Халли, борясь с желанием спрятать ее от всего мира у себя под одеялом. Моя волчица даже не пошевелилась, по-прежнему сидя на уголке кровати.

– Я останусь здесь.


Халли Эрпи

Райд будто не проникся серьезностью моих слов. Напротив, улыбнулся так, что ноги подкосились, а сердце бешено заколотилось, выдавая с головой… А потом попытался меня выпроводить. Ну уж нет!

– Никуда я не пойду!

Едва озвучила свое пожелание, как оказалась на спине, надо мной навис лорд Эллэ, глаза которого горели знакомым огнем.

– Уверена? – прошептал он как-то вкрадчиво. – Боюсь, этого испытания я не выдержу.

Горячие, чуть шершавые ладони погладили мои запястья, не то фиксируя их над головой, не то лаская. Дыхание опалило кожу на груди, взгляд серых глаз показался осязаемым, заставил быстрее бежать кровь по венам. Переместившись, пальцы очертили контур лица, легонько коснулись губ, прежде чем скользнуть на затылок, зарываясь в локоны. Сжавшись, потянули за волосы, вынуждая сильнее запрокинуть голову и вырывая короткий стон. Слишком острым и невыносимым оказалось ощущение его власти надо мной. Кончик горячего языка, точно пробуя лакомство, прошелся по шее от ключицы до ямочки за ухом. Зубы чуть прикусили мочку.

Вздрогнув, задышала так часто, что голова закружилась. Мужское тело притягивало точно магнит, и, желая большего, я инстинктивно выгнулась навстречу, чтобы оказаться ближе, почувствовать его. Потянувшись, сама коснулась губ оборотника, разрушая оставшиеся внутри барьеры. Райд тут же перехватил инициативу, превращая эту бесхитростную попытку в настоящий глубокий поцелуй. Я пила его дыхание, отвечая со всей страстью, на какую была способна, тихонько поскуливая от разрывающего на части неутоленного желания, что сдерживала столько времени.

– Халли, по краю ходишь! – оторвавшись, выдохнул он мне в губы. – Еще чуть-чуть, и я уже не отпущу.

В доказательство своих слов придавил к постели, давая оценить степень возбуждения. От ощущения приятной тяжести и не изведанного доселе грядущего точно молнией прошибло, болезненное вожделение выдало себя новым стоном.

– Халли! – с легкой укоризной прорычал лорд Эллэ, вездесущие руки которого орудовали под футболкой, умелыми уверенными движениями ласкали мое, как оказалось, жадное до удовольствий тело, не пропуская ни одного сантиметра кожи.

Пошло оно все! На меня охотится какой-то урод из культа, я уже сто раз могла погибнуть в Чаще. Мы в логове предателей, и неизвестно, что будет утром. Так стоит ли и дальше отказывать себе в возможности хоть немного побыть любимой и желанной, позабыв обо всех неприятностях? Даже если лорд-бабник завтра исчезнет, удовлетворившись победой, пора признаться, что в моей, скорее всего, не слишком долгой жизни уже не будет никого лучше. И уж точно не будет никого, кого я смогу полюбить так же сильно… И я ни о чем жалеть не стану!

– Я… просто… просто хочу хоть немного побыть счастливой. – От сказанных вслух непростых слов глаза невольно увлажнились.

– Постараюсь сделать все возможное. – Легким поцелуем Райд не дал слезинке пролиться. – Обними меня, Халли.

Послушно обвила его руками. Лорд Эллэ без усилия поднялся, усадив меня к себе на колени, и как-то слишком серьезно посмотрел в глаза, вынуждая жалеть об отступившей из-за моего невольного признания страсти.

– Нужно было давно тебе все рассказать, – выдохнул он, глянув в сторону, и, нервно усмехнувшись, снова повернулся ко мне. – У нас с тобой…

Страх сковал нутро льдом. Вот точно услышу не то, что хочется. Нет! Только не сейчас. Не дав ему договорить и окончательно разрушить момент, поцеловала, отчаянно, почти зло вцепившись в короткие волосы пальцами. Изо всех сил стараясь вернуть то, что так неосмотрительно упустила минуту назад. Развернулась в процессе, оседлав оборотника, чтобы было удобнее. Покоряясь моему напору, Райд упал на спину, и я ощутила на себе его руки. Порадовалась, что не стал спорить и сопротивляться. Внутри проснулось первобытное желание обладания. Я едва ли не рычала, впиваясь ногтями в его обнаженные плечи. Во рту стало солоно – нечаянно прокусила оборотнику губу. Глаза Райда распахнулись, полыхнув такой страстью, что впору смутиться. С хищной улыбкой он отстранил меня, разом сорвав несчастную футболку, и перевернул на спину, показывая, кто здесь главный.

Больше мы не болтали. Тягучими сильными движениями его ладони оглаживали трепещущее тело, губы опаляли кожу поцелуями, я вздрагивала от каждого, а лорд Эллэ не пропустил ни одного сантиметра тела. Доведенная до исступления, я готова была пойти на что угодно, с восторженной радостью принимая любые ласки. Едва соображая, бесстыдно прижимала руками обосновавшуюся промеж широко разведенных ног белокурую голову и старалась не слишком громко стонать его имя. Не позволив достигнуть пика, лорд Эллэ прервался, чтобы снять неизменные штаны. Затуманенным взором я жадно ловила каждое его движение. Широкие плечи, торс воина с четко выраженным рельефом мышц. Крупный, но не грузный, идеальный для меня мужчина. Он не сводил с меня серьезного немигающего взгляда, его плотно стиснутые челюсти выдавали внутреннее напряжение. Не выдержав, посмотрела ниже, куда взор тянуло как магнитом. Смущенная открывшимся видом, не успела вслух выразить опасения. Райд накрыл меня своим телом, без слов убеждая руками и губами – бояться нечего.


– Милорд Эллэ!

Стук повторился. Кажется, теперь колотили ногами. Райд вскочил, поспешно натягивая штаны, но дверь отворилась раньше, чем он подошел. Я только и успела, что по самые глаза прикрыться одеялом.

– Милорд Эллэ, у вас все в порядке? – На меня уставились лорд Шатоли и, как ни странно, Дарси.

– Ой, простите! – пискнула блондинка, как по мне, не слишком искренне.

– Приношу извинения за вторжение. – Покаянно кашлянув, Валериан Шатоли сделал вид, что меня не заметил. – Мы обнаружили, что леди Эрпи нет в ее комнате, и поспешили разбудить вас, но, раз все в порядке, ждем к завтраку. – Отвесив вежливый поклон, лорд Шатоли окликнул застывшую племянницу: – Дарси?

От меня не укрылся жадный взгляд, которым та напоследок окинула моего волка, а затем, победно глянув на меня, поспешила за дядей. Ну да, вот и прекрасная тема для сплетен. Стоп! Какие, к лесным бесам, сплетни?! У этих предателей на нас совершенно иные планы, вряд ли Дарси рискнет кому рассказать, что мы когда-либо гостили здесь.

Как только хозяева ушли, как была, соскользнула с кровати, решив, что глупо стесняться после всего, что творили несколько часов назад.

– Я в душ.

У самой двери обернулась, чувствуя на себе взгляд, и не сдержала улыбки. Лорд Эллэ стоял, оперевшись спиной на дверь, и смотрел чуть с прищуром. От его вида сладко защемило сердце. Ночью он звал меня своей волчицей и парой, хотя вряд ли это хоть что-то на деле значит. Чего не наговоришь в порыве страсти? Все, как я и прогнозировала. Чувствую, будет больно. Очень. От щемящего чувства захотелось плакать, и, тряхнув волосами, я улыбнулась еще шире, отгоняя панические мысли, что навязчиво пытались испортить последние мгновения счастья.

– Халли, Верд здесь, скоро будем дома.

– Мне поторопиться?

– Не стоит. Пусть все выглядит естественно.

Кивнув, притворила за собой дверь.

Рой ушел под утро, а к этому часу поместье, должно быть, уже окружили имперские безопасники. Валериан Шатоли – слишком ценный кадр, через него можно выйти на таинственного Кхамлэ и его пособников, но прежде чем взять предателя, нужна веская причина и доказательства, поэтому операцию решили замаскировать под поиски пропавшего в Чаще лорда Эллэ.

Как и накануне, предпочла душевую кабину. С уходом роя и снижением нагрузки на периметр бытовые проблемы, похоже, решились сами собой. С удовольствием подставила лицо под тугие горячие струи, стараясь смыть чувство тревоги, что волосяным червем точила сердце. Интересно, смогу ли после всего снова доверять людям?

Присутствие Райда ощутила теплой волной, разбежавшейся по спине приятными мурашками. Дверца чуть приоткрылась:

– Можно?

Молча подвинулась, впуская лорда Эллэ внутрь. Кабинка сразу показалась слишком тесной. Ночное очарование отошло на второй план, уступив место некоторой неловкости.

– Я соскучился. – Оборотник обхватил мое лицо руками, осторожно приподняв. – Как ты, волчонок?

От его вида, прикосновений, голоса и звучащей в нем искренней заботы внутри мгновенно зародился уже знакомый жар.

– Хорошо, – прошептала, не в силах отвести глаз от манящих губ.

На завтрак мы закономерно опоздали.

«Райд, вы готовы?» – Чужой голос в моей голове раздался неожиданно.

«О! Кхм. Подожди, я тут слегка занят».

«Понял, прости. Предупреждать надо…»

– Да что происходит? Райд, кто это?!

– Халли, ты тоже слышишь Вердериона?

– Определенно слышу еще кого-то, кроме нас двоих. И это, если честно, неожиданно.

– Это все си… связь стаи. Наверное, на тебя так повлияло то, что я использовал власть вожака. Пройдет со временем.

Кивнула, приняв такое объяснение, и стала одеваться. Пока была в душе, нам принесли одежду. Ну да, явиться на завтрак с голым торсом и кхм… было бы неприлично. В общем, Райду досталась простая футболка, а мне – чересчур короткая юбка и откровенно тесная в груди блузка. Ладно балетки оказались впору. Хоть что-то.

Скептично осмотрела собственное отражение, наводящее на мысли о квартале алых бабочек.

– А Дарси-то та еще тварь! – выругалась, припомнив хитрый взгляд природницы.

– Согласен, не ахти видок, – скривился Райд. – Сойдет только как наряд для ролевых игр.

– Спасибо, успокоил. Думаю, не надеть ли поверх твою футболку? Будет куда как приличней. Дарси застукала нас утром и решила меня таким образом унизить? Зачем только ей это понадобилось?

– Не переживай и держи голову выше. Пусть никто не подумает, что ты чем-то расстроена.

Мы подошли к самой двери, и я перехватила руку Райда, когда он собирался отворить.

– Да?

– Что, если они используют внушение раньше, чем мы уйдем?

– Не думаю, что у них это получится теперь, когда я предупрежден. Сможешь узнать того мага крови?

Покачала головой.

– Вряд ли. Мне не удалось его толком рассмотреть. Даже точно не скажу, действительно ли он темноволосый или так упал свет. Никакого ментального отклика уловить не вышло, а запах легко перебить, если задаться целью.

Оборотник кивнул.

– Тогда так. Идем и делаем вид, что ни о чем не подозреваем, а сами ждем Верда.

«Командир?» – Райд снова перешел на мысленную речь.

«Готовы?»

«Да. Будь осторожен, хозяин здесь помешан на безопасности. Не знаю, что за сюрпризы он мог приготовить».

«Принял. Жду отмашки. Ориентируюсь на тебя. Не забудь передать мыслеобраз помещения, мне потребуется свободное место».

Затаив дыхание, слушала мысленные переговоры, даже на расстоянии ощущая небывалую силу энергии, что исходила от принца Норанга. Пока шли по коридору, еще не раз вспомнила «добрым» словом Дарси, то и дело поправляла юбку, что перекручивалась и норовила уползти вверх.

– Халли, прекрати. Она от этого длиннее не станет. Потерпи немного.

У лестницы нас встретил чопорный дворецкий и проводил вниз в малую столовую, которая на деле оказалась не такой уж и маленькой. Просторная и светлая, оформленная в спокойных мятно-белых тонах. С хрустальной люстрой, ниспадающими на пол шторами и накрытым на восемь персон столом. Стулья больше напоминали мягкие кресла, обитые дорогим арендолльским сукном. Украшали помещение букеты из свежесрезанных белых роз, напоивших воздух ароматом.

Навстречу поднялся хозяин, по всем канонам знатных домов одетый в утренний наряд: элегантные брюки, светлую рубашку и жилет. Дополнял образ темно-бордовый шейный платок, который отчего-то вызвал не самые лучшие ассоциации. На фоне лорда Валериана мы с Райдом выглядели точно бродяги.

– Милорд Эллэ, миледи Эрпи. – Валериан пожелал доброго утра, снова величая меня не по статусу, и чуть наморщил нос. – Вижу, вещи, что одолжила моя племянница, вам не впору. Приношу извинения. Из-за проблем с порталами не вышло послать за более достойным нарядом. Хотя тогда моя помощь и не понадобилась бы, вы просто могли бы уже оказаться дома, – улыбнулся он.

Благо врать не стал, что хорошо выгляжу. Скрипнув зубами, вежливо поблагодарила предателя:

– Ничего страшного. Спасибо, милорд.

Пред внутренним взором вдруг мелькнула та же картина, что я видела, только чуть с иного ракурса. От такого внезапного раздвоения реальности голова закружилась. Я оступилась, и Райд придержал, не давая упасть.

– Миледи Эрпи, что с вами? – обеспокоился Шатоли.

– Все нормально, простите.

И все же природник окликнул слугу:

– Антуан, пожалуйста, проводи леди Эрпи к доктору Олдэну.

Ну уж нет! Я от лорда Эллэ на шаг не отойду.

– Спасибо, со мной и правда все хорошо.

«Пора!» – раздался в голове голос Райда.

Тут же посреди свободного пространства справа от обеденного стола сгустились тени. Резко упала температура в помещении, где-то тоненько запищал зуммер артефакта тревоги, оповещая о вторжении. Одновременно в малую столовую влетел Донас Катор, за которым с оружием на изготовку следовал десяток охранников, занимая позиции по периметру.

Теневое пятно темнело и разрасталось, на глазах формируясь в фигуру, отдаленно напоминающую сотканного из тьмы раал’гара. По его колеблющейся теневой шкуре то и дело волнами пробегали зеленоватые всполохи, а глаза без зрачков пылали красным.

«Командир, ты просто исчадие тьмы! Эффектно! Признаюсь, едва в штаны не наложил!»

«Эллэ! Как некрасиво! Нас слушает леди!»

Жуткое чудовище, с которым совершенно не вязался раздающийся в голове приятный мужской голос, одномоментно превратилось в человека, однако и в этом обличии Вердерион не растерял своей невероятной мощи. Симпатичный синеглазый брюнет, вид которого успел намозолить глаза за время учебы, признанный бастард императора, Теневой Волк и хозяин источника коротко глянул на меня, едва заметно подмигнув.

«Не стоит так бояться, Халли».

Тот же голос зазвучал и в столовой:

– Я, принц Вердерион Алларик Норанг, приказываю опустить оружие и преклонить колени в знак верности империи. Это официальный визит.

Теневой Волк заговорил, и каждое его слово, подпитанное мощью источника, не иначе, точно к земле прибивало, угнетая властью на всех уровнях восприятия. Как человек, я трепетала перед будущим правителем Эрессолда. В том, что именно ему уготована эта роль, не было сомнений. Моя волчица терла землю брюхом в священном экстазе, готовая умереть по первому слову. Богиня! Если я такое чувствую подле бастарда, каково же очутиться рядом с императором? Но ведь Вердерион по академии и раньше расхаживал, и ничего такого…

Тут же эмпатия донесла отголосок веселья, а в голове, заставив смутиться, раздался тот же голос: «Слишком громко думаешь, Халли».

К вящему изумлению, Райд легонько потянул меня вниз, сам он также опустился на колени. Тут я вновь имела возможность оценить по достоинству неудобство нелепого наряда, что от щедрот душевных выделила Дарси. Радовало одно – все верноподданные, даже те, что на деле неверные, сейчас стояли, склонив головы. Все, кроме нас.

Принц молча окинул собравшихся заледеневшим взглядом. Невольно сравнила его с Райдом, друзья дополняли один другого, словно солнечный день и непроглядная ночь, и каждый был хорош по-своему. Ох как хорош!

«Волчонок! Прекрати на него пялиться, я ревную! – разрядил обстановку Райд, и тут же «зарядил» обратно: – Кстати, отличный вид! Пожалуй, не стоит выбрасывать этот комплект».

«Эллэ, я вас обоих сейчас отлично слышу», – снова прокомментировал Вердерион, окончательно вогнав меня в краску.

Несправедливость! Ляпнул Райд, а стыдно мне! Склонив голову, еле подавила жгучее желание одернуть слишком короткую юбку и придержать руками расползающийся вырез блузки. Бесы! Да я даже вздохнуть чуть глубже боюсь, чтобы не отлетела верхняя пуговица!

«Халли, здесь есть тот, о ком ты говорила?»

Вздрогнула от неожиданности, когда Верд снова обратился ко мне мысленно. Принц подошел и протянул руку, помогая встать. Это послужило сигналом для остальных. Райд и Валериан Шатоли первыми оказались на ногах. Учтиво приветствовав высокого гостя в своем поместье, тандоронец испросил разрешения отпустить людей за ненадобностью.

«Халли?»

Я старательно вглядывалась в каждого присутствующего, незаметно принюхиваясь и считывая ментальные отголоски аур, но так и не смогла признать ночного собеседника. Ничто не указывало мне, что один из присутствующих – маг крови.

«Нет, никого не узнаю, но лорд Шатоли звал его кузеном».

Вердерион Норанг повернулся к хозяину дома:

– Лорд Валериан Каррот Шатоли, от имени императора и от себя лично благодарю вас за то, что оказали своевременную помощь попавшим в беду подданным империи. Ваши деяния не будут забыты, вы получите награду по заслугам.

Выдавив учтивую улыбку в ответ на неоднозначную похвалу, тандоронец слегка побледнел, хотя в умении держать лицо ему нельзя было отказать:

– Пустое! Я сделал бы то же самое для любого оказавшегося не ко времени в Чаще. Ваше высочество, осмелюсь предложить вам позавтракать с нами. – Изящным жестом тонкой кисти он указал на накрытый стол. – Сейчас распоряжусь принести приборы.

– Спасибо, не стоит беспокоиться. Дела не ждут, да и моим друзьям давно пора быть дома. Разрешите воспользоваться вашим порталом?

– Конечно, ваша воля, мой принц, – смиренно согласился гостеприимный хозяин и как-то зло зыркнул на ростовой портрет отважного морехода в залихватски сдвинутой на лоб бескозырке, который для разнообразия сменил вездесущие морские пейзажи.

Одновременно я ощутила присутствие.

«За портретом!» – едва сдержалась, чтобы не выкрикнуть предупреждение вслух.

– Лорд Шатоли, благодарим за гостеприимство. Мы непременно нанесем вам визит вежливости, а теперь, пожалуйста, проводите нас.

Райд положил мою руку себе на локоть.

Все потянулись к выходу из столовой, и Райд продолжил уже мысленно: «Мы не можем вот так без оснований учинить обыск, но следует незаметно проверить, кто там скрывался».

«Теневики уже там», – отозвался Верд.

Лорд Шатоли лично проводил нас в портальную комнату. Не сговариваясь, мы все выбрали теневой – самый быстрый, а в присутствии Верда – еще и самый надежный. Вряд ли кому-то удастся навредить с переходом при таком сильном теневом маге.

В адресованной мне учтивой улыбке лорда Валериана читалась искренняя досада, которую он не сумел толком скрыть. Вряд ли Кхамлэ его похвалит за то, что лорд упустил нас.

– Сначала ко мне. – Голос Райда вывел из напряженной задумчивости.

Уточнила:

– К тебе – это в твое поместье? То, что здесь по соседству?

Райд кивнул.

– И там живут твои родители?

– Они и Кассандра. Заодно познакомишься с мамой и отцом.

От одной мысли о том, в каком глупом и вульгарном виде предстану перед семейством Эллэ, запаниковала:

– Пожалуйста, нет! – дернула его за рукав. – Мне очень нужно в общежитие.

Мужчины недоуменно на меня уставились.

«Волчонок, в чем дело? – снова перешел Райд на мысленную речь. – Мама будет очень рада с тобой познакомиться».

Мама?! Ну да, конечно! Спаси Великая Мать! Я совершенно не готова сейчас знакомиться с мамой. Особенно с мамой! От обуявшего безотчетного ужаса подняла мощнейший ментальный щит. Верд хмыкнул, непонятливый лорд Эллэ вопросительно изогнул бровь.

«Мне нужно переодеться! Прийти в себя! Трусы надеть, в конце-то концов!» – кажется, я становлюсь истеричкой.

«Друг, сделай, как она просит. Тебе же будет спокойнее. – Верд на удивление верно расценил мое состояние. – Не переживай, я усилил меры безопасности в академии. Лорд Яррант и ректор Каррэ предупреждены».

«Так и быть, уговорили… Но мне это не нравится!»

Резкое головокружение, я судорожно вцепилась в оборотника, в ответ меня заключили в объятия, на смену неприятным ощущениям тут же пришли новые. Примерно те же, что и в душе, после которых мы опоздали на завтрак.

Да что же это такое?!

Стараясь глубоко и медленно дышать, отпустила лорда Эллэ и скрестила руки на груди, проклиная тесную блузку и полное отсутствие белья. Мужчины двинулись по тропинке в сторону Древа, а я застыла на месте, понимая, что путь ведет мимо тренировочных полей, где сейчас идут занятия сразу у нескольких курсов.

– Давай, прыгай домой. Я позабочусь о леди Эрпи.

Не успела и рта раскрыть, как принц Норанг шагнул ближе и приобнял за плечи, а в следующий миг мы очутились в фойе Земляничного яруса.


Глава 8

Не успела удивиться, как меня окутала дымка, лишая возможности двигаться. Холодная, враждебная. Противно заломило суставы, заныли зубы, точно ледяной рукой сдавило сердце. Цепкие пальцы Вердериона, сжимавшие плечо, причиняли боль. Я даже скосила глаза убедиться, что они не проткнули меня насквозь. Взгляд принца потемнел, пригвоздив к полу.

– Кто ты такая, бесы тебя дери? Отвечай!

Неимоверной мощности ментальный удар, подкрепленный энергией источника, обрушился на мой щит, выдержать такой едва ли было возможно. Не знаю, как только удалось, но в глазах потемнело, а во рту появился привкус крови. Пустой желудок скрутило судорогой. От давления теневой ауры казалось, что вот-вот раскрошатся в теле все кости.

– Ну же? Чего тебе нужно от Райда Эллэ? Лучше скажи по-хорошему, мне не хочется принимать жесткие меры.

Едва не оглохнув и почти ослепнув, лишь хватала ртом воздух. Жесткие меры? А это тогда что?!

– Как тебе удалось свести его с ума?! – не унимался принц Норанг. – Как умудрилась заставить его плясать под свою дудку?

Меня грубо встряхнули, и маленькая перламутровая пуговичка на блузке – самая верхняя, та, что мужественно боролась за мой хоть сколько-нибудь приличный вид, сдалась, с тихим стуком отлетев куда-то в угол.

Чудом сфокусировавшись, поняла: даже если и смогу произнести хоть слово, позорно разревусь, а потому просто опустила щиты, выставив на обозрение всю свою суть. В тот же миг принц Норанг узнал обо мне все до мельчайших деталей, а то, что мы с ним оборотники, лишь усилило эффект. На миг Верд стал мною, за жалкие секунды прожив всю мою жизнь, на себе испытав ее тяготы и невзгоды. Пытаясь отомстить за выказанное недоверие и необоснованные подозрения, я с садистским удовлетворением делилась всем: чувством безнадежности, пережитыми страхами и унижениями, что довелось испытать. Не пожалела и толику счастья и даже не утаила отголосок утреннего оргазма – первого в моей жизни.

Бери! Подавись! Мне не жалко!

Вердерион пошатнулся, его рука ослабла, соскользнув с моего плеча. Ментальное давление разом пропало, да так внезапно, что я едва устояла на ногах. Стиснув в кулаке расползающуюся блузку, зло смахнула скатившуюся слезинку. Только одну себе и позволила.

– Прости меня, Халли, – хрипло прошептал Теневой Волк.

Он говорил искренне, но мне было все равно. Я прощу, наверное… Позже. Но не сейчас.

Он это понял и не настаивал. Незримая ниточка остаточной связи все еще удерживала общность сознаний, постепенно истончаясь, разделяя нас на отдельные личности. Принц шагнул ближе и обнял меня раньше, чем успела отшатнуться. Опустошенная, я не мигая уставилась в никуда и громко стучала челюстью – тело бил крупный озноб.

В этот миг с лестницы в фойе ворвался светлый волк, на ходу превратившись в человека.

– Что здесь происходит?! Верд, объяснись!

Лорд Эллэ тяжело дышал, но, скорее, от ярости – разве что пар из ноздрей не шел. От силы его бурлящих эмоций стало почти больно, я спешно нарастила такой щит, чтобы больше ни одна живая душа не проникла ко мне в голову. Лучше сдохну!

Райд вцепился в руку друга, рывком отдернув его от меня, отвел в сторону, попутно оценив мой растоптанный вид.

– Клянусь, я убью тебя! – прошипел сквозь зубы.

– Не повторяй моих ошибок! – холодно перебил его Верд и, повернувшись ко мне, вдруг покаянно поклонился. – Прости меня Халли, но я должен был понять…

Высвободив руку, что все еще сжимал взбешенный лорд Эллэ, он молча направился к выходу.

– Обсудим! – рыкнул оборотник ему вслед.

– Всенепременно! Когда успокоишься.

Принц на ходу вызвал тени и исчез, растворившись в воздухе.

Вконец обессилев, привалилась к стене. Скрипнув зубами, Райд подхватил меня на руки.

– Моя комната… – указала головой на ветвь, где живу.

– Знаю.

Он уже уверенно шагал в нужную сторону.


Райд Эллэ

Наведавшись в родовое гнездо и убедив домашних, что я в порядке, вернулся в академию, сославшись на накопившиеся за время отсутствия неотложные дела. Мне не терпелось услышать объяснения от Верда. Халли ничего не рассказала, просто замкнулась в себе. Почувствовав ее состояние, не стал давить и дал возможность побыть одной.

Едва сошел с портальной площадки, позвал:

– Верд?

Использовал обычный амулет, связь стаи – это крайний случай.

– На месте.

Теневой Волк отключился, а уже через несколько минут я смотрел ему в глаза. Внутри невольно закипал гнев, стоило вспомнить увиденное в коридоре. Осознал: друг изменился под влиянием источника. Если раньше я ни на миг бы не засомневался, что Вердерион друид, теперь не мог сказать, кто он в большей степени: теневик или оборотник? Великая сила требует сопоставимых жертв. В конце концов, его ипостась тоже весьма необычная, хотя при таком-то отце немудрено. В который уже раз задумался: как вышло, что у такого могущественного теневого мага, как император, все равно родились сыновья-друиды, взяв ген лла’эно по материнской линии? На все воля Великой Матери.

– Долго еще собираешься мне глазки строить? – Верд улыбнулся, но как-то настороженно.

Шутить я был не настроен:

– Жду объяснений.

Да, это дерзость, но не между теми, кто столько лет называл себя друзьями. К тому же поблизости не было свидетелей, даже неизменного дежурного командир выдворил из штаба.

Принц Норанг закрыл лицо руками и устало потер глаза, а затем вдруг резко хлопнул ладонями по столу.

– Идем!

Схватив на ходу китель, что висел на спинке стула, направился ко мне и внезапно, без предупреждения переместил нас в закрытую комнату ресторана «Тень Эрессолда». Я понял, где мы, по знакомому интерьеру. Панели из темного дуба с бронзовой патиной укрывали стены. Ненавязчивый свет хрустальной люстры. Мягкий, приглушающий шаги ковер, классическая каретная стяжка обитых шоколадным аррендольским сукном кресел. Того же цвета тяжелые портьеры, создающие чувство защищенности и одновременно уюта, точно в детстве в отцовском кабинете. Овальный стол со светлой скатертью, искусно вышитые салфетки и драгоценные приборы. Превосходная кухня, безопасность высшего уровня. Вечная бронь для королевских особ прилагается.

– Смотрю, силы совсем не экономишь, как и деньги? – не удержался от иронии.

– Время дороже. Особенно с тех пор, как отец решил, что я не столь уж непутевый и бесполезный.

Верд аккуратно пристроил китель на лаконичного вида вешалку и, плюхнувшись на диван, потянулся к планшету с меню и вызвал официанта. Я остался на месте, лишь демонстративно скрестил на груди руки.

– «Имперская»? – Он глянул исподлобья.

– Будем пить или разговаривать?

– Разговаривать. И пить. Одно другому не мешает.

– Что ты сделал с Халли? Что вообще это было? – не выдержал я.

В этот момент дверь бесшумно отворилась, вышколенный официант вкатил тележку с закусками и напитками, принялся сервировать стол. Подождав, пока он закончит и удалится, повторил вопрос:

– Что ты сделал, Вердерион?

– Рад, что у тебя хватает ума не ревновать, – поддел командир.

– Не уверен, – честно ответил, вспомнив первое впечатление. Если бы не апатичное лицо Халли и наглухо экранирующий любые эмоции щит, я бы еще мог оправдать свои подозрения, но здравого смысла хватило понять, дело в другом. – За что ты просил у нее прощения?

Верд высыпал из тяжелого квадратного стакана лед и наполовину наполнил «Имперской». Не закусывая, выпил залпом и, прикрыв глаза, замер, переживая ощущения.

– Не каждый день чувствуешь себя юной девушкой, – наконец озвучил он происходящее. – Мне даже почудилось, что вот-вот у меня наступят критические дни.

– Издеваешься?! – рявкнул я, добавив пару крепких выражений.

Казалось, принц меня провоцирует.

– Ничуть. Присядь, ради Великой Матери! Сейчас все объясню. Кажется, я собрался с мыслями.

Он взял второй стакан и, покачав им, вопросительно глянул на меня.

– Лед оставь, – кивнул, соглашаясь.

«Имперская» приятно опалила горло, прокатилась по пищеводу и разошлась вибрирующим теплом к конечностям, напомнив, что в отчем доме я не смог проглотить ни кусочка, сколько ни старалась мама накормить.

– Так что ты хотел от моей невесты?

– Невесты? Я не заметил на пальце студентки Эрпи кольца. Райд, если честно, твое поведение возмутительно!

– Решил перейти к нападению?

– Побывал в шкуре девушки, что ты так неосмотрительно выбрал. Эллэ, ты не мог для этой аферы положить глаз на кого-то из своего круга? На ту, кто не согласится лишь от безысходности?

– Какая еще афера?! Она моя пара, придурок!

Стакан грохнул по столу.

– Пара?! – На лице Верда отразилось понимание, сочувствие и что-то еще. – Значит, и с тобой это случилось? Синдром не обошел стороной?

Коротко кивнув, потянулся за «Имперской».

– Но… Почему ей не сказал?

– Как-то не выдалось подходящего момента, знаешь ли. Когда носишься по Чаще, не остается времени на романтику. К тому же наш синдром взаимный. Боялся, что, если узнает, а я погибну, ей будет тяжелее пережить.

– И все же! Называешь невестой, но девчонка уверена, что все это – продолжение игры. Договоренность, не более. Она даже смирилась заранее с неизбежным разрывом. Понимаешь, как это больно? Знал бы ты, сколько внутри нее горечи…

Рука командира непроизвольно легла на солнечное сплетение.

– Слушай, я как-нибудь сам разберусь! С чего тебе вообще понадобилось лезть к ней в голову? Только чтобы узнать все тонкости наших отношений?

Верд снова уставился на меня не мигая, а затем скривился в отвращении:

– Тьфу! Не могу твою рожу воспринимать спокойно! Чудится, будто это я занимался с тобой утром сексом.

Он схватил бутылку и отхлебнул прямо из горла.

– Нет, ты точно рехнулся. – Покачав головой, я взял себе новую и принялся откупоривать.

– Впредь сто раз подумаю, прежде чем лезть так глубоко в мозги женщины, – просипел принц Норанг, закусывая мясным рулетом. – Не тот опыт, что хотелось бы снова пережить. В общем, – продолжил он, – когда мы утром беседовали мысленно, я заметил одну странность, что навела на подозрения.

– Ты о чем?

– Райд, Халли Эрпи – маг крови.

– Что?! Не может быть! Ты лжешь!

– Дослушай! Она маг крови, и в ее голову заложена ментальная программа. Кодовое слово, встреча с кем-то определенным либо ситуация. Опознав ключ, девчонка превратится в оружие или убийцу, но, как именно будет действовать, сказать не могу. Зато знаю другое – она не подозревает ни о своих способностях, ни об опасности, что представляет. Наверное, потому ее щит такой непрошибаемый, чтобы никто не смог раньше времени раскрыть маленькую, но очень страшную тайну. Похоже, когда-то студентка Эрпи получила его посредством источника. Это что-то вроде того, как королевских особ наделяют защитой при рождении. Единственное, что приходит на ум.

– Вот зачем она нужна Кхамлэ! Похоже, он это знает. Но… Кого же Халли должна убить?

– Сначала решил, что тебя, но это было легче легкого сделать еще в Чаще.

– Великая Мать…

Женщина, предназначенная самой богиней, несет угрозу для семьи… Представил, как приглашаю любимую на ужин в поместье, и, в свою очередь, приложился к бутылке.

– Твои родители, мой отец, тесть, Льяра, я сам или наш будущий ребенок. Да мало ли кто еще может оказаться поблизости? – Верд озвучил мои опасения. – Но есть и хорошая новость.

– Да не может этого быть! – не сдержал скептичного восклицания.

– Я сначала не понял, – усмехнулся Верд, – но теперь, когда ты сказал про синдром, осознал, что именно меня смутило. Заметив угрозу, я повел себя жестко, стараясь сразу показать, что шутки плохи. Недоверием и подозрениями сильно обидел Халли, и она открылась. Я и не подозревал, что случится полное слияние сознаний, на этот счет ведь только теории ходят. Так вот, кажется, тот, кто все это замыслил, не учел одну важную вещь: Эрпи – оборотница. Раздвоение сознания между ней и ее ипостасью само по себе стало защитой, эдаким предохранителем, заставляющим щит работать в обе стороны. – Вердерион вдруг умиленно улыбнулся и тут же потряс головой. – А синдром укрепил эту особенность многократно.

– Что? – Я не мог поверить.

– Я на девяносто девять процентов уверен: Халли больше не опасна в этом плане, что, впрочем, не отменяет того, что она маг крови.

– И… что нам теперь делать?

Почти низвергнув в пучину безысходности, друг умудрился вытащить меня обратно. Ощущение, что из меня вынули все кости.

– То есть…

– Откройся ей. Только, думаю, про остальное говорить не стоит. С ее самокритичностью сделаешь лишь хуже.

– Ты, смотрю, теперь эксперт по Халли Эрпи?

– В некотором роде. Только не проси рассказать, что ей нравится в постели и все прочее. Да, у девочки серьезные финансовые проблемы, но она удавится раньше, чем попросит тебя о помощи. Не оскорбляй ее прямыми предложениями. Халли не привыкла, воспримет как подачку и смертельно обидится.

– Понял.

Обстановка разрядилась, алкоголь разом ударил в голову.

– Заказ готов. – Верд подбородком указал на мерцающий над дверью сигнальный огонек.

– Отлично, есть хочется зверски.


Халли Эрпи

После ухода Райда прошло уже полчаса, а я лежала на постели, ощущая себя трупом, не в состоянии собрать себя из осколков. На помощь пришла злость.

– Я выжила не для этого! Я должна подумать о Дори. К тому же древодом сам себя не вылечит.

Рычание вызвало легкое чувство неловкости, хотя в комнате никого не было, зато помогло встряхнуть внутреннюю волчицу, которая впала в странное оцепенение после вторжения принца в нашу с ней суть. Казалось, она не столько расстроена, сколько задумчива. Наплевав на правила, перекинулась прямо в комнате, с удовольствием разорвав в клочья ненавистные шмотки. Тут же вновь стала человеком и направилась в ванную. Контрастный душ, любимые шампунь и мыло, белье – самое лучшее, что есть. Разглядывая отражение в помутневшем от пара зеркале, невольно вспомнила о духах Кассандры. Появятся деньги, надо будет подыскать что-то похожее. Ох, а я, оказывается, соскучилась по природнице, по ее негромкому голосу, который то звучит неуверенно, то выдает несгибаемый внутренний стержень. Интересно, она меня искала в академии? И каких результатов удалось добиться с образцами, которые мы собрали?

Сейчас идут занятия, а мне явно стоит начать с посещения деканата. Следует объяснить отсутствие и заодно получить разрешение воспользоваться связью, пора успокоить бабушку.

Между оборотнической формой и формой академии, не колеблясь, выбрала вторую. Черные туфли на тонком каблуке дополнили образ, сделав ноги длинней и стройнее. В кои-то веки на смену обычному хвосту пришла какая-никакая прическа. Проявив чудеса парикмахерского мастерства, заплела косы у висков. Получилось аккуратно и мило. Вспомнив разрешение Люсиа использовать ее косметику, вызванное желанием меня пристроить, выбрала самый светлый блеск для губ.

Сверившись с расписанием, понадеялась, что ничего не поменяли, и собрала необходимые тетради и учебники – сегодня оставалось еще два занятия: сдвоенная теория магических энергий и практика по флорафауне, будет наглостью и сегодня их пропустить. А точнее, глупостью. Вряд ли меня станут щадить, придется все отработать по полной. Магистр Нарэм Гофф точно спуску не даст. Хотя его предметы и правда очень важны для всех, взять хоть нас, хоть сияющих, хоть теневиков. А Нассиус Лард может заменить изучение книг уборкой в загонах. Природник все равно считает, что оборотники больше ни на что не годятся.

От повседневных забот неожиданно улучшилось настроение. Да хоть сотню рефератов для Гоффа напишу, а у Ларда сама попрошусь в загон с кабанами на месяц. Вымою их, вычешу и ленточки на хвосты повяжу, вот он удивится. Представив, как изменится постное выражение, которое появлялось на лице природника каждый раз, стоило поблизости очутиться любому студенту-оборотнику, хохотнула, и смех вдруг вытравил остатки недавней хандры. Оказавшись у двери, обернулась, напоследок окинув взглядом отражение. Немного странно видеть себя такой, но, кажется, я довольна.

В деканате меня встретили на удивление благосклонно, даже не пришлось ничего объяснять. Правда, сразу направили к ректору.

– Лорд Яррант просил, чтобы вы явились к нему незамедлительно. Идемте, студентка Эрпи, я провожу. – Неизменный секретарь госпожа Мильтон бодро потопала к выходу.

Кабинет ректора располагался в этой же ветви административного яруса, через целых две двери. Заблудиться невозможно.

– Не стоит беспокоиться, я как-нибудь сама.

– Нет, я должна убедиться, что вы не улизнете снова. – Женщина окинула меня многозначительным взглядом. – Однако, смею заметить, шалость пошла вам на пользу. Милорд Эллэ – такой интересный мужчина… Эх, где мои годы! – протянув с мечтательной улыбкой, она вдруг опомнилась и, откашлявшись, засеменила по коридору. – Не отставай.

Я не отставала. В общем-то легко бы и перегнала, но пришлось тащиться в арьергарде.

В кабинете ректора, куда меня отконвоировала госпожа Мильтон, почти все было по-старому, не считая владельца. Вместо добродушного, хотя и строгого природника Ханимуса Каррэ за столом восседал мрачный, как большинство теневых магов, лорд Яррант. Затянутые в тонкие чулки ноги тут же обдало холодком, напомнив россказни о чрезмерной самостоятельности теней императорского советника. Так ли это на деле или просто сработало самовнушение, неизвестно. По крайней мере, не врали про волосы. Длинные, едва ли не до пола, прихваченные темной лентой, они точно жили собственной жизнью. Грозный теневой маг не разгуливал по коридорам академии, а перемещался тенями, предпочитая не тратить драгоценное время зря, потому я впервые видела его так близко.

Стушевавшись, запоздало изобразила неуклюжий реверанс, совсем забыв про каблуки, и порадовалась, что лорд поглощен бумагами.

– Студентка Халли Эрпи? – поднял он голову, смерив меня непроницаемым взглядом.

Отчего-то стало неуютно. Да что там неуютно? Забиться в щель захотелось, превратившись во что-то совсем незначительное вроде инфузории. Авось не заметит. Теперь понимаю, чего его так боятся во всей империи. Наверняка он на завтрак младенцев ест! Подумала и тут же испугалась: вдруг он, как и Вердерион, сейчас влезет мне в голову? Тем временем советник принялся излагать:

– Я тут ознакомился с вашим личным делом, и у меня для вас новость. Не очень хорошая.

Внутри все упало. Это конец! Сейчас меня в лучшем случае отчислят, а в худшем – упекут в какие-нибудь застенки. Зря радовалась, что безопасники обо мне забыли…

– И чего вы так разволновались? – Лорд Яррант неожиданно светло улыбнулся.

– П-простите, – пискнула мышью.

– Нет, студентка Эрпи! Это я от лица руководства Академии Великой Матери приношу глубочайшие извинения за то, что с вас противозаконно взималась плата за обучение. Но разве вы не знали, что относитесь к льготной категории студентов хотя бы потому, что проживаете на северной границе? Почему не потребовали то, что вам причитается?

Вопрос-то с подвохом! Прилежный ученик должен знать такие вещи назубок. Это же прописано в уставе академии.

– Знала, господин ректор, но требовать…

Вспомнив первые дни пребывания в этом месте, едва не скривилась. Косые взгляды, насмешки на тему одежды. «Бабушкин сундук» и «прошлый век», пожалуй, были самыми мягкими высказываниями.

– Неужели постеснялись?

– Нет, я спрашивала, но проректор Пай был очень убедителен, объясняя мне мою неправоту.

Надменная рожа брюзги Пая до сих пор вставала перед глазами каждый раз, когда приходилось оплачивать семестр. А о том дне позора, когда решилась пойти и поинтересоваться льготами, вообще предпочла бы не вспоминать.

– Этот прохиндей мог! – На лице теневика отразилось созвучное моим мыслям отвращение.

– Ему ничего не стоило задурить голову девочке! – Возмущенный голос Ханимуса Каррэ донесся откуда-то с потолка.

– Согласен. Бардак чистой воды! – Неприкрытая обвиняющая интонация, с которой это было сказано, предназначалась растворившемуся в источнике ректору. – Ханимус, прикажи секретарям до конца недели проверить дела студентов. Вдруг кто-то еще пострадал. В пятницу жду отчет. – Лорд Яррант поставил подпись на бумаге, что перед ним лежала, и протянул лист мне. – Вот, Эрпи, подойдите с этим в бухгалтерию. Вам возместят убытки. Надеюсь, компенсация в размере стоимости одного семестра вас устроит?

Ошарашенно кивнула, не в силах оторвать взгляд от начертанных размашистым почерком цифр и не в состоянии поверить в реальность происходящего. Каждый семестр я едва наскребала необходимую сумму, частенько брала в долг, изворачиваясь, как только можно, чтобы расплатиться, а сейчас мне обещали вернуть все деньги разом, да еще и прибавить сверху. Это же значит… Значит, Дори сможет учиться!

Мысль о том, что делать с древодомом, даже отошла на второй план. В конце концов, теперь большую часть времени мы будем жить в общежитии, а на каникулах – приезжать к бабушке. Кажется, за спиной росли крылья! Или просто тяжеленный камень с грохотом свалился? Даже голова закружилась, вынуждая на миг зажмуриться.

Снаружи донеслись приглушенные переливы звонка, оповестившего об окончании второго урока, и по выработанной годами привычке ноги сами понесли к выходу. Не потому, что хотелось сбежать. Просто чтобы сэкономить драгоценное время.

– Студентка Эрпи?

Негромкий оклик вывел из прострации, я вздрогнула от неожиданности.

– Да что же вы так пугаетесь? – покачал головой лорд Яррант, и его волосы плавно переместились в воздухе, следуя какой-то собственной траектории.

– Ой! Простите! Я так вам благодарна! Спасибо, милорд! Вы не представляете, что для меня сделали! – На глазах выступили слезы.

– Я лишь следую закону, студентка Эрпи. И еще… никому не рассказывайте о том, что с вами случилось.

Сказал – точно ледяной водой облил. Вот мы и подошли к главному. Но теперь я уже не так боялась советника, уверовав в справедливость его натуры. Тем временем теневик поднялся из-за стола и подошел ближе.

– Уверяю, мы прониклись серьезностью ситуации и делаем все возможное, чтобы решить проблему с культистами. Именно поэтому не стоит раньше времени сеять панику среди подданных империи, особенно после недавних событий. Надеюсь, вы понимаете?

– Конечно, господин ректор, – согласно кивнула я.

– Вот и славно. Отлично выглядите, студентка Эрпи. По вам и не скажешь, что столько времени провели в Чаще и вернулись всего несколько часов назад. Хвалю. Это полностью соответствует легенде, которой мы прикрыли отсутствие лорда Райда Мая Эллэ. Придется непросто, учитывая ваше происхождение, но прошу вас, потерпите и поддержите слухи.

Даже если и выглядело, будто императорский советник просит, я прекрасно осознавала – это приказ. Хотя лорд Яррант и не сказал, что за легенда, все было ясно из контекста. Мы вернулись довольные и отдохнувшие, а кое-кто еще и внезапно разбогател… Ну и ладно, мне нетрудно притвориться, что мы с Райдом любовники, тем более, это так и есть…


Глава 9

Перерыв после второго урока был долгий, в это время студенты обычно спешили на завтрак. Те, кто не успел подготовиться, второпях листали учебники. Другие предпочитали развеяться и подышать свежим воздухом в парке.

У меня с утра и крошки во рту не было, но после всех треволнений есть совершенно не хотелось, одна мысль о пище вызывала тошноту. В бухгалтерию идти еще рано, приемные часы для студентов начнутся только после занятий. Поначалу я решила пойти в парк, но, выглянув в окно, поняла: слишком многим пришла в голову та же идея. А вот на административный этаж мало кто из студентов заглядывал без крайней надобности. Выбрав дальний от входа диванчик, присела и достала учебник по теории магических энергий – после перемены как раз начнется этот предмет. Полистала немного, но вскоре закрыла увесистый том. Погладила темно-синюю обложку. Готовиться совершенно не хотелось. Кажется, я всерьез выбилась из учебного ритма.

– М-да…

Раз пять перечитав выданный мне советником Яррантом документ, успокоилась и уверилась: произошедшее – реальность, а не жестокая галлюцинация. Я действительно вернулась, а не лежу где-нибудь в облаке ядовитых спор дождевика-реликта или искусанная рядом с гнездом пауков-сонников. Часы в фойе показывали, что треть перерыва позади, и тут меня осенило:

– Ба!

От досады едва не хлопнула себя учебником по лбу. Вместо того чтобы терять попусту время, надо срочно связаться с бабушкой, она, наверное, извелась вся. В деканате пришлось удовлетворить любопытство госпожи Мильтон взамен на доступ к кристаллу связи. Подробностей своего визита в кабинет ректора, естественно, озвучивать не стала, ограничившись демонстрацией подписанной лордом Яррантом бумаги, но и этого оказалось предостаточно. Ахая и охая, а заодно понося бывшего проректора последними словами, кои только могла себе позволить леди, Франтоцца Мильтон проводила меня в переговорный зал. Согласившись с каждым нелестным эпитетом в адрес Кариса Пая, я наконец осталась одна.

Бабушка отозвалась мгновенно, будто уже ждала моего вызова в ратуше. Едва перед глазами появилось ее осунувшееся, постаревшее лицо, как она затараторила, не давая вставить ни словечка. Впрочем, я и не сильно-то стремилась, борясь с обуявшими чувствами, и лишь согласно кивала.

– Халли, деточка! – Первый порыв нежности сменился гневной тирадой: – Я уши тебе оторву, негодница! – Тут же позабыв об угрозе, ба поинтересовалась: – Как ты, родная? Где была? С тобой все хорошо? – Смахнув с глаз слезы, она внимательно осмотрела мою проекцию, явно удивившись необычайно нарядному для непутевой внучки облику. – Тебя выручил тот обворожительный молодой лорд? Истинный принц!

Невольно хихикнула.

– Райд вовсе не принц, хотя и недалеко ушел. Ба, я так рада тебя видеть! Жаль, не могу обнять! – закусила губу, борясь с чувствами.

– Деточка…

– У меня все хорошо, – поспешила ее успокоить. – Как только смогу, вырвусь домой и все-все расскажу. А пока…

Тут я душой несколько покривила. Все-все рассказывать нельзя, но к тому моменту продумаю «облегченную» версию приключений. Такую, чтобы про культистов не было ни словечка.

– Представляешь, ба, мне вернут деньги за обучение! – решила сменить тему на более приятную. – Оказывается, у меня льготы – северянам положено бесплатное обучение, если успеваемость хорошая.

– Великая Мать! Радость-то какая! – Бабушка всплеснула руками. – Но как так вышло, что тебе только сейчас сказали?

– Это все лорд Яррант. Его надо благодарить.

Вылупив глаза, госпожа Гайслим прижала ладонь к губам и покачала головой, а затем с благоговейным придыханием прошептала:

– Великий человек! Человечище! Уж он-то порядок наведет! Вот бы нам такого в Сатор-Ано…

– Ба! – рассмеялась я, представив, какими глазами горожане будут смотреть на грозного теневого мага.

Госпожа Гайслим тоже улыбнулась.

– Халли, Дори очень хочет тебя увидеть. Сможешь на этих выходных домой вырваться?

– Обещать не могу – много уроков накопилось, нужно наверстывать, но ты передавай ему привет. Скажи, что очень его люблю и, как только получится, обязательно вас навещу.

Бабушка понимающе кивнула, но в ее глазах застыл немой вопрос, и я не удержалась:

– Ба, что-то нехорошее творится. Присматривай получше за Дори, не оставляй одного. Он рассказал мне про незнакомца, что посетил нас некоторое время назад и дал Пэрри деньги. Теперь мне кажется, он имеет отношение к порче древодома. Кстати, а Пэрри объявился?

– Вернулся, но он… какой-то странный.

Бабушка наморщила лоб.

– Что с ним? – невольно насторожилась.

– Не знаю. С виду порядок, только сказал, что не помнит, где был эти дни. Само по себе это неудивительно, но на глазах у соседей он выбросил из дому весь алкоголь и больше не пьет. Теперь его «завязка» – главная тема для разговоров. Даже ставки делают, насколько его хватит, а особо рьяные, кто желает выиграть, захаживают в гости с бутылкой. Последнего он вытолкал взашей, едва не разбив бутылку об голову. Дом застыл в одной поре, хуже не становится, но по-прежнему холодно и почти нет света. Мэтр Дугас сказал – стержень еле теплится, на большее просто не хватает жизненных сил. Я предлагала сыну переехать ко мне, но он отказался. И даже, небывалое дело, навел порядок дома! Не знаю, радоваться или беспокоиться?

– Да уж… – После всего пережитого происходящее лишь настораживало.

Разговор пришлось прервать.

– Студентка Эрпи, надеюсь, вы все важное успели поведать? – Декан Аматиус Ланмэ тепло улыбнулся. – Не хотел тревожить, но у меня через пять минут срочное совещание с министерством образования.

– Спасибо, декан Ланмэ. Я уже закончила.

Учтиво поклонившись природнику, привычно восхитилась мужчиной, неизменно излучающим спокойную уверенность и доброжелательность. Эмоции были по-настоящему яркими и искренними, что невольно вызывало чувство комфорта. В который уже раз подумалось: неспроста именно он декан друидов.

Ко всему прочему, Ланмэ явно был в курсе истинной причины моего отсутствия, а вот магистр Нарэм Гофф посвящен не был, потому что стоило мне перешагнуть порог аудитории, как раздался холодный шепчущий голос, который пригвоздил к полу, вызвав желание передернуться:

– С-студентка Эрпи, вы еще и опоздать пос-смели?! – Надменный постнолицый теневик окинул меня уничижительным взглядом.

К слову сказать, я до последнего ждала в оконной нише неподалеку от аудитории, чтобы войти одновременно со звонком и избавить себя от лишних вопросов хотя бы на ближайшие полтора часа. Вот только о том, что преподаватель уже внутри, не догадалась. Наверное, тенями перешел. И почему теневеки меня недолюбливают? Пожалуй, только лорд Яррант оказался исключением. Да еще Кай, хотя насчет него я уже не столь уверена…

Подняла глаза на преподавателя. За поразительное сходство внешности и характера с одноименным вредным персонажем из популярной детской сказки первокурсники мгновенно давали Гоффу прозвище Магистр Снейр, но уже ко второму семестру очень быстро понимали: называть его так не стоит даже мысленно. Провинившиеся разве что не ночевали в библиотеке или в зале для медитаций, раз за разом пытаясь пересдать зачет.

– Простите, магистр С… Гофф, это больше не повторится.

Бесы! Сама едва не оговорилась. Теневик многозначительно сузил глаза.

– Хотелос-сь бы надеяться. Кс-стати, вы не желаете объяснить, почему пропустили прошлую лекцию и целых два практических занятия?

Игнорировать «магические энергии» и правда было неразумно. И не только из-за трепетного отношения преподавателя к собственному предмету.

– Магистр Гофф, – откуда-то сверху раздался голос ныне вездесущего Ханимуса Каррэ, – у студентки Эрпи действительно уважительная причина. Ее задержал лорд Яррант.

– Как скажете, – буркнул тот. – Эрпи, после занятия подойдите ко мне за дополнительным заданием. Никакие уважительные причины не должны помешать в совершенстве освоить управление магической энергией.

– Да, магистр, – смиренно поклонилась я, крепче прижав к груди учебник.

– Займите наконец мес-сто. Не задерживайте студентов.

Разом потеряв ко мне интерес, магистр повернулся к доске.

Внезапно осознав, какие это все мелочи по сравнению с тем, что довелось пережить в Чаще, не сдержала улыбки.

Все места на нижних ярусах были уже заняты, и я поднималась, едва не сияя от счастья и одновременно высматривая свободное. Передвигаться на каблуках было немного непривычно и, опасаясь позорно упасть, шла медленно, выпрямив спину, расправив плечи и высоко подняв голову. И искренне надеясь, что выгляжу изящно.

Предмет был общий для всего потока, здесь собрались и друиды, и теневики, и сияющие, так что яблоку негде было упасть. С задних рядов замахали Малина Ким и Мередикт Кхарн, я направилась к ним.

– Садись. – Медведь бесцеремонно подвинулся, вызвав негодующие шепотки терпящих притеснения в прямом смысле.

Оборотник что-то рыкнул в ответ недовольным, а я не стала теряться и уселась на освобожденное место аккурат между Кхарном и Ким.

– Привет! – поздоровалась рысь.

– Здорово выглядишь, Халли! – не поскупился на комплимент Дикт.

Любопытство, источаемое оборотницей, продирало до костей даже сквозь щит. Все ясно, меня ждет неизбежный допрос. Инстинктивно использовав эмпатию, уловила и нечто большее. Ревность?! Неожиданно.

– А что, забавно! – пришедшая на ум аналогия всерьез развеселила.

– Что именно? – поинтересовался Дикт.

– Малина… Медведь… – многозначительно протянула я.

– Халли! – Ким возмущенно пихнула меня в плечо, и я почувствовала, как разрядилась обстановка.

– Ничего странного, медведи оч-чень любят малинку. Она сладенькая. – Мередикт плотоядно облизнулся и ущипнул подругу за талию.

– Ну вас! – Ким зарделась и опустила лицо в ладони.

Мы с Диктом беззвучно рассмеялись.

– Ким, если ревнуешь, давай местами поменяемся, пока Гофф не смотрит, – шепнула рыси на ухо и заговорщицки поинтересовалась: – Кстати, давно вы вместе?

– Вторую неделю, – ответила та без утайки. А ты теперь с Эллэ? – Она многозначительно шевельнула бровями.

Началось! Я задумалась над ответом.

– Кажется, да. – А мысленно прибавила: «Но надолго ли?»

Чувство счастья как-то разом угасло, а где-то у солнечного сплетения собралось в тугой ком предчувствие неприятностей. Казалось бы, пора привыкнуть к этой мысли и реагировать спокойно. Решила думать только о хорошем, но вместо этого принялась вспоминать слова Райда, сказанные перед тем, как он оставил меня одну по моей же просьбе. Попыталась и не смогла. И теперь в аудитории, битком набитой народом, вдруг остро ощутила собственное одиночество. Нестерпимой стала потребность прижаться щекой к его груди, услышать стук сердца, почувствовать на спине его ладонь. Это давило физически, стало даже тяжело дышать. Побелевшими пальцами я вцепилась в край стола, одновременно в животе заворочалась тупая боль.

– Халли, ты в порядке? – Дикт с тревогой заглянул мне в лицо.

– Что-то здесь душно, голова закружилась.

– А ты, случаем, не того? – одними губами спросила Ким?

– Ты о чем?

Подруга изобразила, будто качает на руках ребенка.

Вылупив глаза, я помотала головой:

– Нет! Наоборот!

Видимо, такие выкрутасы обиженный организм вытворял из-за отложенного цикла. Обычно критические дни у меня проходят безболезненно. Что ж, за все надо платить. Сосредоточившись, потихоньку перенаправила энергию на общее оздоровление организма.

– Прости, – шепнула оборотница, сделав смущенное лицо.

В этот момент преподаватель повернулся, и в аудитории стало совсем тихо.

– Тема с-сегодняшнего урока, – монотонно зашелестел Гофф, привычно удивляя тем. что его тихий голос слышен в каждом уголке аудитории. – Отклонения и уникальные случаи. Вам всем приходилось сталкиваться с проявлениями нарушений основных законов распределения магической энергии. Так называемыми ис-сключениями. Как ни странно, исключения встречаются чаще, чем можно подумать. Они не поддаются логическому объяснению и не следуют законам распределения магической энергии, хотя в отдельных случаях вероятность их проявления возможно спрогнозировать по косвенным признакам.

Магистр повел рукой, и сгустившиеся тени закрыли поверхность доски, оставив только тот участок, где приводился перечень. Хи-хи! Попробуй потом сказать, что перепутал или записал не то. Головы студентов склонились над тетрадями, рабочую тишину нарушал лишь скрип грифеля по бумаге. Не дожидаясь, пока мы закончим, преподаватель продолжил:

– Наличие таких признаков говорит о том, что впоследствии закономерность вс-се же можно выявить, а значит, данный феномен попросту еще не изучен как следует. Возможно, именно вам доведется сделать новые открытия. – Гофф не стал сдерживать в голосе иронию, намекая, что он-то лично в этом сильно сомневается.

Темные глаза магистра принялись рыскать по амфитеатру, невольно заставив ощутить дискомфорт. Я знала ответ, бояться было нечего, просто сильные теневики всегда так действуют на тех, кто управляет энергией жизни.

– Кто назовет общие категории, на которые делятся исключения?

Хрупкая сияющая в первом ряду вскинула руку.

– Ана Тон, – дал ей слово Гофф, выговорив имя девушки совершенно по-особенному.

Серебристый, точно хрустальный ручеек голос отличницы зазвенел под сводами аудитории:

– Исключения делятся на разовые и длительные.

Тон еще многое готова была поведать, но, несмотря на то что магистр Гофф наслаждался выступлениями любимицы, он все же прервал ее:

– Как всегда, верно, студентка Тон. Кто приведет пример разового исключения?

Вверх взметнулось несколько рук – активность на занятиях тоже учитывалась при выставлении оценок. К тому же каждый факультет старался отличиться перед другим – извечная борьба теневиков, друидов и сияющих.

– Конэм?

Гофф обратился к нашему одногруппнику, молчаливому и немного странному оборотнику-росомахе, расположившемуся тремя рядами ниже у самого окна. Всегда лохматому и не всегда адекватно воспринимающему реальность. Парень встал, беспомощно оглядевшись. Похоже, он задремал и не расслышал вопрос.

– Разовое исключение. Пример! – шепнули со стороны.

Кто-то, рискуя быть наказанным, помогал товарищу.

– Кхм! – откашлялся парень. – Ну… это… простите. Мне нужно собраться с мыслями.

Гофф, не глядя на студента, терпеливо ждал. Правда, даже это он умудрялся делать с издевательским видом.

– Да ты сам и есть исключение! – не выдержал один из теневиков.

– Длительное! – поддержал сидевший неподалеку природник.

Аудитория было взорвалась хохотом, но под строгим взглядом преподавателя балагуры мигом сникли.

– Так что, Конэм, вы можете ответить на вопрос?

Парень, несмотря на некоторую безалаберность, все же соображал, когда надо. И смог собраться:

– Разовое исключение – это такое стечение обстоятельств, при котором эффект получается не тот, что ожидался или был запланирован.

– Ваш ответ не является ни примером, ни точным определением, – пожал плечами магистр.

Снова раздались смешки.

– Магистр Гофф, однажды у вас на практическом занятии по концентрации Пит Сарренти попытался преобразовать энергию жизни в теневую, чтобы совершить переход. В тот день в зале медитаций искусственным образом поддерживалось наличие только одного типа энергии. В этот момент в нарушение правил дверь открыли, тем самым обеспечив приток остальных двух видов. Не сопоставив потенциал и объемы поступившей теневой энергии, Сарренти прыгнул не на заданные два метра, а…

К этому моменту все уже давились от смеха. Теневик Пит Сарренти, тот самый, который только что насмехался над росомахой, сиганул тогда через весь зал, появившись аккурат в стене, да еще таким досадным образом, что наружу торчала лишь его филейная часть. Только ленивый не потешался потом над этим случаем.

– Достаточно, мы все помним это недоразумение. Пример засчитан. Садитесь.

Гофф потер виски. Кажется, ему нездоровилось. Или же мы успели утомить преподавателя?

– Студентка Тон, резюмируйте сказанное, – махнул он и отошел, усаживаясь на стул.

– Пример говорит о том, что подобное стечение обстоятельств все же возможно было предусмотреть и нивелировать негативный эффект. Полному прогнозированию ни одно исключение не поддается, поэтому, совершая любое магическое действие, необходимо подстраховываться, – закончила девушка.

Я так и не поняла, остался ли магистр доволен ее ответом на этот раз или нет. Уж больно неопределенно махнул рукой. Затем назвали еще с десяток примеров, половина из которых относилась, скорее, к досадным оплошностям и безалаберности.

– Однажды я выращивал дендробиум нобиле, ну… орхидея такая, – пояснил тощий природник Магастус Никс. – Маме на день рождения. Хотел, чтобы она стала как можно крупнее, и стимулировал вливанием энергии по рассчитанному графику. Не буду утомлять подробностями… кхм… В общем, она выросла размером с собаку и попыталась меня съесть. Возможно, всему виной рой, который в то же время атаковал наш городок, или я сам неверно рассчитал дозу подпитки… Я так и не смог найти причины, потому что хищника уничтожил отец.

– Дос-статочно, – кивнул магистр. – Теперь поговорим о длительных исключениях. Обычно они наиболее заметны и имеют свойство сохраняться во времени. Дитрикс?

– Способность управлять разными видами энергии, – привел пример длительного исключения симпатичный короткостриженый сияющий с последнего ряда.

– Уточните.

– Лорд Вердерион Аллакири одновременно друид и теневик.

Гофф поморщился. Видимо, этот ответ успел набить оскомину.

– Верно. Амората?

– Культисты, – хмуро протянул меланхоличный теневик, нехотя отодрав зад от сиденья. – Магия крови не поддается объяснению.

Вот уж не поспоришь. Похоже, даже Гофф остался доволен.

– Кхарн?

Дикт поднялся хмурясь. Похоже, не успел ничего толком придумать.

– Может, если ипостась у оборотника нехищная? – Он неуверенно поскреб в затылке. – Деваться все равно некуда, и никак ее не изменишь.

– Верно, – кивнул магистр. – Такое тоже встречается, к счастью, редко.

– Эрпи?

Вздрогнула, хотя и ожидала, что меня рано или поздно спросят. Как назло, на ум ничего не шло, кроме…

– Синдром истинной пары, – произнесла вслух, и будто жаром обдало.

Мамочки! Вдруг это правда, несмотря на все, что пишут в учебниках?

– Не уверен, что пример подходящий. Существование СИП так и не доказано. Хотя известны случаи, когда оборотники приобретают новые способности под влиянием чувств и отношений. Может, у вас найдется еще один пример?

– Тогда… Пусть будет вторая ипостась.

– Годится! Кстати, отличный пример, – неожиданно похвалил Нарэм Гофф. – До сих пор невозможно воспроизвести обстоятельства, способные вызвать появление второй формы зверя у друида-оборотника. Известно только, что чаще это негативный, травматичный для психики опыт или тяжелые испытания, связанные с угрозой для жизни и непременное наличие высокого потенциала. Лет двадцать назад среди молодежи прокатилась волна самоубийств. Юные оборотники, изучив сомнительный труд одного умника, гибли в Чаще, пытаясь искусственным образом вызвать в себе вторую ипостась, но, видимо, тут все зависит только от воли Великой Матери.

Да уж. Не поспоришь, иначе мы с лордом Эллэ уже точно заимели бы такую.

Одно воспоминание об оборотнике прокатилось по организму электрической волной. Не выдержав, позвала мысленно:

«Райд!»

Ответа не последовало, но вдруг окутало неожиданно ласковое тепло, будто меня заключили в нежнейшие объятия. Даже нудно ноющий живот прошел. Зажмурилась, целиком погружаясь в необычное и безумно приятное ощущение, и, лишь когда оно начало ослабевать, нехотя открыла глаза. Что это было?

– Что это было? – в унисон моим мыслям повторила Ким, с удивленно веселым выражением заглядывая мне в лицо.

– А?

– Пришлось позвать тебя дважды, а ты только жмурилась и улыбалась. И вид такой… Думала, замурлычешь, как кошка.

– Не обращай внимания, – отмахнулась, не в силах прогнать довольное выражение с собственной моськи.

Помог извечно постный вид преподавателя. К счастью, тот не обращал на нас никакого внимания, увлеченный процессом показательного глумления над одним из теневиков. Гофф никому не делал поблажек, всем доставалось одинаково. Вот и славненько, а то у него талант замечать то, что не следует, и подлавливать студентов, когда те не ожидают. Темные глаза магистра тотчас зыркнули в мою сторону, но я уже успела стереть блаженную улыбку и изобразить внимательно-заинтересованное выражение на физиономии. Пронесло.

Последней парой в расписании шла флорафауна. Я бодро шагала по коридору вместе с друзьями, когда вдруг резко затормозила. Бесы! Я же совершенно не подумала о Шинне!

– Ты чего? – обернулся Дикт.

– Что-то забыла? – поинтересовалась Малина.

– Н-нет. А магистр Лард, случайно, не вернулся?

– Верну-у-улся. – Оборотница сморщилась так, будто разжевала неспелый плод фейхоа. – Век бы его не видеть.

Я же не удержалась от вздоха облегчения.

– Странная ты, Эрпи. Неужели рада? А Шинн, между прочим, к тебе был внимателен.

– Угу, – кивнула я. – Даже слишком.

С содроганием вспомнила сцену у загона.

– Халли! – окликнули сзади.

Резко повернулась и уставилась на необычайно взволнованного Риана Глода. Он стоял всего в паре шагов от меня.

– Халли… – выдохнул оборотник с облегчением и, подхватив на руки, заключил в объятия, уткнувшись носом куда-то в шею.

На мгновение я опешила. Не подозревала, что кто-то здесь настолько будет рад моей скромной персоне. И тем более, что этот кто-то – Риан Глод.

– Немедленно поставь меня! – прошипела сквозь зубы.

– Пра-а-аходим! Не та-а-алпимся! Не на что тут смотреть! Давайте-давайте!

С кривой ухмылочкой, придающей ему вид отпетого мерзавца, Суф Змей принялся разгонять притормозивших было любопытствующих. Может, кто-то его и не послушался бы, но следом молчаливой горой вышагивал Буилто, и студенты, мгновенно теряя интерес, спешили по делам – перерыв перед последним занятием был не таким длинным, как хотелось.

Меня наконец отпустили. Я поспешно оправила юбку под масленым взглядом ростовщика. Вот вечно парни умудряются все испортить!

– Глод, что-то ты чувствительный какой-то стал, – съязвила в отместку. – Думала, расплачешься.

Вся робость по отношению к нему как-то прошла сама собой. Я вообще иначе стала воспринимать действительность после нашего с Райдом «путешествия».

– Дерзкая? – Глаза оборотника сузились, левый уголок губ приподнялся, но угрозы я по-прежнему не чувствовала. Глод наклонился к самому уху. – Я знаю, где ты была.

– Что?

– Нужно поговорить, Халли, но не здесь и не сейчас. И, – он снова наклонился, – держись подальше от Шинна.

– Разве он…

– Преподает у первокурсников.

– Ого! Спасибо за предупреждение.

– Не за что. – Оборотник подмигнул и еще несколько мгновений ел меня взглядом, а потом вдруг наклонился и чмокнул в уголок рта. Думая, что он снова что-то хочет сказать на ухо, я и не подумала увернуться.

– Зачем?! – возмутилась, отшатнувшись.

Глод только наклонил голову набок, глянув точно на глупышку. Я же чувствовала себя так, будто прилюдно изменила Райду. Развернувшись, поспешила прочь, громко топая каблуками и мысленно ругая оборотника на чем свет стоит. Я не из тех, кто раздает поцелуи налево и направо. К тому же еще свежи утренние воспоминания. Недобрый огонь в глазах лорда Эллэ в первый миг, когда он появился на лестнице… Брр!

Кхарн с Ким решили меня дождаться.

– Халли, я что-то не понял? Что это было? – Медведь озадаченно почесал в затылке.

– О богиня! Дикт, ты тупой? – дернула его за рукав Малина.

Друзья затеяли перепалку, одновременно прибавив шагу. Занятие должно было вот-вот начаться. Я едва поспевала за ними, жалея, что не догадалась сходить и переобуться. Бегать на каблуках – то еще удовольствие, да и туфли жалко. Я, конечно, немного поправила благосостояние, но это не значит, что нужно сразу сорить деньгами.

Мы все же опоздали, но, на наше счастье, сегодня старый природник не лютовал. Магистр Нассиус Лард вообще выглядел так, будто не смог оправиться от тяжелой болезни. Бледный, с провалившимися глазницами и очень худой, он напоминал собственный призрак. Только сейчас я поняла: он далеко уже не молод. Говорил преподаватель тихо и даже не стал нас отчитывать, вопреки обыкновению, только бросил неодобрительный взгляд и качнул головой, когда мы присоединились к остальным студентам.

– Что это с ним? – тихонько спросила Малину.

– Говорят, его недуг не лечится. Ходят сплетни, он в любой момент может того…

– Кошмар!

Мне искренне стало жаль природника. Кажется, остальные испытывали то же самое, дисциплина была на высоте. Никто не веселился и даже не дышал громче, чем требуется. А как иначе, если перед глазами – яркий пример того, что и с лла’эно может случиться беда, когда все искусство лучших врачевателей окажется бессильным. Интересно, есть шанс, что дядя Райда сможет помочь?

– Он еще лет пятьдесят прожил бы, а то и больше. Что-то странное творится, – едва слышно посетовала Ким.

Я была с ней согласна. Что-то странное… Стоп! Мне кажется или во всем этом прослеживается закономерность? Необычные болезни у деревьев-домов. Ну ладно, пока только у моего древодома. Розовый мох, пораженный похожим недугом. Преподаватель, который ведет у меня предмет, вдруг оказывается смертельно больным, а на его место приходит красавчик Рохан Шинн и как-то сразу начинает виться вокруг меня. Не много ли странностей для одной бедной оборотницы, у которой вечно нет денег и целая куча дыр, что нужно залатать? Что во мне такого выдающегося? Разве что… Кхамлэ! Не знаю, что он хочет, но все это явно как-то связано с культом. Недаром же они охотятся за мной?

Нужно наконец распутать этот клубок. Подумав, решила для начала побеседовать с Глодом и выяснить, что общего между ним и Кхамлэ. Странная перемена ростовщика, внезапно воспылавшего ко мне чувствами, настораживала. На этот раз я буду предельно осторожна, теперь еще больше резона изобразить пустоголовую любвеобильную оборотницу, ведь совершенно неясно, кому еще в стенах академии можно доверять. Любой студент или преподаватель может оказаться пособником культистов. Но главное, я смогу обратиться к принцу Норангу, он мне поверит и не откажет в помощи. От осознания, что теперь я не так беззащитна, как раньше, полегчало и прямо-таки обуял охотничий азарт.


Глава 10

Разволновавшись из-за мыслей о культистах и Кхамлэ, я толком не слушала, что говорит преподаватель. Раздав вводные, магистр Лард поделил нас на группы по три человека. Впрочем, сильно не мудрствовал, и мы с Кхарном и Малиной оказались вместе. Нам всучили ящичек с чахлым растением и один на троих учебный планшет с заданиями и тестом.

– Так, и что тут у нас? – взяла инициативу в свои руки Ким, стремительно пролистывая вниз строки текста. – Ага! – прозвучало до ужаса победно. – Халли, повезло-то как! Ты же немного природник? Ну уж точно получше умеешь с ними обращаться, – указала она на несчастного подопытного, – чем мы.

Хоть нездоровый энтузиазм и рвение Малины пугали, она была права, я лучше многих разбиралась в классификации растений, это частенько помогало подзаработать. Ким держала планшет, Кхарн – ящик, и оба с надеждой смотрели на меня, словно одно это гарантировало беспроигрышный шанс получить хорошую отметку. Разделив таким странным образом обязанности, принялись дотошно изучать росток с поникшими редкими листьями. Как ни странно, тест закончили в числе первых. С природниками нам было не тягаться, но среди смешанных групп и оборотников сегодня нам не было равных. Даже умудрились дать верные ответы на все вопросы теста.

– Неплохо, неплохо… – бормотал под нос Нассиус Лард. Проверяя задание, он периодически посматривал на нашу троицу. – Я бы поставил всем высший балл, но ваши пропуски, студентка Эрпи… – Он многозначительно посмотрел на меня.

Малина и Дикт сразу погрустнели.

– Магистр Лард, я все отработаю. Может, дадите мне какое-нибудь задание или… О! Могу почистить загон для кабанов, мы с ними неплохо ладим в последнее время! – просияла самой очаровательной улыбкой, на какую только была способна.

Преподаватель усмехнулся.

– Отличное предложение, Эрпи! Всем пятерки! Загон ваш на неделю!

– Спасибо!

Радоваться только или нет? Зато нас отпустили, и я поспешила в общежитие, уж очень хотелось переодеться. Путь проходил мимо тренировочных полей, где сейчас занимались первогодки. Светлый хвост Кассандры Эллэ я приметила еще издалека, она в числе прочих студентов сошла с беговой дорожки и принялась разминаться. Заметив меня, подруга помахала и, не сговариваясь, мы покосились на преподавателя.

Молодой и смазливый, похожий на частного тренера инструктор Марион был не чета инструктору Тагрэ, героически погибшему во время нападения на академию, и студенты позволяли себе небольшие вольности. Взмахом руки он великодушно позволил Кэс отлучиться.

– Я только на минутку. – Ослепительно ему улыбнувшись, она поспешила ко мне.

– Халли! – Мы крепко обнялись, но, когда отстранились, в серых глазах блестели слезы. – Мой брат, он?..

– Райд в порядке, мы вместе вернулись утром. Прости…

Чувство вины стиснуло горло. Из-за меня Кэс могла лишиться брата. Не зная, что и сказать, только растерянно развела руками.

– Брось, Халли! – Она перехватила и стиснула мои пальцы. – Я бы не простила Райду, если бы он не попытался тебя выручить! В нашей семье своих не бросают.

Кассандра вдруг подняла мои руки и пристально на них посмотрела. Потерла переносицу, буркнув:

– Ничего не понимаю!

– Ты о чем?

– Халли, мне надо идти, а то сейчас вот этот, – она едва заметно указала глазами на преподавателя, – дополнительный круг впаяет, он не такой добренький, как со стороны кажется. Встретимся после ужина в лаборатории, ладно?

– В которой?

– Наш ствол, исследовательский ярус, кабинет номер четыре.

– Там, где природники занимаются?

– Да.

Она как-то странно на меня посмотрела, прежде чем трусцой побежать обратно. Я немного постояла, провожая ее взглядом. Что же не так? Сообразила, только когда прошла несколько шагов, подсказала эмпатия. Кэс будто скованна, напугана и растерянна, хотя пытается это скрывать. Я больше не чувствовала той задорной уверенности, к которой успела привыкнуть за время нашего общения. Мне кажется или у нее что-то случилось?

Первым делом поспешила в столовую, и, хотя обед еще не начался, желающие могли приступить к трапезе. Таковых было немного, пока шли занятия, потому я спокойно поела и прихватила с собой несколько контейнеров к ужину, чтобы разогреть вечером в комнате. Занесла все это добро к себе и заодно переоделась – почти не ношенные туфли здорово натерли ноги, пришлось даже использовать направленную регенерацию, чтобы залечить мозоли. Сменив одежду на привычную форму и любимые растоптанные ботинки-унисекс, вздохнула свободно и, как только прозвенел звонок, отправилась в административное крыло.

Тоскливый вояж по кафедрам занял чуть больше получаса, но в итоге я разжилась заданиями, чтобы отработать пропуски. Ну вот, больше никто из преподавателей не будет на меня зверем смотреть. Оставшееся до встречи с Кассандрой время потратила на учебу и из библиотеки выползла со слезящимися глазами, скрюченными пальцами и ноющей спиной, зато с целой пачкой исписанных листов и невероятным чувством удовлетворения.

Зов настиг посреди перехода между стволом сияющих и нашим: «Халли, где ты, волчонок?»

Едва не выронив все добро, что держала в руках, остановилась как вкопанная. Сердце заколотилось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. От окатившей волны тепла, которая была намного сильнее, чем тогда в аудитории, вообще чуть не застонала в голос.

«Райд!»

«Не понял, ты рада или возмущена?»

Проморгавшись, осмотрелась. Вокруг никого не было, заканчивался ужин, и вторая волна ботаников, штурмующих цитадель знаний, ожидалась только через некоторое время.

«И то и другое»

Я отошла к окну и положила книги и записи на подоконник. Вовремя! От мурашек, прокатившихся вдоль позвоночника, едва не выгнулась дугой и закусила губу.

«Не знаю, что ты делаешь, но прекрати немедленно!»

«Хм… Ничего не делаю. Хотя постой…»

Я ожидала чего-то подобного, но все равно не сумела с собой совладать и тоненько пискнула. Идущая мимо парочка студентов повернулась в мою сторону. Схватив верхний лист с подоконника, изобразила радость, пусть думают, что у меня уравнение баланса энергий сошлось. Во все тридцать два зуба улыбнулась ребятам, и те понимающе кивнули, уверившись, что мне не плохо, а совсем наоборот.

«Что бы ты ни делал, прекрати! Меня сейчас за ненормальную примут!»

«Прости, не подумал. Хотя… В общем, я не сразу понял, что происходит».

«Может, просветите, милорд Эллэ?» – постаралась придать издевательскую окраску мыслям.

«Но-но, я ведь могу и продолжить. Без объяснений!»

«Тогда меня точно отведут к врачевателям».

«Ладно-ладно, больше не буду. По крайней мере, сей…»

Тем временем, опираясь на эмоциональную окраску, что мощным потоком транслировал Райд, я и сама догадалась. Представлять и разговаривать мысленно – разные вещи. Экспериментируя, в красках припомнила парочку утренних сцен.

«…час… Халли!.. Что ты делаешь?!»

«Не знаю, а что? Понравилось?»

«Да… Нет! Стой! Прекрати немедленно!»

«Что такое, милорд Эллэ? Я не совсем поняла, тебе понравилось или нет? Изъясняйся точнее».

«Халли, я на внеплановом собрании совета безопасности. Хватит и того, что нас с Вердом прямо из кабака вытащили. Кхм… Пришлось экстренно себя в порядок приводить. Тут его императорское, лорд Яррант, отец…»

Не сдержавшись, хихикнула, уж больно веселую картинку нарисовало воображение.

«Ладно-ладно, убедил. Только давай впредь договоримся: никаких экспериментов без предупреждения. Кстати, так и не поняла, как это у нас получается?»

«Думаю, это СИП, Халли. Прости, не могу больше болтать. Планируется рейд на лагерь культистов, где нас с тобой держали. Я поручил ребятам передать тебе амулет вызова, сам сегодня не смогу заглянуть. Позже все обсудим».

Не понимаю. Ласковая волна негой прокатилась по телу вместе с тихим: «Скучаю…»

«Будь осторожен!»

Не знаю, услышал ли меня Райд, но ответа не последовало – ощущение присутствия стремительно растаяло. Наш необычный разговор взбудоражил и перепутал мысли. Когда говоришь с помощью амулета вызова или кристалла связи, это воспринимается словно извне, а не изнутри. Но сейчас было совершенно по-другому.

Пока переваривала произошедшее, коридор перехода наполнился студентами, мимо меня сплошным потоком потянулись сияющие, теневики и друиды. Любопытные взгляды скользили по коже, точно осязаемые, или это играла шутки моя обострившаяся эмпатия, обрывки голосов и мыслей становились все громче, даже голова закружилась. Присев на подоконник, прижалась виском к прохладному дереву и, судорожно вцепившись в свои записи, наглухо закрылась щитом.

А неслабый такой отходняк от этих ментальных игр! Нужно быть поосторожней, я даже идти не могу, состояние – на грани обморока. Следует это обсудить с Райдом при первой возможности. Это и еще…

– Ой!

Что, если сейчас и с любимым творится что-то похожее? А он собрался с культистами драться! Тревога точно удав стиснула сердце. Вот что теперь делать? Попробовать его позвать снова и предупредить, или, наоборот, лучше не стоит? Вдруг хуже сделаю? Мамочки!

– Халли? Ты в порядке?

Участливо заглянув в глаза, передо мной на корточки опустился Риан Глод.

Ладно, пожалуй, не стоить сейчас беспокоить Райда, тем более что мне уже полегчало. Дождавшись, пока окончательно стихнет ментальный шум, спросила вместо ответа:

– Сколько времени?

– Половина восьмого. – Ростовщик сверкнул наручными часами известной марки, не слишком дорогой, но надежной.

Мелькнула мысль, что надо обзавестись чем-то подобным, мои часы так и сгинули в Чаще.

– Риан, мне сейчас некогда.

Пора была идти в лабораторию.

Вскочив, тут же села, голова еще немного кружилась.

– Идем, провожу?

– Я сама.

Вторая попытка увенчалась успехом, мир вокруг постепенно принял устойчивое положение. Глод не отставал. Шагал рядом, но хотя бы больше руками не трогал. То, что меня снова увидят в его компании, не имеет значения. Решила, что это даже хорошо, вот и возможность выяснить, каким боком он причастен к делишкам Кхамлэ, только нужно быть осторожной.

Пока шли, думала, как лучше подойти к опасной теме. Не прикинуться ли пособницей культистов? Эту мысль отмела сразу – вдруг у них есть какой-то тайный знак или пароль? Надо исподволь завести разговор о культе и попытаться выяснить его отношение с помощью эмпатии. Я всегда чувствовала оборотников лучше прочих, Глод не исключение.

Мы молча добрались до лаборатории, но, чтобы попасть внутрь, требовалось получить допуск. Честно говоря, здесь я понадеялась на Кассандру, а та, похоже, опаздывала. Стоило подумать об этом, как дверь тихонько приоткрылась.

– Кэс обо мне позаботилась, – откомментировала я сию странность и первой шагнула в кабинет.

На деле позаботился ректор Каррэ, заодно незримо намекнув, что он прямо сейчас за мной присматривает. Это придало храбрости, особенно когда, обернувшись, едва не уперлась Риану Глоду носом в грудь.

– Так, – помялась, делая шаг-другой назад, – о чем ты хотел поговорить?

Приглашающим жестом указала на белую кушетку у стены. Как-то уж слишком внушительно оборотник возвышался надо мной. Прошлась вдоль длинного металлического стола, заставленного исследовательскими артефактами и приспособлениями. Остановилась у дальнего края и принялась разглядывать накрытый энергетическим куполом чахлый росток, в котором едва смогла опознать саженец розового мха. Оглянулась вокруг, других нигде не было видно. Не может быть! Неужели это все, что осталось?!

– Ходят слухи, будто ты и Эллэ… Что вы вместе отдыхали эти дни. Но, Халли, я знаю, на деле с тобой произошло нечто иное.

Я насторожилась, соображая, какой он хочет услышать ответ. Одновременно сосредоточилась и коснулась ладонями защитного поля над ростком. Сконцентрированная энергия жизни поддерживала растение, но не препятствовала доступу извне.

– Занятно…

– Кай передал тебе информацию о скачках. Ты была там? – отвлек от маленького открытия оборотник.

Я снова не ответила, пытаясь разглядеть получше неожиданную находку.

– Халли! Ты вообще слушаешь? – Глод устало поднял глаза к потолку. – Это я сказал Эллэ, что ты в опасности. Видишь, даже через себя переступил. – Он невесело усмехнулся и уставился на меня тоскливым взглядом. – Это имеет отношение к культу Кровавой Луны?

Как удачно вышло! Риан сам затронул тему, к которой я не знала, как подступиться. Иногда полезно подождать. Правда, теперь у меня созрела иная идея. Совершенно безумная, зато, как мне кажется, беспроигрышная. И помог в этом несчастный цветок.

Не отрывая взгляда от оборотника и продолжая загадочно молчать, двинулась к нему плавной походкой от бедра. Эмпатия работала на полную, позволив уловить бурю совершенно искренних эмоций, что мгновенно захлестнула парня. Даже стало его жаль. Пожалуй, не встреть я Райда, можно было дать ему шанс.

– Как?.. – Он сглотнул, когда я приблизилась вплотную, продолжая неотрывно смотреть в глаза. – Как тебе удалось выбраться?

Наши губы оказались в опасной близости, Глод застыл, а я была почти у цели. Медленно подняв руки, осторожно коснулась его скул, потихоньку подбираясь к вискам. Оборотник не выдержал, сграбастал меня в охапку.

Ментальный удар!

Ничего не вышло. Риан ловко перехватил мои запястья, оторвав руки от своей головы и резко разведя в стороны. По инерции я едва не упала вперед на него, и Глод не преминул этим воспользоваться. Грубый поцелуй обжег губы. Мгновением раньше, как раз вовремя, чтобы застать неоднозначный момент, в лабораторию ввалились Кассандра и Кэсси. Ребята спорили о чем-то вполголоса, но замолкли, уставившись на нас. Мы переводили взгляды друг на друга, собираясь с мыслями, а я не могла решить: просить помощи ректора или прежде предупредить ребят о том, что Глод опасен.

– Что здесь происходит? – холодно чеканя каждое слово, задала вопрос Кассандра Эллэ.

– Риан Глод – пособник культистов! – решилась я.

– Что?! – хором переспросили друзья, и, как ни странно, сам Глод, который уже поднялся на ноги.

Сандр отодвинул за спину Кэс, сдерживающая татуировка на его загривке засветилась.

– Стоп! – угрожающе рявкнул Риан. – Хороший парень здесь я. Это не обсуждается!

И откуда только взялся такой командный тон? Наверное, так он руководит своими бандитами?

– С чего это вдруг? А ну сядь! Имей в виду, магия крови на меня не действует, – приврала я, но не суть. Главное – не позволить ему перехватить инициативу. Не поворачиваясь к Риану спиной, потихоньку отодвинулась к друзьям, надеясь, что не случится ничего непоправимого и ректор Ханимус успеет обезвредить Глода вовремя. – Шевельнешься – превратишься в муху в янтаре!

– Я могу легко доказать, что не имею отношения к культу.

Глод явно обращался к ребятам. Не ко мне! Он демонстративно медленно закатал левый рукав куртки и провел ладонью по внутренней стороне руки от локтя к запястью. На коже тотчас проступил серебряный переливающийся рисунок – змей в виде знака бесконечности, пожирающий собственный хвост.

– Уроборос?! – вылупил глаза Сандр.

– Тайный императорский сыск?! – воскликнула Кэс.

– А чем докажешь свою верность Эрессолду ты, Халли? – ухмыльнулся Глод, и все взгляды обратились ко мне.

Сандр ухватил несопротивляющуюся природницу и оттащил подальше от меня и поближе… к Риану Глоду. Вот так вот. Я на одной стороне, друзья – на другой. Несколько мгновений хватала ртом воздух, чувствуя, как сгущается враждебность, становясь осязаемой.

– Кэс, Райд меня спас! Мы вместе выбирались из Чащи и едва не погибли…

Я замолкла. Оправдываться было противно, а недоверие друзей ударило, словно упавший ствол дерева. Оглушило, выбив напрочь все мысли. Не дав обиде себя задушить, зажмурилась, мысленно вознеся молитву Великой Матери.

– Кто может доказать, что к нам вернулась та же самая Халли? Кто сможет за тебя поручиться? – прозвенел голос Кэс.

Атмосфера накалилась до предела, татуировка на загривке Сандра разгоралась все ярче, от Кэс словно разошлась волна холода, а ее лицо… Потомственная аристократка до мозга костей. И Глод… От затаенной грусти, которую он не умел от меня скрыть, заныло сердце. И даже ректор, незримое присутствие которого ощущалось в сгустившейся вокруг меня энергии жизни, был готов то ли обездвижить, то ли раздавить разом, точно блоху…

Наглухо закрывшись от всех щитом, наконец обрела способность нормально мыслить и с победной улыбкой выдала, ощутив небывалый прилив благодарности за утренний, показавшийся тогда ужасно несправедливым инцидент:

– Принц Вердерион Норанг!

– Верд Аллакири?!

Сандр и Риан переглянулись.

– Ректор Ханимус, – подняла глаза к потолку. – Не распыляйте меня, пожалуйста! Я тоже хорошая, хоть у меня и нет уробороса!

Мне не ответили, но энергетический кокон, который уже вполне заметно мерцал зеленью, разом рассеялся. Мне поверили? По крайней мере, буду на это надеяться. Нервно хихикнула и, пошатываясь, обошла стол. Не обращая внимания на ребят, устроилась на кушетке, облокотившись спиной на стену и уставившись в никуда. Все. Это уже перебор. Еще чуть-чуть – и крыша поедет. Кто следующий воспылает ко мне недоверием? Император? Райд? А я вообще переживу следующий раз?

– Халли, – рядом тихонько присела Кэс, коснулась кончиками пальцев моего колена. – Извини нас, пожалуйста. Просто… Это все так странно.

Сделав неопределенный жест рукой, природница так и не договорила, точно не могла подобрать нужные слова, но взгляд, что она бросила в сторону Глода, о многом поведал. На меня Кэс все еще избегала смотреть, разглядывая строчку на карманах штанов. Я могла ее понять. Та, ради кого брат рисковал жизнью, перепугал семью и поднял на уши все службы империи, целуется с другим. А если до Кэс уже дошли слухи о нашей теплой встрече в коридоре, неудивительно, что она так легко увидела во мне предательницу.

Применила эмпатию. Смятение, чувство вины, испуг и вселенская тоска. Совершенно нехарактерная для этой уверенной и светлой во всех отношениях девушки смесь эмоций. Ладно, лучше все сразу расставить по местам, иначе никогда уже не решусь.

– Кассандра, то, что ты видела, это не то, о чем все подумали. Бесы! Звучит-то как по-идиотски! – Я крепко зажмурилась и мотнула головой. – В общем, мы с Глодом не целовались, между нами ничего такого нет. Мне понадобилась информация, думала, вырубив его, сумею кое-что узнать. Прости, Риан. Это была не лучшая идея… И… Незачем было меня целовать.

– Я решил: это достойная компенсация за то, что ты меня так приложила. Халли, тебя силу ментального удара учили рассчитывать? Если бы не новый щит, – Глод продемонстрировал запястье, где уже ничто не напоминало о существовании татуировки, – я и сейчас вряд ли что мог бы рассказать. Валялся бы на полу тихонечко и никого не трогал.

– А я и не собиралась разговаривать. Несколько минут назад я искренне считала тебя магом крови и должна была действовать на опережение.

Повисла многозначительная пауза.

– Ты сказала, магия крови на тебя не действует?

– Наврала. Я надеялась на ректора Каррэ, он обещал приглядывать.

Посмотрев на потолок, подумала, что теперь это выражение приобрело несколько иной смысл.

– Ну а ты? – перешла я в наступление. – Почему ты так интересовался тем, что со мной произошло?

– Задание.

Коротко и ясно. И все понимают: Глод больше не скажет ни словечка. Но, как ни удивительно, он продолжил:

– Халли, ты можешь ответить на мои вопросы сейчас или придется перенести беседу в другое место, но тогда уже буду спрашивать не я. Тут даже лорд Эллэ не поможет.

Подумав, кивнула.

– Что именно хочешь знать?

Вместо ответа оборотник многозначительно посмотрел на Сандра.

– Кажется, я не настолько любопытный, – переступил с ноги на ногу тот. – Халли, принести водички?

– Я с тобой. – Кэс тоже вскочила. – Кстати, мы так и не договорили. – Она ткнула пальцем оборотнику в грудь, а потом впервые прямо посмотрела на меня. – Халли, перенесем наши дела на завтра?

Ох! За всей этой кутерьмой я едва не позабыла о своем открытии.

– Погоди! Риан, это надолго?

– Нет.

– Кэс, мне нужно показать тебе нечто важное. Может, все же дождешься?

– Хорошо. Как закончите, зови.

Ребята вышли, оставив нас наедине с Глодом, и тот не стал ходить вокруг да около:

– Ты говорила с Кхамлэ?

– Нет.

– Но видела его?

– Да.

Я кратко пересказала события, удивляясь, как мне удалось уместить все в несколько сухих предложений. Глод слушал молча, разглядывая пол у себя под ногами, темная челка упала на глаза, скрыв часть лица оборотника.

– Халли, я рад, что он не успел ничего тебе сделать.

За сказанным скрывалось намного больше.

– Риан, Кхамлэ ведь был в том кафе, а потом я видела, как вы разговаривали на улице. Как ты это объяснишь?

– «Меланж» принадлежит мне. Когда я был маленьким, отец по воскресеньям водил меня в похожее место, мы ели пирожные, болтали обо всем и строили планы. Один его должник рассчитался со мной этим кафе, я и не удержался. Не стал продавать, вложил все, что имел на тот момент. Ты видела, что получилось.

– Симпатичное место, – улыбнулась я. – Выходит, ты потомственный ростовщик?

Глод кивнул с усмешкой.

– Я старался. Вышло, мне кажется, неплохо, и выпечка у нас отменная. Лучшая на несколько кварталов вокруг. По выходным обычно яблоку негде упасть, горожане приходят семьями, приводят детишек…

Повисла пауза, и я нарушила ее первой:

– Жаль, у меня не столь светлые ассоциации с этим местом.

– Кхамлэ появился там несколько недель назад. Респектабельный господин, оставлял хорошие чаевые, а потом попросил назначить встречу с хозяином. Когда я пришел, он предложил купить заведение за кругленькую сумму. Я, естественно, отказался. Он отчего-то сильно разозлился и показал, что такое магия крови в действии. Пока я корчился от боли на полу, неспособный даже кричать по своей воле, он втолковывал, что я должен сделать. Не поверишь, ему была нужна ты. Я согласился, но в тот миг я уже был согласен на что угодно. Зачем, Халли? Что ему от тебя нужно?

– Риан, я не знаю! Но очень хочу узнать, – добавила тише. – Пока не разберусь и не избавлюсь от него, не смогу спокойно жить. Именно поэтому я все здесь и затеяла. Ты единственная ниточка, которая ведет меня к Кхамлэ. Вела… – не смогла скрыть легкого разочарования в голосе. Предупреждая возможную обиду, добавила: – Но я очень рада, что все так вышло. Если бы мои подозрения оправдались, я потеряла бы возможность стать твоим другом. – Образовавшийся в горле ком заставил голос дрогнуть.

– Халли…

– Я видела, что творит магия крови. Странно только, что он не воспользовался банальным внушением… Почему ты тогда, в «Меланже», не отдал меня в руки Кхамлэ? Он мог убить тебя мучительной смертью.

– Мог. Но я не предатель, Халли! В тот момент я и так чувствовал себя последним дерьмом. – Глод болезненно поморщился. – Кхамлэ высказал недовольство, но я все еще был ему нужен. Я так понял, он не смог повлиять на меня с помощью внушения, потому и пытал. А еще по какой-то причине ему нет хода в академию, он прямо заявил об этом. Когда на площади у портального комплекса случился теракт, набежали безопасники, и, как оказалось, не обошлось без «Уробороса». Кхамлэ не захотел общаться со стражами порядка и ушел, а меня взяли. Отпираться было бесполезно, они уже все знали, я лишь подтвердил и добавил деталей, не желая покрывать эту тварь. Тогда-то меня и завербовал Тайный императорский сыск.

Он немного помолчал и добавил:

– Нам повезло, что мы не стали смотреть представление.

– Нет худа без добра. Будь я одета потеплей…

– Нет худа без добра, Халли… – эхом повторил оборотник.

– И как ты теперь? Слышала, там маги высшего порядка.

– Не совсем так. Бедолаги вроде меня вместе с татуировкой на запястье получают повышенную защиту, даже Кхамлэ не сразу согнет. Мгновенная ментальная связь с наставником и еще кое-что поинтересней, о чем я не вправе тебе рассказывать. В общем, все необходимое для того, чтобы успешно выполнять задания. Взамен – клятва на источнике теней во дворце. И свобода. «Уроборос» – это навсегда.

Клятва на источнике – вещь страшная. Если помыслы нечисты, а в душе зреет зерно неблагонадежности, кара наступает мгновенно. Обмануть источник невозможно. Нарушить клятву невозможно. Отказаться от данного слова невозможно. Наказание – смерть. И если бы не я, Глоду бы не пришлось через все это пройти.

– Сочувствую. Если бы я только могла что-то изменить…

– Прекрати. Я всем доволен.

– Но твоя жизнь больше не будет прежней.

– Зато теперь я при деле. Отец мог бы мной гордиться. Он всегда говорил: «Сынок, ты должен найти свою дорогу в жизни, только не иди по моим стопам». Он был неплохим стариком, хоть и бандитом. – Риан насторожился. – Твои друзья устали ждать. Если хочешь что-то еще сказать или сделать без свидетелей, советую поторопиться.

Не знаю, чего именно он ждал, но явно не этого вопроса:

– А Кай? Это он передал мне координаты места, где проходили скачки. Я бы поверила в его непричастность, если бы не одно «но». Там не было случайных людей. Точнее, никого из студентов. Я единственная.

Глод согласно кивнул.

– Как ты уже и сама наверняка поняла, маги крови вышли на новый уровень. Они научились не только управлять людьми физически, но и внушать программу действий. Кай явно подвергся такому воздействию. Когда я его нашел, он мало что помнил и очень плохо себя чувствовал.

– Он жив?

– Да, но, кажется, это не прошло бесследно. Если многократно подвергнуться воздействию магии крови, изменения необратимы.

– Я знаю.

Задумалась, сказать ему или нет, что у него внутри уже поселился мерзкий сгусток разрушительной энергии и я сумела его разглядеть?

В дверь тактично постучали, прежде чем она приоткрылась.

– Ребята, вы закончили? У нас осталось минут пять-семь, потом придется освободить лабораторию.

– Да, – ответил Риан. – Мне тоже пора. Хорошего вечера.

Он галантно поклонился и протянул руку Сандру. Тот передал мне обещанный стакан с водой, прежде, чем ответить на рукопожатие.

– Глод, нужно кое-что обсудить. Есть пара минут? Кэс, буду ждать тебя на выходе из ветви.

Парни ушли.

– Халли, ты вправе на меня обидеться. Я должна была тебе доверять.

Кэс выглядела виноватой, и я не стала прощупывать ее ментально. Не хотелось.

– Не должна. Сейчас такое творится… В общем, у всех непростой денек выдался. Давай забудем. Лучше иди сюда.

Поманила ее к прикрытому энергетическим куполом ростку розового мха. Природница остановилась рядом, проверила защитное поле, немного перенаправила энергию. Тяжкий вздох вырвался из ее груди, показалось, что на плечи подруги давит неподъемный груз.

– Халли, это последний. Мне не удалось спасти остальные. Да и этому недолго осталось. – Кассандра чуть прищурилась. – День-полтора, не больше. – Она отошла и опустилась на кушетку. Наклонившись, спрятала лицо в ладонях. – У меня ничего не получилось, я не спасла образцы. Не смогу помочь и тебе. Я никчемный природник.

– Прекрати! Лучше скажи, ты это видишь?

– Что именно?

– Иди сюда скорее!

Описав, что именно и как нужно искать, в нетерпении наблюдала, как Кассандра присматривается, силясь разглядеть бурую дрянь, заразившую едва мерцающий тусклым зеленым светом стержень и лишившую листья подпитки. Только корни пока оставались в относительном порядке.

– Вижу, что поток энергии едва теплится. Вижу, что растение болеет. Но совсем не вижу то, о чем говоришь ты.

– Странно… Может, не так объясняю?

Как ни бились, Кассандра, со всем своим потенциалом, не смогла ничего разглядеть.

– Идея! – воскликнула оживившаяся Кэс. – Ментальный контакт! Буду смотреть твоими глазами, если ты, конечно, не против.

– Не совсем глазами, но давай попробуем.

Эксперимент удался.

Вместе мы избавили росток от странной гадости, а Кассандра смогла вовремя его подпитать. Одна бы я точно не справилась. Наблюдая, как на глазах укрепляется стебель, как взамен опавших листьев вырастают новые, как формируется бутон и распускается прелестный цветок, я не сдержала улыбки.

– У нас получилось!

Мы, точно первогодки, заскакали по лаборатории, едва не снесли стол с саженцами и какими-то пробирками, а потом обнялись.

– Халли! Ты понимаешь, что это значит?! – Глаза подруги сияли от восторга.

– Мы сможем вылечить мой древодом?


Глава 11

Успокоившись, почти счастливые, мы покинули лабораторию.

На выходе из ветви поджидал Кэсси.

– Наконец-то ты улыбаешься. – Он потянулся, чтобы обнять Кассандру.

– Не начинай, – разом посмурнела природница и отодвинулась от Сандра.

Правда, сделала это нехотя, будто пересиливая себя. На лицо оборотника набежала тень. Неожиданно он размахнулся и двинул кулаком в стену, окинув нас таким взглядом, что захотелось спрятаться.

– Сандр, пожалуйста! – прошептала Кэс, прикрыв глаза.

– Р-ребята, что происходит? – осторожно поинтересовалась я. – Вы что, поссорились?

– Нет!

– Да!

Сандр сверкал глазами, но смотрел только на природницу.

– Кэс, я люблю тебя и не отступлюсь! Ты знаешь.

– Прекрати! Ты не понимаешь, во что лезешь! Отец тебя просто… уничтожит.

– Да все я понимаю! И смогу доказать, что люблю, даже ему. Мы должны бороться. Вместе!

– Я дочь главнокомандующего империи! Как ты собираешься бороться с моим отцом?! – В глазах природницы блеснули слезы. – Какая же я дура! Ведь знала: рано или поздно это случится. Я единственная дочь Мая Эллэ, и, как выяснилось, только братьям дозволено выбирать сердцем.

Крупные слезы одна за другой покатились по щекам. По блузке растеклись влажные пятна.

Состроив неподражаемое лицо, будто и сам сейчас заревет, Сандр сгреб Кассандру в охапку, и вряд ли бы ей удалось вырваться на этот раз. Но Кэс и не собиралась. Наоборот, вцепилась в его рубашку мертвой хваткой. Побелевшие от напряжения пальцы тряслись, сминая ткань, пока она беззвучно плакала.

Я искренне сочувствовала, ее горю, но не знала, чем помочь, потому просто подошла и принялась гладить по плечу.

Кассандра быстро взяла себя в руки.

– Простите…

Осторожно отодвинувшись от оборотника, достала откуда-то белоснежный платочек. Словно устыдившись собственных эмоций, она избегала смотреть на нас. Чтобы не смущать подругу, отошла к питьевому фонтанчику, который бил прямо из стены. Пространство над ним было украшено ажурной деревянной решеткой, увитой вьюном. Крупные белые цветы, измененные магией, были плотнее, чем обычные, и использовались как одноразовые стаканчики. Сорвав один, наполнила и вернулась к Кэс.

– Спасибо. – Выпив залпом сладковатую тонизирующую воду, она бросила пустой бутончик на пол, и тот мгновенно растворился, впитавшись в полированную поверхность без следа. – Мне нужно умыться.

Кассандра скрылась за дверью туалета. Образовалось неловкое молчание, которое Сандр нарушил первым, неожиданно выдав:

– Кассандра выходит замуж.

– Что?!

Оборотник буравил взглядом стену, на необычайно живом лице застыло такое выражение, будто он хлебнул чего-то горького и никак не может избавиться от привкуса. Судорожно притопывающая нога выдавала: его состояние сейчас не лучше, чем у Кэс. Безграничная безысходность пополам с самоубийственной решимостью читались ментально. Да уж, не похож на счастливого жениха…

– Богиня! Но… За кого?

– Какой-то тандоронский принц. – Оборотник буквально выплюнул слово «принц». – Помолвка назначена на эту субботу. Кассандра против, но ее отец ничего не хочет слышать.

– Не могу поверить. – Я оперлась спиной на стену.

– Мы тоже, – горько усмехнулся он. – Но у нее нет выбора.

Нескладная долговязая фигура оборотника показалась еще более нелепой из-за безвольно опущенных рук. Нервным движением он потер лицо ладонями, и замерцавшая было татуировка на загривке тут же погасла.

Вернулась Кассандра, бледная, но спокойная. И Сандр преобразился, мигом расправив плечи. Я невольно отметила, как блеснули в этот момент глаза природницы. Эти двое по-настоящему любят друг друга. Великая Мать, помоги им! Ну почему все так? Почему обязательно кто-то должен быть несчастным?

– Халли. – Кэс тронула меня за руку. – Ты что, тоже плачешь?

Замотала головой сильнее, чем нужно, и отошла за новым стаканчиком. Теперь уже для себя.

– Жаль, тут не течет что покрепче, – посетовал Сандр и получил шуточный шлепок.

– Что там у вас с Глодом? – уточнила Кэс.

Я решилась и поведала друзьям о последствиях воздействия магией крови. Темно-багровая опухоль мешала нормально циркулировать энергии жизни и вредила всему живому, будь то человек или растение.

– Мне дважды приходилось избавлять от этой дряни, и оба раза потребовались схожие действия. Возможно, я сумею помочь и Риану. Кто знает, как скоро он вновь столкнется с магами крови?

– С его новой работой это может произойти раньше, чем кажется. Допустим, ему не смогут вскипятить мозги, но где гарантия, что состояние не усугубится? – предположила Кэс. – Вдруг эта пакость сделает его уязвимым?

Мы принялись строить предпредложения одно хуже другого и уже не сомневались, что попробовать стоит.

– Человеку я помогла только раз. Получилось, но ни за что не ручаюсь.

Не стала уточнять в присутствии Кассандры, что помогла именно Райду. Хватит с нее потрясений.

– Нужно найти толкового врачевателя на случай, если что-то пойдет не так. – Природница задумалась. – Моя соседка по комнате и подруга Тилья – неплохой врачеватель. Хотя… Нет, не стоит посвящать ее во все это ради ее же безопасности. Кого бы…

– Возьмем Дока, – предложил Сандр. – Он толковый, с высоким потенциалом и не задает лишних вопросов.

На том и порешили. К счастью, Севиндж оказался у себя, и через пару минут мы все вместе уже колотили в дверь комнаты, где обитал Риан Глод. Та тотчас распахнулась, оборотник возник в проеме, щеголяя обнаженным торсом и перемотанными полотенцем чреслами. С темных волос на плечи капала вода.

– Какой приятный сюрприз! – воскликнул он, глядя только на меня.

– Ага. – Я бесцеремонно втолкнула его внутрь. – Ребята, заходим. Риан, надень штаны, пожалуйста. Сейчас буду тебя лечить.

Глод даже закашлялся.

– Халли, да ты полна неожиданностей! Может, ну их, эти штаны? Зрители пусть остаются, ради такого лечения я готов смириться с твоими предпочтениями.

– Риан, в лаборатории я кое-что недоговорила.

Быстро объяснив ему цель нашего визита, приступили к избавлению от бурой твари. С Глодом все было намного сложней, чем с побегом розового мха. Зато намного легче, чем с Райдом, – похоже, уроборос его подпитывал, и мне не приходилось так напрягаться, отдавая последнюю энергию.

После того как все закончилось и Севиндж подтвердил, что с «пациентом» порядок, Риан вспомнил про распорядителя вечеринок:

– Кай до сих пор себя неважно чувствует. Не может ходить тенями, хотя пытается это скрыть.

– Богиня! Он же страдает! – вспомнила, как плохо было, когда не могла призвать ипостась. – Идемте!

– Отдохни, – безапелляционно отрезал Риан. – Не хватает еще привлечь лишнее внимание, бегая из комнаты в комнату. Парни все сделают.

Через десять минут Суф и Буилто приволокли сонного Кая. От того плохо пахло, и вообще он был какой-то вялый, но стоило обрисовать ситуацию, как мигом оживился и даже попросил пару минут, чтобы принять душ.

– Полотенце и футболка в шкафу, трусы не дам, – отрезал Глод.

Мы приступили только после того, как Док подтвердил, что мой потенциал в норме. Усадив теневика на стул посреди комнаты, встала позади и положила ладони ему на виски.

– Халли, если я смогу ходить тенями, я твой вечный должник!

– Ловлю на слове и обязательно за этим прослежу лично. – Глод криво усмехнулся.

– Если что понадобится, непременно обращусь. Не отвертишься, – не стала я отказываться.

Закрыла глаза, сосредотачиваясь. Минута-другая, ментальный контакт установился не сразу, видимо, потому что Кай не оборотник и даже не друид. Но вот передо мной тускло замерцала золотая сеть. Как и у Райда с Глодом, налицо было энергетическое истощение. Паукообразная матерая тварь успела как следует разжиреть. Странно, у Глода она не особо отличалась от той, что и у растения, наверное, так работала защита тайного сыска.

Едва успела коснуться мерзости, как та повела себя совсем нетипично. Цепочка слабых ментальных ударов заставила поморщиться. Оно что, еще и защищается?! Вот же пакость! Визуализировала перчатки и скальпель – привычные уже образы. Возможно, потом научусь обходиться без них. Почувствовав, что проигрывает, сущность сменила тактику, вытянув из теневика едва ли не всю энергию разом. Кай судорожно хватанул ртом воздух, захрипел, выгибаясь в дугу. Контакт разорвался.

– Что происходит, Халли? – напрягся Риан.

– Он умирает! На пол! – рявкнул Севиндж, его кисти и глаза уже сияли золотом.

Сандр с Глодом уложили Кая. Врачеватель, возложив ладони на сердце теневика, принялся делиться энергией, умело распределяя ее по жизненно важным узлам. Признаюсь, я растерялась. А вдруг он умрет? Помогла, называется…

– Халли. – Док обратил ко мне напряженное лицо. – Если можешь, заканчивай! Меня надолго не хватит.

Кивнув, упала на колени, вновь стиснув виски Кая, но ментальный контакт не желал устанавливаться. Теневик потерял сознание.

– Попробуй иначе, как с растением, – словно издалека донесся голос Кэс.

Попыталась, и с трудом, но удалось разглядеть золотистую сеть. Только вот энергия, которой щедро делился Севиндж, шла не впрок. Паукообразное нечто поглощало и ее, разве что не урча от удовольствия. Дилемма. Пока Док подпитывает Кая, тот жив, но и бурая сущность – тоже. Черно-багровое щупальце выстрелило, обвивая запястье. Левая рука враз онемела, зубы заломило так, что я едва не взвыла.

– Подпитайте ее! Быстро! – словно издалека донесся голос Севинджа.

На каждое плечо тут же опустилась рука – Сандр и Кэс. От притока энергии в голове прояснилось. По-хорошему, могла бы и сама сообразить, в окружающем пространстве энергии жизни предостаточно, но поддерживать ментальный контакт, щит, визуализировать происходящее и делать то, что делаю, невероятно сложно. Выполнять столько действий одновременно дано не каждому, да и магическое мастерство приходит с годами. Пожалуй, пора выработать алгоритм. Чую, еще не раз придется избавляться от последствий воздействия магией крови.

Впилась пальцами в тварь, представляя, как преобразованная мною энергия концентрируется вокруг ладоней и точно пожар перекидывается на нее. Враждебная сущность сопротивлялась изо всех сил. Было больно. Зато и ей, судя по ментальному визгу. Кажется, я тоже кричала. Не знаю, правда, вслух или нет. Позволила себе упасть в обморок, только убедившись в собственной победе.

– Халли, ты как? – Бледный Севиндж с запавшими глазами вернул меня в реальность, его слипшаяся от пота рыжая челка забавно топорщилась.

– Порядок, – прохрипела я и закашлялась.

Горло драло знатно – все же кричала. Глод помог сесть и сунул в руки фляжку.

– Выпей.

Не стала спрашивать, что там, но питье приятно пахло травами. Глотнула обжигающего настоя, и тут же тепло волнами разошлось по телу, прибавляя энергии.

– Спасибо. Что с Каем?

– Порядок, – отозвался сам теневик.

Он был жив, в сознании и лежал на прежнем месте. Даже попытался махнуть мне рукой, но Док тут же на него шикнул и повернулся ко мне.

– Предупреждать надо! В следующий раз подпишусь на подобное только при условии, что все будем делать в лазарете и под присмотром магистра, не меньше! – Врачеватель уселся на пол спиной к кровати и откинул назад голову, расслабляясь. – Чуть сам не сдох тут с вами…

Блаженная улыбка рассказала: на деле он доволен.


Севиндж настоял, что, раз мы все это затеяли, нужно выждать пару часов и убедиться, что все в порядке и не будет неожиданностей. Вскоре я почувствовала себя нормально, только есть хотелось зверски. Пока я заваривала чай, ребята во главе с Глодом перебрались к столу, а Суф Змей куда-то сбегал и организовал всем бутерброды и пирожки. Риан выпотрошил холодильный шкаф, правда, ничего, кроме не слишком свежей выпечки из своего кафе, там не обнаружил.

Измученная Кэс прилегла, прежде глотнув из фляжки Дока какого-то тонизирующего снадобья. Именно природница передала нам больше всего энергии. Если бы не огромный потенциал с виду хрупкой блондинки, мы бы не вытянули, наверное. Сандр взял исходящую паром чашку и, опустившись на колени перед кроватью, принялся потихоньку дуть на напиток, не сводя глаз с любимой. Незаметно пролетело несколько часов.

К себе я вернулась далеко за полночь. Соседки уже спали.

– Халли, это ты? – недовольно пробурчала сквозь сон Миран, переворачиваясь на другой бок.

Вопрос не требовал ответа, так как она продолжила свое несомненно важное занятие. Люсиа так вообще даже не шелохнулась – мне не впервой возвращаться так поздно, привыкли. Тихонько разделась, умылась, стараясь не шуметь. Натянув любимую пижаму – желтенькую, с волчьими мордочками, нырнула в постель. Спать осталось всего ничего, а завтра по расписанию первое занятие – физическая подготовка.

Проваливаясь в мир грез, не могла отделаться от ощущения, что забыла что-то очень важное. Проснулась словно бы от толчка, неожиданно вспомнив слова лорда Эллэ о том, что вечером мне принесут амулет вызова. Оно и понятно, наша странная ментальная связь действовала только на небольших расстояниях, да и неизвестно, когда эффект сойдет на нет. Стоп! Что он там еще сказал мне вечером? «Думаю, это СИП, Халли»? Сонливость как рукой сняло. Я подскочила на постели.

СИП? Что бы это могло значить? Может, я неправильно разобрала? Ну не синдром же истинной пары Райд имел в виду? Наверное, я просто слишком зациклена на этом вопросе, уточню при первой возможности – и все. Главное – вслух не ляпнуть о своих подозрениях, а то засмеет к бесам.

За окнами едва начало светать, и до подъема еще оставалось целых полтора часа. Повинуясь мысленному приказу, на полу вырос малюсенький гриб-светильник – он давал достаточно света, чтобы что-то отыскать в тумбочке. Там ничего нового не обнаружилось, как и на полке. Для верности я проверила даже под кроватью.

Куда могли положить амулет вызова соседки? На всякий случай посмотрела на девственно чистом обеденном столе и под ним. Ничего. Вещь ценная, может, не хотели на виду оставлять? Проверила в шкафу. Безрезультатно. И в ванной ничего. Оставался последний вариант: положили куда-нибудь к себе. Но не рыться же мне в чужих вещах? Пока носилась на цыпочках, стараясь не шуметь, потихоньку одолевала тревога.

– Люсиа, – наплевав на все договоренности, тронула соседку за плечо, рассудив, что второй раз тревожить Миран не стоит, а Люсиа Таннефер не столь принципиальна в вопросах сосуществования.

– Халли? Что произошло? – Природница подняла всклокоченную голову и обвела пространство одним глазом. – О! Ты же теперь с Эллэ, да? Я так рада! – Она вдруг села на кровати и заключила меня в объятия. Это продлилось пару секунд, не больше. Потом соседка резко откинулась обратно на подушку и, закрыв глаза, пробормотала сонно, но исполненным жгучего любопытства голосом: – Рассказывай скорее, только тихо.

Мы не сговариваясь покосились на хмурящуюся во сне Норег.

– Позже, – произнесла я одними губами. – Мне вчера ничего не предавали?

– Нет. Постой! Заходил оборотник из отряда. Между прочим, красавчик. Спрашивал студентку Эрпи, но сразу ушел, как только выяснил, что тебя нет. Ничего не просил передать, ни так, ни на словах.

– Спасибо.

Я поднялась и застыла посреди комнаты. Страх и паника нахлынули разом, удушливой волной затопив все мое существо.

Райд!

Он не выходил на связь, и я не знаю, чем закончилось задание. Воображение мгновенно нарисовало с десяток вариантов развития событий, один другого страшней. А вдруг он погиб? Тогда действительно связь нам уже не потребуется…

Сердце бешено заколотилось, руки затряслись, а во рту стало сухо до горечи.

«Райд! Райд! Райд!» – вопила ментально, поддавшись какому-то порыву, просто чтобы отозвался… Просто чтобы услышать хоть какой-то отклик… Пусть даже потом отругает…

И едва ли не в тот же миг ощутила его за дверью. Услышала тяжелое дыхание. Точно буря обрушился его запах. Пыль. Чаща. Кровь. Одновременно захлестнули эмоции: страх, тоска, что-то еще. Дверь открыла прежде, чем он успел постучать. Еще раньше слезы облегчения омыли щеки.

Передо мной стоял он. В форме, испачканной и местами разорванной. С выглядывающими из ножен за спиной рукоятями мечей. Мой взгляд приковала окровавленная повязка на правом бедре, когда оборотник шагнул внутрь и словно бы разом занял собой полкомнаты. С глухим стуком упал на пол шлем, который лорд Эллэ держал в руках.

Отчаянно пискнув, бросилась навстречу.

Оборотник подхватил меня на руки. Я обвила его ногами, с жаждой утопающего впиваясь в солоноватые, неожиданно мягкие и отзывчивые губы. Мои трясущиеся пальцы судорожно гладили покрытые щетиной щеки.

«Райд, Райд, Райд…» – мысленно повторяла я и не могла остановиться.

«Что же ты делаешь, Халли! Ты сводишь меня с ума!»

Развернувшись, лорд Эллэ прижал меня к стене, покрывая поцелуями шею.

«Я звал тебя вчера, но ты не ответила! Ты молчала, Халли! Что случилось?!»

Сквозь дурман внезапной страсти прорвалось настойчивое «кхм!», напоминая, что мы не одни в комнате. Райд застыл, закусив губу и подняв к потолку лицо. Затем осторожно поставил меня на пол и тщательно расправил скомканную и неприличнейшим образом задранную пижамку. И только потом повернулся к моим соседкам.

– Тысяча извинений, леди. Забылся.

Учтивый кивок головой, легкая полуулыбка и отражение едва не случившегося во взгляде серых глаз заставили смущенных перевозбужденных соседок порозоветь еще больше. Наперебой они принялись уверять, что ничего страшного не произошло. Глаза их блестели, они явно кокетничали, несмотря на то что еще даже не успели умыться.

Нутро вдруг обожгло ревностью. Новое чувство, отвратительно тяжкое…

«А что ты хотела? – мерзко пискнул внутренний голос. – Это тебе не Чаща, здесь есть и другие девушки, кроме тебя. Мно-о-ого девушек… И все они будут на него смотреть. Всегда. Независимо от того, насколько долгими окажутся ваши отношения».

– Халли, идем ко мне в комнату? – вполголоса предложил оборотник.

Согласиться хотелось. До боли, до зубовного скрежета. Но, представив, как буду смотреться рядом с ним, покорно бредущая по лестнице за бабником имперского масштаба в своей желтой пижамке, как-то растеряла уверенность. Добила жестикулирующая за спиной оборотника Таннефер. Природница всячески демонстрировала одобрение: показывала поднятые большие пальцы, кивала, подмигивала, влюбленно хлопала ресницами и даже изобразила сердечный приступ.

Обхватив себя руками, чтобы не так сильно дрожать, и с трудом совладав с лязгающей челюстью, коротко отрезала:

– Нет. – Кажется, расстроились все, включая меня саму. Отогнав прочие чувства, наконец включился мой рационализм. – Ты ранен, тебе срочно нужно в лазарет!

– Меня подлатали, сейчас там уже и царапины не осталось.

«Хочешь проверить?» – добавил он мысленно.

– Я рада, что ты в порядке. – Я хотела сказать больше, хотела обнять, но точно оцепенела.

Не готова больше делиться ни капелькой наших отношений. Я перешла на мысленную речь.

«Райд, пожалуйста! Не хочу, чтобы вот так. Позвал – и побежала!»

Лорд Эллэ наклонился ко мне и осторожно, почти целомудренно прикоснулся губами к моим.

«Прости. Забыл, как это для тебя важно».

Он поднял шлем и шагнул к выходу. Уже отворив дверь, остановился на пороге. Свободной рукой дотронулся до кармана. Сжав ткань в кулак, Райд звучно хлопнул себя по раненому бедру.

– Что-то потерял?

– Вроде того. Тебе передали амулет вызова?

– Нет.

Стоило двери закрыться, как девчонки хором запищали, перебивая друг друга:

– Огонь! Великая Мать, Халли!

Врачевательница смотрела на меня так, будто впервые увидела.

– Ты молодец, взялась-таки за ум! – Люсиа едва ли не подпрыгивала, сидя на кровати.

– Теперь тебе не придется побираться, – ненавязчиво указала мое место на социальной лестнице Норег.

– Миран, я ей завидую! Как она умудрилась заполучить такого красавчика?! Халли, раскрой секрет?

– Девочки, хватит! Уверена, мой способ вам совершенно не подходит, – отшутилась я.

Вернувшись в кровать, отвернулась к стене и с головой укрылась одеялом. У меня есть еще минут сорок на сон. Нужно использовать их по полной, особенно теперь, когда лорд Эллэ жив и в безопасности.

Как оказалось, не судьба. Райд ушел, но наш разговор не закончился.


Сначала окатила волна нежности, возвращая схлынувшее было возбуждение.

«О богиня! Райд! Я могу и тем же ответить».

«Действительно желаешь, чтобы я перепугал мэтра Такула своей бурной реакцией?»

Хихикнула в подушку, представив, как новый штатный врачеватель академии удивится, если во время перевязки бедра заметит, насколько возбужден лорд Эллэ. М-да, это точно испортит Райду репутацию.

«Так ты уже в лазарете? Тогда даже не знаю… Мне кажется, выйдет забавно и собьет с тебя спесь».

«На самом деле я у себя, так что можешь думать о чем угодно, только не обессудь, когда приду к тебе, перекину через плечо и утащу в свое логово. Ты хоть представляешь, как на меня действует эта твоя дурацкая пижама?»

«Только не говори, что тебя такое заводит!» – искренне удивилась я.

«Извращение, в котором ты спишь?! Нет, конечно! Мне просто хочется выудить тебя из нее поскорее, чтобы только не видеть».

Одновременно стало и смешно, и чуточку обидно. Как по мне, милая, пускай и немного детская вещица.

Эмоции Райда вдруг стали совершенно иными, теперь в них проскальзывала тревога.

«Так, что же случилось, волчонок? Я едва успел вернуться, как услышал твой зов. Он был настолько паническим, что я перепугался до смерти и воспользовался мобильным порталом, чтобы быстрее попасть к тебе, но теперь ты не хочешь меня видеть…»

«Хочу! И видеть, и не только… – Я смутилась. – Райд, знаешь, какие слухи они распустили, чтобы прикрыть наше… твое отсутствие? Понимаешь, даже если бы на деле между нами совсем ничего не было, мне бы все равно пришлось это принять и смириться. Позволь же сохранить хотя бы остатки репутации».

«Тебе и правда есть дело до чужого мнения?»

«Есть люди, чье мнение имеет значение. Не хочу, чтобы преподаватели или друзья посчитали меня постельной грелкой. Чьей бы то ни было…»

На несколько мгновений наступила полная ментальная тишина.

«Понял тебя, Халли. Прости. Но ты ведь не думаешь, что я отвел для тебя именно это место в своей жизни?»

Тут уже я замялась, подбирая слова:

«Ты же сам предлагал стать твоей любовницей. Я не хотела соглашаться. Я… – хотела сказать, что влюбилась, что расставание меня просто убьет, но остановилась в последний момент. Не хочу, чтобы решил, будто давлю на жалость. – …Не хотела, но не смогла устоять…»

Комок застрял в горле, и я до боли прикусила палец.

Внутренняя волчица, сжавшись в комочек, прикрыла лапами морду и подглядывала одним глазом.

«Халли, – даже мысленно голос лорда Эллэ звучал так, что внутри отдавалась приятная вибрация, – я зову тебя по имени. Я готов отдать за тебя жизнь. Ночью я назвал тебя своей. Неужели ты решила, что после всего этого я шучу? Какие еще нужны доказательства? Я с тобой, и я буду с тобой. Навсегда. Я люблю тебя, Халли, и покажу всю серьезность намерений. Прямо сейчас!»

От невероятного признания захватило дух. Какой уж теперь сон?

Желание увидеть любимого немедленно пересилило голос разума. Готовая поверить во что угодно: в происки лесных бесов, божественное вмешательство или даже в синдром истинной пары, поддалась порыву. Наплевав, что и кто подумает, вскочила с кровати и, как была, выбежала в коридор. Шлепая босыми пятками, рванула в сторону фойе, едва не врезавшись в отворившуюся дверь соседней комнаты. Увернулась и чуть не снесла соседку, решившую не ко времени выйти.

С Райдом встретились в холле Земляничного яруса.

Одетый лишь в одни оборотнические штаны, он напомнил мне время, когда скитались по Чаще, деля один комплект одежды на двоих, но от того лишь сильнее зашлось сердце. Любимый привычно подхватил меня на руки. Овладевая его губами, погрузила пальцы в чуть отросшие взлохмаченные волосы, крепче обвивая ногами торс. Жадно втянула ноздрями потрясающую смесь запахов – любимого и земляники.

Мой! Не отпущу! Никому не отдам!

Горячая ладонь скользнула по спине под пижаму, прижимая к себе, делая нас еще ближе. Тысячи иголочек, словно магия света, пронзили тело, требующее большего. Мне уже было все равно, где это случится. Пусть хоть прямо здесь. Райд тем временем куда-то меня нес, но недолго. Словно нехотя оторвавшись от моих губ, усадил плохо соображающую и дрожащую от страсти на диванчик. Зачарованная его потемневшим взглядом, учащенным дыханием и гулко бьющимся в унисон с моим собственным сердцем, спросила на выдохе:

– Что ты делаешь?

Тем временем он надевал на мой безымянный палец кольцо.

– Предложение. – Оборотник победно сверкнул глазами.

– Предложение… Что?!

Кажется, у меня мозги расплавились. Это, наверное, последствия влияния магов крови. Недоумевая, уставилась на артефакт, который тут же потеплел и легонько стиснул палец. Полоска белого золота с продолговатым прозрачным камнем, внутри которого беспрестанно мерцали разноцветные искорки.

– Ну да, предложение. Собирался еще в тот день, когда ты пропала, но потом стало не до того, – усмехнулся мой лорд Эллэ. – Хотел, чтобы получилось красиво и романтично, – он неопределенно повел плечом, – но не могу больше тянуть.

Сжала руку в кулак и снова растопырила пальцы, рассматривая невероятное в своей лаконичной простоте украшение. Какой-то чисто женский, незнакомый доселе восторг боролся внутри с чувством нереальности происходящего. И с чувством протеста.

– Но… я же не сказала да? – прошептала, боясь поднять глаза.

– А я и не спрашивал, Халли. Ты моя. Просто смирись с этим и позволь тебя любить.

Попавшись на уловку, возмущенно вскинулась, чтобы тут же оказаться в плену его губ. Райд мигом заставил забыть обо всем.

«Ты совершенно не даешь мне выбора…» – перешла на мысленную речь, наслаждаясь головокружительным поцелуем, который показывал, кто сейчас главный.

«Даю. Ты можешь вернуть кольцо, если я тебе больше не нравлюсь».

Отвечая, Райд усилил напор, одновременно дав волю рукам. С уверенностью опытного воина он разрушал цитадель, где окопались остатки моего свободомыслия. Сдаваясь на волю победителя, ответила:

«Тогда, так и быть, я согласна».

Меня подхватили на руки и выпустили только для того, чтобы положить на кровать. Большую часть пути мы продолжали целоваться. Кажется, охватившему нас безумию были свидетели. Много свидетелей. Но теперь меня не волновало, кто и что скажет или подумает. Не пугали болтовня и сплетни. Единственное, чего я боялась, – что все это окажется предутренним сном, реалистичным, но скоротечным, а потом я проснусь…


Глава 12

Утро выдалось поистине волшебным. Ленивой сытой кошкой покидала комнату Райда. Любимый еще долго целовал меня на пороге, не желая отпускать, но время поджимало. Осталось минут пятнадцать до начала занятий, да и Райду пора появиться в штабе, его вызывали уже дважды. Завтрак и физическую подготовку я пропустила, но благодушный как никогда лорд Эллэ успокоил – сказал, теперь я точно в отряде «волчат», так что посещать этот предмет необязательно. Я было запротестовала, неловко перед парнями обойтись без испытаний, но любимый мягко напомнил: никакие испытания не сравнятся с тем, что мы пережили в Чаще. А еще у меня теперь был амулет вызова.

Чуть раньше между делом умудрилась выспросить, как прошел рейд в лагерь культистов, где нас держали. Оказывается, там ждала засада, но Райд оказался дальновидным и не повел людей сразу в лагерь. Перемещаться без точки привязки возможно только в те места, где лично бывал, поэтому он нацелил свой портал на обрыв, откуда мы прыгали в горную реку, и там установил точку привязки для остальных безопасников. Фанатики не ждали нападения со стороны обрыва, и никто из наших воинов серьезно не пострадал. Удалось даже взять пленных, и сейчас их уже допрашивают, используя новый способ.

К себе точно на крыльях летела, понимая, что вопросы и разговоры неизбежны. Нас определенно видели, а значит, академия уже гудит от такой новости. Не каждый день доводится наблюдать, как сын главнокомандующего делает кому-то предложение. Насчет нелепости собственной персоны во всей этой истории сомнений тоже не было. Хотя плевать! Раз так случилось, значит, на то воля Великой Матери, зато и в чувствах Райда я тоже больше не сомневалась – доказательство приятно стискивало безымянный палец.

Ворвавшись в свою комнату, первым делом глянула на часы и чуть не расхохоталась. Снова геополитика, суровый магистр Шваргодд и я в качестве опоздавшей. Только с той разницей, что на этот раз почти не готова, ведь в сделанные в библиотеке записи я так и не успела заглянуть. Ну и ладно! Даже это не сможет испортить мне сегодня настроение.

В голове в кои-то веки царила приятная пустота. Представить не могла, что когда-нибудь буду настолько счастлива! Совсем недавно не знала, за что схватиться и как дальше жить, а теперь дело пошло на лад.

Не сдержавшись, поцеловала колечко, послав мысленно любимому всю нежность, что томила сердце. Скинула трофейную футболку, отнятую у Райда, несмотря на протесты. Он хотел выдать новую взамен безжалостно разорванной пижамки, но я забрала эту. Она умопомрачительно пахла его парфюмом и телом. Переодеваясь в форму, порадовалась, что душ уже успела принять. Может, и не опоздаю вовсе?

Повезло. На этот раз задержался сам магистр, а потому не стал спрашивать, а приступил к изучению нового материала, но я его почти не слушала, витая в облаках. Мы с Райдом договорились встретиться после занятий, пообедать и, прихватив Кассандру, отправиться ко мне домой в Сатор-Ано. Кое-как дотерпев до звонка, чуть ли не бегом поспешила в столовую. Райд уже ждал. Он поднялся навстречу, и я утонула в его взгляде. Точно завороженная, шла под прицелом десятков пар глаз, боясь дышать.

– Привет, – тихо поздоровался любимый, прежде чем нежно коснуться моих губ.

Ох! Голова закружилась от невероятной интимности этого простого момента. Проводив за столик, он сам принес мне еды. Удивительно, но выбрал все самое любимое.

– Как ты догадался?

– Догадался? Хм… Просто взял то, что предпочитаю есть сам.

Хмурая Кэс появилась на пороге столовой некоторое время спустя. За ней понурой тенью тащился Сандр. Ребята остановились у двери, и природница принялась что-то доказывать оборотнику. Тот словно нехотя кивнул и, не глядя на на нас, побрел к раздаче. Кассандра подошла, бросив сумку с учебниками на сиденье, махнула:

– Привет.

Мне было до боли жаль ребят, особенно сейчас, когда я сама так безгранично счастлива. Кэсси сел у окна один, принялся без аппетита гонять вилкой фрикадельки по тарелке.

– Райд, – тронула любимого за руку, – неужели совсем ничего нельзя сделать?

– Ты о чем?

– О твоей сестре. Они же любят друг друга, и эта история с помолвкой делает обоих несчастными.

– Ну… – Лорд Эллэ посмотрел на одного и на другую. – Хм… Даже не знаю.

– Может, поговоришь с отцом? Вдруг он к тебе прислушается?

– Погоди, я и сам толком не успел ничего разузнать. Вчера тот еще денек выдался. Матери едва показался, и потом вся эта кутерьма с культистами.

Я сложила руки в умоляющем жесте.

– Хорошо. Обязательно обсужу это с родителями.

– Вы о чем?

Кассандра водрузила поднос на стол.

– Булочка с маком и чай? Это все?! – Райд строго глянул на сестру.

Ответом послужил тяжкий вздох.

– Кэс, тебе понадобятся силы, – намекнула я на то, что нас ждет.

Вспомнив, как выдохлись, избавляя ребят от последствий воздействия магией крови, засомневалась в успехе запланированного мероприятия при таком настрое природницы, которой предстояло выполнить основную часть работы.

Райд повернулся и уставился на Сандра, тот, почувствовав его взгляд, зыркнул исподлобья.

– Эй, иди к нам! Поднос тоже бери!

Неловко переминаясь, Кэсси остановился у нашего столика. Я отчетливо слышала, как быстрее застучало сердце подруги. В носу предательски защипало.

– Никогда! Слышите? Никогда не смейте сдаваться! – Рука Райда машинально нащупала и стиснула мою. – Даже если кажется, что все кончено. А теперь оба – быстро к раздаче! Я лично прослежу, чтобы вы как следует поели. – Командирский тон не допускал возражений.

Некоторое время я молча наблюдала, как друзья ковыряются в тарелках. Нельзя было сказать, что попытка Райда их подбодрить пропала втуне, но все же не вернула разом аппетита.

– Так, – поднялась я со вздохом. – Переносим все на завтра, – хлопнула легонько по поверхности стола, будто ставя точку.

– Как – переносим? – Кэс остановилась, не донеся до рта фрикадельку.

Райд вопросительно наклонил голову, силясь понять, что же я задумала.

– Вы сейчас о чем? – Сандр переводил взгляд с меня на Кассандру.

– Ты помнишь, что с моим древодомом проблемы?

Райд кивнул.

– Мы процентов на девяносто уверены: он болен той же болезнью, что и росток мха в лаборатории, – добавила Кассандра, несколько оживившись. – Сегодня мы собирались исцелить древодом тем же способом.

– Вот именно, – перебила подругу. – А значит, необходимо, чтобы ты была в состоянии это сделать, а не свалилась от истощения. Вспомни, как тяжко пришлось, когда парней лечили.

– Да уж, – нахмурилась природница. – Эта тварь уже отожралась на энергии стержня, наверное. Просто так с ней не совладать, ты права. Нужно подготовиться.

Серые, как у Райда, глаза решительно заблестели. Все же Кассандра – настоящий боец. Я протянула ей руку, и природница крепко ее пожала.

– Можно с вами? Вдруг потребуется помощь? – Сандр обратился к Райду, не сомневаясь, что за ним – последнее слово.

Мой лорд Эллэ согласно кивнул:

– Будь готов завтра к половине второго.

Раз планы изменились, после обеда мы, оставив лорда Эллэ, все вместе направились в библиотеку. Нужно готовиться, так почему не использовать время по полной. Тем более что вечер я хотела оставить свободным для любимого.

– Так. Мне, пожалуй, пора, – потерла затекшую шею и принялась собирать в стопку книги. – Еще загон чистить, не хочу злить магистра Ларда.

– Удачи. – Сандр широко зевнул и потянулся во весь долговязый рост.

– А я еще посижу. Кажется, почти разобралась, как оперировать количеством энергии, превышающим потенциал.

– Ого! Смотри, осторожней, такие штуки небезопасно проворачивать без присмотра наставника. – Я потянулась к учебнику, что лежал перед природницей, и прочитала название на корешке. – Впечатляет. Это же четвертый курс! Ладно, удачи! Меня ждут навоз и лопата, – бодро улыбнулась в ответ на сочувствующие взгляды.


Магистра не оказалось на месте, и я невольно осторожничала, боясь вновь столкнуться с Шинном. Еще свежи были воспоминания о том, как он приковал меня к ограждению. Брр! К счастью, смазливого преподавателя поблизости не обнаружилось. Прихватив орудия труда, я отворила калитку загона. Проблем с кабанами не возникло, животные по-прежнему подчинялись. Приказав всем перебраться на другую сторону загона, приступила к выполнению прямых обязанностей, надеясь, что никто не заявится, чтобы посмеяться над без пяти минут леди Эллэ, орудующей скребком.

Осилив большую часть, остановилась передохнуть и от нечего делать приказала лохматым хрюшкам разбиться на пары и исполнить танец валенсио. Кабаны закружили по загону.

– Студентка Эрпи? Как такое возможно? – раздался позади голос магистра Нассиуса Ларда.

Я так увлеклась, что непозволительно расслабилась и пропустила момент, когда подошел преподаватель. Хорошо, что это не Шинн и тем более не какой-нибудь засланец Кхамлэ!

– Спокойно! Не теряй концентрацию. Нам ведь не нужно, чтобы они поранились или напали. Отпускай медленно, по одному. Дай каждому прийти в себя.

Выполнила все, как он сказал. Несколько дезориентированные животные возмущенно хрюкали и топтались, пытаясь сообразить, что произошло, но в целом вели себя сносно.

– Простите, – покаянно опустила голову и тут же продемонстрировала лопату. – Я почти закончила!

– На сегодня достаточно, Эрпи.

Магистр сделал небрежный пасс рукой, и все лишнее впиталось в землю вместе с навозной кучей, что я нагребла, а после поросло свежей травкой. Собственно, особой нужды в физическом труде не было, и все мероприятие носило чисто воспитательный характер. Мы вышли, преподаватель собственноручно запер калитку за собой и повторил вопрос:

– Так как?

– Не знаю, просто устанавливаю ментальную связь и… даю команду, – запнулась, осознав, что больше не поджигаю кабанам пятки.

– Что-то ты недоговариваешь, Эрпи. Я по-прежнему не вижу в тебе никаких задатков природника. Как же тебе удается ими управлять?

Пожала плечами, не желая ссылаться на Шинна, который эти самые задатки разглядел. Чего доброго, Лард снова разозлится, как на прошлой флорафауне, когда кто-то из студентов неосторожно упомянул нового преподавателя.

– Магистр, вы не могли бы нас проконсультировать? – решила перевести разговор в иное русло, а заодно разузнать побольше про лечение домов-деревьев.

– Эрпи? – Нассиус Лард удивленно приподнял брови.

– Это по поводу древодома. Понимаете, мой заболел…

Я все как есть рассказала магистру: и про порчу, и про розовый мох, и про то, что научилась видеть странную болезнь, которую не замечают природники без моей помощи. Он не только согласился дать совет, но и напросился с нами, несмотря на недомогание.

– К превеликому сожалению, я пока не в состоянии оперировать нужными объемами энергии, но смогу контролировать процесс и направлять действия студентки Эллэ. Она весьма способная девушка и обладает достаточным потенциалом, – пояснил он Райду, явившись к портальному комплексу строго в назначенное время.


В Сатор-Ано кроме нас и магистра Ларда Райд прихватил троицу парней из «Теней Верда» – больше было не нужно, ведь безопасники и так уже присматривали за городком и за домом бабушки.

Избавление древодома от недуга прошло успешно и мало чем отличалось от лечения побега розового мха тогда, в лаборатории. Разве что потребовалось гораздо больше сил и энергии, но Райд, Сандр и один из оборотников отряда смогли нас подпитать, когда возникла нужда. На все про все ушло едва ли больше часа. Магистр Лард, весьма довольный работой, предложил Кассандре факультатив, в результате чего древодом обзавелся парой новых комнат и дополнительными удобствами, насколько позволили сорт и мощность стержня.

Меня тоже не обделили вниманием.

– Неплохо-неплохо, студентка Эрпи. За проделанную работу ставлю вам высший балл в этом семестре, – обрадовал он. – Но в следующем не ждите поблажек. Чтобы больше никаких пропусков без уважительной причины. – Он покосился на усмехнувшегося лорда Эллэ. – И наши договоренности о чистке загонов пока в силе.

А я что? Я рада. О высшем балле по флорафауне вообще можно только мечтать. Да и время на то, чтобы подтянуть хвосты, высвободилось.

Вокруг толпились жители городка, побросавшие все дела ради такого случая. Пришли даже мэр и члены совета, как же без них? Бабушка, державшая за руку Дори, смотрела с гордостью, не видно было только отчима. Да, теперь разговоров о нашем семействе на год вперед хватит. Не обращая на посторонних внимания, я с восторгом разглядывала пышную, пускай пока и не зеленую крону – все же тут, в Сатор-Ано снег еще не сошел, до полноценной весны осталось не меньше месяца. Кора древодома сияла здоровым цветом, струящийся из окон свет намекал – внутри тепло и уютно. Дом даже пах теперь иначе, свежо и приятно – здоровьем. Подозреваю, летом стоит ждать и других сюрпризов, с Кассандры станется оторваться по полной. Я представила прорву цветов.

Улыбнулась Райду, который одобрительно на меня смотрел. Ох! Как же хочется его обнять. Неожиданно для себя всхлипнула, чувствуя, как разом навалилась усталость.

– Кэс, – перевела глаза на преподавателя, – магистр Лард. – Взгляд сам по себе остановился на Райде. – С-спасибо! – шепотом поблагодарила всех сразу.

Прикрыла глаза, собираясь с силами, и тут меня заключили в объятия. Любимый погладил по волосам, приподнял мою голову и, убрав с лица прядку, осторожно и безумно нежно поцеловал. Одновременно я ощутила прилив энергии, да такой, что хватило бы свернуть горы. Мы молчали, глядя друг другу в глаза. Молчали и так, и ментально, но слова и не требовались, а потом Райд произнес:

– Я люблю тебя и сделаю все, чтобы ты была счастлива.

Воцарившаяся с первым сказанным словом тишина нарушалась лишь скрипом снега под переминающимися ногами зевак, только ленивый не услышал сказанного лордом Эллэ.

Судорожно вздохнула бабушка.

– И я… – Все, что сумела выдавить и не разреветься от всепоглощающего счастья, что накрыло, точно лавина с горных хребтов Файбарда.

– Халли! – Ко мне с распростертыми объятиями подбежал Дори, наконец высвободившись из ослабевших рук госпожи Гайслим.

Поймала братишку, который крепился изо всех сил, сдерживая слезы.

– Все хорошо, Дори! Все хорошо! – проглотив комок, улыбнулась. – Мы смогли вылечить наш домик, – погладила братишку по спине. – Осенью ты поедешь учиться в столицу, как я и обещала. Все теперь будет хорошо.

Дори согласно кивал. Он уже не шмыгал носом, смущенно поглядывая на обнимающего меня оборотника.

И все же легкий укол в сердце не дал в полной мере поверить в собственные слова. Кхамлэ. Пока он на свободе, мои близкие уязвимы.

– Халли, папа… – дернул за рукав брат, но его перебил Райд, громко поздоровавшись с подошедшей к нам бабушкой.

– Госпожа Гайслим, рад снова с вами встретиться. – Он так учтиво поклонился, что ба смутилась и даже будто помолодела на глазах.

– О, я тоже безумно рада видеть вас, милорд Эллэ. Спасибо за внучку. Никогда не смогу отблагодарить вас за то, что выручили нашу малышку…

Разом стало стыдно, даже лицо запылало. Вот умеют же родственники сказать так, что чувствуешь себя несмышленым младенцем!

– Я не мог поступить иначе, вы же понимаете? – Ба, судя по всему, понимала. – Раз уж мы заговорили о Халли, хочу попросить у вас ее руки. – Кажется, Райд только что решил за меня проблему, как сказать о нас родственникам, я сама об этом едва успела задуматься, если честно.

Бабушка была не против. Потом все хлопали, пока я точно в тумане судорожно наращивала щиты, заслоняя свое растрепанное сознание от множества самых разных эмоций, что обрушились камнепадом на мою бедную, ослабшую после восстановления древодома голову. Хорошо, что Райд неведомым путем сумел меня быстро привести в норму. Потом нужно будет спросить, как именно ему удалось это сделать.

Позже состоялось официальное знакомство с мэром, который едва не подпрыгивал за спиной госпожи Гайслим, дожидаясь своей очереди. Он поспешил представиться такой важной персоне, как сын главнокомандующего, и поздравить нас. Давненько я так не краснела, принимая поздравления от лица всех горожан. Потом Салливан Хант пригласил нас на обед. К слову, мы успели проголодаться, так что не стали обижать его отказом, хотя сидеть за одним столом с членами городского совета – то еще удовольствие.

Во время застолья мэр только и делал, что нахваливал меня, одновременно пытаясь поведать о планах развития Сатор-Ано, о средствах, необходимых для восстановления периметра, и иных городских делах. Впрочем, надолго мы задерживаться не стали, сославшись на строгий регламент академии.

Сюрприз поджидал сразу по возвращении.

Стоило нам появиться на портальной площадке, как нос к носу столкнулись не с кем-нибудь, а с отцом Райда и Кэс. Я поняла это мгновенно не столько по их неуловимому сходству, сбивчивому приветствию магистра Ларда и вытянувшимся в струнку оборотникам, сколько по мощной ауре вожака, что, ударив молотом, вызвала неудержимое желание скулить и ползти на брюхе. Пришлось сделать усилие, чтобы преодолеть порывы ипостаси. Похоже, Сандр чувствовал себя так же, судя по окаменевшему лицу. Разом побледнев, Кассандра Эллэ вцепилась в его руку и широко распахнутыми глазами смотрела на явно разгневанного отца. В том, что главнокомандующий империи зол, не было сомнений.

– Домой, сейчас же! – негромко, но очень грозно рыкнул он и так глянул на Сандра, что тот побледнел не меньше, чем Кэс, которая спешно выпустила его руку.

Вздернув подбородок, Кассандра молча проследовала к другому порталу, на который безапелляционно указывал отцовский перст. Тот, смерив взглядом нашу разношерстную компанию, остановился на Райде, и мне показалось, между ними случился короткий мысленный диалог. Затем главнокомандующий проследовал за покорно ожидающей его дочерью, и они исчезли в изумрудной вспышке друидского портала.

– Райд… – ухватилась я за локоть любимого.

– Я должен помочь сестре. – Райд не собирался оставлять все как есть. Теплые губы быстро коснулись моих. – Халли, держи амулет вызова при себе, пока не вернусь. И мобильный портал – тоже. На всякий случай.

– Люблю тебя, – прошептала одними губами, наблюдая, как новая вспышка поглощает мощную фигуру моего волка.

Ощутила пустоту – точно ломоть отрезали. К счастью, острый приступ одиночества мгновенно развеялся.

– Студентка Эрпи, можете забыть об отработке в загонах до понедельника. Вам сейчас следует хорошенько отдохнуть. Всем нам.

Кивнув на прощанье, магистр Лард устало заковылял в сторону Древа, тяжело опираясь на трость. Впрочем, ему навстречу уже бежал крупный пес, запряженный в небольшую повозку на одного седока. Насколько мне известно, мобильные порталы на территории академии использовались лишь по специальному разрешению, особенно после нападения. Видимо, преподавателю такой поблажки не полагалось, несмотря на недуг. А может, он и сам не хотел. Есть же ярые противники перемещений или те, кто не переносит какой-то отдельный вид порталов.

Природник потрепал четвероногого помощника по голове и, сделав заметное усилие, поднялся на ступеньку, затем с облегчением откинувшись на мягкую спинку сиденья. Повинуясь молчаливой команде, пес потрусил в обратном направлении.

– Кажется, Лард совсем плох. – Сандр подошел и встал рядом. – Не стоило ему так перенапрягаться.

– И все же он не сдается. – Я вдруг поняла, что наша с пожилым природником взаимная неприязнь сошла на нет, сменившись обоюдным уважением.

– Не сдается, – задумчиво протянул оборотник. – Как думаешь, это из-за меня так разозлился лорд Эллэ-старший?

– Вряд ли.

Райд вернулся только под вечер, хмурый и усталый. Раздевшись, упал на кровать.

– Иди ко мне, волчонок.

Сграбастав, точно ребенок мягкую игрушку, уткнулся носом в волосы и долго лежал, не произнося ни слова. Я тоже не спрашивала ни о чем. Захочет – сам расскажет.

– Сегодня родители впервые так сильно поругались, на моей памяти… – наконец хрипло пожаловался он. – В воскресенье – помолвка Кассандры. Отец уперся, точно архар, и ничего не желает слышать. Мама не одобряет его решение и наотрез отказывается заниматься приготовлениями. Кэс потрясена – не ожидала, что все так скоро случится. Попробовала воспротивиться, и отец ее запер. Не понимаю, что происходит и к чему вся эта спешка. Пусть бы они с женихом хоть немного узнали друг друга прежде, ведь не Средние века… Да и учебу стоило бы закончить, Кассандре нравится учиться, а будущий супруг может увезти ее в свой Тандорон насовсем.

– Но как же так? – Новость потрясла. – Неужели совсем ничего нельзя поделать? А император сумеет его вразумить?

– Думаешь, Алларику есть дело до наших семейных неурядиц? Может, это его идея и есть, только вот на что сдался тандоронский королек Эрессолду, ума не приложу. Что такого есть у него, кроме жемчуга и морепродуктов, чего нет в империи? Среди их знати лла’эно-то днем с огнем не сыщешь…

– А если поговорить с принцем Вердерионом? Вдруг он сможет помочь?

– Вряд ли в этом есть смысл. Впрочем, я пытался, но сегодня Верд проводит вечер со своей беременной женой. Как-то не слишком вежливо им мешать.

– Но ты же сам сказал тогда в столовой, что нельзя сдаваться! Выходит, ребята зря надеются?

Ответом стал лишь тяжкий вздох. Развернувшись, крепко обняла любимого, прижавшись щекой к теплой груди, и задумалась: что, если по приказу Мая Эллэ и нас разлучат? Подберут Райду невесту по статусу, а меня велят забыть? Великая Мать! От обуявшего ужаса сжалось все внутри.

– Халли, что с тобой?

– Мне страшно.

– Ничего не бойся, мы найдем Кхамлэ и всех его приспешников, а до того буду беречь тебя, как дракон – сокровище.

– Я не Кхамлэ боюсь, а тебя потерять.

Не поняла, как оказалась укутанной в покрывало. Меня так крепко и одновременно бережно сжимали в объятиях, что перехватывало горло от невообразимого доселе счастья.


Мелодичный перезвон едва оповестил об окончании последней пары, как под потолком раздался голос ректора Каррэ:

– Студентка Эрпи, срочно явитесь в деканат. Безотлагательно!

– Ого! Ты опять что-то натворила? – пихнула меня в бок Малина.

– Да вроде ничего…

Судорожно принялась вспоминать, где могла проколоться, кроме ночевок в преподавательской ветви, о которых не знал только ленивый. Но с момента возвращения в академию точно не успела вляпаться ни во что противозаконное или дурное. Как-то не до того было. Гадая, что меня ждет, спешила в деканат, мерно цокая каблуками по отполированному до гладкости мрамора деревянному полу с изображением трех пересекающихся лепестков трискеля академии, символизирующего единство трех видов энергий.

Звук собственных шагов в торжественно пустующем холле административного этажа отвлек от размышлений. Хм, а ведь уже почти привыкла… И к юбке, и к туфлям. С тех пор как мы с Райдом вместе, ни разу не надевала оборотническую форму, кроме как на занятия по физподготовке. Подсознательно хотелось быть красивой, а то много тут всяких… На этой мысли свернула в нужную ветвь и тут же отскочила в сторону, вовремя почувствовав угрозу.

Рохан Шинн смотрел на меня с отвращением и излучал такой спектр негативных эмоций, что задохнуться можно. Впрочем, он сразу закрылся ментальным щитом и с кривой улыбкой миновал меня, не вымолвив ни слова. Опомнившись, поняла, что держусь за амулет вызова.

«Волчонок, что-то случилось? – Встревоженный голос Райда раздался в голове. – С тобой все хорошо?»

«Да, прости. В деканат иду. Я случайно…»

«Так ты в академии?»

«Конечно! Где же еще?»

«Ты сбила меня с толку, использовав амулет вызова».

«Случайно за него схватилась, когда о тебе подумала».

В этот момент дверь деканата отворилась и оттуда выглянула госпожа Мильтон. Кокетливым жестом поправив модные очки на носу, она поторопила меня:

– Чего же вы стоите Эрпи?! – Она буквально впихнула меня внутрь, шепча в спину: – Как можно заставлять ждать будущую свекровь?

Одновременно с кресла, обтянутого светло-бежевой кожей, поднялась невероятно красивая женщина.

– Здравствуй, Халли. – Она мягко улыбнулась, разглядывая меня так пристально, что нервный зуд одолел.

«Райд, тут… В общем, потом поговорим».

Опомнившись, сделала книксен и каркнула враз пересохшим ртом:

– З-здравствуйте, миледи Эллэ.


Глава 13

– Обращайся ко мне просто Литиция, и можно без «миледи», мы ведь уже почти родственницы.

У меня даже дух захватило от понимания, что мама Райда про нас все знает. Выпучив глаза, уставилась на копию Кассандры, какой та может стать через тридцать-сорок лет. Используя эмпатию, с каким-то детским любопытством попыталась прощупать Литицию, но наткнулась на надежную ментальную защиту. Точно делая одолжение, мне дали почувствовать доброжелательность и волнение, да и то совсем ненадолго, из чего я сделала вывод: у нее свой щит, а не амулет.

– Ой, простите миле… Литиция. Я не нарочно… Вернее, нарочно, но… Простите…

Вот в каком глубоком темном месте скрывается мой язык, а с ним, похоже, и мозги? Познакомилась с будущей свекровью, называется! Или можно теперь в принципе забыть о будущем?

– Не переживай, я привыкла. Все мои сыновья и муж – оборотники. С вашей гипертрофированной эмпатией не захочешь, а разовьешь способность хранить свои тайны. – Улыбнувшись, природница обняла меня за плечи, неспешно увлекая к выходу. – Ты не против прогулки? Сегодня погода просто чудесная!

Естественно, я не была против, пускай бы там даже метель завывала, как в Сатор-Ано. Величественно кивнув присевшим в реверансе секретарям, мама Райда покинула помещение, а я шла позади и невольно любовалась ею. Отточенные годами изящные жесты, красота и королевская грация в каждом движении. Эх! Я никогда не научусь также ловко перемещаться на высоченных тонких каблуках, а леди Эллэ точно родилась уже в туфлях…

Природница остановилась, подождав, пока поравняюсь с нею. Аккуратно взяла мою ладонь и положила себе на сгиб локтя, да еще и прикрыла сверху своей, захочешь – не вырвешься, не нанеся оскорбления. Нет, я польщена, конечно, но вот и новый повод для перемывания моих несчастных косточек у сплетников появился.

– Давненько я здесь не была. – С ностальгической улыбкой Литиция осмотрела высокий свод холла и полюбовалась трискелем академии на полу, прежде чем двинуться к лестнице.

Редкие встречные преподаватели учтиво кланялись, неизменно задерживая на мне удивленный взгляд.

– Мне нравилось учиться. Все легко давалось, но особенно я любила работать с дизайном растений. Парк на прежнем месте?

– Вы о нашем парке с фонтаном?

– О нем.

– Хотите сходим туда?

– Непременно! – радостно откликнулась собеседница.

Очутившись среди лабиринта насаждений, мама Райда точно юная девчонка с неподдельным интересом закрутила головой, однако совершенно не теряя царственности жестов. С улыбкой подходила то к одному, то к другому растению, и те мгновенно принимали более точную, удачную или причудливую форму. Она называла сорта, рассказывала про особенности того или иного вида, даже припомнила парочку курьезных случаев. Незаметно мы добрались до фонтана в центре.

– Есть вещи, которые никогда не меняются. – Литиция присела на растрескавшийся от времени бортик и окунула руку в прохладную воду, прикрыв глаза. – Говорят, он был здесь до того, как выросло Древо. А может, даже до того, как появился источник.

– Не может быть! – Я совершенно другими глазами взглянула на старенький фонтан, чувствуя, как в душе возникает уважительный трепет.

– Это место священно. В секретных источниках сказано: здесь упали слезы Великой Матери, когда та устала от войн и бед, что чинили ее детища. Сюда влечет, если грустно, не можешь сделать выбор или нужно поговорить о важном, чтобы никто не мешал.

А ведь и правда, не припомню ни одного случая, чтобы кто-то посторонний сюда не ко времени явился.

– А если испить этой воды, – продолжала рассказ Литиция Эллэ, – получишь бессмертие, либо личное счастье, либо богатство. Смотря что загадаешь.

Задумалась. Красивая сказка или же правда?

– Но почему тогда в академии никто не знает эту легенду?

– Думаешь?

– Наверное, руководство в курсе, но скрывает, чтобы не приваживать излишне любопытных?

Природница довольно улыбнулась.

– Вроде того.

Я с сомнением глянула на не особо чистую воду, на поверхности которой плавали сухие прошлогодние листья, а на дне блестели новые и зеленели старые монетки. Да уж, пить отсюда и в голову бы не пришло, тем более что по всей академии есть фонтанчики со свежей водой.

– Хм, а если ничего не загадывать?

– Возможно, выбор будет сделан за тебя или же получишь все и сразу.

– Откуда вы знаете?

Литиция загадочно улыбнулась, но ничего не ответила, уставившись вдаль сквозь стены зеленого лабиринта. Ее взгляд чуть затуманился от воспоминаний.

– Именно здесь мы познакомились с Маем. Богатенький красавчик с дурацким именем. Ловелас, каких свет не видывал, как и большинство знатных оборотников, и тот еще засранец, – дала она характеристику собственному мужу и главнокомандующему всея империи. – Здесь он пообещал меня добиться. Здесь же мы первый раз поцеловались нормально и несколько раз мирились после ссор – поначалу строить отношения было тяжело, у каждого из нас слишком много принципов…

– Поцеловались нормально?

– Я имею в виду поцелуй по обоюдному желанию, а не те жалкие попытки, что Май предпринимал ранее. – Она скорчила презрительную рожицу.

За короткими фразами скрывалась история жизни, и я не могла сообразить, почему меня во все это решили посвятить. Слушая высокопоставленную природницу, присела рядом и принялась рассматривать собственное колеблющееся отражение, рисуя на воде пальцем.

– С тех пор мы ни разу не ругались. Нет, за столько лет размолвки случались, конечно, но обычно мирились самое позднее к вечеру. В этот раз все совершенно не так…

Улыбка леди Летиции увяла, и точно повеяло осенью. Я вдруг поняла: она намного старше, чем выглядит. Немудрено, учитывая, сколько взрослых детей у четы Эллэ.

– Миледи Литиция. – Я все же решила соблюсти приличия, но при этом не дистанцироваться. – Вы ведь пришли не только для того, чтобы рассказать мне все это?

Природница согласно прикрыла веки:

– Что случилось, Халли? Может, хоть ты расскажешь, за что идеальную дочь отец запер в комнате? Унизил, притащив к ней врачевателя, а теперь так торопится выдать замуж за первого встречного принца?

– Ужас! Как она?

– Кассандра объявила бойкот, отказывается есть и разговаривать с кем бы то ни было. Мне только и удалось узнать, что у вас получилось излечить твой древодом. Райд в недоумении и, как многие мужчины, не видит деталей, а с мужем мы не разговариваем с тех пор…

Какой бы мощный щит ни прятал мысли и эмоции природницы, а я уже разглядела, как ей больно. Что-то скрывать от расстроенной женщины, которая внушала мне глубокую симпатию, не было смысла.

– Кассандра влюблена в другого, и вся эта история разбивает ей сердце. Подозреваю, лорд Эллэ увидел, как ребята держались за руки, только и всего. Тем не менее он рассвирепел и, как по мне, обошелся с нею грубо. Кэс совершенно не заслужила подобного отношения! Она самый светлый, честный и добрый человек из всех, кого я знаю!

– О Халли, я не могла даже надеяться… – Природница вскочила, ухватив меня за плечи, ее лицо озарила надежда, снова сделав моложе.

Литиция прикрыла глаза, будто собираясь с мыслями, а затем осторожно опустила меня, точно смутившись собственного порыва.

– Мне неловко о подобном просить, но речь идет о моей единственной дочери. Все наши сыновья счастливы в браке. Я хочу, чтобы и у Кассандры было право выбора, что бы там мужчины ни вбили себе в голову, а потому… Ох, надеюсь, я не допускаю сейчас ошибку… – Леди Эллэ глубоко вздохнула, а затем поймала мой взгляд. – Халли, я обязана предупредить: то, о чем собираюсь попросить, может иметь для тебя негативные последствия. – Она предупреждающе подняла руку. – Но я уверена: в итоге все обойдется, Май не посмеет причинить вред паре сына. Правда, ему будет непросто смириться с тем, что кто-то пошел наперекор его воле.

Я сглотнула, представив направленный на меня гнев главнокомандующего. Вспомнился и отголосок подавляющей ауры вожака. Как бы не сгореть в той вспышке… Но я не могу не попытаться помочь Кэс.

– Если ты не желаешь неприятностей, не стану принуждать, да и не поможет это. – Литиция развела руками.

– Неприятности – мое второе имя, – горько усмехнулась я, решившись.

Это малая плата за то, что ее дети для меня сделали. Что ж, если лорд Эллэ заставит позорно валяться в ногах, поскуливая от страха, так тому и быть.

– Благодарю, Халли! – Природница, хоть и оставалась внешне спокойной, как и подобает истинной леди, крепко сжала мою ладонь.

– Пока еще не за что.

– У меня большие подозрения, что помолвка на деле превратится в свадьбу. Совсем недавно Май чуть было не поступил так же и с Ра… Хотя это сейчас не столь важно, – наморщила небольшой носик леди Эллэ. – В общем, я почти уверена: мой муж настолько одержим идеей выдать Кассандру замуж, что собирается провести обряд, который свяжет ее с женихом нерушимыми узами, и уже ничего невозможно будет поделать.

– Как это?! Что еще за нерушимые узы? – Я впервые слышала о подобном.

– Что-то вроде синдрома истинной пары, только связь будет принуждением. Император призовет тени, чтобы они засвидетельствовали союз, и тогда двое уже не смогут друг без друга жить. Между ними возникнет особая связь, появятся новые магические способности, чувства и ощущения многократно усилятся. Вот только если изначально не было любви, их существование превратится в пытку.

– Жуть! – Я передернулась.

– Ничего хорошего, это уж точно, – согласилась природница. – Я не могу позволить им сделать это с дочерью, но и помешать в одиночку не в силах. – Она сморщилась точно от боли, изящная рука, украшенная лаконичным перстнем, потерла место в области солнечного сплетения.

– Леди Литиция, я с вами. Пусть даже ваш муж меня на клочки разорвет. Что нужно делать?

– Меня никто не желает слушать. Только Райд на стороне сестры, да и то смотрит на все глазами мужчины. Остальные считают: отец в своем праве. Наш протест расценивается как дамский каприз со стороны Кассандры и потакание – с моей. С обрядом тоже не все так просто. Мужчина может отказаться сам, а вот девушке нужны заступники. Я даже жалею, что Кэс еще девственница, иначе достаточно было бы только ее собственного отказа и нашего слова. А сейчас, чтобы остановить обряд, два разнополых родных человека и два не связанных родственными узами должны высказаться против этого союза. Но есть условие – все должны по-настоящему ее любить или испытывать другие глубоко положительные чувства вроде искренней бескорыстной дружбы. Ты считаешь мою дочь подругой и хорошо к ней относишься, но пока ты не жена моему сыну, а значит, еще не родственница. Тени прислушаются к тебе, я уверена. Я и Райд вступимся со стороны кровных родственников. Только вот где искать еще одного мужчину, который хорошо относился бы к Кассандре и не побоялся пойти против Мая Эллэ? Как показала жизнь, это намного сложнее, чем я думала. Никто не желает пойти против воли моего мужа, да и мне сложно о подобном просить. – Она замолчала, задумавшись.

А я пыталась переварить услышанное, раз за разом возвращаясь к одной мысли. «Что-то вроде синдрома истинной пары». Что имела в виду природница? Просто привела как пример или… Не может же она воспринимать эту антинаучную ерунду всерьез?

– Вдобавок Май ограничил количество гостей. Планируется скорее семейный ужин, чем официальное торжество. Я уже жалею, что рассердилась и отказалась заниматься помолвкой, тогда бы не было большой проблемой пригласить нужных мне людей. Потому Май так легко и смирился! – осенила ее догадка. – Нерушимые узы – совершенно не то, что принято демонстрировать широкой публике.

– А как же я? Я не являюсь частью семьи.

– С тобой как раз никаких проблем. Как пара нашего сына, ты обязана присутствовать. Среди мужчин моя последняя надежда – Вердерион Норанг. Думаю, принц не откажет другу и не испугается гнева лорда Эллэ. Только есть у меня опасение: его слова может быть недостаточно, чтобы разрушить ритуал. Ведь он не был частым гостем в нашем поместье, хоть и дружит с Райдом много лет. Да и с Кассандрой общался мало и вряд ли испытывает к ней привязанность.

– Леди Эллэ, я люблю вашу дочь и сделаю все, что прикажете, ради ее счастья. Даже отдам жизнь, если потребуется, – на тропинке появился осунувшийся, но исполненный решимости Сандр.

– О! – Литиция вскочила с бортика и сделал несколько шагов ему навстречу, прежде чем обернуться в мою сторону.

Простого обмена взглядами оказалось достаточно, чтобы она все правильно поняла.

– Подойдите, юноша. Представьтесь как полагается.

Мягкие грудные интонации, неспешные, исполненные грации жесты. Леди Эллэ можно было любоваться бесконечно, особенно если ты мужчина. На Сандра, похоже, тоже подействовало, как и поразительное сходство дочери с матерью.

– Прошу прощения, леди Эллэ. – Он преклонил одно колено, точно вассал перед сюзереном на официальном представлении. – Меня зовут Кассандра Раш Хортес.

– О! Вы сын того самого Раша Хортеса? Ваш отец многое сделал для рода Эллэ во время последней войны с Файбардом. Встаньте, Кассандра, мы ценим преданность рода Хортес.

Оборотник послушно поднялся во весь немалый рост.

– Пожалуйста, зовите меня Сандр или Кэсси.

– Конечно, как угодно. – Литиция понимающе улыбнулась. – Так это вы тот самый молодой человек, в которого влюблена моя дочь?

Совершенно неожиданно Сандр залился краской, особенно ярко просвечивали на солнце его оттопыренные уши. Поиграв желваками, он неловко помялся и согласно кивнул.

– Можно? – попросила Литиция.

– Конечно, леди. – Сандр пригнулся, чтобы ей было удобнее дотянуться до его висков.

Она что, желает прочитать его мысли? Необычная способность для природницы. Я думала, к такому склонны в основном оборотники, да еще те лла’эно, кому повезло обрести подобное умение.

– Бедный мальчик! – Литиция выпустила голову Сандра и прижала руки к груди, глядя на него с сочувствием. – Ты был изначально обречен… – Она зажмурилась, зажав пальцами переносицу.

Повисло молчание. Мы с Кэсси переглянулись, и он двинул бровями, как бы спрашивая, что именно природница имела в виду. Я пожала плечами, продемонстрировав, что знаю не больше его самого.

– Миледи Эллэ, о чем вы? – Он осторожно тронул Литицию за локоть.

Вместо ответа природница медленно повернулась к фонтану и, опершись ладонями на бортик, долго смотрела на водную гладь, которую волновали тонкие струи. Мы не смели нарушить ее размышления и молча ждали. Наконец мама Райда выпрямилась и кивнула, точно приняв какое-то решение.

– Думаю, ты имеешь право знать. У тебя синдром истинной пары.

– Что?! – воскликнули мы одновременно с оборотником.

– Это же ересь! – недоуменно скривился Сандр. – Простите за грубость, миледи, – тут же виновато зажмурился он.

– Миледи Литиция, но ведь доказано же, что синдром – антинаучная теория, не имеющая к современной науке о магии никакого отношения!

Природница горько расхохоталась.

– Все верно, дети. Все верно. Пусть весь мир продолжает так считать ради вашей же безопасности.

Мы снова переглянулись, а она продолжила:

– Кассандра Раш Хортес, ты не сможешь жить без моей дочери. Соль в том, что это не просто выражение – это факт. – Она повернулась ко мне: – Так же, как и мой сын не сможет жить без тебя, Халли.

Я с размаху опустилась на бортик фонтана, ладонь неудачно промазала мимо края, и последнее, что я увидела, прежде чем над головой сомкнулась вода, – удивленные лица собеседников и мои собственные ноги в туфлях на фоне голубого неба. Мелькнула мысль – только бы затылком о мраморное дно не удариться! Я крепко зажмурилась и зачем-то открыла рот…

– Халли!

Меня тут же поймали за руку и дернули обратно – Сандр поспешил на помощь. Ура! О дно все же не треснулась, зато успела как следует глотнуть не слишком свежей воды с легким привкусом тины. Фыркая и отплевываясь, принялась одергивать прилипшую к ногам юбку, обула слетевшую во время падения туфельку и только тогда подняла глаза на притихших Сандра и леди Эллэ. И тут меня осенило! Почему бы и нет, раз уж напилась «чудодейственной» водички? Прикрыв веки, попыталась сообразить, что же для меня самое важное: бессмертие, личное счастье, богатство?

– Халли, ты в порядке? – осторожно поинтересовалась природница.

– Да. Желание загадываю.

Мгновение лицо леди Эллэ оставалось серьезным, но неожиданно она прыснула, изящным жестом прикрыв рот.

– Вы сейчас о чем? – Сандр переводил взгляд с меня на маму Райда и обратно.

Может, вода освежила мысли, а может, и наоборот, но если синдром не миф, а Литиция сказала, что Сандр без Кэс обречен, стоит использовать любую возможность, чтобы ему помочь.

– Идем! – ухватила Сандра за руку и подтащила к фонтану. – Я знаю, что тебе нужно сделать. Глотни-ка и подумай о вечной жизни.

У оборотника было такое лицо, что Литиция от души рассмеялась, больше не стараясь сдерживаться.

– Ты… это… Того? Головой ударилась?

– Не успела. Пей давай!

– Я пока в своем уме, чтобы пить из фонтана. – Оборотник брезгливо поморщился. – Да я вообще не хочу пить.

– Пей, говорю! – угрожающе нахмурилась я, подталкивая его ближе.

– Не буду! А тебе не мешало бы переодеться – простудишься.

– Сандр, пей! Это место священно, твое желание обязательно исполнится.

Пусть я и сама не уверена в правдивости утверждения, но, в конце концов, никто эффект плацебо не отменял.

– Миледи Эллэ, скажите хоть вы ей! – Растерянный от моего напора оборотник попытался призвать природницу в союзники, но та вдруг перестала смеяться и тихо спросила:

– Кассандра Раш Хортес, ты отпрыск обедневшего, пускай и достойного рода. Какие шансы у тебя взять в жены дочь из рода Эллэ?

Сандр открыл было рот и даже подался вперед, затем обвел взглядом пространство. На его живом лице отразился такой спектр эмоций, что не нужно было применять эмпатию, чтобы прочесть его мысли.

– Ни… кхм! Никаких… – еле выдавил он севшим голосом.

– Твой синдром уже необратим, вы с Кассандрой слишком долго пробыли вместе. И Халли права: пусть это всего лишь легенда, но я тоже в нее верю. Поверь и ты. Пей.

– Просто день открытий какой-то. – Ворча и качая головой, Сандр опустился на бортик фонтана. – Просто пить?

– И д-думать о б-бессмертии, – подсказала я, начиная постукивать зубами от холода – все же еще не май.

– Нет, Халли, это не нам решать. Пусть Великая Мать решит, чего ты достоин.

Под нашими взглядами Сандр зачерпнул горсть воды из фонтана и, брезгливо сморщившись, хлебнул.

– Хватит? – не дождавшись ответа, повторил действие еще раз.

– Думаю, достаточно, – остановила леди Эллэ оборотника, вознамерившегося ради такого дела выпить все до капли.

Она замерла, прислушавшись.

– Мне пора. Халли, объясни Сандру, что от него требуется. Лорд Хортес, если передумаете, я не обижусь… – обратилась природница к Сандру.

– Не передумаю!

Литиция кивнула.

– Тогда будьте готовы к воскресенью и… Пожалуйста, ничего не говорите Райду. Боюсь, он не одобрит нашей затеи.


Я так боялась случайно выдать наш с леди Эллэ секрет Райду, что, сославшись на большую загруженность, отменила все вечерне-ночные свидания. Любимый, гоняясь за культистами, и сам едва выкраивал время на сон, потому согласился с легкостью, пригрозив позже наверстать упущенное. Оставалось только вздыхать и молиться Великой Матери каждый раз, чтобы уберегла его от беды. Да уж, непростая меня ждет жизнь с таким-то… мужем. Ух! Не могу поверить. Как только леди Эллэ удается сохранить самообладание? Я же едва сдерживаюсь, чтобы не попытаться мысленно связаться с ним каждый раз, когда Райд в очередном рейде, и очень боюсь не услышать ответ. Так и сижу, завораживая взглядом амулет вызова, а потом убираю подальше, чтобы не сорваться и не отвлечь любимого не вовремя. Не подвергнуть опасности.

Хотя мне не пришлось кривить душой – преподы зверствовали, загружая по полной, и я радовалась как никогда, что удалось наладить отношения хотя бы с Нассиусом Лардом. И тому, что не надо пока тратить время на уборку загона. Еще я не поленилась и выяснила все, что известно о синдроме истинной пары. Расспросить толком леди Эллэ о СИП не удалось, а к разговору с Райдом я пока не была готова. Неужели это правда?! Ведь вся литература, где хоть как-то упоминался подобный феномен, сочилась сарказмом не хуже, чем магистр Нарэм Гофф. Но ведь и Литиция не стала бы вводить нас в заблуждение?

«Пусть весь мир продолжает так считать ради вашей же безопасности», – сказала она. Ох, как же все сложно! Подозреваю, что наша с Райдом мысленная связь не последствия «власти вожака», дело в синдроме.

Я размышляла, лежа в кровати воскресным утром, как все-таки приятно не нестись куда-то чуть свет, едва продрав глаза, а вот так понежиться в собственной постельке, впервые за много-много-много дней. Мысли о назначенном на пять часов вечера торжестве я старательно гнала прочь. Еще десять минут блаженного безделья, и надо вставать. Прикинуть, как будет смотреться выданное Люсиа платье с моими туфлями, и придумать, на какую прическу хватит моих скромных умений. Это, пожалуй, самая сложная задача на сегодня, не считая того, что предстоит сделать на помолвке.

Планам не было суждено сбыться. Раздался уверенный стук в дверь, а затем та отворилась.

Отворилась! Дверь! Сама!

Подскочив так, будто у меня ядовитый паук по ноге прополз, схватила лежавший на тумбочке амулет переноса, что выдал мне Райд, но остановилась в последний момент, услышав знакомый голос.

– Здравствуй, Халли, прости что напугала. – Дверь за закутанной в нечто бесформенное гостьей затворилась.

– З-здравствуйте, миледи Эллэ, – выдохнула я, унимая колотящееся сердце.

– Литиция, – поправили меня. – О, я тебя разбудила?

– Нет, я как раз собиралась вставать.

– Хорошо. Я пришла за тобой лично, решив: после всего, что с тобой случилось, вряд ли ты поверишь кому-то незнакомому. Поторопись, мое отсутствие не должны заметить.

– Но… – Я не знала, за что хвататься. – Сейчас!

– Пожалуйста, не трать зря времени, в твоей комнате в поместье Эллэ тоже есть душевая. – Фраза настигла в момент, когда я едва успела перешагнуть порог ванной комнаты.

И все же я схватила зубную щетку, прежде чем метнуться к шкафу, в котором висело вполне симпатичное желтенькое платьице.

– Оставь, для тебя приготовили кое-что получше.

– Но…

– Халли, ровно в девять Ханимус на тридцать секунд ослабит защиту академии, чтобы мы беспрепятственно перенеслись прямо отсюда мобильным порталом.

Светлячки на циферблате изобразили восемь пятьдесят девять.

– Как скажете, – жалея, что не успею прихватить хотя бы туфли, оставила тщетные метания и расслабилась.

– Сандр! – негромко позвала природница, и в комнату тут же вошел парень Кэс.

– Привет, Халли! – В отличие от меня, он был умыт, выбрит и одет в светло-серую с серебром ливрею и белые перчатки. – Кхм… Я вроде как официантом буду. – Он повернулся, демонстрируя свой наряд.

– Пора! – скомандовала Литиция, сжав в руках диск мобильного портала.

В ее глазах появился зеленоватый отблеск, свидетельствующий о невероятном потенциале природницы.

– Ого, вы прямо как Кэс! – искренне восхитился оборотник и тут же стушевался: – Простите. У меня язык что помело, как говорит моя сестренка Тили-ли.

Я почувствовала, как плотнее закрылась дверь, повинуясь могучей воле. Ощутила, как приходят в движение огромные объемы энергии, отчего волоски на коже встали дыбом.

Часы показали ровно девять.

– Леди Эллэ!

– Литиция?

– Не переживайте, я справлюсь. Прыгать далеко, простой мобильный портал может забросить только на портальную площадку, а мне нужно перенести всех нас напрямую в комнату.

– Поторопитесь! – раздался откуда-то с потолка голос ректора Каррэ, и в этот же миг меня подхватила ослепительная круговерть.

Переход!


Глава 14

Когда стихла резь в глазах, наконец разглядела, где очутилась. Спаленка в спокойных светло-серых тонах могла бы показаться излишне холодной, если бы не мягкий кремово-белый ковер, покрывающий пол, и в тон ему – стеганое покрывало, застилающее широкую кровать. Приглушенно-розовая банкетка строгого дизайна и вместе с тем невероятно удобная на вид, выделялась ярким пятном. У окна белый резной стол-комод на изящных ножках манил множеством отделений для хранения дамских мелочей. На нем – живописный беспорядок из бус, духов и всяческих заколочек, явно созданный умелой рукой. Овальное зеркало в серебряной раме отразило мой растрепанный спросонья вид. Ему вторило еще одно – в полный рост, расположившееся у стены.

От созерцания отвлекла леди Эллэ, которая успела выскочить в смежную комнату и вернуться, продолжая прислушиваться к доносящимся снаружи голосам.

– Тсс! – предупреждающе шикнула она. – Меня уже потеряли, нужно их успокоить. Ждите.

Природница вышла.

– Миленько. – Сандр направился осматривать прилегающую к спальне гостиную. – Тебе выделили целые покои, а мне придется какое-то время изображать прислугу. Но ничего, мое самолюбие не слишком пострадает, если смогу помочь Кассандре стать немного счастливее.

– Сандр… – Я осторожно тронула его за руку.

– Ой, Халли! Мне ничего не светит в любом случае. Думаешь, не понимаю? Каковы бы ни были заслуги моего отца, их явно недостаточно, чтобы стать для Кэс достойной партией. Теперь я вижу это еще отчетливей. – Оборотник обвел глазами комнату и криво усмехнулся. – Но я не перестану ее любить.

Закусила губу и медленно принялась обходить комнату по кругу, не в силах смотреть на обреченного во всех смыслах оборотника.

– Вот только не надо меня жалеть! – правильно понял мое состояние Кэсси. – Я счастлив, ведь и она меня любит.

Леди Эллэ, отдав последние распоряжения, вернулась к нам.

– Халли, осваивайся пока, приводи себя в порядок, в ванной есть все необходимое. Тебе нечего бояться в нашем доме, но лучше не выходи за дверь, чтобы не пришлось отвечать на неудобные вопросы. У тебя есть примерно час, завтрак подадут сюда. Если Райд с тобой свяжется, отвечай прямо, где находишься.

Изящным жестом Литиция подозвала Кэсси.

– Сандр, никто не должен заподозрить, зачем на самом деле ты здесь.

– Так точно, миледи. Я простой официант.

– Амулет?

– На мне, – хлопнул себя по груди оборотник.

Оставшись одна, я ощутила, как внутри зарождается нервная дрожь, так всегда бывает со мною перед очередной авантюрой. Великая Мать, пусть у нас все получится! Пусть!

Не стала зря терять времени и отправилась в ванную. Кому как не мне знать: далеко не всегда задуманное идет по плану, лучше встречать неожиданности во всеоружии. Ну или хотя бы умытой.

Когда вышла, кутаясь в такой мягкий халат, что одно его прикосновение к коже приносило удовольствие, завтрак ждал на столике в гостиной. Поселившееся внутри волнение помешало толком распробовать угощение. И вроде бы понимаю: такая красота должна быть великолепной на вкус, но все эти тартинки-тарталетки с разными начинками упали в желудок камнем. Исключением стал кофе. Сладкий, со сливочной шапкой и потрясающим карамельным ароматом. Едва успела его допить, как одиночество нарушила леди Эллэ:

– Халли, уже позавтракала? Отлично. Заходите!

Тут же в гостиной стало многолюдно. Четверо улыбчивых девушек в одинаковой форме заученно выстроились, точно на ярмарке невест. Поздоровались хором и застыли в ожидании указаний, однако на меня поглядывали дружелюбно, открыто и… оценивающе, точно мастера-артефакторы на материал, с которым предстоит работать.

– Девочки подготовят тебя к вечеру, выполняй все, что попросят. Я буду заглядывать по возможности. Агнесса?

Стройная рыжеволосая мастерица сделала книксен.

– Миледи Эрпи, я занимаюсь вашим платьем. Необходимо снять мерки.

– Моим платьем?

– Да. Оно готово, но требуется немного подогнать. Я уже вижу, что придется укоротить подол и немного переделать лиф.

– А может, есть что-нибудь готовое?

– Как можно? Я так старалась! – Агнесса влажно сверкнула зеленющими глазами, и у меня закралась мысль, что над их цветом как следует поработали природники-стилисты.

– Простите, не хотела обидеть. Просто не понимаю, как можно что-то сшить заранее, не снимая мерок.

– А я вас видела, – расплылась рыжеволосая в улыбке. – Леди Эллэ передала ваш образ мысленно, и примерно я знала, на что ориентироваться. Глаз наметанный, но для окончательной подгонки все же необходимы точные размеры. Зато что-нибудь простое теперь смогу выкроить и по памяти.

– Ого! – искренне восхитилась я, вспомнив, как мучилась, когда шила костюм для полетов. – Вот бы и мне так.

Девушки рассмеялись, а польщенная Агнесса, продолжая ненавязчивую болтовню, между делом стащила с меня халатик и приглашающим жестом указала на низенький табурет, который принесла с собой. Остальные тем временем прикатили большое зеркало из спальни. Стоя на постаменте в одном белье, порадовалась, что в кои-то веки на мне не что-то веселенькое и дико удобное, а новый кружевной комплект. С тех пор как наши с Райдом отношения вышли на иной, так сказать, уровень, успела обзавестись несколькими, благо в академии можно при желании достать что угодно в пределах разумного, если знать, где искать, – несанкционированная торговля процветает, несмотря на все запреты.

Умелые руки Агнессы ловко прикладывали измерительную ленту то здесь, то там, и от этого приятные мурашки бежали по коже.

– Благодарю, леди Эрпи. – Мастерица закончила с мерками, вызвав легкое сожаление.

– Пожалуй, шить одежду на заказ можно только ради этого, – пошутила я.

– Тогда вам придется часто менять портных, – ответила Агнесса, и все рассмеялись. – На доработку платья потребуется часа два, но не переживайте – к началу мероприятия все будет готово в лучшем виде.

Уже у порога она обернулась и всплеснула руками:

– Как же вам пойдет этот цвет!

Оставшихся девушек звали Мариа, Энн и Фанни.

Мариа была друидом-косметологом, и именно в ее руки я попала сразу после ухода Агнессы.

– Нет-нет! Не одевайтесь, все равно придется снимать. Следуйте за мной и не беспокойтесь. Леди семьи Эллэ пользуются моими услугами последние девять лет.

Часа на полтора мы уединились в ванной комнате, где я узнала много нового и доселе не изведанного: от энергетического массажа до вонючих масок и притирок. Я морщилась, а Мариа приговаривала:

– Терпите, леди. Того, что вы лла’эно, еще недостаточно. За собой нужно постоянно ухаживать, вы ведь хотите сохранить свежесть и привлекательность в девяносто?

Наверное, где-то глубоко внутри я все же хотела, потому что безропотно снесла все издевательства. Когда пытки закончились, кожа и волосы сияли, точно напитанные светом, были гладкими и нежными на ощупь, а я чувствовала себя легкой и полной энергии. И почему-то зверски голодной. В животе громко заурчало от умопомрачительного запаха.

– Обед, – указала Мариа на ожидающий меня накрытый стол. – У вас ровно двадцать минут, а я вас пока оставлю, нужно проверить, как там леди Кассандра.

Я хотела было передать Кэс привет, но поняла, что так и не обговорила с Литицией, должна ли я скрывать свое присутствие и от нее тоже или нет.

Чтобы не нарушать регламент, быстро поела и снова отдалась в руки стилисток.

– Что-нибудь попроще, пожалуйста. Подчеркните ее юность и свежесть, – Леди Эллэ появилась в момент, когда Энн закончила с маникюром, а Фанни завила крупными локонами волосы и теперь прикидывала, как лучше их уложить. – Как ты? – Природница подошла ближе, и девушек точно ветром сдуло.

– Нормально, – не стала кривить душой. – Мы еще не опаздываем? Как-то это все долго…

Леди Эллэ усмехнулась.

– Ничего, привыкнешь со временем, да и не каждый раз придется проходить через все процедуры. Услугами Мариа достаточно пользоваться раз в три месяца, у нее золотые руки. Причесываюсь я обычно сама, а вот без Агнессы порой не обойтись.

– Как там дела… на кухне?

Хотела сказать: «У Сандра», – но, опасаясь чужих ушей, не стала спрашивать напрямую.

– Неплохо. Я рада, что после всего удалось уговорит мужа разрешить мне взять на себя хотя бы эту часть забот.

Многозначительный взгляд поведал больше, чем слова.

– Понятно. – Я кивнула.

Вот, значит, как! У Литиции просто не было выбора. Интересно, грозит ли ей чем-то то, что должно случиться? Вдруг наше вмешательство разрушит их семью? Заглушенное подготовкой волнение воспрянуло с новой силой.

– Я могу увидеться с Кассандрой? Как она?

– Едва держится. – Природница поморщилась. – Но пока я даже не могу дать ей надежду, Халли. Будет лучше, если вы встретитесь, когда придет пора.

Я молча покивала и поежилась, пытаясь подавить нервную дрожь. Похоже, Литиция и сама не была уверена в успехе того, что замыслили.

– Твой наряд почти готов, – улыбнулась леди Эллэ, меняя тему. – Агнесса скоро придет.

Она снова меня покинула, и тут же, точно по мановению ладони мага, вернулись девушки. Запорхали вокруг, в две руки подбирая пряди. Соорудив с виду незатейливую композицию, закололи шпильками наподобие тиары, оставив локоны свободно ниспадать на спину и плечи, и Энн принялась за макияж. Время летело неумолимо, было уже почти четыре, когда энергичная, точно пламя лесного пожара, Агнесса ворвалась в покои с чехлом в руках.

– Леди Литиция задержится, встречает сыновей, так что пока без нее.

– Гости прибывают? – с неизменной вежливой улыбкой поинтересовалась Фанни.

– Ага, – коротко ответила портниха и, сунув чехол с платьем Энн, восхищенно сложила руки на груди: – О миледи Эрпи!

Я с опаской покосилась на чехол, невольно ожидая подвоха, а гордая собственным творением Агнесса движением фокусника расстегнула молнию.

Меня быстренько облачили в наряд, разрешив оставить белье, только добавили к нему телесного цвета чулки.

Серо-стальное платье оттенило цвет моих глаз, холодная гладкая ткань – благородный атлас – ласкала кожу. Прямая линия лифа, к счастью, совершенно не открывала грудь, зато оставляла обнаженными плечи и спину чуть ниже лопаток, удерживаясь сзади лишь эфемерным переплетением серебряных цепочек. Талия украшалась аррендольским кружевом, которое немного заходило на корсаж и было расшито перламутровыми жемчужинами разного размера. Пышный подол оказался намного короче спереди и едва доходил до колена, а сзади спускался до самого пола, плавно превращаясь в короткий шлейф. Платье оказалось великолепным. Не вульгарное, вместе с тем оно будто бросало вызов, к тому же в нем было возможно без опаски двигаться. Лучшего выбора я бы и сама не сделала.

– Не переживайте, миледи Эрпи. – Агнесса продолжала именовать меня не по статусу. – Цепочки на спине прочные, хоть и тонкие. Это эллатиум.

– Эллатиум? О!..

Эллатиум – это платина, подвергшаяся воздействию энергии света. Магический металл. Богиня! Он же стоит бешеных денег! Невольно сглотнула. В этот момент в гостиную вошла леди Эллэ. Она тоже успела сменить наряд и теперь красовалась в малинового цвета платье в пол, подол которого свободно струился от талии. Завязанный сзади широкий пояс подчеркивал стройность природницы. Необычные цельнокроеные рукава на ладонь не достигали локтя, а вырез приоткрывал декольте ровно настолько, чтобы показать соблазнительную ложбинку. Светлые волосы были убраны в простую гладкую прическу. Никаких украшений, кроме кольца и крупных серег с темно-бордовым камнем, внутри которого играли алые всполохи, на ней не было. Литиция показалась мне образцом элегантности. Невольно позавидовала ее безупречному вкусу. М-да, теперь понимаю, почему Райд высмеял мою несчастную пижамку…

Бросив на меня оценивающий взгляд, природница вынесла вердикт:

– Ты великолепна, Халли! Энн?

Девушка тотчас поставила передо мной две коробки и открыла, извлекая наружу симпатичные серебристые балетки и телесного цвета туфли-лодочки с открытым носом и на шпильке.

– Выбирай, что больше по душе.

Не сомневаясь, надела туфли и прошлась по комнате под одобрительными взглядами.

– Идеально! Впрочем, я и не сомневалась в твоей смелости. Держи. – Она вручила мне изящную коробочку. – Это духи, я готовлю их сама – маленькое увлечение. Надеюсь, тебе понравятся.

– Спасибо, они чудесные! – поблагодарила за подарок.

Аромат отдаленно напомнил тот, что так понравился мне у Кэс, но в то же время он отличался. Сладковатые и свежие, они были еще приятней для моего обоняния.

Покидая меня, Литиция обернулась на пороге:

– Райд уже здесь, его покои – смежные, но про тебя он еще не знает. Халли, должна тебе признаться… – Леди Эллэ виновато улыбнулась. – Мой сын не мог дозваться тебя в этой комнате – я поставила защиту. Хотела сделать сюрприз вам обоим и дать тебе возможность собраться спокойно. Прости мне эту маленькую уловку.

Леди Эллэ вышла, оставив меня в растерянности, а девушки исчезли еще раньше. Тут же в сознание ворвался встревоженный голос любимого:

– Халли, ответь мне наконец!

– Я здесь…

Бесы! Чувствую теперь себя виноватой и немного обманутой. Вот ведь…

– Где ты? С тобой все в порядке? Почему не отвечаешь? Я чуть с ума не сошел, думая, что до тебя добрался Кхамлэ! Почему амулет вызова молчит? Он вообще при тебе?

– Я…

– Халли, ты не представляешь, как я переживал! Когда тебя не слышу, схожу с ума. У меня уже галлюцинации начались, чудится, что ты совсем рядом, хотя этого не может быть!

– Вообще-то я и правда в соседней комнате… То есть покоях. Вроде бы…

В тот же миг в спальне что-то грохнуло, а в следующее мгновение в гостиную ворвался мой лорд Эллэ.

– Ты! О… Но как?!

Увидеть гамму выражений, что одно за другим сменялись на его лице, дорогого стоило, если бы не было так страшно…

– Ничего не спрашивай, это все твоя мама! – зажмурившись, выпалила я, сдав Литицию с потрохами. Пусть это будет маленькая месть за такую подставу: – Все-все она!

Райд прыснул.

– Вот почему она так спокойно отреагировала на новость о твоей пропаже. Ну, мама! Сюрприз она мне, видите ли, приготовила!

Райд замолчал, некоторое время пожирая меня взглядом, а затем хриплым шепотом выдал:

– Впрочем, приятный сюрприз. Ты просто совершенство!

– Нравится?

Смутившись, повернулась, демонстрируя платье.

Этого оказалось достаточно, чтобы на меня обрушилась дикая смесь из его и моих чувств и желаний. Задохнувшись от прикосновения рук, что обхватили талию, встретилась с отражением любимого взглядом – большое зеркало все еще было здесь.

– Нр-ра-авится. – Губы Райда обожгли шею. – Хочу, чтобы ты видела…

Цепочки на спине ослабла.

– Эй! Ты что делаешь?!

– То, о чем мечтал эти дни. Беру свою женщину.

– Ага… Кхм… Платье!

– Я аккуратно. Не бойся.

Протестовать было совершенно бесполезно, да и желания тратить время на споры и на такие мелочи, как самое лучшее в мире платье, не хотелось. Мне просто стало на все наплевать, ведь я чувствовала столько всего, что остальное отошло на второй план. Только губы, руки и дыхание любимого имели сейчас значение.

– Смотри, смотри на себя Халли, – шептал Райд, одаривая неспешными ласками. – Видишь, какая ты красивая? – Лорд Эллэ мгновенно справился с застежкой на спине и аккуратно освободил меня от корсажа. – Это нам пригодится. – Он ловко пододвинул стул ближе к зеркалу.


Утолив обоюдную страсть, Райд заботливо вернул на место корсаж, расправил подол, на котором чудесным образом не осталось ни единой складочки, и умело подтянул спустившийся чулок. Я невольно закусила губу, когда он расправлял резинку на бедре.

– Ненасытная, – подмигнул любимый, правильно расценив мою реакцию.

– А из тебя выйдет отличная камеристка, – поддела в ответ.

– Хм… ролевые игры? Я согласен. Мне нравится, что моя будущая жена такая раскрепощенная.

– Да ну тебя! – Смутившись, пихнула лорда-развратника в грудь. – Кажется, мы опаздываем.

– Кажется, все уже здесь, – шепнул Райд, когда мы осторожно выглянули с лестницы в большой холл.

Я смотрела на приличную толпу и снующих промеж собравшихся подающих напитки и закуски слуг в серых ливреях.

– Но леди Эллэ говорила: торжество закрытое и будут только самые близкие. Постой, а мы где? Я думала, это твое родовое гнездо.

– Нет. Это дальнее поместье, где мы бываем крайне редко, да и то по необходимости. Не знаю, почему отец его выбрал. А насчет гостей: у меня семеро братьев, все женаты, многие успели обзавестись детьми. Сегодня собрались почти все, нет только жены Хойда – она родила совсем недавно. Дядя с семейством – ты его помнишь. Со стороны мамы только никого нет, что странно. А еще почему-то нет лорда Ярранта, но, возможно, он появится позже.

– А Вердерион?

– Верд? – Любимый не подал виду, но я почувствовала, как искры ревности опалили холодком кожу, заставив непроизвольно поежиться. Странное ощущение, надо сказать. Тем временем Райд продолжал: – Не думаю, что отец его приглашал. Это же не наша с тобой помолвка, в конце концов.

Коротко стриженный темноволосый мужчина рядом с главой рода Эллэ повернулся, и у меня чуть ноги не подкосились от мгновенно обуявшего страха, вынудив ухватиться крепче за перила. Тотчас и сам Май Эллэ посмотрел в нашу сторону. Оба мужчины излучали небывалую мощь, энергия будто сама концентрировалась и бурлила вокруг них, делая плотнее воздух.

И это против их воли мне придется сегодня пойти?! Успех мероприятия показался эфемерным.

– Не бойся. – Руки любимого скользнули по плечам, волна ментального тепла окатила, обволакивая, успокаивая, придавая уверенности. – Ты потрясающе красивая, чистая душой девушка. И ты – моя.

Райд осторожно развернул меня к себе и поцеловал нежно-нежно, заставляя забыть обо всех опасениях. Я никак не могла привыкнуть к такой своей реакции – хотелось все время быть ближе, прижиматься теснее, будто подсознательно стремясь раствориться в нем, стать единым целым, точно это и есть абсолютное счастье, к которому стремится каждый. Может, легенда о половинках не лжет? Если находится именно твоя, то тоска по временам, когда были целым, нестерпима?

– Сын, хватит мяться на лестнице! – неожиданно рявкнул Май Эллэ. – Спускайся и представь свою… избранницу как подобает.

Сомнений, к какому из многочисленных сыновей он обратился, ни у кого не возникло. Мое сердце заколотилось как безумное, я же застыла почище того осла, который с места не двинется, пока не огреешь палкой. Но даже если бы и хотела, не способна была сделать ни шажка, будто меня морозом сковало.

– Я туда не пойду, – прошептала одними губами, панически вцепившись в одежду любимого.

– Не ходи.

Райд легко подхватил меня на руки и мигом преодолел вереницу ступеней, оказавшись внизу.

– Отец, ты решил напугать мою невесту до обморока? Лучше бы культистами занялся вместо того.

Его не поразил гром, нет? На миг приоткрыла один глаз, глянув на дерзкую улыбку на лице моего лорда Эллэ, но серые глаза источали напряжение и холод, свои мысли Райд закрыл непроницаемым даже для меня щитом. Непроизвольно поступила точно так же. Даже зажмурившись, чувствовала на себе чужое внимание, которое не ограничивалось простыми взглядами. Без зазрения совести меня пытались прочесть.

Медленно и, надеюсь, не слишком заметно вздохнула, набираясь храбрости.

– Райд, поставь меня, пожалуйста, – сама удивилась, как твердо и спокойно прозвучал мой голос, вот бы еще и внутри быть такой же уверенной.

Ощутив под ногами пол, осмелилась коротко взглянуть на присутствующих и тут же присела в положенном по этикету реверансе – прямо передо нами стоял император.

Райд ограничился вежливым кивком, какой принят в армии, чтобы не разводить церемоний.

– Леди Халли Эрпи, моя невеста и пара, – странно представил меня он.

Алларик Норанг оказался исключением. Несколько мгновений правитель всматривался мне в глаза, но, в отличие от остальных, не лез в голову. Наконец тень улыбки промелькнула на бледном лице, и он молча кивнул, точно одобрив выбор вассала. Тут же инициативу перехватил лорд-отец, и Райд мгновенно напрягся, крепче стиснув мою руку. Я ощутила, как вздыбил шерсть его зверь. Возникшее напряжение почувствовали и остальные, но тут на плечо главнокомандующему легла изящная ладонь.

– Дорогой, может, хоть одно торжество обойдется без проверки на прочность?

– Райд всегда был хулиганом. И даже повзрослев, он продолжает забывать, где его место.

Любимый криво усмехнулся, но эта улыбка больше напоминала волчий оскал. До меня докатилась волна странного тягучего азарта, отголосок которого зло взбудоражил кровь.

– Май, – Литиция подавила усталый вздох, – разве ты не видишь: наш мальчик давно вырос. Его больше не нужно учить жизни. Сейчас это выглядит странно, словно ты… ревнуешь.

Тишина повисла такая, что слышно было, как кто-то сглотнул. Глаза леди Эллэ на мгновение гневно сузились, но она тут же справилась с эмоциями. Кажется, это застарелый семейный конфликт, и теперь я тоже замешана, хоть и совершенно не понимаю, что происходит. Не понимаю, но чувствую, как здесь и сейчас сошлись два вожака, незримая борьба их воли заставляла спину чесаться, требуя перекинуться. Странно одно – я все еще стою на двух ногах, а не на четырех лапах, пока Райд с отцом молча буравят друг друга взглядами.

– Не выйдет. Просто смирись, – спокойно и немного грустно ответил Райд. – Я смогу ее защитить и… Я никогда не претендовал на твое место.

Райд обнял меня за плечи, прижимая к себе, и увлек прочь.

– А зря! – недовольно рявкнул нам в спину лорд Эллэ.

В тот же миг давление пропало.

Тихонько выдохнув, украдкой взглянула на любимого. Как ни странно, тот пытался скрыть довольную улыбку и не мог. Заметив, что смотрю, снова окутал меня теплом и покоем, восстанавливая пошатнувшееся было душевное равновесие.

– Что это было? Он пытался заставить меня перекинуться?! Разве такое возможно?

– Отец может, но не бойся. Я ему этого не позволил. Желаешь выпить? – Он жестом подозвал официанта с напитками.

– Желаю надраться до свинячьего визга, чтобы совсем не осталось мыслей, – ответила честно, и Райд расхохотался.

– Мы с Вердом так тоже изредка делаем. Пожалуй, это даже интересно. – Он приостановился и оглядел меня.

Даже мысли читать не надо, чтобы догадаться, о чем он.

– Да ну тебя! – в который раз за сегодня залилась краской.

– Так. Ты, главное, не переживай, теперь нас не станут тревожить. В роду Эллэ все знают правила.

– Райд, я точно в другом мире живу! Совершенно не понимаю, что здесь происходит.

– Стая, – развел руками любимый, будто извиняясь.

– Коротко и ясно, ага.

– Не обижайся, позже объясню. – Он притянул меня ближе, указательным пальцем приподняв подбородок, и легонько коснулся поцелуем губ.

– На нас все смотрят!

– Пусть. Я прилюдно назвал тебя парой. Здесь это значит больше, чем жена.

Слова застряли в горле, и я хватанула ртом воздух, когда взгляд точно магнитом притянуло к девушке, что смотрела на нас, кривясь от презрения.

– Все знают правила, кроме нее… – устало пробормотал любимый.

– Кто это?

Райд вежливо кивнул наблюдательнице, прежде чем ответить.

– Халли, я должен тебе сказать, только прошу, пойми все правильно. – Я внутренне напряглась, ожидая узнать неприятное. – Это Магдиа Дорсвет. Дочь лучшего друга моего отца. Как ты заметила, у нас с лордом-старшим забавные отношения. Май Эллэ считает, что младшенький – повеса и бунтарь, который всегда поступает по-своему. А еще потому, что у него никогда не выходит одержать надо мной чистую победу. Годами отец лелеял мечту породниться с Дорсветом, но как-то не срослось, и все из-за меня. Но он не сдавался, даже хотел обманом заключить между нами нерушимый союз, связав навсегда. К счастью, я уже встретил тебя и сумел легко разрушить ритуал. Ты меня спасла, Халли.

Новый поцелуй, с виду невинный, на деле был исполнен еле сдерживаемой страсти, вызвав слабость в ногах.

– Продолжишь в том же духе, и нам придется позориться. – Я часто дышала, едва сдерживая дрожь.

– Позориться?

– Думаю, все догадаются, зачем мы бежим наверх. – Я усмехнулась.

– О! Ты бы видела Вэлдона. Этот зас… мой брат вообще никого не стеснялся, когда встретил свою пару. Им с Мэдди достаточно было просто за портьеру спрятаться. Так что и нам бежать наверх не нужно. – Он пошевелил бровями, указывая в сторону окна.

– Райд! – возмущенно хлопнула его по груди и не сдержала смешка, представив себе живописную картину.

Учитывая, какие чуткие слух и нюх у присутствующих, никакая портьера не спасет.

– Я люблю тебя, Халли, – посерьезнел Райд.

– И я тебя.

Новый поцелуй был прерван нервным хмыканьем.

– Вижу, тебя можно поздравить?

Не лишенная своеобразной привлекательности, но чересчур широкоплечая и узкобедрая девушка. Высокая, немногим ниже Райда. Темноволосая Магдиа показалась моей противоположностью. Теневичка, но слабая, определила я. Она, совершенно не скрываясь, излучала волны негодования и ревности, а еще упорно не желала замечать меня.

– Спасибо, Магдиа. Но ты ведь знаешь правила. Сейчас не время.

– Я не отношусь к стае и не обязана им следовать. – Кокетливо хлопнув ресницами, она коснулась щеки Райда кончиками пальцев. – Ты ведь и сам предпочитаешь их нарушать.

Любимый отстранился.

– Ты давно знакома с традициями нашей семьи, чтобы понимать, к каким последствиям может привести борьба вожаков. То, что сейчас произошло между мной и отцом, очевидно для любого лла’эно. Я сейчас немного не в себе и могу сорваться.

– Я не боюсь никаких последствий, – проговорила брюнетка, наклонившись вперед и старательно выговаривая слова алым ртом, – когда речь заходит о тебе, дорогой.

Запах ее духов показался тошнотворным, заставив задержать дыхание.

– Простите, миледи Дорсвет, что вмешиваюсь, но хочу спросить как женщина женщину. Вы тоже чувствуете этот жуткий запах?

Кажется, мой вопрос поставил теневичку в тупик. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и, изобразив улыбку больной слабоумием пантеры, парировала:

– Разве это не твои духи воняют, милочка?

– О! Их подарила мне леди Эллэ, я обязательно передам ей, что вы думаете о ее таланте.

Кажется, попала в точку! В глазах брюнетки мелькнула растерянность. О да!

Нашу пикировку прервала начавшаяся церемония. Свет приглушили, одновременно послышалась музыка, гости замолкли, повернувшись к небольшому вытянутому помосту, на котором спустя мгновение в лучах света возникла хрупкая фигурка в платье кремового цвета. Прямое и длинное, оно было сплошь расшито жемчугом, который складывался в узор в виде диковинных цветов. Рукава до запястья, глухой ворот. Гладко зачесанные волосы, уложенные сзади в «ракушку», и нарочито приглушенный макияж делали Кассандру Эллэ неестественно хрупкой и болезненно бледной. Выделялись на лице лишь огромные грустные глаза. Она безучастно смотрела в никуда и казалась куклой, ослепительно красивой и холодной, точно снега Файбарда.


Глава 15

Поискала глазами Сандра, но среди гостей и немногочисленных слуг оборотника не было видно, а учуять его, когда в воздухе витают тяжелые духи Магдиа, не представлялось возможным. Снова посмотрела на подругу. Кассандра явно очень нуждалась в поддержке, и я решила пробраться поближе к помосту.

– Прошу прощения. Извините. Разрешите… – лавировала сквозь сгрудившихся гостей.

Передо мной на удивление охотно расступались. Наверное потому, что позади двигался Райд, аура которого все еще источала власть и силу. И как только я, будучи оборотницей, так свободно себя чувствую рядом с ним?

Кэс наконец заметила нас, и в ее глазах на мгновение отразилась радость, прежде чем они заблестели от непролитых слез, но на лице не дрогнул ни один мускул. Вот что значат воспитание и выдержка. Почти в тот же момент рядом появился жених. Когда в каком-то метре от Кэс расцвела ослепительная вспышка портала, природница вздрогнула, заметным усилием заставив себя не сорваться с места.

Аматиус Шатоли, так звали жениха, оказался высоким и стройным. Типичное лицо тандоронца: мужественная челюсть, тонкий, с небольшой горбинкой нос, выраженные скулы и четко очерченная линия рта. Правильные мужские и одновременно утонченные черты лица – симпатичный, если бы не…

– Аматиус Шатоли, принц Архипелага Тысячи Жемчужин, – объявил мажордом.

«Шатоли?! Не может быть!» – остолбенела я.

Райд, похоже, был в курсе, потому что совсем не удивился.

«Халли, это он? Тот, кого ты видела в поместье?» – раздался его чуть напряженный голос в моей голове, одновременно руки любимого погладили по плечам.

«Не знаю… Не уверена. Тот был коротко стрижен, а у этого волосы до плеч…»

«Думаешь, над ним поработали?»

Я не спешила отвечать, старательно вглядываясь в черты навязанного Кассандре жениха. Аматиус Шатоли, без сомнений, являлся тем самым братом Валериана, с которым нам не довелось познакомиться. Но вот маг ли он?

«Может, он. А может, и нет. Боюсь, я не сумею опознать того мага крови. Прости».

Прежде чем обратить внимание на Кэс, тандоронец представился и поприветствовал гостей, особо выделив императора и хозяина поместья. На протянутую им руку Кэс взглянула, точно на ядовитую змею или червя, и отказалась принять.

Тем временем на помост взошел главнокомандующий, и я поняла: начинается!

Май Эллэ заговорил зычным голосом человека, привыкшего повелевать, словно перед ним не гости собрались, а многотысячное войско, не меньше. Ему даже никакого усиления магией не потребовалось!

– Я собрал вас здесь, чтобы в узком, можно сказать, чисто семейном кругу отметить столь знаменательное событие, как помолвка моей единственной и любимой дочери. Хотелось бы устроить праздник пышней. Такой, какого наша девочка заслуживает, но… Не секрет, настали тяжкие времена. Культ Кровавой Луны лютует, и наши доблестные безопасники сбиваются с ног, делая все возможное, чтобы искоренить сорняк. Нам лучше позабыть о торжествах до тех пор, пока последний из фанатиков не будет пойман и казнен.

Гости одобрительно загудели, а пальцы Райда закаменели на мне.

«Любимый?» – повела плечом.

«Прости, волчонок. Просто у меня зубы сводит от всего этого…»

Меня вдруг осенила страшная догадка.

«Только не говори, что твой отец под влиянием…»

«Тсс! Даже не думай ни о чем!»

Старательно отогнав подозрения, укрепила ментальный щит и снова посмотрела на Кассандру. Стиснув кулаки, подруга глядела на отца исподлобья, тонкие ноздри трепетали от негодования, а вся ее фигура излучала решимость. Кажется, еще чуть-чуть, и она выскажет все, что думает.

Между тем лорд Эллэ-старший продолжил свою речь:

– Однажды беда случилась и в нашей семье, я едва не потерял жену. И я не желаю повторения того случая, поэтому здесь только те, кому полностью доверяю. Этот союз станет началом новых отношений между Тандороном и Эрессолдом. Разрозненные острова пора объединить. Мой будущий зять, принц Аматиус Каспарат Шатоли, готов взвалить эту ношу себе на плечи. Отныне он может рассчитывать на помощь Эрессолда в своем непростом деле. Но принять титул отца и стать полноправным правителем принц сможет, только создав семью. Чтобы действовать на опережение, я решил не откладывать помолвку. И даже больше. Алларик? – Главнокомандующий повернулся к восседавшему на специальном кресле-троне императору.

– Май, ты уверен? – зачем-то уточнил тот.

– Да! – Лорд Эллэ-старший поморщился, точно от зубной боли.

Сдается мне, этот вопрос ему задают не в первый раз.

Литиция стиснула челюсти, Кассандра бросила уничижающий взгляд на отца, прежде чем гордо отвернуться. Похоже, дерзить и перечить при императоре и гостях она так и не отважилась.

«Странно, но здесь совсем нет гостей со стороны жениха».

«Ты права, никого».

«Он принц и будущий король. Как объясняет отсутствие свиты?»

«Пока не знаю, но скоро поймем».

Тем временем император поднялся.

– Дорр фам со ха’шш эт фхэлле. Дир’хэт! – воззвал он к энергии источника.

Для древних ритуалов частенько нужны заклинания. Теневики вообще чаще прочих к ним прибегают.

Алларик вытянул перед собой руку, точно держал шар на ладони. В зале померк свет, по углам заклубилась тьма, пугая жмущихся к мужьям жен. У меня по спине тоже пробежал холодок. Припомнилось, что у живущих собственной странной жизнью теней особые отношения с женским полом, потому среди мужчин теневиков гораздо больше. Заметив мою робость, Райд снова обнял, а я широко открытыми глазами наблюдала, как сгустившиеся на императорской ладони тени ринулись к стоящей на помосте паре. Температура резко упала. Дышать стало сложно, точно ствол реликта к полу придавил.

Попробовала пошевелиться – и не смогла, словно льдом сковало или опутало липкой паутиной с ног до головы. Готовое сорваться восклицание так и не прозвучало – дела с речью обстояли не лучше. Язык словно покрылся толстой коркой и совершенно не желал двигаться. Я не могла издать ни звука, только относительно свободно крутила головой да моргала. Кажется, и с остальными случилось нечто подобное, судя по испуганным взглядам.

Смертельно бледная Кассандра не смотрела на жениха, вместо этого она глядела куда-то вглубь зала. Что могло испугать ее еще больше?

Ждать долго не пришлось, ответ вскоре поравнялся с нами и двинулся дальше к самому помосту. Невероятно! В то время, когда никто не мог пошевелить и пальцем, Кассандра Раш Хортес шел. Шагал он медленно, преодолевая сопротивление. Одна рука была заложена за спину, в другой держал поднос с наполненными игристым бокалами. Голова оборотника была упрямо наклонена вперед, так что накрахмаленный воротник-стойка больше не скрывал сияние сдерживающей татуировки. По виску стекала капелька пота.

Остановился он лишь у самого края помоста, а затем повисшая в зале тишина разлетелась мириадом брызг – зазвенел разбитый вдребезги хрусталь вместе с упавшим на пол подносом.

– Я против этого союза! – четко и медленно он выговорил слова, не отрываясь глядя на Кэс.

Одинокая слезинка пробороздила щеку природницы и исчезла в тенях, вьющихся у ее ног. Гул на грани сознания прокатился по залу, и сразу дышать стало чуточку легче. Сердце резко ускорилось, застучало часто и громко, точно подсказывая мне: «По-ра! По-ра!»

Подалась вперед, обнаружив, что снова могу двигаться, пусть и с усилием.

– Я против этого союза! – Мой голос прозвучал на удивление уверенно и чисто, затерявшись под сводом потолка.

Все. Теперь назад дороги нет.

Магия теней ослабла, выпуская из временного плена, лишь вокруг пары на помосте все еще остался кокон. Загомонили, заволновались гости.

– Арестовать щенка и девку! – первым делом рявкнул Май Эллэ, явно подразумевая нас с Кэсси.

Тотчас возле Сандра возникли два теневика и схватили оборотника под руки.

– Я люблю тебя, Кэс! – только и успел крикнуть он, в тот же миг все трое исчезли.

– Леди Эрпи неприкасаема! Приказ лорда Ярранта, – рявкнул Райд, пряча меня в своих объятиях.

Теневики растерянно переглянулись, но спорить не стали – предпочли молча исчезнуть.

– Я против этого союза! – раздался сильный голос леди Эллэ.

– И я против этого союза, отец! – поставил точку Райд, окончательно разрушив ритуал. – Хотя бы потому, что род Шатоли не внушает доверия, – добавил он тише и явно обращаясь ко мне.

Тени окончательно развеялись, освободив Кассандру и ее неудачливого жениха. Подтверждая слова моего любимого лорда Эллэ, блеснула вспышка светового портала, на фоне которой еще мгновение был виден мужской силуэт. Из подруги будто вынули стержень, но раньше, чем она потеряла сознание, подле оказался Райд. Он вовремя поймал сестру, подхватив на руки. К нему поспешил императорский лекарь, но леди Эллэ успела чуть раньше. В зале началась суматоха: часть родственников ринулась к помосту, затем обратно, когда один за другим стали появляться теневики. Меня оттерли в сторону. И я отступила еще дальше к стене, чтобы не мешаться.

– Успокойся, Май! Тебе действительно лучше сдаться, – отчетливо прозвучал голос Алларика Норанга Пятого, который одновременно удерживал разъяренного главнокомандующего в теневом стазисе. Рядом соткалась фигура лорда Ярранта. Окинув взглядом зал, он кивнул Райду, и без долгих разговоров два сильнейших мага империи растворились в тенях, прихватив с собой главу семейства Эллэ.

– Нет! – Как никогда растерянная Литиция бросилась было за ними.

От наблюдения меня отвлекли, грубо ухватив за плечо.

– Действительно считаешь, что эта безделушка хоть что-нибудь значит? – Магдиа попыталась поднять мою руку и продемонстрировать мне же подаренное Райдом кольцо.

Гнев застучал в висках. Как там сказал любимый? Леди неприкасаема, приказ лорда Ярранта? Вот и нечего трогать!

Простым приемом без труда избавилась от неумелого захвата, заставив брюнетку зашипеть от боли.

– Посмеешь еще раз прикоснуться, сломаю тебе руку, – угрожая, шагнула ближе.

Не ожидавшая отпора прайманская дочка, потирая кисть и хватая ртом воздух, тут же отступила на несколько шагов. Надо же! Лла’эно. На полторы головы выше меня и… испугалась? Хищная неконтролируемая улыбка невольно исказила лицо. Магдиа стрельнула глазами по сторонам, она явно почувствовала себя не в своей тарелке, но не желала признать поражение.

– Мечтать тебе, конечно, не запретишь, но знай – без синдрома Райд на такую, как ты, и не взглянул бы. Он мой, слышишь?

– Мечтать тебе, конечно, не запретишь… – ответила я в тон и, покачав головой, направилась прочь от навязчивой Дорсвет.

– Это все синдром! – орала та в спину, не обращая внимания на удивленно пялящихся в нашу сторону гостей. – Теперь ты – его слабое место! Без тебя Райд подохнет! Но, думаешь, приятно от кого-то зависеть? Эйфория пройдет, он возненавидит тебя! – Ядовитые слова неслись в спину, отравляя душу…

Прибавила шагу, впервые не радуясь, что у оборотников хороший слух. Чтобы больше не слышать и не видеть Магдиа и не чувствовать ее вонь, вышла в соседнюю комнату и притворила дверь, прислонившись к ней спиной.

Место, где оказалась, предназначалось для отдыха гостей. Приглушенные ненавязчивые цвета от шоколадного до кремового, уютные диванчики и кресла на гнутых ножках, расставленные на расстоянии, достаточном, чтобы не мешать друг другу разговорами. Здесь даже был столик с напитками и закусками, много зеркал и комнатных цветов. А еще здесь было тихо и безлюдно – то, что нужно, чтобы пересидеть суматоху.

И все же я выглянула наружу, высматривая Райда Эллэ. Но мой оборотник отсутствовал, а Кассандру уже нес наверх другой ее брат. За ними следовали леди Литиция и императорский лекарь. По-хорошему, стоило бы направиться в выделенную мне комнату, но возвращаться в зал, где бродит Магдиа, больше не хотелось. Как не хотелось ни с кем говорить.

Решив подождать здесь, пока все не успокоится, осторожно присела на краешек дивана. Неприятно признавать, но Магдиа добилась своего, заронив зерна сомнений в мою душу. Где же Райд? Сейчас я чувствовала потребность быть рядом с ним. Сидеть на месте стало совершенно невозможно, и я начала обходить комнату, то и дело поглядывая на отражение, следующее за мной из зеркала в зеркало. Непривычно видеть себя такой – точно ледяная принцесса из сказок Файбарда.

Остановилась у одного, разглядывая отражение, – до этого и времени особо не было, и как-то неловко при свидетелях. А с Райдом тоже было не до того…

Признаюсь, то, что я видела, мне очень нравилось. Невольно пожалела Магдиа. А если у них был сговор? Девушка жила мыслью, что станет женой одного из лордов Эллэ, и тут объявилась я? Никто из ниоткуда… Как бы я повела себя, окажись на ее месте? А вдруг она его действительно любит?

Попыталась вспомнить, что чувствовала рядом с дочерью праймана Дорсвета. Я тогда не пользовалась эмпатией, загородившись ото всех щитом, но злость, негодование, зависть невозможно не заметить. Да и все, что она мне сказала, вряд ли свидетельство большой любви. Халли, что, жизни не знаешь? Деньги и власть, но никак не любовь.

Согласившись с внутренним циником, решила позвать Райда, но он не ответил. То ли не мог, то ли не слышал меня. Мысли плавно переключились на синдром. Его существование – неоспоримый факт, но правда ли все то, что мне удалось прочесть? Зависимость? Хандра в отсутствии пары? Риск гибели в случае отказа и прочая так называемая ересь, о которой уничижительно отзывались ученые мужи в книгах? Что, если Райд сделал мне предложение, просто чтобы обезопасить себя?

Оставаться один на один с собственными отражениями вдруг стало невыносимо. Я против воли злилась на любимого за то, что не рассказал мне про синдром. За то, что ушел вот так, без предупреждения. Душу завязывало узлом от предчувствия скорой беды.

Точно во сне, я миновала анфиладу комнат, прежде чем внимание привлекло повышенное напряжение магических энергий, от которого зашевелились волосы.

Портальная зала! Остановившись, несколько долгих мгновений ждала, что меня сейчас испепелят охранные артефакты, но шла минута-другая, а я все еще была жива. Как вообще умудрилась сюда попасть? Обычно подобные помещения охраняются по высшему разряду, особенно если речь – о поместьях знати. Недаром едва ли не первое, чему учат в академии на магической безопасности: никогда не сходи с портальной площадки в чужом доме, если хозяина нет поблизости. А сейчас я как раз одна…

– Это же кольцо! – сообразила наконец. – Выходит, я здесь вроде как своя?

И точно! Вход перекрывало защитное поле, которое предостерегло бы любого из гостей, но я прошла насквозь и не заметила. Может, и порталы меня послушаются? Помолвка Кассандры сорвана, и мне здесь больше нечего делать. Райд куда-то запропастился, думаю, будет лучше, если дождусь его в академии. Займусь уроками и, по крайней мере, проведу время с пользой, заодно отвлекусь от тяжких дум. А платье… Платье верну позже.

Решившись, выбрала друидский портал.


Райд Эллэ

Ублюдок Шатоли все же умудрился уйти. Видимо, маги крови настолько загадили отцу мозг, что тот открыл доступ к мобильным перемещениям. Или же среди тех, кто обеспечивал нашу безопасность, нашелся предатель, который не ограничил все переходы сразу после эффектного появления жениха Кэс. Нужно обязательно проверить обе версии.

Я все больше переживал за отца. В том, что он под влиянием, я больше не сомневался. Вряд ли в здравом уме Май Эллэ поступил бы так жестоко с любимыми женой и дочерью, в которых души не чаял. К счастью, император успел застать его врасплох и безболезненно обездвижить, погрузив в теневой стазис. Хвала Великой Матери, что у нас есть Халли – любимая сумеет помочь избавить его от последствий воздействия магии крови. И Алларику – за то, что внял доводам Верда.

«Райд, мы его взяли!» – Вердерион вторгся в мои мысли, использовав связь стаи.

«Отлично! Иду к тебе, давай координаты».

В тот же миг мир померк, увлекая во мрак теневого портала. Еле сдержался, чтобы не выругаться с перепугу, остановил лишь мысленный смех командира, который откровенно потешался, глядя на мою перекошенную рожу.

– Как тебе моя новая способность? – Он крепко пожал мне предплечье и хлопнул по спине.

– Кхм! Жаль, ты так не умел чуть раньше. Было бы здорово по утрам незаметно исчезать из чужих постелей. Я бы вообще тогда не церемонился с выбором.

– Ха! Тогда бы ты никогда не опаздывал на службу, – не остался в долгу друг, – но вряд ли был бы этому рад.

За шутками успел оглядеться.

– Никак ты меня в Эрлаты притащил?

– Они самые. Как догадался?

– Антураж больно мрачный, и на мозги давит.

Пещеры Эрлатских гор – самая надежная тюрьма для лла’эно. Хвала Великой Матери, раньше мне не доводилось здесь бывать, но от отца я знал о существовании этого древнего места. Попасть сюда можно только при помощи сильного теневика, к тому же знающего определенные точки, в которых возможен переход тенями. Еще один рычаг для сохранения власти.

– Давно ты знаешь сюда путь?

– Отец только на днях показал.

– Похоже, он окончательно тебе доверился, раз посвятил в секреты этого жуткого места?

– Выходит, так.

Не задерживаясь в пещере, где появились, двинулись куда-то каменным коридором. Здесь было темно, и только зрение оборотника помогало ориентироваться. Сухо, прохладно и тихо. Так тихо, что тишина угнетала, а звук собственных шагов нагонял жути. А еще – безжизненно. Отличное место, чтобы блуждать до самого конца бренного существования. Не хотел бы я однажды оказат здесь в качестве пленника.

Кстати, о пленниках.

– Как это произошло? – поинтересовался поимкой Аматиуса Шатоли.

– Не поверишь, все оказалось проще, чем мы полагали. Угадай, куда был нацелен его мобильный портал?

– Меня больше волнует, откуда он вообще взялся, этот портал, и кто разрешил перемещения? Так где вы его сумели задержать?

– Шатоли всего-то переместился в портальный зал, правда, сразу на портальную площадку – остерегался охранок.

– Вот как! Он не мог уйти сразу за пределы. Что ж, это радует. Значит, охрана чиста. Но, выходит, у него был официальный доступ в наше поместье?

– В общем-то да, но ушел он во владения Шатоли, а мы дали ему эту возможность. Там уже поджидали наши люди. Какой бы сильный ни был маг крови, он не может воздействовать одновременно на всех. К счастью, никто не пострадал. Я тоже был там, готовился прикрыть и помочь, если культист окажется не один или силы будут неравны, но помощь не потребовалась. Аматиус не проявил способностей к магии крови и сдался без сопротивления. Чтобы не рисковать, я перенес его сразу сюда, хотя теперь мне кажется – это излишние меры.

– Уверен?

– Он не маг крови. Я могу это определить благодаря твоей невесте.

Я замолчал и мысленно позвал мою волчицу, чтобы поделиться новостью о поимке женишка Кассандры, но, похоже, за пределы каменного мешка не проникали даже мысли. Ладно, попробую позже.

– А что остальные? Его брат Валериан? Кхамлэ? – спросил, возвращаясь к разговору.

– Хозяева исчезли у нас из-под носа и девчонку забрали. Как ее там, Дарси? По крайней мере, в академии ее нет. Никого, кроме немногочисленных слуг, не обнаружилось, да и те новенькие. Ничего подозрительного не заметили и даже не знали, что Валериан оставил их на произвол судьбы. Я лично проверил каждого. Сейчас наши специалисты исследуют там порталы.

– Паршиво, но нет худа без добра. Теперь мы официально можем обвинить Валериана Шатоли в связи с культом и допросить, когда найдем, конечно.

Верд на мгновение прервался, чтобы перенести нас куда-то еще, а затем поднадоевшее пешее путешествие в безжизненной темноте продолжилось.

– Неслабо ты его спрятал. Сразу туда нельзя попасть?

– Нельзя. – Верд мотнул головой и оповестил: – Уже пришли.

И правда, за поворотом забрезжил свет и обнаружилась одиночная камера, напомнившая рисунок из детской сказки: каменный угол, внушительная решетка, вмонтированная в пол и потолок, охапка старой соломы и полусгоревшая свеча на потемневшем от времени колченогом столе. Растерявший большую часть лоска Аматиус Шатоли явно не рассчитывал вместо приема оказаться в темнице. Увидев силуэты за чертой круга света, он затрясся от страха, даже его запах изменился, отдавая кислым.

– Подозреваемый отрицает свою причастность к делам культа Кровавой Луны, – нарочито сухим тоном произнес Верд, разглядывая тандоронского принца так, будто тот был букашкой. – А также неспособен использовать магию крови.

– Это пока. Если источник существует, а он существует, все может измениться.

– Пожалуйста! Я не понимаю, о чем вы! – взмолился перепуганный до дрожи в коленях тандоронец.

– Рассказывай, зачем тебе понадобилась моя сестра?

– Л-лорд Эллэ, не поймите неправильно, Кассандра – красавица и умная девушка, но наш брак и правда получился бы чисто политический… Я полагал, что и она это осознает. Кассандра Май Литиция Эллэ стала бы королевой, я бы никогда ее не посмел обидеть.

Мы с Вердерионом переглянулись.

– Она осознает, и еще как. Кто тебя надоумил? – нарочно не стал уточнять, какой ответ желаю услышать, но это и не потребовалось.

Аматиус готов был сдать всех.

– Валериан. Это все он! Идея объединить Южные острова тоже принадлежит ему. Брат уверял: у нас получится, если заручиться поддержкой Эрессолда. Сказал, что делает все возможное, а потом приобрел это спрутово поместье и нашел мне невесту. Он же передал тот мобильный портал на случай опасности. Признаться, я очень удивился, когда на церемонии не обнаружил его среди гостей. А тут все пошло наперекосяк, и я решил, что самое время уйти, пока цел. Я ведь так и не понял, что творится. Да и вообще не хотел сюда приезжать! Не люблю Чащу и все, что с ней связано. Моей душе ближе морские просторы, но Валериан так настаивал…

– Зубы не заговаривай! – прервал я поток сумбурных откровений. – Что ты знаешь о Кхамлэ?

– Кхамлэ? А что это такое? – нахмурил брови Аматиус.

– Не что, а кто!

– Не знаю никого с таким именем, но я еще плохо знаком с высшим светом Эрессолда.

Принц выпрямился и нахмурился, будто собираясь с мыслями.

– Не врет, – констатировал Верд.

Как ни раздражал меня этот человек, но он действительно верил в сказанное. Эх, знать бы еще, под внушением он или нет? О последнем мысленно спросил у Вердериона.

«Удивительно, но нет. Я не вижу никаких следов».

– Аматиус, твой брат Валериан Шатоли подозревается в связи с культом Кровавой Луны, в империи Эрессолд это карается смертной казнью. Тебе об этом известно?

Пленник побледнел и сглотнул. О наказании он явно был осведомлен.

– Я… не знал о брате. Он никогда не заговаривал об этом. Только о грядущей войне на островах. Иначе я бы ни за что не рискнул к нему приехать.

М-да… если в Тандороне все правители похожи на этого, я им не завидую. Каким образом такое мягкотелое существо собирается вести войну? Хотя… тот же Валериан – совершенно иного склада тип.

– И тебе не показалось подозрительным, что главнокомандующий Эллэ, третье лицо в государстве после императора и советника, изъявил желание с тобой породниться?

– А что здесь такого? – Принц приосанился. – Корни нашего рода идут от первых лла’эно, наше состояние весьма внушительно. А после того, как я принял бы королевский титул, ваша сестра стала бы правительницей обширных территорий.

Мы с Вердерионом синхронно вздохнули. Кажется, он действительно не осознавал масштабов бедствия.

«М-да, Валериан отлично промыл братишке мозги».

«И без всякой магии крови, заметь. Райд, его придется отпустить. Нам не в чем его обвинить, кроме того, что он носит одно и то же родовое имя с вероятным культистом».

«Допросите, и, если действительно чист, пусть убирается восвояси и никогда больше не появляется в Эрессолде», – ответил я помедлив.

Разом как-то нехорошо стало на душе.

– Верд, верни меня обратно, я не успел предупредить Халли об отлучке.

Мы вернулись как раз вовремя, чтобы увидеть, как Халли исчезает в зеленом свечении на соседней портальной площадке.

– Волчонок, постой! – Я было ринулся следом, но Верд за шкирку вернул меня назад.

– Совсем больной?

Я не ответил, лишь освободился из захвата и бросился проверять координаты.

– Академия! – выдохнул с облегчением. – Умница девочка.

Друг закрыл ладонью глаза и рассмеялся, добавив:

– Ты такой придурок!


Не обращая на него внимания, позвал Халли мысленно. Ответа не было, точно я все еще находился в Эрлатских пещерах. Правда, теперь молчание казалось исполненным многозначительности.

– Не понял, она что, обиделась?

– Хорошо-хорошо. Иди скорей на ручки к дяде Верду, – ворчливо отозвался друг и сам положил мою руку себе на сгиб локтя, точно я леди.

Приподняв бровь, намекнул на странное поведение друга.

– Просто у тебя были такие глаза… – пояснил тот причину веселья, прежде чем затянуть меня в теневое ничто.

– Бесы! – ругнулся, обнаружив себя у двери комнаты Халли на Земляничном этаже. – Не мог перенести меня к порталу?

– Райд, у тебя от эмоций совсем голова не работает? Хотя влюбленный по уши Эллэ – это даже забавно.

– Кончай издеваться! Я не ржал, когда кое-кто дочку Ярранта обхаживал. Наоборот, помочь старался, а ты!

– Куда, думаешь, она направится? – проигнорировал выпад Вердерион.

– Не важно. Найду, где бы ни была, – понадеялся я на синдром и способность чувствовать любимую на расстоянии.

– И где же Халли сейчас? – Друг продолжал говорить со мной как со слабоумным.

– Сюда идет…

Моя волчица действительно приближалась, судя по ощущениям.

Бесы! Ощутил себя идиотом. Вердерион, состроив многозначительную мину, тактично исчез. Едва ли не в тот же миг в ветви появилась Халли. Увидев меня, остановилась, точно налетев на стену. А затем, развернувшись, потопала обратно, не говоря ни слова.

– Стой! – Точно охотник за добычей, я бросился за ней.

Надо сказать, весьма аппетитной добычей. Нагнав в фойе, подхватил на руки и, не меняя курса, направился к себе. Она насупилась и молчала всю дорогу. Молчала, когда усадил на кровать.

– Волчонок…

– Почему не рассказал мне про синдром истинной пары? – Голос любимой дрогнул.

Я неспешно подошел и опустился перед ней на пол. Погладил стройные лодыжки и пошел дальше, но где-то на бедрах меня остановили:

– Перестань!

Да, кажется, серьезного разговора не избежать. Сделал как велено – убрал руки, но вместо этого положил голову ей на колени, наслаждаясь уже одним ощущением столь близкого присутствия.

– Ты что, правда умрешь, если я… – Она не договорила, но тонкие пальчики впились в мои волосы, и я зажмурился от мгновенного удовольствия.

Халли тут же прекратила, хотя я чувствовал: для этого ей понадобилось сделать усилие. Она не осознавала, что сейчас мы с ней единое целое.

– Как это бывает? Ну… Если остаешься один? – изменила она формулировку вопроса.

Я говорил медленно, и сказанное совершенно не вязалось с довольным расслабленным тоном:

– Раздражение, апатия, меланхолия или же, наоборот, внезапные вспышки гнева и склонность к неоправданному риску. Халли, синдром не миф. У нас в роду почти все мужчины ему подвержены. А может, и вообще все. Просто остальным не довелось встретить свою истинную пару.

– Ты сейчас серьезно?

Пальцы снова легли мне на голову, принялись перебирать волосы.

– Более чем.

– Но в учебниках пишут… – звучало не слишком уверенно.

– Мои предки когда-то приложили много усилий для этого. Реальные исследования хранятся только в домашних архивах рода Эллэ.

– Но почему? Не понимаю.

– Безопасность, Халли. Мы стали бы уязвимей, узнай кто об этой слабости. Десятилетиями наша семья подогревала слухи о том, что синдрома не существует, а странная привязанность, порой возникающая у оборотников… Ну так мало ли чем одержим тот, внутри кого живет зверь?

– Но Магдиа? Она орала о синдроме так, что, наверное, в Чаще было слышно!

Я скрипнул зубами. Так вот кто накрутил мою девочку!

– Не беспокойся, там была только семья. Вытвори она подобное в другом месте, ей попросту никто не поверил бы, к тому же сочли бы сумасшедшей.

– М-да… – Халли задумалась. – И правда, мало ли что за бред несет обиженная женщина. Отличный ход, а главное, долгосрочного действия. Но как же тогда… Она утверждает, что ты сделал мне предложение только из-за синдрома, иначе бы и не взглянул? Нет, я могу понять: чтобы сохранить жизнь, можно и не на такое пойти. Отказа, полагаю, ты не приемлешь, да и в твоих руках все рычаги, чтобы надавить на меня… – Халли горько рассмеялась, но ее глаза подозрительно блестели. – Не повезло же тебе! Хотел избежать одного нежеланного брака и тут же вляпался в другой. От судьбы не уйдешь. – Снова смешок на грани истерики.

Похоже, события этого вечера подействовали на нее сильнее, чем я думал, но у меня есть старое доброе лекарство от меланхолии. Я поднялся, нависая. Вынуждая смотреть снизу вверх.

– Ох, Халли, как же тебе не повезло! Сочувствую!

Забравшись на кровать, уложил ее рядом. Стиснул в объятиях, чувствуя, как непроизвольно откликается ее тело. Она тут же попыталась отстраниться.

– Отпусти. Зачем теперь все это?

– Потому что хочу. Потому что люблю тебя, Халли. Потому что эгоист. Потому что не понимаю твоих причин для обиды и не желаю понимать. И потому что где-то читал: даже когда ссоришься, нужно держаться друг за друга.

Она прикрыла глаза, замерев, лишь кончики пальцев трепетали на моей груди, словно не в силах выбрать: оттолкнуть или погладить.

И все же она не сдавалась.

– Но что, если я сама разорву нашу помолвку? Запрешь меня навечно в одном из своих поместий?

Разговор стал надоедать. Подавив поднимающееся против воли раздражение, постарался сказать максимально спокойно и убедительно:

– Халли, ты меня любишь?

Кажется, такого вопроса она не ожидала, потому уставилась на меня широко открытыми глазами. Я молча ждал ответ.

– Ты и так знаешь. – Она потупилась.

И я едва сдержался, чтобы не поцеловать русую макушку, и лишь втянул ноздрями запах волос и духов, приготовленных моей матерью. Повторил вопрос:

– Так любишь или уже нет?

– Люблю! – Она вскинулась, глядя с вызовом.

Раздражение точно волной смыло, и на его место пришло удовлетворение.

– И я тебя, – искренне улыбнулся своей волчице, направив на нее все светлое, что чувствовал.

Халли не смогла противиться этому. Вот он – синдром в действии. Наконец-то я все понял. Как чуть раньше ощущал ее злость и метания, так и теперь почувствовал затопившую душу радость.

– Это… Это подлый прием! – шепотом возмутилась она, не сводя помутневшего взора с моих губ.

– Вовсе нет. – Я легонько прикусил ее нижнюю губу. – В этом – наша с тобой сила. Преимущество. Мы всегда будем знать, что на деле чувствует другой. Главное – правильно распорядиться этим знанием. У тебя тоже синдром, Халли, мы повязаны самой Великой Матерью. А теперь ответь, что чувствую я? – Еще раз коснулся ее губ своими, с удовольствием ощущая, как в унисон стучат наши сердца.

Любимая обняла меня, прикрыв веки. То ли боролась с собой, то ли пыталась разобраться в моих чувствах.

– Ты… счастлив?

Моя улыбка стала шире и плотояднее.

– Ты же меня любишь, так что – да.


Глава 16

Халли Эрпи

Звонок проиграл мелодичную трель, когда Малина Ким ворвалась в зал концентрации и, проигнорировав подавшегося в ее сторону Кхарна, плюхнулась рядом со мной на мат.

– Я только что из деканата, – затараторила она, пытаясь отдышаться. – Госпожа Франтоцца просила передать, чтобы ты заглянула после занятий к магистру Ларду.

– В деканат?

– Нет, к загонам вроде.

– Это насчет моей отработки?

– Не знаю. Она не уточняла. Да и с какой стати?

– Тоже верно.

Втайне я понадеялась, что природник, удовлетворенный моими стараниями, решил отменить бестолковую повинность, которая должна возобновиться с сегодняшнего дня. К тому же после обеда мы с Райдом планировали посетить дворец. Неизвестно, когда вернемся. Предстоит ответственная миссия – определить, подвергался ли его отец воздействию магии крови, и помочь ему, если потребуется. Именно поэтому я с самого утра была вся на нервах, даже успокоительный чай не помог.

Мы замолкли под строгим взглядом преподавателя. Магистр Нарэм Гофф возник из сгустившихся теней прямо посреди зала и пошел дальше неспешной походкой, точно всегда был здесь. Не дожидаясь его команды, студенты начали разминку. Мы тоже быстренько сформировали перед собой по сгустку чистой энергии жизни. Изумрудно-прозрачная сфера идеальной формы, зависшая перед Малиной, вызвала одобрительный взгляд подошедшего теневика. Я же от волнения никак не могла совладать с нежелающей подчиняться энергией.

– Эрпи, это что, амеба? – монотонным голосом поддел Гофф.

По залу прокатился смешок, но магистр, похоже, пребывал в благодушном настроении и не стал продолжать нотации:

– Соберитесь и попробуйте снова.

Он зашагал дальше, заложив руки за спину, а я попыталась сделать как велено. Упражнение в общем-то простенькое. Его осваивают еще на первом курсе, и обычно у меня не было с этим проблем, но почему-то именно сегодня никак не получалось, даже ладони вспотели. Сферы у меня так и не вышло, зато амебы всех пород и мастей радовали взгляды окружающих.

– Да ну к бесам! – выругавшись, повалилась на спину и принялась созерцать потолок.

– Эрпи?

Запрокинув голову, уперлась взглядом в начищенные до блеска остроносые туфли преподавателя. Он тенями перешел, что ли?

– Простите, магистр – поспешно села. – Что-то у меня не то с концентрацией сегодня.

– Вижу. Обычно таких проблем с вами не было. – Магистр вторил моим мыслям. – Наверное, плохо отдохнули в выходные? – Пытливый взгляд проникал под кожу.

– Что-то вроде того, – ответила неопределенно.

– Тогда освобождаю вас сегодня от занятий, придете на отработку в четверг.

– Но…

– Студентка Эрпи, новый материал, который мы будем изучать, предполагает предельную сосредоточенность, я не могу вас допустить. На сегодня свободны, отдыхайте. – Мне недвусмысленно указали на выход из зала.

– С-спасибо.

Под завистливые шепотки покинула зал концентрации. Впрочем, не слишком я и расстроилась. Это даже хорошо, сбегаю быстренько к Ларду, узнаю, что магистр от меня хотел, и останется больше времени, чтобы собраться. Забросив в комнату учебники, проверила амулет вызова на шее и пластину мобильного портала в кармане. Вчера мы с Райдом о многом беседовали, и я больше не собиралась подводить его и пренебрегать безопасностью. Вообще решила вести себя так, чтобы соответствовать новому статусу. Никаких больше «дел», чтобы любимому не пришлось волноваться или рисковать из-за меня.

Вспомнив о вчерашнем завершении дня, не смогла сдержать улыбки. На мгновенный прилив нежности тут же приятными иголочками по коже пришло ответное тепло – Райд почувствовал, что думаю о нем.

«Как ты?» – Я восприняла это как приглашение к мысленной беседе.

«Пока нечем похвастаться. Но кажется, если я еще раз десять воспользуюсь порталами, то слягу».

«Ты его не нашел?»

«Пока нет. Думаю все же поручить поиски парня кому-нибудь».

Потрясение сильно сказалось на самочувствии Кассандры, и Райд сегодня с утра мотался по гарнизонам, пытаясь отыскать несчастного лорда Хортеса, чтобы предъявить сестре, по возможности – живого и здорового. Но тот как сквозь землю провалился. Кто именно и куда его отконвоировал, узнать пока не удалось.

«Продолжу завтра. Времени совсем не осталось, ты готова?»

«Нет, еще с учебой не закончила».

«Хорошо, я пока загляну в штаб, улажу кое-какие дела. Встретимся в столовой».

Я волновалась за Сандра и все же почувствовала себя намного спокойней после этого разговора, ведь Райд его обязательно отыщет. К загонам шла едва ли не вприпрыжку. Причиной тому было что-то новое, теплое и крепкое, что поселилось в душе.

Длинноволосого природника заметила еще издалека и, не сбавляя скорости, свернула к тренировочным полям, будто туда и направлялась изначально. Не знаю, заметил ли меня магистр Шинн, но виду не подал. Прошел мимо, так и не повернув головы в мою сторону. На всякий случай спряталась за полосой препятствий и наблюдала тайком, пока его фигура не скроется из виду. Встречаться с этим человеком, особенно один на один, совершенно не хотелось. Хорошо, что он больше не преподает на нашем курсе.

К загонам подходила, проникшись теплотой к ворчливому магистру Ларду, но уже на подступах почувствовала неладное. Кабаны вели себя странно, сгрудились вокруг чего-то, деловито хрюкая. Мне едва удалось за их тушами разглядеть странное черное нечто, отсюда напомившее большую дохлую ворону-реликта, мне довелось видеть в Чаще ее труп.

– Вот же бесы! – одним прыжком преодолела изгородь, не тратя времени на то, чтобы открыть калитку. – Прочь! Пошли вон!

Слабыми ментальными ударами отогнала всеядных тварей от лежащего в грязи пожилого преподавателя. Магистр Лард был без сознания. Казалось, будто он просто неожиданно свалился лицом вниз, беспомощно раскинув руки. Мантия висела на исхудавшем теле, рваная, перепачканная в прилипшем навозе и соломе. Поверхностно осмотрев магистра, отметила – крови нет, ничего не сломано. К счастью, кабаны его не ранили. Перевернула на спину, похлопала по щекам.

– Магистр Лард, что с вами?

Конечно, мне никто не ответил. Инстинкты затрубили тревогу. Обернулась, действуя на рефлексах, – пережитое в Чаще даром не прошло. Первое обезумевшее животное упало замертво от слишком сильного ментального удара – с перепугу саданула от души. В упавшую тушу врезался второй кабан, его кривые клыки с влажным чавкающим звуком пропороли толстую шкуру погибшего сородича и застряли. Не знаю, как, но, мгновенно подстроившись, взяла под контроль третьего и велела защищать нас с магистром ценой собственной жизни. Небольшая заминка, пока животные сцепились между собой, позволила собраться с мыслями и сосредоточиться. Первым делом нужно убрать отсюда Ларда!

Быстро проверив, что пристройка к загону пуста, подхватила магистра под руки, потащила внутрь. Уложив на дощатый, чисто выскобленный пол, закрыла дверь на задвижку и для надежности подперла тяжелым корытом.

– Магистр Лард!

Он был жив, но жизнь в нем едва теплилась. Обхватывая его виски руками, я уже знала, что увижу. Без магии крови здесь не обошлось. Лард немолод, к тому же истощен болезнью, и бурая сущность, распространившая свои метастазы повсюду, его почти убила. Стоп! Это и была та болезнь, что глодала его, а врачеватели видели лишь ее последствия и ничего не могли сделать? Подавила панику и попробовала вызвать Райда. Любимый не ответил. Наверное, находился слишком далеко. Я достала пластинку портала, разработанного для «Теней Верда», собираясь вместе с Лардом переместиться в безопасное место, но время природника было на исходе. Он задышал с хрипами. Одновременно в дверь ударили, и твердо настроенные покончить с нами зверушки принялись рыть подкоп.

– Так, Халли, без паники! Думай! – зажмурилась я и сделала глубокий вдох. – Переход магистр не переживет, да и помощи уже вряд ли дождется. Если прежде займусь кабанами, без подпитки просто не справлюсь с тварью внутри магистра. Заорала: – Ректор Каррэ! Нужна помощь! Срочно! Врачеватель! Кто-нибудь, кто сможет подпитать, когда потребуется!

Мне не ответили… Ну что ж, будем считать, все же услышали. Стараясь не обращать внимания на продолжающих рушить постройку кабанов, сосредоточилась на недуге магистра. Памятуя, сколько потребовалось в прошлый раз энергии, закусила губу.

– Помоги, Великая Мать!

Идея пришла неожиданно. Плохая, грязная, противозаконная, потому что на такое способны только маги крови, но… Значит, и я тоже. Иначе магистр Лард не выживет. Дверь прогнулась, когда ее сотряс новый удар. Крепкие доски и на этот раз выдержали, я решилась. Потянулась к кабану ментально, не так, как при подчинении, а иначе, скорее, так делают врачеватели. Постаралась увидеть ток крови и энергии. Получилось неожиданно легко. Перед внутренним взором возникли золотые ленты и кровеносная система – одно неразрывно связано с другим. Безжалостно порвала эти связи, отделяя оставшуюся энергию, сбивая золотые ленты в ком. Умирающее животное билось в агонии, оглушительно визжа, по моему лицу струились соленые жгучие слезы…

Визг резко оборвался. Распахнув глаза, грубо выругалась. Передо мной зависла изумрудная сфера, мерцающая и переливающаяся золотыми всполохами. Идеальная, без единого изъяна. И никаких амеб. Утерла мокрое лицо, успокаивая колотящееся сердце усилием воли. И, позволив себе отдых в пару глубоких вдохов, направила полученную энергию в грудь магистра, прибавила свою, превратившись во всепожирающее пламя – этот образ давался легче прочих.

Реальность завертелась, точно кошмарный калейдоскоп. Оглушая, едва не контузив меня, визжала тварь, причиняя физическую боль. Кажется, я тоже кричала, не прекращая сжигать нас обоих. Стены сотрясались от множества ударов, дверь трещала, грозя слететь с петель в любой момент. Профессор выгнулся у меня на руках, протяжно застонал, а я гадала: успею или раньше выгорю?

Перед внутренним взором разом померкло.

В чувство привел настойчивый стук. Перед глазами почему-то маячил деревянный потолок из неструганых досок, противно ныл ушибленный затылок, пульсировало в висках. Попыталась сесть, борясь с головокружением, но получилось лишь со второго раза. Перед глазами поплыло, а стук повторился, и это точно были не кабаны.

– Студентка Эрпи? Халли!

Как оказалось, радоваться нечему, голос Шинна – тому доказательство. Это что же, его прислал мне на помощь ректор?!

– А ты хорошая девочка, не подвела. – Тон блондина совершенно не вязался с добрыми намерениями. – Я уж не надеялся, что решишься применить магию крови. Это просто чудесно! Видела бы ты, что осталось от бедной свинки. – Рохан издал звук, в котором отвращение странно перемешалось с одобрением и толикой восхищения.

Я зажмурилась, всеми силами отгоняя мысль о содеянном зверстве, и невольно покосилась на Ларда, который так и не пришел в себя.

– Теперь тебе некуда деваться, ты с нами, – не унимался блондин.

«Райд, я в беде!»

Ответом была тишина, причина которой крылась в банальном истощении. Поэтому любимый меня и не слышит, а я просто не в состоянии активировать висящий на шее амулет вызова или использовать способности, чтобы защититься и помочь Ларду. Получилось ли избавить его от твари, я так и не поняла. Шепнула:

– Простите, магистр.

– Халли, открой дверь! Это приказ.

Тело дернулось, будто желая подняться и подойти к двери, но я легко подавила этот навязанный порыв и сунула руку в карман штанов. Медленно, но верно энергия восстанавливалась, мне и надо-то совсем чуточку. Трясущиеся пальцы едва коснулись неожиданно холодной пластины ключа-портала, когда несколько досок пола разлетелись в щепы, из-под земли взметнулись гибкие толстые побеги, один – в опасной близости от Ларда, отодвинув магистра в сторону. Остальные точно по команде устремились ко мне. Обвив руки и ноги, уронили на пол. Еще один стебель отшвырнул корыто, которым я подперла дверь, и открыл задвижку. На пороге возник длинноволосый силуэт.

Ситуация повторялась, только на этот раз все было хуже. Намного хуже.

Шинн вошел, аккуратно притворив за собой дверь, и обернулся.

Его взгляд полз по мне точно гигантский слизень, казалось, после него остается такая же скользкая влажная полоска на коже. Повинуясь безмолвному приказу, побеги растянули мне в стороны руки и ноги.

– Какое зрелище! – Губы природника раздвинулись в плотоядной улыбке.

– Сюда уже идут. Ректор…

Я не успела договорить, потому что побег потоньше заткнул мне рот листьями. Шинн неспешно приблизился. Минуя Ларда, прошипел ругательство и пнул преподавателя в бок. Я протестующе замычала, всеми силами пытаясь хоть чуточку пополнить резерв за счет побегов, но растения – явно не мой конек, магистр Лард прав. К тому же выращенные Шинном монстры совершенно не походили на деревья в Чаще. Блондин вздохнул и склонил набок голову.

– Не послушалась меня, Халли. Спуталась-таки с Эллэ. Но так даже лучше. Мне будет приятно насолить ему снова.

Он присел и коснулся моих губ пальцами, и я с целеустремленностью рецидивиста попыталась провернуть с ним тот же трюк, что и с кабаном, с той только разницей, что не испытывала ни капли жалости.

– А-а-а! – покачал пальцем блондин. – Плохая девочка. Будешь наказана.

Голова тут же взорвалась болью, но это было не важно. Крох энергии, что успела позаимствовать у природника, хватило, чтобы активировать зажатый в кулаке портал.

Прежде чем ослепил свет перехода, успела заметить, как улыбка Шинна стала шире. Мне это совершенно не понравилось, а в следующий миг шею обожгло точно огнем, и я оказалась… у себя дома в гостиной на первом этаже. Я по-прежнему лежала на полу и, еще не успев подняться, прошептала:

– Спасибо, Кэс!

Подруга преподнесла неожиданный и весьма ценный подарок – стоило появиться здесь, как древодом принялся делиться со мной энергией, восполняя истощение не хуже дерева-покровителя. Выживу – непременно ее расцелую! И самое замечательное то, что, похоже, незваные гости об этом не подозревали. Один, так и не сняв приметного цилиндра, вольготно разместился на диване и разглядывал меня, опершись на трость. Второй появился из вспышки перехода и сразу занял позицию у двери.

Кхамлэ и Шинн. М-да, безопасное место оказалось не таким уж и безопасным…

– Удивлена, Халли? – проскрипел глава культа Кровавой Луны. Он разглядывал меня с интересом энтомолога-коллекционера, заставляя почувствовать себя редким насекомым, которому предстоит занять почетное место в коробке, пришпиленным золотыми булавками.

Бредовую фантазию о золотых булавках навевал весь облик одетого с иголочки Кхамлэ. Не желая прежде времени спровоцировать его на активные действия, перевела взгляд на Шинна, одновременно повернувшись так, чтобы держать в поле зрения обоих магов крови. Амулет вызова природник успел сорвать с моей шеи перед тем, как я активировала портал. Без него я вряд ли докричусь до рыщущего по дальним гарнизонам Райда.

Стоп!

Вот этого точно делать не стану. В академии у любимого есть все шансы победить, но здесь против двух магов крови, один из которых Кхамлэ… Хватит с меня и того, что Дори в опасности. Мысленно взмолилась богине, чтобы братишка гостил у бабушки или гулял на улице. Не важно где, главное, подальше отсюда. Но, как по закону подлости, он тотчас показался на лестнице.

– Халли, ты вернулась?

Страшно представить, что эти два садиста могут сделать с ребенком, лишь бы добиться своего. Кстати, я ведь до сих пор не знаю, что им от меня надо.

– Дори, немедленно иди в свою комнату! – Я постаралась, чтобы голос не дрожал.

– Спускайся к нам, Дориан, – одновременно скомандовал Кхамлэ.

– Только тронь его! – Я угрожающе подалась вперед.

Маг крови расплылся в довольной улыбке, обнажив неприятные мелкие зубы.

– Похоже, из тебя выйдет толк, девочка.

– Она уже это продемонстрировала, – подал голос Шинн.

– Говори? – Кхамлэ, слушая, чуть наклонил голову, не сводя с меня взгляда.

– Только что. Пыталась спасти Ларда и прикончила кабана. Это было чересчур сильно, неумело и… оч-чень грязно. – Он рассмеялся.

– Вот как? – приподнял брови Кхамлэ, его тонкие губы вытянулись в трубочку.

Меня не покидала мысль, что с каждым сказанным Шинном словом моя ценность в глазах главы культа растет, только вряд ли мне лично от этого есть прок. Разве что попытаться подороже продаться, выторговывая жизнь и неприкосновенность для близких?

Тем временем братишка спустился, бросился ко мне и прижался, обхватив руками. Широко распахнутыми глазами он рассматривал всех нас, а потом поднял голову и сказал:

– Халли, это же тот самый дядя, что подарил мне карандаши и бумагу. Он плохой?

– Ну что ты, милый, – без зазрения совести лгала я, обняв Дори и гладя его по непокорным вихрам. – Позвольте ему уйти. Пожалуйста, – попросила севшим голосом, обращаясь к Кхамлэ.

Ногти терзали ладонь, отгоняя неуместные сейчас слезы. Я должна быть сильной.

– Этому чудесному малышу ничего не грозит. Наоборот. – Кхамлэ похлопал рядом с собой. Дориан оторвался от меня и точно сомнамбула подошел и сел, сложив руки на коленях. – Если будешь послушной девочкой, Халли, тебе совершенно нечего опасаться. Хорошая школа для брата, любая на твой выбор. Жизнь в достатке для обоих. Что еще можешь пожелать?

– Да! Сделка выгодная, соглашайся. Липовый жених вряд ли столько тебе заплатит, – встрял Шинн. – Думаешь, ваше маленькое представление хоть кого-нибудь обмануло? – намекнул он на сделанное в фойе предложение.

Похоже, природник действительно не знает, что у нас с Райдом все по-настоящему, и считает просто любовниками. Тем лучше, пусть так и остается. Сейчас блондинчик совершенно не походил на галантного мужчину, скорее, напоминал мне отчима, страдающего по бутылке. Кстати, об отчиме…

Надежды, что Пэрри на работе, тоже не оправдались. Стоило только подумать, как он вышел из кухни, опрятный в кои-то веки и причесанный. И до боли напоминающий скованных магией крови пленников, которых мне довелось увидеть на скачках. Точно кукла с заводным механизмом, проследовал мимо, не обратив на меня никакого внимания, и присел на диван рядом с Дори, точно так же сложив на коленях руки.

– Что ты с ним сделал?!

– Я? Пока ничего. Вопрос, что с ним сделаешь ты?

Недоброе предчувствие до рези в животе стиснуло нутро.

– Отпусти отца! – Я едва ли не впервые назвала так Пэрри.

– Он тебе не отец, хотя бы потому что твой отец – я!

Уставилась на новоявленного «папочку» как на удава-реликта, не веря тому, что вижу и слышу. Маленький ребенок внутри забился в истерике. Я – дочь этого монстра?! Я?! Это не может быть правдой! Нет! Нет! Нет! И нет! И в то же время рациональная часть задавала вполне логичные вопросы: почему же тогда мать, разорвав все связи с родней, сменила имя и отправилась едва ли не к бесам в Чащу одна и беременная? Почему согласилась доживать годы в холодной и неприветливой дыре Сатор-Ано рядом с таким человеком, как Пэрри? Это же чистой воды попытка скрыться. Странно другое: как эта попытка удалась той, кто даже лла’эно не был?

– Что тебе от меня нужно? – пришло время прямых вопросов. – В то, что ты вдруг воспылал отеческой любовью, ясен пень, не поверю.

Маги крови переглянулись.

– Повежливее, Халли! – рявкнул Шинн. – Мои «плети» умеют не только связывать.

– А ты при Кхамлэ приставлен специально, чтобы не вовремя глупости морозить? – огрызнулась, ввернув файбардский жаргон. Разводить церемонии с Шинном я больше не намерена. – Или ты еще один внебрачный сынок?

Конец предложения проглотила, и совсем не потому, что будущей леди не пристало выражаться.

Предстоит еще уговаривать этих монстров не причинять зла моим близким.

– Кхамлэ, отдашь ее мне, когда все закончится?

– Я не препятствую отношениям между магами крови. Если получится – бери, – криво усмехнулся тот, окончательно убеждая в отсутствии отцовских чувств.

– Так что ты хочешь? – больше не обращая внимания на Шинна, скалящегося, точно любитель карэша, повторила вопрос.

– Доказательств твоей преданности нашему делу.

– Какому?! Я не желаю иметь ничего общего с культом Кровавой Луны!

– Но ты же хочешь, чтобы твой братишка жил и здравствовал?

Аргумент, ничего не скажешь!

Мое молчание расценили правильно.

– Тогда предъяви доказательства. Продемонстрируй владение магией крови, и мы тотчас отправимся во дворец императора заканчивать переворот.

– Ч-чего?! – От такого заявления я опешила.

Дворец? Переворот?! Что он задумал?

– Видишь ли, Халли. Может, ты и уникальна, но не единственная в своем роде. Прежде чем полагаться на тебя, я должен убедиться, что ты принесешь пользу. Но если откажешься, твое место займет Дориан. Лично мне так будет даже проще на первых порах, разве что потом придется подождать, пока он достаточно повзрослеет.

– Для чего достаточно?! – Я подошла еще ближе. – Для чего достаточно?! Ты собираешься сделать его магом крови?

Сердце стучало, готовое выпрыгнуть из груди, позвоночник свербило от желания обернуться, сбросить остатки человечности и вцепиться клыками в эту жилистую глотку. Пускай это будет последнее, что смогу сделать в жизни, главное, исчезнет Кхамлэ. Но я помнила – в облике зверя управлять мной легче. Что-то незримо изменилось, я чувствовала непрерывные попытки влияния. Назойливые, точно мыши в старом чулане, но они лишь раздражали, не в силах причинить мне вред.

– Шинн! – скомандовал Кхамлэ, проигнорировав мой вопрос.

Природник, с ленцой оттолкнувшись от двери, обошел меня по дуге и остановился напротив.

– Подойди! – скомандовал Шинн надменным тоном, давление тотчас усилилось, и в голове зашумело. – Подойди и сядь рядом на пол!

Природник использовал магию крови, но силенок явно недоставало. Возможно, он и способен вскипятить мне мозги, но заставить что-либо сделать не в состоянии. Чем больше я злилась, тем меньше было толку от его потуг. Недоуменно уставилась на блондина, всем видом показав степень своего пренебрежения, как вдруг сквозь щиты пробился голос:

«Волчонок, я уже рядом. Как ты?»

Сохранить неизменное выражение лица удалось с великим трудом.

«Райд? Я… Все в порядке».

Пока судорожно соображала, как успокоить любимого и уберечь от роковой встречи с Кхамлэ, мой лорд продолжил:

«Халли, Шинн – маг крови? Это он похитил тебя? Ты… Ты что, в Сатор-Ано?!» – мгновенно вычислил он мое местоположение.

«Райд, миленький! Не ходи за мной! Пожалуйста! Я дома и тут… – Идея, пришедшая в голову, была не самая лучшая, но вполне способная отвлечь его внимание от моей персоны: – Райд, послушай, во дворце беда. Там маги крови. Они затевают переворот. Защити императора!»

Любые другие маги крови сейчас казались мне меньшим злом по сравнению с Кхамлэ, тем более во дворец любимый пойдет не один. Кто бы мог подумать, что стану молить Великую Мать, чтобы он выбрал долг, а не меня…

Возникшая пауза подсказала: мне удалось поставить его перед непростым выбором. А Шинн все старался, отдавая команды. Злился, морщился, даже рычал под неодобрительным взглядом Кхамлэ, но я уже не ощущала его тщетных попыток. То ли он выдохся, то ли я адапитровалась, но что-то во мне сегодня изменилось.

Посмотрела на природника так же, как тогда на кабана. Ток крови и золотые нити… Как же велик соблазн отделить одно от другого… Почувствовав, как заломили в нетерпении кончики пальцев, усилием воли заставила себя остановиться. Иллюзия власти – вот что делает их безумными убийцами, ломая личность.

«Халли, тяни время!»

«Райд, нет!»

Кажется, мой лорд Эллэ сделал неверный выбор… Великая Мать, как же сложно стало жить!

Вздохнув поглубже, вновь взглянула на Шинна, его щиты я даже не заметила, а золотые потоки с легкостью управляли красными. Природник брякнулся на четвереньки и, как следует размахнувшись, треснулся лбом о деревянный пол. Глаза закатились, он без чувств повалился на бок. Я повернулась к Кхамлэ.

– Браво! – похлопал тот затянутыми в коричневые кожаные перчатки ладонями, не выпустив своей трости. – Неплохо для той, кто только сегодня впервые применил магию крови. Это лишь доказательство, что прирожденные способности намного сильнее приобретенных. Но мне нужно, чтобы ты убила, Халли. Магией крови, разумеется. Здесь и сейчас.

Пэрри поднялся и прошел на середину комнаты. Он все еще оставался управляемой куклой с едва заметной, будто виноватой улыбкой на лице.

– Нет! – Я замотала головой и отступила на несколько шагов.

– Стоять! – Кхамлэ произнес это спокойно, но набалдашник его трости уперся в подбородок Дори, приподняв брату голову.

Глаза мальчишки разом прояснились, он дернулся, но и только. Кхамлэ вернул ему волю, но не способность говорить и двигаться.

– Я не Шинн, я могу тобой управлять. – В доказательство главарь культистов без труда заставил меня подойти на два шага ближе. – Ну же! Сделай это, девочка, – поторопил он вкрадчивым голосом. – Вспомни, как этот никчемный слизняк измывался над тобой годами. Называл подкидышем, обижал твою мать…

– Скажи еще, что ты любил ее, ублюдок! – Из моих глаз покатились слезы.

– Я? – Брови Кхамлэ изумленно взлетели. – Не-э-эт, что ты! Вот Каллиа меня любила, – назвал он маму неизвестным мне именем. – Настолько сильно, что добровольно согласилась зачать тебя у источника. К сожалению, ей стало известно и о других моих «экспериментах», а я был слишком беспечен в те годы и позволил ей сбежать с тобой во чреве. Тогда я не особо опечалился, ведь у меня уже был другой материал. К примеру, другая моя дочь. Весьма перспективный ребенок, хотя и своенравный. Ее способности пробудились рано, а про тебя я и думать забыл, но позже опомнился, когда понял, что вероятность зачать прирожденного мага крови не так велика, как мне сначала показалось.

Нашел я вас случайно – счастливое стечение обстоятельств. Ты тогда была совсем маленькой, но я заранее принялся готовить почву. Надеялся, тяжелая жизнь тебя озлобит и способности проявятся быстрее. К слову, Пэрри тоже не сразу стал алкашом и вовсе не по своей воле. Но вот того, что ты друид-оборотник, я совсем не ожидал, проявились гены дальних родственников твоей матери и, возможно, моих тоже. Каллиа не слишком обрадовалась, узнав, что я слежу за тобой. Но еще меньше она хотела рожать новых магов крови. Она была слабовольной женщиной и покончила с собой, Халли. Но тебе я такую роскошь не позволю. Слишком много усилий затрачено. Слишком много я потерял из-за тебя людей и времени. Не думал, что окажешься такой занозой. Игры кончились. Выбирай: либо ты идешь со мной, делаешь все, что прикажу, и взамен получаешь то, чего была лишена эти годы. Либо, – Кхамлэ сделал многозначительную паузу, – остаешься здесь с двумя трупами: отчима, которому наконец отомстила за все издевательства, и магистра Шинна, который героически пал, пытаясь остановить сорвавшегося с катушек мага крови, то есть тебя.

Дверь неожиданно распахнулась, я вскрикнула, увидев на пороге взбешенного Райда Эллэ.

– Ничего не выйдет, падаль!

Задев меня светлым боком, мимо пролетел огромный волк.

– Опять ты! – Похоже, это не входило в планы Кхамлэ, и он каркнул: – Сдохни!

В том, что это команда, не возникло и тени сомнений. Волк, опрокинув хлипкий диван, рухнул замертво, одновременно превратившись в человека. Культист не только успел заблаговременно убраться с его пути, но и увлек за собой Дори.

Плюхнувшись на колени, приложила руки к щекам.

– Нет! Не-э-эт!

Не мигая, уставилась на тело любимого, не в силах встать и подойти к нему. Слишком страшно было в полной мере ощутить утрату, что оглушила, напрочь лишив воли к жизни. Опасливо потянулась ментально, чтобы наткнуться на пустоту. К горлу подкатила тошнота, в ушах зашумело, а комната поплыла перед глазами. Сбежать в спасительную тьму обморока не дал раздраженный окрик:

– Нам давно пора быть во дворце. Убей отчима, если дорог мальчишка! – Кажется, мой новоиспеченный папаша особым терпением не отличался, как и тактом.

Он грубо тряхнул брата, заставив того пискнуть. Я с трудом сфокусировала шальной от потрясения взгляд на Дори.

– Халли, не надо! Пожалуйста, не убивай папу! – По его личику струились слезы, но он всеми силами пытался вывернуться из рук культиста, и тот его отпустил в конце концов. Дориан кинулся к Пэрри. Закрыл собой, расставив в стороны руки.

– Расклад прежний, Халли. Только теперь к твоему послужному списку прибавится один из лордов Эллэ, если не ошибаюсь. – Он коротко глянул на Райда, точно убеждаясь в правоте собственных слов. – Или ты, как послушная дочь, идешь со мной, беспрекословно выполняя любой приказ, или, – Кхамлэ точно безумец коротко хохотнул, – тебя осудят и казнят. Умирать ты будешь, зная, что Райд мертв, а твоего драгоценного Дори я забрал с собой. Вместо элитной школы и занятий столь полюбившейся живописью его будет ждать безрадостное существование в качестве безмозглого производителя, который только и способен, что давать свое семя. Удивлена? Признаться, я тоже не ожидал, что ребенок, зачатый твоей матерью вдали от источника и от простого человека, имеет способности. Это значит, мой эксперимент оказался удачнее, чем я мог мечтать. Передо мной только что открылись совершенно иные перспективы!

А я-то наивно полагала, что ничего ужаснее гибели Райда произойти не может…

Медленно поднялась, пошатываясь на подгибающихся ногах и собирая волю в кулак. Оставляя все чувства за гранью того, что называется человечностью. Превращаясь в монстра похуже лесного беса, ибо только такое же чудовище может сладить с Кхамлэ. Вместо фигуры отчима я видела сеть кровеносной системы, перевитой золотыми полосками энергии, такими тоненькими и слабыми, намного слабее, чем у лла’эно.

Тот, кто смел называть себя моим отцом, выглядел точно так же, разве что вместо золота была чернота… Не смея даже неосторожным движением обозначить свои намерения, шагнула ближе к отчиму, и к Кхамлэ заодно. Почему-то твердо знала: чтобы на него повлиять, нужно коснуться, так же, как это бывает при борьбе с бурыми тварями.

– Стой! – истошно завопил Дориан, когда сделала еще один шаг.


Глава 17

Кхамлэ отвлекся, отреагировав на звонкий детский голос. Оттолкнувшись изо всех сил, я взвилась в прыжке, готовая вынести любой ответный удар, но раньше, чем успела вцепиться культисту в виски, тот неожиданно осел на пол, а меня поймал абсолютно и неоспоримо живой Райд Эллэ. Долгое мгновение, не в силах поверить, буравила любимого взглядом, пока наружу не вырвался громкий, почти оглушительный всхлип. Голова закружилась, едва не утянув в пучину беспамятства.

– Тише, волчонок, тише. – Любимый прижал меня к груди, гладя по волосам, покрывая поцелуями голову, лоб, щеки, трясущиеся пальцы, которыми я ощупывала плывущее перед глазами лицо. – Все хорошо, родная. Мы его победили. – Верд! – рявкнул он куда-то в пространство.

Посреди гостиной сгущались тени, из них одна за другой возникали фигуры воинов в боевой броне. Каждый теневик принес оборотника в паре, заполнив и без того небольшую комнату. Райд отпустил меня, и я протянула руку перепуганному брату, который широко распахнутыми глазами взирал на происходящее.

Последним в непосредственной близости от нас соткался из теней принц Вердерион Норанг. В боевом облачении он выглядел еще внушительней. Вновь ощутив давление теневой энергии, прижалась спиной к любимому, притягивая к себе ближе Дори. Пэрри так и остался стоять посреди комнаты, зачарованный магией крови.

– Это и есть Кхамлэ? – спросил принц, указывая на поверженного главаря культистов.

Мы с Райдом синхронно кивнули. Верд поднял руку, и со всех сторон к культисту метнулись тени, заключая в полупрозрачный, беспрестанно шевелящийся и перетекающий мутный кокон. Даже пребывая без сознания, тот намертво вцепился в свою трость.

– Я погрузил его в стазис, но поторопитесь. Заприте как следует и никого не подпускайте близко. Сами тоже не подходите к камере. Надеюсь, никому объяснять не нужно, на что он способен?

– Кто его так? – Один из теневиков приподнял за волосы голову валяющегося на полу Шинна. Лицо природника залила кровь из разбитого носа и лба, превратив в жуткую маску. Братишка, зажмурившись, отвернулся.

– Я, – заявил Райд, прежде чем что-либо успела ответить, и теснее прижал к себе, призывая к молчанию. Спросил: – С ним что делать?

– Он заодно с Кхамлэ, и он опасен не только как маг крови, но и как сильный природник, – передернулась я, вспоминая неприятный опыт.

Райд помрачнел. Взгляд, брошенный на Шинна, не сулил тому ничего доброго.

– Арестовать, – скомандовал Вердерион, внимательно слушавший мои слова.

– Халли, – опасливо покосившись на принца, шепнул Дори, – он поможет папе?

– Я сама помогу папе, – постаралась улыбнуться как можно уверенней. – Нужно его усадить на диван, – скептически осмотрела опрокинутую мебель.

Райд подал знак, и два дюжих оборотника поставили диван на место. Потянув за руку, подвела к нему отчима. Пэрри не сопротивлялся, покорно проследовав за мной, сел, сложив руки на коленях, как и немногим раньше. Помочь ему оказалось не в пример проще, чем магам. Черная тварь ничем не напоминала отъевшееся на магической энергии живое существо и совершенно не обладала подобием недоброй воли, так что у меня достало сил справиться и в одиночку, а подпитки древодома хватило, чтобы поддержать резерв. Оставив Пэрри и Дориана на попечении врачевателя из отряда «Теней», Райд обнял, отвел меня на кухню и, поставив передо мной кружку травяного успокаивающего и восстанавливающего отвара, спросил:

– Халли, я одного не понимаю: как ты все-таки здесь оказалась?

– Активировала ключ-портал, что ты дал мне.

– Он должен был перенести тебя в поместье моих родителей, но никак не в Сатор-Ано!

Пожала плечами и вкратце пересказала историю у загонов, даже о том, что использовала магию крови, не стала утаивать. Узнав о грязных планах Шинна, любимый буквально зарычал. Кажется, природнику повезло, что его уже забрали отсюда, разбитым лбом дело бы точно не обошлось. Подождав, пока разгневанный оборотник немного успокоится, я продолжила:

– Не понимаю, как это случилось, но Кхамлэ уже ждал здесь – у меня дома! Следом появился и Шинн. Причем использовал совсем другой мобильный портал, а не пошел вместе со мной, но успел сорвать с моей шеи амулет вызова.

– Переместиться из любой точки академии можно только нашими армейскими порталами, которые имеют особые коды безопасности и максимальный радиус действия. Они строго учитываются. Получается, у него тоже был такой. Неужели среди наших ребят предатель? – Райд вскочил и прошелся по кухне.

– Необязательно. Шинн умеет управлять людьми, используя внушение. Возможно, он просто заставил кого-то подменить ключ-портал или даже перенастроить тот же самый.

Райд нахмурился.

– Теоретически это возможно. Дневальный часто остается в штабе один. Ключ-портал, что предназначался тебе, пролежал в моем столе некоторое время. Бесы! Понимаешь, что это значит? Любой невольно может оказаться пособником магов крови и даже об этом не вспомнит! – Тяжелый кулак опустился на столешницу, заставив вздрогнуть от неожиданности. – Прости.

– Не вспомнит… Райд! Моя соседка Миран не могла вспомнить, когда покупала те самые очки! И теневик Кай, распорядитель вечеринок, – он тоже подвергся внушению, передав мне информацию о скачках. Только мне, и никому больше! И… – Меня осенила догадка: – Малина Ким сегодня вела себя очень странно, когда сообщала, что Лард меня ждет у загонов. Эта перемена была короткой, и Ким пошла в дамскую комнату, а значит, не успела бы дойти до деканата и вернуться вовремя. И она проигнорировала своего парня, от которого обычно не отлипает. Уверена, ее Шинн по пути обработал. Они спланировали меня выманить, ведь с тех пор, как мы вернулись из Чащи, я без тебя за пределы академии ни ногой.

Вспомнив об оставшемся в загонах преподавателе, прижала ладонь ко рту.

– Магистр Лард! Райд, он ведь не был болен, это все магия крови. Я пыталась его спасти, но не знаю, вышло ли. Хоть бы он был жив!

– Свяжусь с нашими, пусть проверят. – Райд замолчал, отдавая распоряжения. Потом некоторое время мы просто пили чай. – Халли, с магистром порядок, только что передали наши из академии. Он слаб, но идет на поправку. Ты спасла его. А ведь Шинна прислали Ларду на замену! Чтобы попасть в академию, нужно получить рекомендации. Не удивлюсь, если магистр сам же за него и поручился. Да, кстати, я распорядился незамедлительно провести инвентаризацию, нужно понять, сколько всего мобильных порталов пропало. Только вот, думаю, для начала следует вычислить всех, кто подвергался влиянию. Страшно представить, что среди нас есть те, кто в любой момент может обратиться во врага и даже не осознает этого.

– Я помогу понять, было ли воздействие, и уберу последствия. Проверка, конечно, отнимет время, но с каждым разом мне удается это легче и быстрее.

– Халли. – Райд взял мои руки в свои, поднес к губам и проговорил куда-то в пальцы. – Ты мое сокровище, но слишком опасна для них, и теперь я боюсь за тебя еще больше. За этим ты и понадобилась Кхамлэ?

– Кажется, нет. Он сказал, я прирожденный маг крови. – Говоря это, понизила голос, со смесью тревоги и страха взглянув на любимого. – Сказал, что я должна рожать таких же…

Пока говорила, не заметила, как сильно сжала руки Райда в своих. Замолчала, чувствуя, как дрожу.

– Волчонок, любимая, мне не важно, кто ты. У тебя светлая душа и доброе сердце. Даже такой дар ты сумела обратить во благо. Ничего не бойся, тебя никто не тронет. Даю слово.

Мой лорд Эллэ потянулся и поцеловал меня. Легко подняв, пересадил к себе на колени, пряча от мира в объятиях. Принялся гладить по волосам, плечам, спине. А я уткнулась носом куда-то ему в грудь, вдыхая родной теплый запах и точно оттаивая где-то глубоко внутри.

Образовалась пауза, но у меня тоже были вопросы.

– Как тебе удалось выстоять против Кхамлэ? Я… Я больше не чувствовала тебя, думала, что жизнь кончилась…

Проглотила окончание фразы, тяжко было даже вспоминать кошмарные минуты, когда полагала, что Райда больше нет, не то что говорить об этом вслух.

– Твое лечение возымело побочный эффект. На меня магия крови больше не действует, случайно узнал об этом в одном из рейдов, вот и решил провернуть обман с Кхамлэ.

– Не делай так больше! Не смей рисковать из-за меня жизнью!

Ударила легонько кулаками в мощную грудь, и меня незамедлительно поцеловали. Нас прервали вежливым покашливанием. Прежде чем Вердерион Норанг вошел на кухню, я хотела было соскочить с колен любимого, но он не дал. Крепче обхватив за талию, удержал на месте.

– Я все понимаю, но нам пора. Информация подтвердилась. Во дворце что-то произошло… Райд, похоже, в этом замешан твой отец.

– Что?! – Зажав мне уши, как будто это хоть как-то помогло, любимый грязно выругался. – Халли, останешься здесь.

– Я иду с вами! – Прежде чем мне возразили, привела доводы: – Я могу определить, под внушением ли тот или иной человек и не маг ли крови он?

Мужчины переглянулись.

– Хорошо, – дал добро принц Норанг. – Райд, твоя невеста и правда может оказать неоценимую помощь.

Любимый скрипнул зубами.

– Головой за нее отвечаешь!

– Мог бы и не говорить, – усмехнулся Верд.

– Халли, слушаешься беспрекословно. Договорились?

Отчего-то этот тон больше не вызывал протеста. Наоборот, охватила эйфория – Кхамлэ пойман и больше не угрожает мне и моим близким. Райд жив, к тому же теперь неуязвим к трюкам магов крови, чем не счастье? Великая Мать, пусть и во дворце нам тоже сопутствует везение.

– Хорошо-хорошо, – ответила ворчливо и не удержалась: – Если надо будет пописать – пописаю.

– Что?! – удивленно выпучил глаза принц Норанг, переведя взгляд с меня на Райда.

– Ничего! – рыкнул тот и нервно дернул плечом.

Не выдержав их вида, прыснула, прикрыв рукой рот. Пояснила:

– Истерика. Не обращайте внимания.

Поход во дворец требовал серьезной подготовки. Дори и отчима отправили к бабушке в сопровождении охраны, а меня разместились на диване. Пока суть да дело, Верд тихонько рассказывал Райду, что именно ему известно:

– Император не афишировал произошедшее с Маем на помолвке твоей сестры. Неясно, как именно главнокомандующий умудрился выбраться из охраняемых покоев, где в качестве гостя находился эти сутки, но без посторонней помощи точно не обошлось. Император не лишал его полномочий официально и вообще надеялся это дело замять. Во дворце Май одумался, вел себя как обычно и усыпил бдительность отца. Но как только освободился, приказал заблокировать порталы. Никто ведь не знал, что он не в себе, ему подчинились. Подозреваю, среди знати хватает и настоящих, и взятых под контроль сообщников, а то и приспешники культа найдутся. Мы еще не закончили проверки. Халли, ты знаешь, что случилось с принцем Даторианом?

– Только то, что писали в газетах. – Еще по осени сообщили, что наследник был ранен во время нападения во дворце. – С тех пор о нем ничего не слышала.

– Это не совсем так. Мой старший брат и организовал ту диверсию, а отец обезвредил его и держит в стазисе подле источника. Он до сих пор не решил, что делать. Информация конфиденциальная, но тебе я могу это доверить. Ведь именно ты поможешь нам определить, был ли он под внушением или действовал самостоятельно. Сегодня именно Даториан – цель культа Кровавой Луны. Они хотят организовать смену власти, освободив его и усадив на трон. Не понимаю только, как они собираются подчинить источник во дворце.

– Сделать кровавым? – предположила я.

Мужчины переглянулись.

– А ведь точно! Если они знают способ, скорее всего, это и есть их главная цель!

– Один раз уже пытались. – На лицо Верда точно тучи набежали. – С помощью жертвоприношений и моей жены. Только все вышло иначе.

Райд хлопнул друга по спине, молчаливо поддерживая, а мне стало не до того, чтобы слушать чужие разговоры. Потянулась вереница воинов отряда. Каждый снимал шлем и преклонял колени, а я, отчего-то смущаясь, возлагала им на виски ладони и смотрела, не пустила ли корни темная тварь.

Проверить пришлось не только тех, кто прибыл изначально, но и еще три раза по столько же – формировалась боевая группа для рейда на дворец. К счастью, все быстро закончилась, ни один из воинов не подвергался влиянию и не был магом крови. Это обнадеживало.

– План такой: я тенями прорываюсь во дворец, используя мощь своего источника, разблокирую порталы и даю сигнал. Вы подходите здесь, здесь и здесь, – инструктировал принц Норанг командиров подразделений, указывая на порталы, помеченные звездочками на плане дворца, что развернули на низеньком столике в гостиной.

– Я… – Райд скептично глянул на меня и поправился: – Мы идем с тобой. Поддержка может оказаться не лишней.

Верд не стал спорить. Испытав несколько непередаваемо долгих и вызывающих дурноту мгновений, мы возникли в каком-то помещении, никак не вязавшемся у меня с дворцом. Слишком уж темное и пыльное. Подсобка, иначе это место и не назовешь.

– Кхм… Командир, ты уверен, что мы там, где нужно? Похоже на чулан моей прапра. – Кажется, и Райд сомневался.

– Уж поверь, – откликнулся принц и, поднапрягшись, выдавил дверь наружу. Аккуратно, чтобы не стукнула, прислонил к стеночке. Вышел из чулана и, осмотревшись, резюмировал: – Северные покои. Здесь частенько останавливалась моя мать. Похоже, с тех пор никто в них не жил.

В подтверждение сказанного его палец, затянутый в укрепленную хитином перчатку, провел по поверхности резного бюро, подняв облачко пыли. Место, где мы оказались, точно застыло вне времени, все здесь было запущенно. Отчего-то на ум пришло сравнение с резным листом, обнаруженным среди страниц старой книги. Красивый, но безжизненный, а тронь неосторожно, так и вовсе рассыплется.

– А почему гардеробная? – не выдержав, поинтересовалась я, оглянувшись.

На поверку чулан оказался именно ею, а тесным помещение казалось из-за хлама.

– Я от Даториана тут прятался, когда был маленький. Старший брат меня частенько поколачивал в те времена, но я был слишком гордым, чтобы жаловаться матери, вот и горевал здесь. Представил самое безопасное место, и как-то так само получилось. – Теневой Волк криво усмехнулся и замолчал, точно прислушиваясь. – Сдается, что тенями сейчас лучше не ходить. Как-то странно ощущается источник. Я бы не стал рисковать.

– Появиться посреди толпы недругов – тоже не очень. Пешком?

– Идемте, – откликнулся Верд и, повернув торчащий в замке старинный ключ, осторожно толкнул дверь, ведущую из покоев. Вопреки ожиданиям, я не услышала скрипа.

Некоторое время мужчины исследовали пространство, не высовываясь наружу, затем принц Норанг первым покинул помещение и кивнул Райду. Тот остановился, пропуская меня вперед, а сам последовал в арьергарде.

Просторный коридор оказался пустым и безлюдным, но не выглядел заброшенным. Сводчатый потолок, украшенный растительным узором. Демонстрирующий единство трех энергий орнамент по стенам. Гладкий каменной пол… Все – в серо-голубых тонах, оживление в которые вносило ненавязчивое золото, добавляя тепла и уюта. В простенках встречались картины, в основном – с зимними пейзажами, каждая подсвечена специальным артефактом. В тяжелых вазонах на полу произрастали карликовые хвойные деревья. Я с интересом вертела головой, восхищаясь талантом неизвестных мне архитекторов, художников и природников.

– Нравится? – спросил вдруг Верд.

– Ага. Очень красиво! – ответила шепотом.

– Мама тоже любила это крыло больше прочих. Говорила – оно самое спокойное.

Дворец раскинулся восьмиконечной звездой, «лучи» которой в нескольких местах соединялись между собой переходами. Миновав малый холл, перешли в соседнее крыло и спустились по широкой, затянутой темно-синим ковровым покрытием лестнице. Пройдя анфиладу помещений внутреннего пользования, вышли прямо в Зал приветствий. По две стороны от входа, что располагался пролетом ниже, тускло мерцали ряды портальных площадок, а информационный пост посередине, разделенный на две половины большой, светящейся огнями картой, будто осиротел.

Хоть мне здесь не доводилось бывать, я знала из учебников, что именно отсюда начинается путь во дворец. Каждое утро порталы пропускают толпы посетителей, и улыбчивые девушки-консультанты дают справки и допуски, осуществляют запись к советникам и координируют перемещение гостей внутренними порталами. В общем, всячески помогают не потеряться в огромном старинном здании, выстроенном в незапамятные времена. Сейчас здесь было пусто и тихо. Высоченный потолок терялся в тенях, и мне померещилось какое-то движение на границе зрения, вынуждая невольно обернуться. В тот же миг в руке Верда возник теневой клинок.

– Куда все подевались? – спросила еле слышно, инстинктивно не желая нарушить безраздельно царящую здесь нездоровую тишину.

– Охраны на входе нет, – констатировал Райд.

– Тел тоже нет. Это не может не радовать.

Мужчины осматривались, поворачиваясь вокруг оси, но так, чтобы все время видеть, что творится за спиной у другого. В подозрительно опустевшем дворце чувствовалось напряжение, от которого волосы вставали дыбом. А восприятие странным образом притупилось, словно бы воздух загустел как кисель.

– Идем отсюда, – тихо буркнул Райд. – Ты знаешь, как разблокировать порталы?

– Теоретически.

Мы направились к другой лестнице, которая вывела в новый коридор. Этот был выполнен в красных тонах.

– Обычно здесь теневая завеса и пост охраны сразу за…

Вердерион недоговорил, потому что ближайшая дверь отлетела в сторону, гулко ударив об стену. Позади и впереди возникли теневеки, под их прикрытием из прохода посыпались вооруженные люди.

Райд, тихо выругавшись, вынул один клинок из ножен за спиной друга, у Верда в руках снова возникла пара теневых, одновременно мир вокруг померк. Загремел голос принца:

– Лорды? Как смеете препятствовать?

Два мага – теневик и, как ни странно, природник переглянулись и молча бросились в атаку. Не знаю, чем бы все закончилось, но воздух похолодел, от нас разошлись тени, будто в воду кинули тяжелый камень. Те, кто попал в радиус действия этой волны, застыли на месте, окутанные мутной дымкой.

– Стазис. Минут на пять не больше. Вперед!

Верд сорвался с места, а я невольно задалась вопросом, как ему удается так ловко двигаться в громоздкой броне. Завернув за угол, мужчины осмотрелись. Принц, проверив одну из дверей, махнул следовать за ним. Мы юркнули внутрь, оказавшись в каком-то кабинете, и Верд заблокировал вход шкафом, который подвинул одним движением, будто тот был сплетен из лозы.

– Нужно экономить силы. Мой источник слишком далеко, а местный ведет себя странно. Пока не рискую его использовать, хотя отец и дал мне такие полномочия.

Хлопком в ладоши он активировал артефакт, и бледный свет залил помещение, похожее на архив. Скрученные в трубку документы разместились на полках, похожих на пчелиные соты. Рядом в кадке рос архивный плющ, который помогал их извлекать и складывать на место. Слева от входа располагались два металлических стеллажа, кажется, старинных. Центральную стену занимали две большие створки, над которыми мягко мерцало какое-то поле, скорее всего – защитное.

То, что мы здесь не одни, почувствовали сразу.

– Медленно встань и повернись, – негромко приказал Верд, одновременно сделав жест, призывающий нас найти укрытие. Райд пихнул меня за один из стеллажей, а сам осторожно принялся обходить большой стол по центру комнаты. Из-за него тут же появились трясущиеся пальчики с алым маникюром, а следом и беловолосая голова. Одного только цвета волос хватило, чтобы понять – сияющая, да еще и с файбардскими корнями. Догадку подтвердил глубокий фиолетовый оттенок глаз девушки.

– П-пожалуйста, я ничего не сделала…

– Снимай с себя артефакты. Все. Только медленно.

Позади нее возник Райд. Сияющая вздрогнула от неожиданности. Ее страх стал почти осязаем.

– Может, не стоит пугать ее еще больше? – тихонько поинтересовалась я, но из укрытия не стала показываться, проявляя верх благоразумия. Меня все равно услышат.

– Леди, кто вы и как здесь оказались? Вам нечего бояться, если вы не заговорщица.

– О! П-принц Вердерион Норанг? Ваше высочество. – Узнавание мелькнуло в фиолетовых глазах. Она даже задышала свободнее и попыталась сделать книксен, но Райд перехватил ее запястья.

– Верд?

Принц нахмурился, тени на мгновение окутали девушку, заставив испуганно пискнуть.

– Можешь отпускать, у нее только стандартный набор, который выдается всем дворцовым служащим.

Райд не спешил выполнить приказ.

– Халли, иди-ка сюда. Проверь ее.

Девушка оказалась чиста, никаких признаков влияния магией крови не наблюдалось. Я постаралась ее успокоить.

– Меня зовут Халли, а это лорд Эллэ и принц Норанг, как ты уже успела подметить. Расскажешь нам, что здесь произошло?

– Эсмиа, – представилась сияющая. – Работаю в дворцовом центре наблюдения и управления внутренними перемещениями. Сегодня была моя очередь дежурить у зеркал, когда одно из них показало драку прямо в нашем коридоре. Сначала я растерялась. Знаете, там ведь толком и спрятаться негде. Но потом взяла себя в руки и решилась выйти. Повезло. На меня не обратили внимания, а я боялась попасть под удар и проскользнула в первую попавшуюся дверь. Это было ошибкой, ведь те, кто устроил беспорядки, стремились именно сюда. Я успела спрятаться под стеллажом.

Мужчины скептически взглянули на слишком малый зазор между нижней полкой и полом. В принципе я со своей грудью туда точно не помещусь, но хрупкая эфемерная сияющая – вполне.

– Продемонстрировать? – улыбнулась та, заметив сомнение на лицах мужчин.

– Не нужно, – отозвался Верд. – Продолжай.

– Я даже успела запереться перед тем, но у тех, кто пришел, был допуск. Сказочно повезло, что меня не заметили. Наверное, потому, что среди них не оказалось оборотников. Боюсь даже представить, что могло случиться… – Эсмиа сглотнула, невольным жестом прижав ладонь к солнечному сплетению. – Эти люди вели себя странно. Ни разговоров, ни эмоций… Заблокировав порталы, они установили защитное поле. – Она указала на мерцающую над двумя закрытыми створками пелену. – Я не решилась трогать пульт управления.

– И правильно, это могло привлечь ненужное внимание. Странно, что здесь не выставили охрану, – откликнулся принц Норанг. – Но теперь порталы нужно запустить во что бы то ни стало. Ты можешь помочь?

Сияющая подошла ближе, присматриваясь.

– Устройство, генерирующее поле, находится внутри него и недосягаемо, мне не подобраться. Сам по себе артефакт несложный. Если бы создать перегрузку…

– Будет перегрузка. – Верд осторожно отодвинул девушку и опустил защитный экран на шлеме. – Отойдите подальше!

Он дождался, пока мы все снова скроемся за стеллажами и, материализовав теневой клинок, воткнул его прямо в мерцающую пелену.

Натужно визгнуло, точно по стеклу когтями царапнула гигантская кошка, потом беззвучно полыхнуло. Принц Норанг повернулся к нам, потирая запястье. Снял шлем и хмыкнул, глядя на поврежденный защитный экран, который покрылся нестираемой копотью. В остальном его броня не пострадала. Как оказалось, незамысловатый способ полностью решил проблему, ничто больше не препятствовало доступу к пульту управления порталами.

Распахнув створки, мужчины некоторое время смотрели на открывшуюся картину. Это был план дворца, нанесенный голубыми, синими и зелеными точками и линиями на темном стекле. Очень похоже на автомат у городских порталов, только экран намного больше. На самом деле это были магически заряженные отполированные камни, а пульт представлял собой гигантский артефакт мощнее кристалла связи.

– Милорды, вы позволите? – Сияющая протиснулась вперед. – Нужно активировать все порталы?

– Пожалуй, только внешние. Те, что в Зале приветствий, – отозвался Теневой Волк.

– Правильно, не стоит облегчать жизнь врагам. Пусть тоже ножками побегают, – поддержал его Райд.

Девушка кивнула и воздела руки, ухоженные пальчики тут же окутало мягкое золотистое сияние. Пульт мгновенно отозвался, замерцал. Изображение повернулось, увеличиваясь и выходя за границы плоскости. Строгие линии схемы на глазах приобретали знакомые черты, и вот уже можно было рассмотреть информационный пост, плитку на полу и орнамент на стенах. Круги внешних порталов замерцали один за другим, повинуясь приказу сияющей.

– Готово! – выдохнула девушка, небрежным движением ладони развеяв всю красоту.

Теневой Волк кивнул и замолчал. По его лицу было понятно: он ведет переговоры. Наверное, отдает распоряжения ожидающим в Сатор-Ано отрядам. Наконец взгляд принца сфокусировался на нас.

– Благодарю, леди Эсмиа. Империя вас не забудет. Но если вам что-нибудь еще известно, самое время поделиться.

Девушка помялась, бросив короткий взгляд на Райда.

– Это дело рук главнокомандующего. Именно он отдавал распоряжения. Прежде чем убежать, я проследила за ним. Оказалось, он направлялся в кабинет императора. Почти сразу, как вошел туда, зеркала наблюдения погасли, точно лишившись подпитки. Тогда я и поняла, что пора уходить.

Хм, а сияющая-то не робкого десятка. Я по-новому взглянула на беловолосую.

– Вот почему так странно себя ведут тени! – воскликнул Верд. – Как бы они не остались без хозяина…

Предположение прозвучало будто гром среди ясного неба, сердце нехорошо сжалось. Неужели культ Кровавой Луны стал настолько сильным, что рискнул нанести подобный удар? И ведь уже не в первый раз! Вспомнился рассказ Вердериона о принце Даториане. Тогда был он, теперь вот лорд Эллэ…

– Я иду туда, это мой долг, – мрачный точно ночь Вердерион Норанг направился к выходу. – Райд, принимай командование отрядом.

– Ну уж нет, я тебя не пущу одного!

– Там мой отец!

– И мой!

Мужчины некоторое время мерили друг друга взглядами. Наконец Верд кивнул, а любимый повернулся ко мне:

– Халли, здесь не самое лучшее место, чтобы прятаться. Идемте, найдем вам другое укрытие.

Мы покинули пункт управления порталами. И правда, если культисты обнаружат, что сообщение восстановлено, непременно поинтересуются, кто же их активировал, и преимущество будет утрачено. Миновав красный коридор, поднялись этажом выше и, поплутав немного, наткнулись на переход. Похоже, здесь располагались сплошь жилые покои. Интерьер напоминал северное крыло, но вместо зимних пейзажей преобладали закаты и теплые тона. Верд подтвердил догадку, тут действительно размещали гостей, а теперь мужчины сочли хорошей идеей спрятать нас.

Прощаясь, Райд подошел близко-близко, заглянул мне в глаза. Сказал:

– Верд поручил ребятам из отряда охранять вас и вывести, если станет слишком опасно. Это будет их первоочередной задачей. Пожалуйста, не доставляй беспокойства, делай все, как скажут. Тех, кому можно доверять, ты знаешь в лицо.

Он наклонился и нежно коснулся моих губ, вызвав слабость в ногах и тревогу в груди. Хотелось вцепиться в его куртку и никуда не пускать, но я просто кивнула, заставив себя дышать ровно.

– Парни уже здесь, занимают Зал приветствий, – осведомил Верд.

– Эх… – тяжко вздохнула сияющая, когда мужчины вышли. – Я тебе немного завидую. Нет, пожалуй, даже много. – Она кривовато улыбнулась. – Интересно, каково это, когда тебя любят?

В голосе сквозила сдержанная тоска, и я решила подбодрить девушку, памятуя, как совсем недавно сама ничего не знала о любви:

– По-разному. Узнаешь, когда придет время. – Я подмигнула.

Сияющая согласно кивнула.

Прошло минут пятнадцать с тех пор, как Райд и Вердерион нас оставили. Я не находила себе места от волнения, едва ли не заламывала руки. Не давала покоя мысль: что, если там кто-то посильнее Кхамлэ? Тот же оленерогий, к примеру, очень опасен. Если этот кто-то способен совладать даже с императором, что тогда делать остальным? Наверное, мы жестоко ошиблись, решив, что глава культа Кровавой Луны Кхамлэ. Вдруг это только отвлекающий маневр? Прикрытие? Дико хотелось мысленно позвать любимого, но я боялась отвлечь его в неподходящий момент. Напряжение нарастало, я металась взад и вперед по гостиной, чувствуя себя зверем в клетке.

– Халли, тебе нужно успокоиться, – осторожно попыталась меня образумить сияющая.

Я вдруг застыла посреди комнаты, вспомнив, как вовремя вернулась тогда, в Чаще, чтобы спасти Райда. Это стало последним доводом во внутреннем споре с собой.

– Эсмиа, им может потребоваться моя помощь.


Глава 18

Сияющая сложила руки на груди и, склонив набок голову, оценивающе на меня взглянула.

– Мне нужны убедительные доводы, ведь милорды приказали ждать здесь.

Я встала напротив, приняв точно такую же позу, и, не стесняясь, применила эмпатию. За хрупкой наружностью Эсмиа скрывалась решительная натура. Хотя вряд ли дворцовые служащие могли быть иными, отбор персонала проводится по строгим критериям. Только вот раньше маги крови не умели превращать людей в марионеток.

– Я могу распознать культиста и того, кто находится под внушением, а также очистить человека от последствий влияния магии крови.

– Ого! – Глаза сияющей округлились. – Кхм… Даже на расстоянии?

– Нет. Хотя… – вспомнив Кхамлэ, осознала, что теперь способна узнать культиста, даже не касаясь. – Первое и второе – да, третье – нет.

– То есть если человеком управляет маг крови… Кто бы мог подумать, что они на это способны! – перебила беловолосая сама себя. – В общем, если такого оглушить, то ты его вылечишь и он очнется нормальным?

– Верно мыслишь.

Не стала ее разубеждать, описывая трудности, с которыми сопряжен сам процесс. Будем решать проблемы по мере поступления.

Эсмиа зажмурилась, а потом резко выдохнула:

– Идем!

– Погоди, – за неимением письменных принадлежностей воспользовалась зеркалом и кем-то забытой помадой, чтобы оставить записку «Теням», которые за нами придут. – Так-то лучше, – окинув взглядом дело рук своих, скомандовала: – Держись позади.

В пункт управления порталами добрались без приключений. Дважды кто-то попадался на пути, но мы успевали свернуть или скрыться за очередной дверью – уровень доступа Эсмиа это позволял. И вот на экране замерцал огоньками объемный план дворца.

– Предлагаю использовать ближайший к покоям, где были. Если за нами придут люди принца, они смогут быстро присоединиться к остальным.

Идея показалась здравой, и окутанные золотым сиянием пальцы двинулись, отображая знакомый уже коридор в крыле, который, как оказалось, заканчивался холлом с тремя порталами.

– Да и гостевые покои заговорщиков, кажется, не интересуют. Найдут не сразу, если даже станут искать, – поддержала я идею.

– Выйдем здесь. – Картинка в очередной раз изменилась, показав незнакомое место. – Вон та дверь ведет в кабинет императора и смежные с ним помещения, а также к Сердцу источника – залу, где возможен прямой контакт.

Она ненадолго замолчала, совершая какие-то манипуляции.

– Готово! Поторопимся.

– Эсмиа, как ты себя чувствуешь? – спросила, когда вновь подходили к покоям, где мужчины оставили нас дожидаться своих.

Сияющая побледнела, фиолетовые глаза запали. Похоже, нехитрые с виду манипуляции отняли у нее больше сил, чем казалось.

– Скоро буду в норме.

– Идти можешь? Голова не кружится?

Она кивнула, но я не слишком-то поверила. Ухватив сияющую под руку, принялась потихоньку ее подпитывать. Энергия жизни не конфликтует со световой, в отличие от энергии теней. Нелегко световикам приходится во дворце – в такой близости к теневому источнику на любые магические манипуляции требуется тратить втрое больше сил, чем обычно.

– Спасибо. – Эсмиа искренне поблагодарила. – Я планировала пойти с тобой, но, кажется, стоит остаться и прилечь. Теперь я, скорее, обуза.

Прежде чем покинуть ее, наскоро проверила покои, убедившись, что здесь по-прежнему никого нет.

– Запрись как следует и жди наших.

Попрощавшись с сияющей и обняв ее на прощанье, поспешила за Райдом и Вердом. С каждым шагом сердце колотилось все быстрей, точно призывая и меня ускориться. Все три портала оказались теневыми, но только один работал. Сглотнув, вознесла мольбу Великой Матери и активировала код доступа, что дала мне Эсмиа. Вопреки опасениям, попала туда, куда собиралась.

Просторный, строго оформленный холл в светлых тонах. И снова – никакого намека на охрану. Всего две одинаковые двустворчатые двери, но из-за одной доносится приглушенный шум. А еще я ощутила близость Райда.

Несколько раз глубоко вздохнула, разгоняя кровь и одновременно активируя все звериные способности, какие могли помочь выжить. Запахи стали отчетливей, звуки – громче, угол зрения – шире. Вдоль позвоночника прокатилась волна нетерпеливого зуда, волчица внутри зарычала, требуя немедленного единения. Отозвалась: «Не время», – и распахнула двери.

В кабинете царил погром. Сорванные с окон портьеры, светлый пол перепачкан кровавыми мазками, будто кто-то кого-то тащил. Вперемешку с осколками разбитых бюстов валялись чистые листы бумаги и какие-то документы. Сломанная мебель, опрокинутое деревце в разбитом вазоне… Довершали зловещую картину несколько тел в ливреях.

Следующие двери выглядели так, будто их вышибли тараном: расщепленная древесина, вырванные косяки, каменное крошево. Да что же это такое?! В помещении за ними тел прибавилось, одни одеты в ливреи дворцовых служащих, другие – в форме безопасников. Отметила, что есть и живые, но все без сознания. Убедилась, что им ничего не угрожает, и двинулась дальше, на звуки борьбы. Что-то творилось за следующей дверью.

Осторожно ступая, приблизилась и заглянула в проем. Оттуда вылетел какой-то предмет, и на пол упало несколько моих срезанных волосинок. Только благодаря подготовке я успела увернуться и теперь таращилась на воткнувшийся по рукоять в дверцу шкафа меч. Бесконечно долгое мгновение осознавала, что едва не погибла, а потом присела и снова выглянула из-за угла – на такой высоте мечи не летают, надеюсь…

Взору открылось круглое помещение, по центру которого поднимался столб непроглядной черноты, расширяющийся к потолку. Теневой источник, самый мощный из всех известных в мире, приковывал взгляд. Ничего подобного раньше мне не доводилось видеть. Чем дольше смотрела, тем больше погружалась в эту темноту, забывая обо всем. Волчица внутри недовольно рыкнула, и наваждение спало.

Наконец я смогла сосредоточиться на происходящем. А посмотреть было на что. Райд с двумя клинками в руках ураганом носился, отбивая атаки озверевшего отца. Лорды схватились не на жизнь, а на смерть, двигаясь с нечеловеческой скоростью. Если бы не глаза зверя, я бы видела сплошное пятно. Противники были примерно равны по силе, они то высекали клинками искры, то сшибались грудью, превращаясь в волков. Никогда раньше я не видела, чтобы вытворяли подобное, да еще с такой скоростью.

Уклонившись в очередной раз от меча, Райд пропустил направленный ментальный удар и отлетел в сторону. Главнокомандующий дернулся в обманном движении, заставив его откатиться, но не прыгнул. Вместо этого развернулся и ударил по…

Сосредоточившись на любимом, переживая за него, я толком не обратила внимания на тех, кто сражался ближе к источнику. Теневые вихри разошлись веером, разбросав людей, будто тряпичных кукол, и я увидела принца Норанга!

Время превратилось в кисель. Точно не в силах больше держать тяжелый груз, Теневой Волк упал на одно колено, из его груди вырвался нечеловеческий рык. Невероятно синие глаза полыхнули огнем, из носа потекла струйка крови. Дрожащая правая рука была направлена раскрытой ладонью на источник. Левая – отведена чуть в сторону. Вокруг Верда плясали завихрения теней.

Май Эллэ еще в воздухе отбросил парные мечи-катаны, вместо них в его руках возник световой клинок. С размаха он опустил его на голову принца. Я вскрикнула и тут же зажала себе рот.

– Отец, нет! – одновременно рявкнул Райд, в голосе которого звучали нотки обреченности. – Очнись наконец!

Кажется, Верд сделал невозможное. Он не сошел с места, лишь тело напряглось, развернулись плечи да выше взметнулась голова, словно сбрасывая тяжесть. Левая рука стремительно сжалась в кулак и резко ударила вверх. Не думала, что теневики способны на такое, но сейчас я увидела, как на пути светового клинка возник непроницаемый черный щит. Лязгнуло так, будто сшиблись два колокола. Меч главнокомандующего рассыпался искрами, которые у пола поглотили тени, а сам он точно мяч отлетел к стене. Вердерион выдохнул с хрипом и перехватил левой рукой правую, которая продолжала дрожать. Только сейчас я поняла: он удерживает оставшийся без контроля теневой источник…

Отбросив рукоять клинка с выгоревшим сердечником, Май Эллэ вскочил на ноги, несколько человек из тех, кто напал на принца, – тоже. Главнокомандующий поднял чей-то клинок, его намерения были прозрачны как никогда. Ясно, что второй подобной атаки принц Норанг уже не выдержит.

– Отец, борись!

Слова не вязались с действиями. Райд снова бросился на главнокомандующего, а я успела спрятаться за косяк прежде, чем любимый мазнул взглядом по дверному проему.

Великая Мать, что же делать? Чем я смогу здесь помочь?! И где, спрашивается, «Волчьи тени»? Подавив обуявшую панику, снова осторожно заглянула в Зал источника. Точно танцуя, любимый встал между отцом и другом. Отбив в сторону клинок, толкнул Мая плечом и тут же перекинулся в волка, отшвырнув подобравшегося слишком близко главнокомандующего. Эллэ-старший не унимался, отвлекая сына. Верд закрыл глаза, но тени вокруг не дремали. На этот раз лишь три вихря разошлись в стороны, наверное, на большее не хватило сил, и один из нападавших воинов остался на ногах. Раздумывать было некогда.

Оборот! Прыжок!

Успела вовремя, перехватив зубами запястье. В обличье волка я гораздо крупней, так что справилась с бойцом без труда. Закричав, тот выпустил меч, а я – его руку. Вредить этим людям не было смысла. Как и лорд Эллэ-старший, они все находились под влиянием магии крови.

А вот и Райд меня заметил. Выругался, как инструктор на плацу. Сделаю вид, что не расслышала. Подхватив зубами выпавший меч, выкинула за дверь. Не давая подняться разбросанным вихрями людям, пронеслась, снова сбивая их с ног. Любимый больше не ругался, был занят тем, что рубился с отцом.

Вдруг тело перестало подчиняться. Шаг, другой… Настойчивое желание отведать крови Верда наполнило слюною рот. Я осознала, что направляюсь к нему, присматриваясь, как лучше разорвать принцу горло.

Стоп!

Магу крови проще контролировать оборотника, пока он в зверином обличье. Недаром первыми фанатики подчиняли именно животных и лишь потом научились управлять людьми. Стоило это осознать, как чужая воля отступила, а я, испугавшись того, что могу натворить, снова обернулась человеком.

Если присутствующие уже находились под внушением, как маг крови узнал обо мне? Выходит, он наблюдает за битвой, а раз пытается на меня повлиять, значит, он здесь, среди нас!

Внимание отвлекли «Волчьи тени». Шестеро бойцов ворвались в комнату с источником и в два счета обезвредили нападавших. Несколько бросились на помощь к Верду, и я истошно заорала:

– Назад! Прочь отсюда! Все вон!

– Халли! – Райд осекся на полуслове, потому что в этот момент все «Тени», обнажив клинки, бросились на принца.

К счастью, Теневой Волк припас сюрприз и на такой случай или же просто успел перевести дух. Взметнулся кулак, и шестеро бронированных по самые зубы бойцов повторили полет воинов главнокомандующего. Оклемались, правда, не в пример быстрее и снова бросились в атаку. Я затаила дыхание, но на их пути вдруг возникли воины-тени. Зазвенела сталь. Никто, кроме Верда, не рисковал больше применять здесь магию. Оборот и хождение тенями – не в счет.

Стараясь держаться поодаль от дерущихся, двинулась вдоль стены, судорожно шаря глазами по залу. Раньше эта часть была скрыта от меня источником. Но теперь я увидела пленников. Люди лежали, пригнув к земле головы и сложив на затылке руки. Навскидку – человек двадцать или даже тридцать. Вдруг кто-то шелохнулся. Затем еще один, и еще.

Первый – мужчина в дворцовой ливрее – разогнулся и сел. Черноволосый, с роскошными усами и крупным носом, он непонимающе завертел головой, точно очнувшись ото сна. В глазах застыли удивление и ужас. Губы прошептали имя богини.

Поднялся второй – потрепанный франт в деловом костюме. Новомодные очки в тонкой золотой оправе свисали с одного уха, а некогда тщательно уложенные волосы растрепались и торчали в стороны. Он тоненько взвизгнул, прижав к губам руку, и повалился в обморок. Своим падением разбудил какую-то девушку.

Сияющая в такой же форме, как у Эсмиа, блеснула перепуганными фиолетовыми глазами и предпочла поступить как большинство – приняла прежнюю позу. Она не осознавала, что заметно дрожит. Запах страха щекотал кислым ноздри.

– Бесы! Кто же ты? Где ты? – шептала я, высматривая кого-то подозрительного.

Маг крови скрывается среди этих людей, уверена. Но на проверку каждого уйдет слишком много времени, которого нет. Нужна хоть какая-то зацепка. Намек.

Очнулись еще несколько пленников, мне болью сдавило виски. А ведь и маг крови осведомлен о моих способностях! Не в силах меня подчинить, решил просто убить. Рисковый парень, гнева Кхамлэ не боится. Кстати, а почему, собственно, парень? Не потому ли, что вижу знакомое лицо? Новый помощник мэра Сатор-Ано, откуда он здесь?

Давление усилилось. Стараясь внешне не подать виду, что мне больно, произнесла одними губами:

– Что, тварь, непросто стольких разом держать под контролем?

Фанатик понял. Его лицо исказила ярость, капелька пота поползла по виску, выдавая предельное напряжение. Возможности мага крови были небезграничны. Когда он сосредоточился только на мне, почуяв опасность, на других влияние ослабло. Медлить нельзя, мало ли что еще он придумает. Вдруг начнет убивать пленников или просто вызовет подмогу?

«Райд! Маг крови здесь!»

Повернулась к любимому, тот как раз поднырнул под меч отца. Крутанулся, подрезая сухожилия, и ударил рукояткой в висок. Май осел, а Райд, проследив мой взгляд, отшвырнул оружие. Пока он неспешным шагом направлялся прямиком к изрядно напуганному брюнету, давление на мою бедную голову постепенно исчезло. Один за другим приходили в себя пленники. Поднимались, растерянно озираясь. «Тени Верда», те, что были под контролем, тоже освободились от чужой воли. Побросали оружие, демонстрируя мирные намерения. Май Эллэ без чувств лежал на полу. Вокруг растекалась лужа крови.

Мой волк подошел к тщедушному культисту, возвысившись над тем точно гора.

– Что такое, не получается? Вот и Кхамлэ не смог.

Коротким ударом в район переносицы он отправил брюнета в нокаут. Как по команде рядом возникли два теневика, уже привычно подготавливая преступника к транспортировке.

Когда мы подошли, отрядный врачеватель остановил кровь и привел главнокомандующего в чувство.

– Прости, отец…

– Ты все правильно сделал, сынок. Хотя убить сразу было бы проще и разумней, но спасибо, что оставил в живых. – Май вдруг тепло улыбнулся, протягивая руку.

Немного помедлив, точно не веря, что все закончилось, Райд протянул свою. А затем повернулся ко мне.

– Волчонок…

Не дожидаясь, что он скажет, обняла, спрятав лицо на груди. И плевать на мокрую от пота майку. Прошептала:

– Прости. Прости, что снова тебя не послушалась.

В этот момент что-то грузно шлепнулось на пол. Все обернулись.

– Вердерион!

Мы бросились к принцу Норангу, в этот миг посреди зала сгустились тени, сложившись в фигуру лорда Ярранта.

– Что здесь, – увидев меня, он явно проглотил ругательство, – происходит?!

Мгновенно оценив обстановку, перехватил контроль над источником. А врачеватель склонился над потерявшим сознание Вердом.

– Превышение возможностей потенциала, но он быстро восстанавливается. Ему бы выспаться…

Принц Норанг открыл глаза, в которых больше не пылало потустороннее синее пламя, по очереди осмотрел всех нас.

– Льяре ни слова! Ей нельзя волноваться, – прохрипел Верд, грозно прищурившись.

Врачеватель прыснул. За ним не выдержала я, расхохотался Райд. Пугая пленников, ржали бойцы из отряда. Даже лорд Яррант усмехнулся и принялся медленно обходить источник по кругу.

– Кто-нибудь понимает, что здесь творится?! – вдруг раздался его голос. – Есть хоть один артефактор, который сможет снять эту штуку? И… Эллэ, вызывай дядю, потребуется опытный врачеватель.

Вряд ли кому доводилось ранее видеть грозного теневого мага Ярранта настолько выбитым из колеи.

Внутренне приготовившись увидеть нечто ужасное, направилась туда, где стоял советник, и тотчас перед моими глазами предстало небывалое зрелище. Под самым потолком прямо в воздухе висело тело, прикованное сотканными из света кандалами, которые нестерпимо сияли.

– Великая Мать! Император… – прикрыла рот ладонью.

Алларик, похоже, был без сознания или же погружен в транс. С израненных запястий стекали ручейки крови, теряясь в непроглядных тенях, укутавших нижнюю часть туловища и ноги.

– Как его освободить? – спросила у подошедшего Райда.

– Не знаю, – отозвался любимый. – Это артефакт сияющих, понадобится хороший световик.

Среди пленников мага крови нашли сияющую, ту самую, что не желала выделяться среди прочих. Девушку била крупная дрожь, она точно не замечала происходящего, лишь слабым голосом просила отпустить ее домой.

– Вряд ли будет толк, милорд, – с сомнением покачал головой врачеватель.

– Начните эвакуацию пострадавших, – вздохнув, скомандовал советник. – И вызовите декана Аппаланцо. Срочно!

Во время нападения культистов на академию прежний декан сияющих погиб, и его заменила главный мастер-артефактор Атолиа Аппаланцо. Одно время она даже преподавала у нас основы высокого искусства.

– Райд, может, Эсмиа сумеет помочь? И еще, мне кажется, не стоит отпускать пленников, они могут находиться под внушением.

– Эсмиа показалась толковой, – кивнул Райд и сделал жест нелману из «Теней», а затем окликнул советника: – Лорд Сатем, слышали, что предлагает моя невеста?

– Здравая мысль, студентка Эрпи. Действуйте, – бросил он в пространство, не сомневаясь, что приказ будет исполнен, и снова повернулся ко мне. – Ну как, готовы поработать?

– Сделаю, что смогу, но… – Оценила масштабы бедствия: тридцать три пленника, бойцы отряда и прочие присутствующие. М-да… Справлюсь ли? – Понадобятся врачеватели и те, кто сможет подпитать меня. И… Я не уверена, что хватит сил помочь всем сразу.

– Начните с того старого вояки, который прохлаждается, пока остальные работают в поте лица. – Лорд Яррант указал на главнокомандующего, что сидел, прислонившись спиной к стене. – Он нам может понадобиться.

В тот же миг вместе с одним из теневиков появилась Эсмиа. Было похоже, что она сопротивлялась до перехода. Растрепанные волосы, горящие возмущением фиолетовые глаза, раскрасневшиеся щеки. Смерив фигуру доставившего ее бойца, она хотела было что-то сказать, но, увидев советника и источник, осознала, где находится. Лорд Яррант лично посвятил сияющую в суть проблемы. И, осмотрев висящего под потолком императора, та подтвердила выдвинутое им чуть раньше предположение:

– Да, вы правы, милорд. Артефакт преобразует энергию теней в энергию света. Его императорское величество попал в ловушку собственного потенциала. Чем больше сил прикладывается для освобождения, тем сильнее воздействие, притом, что могущество его императорского величества рядом с источником безгранично. Я бы сказала, культисты нашли единственный доступный способ с ним совладать. Одно странно – не вижу предмета, который генерирует кандалы. – Эсмиа принялась осматривать пол вокруг попавшего в ловушку Алларика Норанга.

– Кхм… Есть проблема. – Отрядный врачеватель, который уже с полминуты мялся рядом, вклинился в разговор: – Слишком большая нагрузка на сердце и внутренние органы. Так мы можем остаться без императора в ближайшие, – он задумался, – десять минут.

Я бросилась к отцу Райда.

– Простите, милорд. Мне нужно расположиться за вами.

Главнокомандующий с прищуром взглянул.

– Снова ты?

– Не очень-то вежливо, не находите? – выдержала я долгий взгляд серо-стальных, почти как у Райда, глаз.

– Волчонок скалится? – Он криво ухмыльнулся, чем снова мне напомнил одного лорда-бабника.

Лишь на мгновение почувствовала давление ауры вожака, а потом Май Эллэ скривился от боли и даже оперся ладонью на пол. Ну да, знакомо. Длительное воздействие магией крови делает использование способностей лла’эно опасным.

– Если вы верны своему императору, лорд Эллэ, делайте, как я сказала! – В моем голосе лязгнула небывалая доселе сталь.

Надоел уже своими замашками! И как только такая женщина, как Литиция, смогла в него влюбиться?

Кряхтя, главнокомандующий отодвинулся. Заговорил почти мирно, хоть и ворчливо:

– Если сможешь убрать это из моей головы, пересмотрю свое к тебе отношение, охотница за богатством. Или, может, маг крови? – Он снова испытующе уставился.

– Милорд, вы можете относиться ко мне как угодно и считать кем угодно, но я все равно вас вылечу. Сидите спокойно! – крепче сжала его виски, бесцеремонно повернув голову главнокомандующего. – Ну и характерец!

– Поговори мне еще!

– Ну что вы! Я знаю, кто в стае главный.

Странно, что болтовня не мешала сосредоточиться. Продолжая разговор, я уже видела засевшую внутри главнокомандующего багрово-грязную тварь. Пожалуй, с такой матерой мне не доводилось раньше встречаться и впереди ждет настоящая битва.

Не успела сосредоточиться, как меня резко дернуло куда-то вниз. Кажется, так описывают переход на новые глубины транса. Происходящее казалось реальностью, впору забыть, что все ненастоящее. Я обнаружила себя посреди Зала источника, такого же, как и во дворце, только гораздо больше. Высоченные потолки и дальние углы скрывались в непроглядном тумане. Посередине от пола до самого верха вздымался широкий, багрово-бурый столб энергии. Как будто сама тварь превратилась в источник. Из этого помещения не было ни единого выхода – ни дверей, ни окон.

Чувство тревоги стало нестерпимым. Я снова и снова напоминала себе, что все не по-настоящему, но упрямая, точно навязанная извне мысль настойчиво убеждала: это не так.

Верд успел между делом поведать мне, как культисты пытались «перекрасить» источник на границе с Файбардом. Тогда он стал свидетелем бесчеловечного жертвоприношения, а позже едва не потерял свою невесту и не погиб сам, но сумел выжить и спасти Льяру. Фанатики верят: чтобы сделать источник кровавым, нужно принести много жертв, в том числе особу королевской крови.

Осознание прошибло как молния. Вот чего добивался Кхамлэ! Кровь императора уже внутри, а приготовленных в жертву пленников на деле легко заменить кем-то более ценным. Например, мной…

Эта битва – решающая. Мне нельзя проиграть.

– Волчонок, ты справишься! Сражайся, ну же! – Два голоса прогремели хором, и оба принадлежали лордам Эллэ. Один – отцу, другой – сыну.

Образ сражающегося двумя мечами оборотника показался на удивление ярким. Одновременно из источника появилось чудовище. Гигантский ящер, покрытый чешуей брони. Вальяжно переступая лапами и поводя огромными рогами, он сфокусировался на мне, точно давая перед смертью ощутить, какая я маленькая и никчемная. Разверзлась пасть, усеянная тысячей зубов-игл.

– Тебя нет… Ты не существуешь… – шептала я, не в силах даже зажмуриться.

Будто опровергая эти мысли, удар шипастого хвоста выбил крошево из каменного пола, дракон развернул красные, кожистые, как у летучей мыши, крылья и, издав оглушительный рык, бросился в атаку.

– Великая Мать, помоги! – прикрыла глаза, а когда распахнула, вместо меня лесного демона встретил воин-оборотник.

Воображаемая хитиновая броня укрыла мое воображаемое тело. Два воображаемых клинка-катаны возникли в обеих руках, один – теневой, другой – сотканный из света. И пусть подобное невозможно, здесь мы будем играть по моим правилам. Гравитации больше не существовало, я просто отменила ее, перемещаясь в пространстве со скоростью, недоступной пониманию. Удивленное чудовище ревело, не слишком успешно пытаясь сопротивляться, а на стене неумолимо отсчитывали секунды гигантские часы – их тоже создала я, чтобы знать, сколько осталось жить императору. Десять минут? Мне следует управиться за три!

С каждой нанесенной раной дракон уменьшался в размерах. Проигрывая, нырял в источник и тут же возвращался невредимым. Мне нужно было что-то еще, и я нашла способ. В следующий раз, когда обновленный демон показался наружу, его ждал сюрприз. Сотканная из золотого света гигантская волчица вцепилась прямо в горло. Царапающие когти проходили сквозь мое тело, не причиняя вреда, а вот демону явно становилось худо. Чем крепче сжимались волчьи челюсти, тем ярче разгоралось внутреннее пламя, пока ослепительная вспышка не поглотила все пространство. Очистительный свет разогнал багрянец и уничтожил источник, в тот же миг я очнулась.

Первое время моргала, оглушенная, не в силах сообразить, что происходит.

Меня оттащили в сторону, что-то терпкое влили в рот. Кто-то похлопал по щекам.

– Халли! Халли, держись!

С трудом запрокинув голову, увидела Райда. Это он меня держит?

Мощный прилив ласковой энергии подтвердил догадку и прочистил сознание, окончательно возвращая в реальность.

– Молодец, девочка! Я горжусь тобой! – Это уже лорд Яррант.

Похвала от советника вызвала шальную улыбку, я даже попыталась подняться. Правда, не удалось – то ли сил не хватило, то ли просто Райд меня слишком крепко держал.

– Император?

Любимый только отрицательно мотнул головой, подтверждая опасения.

– Спасибо, дочка, – прохрипели слева. – Прости, ты не заслужила тех слов. Теперь я знаю и… Я видел, как ты сражалась, от начала и до конца. Ты настоящий боец.

Повернув голову на слабый голос, встретилась взглядом с главнокомандующим. Им занимались сразу три врачевателя, вливая энергию. Бурая тварь от души постаралась, высосала едва не до капли – на оборотнике лица не было.

– Милорд Эллэ. – Я все же высвободилась от излишне крепкой хватки Райда и присела подле его отца, взяла ослабевшую руку в свою. – Милорд Эллэ, миленький, где артефакт, что вы принесли, скажите нам?

– Я… – Страдальческая гримаса исказила постаревшее лицо. – Я не помню! Бесы! – Вырвав руку, он ударил кулаком о пол. – Не могу вспомнить…

Что ж, не новость. Хотя наши сознания переплелись во время боя очень тесно. Не настолько, как тогда с принцем Норангом, но все-таки. Вдруг получится?

– Райд, помоги-ка, – Меня тут же подняли на руки. – Нет, поставь.

Я подошла к императору и, чтобы не отвлекаться, закрыла глаза.

Этот же зал, только до того, как здесь случилась битва…

– Май? Что ты здесь делаешь? – Удивленный Алларик Норанг резко оборачивается, и в этот момент ему под ноги летит пуговица. – Что за…

Договорить теневик не успевает, два луча света, похожие на клинки, устремляются к нему, тот в защитном жесте вскидывает руки, одновременно инициируя теневой переход. Но поздно – кандалы, возникшие на запястьях, вырывают его обратно в реальность. Еще одна попытка освободиться с помощью источника приводит к тому, что свет разгорается ярче, Алларика подбрасывает к самому потолку, одновременно источник теряет четкость линий, тени начинают расползаться по залу…

В себя пришла, стоя на четвереньках. Прохрипела:

– Артефакт где-то здесь. – Палец указал на лужу императорской крови.

Без лишних вопросов декан Аппаланцо бросилась на колени, зашарила окутанными светом руками по красной жиже.

– Есть! Я нашла!

Рядом тут же оказался лорд Яррант. Подхватив меня на руки, Райд подошел ближе, удовлетворяя обоюдное любопытство.

– Такой малюсенький? – удивленно протянула вытянувшая шею Эсмиа.

Артефакт-преобразователь и правда был размером с плоскую пуговицу от ливреи и по виду ее же напоминал, только восемь камней, вживленных особым образом, его и отличали. Да уж, искали бы долго.

– Дело не в размерах, а в особой огранке, – отозвался советник.

– А вы откуда знаете? – кокетливо улыбнулась Атолиа.

– Доводилось уже сталкиваться, – неопределенно ответил он. – Вы можете его выключить?

Помедлив, декан кивнула.

– Эсмиа?

– Готова.

Сияющие сработали быстро.

Затем, повинуясь воле лорда Ярранта, освобожденного императора аккуратно подхватили и спустили отделившиеся от источника тени, бережно уложили на пол. Им тут же занялся подоспевший доктор – дядя Райда. Вернулся Вердерион, которого совсем недавно уносили куда-то на носилках, бросился к отцу. Возникла суета, и в этот момент неприметная дверь в стене отворилась, на пороге появилось новое для меня лицо.

– А… – Русоволосый, заросший бородой мужчина окинул Зал источника ошалевшим взглядом, и в его глазах отразилось крайнее изумление. – А, собственно, что здесь происходит?!

Вердерион медленно выпрямился:

– Даториан? Как тебе удалось освободиться?


Эпилог

– Его имя – Джонас Эббер, сирота. Никогда не попадался на глаза безопасникам до сих пор. Юридически подкован, окончил столичный университет по льготной программе. Не шиковал, но и не нуждался. Вроде как ему помогали дальние родственники из Тандорона, хотя теперь сомневаюсь. После окончания зарабатывал на жизнь помощником нотариуса, позже стал давать частные консультации.

Райд замолчал, чтобы положить в рот очередную порцию салата с морепродуктами, к которому я тоже успела пристраститься, пока гостила в поместье Эллэ, и даже научилась его сама готовить.

– Втирался в доверие при помощи магии крови и творил угодные Кхамлэ дела?

– Именно. Вместе с Валерианом Шатоли они впервые объявились в кабинете моего отца. – Райд наморщил лоб. – Наверное, уже тогда прощупывали почву, проверяя, насколько главнокомандующий поддается влиянию. Пришли с прошением. Шатоли потребовались свободные земли рядом с поместьем Эллэ, но в обычном случае на них могли претендовать лишь члены королевской семьи или нашего рода. Отец все подписал, даже не осознав, что это не его собственное решение. Если у кого и возникли вопросы, то они так и остались незаданными.

– Что им мешало сразу заполучить дарственную?

– Это вызвало бы ненужные подозрения. А так все чин чином. Мол, мы активно выстраиваем торговые отношения с Тандороном. Позже последовало еще несколько деловых визитов, с виду – совершенно невинных, во время которых Джонас потихоньку подталкивал главнокомандующего к мысли выдать Кассандру замуж за одного из Шатоли, чтобы получить возможность на законных основаниях бывать в доме Эллэ и потихоньку добиваться своих целей, а точнее, тех, что ставил перед ним Кхамлэ.

– Это ужасно! Представляю, что культисты могли наворотить, прикрываясь протекцией рода Эллэ. Странно, но теперь мне кажется: хорошо, что события развивались именно так, как развивались. Неизвестно, куда бы мы пришли, действуй фанатики осторожнее.

– Может, ты и права. – Райд поднял бокал, меняя тему. – Не жалеешь, что осталась без девичника?

– Нет. А ты?

– А что я? Я организовал ребятам праздник и улизнул, чтобы поужинать с тобой. Соскучился.

Мы чокнулись, и я отпила глоточек игристого.

– И я.

Некоторое время мы целовались, а когда прервались, голова кружилась неимоверно. Оба, тяжело дыша, смотрели друг на друга.

– Я приду… позже.

– Имейте терпение, лорд Эллэ, это плохая примета. К тому же завтра я стану вашей женой. – Получилось хрипло, и Райд лишь зарычал, пожирая меня таким голодным взглядом, что стало жарко.

– Завтра ты ответишь за свои слова. – Наклонившись над столом, любимый поцеловал меня в кончик носа.

– Иди к друзьям, я хочу немного побыть одна. Посмотреть на море. Подумать.

Подарив мне долгий взгляд, он кивнул.

– Утром за тобой придет моя мать, встретимся в храме.

Мы еще долго целовались у портала, пока я не оттолкнула упорствующего жениха.

– Тебя уже потеряли, наверное. Иди.

Совсем не хотелось отпускать любимого, но сейчас действительно нужно, чтобы он ушел. Когда символы на портальной площадке погасли, поднялась в отведенную мне комнату – этот вечер я согласилась провести в собственном доме Райда, где мы собирались жить. Он располагался на побережье, и из окон открывался чудесный вид на бескрайнее море. Сегодня оно волновалось, с грохотом накатывая на берег, тревожилось. Тревожно было и внутри.

В прихваченной из Сатор-Ано дорожной сумке нашлось место оборотническим штанам, ботинкам и куртке – там, куда я собралась, нежарко. Быстро одевшись, позвала мысленно:

– Милорд Вердерион?

Мы использовали выстроенную заранее связь стаи, я пошла на это добровольно, тем более скрывать от принца Норанга нечего.

Тени посреди комнаты сгустились, и в тот же миг Теневой Волк предстал передо мной собственной персоной.

– Я до последнего надеялся, что ты передумаешь, но вижу – нет. – Он указал на мое облачение.

– Мне жизненно необходимо его увидеть. Я… Эти дни мне снится один и тот же кошмар – Кхамлэ на свободе. Я должна убедиться…

Не стала уточнять, что вижу, как он появляется у нас дома и, зловеще хохоча, убивает нашего с Райдом еще не рожденного ребенка. Именно поэтому я с криком просыпаюсь по ночам и именно поэтому упорно не соглашаюсь больше ночевать с Райдом до свадьбы, но дальше тянуть невозможно. Наверное, именно поэтому принц не отказал мне в помощи.

– Готова?

– Да.

Теневой Волк молча шагнул ближе и приобнял за плечи, а через долгое мучительное мгновение мы очутились в кромешной темноте в холодном и сухом месте. Стоило сделать шаг, и под подошвами ботинок хрустнул камень. Я остановилась и поежилась.

– Вернемся?

Усилием воли подавила нервную дрожь.

– Нет, идем.

Принц Норанг взял меня за руку и ободряюще сжал ладонь. Мы долго двигались пещерами Эрлата и трижды переходили тенями, пока я окончательно не перестала ориентироваться. Это и правда тюрьма без выхода, особенно если ты не теневик, но мысль о побеге Кхамлэ не давала жить, превратившись в навязчивую идею.

Из секретных архивов службы безопасности удалось выяснить, что мой настоящий отец в прошлом был молодым и талантливым врачевателем. И весьма амбициозным. Последний представитель опального рода, ныне вымаранного из книги родов Эрессолда и забытого. Прикрываясь работой, он стремился вернуть былое могущество. Когда его уличили в противозаконных экспериментах над беременными женщинами из бедных семей, он сбежал в Тандорон. С тех пор много лет о нем ничего не было слышно.

– Халли, – Верд остановился, – мы почти у цели, но мне все больше кажется, что это плохая идея. Райд не простит, если узнает, какой опасности я тебя подверг.

– Но ведь здесь невозможно использовать магию?

– Традиционную магию – да, но эмпатия по-прежнему действует, как и звериные чувства, хотя перекинуться не получится. Мы точно не знаем, способен ли Кхамлэ и здесь использовать магию крови.

– Он там? – указала подбородком вглубь коридора.

– Да.

– Милорд, тогда останьтесь, пожалуйста, здесь. Для вас он опасен, а мне не сумеет навредить.

Я была уверена в своих словах. Последняя битва позволила обрести новые знания и навыки. Теперь ни один маг крови не может на меня повлиять. С молчаливого согласия принца пошла вперед, мысленно прося прощения за то, что подтолкнула его принять это решение. Великая Мать, клянусь своей жизнью, что больше никогда так не поступлю с близкими людьми.

– Я позвал, и ты пришла. – Скрипучий голос из темноты не спрашивал – констатировал факт. Он звучал по-прежнему властно, точно это я была пожизненным узником эрлатской тюрьмы. – И привела того, кто гарантированно сможет нас отсюда вытащить. Умница, я знал, что не подведешь.

– Не обольщайся, я пришла, потому что так решила сама.

– Кстати, что тебе сегодня снилось? Хорошо ли спится?

Сухой смех посыпался, точно соль из мешка.

Что за намеки? Это все он?! Когда и как Кхамлэ успел повлиять на меня, да еще так, что я и не заметила? Нужно кончать с ним прямо сейчас, но… Ведь дознаватели так и не сумели добиться, где находится источник.

– Как тебе удалось?

– Что именно?

– Обрести такое могущество? Заполучить целый источник? Я так смогу, если пойду за тобой?

– Сегодня ты начала задавать правильные вопросы, дочка. Что же случилось?

Я ступала по хрупкому льду, стараясь убедить его, что моя заинтересованность искренняя. Применив эмпатию, продемонстрировала образ висящего под потолком императора.

– Я была там, – разрешила едва заметной улыбке тронуть губы. – Меня впечатлило, – постаралась быть краткой. – И еще завтра я выхожу замуж за Райда Эллэ.

– Так это же просто прекрасно! Прими мои поздравления, ты сумела высоко забраться.

– Но хочу еще выше, – подпустила толику надменности в голос, самую малость, для достоверности. – Источников, сокрытых в Чаще, и на мою долю хватит. Так как тебе удалось заполучить свой?

Намеренно не спросила, где он находится.

– Я много путешествовал по Чаще, – начал Кхамлэ, и я едва не возликовала, осознав, что сумела его просчитать.

Как и все, кто многого добился, Кхамлэ любил покрасоваться, да только вот где такому, как он, найти благодарного слушателя? Он и не подозревал, как обостренная до предела эмпатия ловит стремительно мелькающие образы в отголосках его мыслей. Я вряд ли это запомню, но глубокий транс со специалистом-врачевателем поможет распознать картинку. Или единение сознаний с принцем Норангом.

– Больше двух лет прошло, прежде чем повезло наткнуться на то, что нужно. Кстати, ты знаешь, что Кхамлэ – это имя высшего лесного демона?

– У лесных бесов нет имен, – удивилась я по-настоящему.

– Кхамлэ не бес, а, как я уже сказал, демон. И он вполне реален. Если пробыть в Чаще так долго, как я, и посетить самые отдаленные уголки, то можно узнать много нового. Я обнаружил заброшенную библиотеку, а в ней – одну оч-чень интересную книгу. О! Как я обрадовался, когда понял, что все это время был прав!

Заинтересованность мне даже не пришлось изображать. Перед внутренним взором мелькали смутные образы поглощенных Чащей развалин. Подвал, ровные ряды странных столов, на каждом из которых – артефакт. Поваленные стеллажи с книгами. Множество книг повсюду. Одна – в темно-бордовой обложке, с которой скалится рогатый золотой череп… Странная тень, и тут Кхамлэ будто закрылся, несмотря на то что его голос продолжал звучать. А потом картинка сменилась…

– Исследования двигались в верном направлении, но требовали много вложений. Кроме того, мне нужны были последователи, и я организовал культ Кровавой Луны. Это отребье шло за мной ради мнимого могущества, но были и те, кто помогал продвигаться в изысканиях. Эти – особенно ценные.

– Такие, как Халабрия Хрост? Ты о нем? – решив показать осведомленность, упомянула имя бывшего главного врачевателя академии. Предателя, убитого дочкой советника Льярой Яррант. Об этом тоже весьма кстати поведал Вердерион еще во дворце после того, как все закончилось.

– И о нем в том числе. Хрост был хорош, но, к сожалению, служил не тем людям. Я ведь, как и прежде, предпочитал заниматься наукой, свалив остальное на плечи своих протеже – сообщники обретались с легкостью, стоило найти червоточину в душе и немного подтолкнуть, поманив лакомым куском, коим является власть. Магом крови можно сделать любого, даже не лла’эно. Каждый из них был убежден в собственном могуществе и искренне полагал, что именно он – главный. Я не спешил разрушать их иллюзии.

– Почему ты мне все это рассказываешь?

– Отныне у меня нет секретов от любимой дочери.

Вон как заговорил! Видно, на свободу очень хочется. Запрятав поглубже иронию, спросила:

– А остальные? Остался же кто-то еще?

– Остались, но никто не сравнится с тобой. Ты сумеешь достичь небывалых высот. До сих пор не могу поверить, что ты заставила принца перенести тебя сюда.

– Мне не нужны конкуренты.

– Сама избавишься, если станут мешать.

– Придется вскипятить им мозги?

– Зачем? Достаточно велеть покончить с собой, а уж способ каждый сам найдет.

– Как ты поступил с моей мамой?

Ногти больно впились в ладони. Кхамлэ поздно понял, что происходит, а я уже узнала достаточно, чтобы прекратить разговор.

– Ты что задумала? Эй! Не смей! Не с…

Несмотря на кромешную темноту, я закрыла глаза, и влажный чавкающий звук рассказал, что его не стало. Наверное, Кхамлэ переоценил мои способности, но меня устроил и самый примитивный способ. Не открывая глаз, развернулась и уткнулась в чью-то грудь, осознав по запаху – Вердерион. Меня колотило так, что зуб на зуб не попадал.

– Тебя понести?

– Сама дойду.

Мы молчали, пока снова не оказались в поместье Райда… Нашем поместье. Минуя всякую охрану, Теневой Волк вернул меня туда же, откуда взял, – в мою комнату.

– Плохо дело. Лорд Яррант поклялся найти и уничтожить кровавый источник, и он еще не закончил с допросами. Придется как-то все это объяснить. – Принц Норанг нахмурился, и я вдруг отчетливо поняла: он собирается взять вину на себя.

– Милорд Вердерион, расскажите лорду Ярранту правду. Это я убила Кхамлэ, потому что не могла иначе. А еще мне удалось узнать, как найти то, что ищет советник.

Эту ночь я впервые спала без кошмаров, крепко и до самого утра.


Столичный храм поражал торжественностью и величием, а внутри был намного просторнее, чем казалось снаружи. Специально для нас два дерева образовали увитую цветами церемониальную арку. Проходя через нее к жениху, я на мгновение почувствовала ласковое тепло и прилив энергии.

Отзвучали слова клятвы, мы замерли, держась за руки и глядя друг другу в глаза, будто и не было вокруг трех десятков гостей. Торжественный голос жреца донесся точно издалека:

– Властью, данной мне Великой Матерью, объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловаться.

В этот миг случилось чудо – в воздухе зазвенели серебряные колокольчики, солнечный луч заставил сощуриться. Когда глаза привыкли к яркому свету, откуда-то появились две крупные серебряные бабочки, которые принялись танцевать в воздухе над нашими головами. В какой-то момент они спустились особенно низко, и вдруг на нас осыпалось облачко искрящейся и мерцающей на солнце пыльцы.

Одновременно раздались ликующие крики. Спрятавшись от летящего риса и цветочных лепестков за моей фатой, Райд принялся целовать меня так жарко, что пришлось уцепиться за него, чтобы устоять на подкашивающихся ногах. Почувствовав это, муж, не прерываясь, подхватил меня на руки.

Теперь мы семья – одно на двоих сердце, как речено богиней. Истинная пара, по ее благословению. Нам придется научиться быть вместе и в горе, и в радости, хотя мы уже познали и то и другое. Синдром разгулялся, достигнув апогея. Теперь мы говорили без слов, чувствовали друг друга задолго до появления, да и еще много чего, о чем не пишут в учебниках, зато поразительно много знают в семействе Эллэ. Эта тайна – теперь и моя тайна тоже.

«Как же мне хочется украсть тебя отсюда! Прямо сейчас».

«Я бы с удовольствием, но твоя мама нас не простит».

«Да уж, она потратила слишком много сил на подготовку этой церемонии».

«Тогда не будем ее расстраивать».

Наша свадьба получилась шикарной. И пусть не с чем сравнить, я в этом уверена. Не думаю, что многие могут похвастаться присутствием на собственном торжестве императора, его первого советника и целых двух принцев. Сразу из храма Велик