Мелоди Адамс - Рейдж

Рейдж [Rage ru] 536K, 91 с. (пер. Любительский (сетевой) перевод, ...) (Инопланетные Виды-1)   (скачать) - Мелоди Адамс

Мелоди Адамс
РЕЙДЖ


Пролог

Близ Олбани, Джорджия, США, 19 июля 2023 года, 17:47 по местному времени.

ДЖЕССИ

— Твою мать, — тихо пробормотала я про себя, пока шла по тускло освещённому коридору. У меня было глупое чувство, что я заблудилась на станции. Я всего лишь три недели была на «ДМИ», «Декстер Медикал Индастриз», и всё ещё не могла здесь сориентироваться. Я должна была доставить ряд анализов крови в лабораторию на станции У3. По крайней мере, я была уверена, что это была У3, о которой сказал мне лаборант. Или это всё-таки была У2? От ужасного шума я вздрогнула и почти уронила образцы крови.

Этот звук был похож на рёв дикого животного. На этой станции держали подопытных животных? Возможно, я попала в правильное место. Если лаборатория находилась здесь, то можно было предположить, что тут они держали и подопытных животных. Мне было не очень комфортно, потому что, в действительности, я не верила в исследования на животных, которые проводила такая компания, как «ДМИ». К сожалению, я не получила никакого другого места для практики. Я немного опоздала, поскольку должна была позаботиться о похоронах своей мамы. Во всех близлежащих больницах места для стажировки уже были заняты, и «ДМИ» был единственным, у кого ещё было для меня место. Это было совершенно не то, чего я ожидала. Я хотела работать с больными и ранеными, а вместо этого должна была брать заборы крови у солдат и выдавать медикаменты для тестирований, которые солдаты проходили добровольно.

Я снова услышала рычание и спросила себя, от какого животного оно могло исходить. Я всегда думала, что для исследований используют морских свинок, обезьян и собак, но то, что я тут слышала, кажется, было большим и диким животным. Хищник! По моей спине пробежал холодок. Что бы это ни было, звучало оно как помесь медведя и льва. Я никогда ещё не слышала такого рыка. Я шла дальше с неприятным чувством, пока не наткнулась на другой вход в конце коридора.

— Направо или налево? — спросила я себя. — Эне-мене-му[1]. — Я повернула направо и сразу услышала рычание и звон цепей. Тяжёлых цепей. Я с трудом сглотнула. Что это за животное такое, раз его пришлось заковать в цепи?

«Очень глупая затея», — молча ругала я себя, пока осторожно шла дальше. — «Держу пари, что проклятая лаборатория совсем не здесь. Будь умницей, Джесси. Разворачивайся и убирайся отсюда!»

Несмотря на своё внутреннее предупреждение, я переставляла ноги шаг за шагом, пока не увидела ряд клеток вдоль прохода. Массивная решётка, похожая на тюремную секцию, попала в поле зрения. Я сделала вперёд ещё несколько шагов, чтобы посмотреть, что за существо они держат здесь в плену. Я замерла. То, что стояло там, в клетке, прикованное к стене, было не животное. Это был человек. Нет! Необычный человек! Это существо было не по-настоящему человеческим, даже если на первый взгляд оно так выглядело. Он был похож на исполинского силача, но, когда он с рычанием повернул ко мне своё лицо, я увидела, что у него длинные клыки и глаза, как у кошки.

Казалось, что в сумерках они светились подобно кошачьим глазам. У существа были чёрные волосы, которые непослушными локонами доходили ему почти до середины спины. Форма головы была необычной. Лоб был немного удлинён, а затылок слегка сужался. Это существо, несмотря на жуткий человеческий вид, выглядело весьма симпатичным и привлекательным. На лице застыла маска ненависти и ярости. Неудивительно, что он был здесь прикован. В голове возникло множество вопросов: «Почему его здесь так держали?», «Кем он был?», «Было ли больше представителей его вида?»

— Предупреждаю тебя, — неожиданно сказал он, его голос был больше похож на рычание с раскатистым «р». — Если ты надумаешь выцедить из меня ещё больше крови, я сломаю тебе шею.

Я была поражена. Казалось, он выкрикивал не пустые угрозы.

— Я… Я здесь не для того, чтобы причинить тебе боль, — шокировано начала заверять я. — Я… Я не знала, что…

Он рассматривал меня. Его ноздри дрожали, как у животного, которое чуяло запах. Я пристально смотрела в его завораживающие глаза. Они были янтарного цвета, весьма восхитительные, но странные. Только после некоторого раздумья я поняла, что было так необычно. Его зрачки были не круглые, а продолговатые, как у кошки.

— Почему ты здесь? — старался он узнать. — Ты работаешь на них, но я тебя здесь никогда не видел.

— Я хотела… Я должна… эти образцы здесь, чтобы… отнести в лабораторию, и я думала…

— Ты думала, что сможешь увидеть Инопланетный Вид. Понимаю, — его голос звучал презрительно.

— Инопланетный Вид? — тихо спросила я. Я медленно спрашивала себя, что действительно здесь делала «ДМИ». Пытала людей? Но этот мужчина не был человеком. Кто он? Инопланетный Вид? Значит, он — инопланетянин? Я в замешательстве покачала головой.

— ЧЕЛОВЕК, — прорычал он и оскалил зубы. — Я ненавижу вас, людей. Вы создали нас только для того, чтобы мучить, но придёт время, когда мы будем свободны. Я найду тебя, человек, и сверну твою милую шейку.

— Я не понимаю, — сказала я. — Существуют… другие, такие же, как ты? Сколько?

— Не притворяйся невинной. Они прислали тебя, чтобы я поверил, что ты славная? Чтобы завоевать моё доверие? Для… с целью разведения? — он презрительно бросил последнее слово.

— С це… целью разведения? — выдыхаю я в замешательстве.

— Лучше скажи им, что меня нельзя ввести в заблуждение. Я сломаю твою шейку так же, как другим женщинам, которых они пихали в мою клетку.

— Я действительно ничего не знала обо всём этом, — сказала я потрясённо. — Всё, что они делали здесь с тобой… с вами… я нахожу это… Это ужасно. Ты должен мне поверить, не все люди…

Его низкое рычание заставило меня вздрогнуть.

— Мне. Абсолютно. Без. Разницы.

— Пп… прости, — я начала заикаться, когда он подошёл ко мне настолько, насколько позволили его цепи. Я сглотнула. Его размер и огромные мышцы были, действительно, достаточно пугающими, но его длинные клыки делали его ещё более угрожающим. Моё сердце дико забилось в груди. Сначала задрожали его ноздри, и на мгновение он закрыл глаза, прежде чем внезапно снова открыть их и уставиться на меня со странно напряжённым выражением.

— Ты хорошо пахнешь, — грубо сказал он. — Они отлично отобрали тебя, чтобы попытаться завоевать моё доверие. Ты выглядишь почти убедительно и так хорошо пахнешь. Я почти могу себе представить, что на самом деле спариваюсь с тобой, а не пытаюсь убить.

Его слова произвели со мной странные вещи. Этот мужчина пугал меня, и я, определённо, совершенно не хотела подпускать его к себе так близко, чтобы он мог прикоснуться ко мне, и всё же я почувствовала возбуждённое покалывание при мысли о том, что он сказал. Я не могла не задаться вопросом, как эти мышцы будут ощущаться под моими пальцами. Или ещё хуже, что он прятал под этими спортивными брюками. Они были единственным предметом одежды, который был на его теле. Были ли у него такие же части тела, как у нормального человека? Я снова сглотнула, когда мой взгляд остановился на самой интересной части его тела. О, да! Очевидно, он имел. И, казалось, он заинтересовался, ведь то, что выделялось через ткань его брюк, определённо, было большим, твёрдым и пугающим.

— Моё тело может реагировать на тебя, человек, — прорычал он и прервал мои тревожные мысли. — Но это не значит, что я не ненавижу тебя. Я бы взял тебя, а после этого убил бы. Подумай хорошенько, хочешь ли ты умереть за свои интриги!

— Я… мне очень жаль, — сказала я, отчаянно обдумывая, что я должна сделать. То, что происходило здесь, было неправильно. Я не могла просто уйти и сделать вид, что ничего не видела. Я вытащила свой телефон из кармана халата и сфотографировала человека перед собой. Он оскалился и зарычал, но я не смутилась. Он был прикован и за решёткой. Он не мог причинить мне вред.

— Я знаю, что у тебя нет причин доверять мне, — сказала я. — Но я тебе обещаю, что позабочусь о том, чтобы здесь всё это прекратилось. Клянусь!

С этими словами я быстро развернулась и поспешила вдоль прохода. Его яростное рычание преследовало меня, и я побежала ещё быстрее. Я должна была выйти отсюда. Я остановилась у двери и старалась успокоить своё дыхание. Меня никто не мог увидеть. Я должна покинуть здание и передать фотографию в прессу. Я боялась, что они могли бы попытаться скрыть происходящее здесь. Я не знала, в какой степени там завязло правительство, потому что, в конце концов, это были американские солдаты, которых здесь тестировали.

Медикаменты были исключительно для использования в военных целях. Вполне вероятно, что правительство осознает всё это и одобряет. Только пресса могла гарантировать, что эту информацию не задвинут в ящик. Но сначала я должна была успеть выбраться отсюда, чтобы никто ничего не заподозрил. После того как немного успокоилась, я поправила свою причёску, убрала анализы крови в угол и вставила чип-карту в паз на двери, чтобы её открыть.

Я поднялась на лифте на два этажа выше: туда, где располагались офисы и комнаты для исследований. С бьющимся сердцем я направилась к офису Адама Райта и постучала в дверь.

— Да!

Я вошла и постаралась выглядеть болезненной. В любом случае, я уже была бледной от пережитого шока.

— Адам, — сказала я, когда мой босс посмотрел на меня поверх своих документов. — Я плохо себя чувствую. Могу я сегодня пойти домой пораньше?

— Ты и так через час заканчиваешь, — сказал он, кивая. — Иди и отдыхай. Позвони заранее, если не сможешь завтра прийти на работу, чтобы мы могли найти кого-то, кто заменит тебя.

Я кивнула:

— Спасибо. Так и сделаю. Пока.

— Поправляйся.

Я снова кивнула и покинула офис. С облегчением я закрыла дверь и поспешила в комнату персонала, чтобы забрать свои вещи.

«Давай-ка убираться отсюда», — подумала я, надеясь, что никто ничего не заметит, пока садилась в свою машину. Я не поеду домой. Мне сразу стоит отправиться к журналистам, а потом мне придётся где-нибудь спрятаться. Они наверняка постараются выйти со мной на связь. На мгновение я заколебалась, должна ли я была, действительно, рисковать. Но потом я вспомнила мужчину на станции У3 и других, которые могли быть там. Я должна была что-то сделать. Они и так поймут, что я была там, потому что я использовала свою карту, чтобы открыть дверь. Можно было догадаться. Они узнают, что я тайно туда проникла, и потом я больше не буду в безопасности. Только один шаг к представителям общественности мог спасти мою задницу.


Глава 1

Блок С, Западная Колония, Эдем[2], 22 декабря 2032 года, 19:34 по местному времени.

РЕЙДЖ

— Я знаю, — ответил я мрачно.

— Этот чёртов Уайтс — проигрышный билет в лотерее. Будет время, когда мы, наконец-то, получим командование нашей колонией. Эти люди слабы.

— Я разговаривал с Даймонд, — сказал Стоди, ухмыляясь. — У неё был секс с одним из солдат. Она думает, что люди очень плохо оснащены, потому что она ничего не почувствовала.

Я невесело рассмеялся.

— Посмотри на их женщин, — сказал я. — Они не выживут, если один из нас будет их трахать. Они слишком маленькие и хрупкие.

— О-о, это уже произошло, — вмешался Хэппи. Стоди и я посмотрели на него, а Хэппи смущенно уставился в пол.

— Что это значит, Хэппи? — спросил Стоди. — Ты был с одной из них?

— Ну и что? — мрачно ответил Хэппи. — А вас это касается? Я не человеколюб, но некоторые человеческие женщины весьма хороши собой.

— Кем она была? — спросил я с любопытством.

— Одна из медицинских сестёр, — ответил Хэппи.

— И ты ей не… Я имею в виду, у неё ничего не сломалось, не так ли? — хотел знать Стоди.

— Нет, она говорила, что это было здорово, и, должно быть, это верно, иначе она бы не встретилась со мной снова.

— Ты регулярно с ней встречаешься? — спросил я.

— Ну, мы виделись три раза, а потом она вернулась на Землю. Её время здесь вышло.

— Для меня это всё равно не сработает, — сказал я. — Я слишком сексуально агрессивен. Даже наши женщины не всегда с этим справляются. У тебя меньше инопланетных ДНК, Хэппи. Стоди и я травмировали бы человеческую женщину, если бы не убили. Мы лучше останемся с женщинами Инопланетного Вида. Я предпочитаю таких, как Кэт или Блу. Они относятся к третьему поколению, и их не так легко сломать. Они знают, как могут нас приручить.

— Да, Блу подходит мне лучше всего, — согласился Стоди. — Я бы с удовольствием сделал её своей спутницей, но она слишком независима и не хочет связываться.

— Мы оба не созданы для того, чтобы быть в паре, мой друг, — сказал я.

Шум в небе заставил нас прервать наш разговор, и мы запрокинули головы.

— Я и не знал, что сегодня прибывает челнок, — сказал Хэппи.

— Я тоже не знал, — сказал я, прищуренными глазами следуя за посадкой челнока на внешних границах колонии.

— Скоро стемнеет, — сказал Стоди. — Вы идёте со мной в дозор охотиться?

— Почему бы нет, — пожав плечами, сказал я.

— А ты, Хэппи?

Хэппи покачал головой.

— Нет, мне нужно в магазин купить новый аккумулятор, в противном случае, я скоро останусь в темноте. Но позже мы могли бы встретиться в «Clubhouse». Выпить перед сном и, возможно, мы сможем ещё кого-нибудь подцепить.

— Я приду в любом случае, — сказал Стоди. Оба посмотрели на меня вопросительно, и я кивнул.

— Да, согласен. Я зайду выпить.


Охота была успешной. Мы подстрелили небольшого баррго. Солдаты говорили, что баррго был немного похож на маленького оленя. Так как после нашего освобождения из лаборатории я провёл лишь немного времени в военном лагере в пустыне, то совершенно не ориентировался в земной фауне и не знал, было ли это правдой. Мы принесли наш улов в мой дом и освежевали животное. Затем мы разделили его таким образом, чтобы Стоди, Хэппи и я получили по равной доле. Стоди уложил в мешок свою долю и Хэппи и забросил его на свои широкие плечи. Он был одним из самых могучих в нашей расе, поэтому имел такое имя[3].

Со своим ростом — два метра семь сантиметров — я был одним из самых высоких, но Стоди возвышался надо мной ещё на десять сантиметров. А еще, он был широк в плечах. Человеческие солдаты по сравнению с нами выглядели детьми, но у них было оружие. У нас были только наши луки, с которыми мы охотились. Чуть больше девяти лет назад люди перевезли нас сюда, на Эдем. Они дали планете это название, потому что она выглядела как земной рай. Но внешность обманчива. Местные жители, Джингги, были агрессивными и снова и снова нападали на наши колонии. Я не мог их винить. Всё-таки, это была их планета. Но что я должен был делать? У нас — Инопланетного Вида — своей планеты не было. А Земля не была нашим домом, впрочем, так же, как и Эдем.

— Увидимся позже, — сказал Стоди, открывая дверь.

— Да, через час я буду в «Clubhouse».

Стоди кивнул и исчез. А я убрал своё мясо в холодильник и пошёл в ванную смывать с себя пот и кровь. После душа я оделся, сел в своё кресло и включил телевизор. Правительство предоставило нам все удобства, чтобы компенсировать нам наши страдания за многие годы, но это была всего лишь попытка восстановить свою разрушенную репутацию. После нашего освобождения правительство находилось под большим давлением. Многие люди были возмущены опытами концерна «ДМИ», но было много тех, кто готов был нас просто уничтожить. Всё ещё оставалось достаточно людей, которые ненавидели нас из-за того, что мы были опасны. Как будто мы просили неразборчивых в средствах исследователей «Декстер Медикал Индастриз» держать нас в неволи.

Я переключал каналы: их было двенадцать, и всех их разделили на определённую тематику. Мне нравился музыкальный канал, а ещё канал с фильмами экшен. Переключая, я остановился на новостях, когда увидел лицо, которое вызвало во мне воспоминания. В коротком репортаже сообщалось о том, что четверо новых сотрудников были высажены на Эдем и должны содействовать команде здесь, в Западной Колонии. Это были две женщины и двое мужчин. Я в недоумении уставился на экран. Этого не могло быть. Моё сердце забилось быстрее, в нём поднялась злоба. Что ОНА здесь делает? Я не мог поверить, что именно эта женщина осмелилась явиться сюда.

ДЖЕССИ

Я взволнованно огляделась. Окружение не сильно отличалось от земного. Дома были простыми, но добротными, и вполне могли быть удобными для проживания в Южной Америке. К счастью, мои ноги не были пыльными из-за красного песка. Нам объяснили, что в это время регулярно идут дожди, но через два месяца начнётся засушливый сезон, и тогда станет совсем пыльно. Здесь никогда не было очень холодно. Тем не менее, в сухой сезон температура ночью падала до точки замерзания, но в течение дня никогда не было холоднее двадцати градусов. Однако сейчас было тепло.

Несмотря на то, что наступил вечер и солнце село пару часов назад, должно быть, было почти тридцать градусов жары. Когда мы высадились, было вообще тридцать шесть. Я провела два года после моего обучения в Бразилии, поэтому была хорошо знакома с похожим климатом. Но не доктор Форстер, который пыхтел рядом со мной, как будто он получил сердечный приступ. Я с беспокойством посмотрела на него. В свои пятьдесят девять лет он был здесь самым старшим из нас. Вероятно, ему было бы лучше остаться на Земле.

— С вами всё хорошо, Андреас? — спросила я.

— Я не привык к такой жаре, — просипел он. — Но это нормально. Я с нетерпением жду холодного пива. — Он повернулся к сержанту Блейку. — В этом клубе, куда мы идём, у вас есть пиво?

— Да, доктор. У нас есть отличные сорта пива. Вы почувствуете себя как дома. Если не брать в расчёт Джинггов, то эта планета, на самом деле, немного походит на Южную Америку. Мы даже успешно вырастили здесь различные сорта фруктовых деревьев и овощей. В моём саду у меня есть собственное манговое дерево, которое обеспечивает меня таким количеством манго, что я могу раздавать их направо и налево, — сказал молодой сержант.

— Что насчёт диких животных? Они появляются в деревне или остаются в зарослях? — это хотела знать Джулия, которая сегодня тоже прибыла со мной.

Нас было четверо. Доктор Форстер был здесь, чтобы заменить нынешнего главного врача. Джулия Бриггс — биолог — хотела исследовать местную флору и фауну, а Самюэль Торрентино был преподавателем и должен был основать школу. На данный момент на Эдем проживают несколько детей, как человеческих солдат, так и Инопланетного Вида. Я сама буду работать в больнице врачом.

— До сих пор у нас не было проблем с дикими животными, — ответил сержант Блейк. — У нас есть наши сторожевые собаки, а дикие животные, кажется, немного взволнованны, чтобы подойти. Единственное, что у вас получится здесь увидеть — это насекомые, птицы и несколько животных, похожих на птиц, которые безвредны.

— Не могу дождаться, чтобы начать мои исследования, — с энтузиазмом произнесла Джулия.

— Мы прибыли, — сказал сержант Блейк. — Здесь находится наш «Clubhouse». Его посещают как солдаты, так и Инопланетные Виды.

Мы стояли перед трёхэтажным зданием, из которого была слышна приглушённая музыка. Сержант открыл дверь и впустил нас. Внутри музыка была значительно громче, и я смогла услышать только обрывки того, что говорил Блейк. Я была сильно занята тем, чтобы осмотреться. Действительно, солдаты и Инопланетные Виды перемешались в огромном помещении, которое состояло из танцпола в центре, бара в заднем углу и нескольких столов. Это было уже хорошо. Я никогда не видела живыми других представителей Инопланетного Вида, кроме одного, которого я нашла тогда в цепях в «ДМИ». Был ли он тоже здесь? Всё же это была колония. Они хотели ограничить популяцию Инопланетного Вида, чтобы их можно было лучше контролировать. Вполне возможно, что здесь находится мужчина, который преследовал меня во снах в течение многих лет в другой колонии.

— Что? — переспросила я Блейка.

— Я говорил, что там, позади, свободен ещё один стол. Присядем для начала.

Сержант Блейк провёл нас к столу рядом с танцплощадкой. Когда мы вошли, все взгляды обратились на нас, но затем снова возвратились к своим напиткам и разговорам. Я была взволнована. Когда я отправилась с фотографией к журналистам, я не знала точное количество Инопланетных Видов, которые будут освобождены правительством. Только в здании «ДМИ» проживали шестьдесят два мужчины и тридцать восемь женщин. На другом предприятии в Мексике, аналогичном «ДМИ», были сто сорок восемь мужчин и 74 женщины. Лишь четыре года назад выяснилось, что была третья компания в Аризоне. Оттуда освободили ещё тридцать девять мужчин и восемь женщин.

— Что хотите выпить? — спросил сержант Блейк.

— Что у вас есть кроме пива? — поинтересовалась Джулия.

— Вино, сидр, виски, водка, различные безалкогольные напитки и кофе, — ответил Блейк.

— Есть апельсиновый сок? — спросила Джулия. Сержант кивнул. — Тогда я буду водку с апельсиновым соком.

— Присоединяюсь, — сказала я.

— Мне пиво, пожалуйста, — сказал Андреас.

— Мне тоже, — присоединился Самюэль.

Блейк исчез в направлении бара, чтобы получить напитки. Мой взгляд упал на женщину, которая под музыку двигалась на танцполе. Она была ростом минимум метр восемьдесят и имела натренированное тело, какого я не достигла бы и ежедневными тренировками. Вероятно, она вообще не занимается спортом. Все представители Инопланетного Вида, по своей генетике, были очень мускулистыми. Я восхищалась женщиной и её движениями. Так чувственно и сексуально, что я казалась самой себе неуклюжей и непривлекательной. Кроме того, у неё были длинные волосы, доходящие до середины задницы. Я поняла, что каждый присутствующий представитель Инопланетного Вида, будь то мужчина или женщина, выглядел чертовски привлекательно. Тут действительно мог развиться комплекс.

После третьего спиртного напитка я почувствовала медленное давление на мочевой пузырь.

— Где находятся туалеты? — спросила я, обращаясь к Блейку.

— Вон там, через дверь и вниз по лестнице, — ответил Блейк.

— А что наверху? — поинтересовался Самюэль.

— Игровая комната с бильярдом, настольный футбол и карточные столы, небольшое бистро и даже маленький бар с клипами.

— Бильярд? — с энтузиазмом воскликнула Джулия. — Кто хочет поиграть?

— Я, — ответила я. — Но позже. Сейчас мне нужно в комнату для девочек. До встречи.

Я встала со скамейки и пошла через комнату. Я заметила, что несколько взглядов последовали за мной — это заставило меня чувствовать себя не в своей тарелке. У меня не было большой уверенности в себе, как у Джулии. Кажется, она здесь чертовски хорошо себя чувствовала. Я не привыкла к такому количеству людей. Прежде всего, к такому количеству привлекательных парней. Я чувствовала, как покраснела, и бросилась к спасительной двери. Я была рада, когда не увидела в проходе ни одной души и быстро понеслась по лестнице, ведущей в подвал. Туалет был чище, чем я ожидала. В вестибюле был даже диван. Женщина-военнослужащая вышла из кабинки, когда я собиралась войти внутрь. Она улыбнулась мне и подошла к умывальнику, чтобы вымыть руки.

— Ты здесь новенькая? — спросила она.

— Да, прибыла сегодня, — ответила я.

— Тебе здесь понравится, — сказала военнослужащая. — Хлоя.

— Джесси, — ответила я.

— Увидимся, — сказала Хлоя и улыбнулась мне ещё раз, прежде чем покинуть туалет.

— Да, пока.

Когда я снова поднялась наверх в зал, трое мужчин спустились вниз по лестнице с верхнего этажа. Все трое были представителями Инопланетного Вида. Мой взгляд остановился на одном из трёх, и я замерла. Это был он! Мужчина в цепях. Его волосы были коротко пострижены. Сейчас они были чуть выше плеч. Как часто, в течение многих лет, я мечтала о нём. Иногда мне снилось, что он подвергался пыткам со стороны врачей в белых халатах и в хирургических масках, в другое время я мечтала о том, что он был на свободе и целовал меня. Эти сны были ещё более тревожные, чем те, где его пытали, потому что от них я просыпалась возбуждённой с пульсацией между бёдер.

Взгляд мужчины упал на меня. Он наморщил высокий лоб, затем в яростной гримасе скривил своё лицо и зарычал, от чего по моей спине побежал холодок. Оба его спутника испуганно посмотрели на него.

— ТЫ! — с отвращением воскликнул Инопланетный Вид, и я задалась вопросом, почему он испытывал ко мне такую ярость. Прежде чем я смогла что-то сказать, он уже был рядом и прижал меня к стене. Его рука сомкнулась вокруг моего горла, и он смотрел на меня сверху вниз с искажённым от ярости лицом.

— Рейдж! — я услышала, как его позвал один из представителей Инопланетного Вида. — Твою мать, Рейдж! Отпусти её!

— Ты, — зарычал Рейдж, а я, с невероятно бьющимся сердцем, уставилась в его восхитительные глаза янтарного цвета с продолговатыми зрачками. Глаза, в которых не было ничего человеческого.

РЕЙДЖ

Я не мог поверить, что она осмелилась появиться здесь. Эта жалкая маленькая змея. Из-за неё я страдал, меня мучили. В тот раз я на короткий миг поверил, что она была кем-то вроде ангела во мраке моей тюрьмы. Но она была явно не ангелом. Она и подобные ей были хуже, чем проклятые Джингги. Как часто я представлял себе, что сжимаю свои руки вокруг её шеи и перекрываю ей кислород. Я ненавидел эту женщину всеми фибрами своего существа. Из-за неё я выбрал своё имя. Ярость! Потому что мысль о ней и её исчезновении приводила меня в ярость. Да, она выглядела как ярость с её белокурыми локонами, голубыми глазами, белой кремовой кожей и розовыми сердцевидными пухлыми губами. Я видел страх и ужас в её прекрасных глазах, когда смотрел на неё сверху вниз. Я слышал, как Стоди что-то говорил, но у меня перед глазами была только она. Наконец-то, я мог ей отомстить.

— Пожалуйста, — тихо сказала она. Её губы дрожали, а по щеке скатилась слеза и капнула мне на руку. Запах её страха ударил мне в нос. Я понял тогда, в своей камере, что только она так сладко пахла — больше никто. Несмотря на собственный бешеный гнев, я чувствовал, что становлюсь твёрдым. Я не хотел желать её. Это было неправильно. Она была чудовищем с лицом и телом ангела, которые могли довести до кипения мужскую кровь. Она едва доходила мне до подбородка и, в отличие от наших женщин, везде была округлой и мягкой. Интересно, насколько хорошо она должна была бы чувствоваться, если бы была подо мной. Я ненавидел себя за эти мысли.

Она попыталась вывернуться из моей хватки, и я снова зарычал:

— Стой тихо! — грубо сказал я и зарылся лицом в её шею, чтобы вобрать её аромат своей кожей.

— Рейдж! — сказал Хэппи рядом со мной. — Позволь женщине уйти! Ты пугаешь её!

— Нет! — прорычал я. — Оставь нас одних!

— Чёрт побери! Рейдж! — прозвучал голос сержанта Блейка. — Отпусти женщину! Что с тобой? Ты много выпил?

ДЖЕССИ

Я дрожала. Его рука всё ещё обхватывала моё горло, но давление ослабло. Я могла чувствовать его горячее дыхание на своей шее. Его друзья и сержант Блейк пытались заставить его отпустить меня, но он, похоже, не хотел слушать их. Я чувствовала его зубы, как они царапали мою кожу, и сдавленно вскрикнула.

— Достаточно, Рейдж! — воскликнул сержант Блейк. — Если ты сейчас же её не отпустишь, то угодишь в тюрьму. Позволь доктору Колби уйти, а я прослежу, чтобы ты пошёл домой. У тебя уже есть неделя запрета в «Clubhouse».

— Пойдём уже, Рейдж, — сказал один из его друзей. — Отпусти её. Она ничего не сделала. Она просто женщина. И, кроме того, крошечная. Она не противник для такого мужчины как ты. Давай, парень. Пойдём со мной. Я отведу тебя домой.

Рейдж зарычал, но, всё же, отпустил меня. Его глаза впились в мои, затем он развернулся и последовал за своими двумя друзьями. Я облегченно вздохнула. Джулия взяла меня за руку и успокаивающе погладила по голове.

— Мне действительно очень жаль, доктор Колби, — извинился Блейк. — Не знаю, что на него нашло. Он никогда себя так не вёл.

— Я… всё нормально, — невнятно сказала я.

— Я прослежу, чтобы вы благополучно добрались домой, — сказал сержант. — Пойдёмте.

РЕЙДЖ

— Чёрт, что с тобой случилось? — спросил Стоди. — Почему ты это сделал?

— Я знаю её, — проворчал я.

— Это та, которая…? — начал Хэппи и резко замолк, когда я яростно зарычал.

— О чём вы оба говорите? — поинтересовался Стоди. Он был из другого концерна, а Хэппи и я находились в «ДМИ».

Разъярённым движением я стянул через голову свою рубашку и продемонстрировал Стоди свою спину. Он задохнулся от ужаса, когда увидел бесчисленные шрамы на спине.

— Святое дерьмо, — сказал он. — Теперь я знаю, почему ты никогда не снимаешь футболку, но какое это имеет отношение к женщине?

— Она причина того, что я ношу эти шрамы.

— Я не понимаю? Это она тебя так? — спросил недоверчиво Стоди.

— Не она, но то, что она сделала, было причиной моего избиения до полусмерти. Меня пытали три дня, пока не подумали, что я мёртв. Я слышал, как она стояла перед моей клеткой и смеялась над тем, что я умер. Она называла меня грязным животным. Но я не был мёртвым. Несколько часов спустя нас освободили, и меня снова заштопали.

Мои мысли вернулись в тот день, когда я её встретил.

Я слышал шаги в коридоре. Затем она появилась там. Она выглядела ужасно напуганной. Девушка явилась мне как ангел в моём тёмном аду. Но потом я вспомнил, кем она была. ЧЕЛОВЕКОМ! Она была одной из них. Она была злой.

— Предупреждаю тебя, — сказал я. — Если ты надумаешь выцедить из меня ещё больше крови, я сломаю тебе шею.

Я видел, как она вздрогнула. От страха у неё округлились глаза.

— Я… Я здесь не для того, чтобы причинить тебе боль, — заикалась она. — Я… Я не знала, что…

Я осматривал её, вбирая в себя её облик: белокурые локоны, испуганно смотрящие голубые глаза, кремово-белая кожа и розовые губы, будто созданные для поцелуев. Я вдыхал её запах. От неё пахло сладостью и свежестью. Я хотел быть ближе, чтобы лучше почувствовать её аромат.

— Почему ты здесь? — поинтересовался я. — Ты работаешь на них, но я тебя здесь никогда не видел.

— Я хотела… Я должна… эти образцы здесь, чтобы… отнести в лабораторию, и я думала…

— Ты думала, что сможешь увидеть Инопланетный Вид. Понимаю, — презрительно сказал я.

— Инопланетный Вид? — спросила она, как будто не знала, что я имел в виду. Лицемерка! Как будто она могла здесь работать и не знать, что здесь были Инопланетные Виды. Здесь всё вращалось только вокруг нас: наша генетика, наша кровь, наши возможности. Всё!

— ЧЕЛОВЕК! — прорычал я и оскалил зубы. — Я ненавижу вас, людей. Вы создали нас, только для того, чтобы мучить, но придёт время, когда мы будем свободны. Я найду тебя, человек, и сверну твою милую шейку.

— Я не понимаю, — сказала она. — Существуют… другие такие же, как ты? Сколько?

Лицемерка! Жалкая лживая лицемерка!

— Не притворяйся невинной. Они прислали тебя, чтобы я поверил, что ты славная? Чтобы завоевать моё доверие? Для… размножения? — при этой мысли я сжал кулаки.

— Для раз… размножения? — сказала она озадаченным тоном.

О, она была хорошей актрисой, надо отдать ей должное.

— Лучше скажи им, что меня нельзя ввести в заблуждение. Я сломаю твою шейку так же, как другим женщинам, которых они пихали в мою клетку.

— Я действительно ничего не знала обо всём этом, — заверила она. — Всё, что они делали здесь с тобой… с вами… я нахожу это… Это ужасно. Ты должен мне поверить, не все люди…

Я зарычал от ярости. Мне было достаточно её лжи и разыгранного спектакля.

— Мне. Абсолютно. Без. Разницы, — холодно сказал я, затем подошёл ближе к решётке. Так близко, как позволяли мои цепи.

— Пп… простите? — заикалась она.

Вблизи она пахла ещё лучше. Я ненадолго закрыл глаза, чтобы запах подействовал на меня. Я почувствовал, как в мой член устремилась кровь. Я возмутился нежелательной реакции моего тела, резко открыл глаза и посмотрел на неё со смесью ненависти и желания.

— Ты хорошо пахнешь, — выпалил я прежде, чем смог остановиться. — Они отлично отобрали тебя, чтобы попытаться завоевать моё доверие. Ты выглядишь почти убедительно и так хорошо пахнешь. Я почти могу себе представить, что на самом деле спариваюсь с тобой, а не пытаюсь убить.

Она скользнула взглядом по мне и остановилась на уровне моего члена. Её глаза округлились, и я не мог не почувствовать мужское удовлетворение, когда она, очевидно, заметила, насколько хорошо я был оснащён.

— Моё тело может реагировать на тебя, человек, — мрачно прорычал я. — Но это не значит, что я не ненавижу тебя. Я бы взял тебя, а после этого убил бы. Подумай хорошенько, хочешь ли ты умереть за свои интриги!

— Я… мне очень жаль, — сказала она, и это прозвучало так чертовски искренне, что я начал сомневаться в своей оценке того, что касалось её. Но затем она вытащила одну из тех маленьких коробочек, которые все люди здесь носят с собой, чтобы разговаривать друг с другом и делать изображения людей или вещей. Она направила эту штуку на меня и нажала на кнопку, я знал, для чего она была — делать изображения. Изображения меня. Я яростно зарычал на неё и оскалил зубы.

— Я знаю, что у тебя нет причин доверять мне, — сказала она. — Но я тебе обещаю, что позабочусь о том, чтобы здесь всё это прекратилось. Клянусь!

Она быстро посмотрела на меня, потом повернулась и побежала прочь. Я испустил яростный рёв и начал бушевать в своей клетке, пока не пришли часовые и не набросились на меня со своими электрошокерами. Из-за них я потерял сознание.

Два дня спустя у моей клетки появились два врача и шесть охранников. С момента нападения с электрошокерами никто не приносил мне еду и питьё, поэтому они решили, что я достаточно сломлен. Шестеро охранников хотели развлечься со мной, но им пришлось быстро осознать свою ошибку. Я убил троих из них, прежде чем упал на землю под обстрелом стрел с транквилизаторами. Когда я проснулся, то был прикован лицом к стене. Врач и две медсестры пришли в мою клетку с одним из самых жестоких охранников.

— Ты действительно зверь, как она и говорила, — обратился ко мне врач. — Она требует убить тебя, но я думаю, что было бы несправедливо убить тебя просто так. Нет! Сначала ты поплатишься за своё поведение, прежде чем мы позволим тебе умереть. Я всегда считал, что ты не достоин остаться живым. Ты — зверь. Хуже, чем другие. Ты ненавидишь грёбаных шлюх и просто убиваешь их. Даже когда мы прекратили подсовывать в твою клетку женщин твоего вида, ты был слишком разборчив, чтобы делать это с человеческими. Как будто был чем-то лучше их. Ты ошибаешься. Мы, люди, превосходим вас, Инопланетный Вид. Так будет всегда! Мы создали вас!

— Скорее я умру с посиневшими шарами, чем заберусь хоть на одну вашу женщину, — мрачно проворчал я. — Кроме того, я вас предупреждал. Я говорил вам, что убью каждую женщину, которую вы засунете ко мне, но вы всё равно продолжали делать это снова и снова. Кто из нас зверь? Вы жертвовали женщин в надежде на то, что одна из них пробудит во мне интерес, чтобы я сделал ей маленького младенца Инопланетного Вида. — Я фыркнул.

— Гордон, — холодно сказал врач, и охранник приблизился.

— Сэр.

— Ты можешь начинать. Но я хочу, чтобы он это пережил. Я хочу, чтобы его страдания длились несколько дней. Он должен просить о своей смерти!

Я стиснул зубы, потому что знал — этот врач был одним из самых худших. Были те, кто делал свою работу без лишней жестокости. Но не он. У него была цель следить за тем, чтобы мои страдания были настолько огромными, насколько это было возможным. Я пытался сосредоточиться. Не хотел доставлять им удовольствие и кричать. И, определенно, я не стал бы просить их о пощаде. Нет! Я перенёс бы это до конца. Только жаль, что я не получил бы больше свою месть. Мой ангел смерти. Такая сладкая, но настолько коварная и злая.

— Рейдж? Рейдж, парень, ты в порядке? — сквозь туман моих воспоминаний донёсся голос Хэппи.

— Да, — глухо сказал я, и меня затрясло. Я уже давно так подробно не вспоминал о том, что она сделала со мной. Эта лживая проклятая змея, которая была здесь и разбудила нежелательные воспоминания.

Стоди похлопал меня по спине:

— Пошли, парень, я думаю, тебе на сегодня достаточно.

Хэппи и Стоди проводили меня домой. Я открыл свою дверь и повернулся к обоим:

— До завтра, — грубо сказал я.

— Рейдж, — спокойно начал Стоди. Он смотрел прямо на меня, пока Хэппи опустил вниз свой взгляд. — У всех нас есть свои демоны, и я хорошо это понимаю, но ты не можешь просто так нападать на женщину. Пообещай мне держаться от неё подальше.

Я зажмурил глаза и зарычал. Я показал им свои зубы: Хэппи вздрогнул, но Стоди стоял на своём.

— Рейдж, — предостерегающе сказал Стоди. — Ты мой друг, но, если ты поднимешь руку на женщину, я надеру тебе задницу. Какие бы проблемы не были между вами, их нужно завершить. У нас есть план. Мы хотим сами управлять нашей колонией, и многие люди сейчас поощряют нас в этом. Если ты ранишь одного из них или вообще убьёшь, то они подумают, что мы — изверги, не лучше животных, и мы потеряем их поддержку. Я не позволю, чтобы ты угрожал нашему делу! Друг ты или нет!

— Спасибо, Стоди, что сказал мне, чему ты привержен, — холодно сказал я и увидел, как Стоди едва заметно вздрогнул. — Теперь иди! На сегодня с меня достаточно!

Я отвернулся и вошёл в мой дом, захлопнув за собой дверь. Во мне всё кипело и бурлило. Я сжал кулаки и издал рык. Мало того, что эта лживая змея поставила меня тогда под нож, теперь ещё она здесь, чтобы напомнить мне о моём самом тёмном времени и забрать моих друзей. Перед глазами всё ещё был взгляд Хэппи. Женщины были его слабым местом, и он был встревожен, когда Джесси была в моих руках.

Идиот! Каждый, кто думал, что женщина не смогла бы совершить зло, потому что она была физически слабее и мягче, был идиотом! Я сам испытал, какой жестокой и злой могла быть женщина. Даже если она выглядела как ангел. Я беспокойно провёл рукой по волосам и покачал головой. Хуже всего было то, что часть меня хотела спариваться с этой змеей, пока у неё в глазах не потемнеет. До сих пор её запах был в носу. Соблазнительный. Пьянящий. Я должен был, наконец-то, выкинуть её из своей головы. Должен был её убить и стать свободным раз и навсегда. Только тогда я смог бы снова обрести покой.

Было только два варианта, где прибывшие могли быть размещены. Я решительно покинул свой дом и под защитой темноты крался по переулкам, пока не достиг первого дома, который, по моему мнению, мог приютить женщин. Я обошёл вокруг здания и заглянул в каждое окно, пока не увидел женщину, сидящую в кресле. Это была не она — другая женщина, которая прибыла сегодня. Итак, мой ангел смерти должен был находиться в другом доме.

Здание находилось за углом. Я развернулся и тихо пошёл вдоль дома до угла. Дойдя, я осмотрел здание, в котором должна была находиться Джесси. Подавив тихое рычание, которое могло выдать меня, и с бешено бьющимся от гнева сердцем, я подошёл к дому и прокрался к задней стороне, где меня нельзя было увидеть. В одном из задних окон горел свет, и я встал таким образом, чтобы заглянуть в окно, оставаясь сам в тени. Она была там! Женщина сидела на кровати и плакала. Это зрелище меня раздражало. Почему она плакала? Вероятно, ей жаль того, что она сделала?

«Да, конечно!» — усмехался мой внутренний голос. — «Теперь ты начнёшь думать, как Хэппи. Если она — слабая женщина, не значит, что она не поступит нехорошо или невиновна! Вероятно, она плачет потому, что боится за свою жалкую жизнь».

И это правильно, так как её палач уже был здесь. Мне нужно было только найти путь в дом, не поднимая тревоги. Я не хотел, чтобы она нажала аварийный переключатель, который был рядом с её кроватью, и предупредила охрану.

ДЖЕССИ

Происшествие в «Clubhouse» действительно меня шокировало. Я так часто воображала, как это было бы, если бы я вновь увидела мужчину, с которого всё началось. Я знала, что все представители Инопланетного Вида после их освобождения были несколько месяцев окружены заботой группы психологов, чтобы анализировать свои ужасные переживания и понять, что не все люди злые. Тем не менее, я не понимала ненависть, которую видела в глазах Рейджа. Почему он меня так ненавидит? Я сделала всё, чтобы он и его люди были освобождены, и рисковала при этом своей собственной жизнью. Я поставила на карту всё своё будущее. Обычно я была сильной, и выбить меня из колеи было не так просто. Я очень хорошо смогла удержать под контролем свои эмоции, пока, наконец, не оказалась одна в своём доме.

Но накопленное не могло долго находиться внутри, и слёзы не заставили себя долго ждать. Я ненавидела себя за эту слабость. Я не понимала, почему это так меня задело. Он ненавидел меня! И? Я должна игнорировать его и просто работать здесь. Все остальные были так любезны, и я не почувствовала ни в одном из других представителей Инопланетного Вида какие-то отрицательные эмоции. Некоторые представители казались немного сдержанными, но большинство из них в течение вечера оттаяли и бросали мне приветливые, отчасти заинтересованные взгляды. Почему именно Рейдж был такой злой и бешено реагировал, я не могла понять.

Шум заставил меня вскочить, а испуганный крик застрял в моём горле. Прямо передо мной стоял Рейдж. Его взгляд был мрачным, а лицо непроницаемым. От его внушительного вида и выражения лица по моей спине пробежал холодок. Я знала, что он здесь, чтобы убить меня, и мне нужно кричать, но из моего рта не вышел ни один звук. Как загипнотизированная, я пристально смотрела в его кошачьи глаза. За время, которое показалось мне вечным, мы только неподвижно смотрели друг на друга, как будто бы кто-то остановил мир.

— Почему? — спросила я, наконец, дрожащим голосом.

— Почему что? — с рычанием ответил он.

— Почему ты ненавидишь меня? Что… я тебе сделала, что ты меня так ненавидишь?

Он фыркнул и молниеносным движением, которое я едва могла заметить, схватил меня и поставил на ноги. Его тёмный взгляд впился в мой, пока он держал меня в болезненной хватке. Я была уверена, что безвольно бы сползла на пол, если бы он сейчас меня отпустил. Казалось, что мои ноги превратились в желе, а моё сердце билось в таком темпе, что я боялась, что оно взорвётся в любой момент.

— Ты совершенно серьёзно спрашиваешь, что ты мне сделала? Разве недостаточно того, что ты пытала меня и пыталась убить? Нет, ты даже смеялась, когда я почти мёртвый лежал перед тобой в своей собственной крови.

— Что? — в недоумении прохрипела я. О чём он говорит? Я никогда не делала ничего подобного? — Но я… я не…

— Не лги мне! — сказал он тихим, но таким холодным тоном, что я испугалась, что мой мочевой пузырь подведёт меня, и я опозорюсь.

— Я клянусь, Ре-ейдж… что я ничего такого не делала. Я имею… я тебя… Из-за меня ты свободен. Поверь мне, я…

Опасное рычание, вырвавшееся из его горла, наполнило меня страхом. Затем Рейдж бросил меня назад на кровать, и не успела я вздохнуть, как он уже был на мне. Он вжимал меня в матрас своим весом так, что я едва могла дышать. Что он теперь планировал? Он хотел изнасиловать меня прежде, чем убить? По моим щекам бежали слёзы. Его лицо надо мной было так потрясающе красиво, но такое холодное и жестокое одновременно. Что происходило в его голове за этой непроницаемой маской? Он обдумывал, как должен был меня убить?

— Пожалуйста, — слабо прошептала я, когда его рука сомкнулась вокруг моего горла. — Я клянусь, что не делала ничего из того, о чем ты говоришь. Я не понимаю…

— Шшшш, — сказал он и опустил свой рот на мой.

РЕЙДЖ

Я понятия не имел, почему что-то изменилось внутри меня, когда я заглянул в её полные слезами глаза и услышал её тихо прошептанную просьбу. Я опустил голову, и наши губы соприкоснулись. С силой, какую я никогда до этого не испытывал, мой член ожил, а мой пульс участился, когда меня охватило такое желание, что я больше не был способен ясно мыслить. На кровати лежала беспомощная женщина, которую я хотел убить. Но всё, о чем я мог думать, были её мягкие, трепещущие губы под моими, её тёплая, мягкая плоть, её соблазнительный запах. Я осознал, что, должно быть, давлю на неё своим весом и поднял вверх свой торс, упершись руками.

Я целовал её с диким желанием и чувствовал, как мой язык требовательно проталкивается в её рот. Тихий мучительный стон проник сквозь туман моего желания. Чёрт! Что я делаю? Я угрожал ей, что убью, а теперь я её насилую? Я поднял голову и посмотрел вниз на её испуганное лицо. Это, и правда, было бы изнасилование. Я не мог ожидать, что она захочет меня после того, что я говорил и сделал. И, в любом случае, я был слишком большим для такой миниатюрной женщины как она. Я бы причинил ей боль, хотел я этого или нет. Слишком необузданный и слишком жестокий. Мной руководил инстинкт, а не разум. Чудом уже было то, что я умудрился вырвать себя из своего опьяняющего животного желания.

— Я ничего тебе не сделаю, — грубо заверил я.

Мой член по-прежнему просил об удовлетворении, а моя голова гудела от эротических картин, как я взял бы Джесси, как толкался бы в её киску, жёстко и глубоко, и… Твою мать! Это точно было то, чего я сделать не мог. Жёстко и глубоко! Наверное, я сумасшедший! Она была такая хрупкая и тонкая. Она разорвётся под моим натиском, в этом я был уверен. Представление о том, что я сделал бы с ней, было как холодный душ. С проклятиями я вскочил с постели, глядя на неё сверху вниз. Её глаза были широко раскрыты, и она смотрела на меня испуганно и, возможно, немного с любопытством.

— Тебе нечего меня бояться, — сказал я и убежал как можно дальше от неё.

ДЖЕССИ

Я в оцепенении лежала на кровати и смотрела на дверь, через которую Рейдж исчез некоторое время назад. Ритм моего сердца всё ещё не пришёл в норму. Я пыталась понять, что только что произошло. Я была уверена, что он пришёл для того, чтобы убить меня. Затем вдруг он уже целовал меня, а я разрывалась между страхом и волнением. Поцелуй был не таким, о каком я мечтала бесчисленное количество раз. Он не был мягким и страстным, а диким, жестоким и животным. Тем не менее, в некотором смысле, он меня возбудил. Если бы не страх, что он будет заставлять меня, то, возможно, я бы даже ответила на поцелуй. Но я была так потрясена, шокирована и смущена моими противоречивыми чувствами. А ещё я почувствовала его эрекцию.

Его тело было огромным и тяжёлым. Пугающе огромным. Потом он вдруг отпустил меня, и я могла бы поклясться, что видела на его лице замешательство. Когда он внезапно выбежал из комнаты, я почти почувствовала потребность позвать его обратно. Должно быть, я совершенно потеряла свой разум. Этот безумец чуть не убил меня, изнасиловал бы или что бы там ни было, и мне повезло, что он, очевидно, изменил своё решение. Тем не менее, я поймала себя на том, что подняла свою руку к губам и провела кончиками пальцев по опухшим губам. Я понятия не имела, почему меня так тянуло почувствовать Рейджа, но я не могла отрицать, что что-то испытывала к нему с нашей первой встречи в «ДМИ». Он больше не отпускал меня. Даже его зверское поведение, по-видимому, не смогло ничего изменить. Моя сумасшедшая часть желала, чтобы он не сбегал.


Глава 2

Блок С, Западная Колония, Эдем, 28 декабря 2032 года, 09:15 по местному времени.

РЕЙДЖ

— Твоё настроение бывало и лучше, — сказала Даймонд во время нашей тренировки по боксу. — Вероятно, я могла бы тебя немного подбодрить. Как думаешь? Жаркая ночь и, может быть, ты улыбнёшься ещё раз.

Я посмотрел на Даймонд. Мы спали несколько раз друг с другом в течение последних лет, но это никогда не было больше, чем секс. Мы оба были слишком упрямы для серьёзных отношений. До сих пор я был доволен развитием событий. Я спал то с одной, то с другой женщиной. Я мог делать всё, что хотел, и ни перед кем не отчитывался. Но с тех пор, как я почти изнасиловал Джесси, мысль о том, чтобы дотрагиваться до другой женщины, была мне противна. Я виновато улыбнулся Даймонд.

— Я сейчас не в настроении, — запинаясь, сказал я.

Даймонд прищурилась и подозрительно на меня посмотрела.

— Ты имеешь в виду, что у тебя нет желания для секса со мной или нет желания заниматься сексом вообще?

— Это не имеет ничего общего с тобой, Даймонд. Я просто не в настроении.

— Это имеет отношение к маленькой женщине-врачу? — поинтересовалась Даймонд.

Я быстро отвернулся, испугавшись, что она сможет прочитать мои чувства на лице.

— Почему эта коварная змея должна иметь к этому отношение? — спросил я следом, защищаясь.

— Джесси — отличный врач и очень милая женщина, — неодобрительно сказала Даймонд. — Что ты имеешь против неё?

— Это кое-что личное и тебя не касается, Даймонд!

Даймонд фыркнула.

— Я больше не узнаю тебя, Рейдж. Ты был хорошим мужчиной. Ты всегда хорошо обращался с нами, женщинами, и защищал нас в той или иной ситуации. Я не понимаю, как ты мог додуматься причинить вред беззащитной женщине. Это не Рейдж, которого я знала. И вот, что я тебе скажу: остальные женщины тоже не в восторге от того, что ты сделал в «Clubhouse». Полагаю, что сейчас тебе будет сложно найти ту женщину, готовую разделить с тобой постель. И я всё ещё защищаю тебя перед другими!

Я глухо зарычал.

— Я в вас не нуждаюсь! — холодно сказал я. — И мне не нужна твоя защита, Даймонд!

— Я предупреждаю тебя, Рейдж, — прошипела Даймонд. — Если ты только косо посмотришь на Джесси, я отрежу тебе твои проклятые яйца и затолкаю их в твою глотку. И за мной стоят все женщины Инопланетного Вида, поэтому не думай, что это пустая угроза.

— Я не планирую смотреть на эту змею вообще! — прорычал я. — Я рад, если мне не придётся её снова увидеть.

— Я думала, что дело в «Clubhouse» было только в срыве, тем не менее, ты снова вернулся к размышлениям, — холодно сказала Даймонд. — Видимо, я была не права. Не забывай, что я слежу за тобой! Я намереваюсь подружиться с Джесси. Оставь. Её. В. Покое!

С этими словами Даймонд повернулась и бросилась прочь. Я сжал кулаки и ударил мешок с песком, на котором ранее тренировался. С тех пор как я проник в дом Джесси, чтобы её убить, я едва ли контролировал свой уровень агрессии. Даймонд повезло, что она была женщиной. Если бы со мной так говорил один из мужчин, он смог бы почувствовать весь мой гнев.

— Блядь! Блядь! Блядь! — кричал я при каждом ударе, которым поражал мешок с песком. Я клялся себе избегать Джесси и просто её забыть, но я не мог просто так выкинуть её из моей головы. Я был смущён. У меня были мои воспоминания о том, что она сделала, и всё же я верил ей, когда она говорила, что её там не было. Но как это могло быть? В этом не было никакого смысла. И наихудшим во всей этой дилемме было то, что я жаждал её так, как никакую другую женщину раньше. Знание того, что я никогда не осмелюсь поддаться этому желанию, почти сводило меня с ума.

Я не мог доверять своему внутреннему зверю, моему инопланетному инстинкту. Я повредил бы её и, вероятно, даже убил бы. Я никогда бы себе этого не простил. Я предпочёл бы каждый день тренироваться до изнеможения, чтобы избавиться от проклятой избыточной энергии, как делал это последние дни. Но образы в моей голове не хотели отступать. Образы Джесси. Обнажённой подо мной, пока я дико погружаюсь в неё. В моих фантазиях она могла взять меня, она была достаточно сильной, чтобы выдержать мой страстный натиск.

— Блядь! Блядь! Блядь!

Пот струился ручьями по моему телу, мои костяшки были в крови, но я всё же продолжал. Удар за ударом.

Она не для меня! Она не для меня! Она не для меня! Чёрт!

Этого проклятого мешка с песком для меня было недостаточно. Я должен придумать что-то другое, чтобы думать о других вещах. Может быть, мне нужно пойти на охоту. Я мог бы охотиться на этих проклятых Джинггов. После нескольких последних ударов по мешку с песком я развернулся и покинул тренировочный зал. Я решил не принимать душ и переоделся. Я пробежал через холл и вышел из здания, не обращая внимания на удивлённые взгляды Тайгресса, который работал сегодня за регистрационной стойкой.

Я добежал до своего дома и быстро закрыл дверь. Я едва ли бывал здесь последние несколько дней, и дом выглядел довольно грязно. Повсюду лежала разбросанная одежда, а в кухне скопилась грязная посуда. Я проигнорировал беспорядок и начал торопливо складывать своё оружие, затем я вышел из дома и пошёл вверх по улице до конца поселения.

— Рейдж, — прозвучал голос Хэппи, и я тихо выругался. Я остановился и обернулся.

— Куда идёшь? — спросил мой друг.

— Охотиться!

— Пойти с тобой?

— Нет! — резко сказал я.

— Это опасно в одиночку, Рейдж. Джингги…

— Я сказал НЕТ! — огрызнулся я. — Оставь. Меня. В. Покое!

Хэппи сделал несчастное лицо. На мгновение показалось, что он хотел бы возразить, но он лишь поджал губы и резко развернулся. Я не посмотрел ему вслед, а повернулся и побежал дальше. Я проигнорировал угрызения совести, которая говорила мне, что я не должен был так набрасываться на Хэппи.

ДЖЕССИ

— Так, Пэйн, это всё. Ты должен беречь руку минимум одну неделю, — сказала я и плотно наложила повязку. — Приходи каждое утро в мои приёмные часы, чтобы наложить свежую повязку.

Пэйн посмотрел на меня и нахмурился. Он был странным. С тех пор как его приятели, Спиид и Стоди, привели его в мой приёмный час с вывихнутым плечом, он не сказал ни слова. Даже сейчас первым заговорил Стоди:

— Я позабочусь о том, чтобы он следовал вашим указаниям, док.

Я кивнула и улыбнулась гиганту.

— Я могу ещё немного переговорить с тобой наедине? — спросила я, и гигант кивнул.

Спиид махнул Пэйну, и молчаливый представитель Инопланетного Вида поднялся, чтобы последовать за другом наружу. После того как Спиид закрыл дверь, я повернулась к Стоди.

— Я заметила, что Пэйн не разговаривает. Я не хотела задавать вопросы в его присутствии. Стоди, Пэйн не может говорить? Он… немой?

Стоди вздохнул и покачал головой:

— Нет, док. Он не немой, но он очень мало говорит и только с людьми, которых он хорошо знает и которым он доверяет. Его прошлое ещё хуже, чем у нас, всех остальных.

— Шрамы? — спросила я. Я заметила, что у Пэйна было огромное количество шрамов, чем у остальных представителей Инопланетного Вида. Выглядело так, будто его грудная клетка неоднократно вскрывалась. Я даже не могла представить себе, что были вынуждены вытерпеть представители Инопланетного Вида, и за что были ответственны «ДМИ» и другие компании.

— В том числе, — сказал Стоди. — Они делали ему операции без наркоза.

— Что? — в ужасе вскрикнула я. — Ты имеешь в виду, что они вскрыли его грудную клетку при полном сознании?

Стоди угрюмо кивнул, и мне пришлось сесть. Неожиданно мои ноги задрожали.

— О Боже, — беззвучно сказала я и покачала головой.

— Это ещё не всё. Пэйна держали изолированно от всех нас. Он был их подопытным кроликом для всего, что они позже проверяли на других Инопланетных Видах. Только если с ним они достигали удовлетворительных результатов, они появлялись у нас, чтобы провести следующие тесты. Пэйн вынужден был постоянно жить с открытыми ранами или даже с вскрытым черепом. Они так тяжело его изувечили, что после его освобождения, ему понадобился год, прежде чем он смог снова ходить без посторонней помощи. Первые три месяца он лежал в коме. Но самым скверным было то, что они использовали его сына, чтобы заставить его делать то, что было им нужно.

— У него… у него есть сын?

— Он был. Они убили его незадолго до нашего освобождения, чтобы наказать Пэйна. Прежде чем Пэйн стал подопытным кроликом номер один, в рамках эксперимента его держали полтора года с одной из ваших женщин. Она забеременела и родила сына. Она умерла при родах, и ребенка держали отдельно от Пэйна. Ему разрешали ненадолго видеть сына только раз в неделю, чтобы он знал, что мальчик ещё жив. Если Пэйн не сотрудничал, они появлялись с мальчиком и угрожали, что будут пытать его на глазах у Пэйна. Конечно, Пэйн всегда уступал, чтобы защитить ребёнка. Он позволял делать с собой всё и не сопротивлялся. До тех пор… пока они не потребовали от него того, что он не смог сделать.

— Что это было? — тихо спросила я, не желая вообще слышать какой-либо ответ.

— Они хотели следующего ребёнка. Только несколько предпринятых селекционных проектов «ДМИ» были успешными. К тому же сын Пэйна был болен. У него обнаружили генный дефект. Они хотели проверить: сможет ли он зачать здорового ребёнка. Теперь мы знаем, что попытки провалились. Врачи разработали процесс, чтобы обеспечить здоровое потомство. Это как-то связано с нашим различным генетическим фоном. Доктор Джордж может рассказать тебе об этом больше. Он тот, кто имеет дело с парами, которые хотят иметь детей.

— Ты сказал, что они… что они убили ребёнка?

— Да, они привели к нему мальчика после того, как он отказался. Когда Пэйн понял, что они хотели сделать, он попытался их переубедить. Он пообещал, что позволит дополнительные попытки опытов разведения, но они уже решили, что мальчик должен был умереть. Пэйн никогда не рассказывал нам, как умер мальчик. Но это закончилось тем, что Пэйн убил трёх охранников, прежде чем они одолели его и избили до полусмерти. Они оставили его в клетке умирать. Это было незадолго до нашего освобождения. Пэйн не знает, как долго он там лежал полумёртвый. Это могло быть несколько дней или часов. Он и Рейдж — оба, кто были в такой плохой форме. Они были скорее мёртвыми, чем живыми, когда их нашли.

— Рейдж? — спросила я.

— Да, его тоже пытали и избивали, а затем оставили умирать.

— Ты знаешь об этом больше? — поинтересовалась я.

Лицо Стоди стало несчастным. Было понятно, что он не хотел об этом говорить.

— Он думает, что я имела к этому отношение, не так ли?

Стоди кивнул.

— Я понятия не имела, — подавленно сказала я. — На самом деле я не имела с этим ничего общего. Когда я нашла его, то сделала фотографии и передала журналистам, чтобы нельзя было всё замять. Я только хотела его спасти. Я хотела спасти вас всех! — Я дрожала, а слёзы наполнили мои глаза. Я всхлипнула.

Стоди положил большую руку на моё плечо и спокойно посмотрел на меня.

— Я знаю, — тихо сказал он. — Рейдж тоже это поймёт. Дай ему время, док.

Я кивнула.

— Спасибо за разговор, Стоди.

— Хммхм.

Стоди отвернулся и пошёл к двери. Прежде чем потянуться к её ручке, он повернулся ко мне.

— Ты хороший врач и чудесная женщина. Спасибо. Спасибо за всё, что ты для нас сделала.

С этими словами он исчез в дверях, и слёзы, которые собрались в моих глазах, теперь свободно потекли по моим щекам. Я плакала из-за Рейджа, а также из-за Пэйна и его сына. Какая ужасная история.

РЕЙДЖ

Я остановился и глубоко вдохнул. Я почувствовал их запах. Они были близко. Трое Джинггов. Один из них был ранен. Мне придётся встретиться с ними. На моём лице появилась мрачная улыбка.

— Я получу вас всех! — тихо сказал я. — Проклятые сучьи дети.

Я двинулся вперёд по их следу. Было очевидно, что я близко. Их раненый приятель, кажется, замедлял их. Идиоты! Они должны были оставить его и спасать свои собственные задницы. Но меня это устраивало. Если бы я смог убить их всех, то на три врага, которые могли бы напасть на нашу колонию, стало бы меньше. Я бежал дальше примерно около четверти часа, пока не увидел их вдалеке между деревьями. Густой подлесок не позволял чётко видеть, но было ясно, что там, в зарослях, были три фигуры. Я побежал быстрее. Мой охотничий инстинкт полностью занял мои мысли.

Я был очень сконцентрирован и не выпускал из вида своих врагов. Но неожиданно появилось странное ощущение. Когда я понял, что это, то почувствовал, как на меня приземлилось что-то тяжёлое, и длинные зубы впились в моё плечо. Я закричал и попытался стряхнуть зверя, который меня кусал. Его рычание смешалось с моим собственным рёвом. Я схватил свой нож и попытался ткнуть зверя в бок, но не успел. Мне пришлось подмять его под себя. В борьбе не на жизнь, а на смерть я катался с животным по земле. Он висел на моей спине, пока когтями разрывал мне руки и бока, пока его зубы не отпускали меня из своего захвата. Я игнорировал боль и яростно боролся, чтобы одержать верх.

Дерево рядом со мной казалось моим спасением. Со всей силы я ударился спиной о ствол, и зверь взревел, когда его позвоночник раздробился. Я почувствовал, как его зубы выскользнули из моей плоти, но в агонии хищник разорвал мою спину. Я развернулся и глубоко воткнул нож в горло животного. Когда он умер, я рухнул без сил. Боль становилась всё сильнее, так как уровень адреналина в моей крови падал. Ощущение, как будто зверь полностью содрал всё моё мясо со спины, не отпускало меня.

Я не мог видеть повреждения, но, должно быть, всё действительно было плохо, потому что я чувствовал, как силы покидали меня. Я даже не мог подняться. Я пополз на четвереньках в сторону нашего поселения. Мои мысли вернулись к Джесси. Увижу ли я снова её милое лицо? Я сомневался. Я никогда не доберусь до деревни в таком состоянии. Стиснув зубы, я пополз дальше.

— О, док, — обессиленно прошептал я. — Где ты, когда мне так нужна?

Затем всё вокруг меня потемнело.

ДЖЕССИ

В мою дверь постучали. Я оторвалась от своей книги и подумала, кто мог прийти, чтобы меня увидеть. Был ли это Рейдж? Моё сердце взволнованно забилось. Постучали снова, и я вскочила. Наверное, срочно? Я бросилась к двери и открыла её. На пороге стояли Хэппи и Стоди. Они были взволнованны.

— Док, быстрее! Речь идёт о жизни и смерти! — Хэппи крикнул так отчаянно, что моё горло сдавило. Должно быть, было совсем плохо. Я задавалась вопросом, что произошло.

— Я иду, — сказала я и торопливо надела свои ботинки.

Когда я закрыла за собой входную дверь, Хэппи и Стоди уже бежали в сторону лазарета. Я поспешила следом.

— О ком вообще речь? — спросила я и затаила дыхание, когда их настигла.

— Рейдж, — сказал Стоди, и я почувствовала, что моё сердце остановилось.

— Что? — в ужасе закричала я — Что произошло?

— Он охотился и долго не возвращался, поэтому Стоди и я отправились его искать, — сообщил Хэппи на ходу. — Мы нашли его примерно в двух милях отсюда. Должно быть, он подвергся нападению хищника, а затем серьёзно травмированный потащился к дому. Выглядит плохо.

Я почувствовала облегчение, когда в поле зрения появилось здание, в котором находился приёмный пункт. Я торопилась к Рейджу. Я молилась оставаться спокойной, чтобы иметь возможность его спасти. Я не могла опоздать. Я не хотела думать об этом. Было бы слишком ужасно представить себе, что он не был в сознании.

Стоди придержал дверь для меня, и я бросилась в отделение неотложной помощи, где доктор Форстер и две сестры склонились над окровавленной фигурой, лежащей на операционном столе. Доктор Форстер повернулся ко мне, когда я пришла, и на его лице появилось облегчение.

— Хорошо, что ты здесь, Джесси. Мне нужна твоя помощь. Я уже ввёл его в наркоз. Готовься, чтобы пойти со мной вместе в операционную.

Я торопливо надела свой операционный халат, перчатки и маску и бросилась в сторону Андреаса. Мне пришлось взять себя в руки, когда я увидела лежащего перед собой Рейджа — я профессионал. Он действительно был изувечен и уже лежал на животе. Его спина, руки и плечи были похожи на лохмотья. Андреас уже был готов позаботиться о ранах и соединять снова лоскуты кожи.

— Иди на другую сторону и бери рваную рану на его руке. У меня уже готово плечо.

Я делала то, что мне говорил Андреас, и взяла у Лилли, одной из сестёр, необходимый мне инструмент. Сначала я очистила кровоточащую рану, прежде чем взялась за трудоёмкую работу зашивания.

— Он был в сознании, когда здесь появился? — спросила я.

— Нет! — ответил Андреас, вздыхая. — Он был полностью без сознания. Его состояние было настолько плохим, что я не осмеливался вводить ему наркоз. К счастью, у нас есть Н73. Новый анестетик — более эффективный, чем все другие, которые я до сих пор применял. Представители Инопланетного Вида очень хорошо его переносят. Как ты знаешь, многие препараты для них неэффективны или имеют нежелательные побочные эффекты. Изготовление Н73 было одной из немногих хороших вещей, созданных «ДМИ».

Раздался писк, и Андреас бросил озабоченный взгляд на машину в изголовье, которая записывала данные Рейджа.

— Кровообращение нарушено, — угрюмо сказал он. — Мэл, дай ему десять миллилитров «Декстовила». Быстро.

Сестра торопливо принесла небольшой флакон из шкафа и достала шприц. Лилли продезинфицировала место на бедре Рейджа, и Мэл воткнула шприц в плоть, медленно вливая жидкость внутрь. Сердцебиение было низким и нерегулярным.

— Давай, парень, — пробормотал Андреас.

Мы оба пристально смотрели на монитор, когда, наконец, прекратилось ужасное пиканье, а показания немного нормализовались. Я с облегчением вздохнула и посвятила себя своей работе. Нам понадобилось два часа, чтобы сшить разорванное тело Рейджа. Когда мы, наконец, закончили, я была так измучена, как будто пробежала марафон. Лишь работа помогала сохранить концентрацию, которую с каждым часом истощала эмоциональная нагрузка.

— Вы дадите ему «Люнол», Андреас? — спросила я.

«Люнол» был еще одним препаратом, который разработал «ДМИ». Оно ускоряло и улучшало заживление ран, но обладало побочными действиями. Пациент страдал от галлюцинаций и для его собственной безопасности и безопасности других должен был быть привязан к кровати. В редких случаях волнение, которое наступало в результате галлюцинаций, могло привести к тому, что состояние пациента резко ухудшалось и даже приводило к тотальному исходу. Но это было редко, и положительные эффекты перевешивали.

— Да, я знаю, что ему вводили «Люнол» после его освобождения и он хорошо его переносил. Мы должны ему дать. Я не знаю, сможет ли он вообще без него обойтись. Антибиотики не действуют на Инопланетный Вид, а риск заражения слишком велик.

Мэл внимательно смотрела на доктора Форстера.

— Дай ему пятнадцать миллилитров, — сказал Андреас, и сестра поспешила к шкафу с медикаментами, чтобы взять одну ампулу и передать ему.

— Будет трудно зафиксировать его со всеми ранами, которые у него есть, — задумчиво сказал Андреас. — Ты думаешь, мы должны попытаться ввести ему «Гексомал» или «Геролит»? Мы никогда не вводили ни одного медикамента вместе с «Люнолом».

— Мы должны попробовать, — сказала я. — Мне тоже кажется слишком рискованным фиксировать его в таком состоянии. Разрешите двум представителям Инопланетного Вида охранять здесь, на случай, если он всё же проснётся и возникнут осложнения.

— Ты права. Сообщи Стоди, что он должен позаботиться о том, чтобы в любое время возле Рейджа находилось двое мужчин. Объясни ему, что нужно делать. — Он обратился к медсёстрам. — Введите ему десять миллилитров «Гексомала».

Я кивнула. Бросив на Рейджа, который лежал на кушетке, неестественно тихий и бледный, последний взгляд, я покинула помещение.

Стоди и Хэппи сразу вскочили со своих мест, когда я покинула операционный блок.

— Как у него дела? — спросили оба одновременно.

— В общем, он стабилен, но нам есть, что обсудить. Садитесь.

Мы сели, и оба представителя Инопланетного Вида смотрели на меня обеспокоенно и нетерпеливо.

— Мы ввели ему «Люнол», потому что опасаемся инфекции. Вы знаете, что при обычных обстоятельствах пациент должен быть зафиксирован из-за галлюцинаций. — Оба молча кивнули. — Из-за тяжёлых повреждений мы не решаемся его пристёгивать. Ремни будут раздирать его раны, когда он будет двигаться. Поэтому доктор Форстер и я решили успокоить его «Гексомалом». Так как мы не знаем, как он будет на него реагировать или как он сочетается с «Люнолом», то возле него в любое время должны присутствовать двое представителей Инопланетного Вида на случай, если он проснётся или будут осложнения.

— Понятно, — сказал Стоди. — Мы будем за ним присматривать.

— Нужно организовать, чтобы каждые шесть часов сменялись команды, — сказала я Стоди. Я хотела, чтобы его охранники всегда были бодрыми и в форме. Не больше шести часов за смену. — Ты можешь это организовать, Стоди?

— Конечно, — ответил исполинский представитель Инопланетного Вида. — Я немедленно позабочусь об этом.

— Хорошо, — облегчённо сказала я.

— Я пока пойду к нему, — сказал Хэппи, и я благодарно ему улыбнулась.

— Примерно через час мы переведём его в реанимацию, когда будем уверены, что больше не возникнет никаких осложнений, — пояснила я. Я повернулась к Стоди: — Если нас здесь больше не будет, то спроси одну из сестёр, куда его перевезли.

— Хорошо. Я скоро вернусь, — сказал богатырь и отвернулся.

— Пойдём, Хэппи, — я обратилась к всегда улыбающемуся представителю Инопланетного Вида. Было странно видеть его сейчас серьёзным. Я старалась не думать о плохом состоянии Рейджа, иначе у меня на глазах выступили бы слёзы. Он пережил операцию. Сейчас это было самое главное. Шаг за шагом.

Мы зашли в операционную палату. Обе сестры были там, чтобы осторожно смыть с тела Рейджа оставшуюся кровь. От этого зрелища я испытала приступ ревности. Я хотела это сделать, но, если бы я забрала у них работу, это выглядело бы непрофессионально. Я была врачом. Мыть пациентов было задачей сестёр. Несмотря на это, моя кровь кипела, а мои руки сжались в кулаки. Хэппи поспешил в сторону своего друга. Сдавленный звук его боли вырвал меня из моих неадекватных чувств, а серьёзность ситуации снова привела меня в сознание.

— Стоди соберёт смены для охраны, — проинформировала я Андреаса.

— Хорошо! — ответил главный врач и кивнул мне. — Ты можешь снова вернуться к своему заслуженному выходному.

Мне совсем не понравилась мысль оставить здесь Рейджа и пойти домой. Я не хотела, чтобы кто-то заметил, как много я чувствовала к пациенту, но я не могла сделать вид, как будто ничего не было.

— Я… я еще останусь, пока он не стабилизируется, — сказала я, довольная, что это прозвучало достаточно правдоподобно. Никто не нашёл бы странным то, что я оставалась здесь до тех пор, пока немного не снизился бы риск осложнений. Всё-таки, я могла бы снова понадобиться Андреасу, если медикаменты не подойдут друг другу или кровообращение Рейджа снова изменится.

Андреас кивнул.

— Да, конечно. Спасибо за твою помощь. Я не позволил бы себе сорвать твой выходной, если бы это не было так важно. — Он горько рассмеялся. — Я чувствую себя с мальчиками немного напряжённо. Уже давно на моём операционном столе не было кого-то в таком плохом состоянии. Было хорошо работать вместе с тобой.

— В любое время, Андреас, — сказала я. — Вы можете всегда позвонить мне, когда я буду нужна. Я всегда свободна. Если я не на дежурстве, мне смертельно скучно.

— Я считаю, что ты действовала очень профессионально, — сказал Андреас, искоса наблюдая за Хэппи, который был полностью сосредоточен на своём друге. — В конце концов, это Рейдж, который до этого схватил тебя за горло.

Я никому не рассказывала, что после того случая, Рейдж ещё и проник в мой дом. Я не хотел делать его положение ещё хуже. Я знала, что Рейдж у многих лишился симпатии из-за своего поведения.

— Всё это в прошлом, — сказала я. — С тех пор Рейдж оставил меня в покое, и я думаю, что нужно оставить это в прошлом.

— Если ты остаёшься, то смогу я быстро пообедать, пока ты не уйдёшь? Чувствую, что ещё немного и мой желудок даст о себе знать.

— Конечно. Идите спокойно. Я останусь на месте.

— Спасибо.

Когда Андреас ушёл, я подошла к Хэппи. Спина Рейджа представляла собой ужасное зрелище. Даже сейчас, обработанная и зашитая, она не выглядела прекрасно. Но сильнее всего пугала болезненная бледность, из-за огромной кровопотери, лица Рейджа, несмотря на то, что он получил дозу расширителя. Однако скоро его состояние стабилизируется, а его тело произведёт достаточно новой крови. Инопланетный Вид не переносил переливание. Это было известно из изъятых документов «ДМИ». Несколько представителей Инопланетного Вида смертельно пострадали после введения крови.

— Он сделает это, док? — тихий голос Хэппи проник в мои мысли.

— Я надеюсь на это, Хэппи. Мы сделали всё, что могли. Его кровообращение нарушилось во время операции, но мы его восстановили. Он перенёс операцию. Это всё, что я могу сказать в данный момент. Если сейчас не появятся какие-либо осложнения, то через неделю он должен быть снова в приемлемой форме, чтобы его смогли выписать. «Люнол» поможет ему быстро вылечиться.

— Я знаю, — горько сказал Хэппи. — Мне достаточно часто вводили его в «ДМИ».

— Мне жаль, — тихо сказала я.

— Почему? Это не твоя вина, док.

— Я работала на «ДМИ».

Хэппи неодобрительно засопел.

— Рейдж был не прав, обвиняя тебя, — со злостью сказал Хэппи. — Ты была той, кто рассказал о нашем положении общественности. Ты многим рисковала. Своей свободой мы обязаны тебе. Послушай, ты чувствуешь себя ответственной за то, что сделал «ДМИ». Но. Это. Была. Не. Твоя. Вина!

Я удивлённо рассматривала Хэппи. Я не ожидала в нём так много гнева. Я знала его, как жизнерадостного симпатичного парня, который находился всегда в хорошем настроении.

— Рейдж — мой друг, — объяснил он. — Он всегда останется моим другом. Но это не значит, что я стану оправдывать его поступок. Ты мне нравишься, док.

Он пристально посмотрел на меня, и нежность в его взгляде была мне неприятна. Я надеялась, что обманулась, что Хэппи не был в меня влюблен. Потому что я никогда не смогла бы ответить на его чувства. Моё сердце принадлежало Рейджу. Даже если это было полное безумие.


Глава 3

Блок С, Западная Колония, Эдем, 31 декабря 2032 года, 18:23 по местному времени.

ДЖЕССИ

Подготовка к вечеринке в честь Святого Сильвестра шла полным ходом, но я была не в настроении праздновать. Состояние Рейджа по-прежнему было критическое. Два раза в течение последних трёх дней его кровообращение нарушалось, и, несмотря на лекарства, у него началась лихорадка. К счастью, «Гексомал» действовал, хотя Рейдж всё ещё был без сознания. Меня немного успокаивало то, что он не испытывал никакой боли. Я сидела возле него так часто, как могла, чтобы не привлекать внимание. Хорошо, что сегодня я дежурила и могла провести с ним много времени, потому что все остальные были на празднике. Только Спиид и Трабл наблюдали за Рейджем.

Я радовалась, что были эти двое, а не Хэппи. В последние дни он довольно ясно дал понять, что заинтересован во мне, а я не знала, как должна была на это реагировать. Он мне нравился и был симпатичным парнем. Всё же был Рейдж, который посещал меня в моих снах, и близости с которым я жаждала с нетерпением. Я хотела, чтобы он, наконец, понял, что я не виновата в том, что с ним случилось. Я планировала попросить его поговорить со мной, как только он выздоровеет. Я знала, что он меня избегает с того момента, как вторгся в мой дом, а Даймонд говорила мне, что все женщины были на моей стороне. Конечно, я эгоистично радовалась тому, что ни одна из них не хотела с ним спать, но я также не хотела, чтобы он чувствовал себя изолированным.

— Ты выглядишь усталой, док, — сказал Трабл. — Не хочешь ненадолго прилечь? Мы разбудим тебя, если ты понадобишься Рейджу.

Я улыбнулась представителю Инопланетного Вида с рыжими волосами. Его зелёные кошачьи глаза озабоченно смотрели на меня.

— Спасибо, Трабл, но я не смогу сейчас заснуть. Пойду куплю себе кофе.

— Я принесу тебе кофе, док, — предложил Спиид. — Чёрный? С одним кусочком сахара?

— Сегодня с двумя, — сказала я. — Мне необходимо немного энергии. Спасибо, Спиид.

— Не за что, — махнул рукой Спиид. — Я рад возможности немного размять ноги. Безделье сводит меня с ума. Я имею в виду, что охотно сделаю всё, что смогу, чтобы помочь Рейджу, только…

— Я знаю, Спиид, — прервала я его и понимающе улыбнулась. Спиид не зря выбрал это имя. Он был сгустком энергии, который не любил ничего больше, чем бегать или заниматься чем-нибудь физически. Я могла хорошо себе представить, что сидеть шесть часов было для гиперактивного представителя Инопланетного Вида тяжёлым испытанием.

Когда Спиид исчез, я села с одной стороны Рейджа, так как Трабл сидел на другой стороне кровати. Раны заживали, и теперь он мог лежать на спине, по меньшей мере, несколько часов в день. Я пристально наблюдала, как мерно опускалась и поднималась его грудная клетка.

— Ты влюблена в него, — спокойно сказал Трабл.

Я не решалась взглянуть на него, потому что почувствовала, как лицо опалило жаром. Я старалась, чтобы этого никто не замечал. Это была проблема, которую замечала только я? Или мои чувства к Рейджу были заметны всем?

— Ты по-прежнему влюблена в него, несмотря на то, что он сделал — это говорит о твоём добром сердце. Я только хотел сказать тебе, что думаю — Рейдж тоже влюблен в тебя.

Теперь я не могла по-другому. Я подняла голову и встретила взгляд Трабла.

— С чего ты взял? — спросила я.

— Я хорошо знаю Рейджа, док. Если бы он не был влюблен в тебя, сейчас ты была бы уже мертва.

— Я не думаю, что… что он на самом деле мог убить женщину, — сказала я.

Трабл покачал головой.

— Не сейчас. Нет. Но он убивал женщин, док. В «ДМИ». Проституток, которых помещали в его клетку. Тогда мы все были больше похожи на животных, чем на людей. Мы постоянно находились в состоянии наркотического опьянения и постоянно страдали. Рейджу, как и всем нам, понадобились годы, чтобы привыкнуть к новым отношениям и перестроиться. Он не истязал женщин, но если бы он считал женщину действительно злой, то у него не было бы никаких сомнений в том, чтобы её убить.

— Я всё же думаю, что… — я прервалась, когда открылась дверь и вошёл Спиид с моим кофе. Я благодарно приняла стаканчик с ароматным напитком.

— Спасибо.

— Не за что, — ответил Спиид. — Есть изменения?

Я покачала головой.

Пока я пила кофе, Спиид бегал по комнате. Он и Трабл были на смене уже больше четырёх часов, и с каждым часом Спиид становился беспокойнее.

— Кто вас сменит? — спросила я через некоторое время.

— Пэйн и Найт, — ответил Трабл.

— Найт? Кто это? — спросила я. — Я ещё с ним не встречалась.

— Найт — спокойный парень, — ответил Спиид. — Не настолько спокойный, как Пэйн, но оба отлично дополняют друг друга.

Я вздохнула и закатила глаза.

— Ну что ж, вечер будет депрессивным.

Трабл засмеялся.

— Да, я тебе не завидую, — сказал он.

— Я тоже нет! — согласился Спиид.

Он лёг на пол и начал отжиматься в упоре лёжа. Я покачала головой.

— А что ты вообще делаешь ночью, Спиид? — спросила я, смеясь.

— А что? — спросил Спиид, не сбавляя темпа. — Хочешь составить мне компанию, док?

Я фыркнула.

— Нет, мне только интересно, спишь ли ты вообще ночью или бегаешь по комнате туда-сюда?

Трабл тихо засмеялся.

— Да, Спиид. Скажи, что ты делаешь ночью, если в твоей кровати нет женщины?

— Боже мой! Вы, парни, всегда переходите в разговоре на секс? — спросила я, качая головой.

— Прости, док, — сказал Трабл. — Гормоны.

Стон рядом со мной заставил меня вздрогнуть. Я посмотрела на Рейджа, который, очевидно, успел повернуть голову на бок, пока я дурачилась со Спиидом и Траблом.

— Он просыпается! — сказал Спиид и вскочил, чтобы поспешить к кровати. Трабл склонился над Рейджем, а я, как заворожённая, смотрела на его лицо. Когда губы Рейджа слегка шевельнулись, моё сердце неистово забилось.

— Я не знаю, что произойдёт, когда он проснётся, — сказала я. — Вам нужно быть готовыми к тому, что, скорее всего, вы должны будете его держать.

— Мы готовы, — сказал Спиид. — Не волнуйся, док. Мы здесь.

Рейдж снова застонал, и его лицо немного сморщилось, затем он повернул голову, а его веки задрожали.

— Рейдж? — обратилась я к нему, стараясь, чтобы мой голос не дрожал. — Ты меня слышишь?

Он снова застонал, и я положила ему на лоб свою руку. К счастью, температура понизилась.

— Его руки дрожат, — сообщил Спиид.

— Рейдж? Мы здесь, — сказал Трабл и осторожно потрогал Рейджа за плечо.

Затем Рейдж открыл, моргая, глаза, и его беспокойному взгляду потребовалось некоторое время, чтобы сфокусироваться на мне. Моё сердце сильно забилось. Как он отреагирует, увидев меня? Я точно узнала момент, когда он меня узнал. Его глаза потемнели, но я не увидела там ничего от той ярости, с которой он рассматривал меня в «Clubhouse» и позже в моей спальне.

— Ты понимаешь меня, Рейдж? — спросила я ещё раз.

Он едва заметно кивнул.

— Ты был тяжело ранен. Нам пришлось оперировать тебя и зафиксировать. Ты три дня был без сознания. Тебе больно?

Он снова кивнул.

— Я могу дать тебе обезболивающее.

Он покачал головой.

— Тебе станет лучше, — возражала я.

— Нне-ет, — тихо произнёс он, и я кивнула в знак того, что поняла его.

— Хорошо. Но я должна тебя осмотреть.

Кивок головой.

— Будет ли тебе лучше, если ты ляжешь на живот? Тогда боль была бы, вероятно…

Он покачал головой.

Я кивнула и начала его осматривать. Я посветила в его глаза, проверила его дыхание и пульс. Всё казалось отличным. Реакция нормальная. Я взяла его за руку и слегка сжала палец.

— Чувствуешь?

Он кивнул, и я проверила его руки и ноги. Он всё чувствовал. Пока это хорошо. Это даже было лучше, чем я ожидала. Всё не выглядело так, что он и дальше нуждался в охранниках, но я хотела действовать наверняка. Взгляд Рейджа вернулся ко мне.

— Про-осст… — начал он, но снова потерял сознание. Трабл и Спиид вопросительно посмотрели на меня. На их лицах читалось беспокойство.

— Всё хорошо, — успокоила я их. — В начале бодрствующие фазы в большинстве случаев короткие. Но он кажется сейчас стабильным. Я бы сказала, что он справился.

РЕЙДЖ

Я был удивлён, когда увидел её сидящей у моей кровати. После всего, что сделал, я ожидал, что заботиться обо мне будут другие врачи или медсёстры. И всё же, каждый раз, когда я открывал глаза, она была тут. Я ощущал присутствие других, слышал голос Трабла, потом Спиида. Мне потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить то, что произошло. Синяя хищная кошка напала на меня. Джингги называли этого большого животного Кранггом. Зверь неплохо меня изувечил. Было чудо, что я остался жив. Я чувствовал, что моя спина похожа на огромную рану, вероятно, так и было. Я не мог говорить, так как постоянно находился в полубессознательном состоянии, но время, когда я бодрствовал, становилось дольше. Я лежал уже некоторое время, проснувшись и не открывая глаз. Я знал, что Джесси была здесь. Её сладкий аромат щекотал мне нос.

— Хочешь ещё кофе? — услышал я вопрос Найта.

— Да, пожалуйста, — тихо ответила Джесси.

— Ты должна поспать, — сказал Найт, в его голосе слышалось беспокойство. — Ты выглядишь усталой. Пэйн и я сможем и дальше охранять Рейджа и позовём тебя, если что-то изменится.

— Нет, я останусь здесь, пока не начнётся смена доктора Форстера.

Я слышал её уставший голос, и часть меня хотела отправить, наконец, в кровать её сладкую задницу. Но другая — более эгоистичная — хотела, чтобы она осталась.

— Я сомневаюсь, что Рейдж оценит твою самоотверженность, — зарычал Найт, и во мне вспыхнуло желание сломать ему нос за эти слова. Что этот сукин сын делает?

— Может быть, ты прав, Найт, но я всё же останусь. Он мой пациент!

«Вот так, да? Я для тебя, чёрт возьми, только пациент?» — с ужасом подумал я.

— Он для тебя значит больше, — сказал Найт. В его словах звучало обвинение.

— Дьявол! — выругалась Джесси. — Чёрт возьми, это написано на моём лбу?

— Я сомневаюсь, что люди смогли бы заметить это, — сказал Найт. — Но мы, Инопланетный Вид, другие. Ты мне нравишься, поэтому я бы хотел тебя предупредить. Не думай о Рейдже. Он сломлен и слишком агрессивен для такой женщины как ты. Я знаю, ты нравишься Хэппи. Он милый парень и был бы рад познакомиться с тобой ближе.

— Я благодарна тебе за заботу, Найт, но моя личная жизнь никого не касается, — услышал я ответ Джесси.

— Конечно, — ответил Найт. Я мог определить по его голосу, что он не был в восторге. Я решил разобраться с ним, когда полностью восстановлюсь. Он был прав — я не был хорош для Джесси, но я не хотел, чтобы её касался другой мужчина. И я сделаю всё, чтобы мужчины держались от неё подальше.

Когда я проснулся в следующий раз, возле меня сидел доктор Форстер с одной из сестёр. Оба склонились надо мной, после того как я тихо простонал.

— Как у тебя дела, мой мальчик? — спросил док.

— Хреново, — прохрипел я. — Можно воды?

— Сейчас вернусь, — сказала сестра и скрылась из моего поля зрения. Вскоре я услышал плеск воды, затем шаги, которые возвращались к моей кровати.

— Сможешь сесть или тебе нужна помощь? — спросил доктор Форстер.

— Я постараюсь.

Док помог мне принять сидячее положение, и сестра поправила подушку за моей спиной. Затем она поднесла стакан с водой к моим губам, и я сделал несколько жадных глотков. Вода смочила моё горло, в котором было сухо, как в пустыне.

— Спасибо, — слабо пробормотал я, после того как выпил.

— Я рад, что всё хорошо, мой мальчик, — сказал доктор Форстер. — Ты выглядел довольно паршиво, когда впервые появился здесь. Такого случая ещё не было в моей практике. Это чудо, что ты ещё жив. Мне кажется, что ты крутой малый.

Я через силу улыбнулся.

— Постараюсь соответствовать этому, — прохрипел я.

— Сейчас, когда ты выздоравливаешь, мы выпишем тебя быстрее, чем ты можешь себе представить. Но прогуливаться в лесу в одиночку я бы не советовал. О чем ты вообще думал, когда так рисковал?

Док покачал головой, когда я пожал плечами.

— Позже я осмотрю тебя ещё раз. Я должен сейчас осмотреть Даймонд. Она сломала руку. Такое чувство, что вы всеми силами пытаетесь прибавить работы мне и доктору Колби.

При упоминании Джесси мой пульс участился. Я надеялся, что она скоро вернётся. Сводило с ума то, что я должен был беспомощно здесь лежать, пока Хэппи, наверное, уже приближался к ней.

— Хэппи, — сказал я, и док наморщил лоб.

— Что ты имеешь в виду? Хочешь, чтобы я позвал Хэппи?

Я кивнул.

— Я постараюсь. Сейчас извини меня. Даймонд ждёт.

С этими словами док исчез, а сестра села рядом с моей кроватью, чтобы контролировать моё состояние. Я хотел, чтобы она ушла. Это место Джесси, а не её.

ДЖЕССИ

Я спала всего четыре часа после того, как моя смена закончилась. Сон был беспокойным, и вскоре я проснулась с мыслью о Рейдже. Доктор Форстер был сейчас на дежурстве. Было бы странно, если бы я явилась сейчас в лазарет, чтобы увидеть Рейджа. Почему я так беспокоюсь? Рейджу уже намного лучше, осложнений больше не ожидалось. Больше никто не следил за ним, начиная с моей ночной смены. Наверное, дело было в том, что я привыкла быть с ним рядом, рассматривать его часами и даже время от времени касаться, будто проверяя температуру. Там, в стационаре, во время мой смены, он был МОИМ. Даже тогда, когда присутствовали его охранники. Я была той единственной, кто нёс ответственность за Рейджа.

Вздохнув, я поднялась и прошла в ванную, чтобы принять душ. Затем я оделась и застелила свою постель. Мои мысли вернулись назад, к вечеру, когда Рейдж проник в мой дом. Его поцелуй был явно не нежным. Скорее жестоким и варварским. Тем не менее, мне снова хотелось ощутить его губы на моих. Я непроизвольно провела указательным пальцем по нижней губе. Я так долго мечтала о том, чтобы его поцеловать. Почему это так чертовски сложно на самом деле? Я вздохнула и направилась на кухню, чтобы сварить себе кофе.

Я была не голодна, поэтому села со своим кофе в гостиную и включила телевизор. Время от времени я охотно смотрела сообщения с Земли. Всё ещё было странно — находиться на другой планете, даже если мне нравилось здесь быть. Новости помогали мне сохранять связь со своей родиной. К сожалению, они шли только два раза в день, но мне повезло, и я комфортно устроилась на диване, завороженно наблюдая за происходящим. По-прежнему было неспокойно в Южной Америке, в Японии снова произошло землетрясение.

— Экстренное сообщение: дочь президента Джексона похищена южноамериканскими повстанцами, — сказал пресс-секретарь, и я насторожилась. — По неподтверждённым данным речь идёт о группе пользующегося по всему миру дурной славой Майора Смерть. Перл Джексон в качестве волонтёра находилась на службе в Бразилии. Были похищены ещё два белых ассистента, включая Перл. Один из мужчин, чьё имя ещё не подтверждено, был казнён мятежниками. Президент Джексон просит всю Америку молиться за благополучное возвращение его дочери. Мы вернёмся к этой новости, как только появится новая информация.

— О, Боже! — сказала я и выключила телевизор. Я видела Перл мельком на одном мероприятии через три года после освобождения представителей Инопланетного Вида. Мы обменялись друг с другом несколькими словами, она показалась мне немного избалованной, тем не менее, сообщение о её похищении меня потрясло. Группы повстанцев были непредсказуемы. Иногда их заложники освобождались целыми и невредимыми, но часто похищенные никогда не возвращались. По крайней мере, не живыми.

В мою дверь постучали, и я поднялась, чтобы её открыть. Пришла Джулия.

— Привет, надеюсь, не помешала. Я знаю, у тебя была ночная смена и…

— Входи, Джулия. Ты не помешала. На самом деле, мне скучно одной. Будешь кофе?

— С удовольствием, — сказала Джулия и вошла. Я закрыла за ней дверь и пошла следом на кухню. Все дома для человеческого персонала были спроектированы и построены одинаково.

— Ты слышала, что случилось с дочерью президента? — спросила её я.

— Нет! Что произошло?

— Её похитили, — сообщила я. — Повстанцы.

— О, Боже!

— Да, я сказала тоже самое. Разве это не ужасно?

— Уже предъявили какие-то требования? — поинтересовалась Джулия.

— В новостях обо этом не было сказано. Экстренное сообщение, информации мало. Я однажды видела Перл на одном мероприятии. Мы только обменялись несколькими словами, я едва её знаю, но всё равно сложно переварить такую информацию.

— Могу представить. О, Боже, это реально сенсация.

Я налила нам два кофе, и мы сели за кухонный стол.

— Как дела у Рейджа?

— Он выздоравливает, — сказала я. — Несколько раз ненадолго просыпался. Его показатели в норме. Понадобится ещё пара дней, чтобы набраться сил, но, вероятно, больше осложнений не будет.

— Это хорошо, — облегчённо вздохнула Джулия.

— Да, он действительно был очень плох. Я рада, что он идёт на поправку.

— Ты влюблена в него, — отметила Джулия.

Я покраснела, и Джулия засмеялась.

— Нет никакой причины краснеть, Джесси, — сказала она. — Инопланетные Виды — очень привлекательные, чёрт возьми. Мне… мне тоже кое-кто нравится.

Я удивленно посмотрела на неё.

— Да? Кто?

— Пэйн, — ответила она.

— Он разговаривает с тобой? — удивлённо спросила я, и Джулия хихикнула.

— Да, я знаю, он не особенно разговорчив. Но у него есть сноровка с животными. Он показал мне Байаков, которые живут недалеко от поселения. Симпатичные маленькие животные.

— Байаки?

— Они похожи на маленьких обезьянок. Ты знаешь мистера Нильссона из Пеппи Длинный Чулок?

Я кивнула, улыбаясь.

— Представь себе пушистого, в два раза больше мистера Нильссона животного, и ты получаешь одного Байака.

— Пэйн знает, что он тебе нравится?

— Думаю, да. Между нами постоянно пробегают искры. Но он очень сдержан. И это привлекает меня больше всего. С моего прибытия сюда я так часто флиртовала с солдатами, что мне это уже действует на нервы. Пэйн совсем другой.

— Ты знаешь его историю? — спросила я.

Джулия покачала головой.

Я рассказала ей то, что узнала от Стоди, и Джулия побледнела. На её глазах выступили слёзы.

— О, Боже! — шептала она в ужасе. — Я уже спрашивала себя, почему Пэйн выбрал себе такое имя. Теперь всё обрело смысл. Если бы виновные из «ДМИ» не сидели уже за решёткой, я бы с удовольствием поместила их в клетку и проделывала с ними все те плохие вещи, которые они делали с Инопланетным Видом. Извращённые бессердечные ублюдки!

— Но только ничего не говори Пэйну о том, что это я рассказала тебе об этом. Я не думаю, что это правильно. Но я бы хотела, чтобы ты об этом знала.

Джулия кивнула.


У меня было чувство, что дорога в лазарет таинственным образом сделалась длиннее. Казалось, сегодня ей не будет конца, хотя я должна была срочно навестить Рейджа. Я не хотела бежать. Слишком очевидно. Правда, можно было бы сказать, что у меня быстрый темп, когда я поднималась на холм вверх по улицам, где находилось здание. Ни у кого, кроме военных, не было машины, да в этом и не было необходимости, но сейчас я бы не возражала против мотоцикла. Жаль, что я не могла взять его с собой.

Наконец, я увидела трёхэтажное здание, в котором были размещены администрация колонии, телецентр, лаборатория и лазарет. Империя Джулии находилась здесь на первом этаже. Я вспомнила наш разговор. И, улыбаясь, покачала головой. Странное знакомство. Джулия в возбуждённом состоянии могла говорить весь день. Если кто-то был её точной противоположностью, то молчаливый Пэйн. Но разве противоположности не притягиваются? Вероятно, Джулия нуждалась в успокаивающем влиянии Пэйна, а Пэйну было хорошо с ней.

— Привет, Джесси, — поприветствовала меня Даймонд, когда выходила из здания.

— Привет, Даймонд. Как твоя рука?

Женщина Инопланетного Вида подняла руку в гипсе и ухмыльнулась.

— Чертовски бесполезна в данный момент. Я не могу работать этой штукой!

Даймонд работала в садоводстве. Я знала, как она любила эту работу. Для неё, наверное, было трудно находиться в таком бесполезном состоянии.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросила я.

Даймонд усмехнулась.

— Умеешь колдовать?

Смеясь, я покачала головой.

— К сожалению, нет.

— Тогда боюсь, что ты не можешь мне помочь, — ответила, ухмыляясь, Даймонд. Но вдруг выражение её лица стало серьёзным. — Рейдж проснулся. Если он станет вести себя по отношению к тебе неуважительно, дай мне знать. Хотя я рада, что он не сыграл в ящик, но это не значит, что я забыла его непростительное поведение.

— Я простила его, Даймонд, и если ты моя подруга, то оставь, наконец, это, — резко сказала я. — Пожалуйста! — добавила я более мягко, и Даймонд кивнула.

— Окей, — сказала она, но было видно, что это не сделало её счастливой. — Не хочу отрывать тебя от работы. Пока.

— Да, увидимся, — ответила я вслед женщине Инопланетного Вида и увидела, как она поспешила вниз по склону. Вздохнув, я развернулась и вошла в здание.

Моё сердце бешено билось, когда я стояла перед дверью в палату Рейджа. Он не спал. Хорошая новость, но противостоять ему в таком состоянии было сложно. Пока он был без сознания, я чувствовала себя в своей тарелке. Я могла смотреть на него, даже прикоснуться к нему так, как хотела. Я нерешительно потянулась к ручке двери, но услышала голос Хэппи и остановилась.

— Ты не имеешь на неё права до тех пор, пока не сделаешь своей парой, Рейдж, — свирепо сказал Хэппи. Моё мнение по отношению к симпатичному Инопланетному Виду резко поменялось.

— Я предупреждаю тебя, Хэппи, — угрожающе рыкнул Рейдж — Ты мой друг. Но если ты дотронешься до Джесси, ты — труп!

— Ты. Сделаешь. Её. Своей. Парой? — так же угрожающе спросил Хэппи.

— Ты знаешь, что я не могу, Хэппи. Мы достаточно часто говорили на эту тему. Человеческая женщина не выдержит секс со мной, ведь я третье поколение!

— Но со мной она может, — сказал Хэппи. — Я не поколение третьего типа. И у меня был секс с человеческими женщинами раньше. Это работает. Я могу сделать её счастливой.

Нечеловеческий рёв послышался из-за двери, и Хэппи закричал. Я не медлила больше и открыла дверь. Зрелище, которое предстало передо мной, было ужасным. Рейдж подмял Хэппи под себя и бил его. Я закричала, но Рейдж не реагировал. Снова и снова он наносил удар Хэппи, и я не сделала ничего другого, кроме как броситься на Рейджа. Я сцепилась с ним, но он отбросил меня на пол. Когда я ударилась о стул, то закричала. Этого оказалось достаточно, чтобы Рейдж обратил на меня внимание. Он неожиданно отпустил Хэппи и наклонился ко мне.

— О, нет, Джесси, — закричал он в панике, и на его лице появилось испуганное выражение. — Ты поранилась? Джесси! Скажи что-нибудь!

Я вытерла с глаз выступившие слёзы и с трудом поднялась на ноги, не глядя на него.

— Джесси!

— Оставь меня! — набросилась я на него.

— Мне… мне жаль. Я… я не хотел тебя обидеть. Джесси, пожалуйста, прости меня… Я… я не знал, что это ты. Я был так…

— Да! — закричала я. — Ты был ТАК занят тем, чтобы убить своего лучшего друга!

Я встретила его изумлённый взгляд. Он провёл рукой по своим растрёпанным волосам, а на его лице появилось страдальческое выражение. Позади него Хэппи со стоном поднялся на ноги, затем он взглянул на меня, быстро оценив ситуацию.

— Что произошло, Джесси? Ты ранена?

Он встал и оттолкнул Рейджа в сторону. К моему удивлению, Рейдж не защищался. Он просто сел и так отчаянно смотрел на меня, что мой гнев постепенно превратился в сожаление. Хэппи положил большую руку на мою щеку.

— Ты в порядке?

Я кивнула.

— Да, только испугалась, — сказала я.

— Никогда не вставай между двумя борющимися Инопланетными Видами, Джесси, — тихо сказал Хэппи. — Мы, как боевые псы, когда дерёмся. Это ненамеренно, но в такой ситуации мы не можем отличить друга от врага. Тебе очень повезло. Рейдж мог серьёзно тебя ранить. Или я. Никогда этого не делай. На некоторых из нас лучше кричать. Или позвать тех, кто сможет разрешить ситуацию.

— Я… я думала, я думала, что он тебя убьёт, — расстроенно пробормотала я.

— Когда мы боремся, то это выглядит хуже, чем есть. Меня изрядно потрепали, и моя гордость получила несколько царапин, но я в порядке, Джесси.

РЕЙДЖ

Меня переполняли ужас и ненависть к самому себе¸ когда я смотрел на мокрое от слёз лицо Джесси. Что я натворил? Хэппи был прав. Я мог бы сильно ей навредить. Я был монстром и проклинал, что меня создали третьим поколением. Если бы я был Инопланетным Видом второго поколения, таким как Хэппи, то я мог бы ухаживать за Джесси так, как она того заслуживала. Но я был, чёрт возьми, слишком агрессивным и непредсказуемым. Не лучше животного. Я должен уступить её Хэппи, чтобы она могла быть счастливой, но мой эгоизм твердил обратное. Я хотел её для себя. Я не мог вынести мысли о том, что к ней прикасается кто-то другой. Я видел, как Хэппи тихо разговаривал с ней. Он так отличался от меня.

Он обращался с ней так, как это должно было быть. Мягко. И, похоже, что он ей нравился. Она беспокоилась о нём. Я боролся за неё, а она беспокоилась о НЁМ, вместо того, чтобы обратить внимание на мою силу и мощь. У женщин Инопланетного Вида всё было по-другому. Они восхищались бы мной за моё превосходство и предлагали бы мне себя. Она не была Инопланетным Видом. Она была человеком. Она была другой, и так будет всегда. Если кто-нибудь и коснётся её, то это будет Хэппи. Я покачал головой. Нет! Я не мог на это смотреть! Я не мог смотреть, как эти двое… На самом деле, я не мог даже об этом думать. Я встал и выбежал из комнаты. Я должен был уйти от неё. И от Хэппи. Прежде чем я на самом деле его убью. Я мало доверял себе в данный момент.

ДЖЕССИ

Я подпрыгнула, когда Рейдж неожиданно выбежал из комнаты. Я хотела последовать за ним, но Хэппи меня удержал.

— Оставь его в покое, — сказал он. — Сейчас он не захочет говорить, поверь мне!

— Ему… ему ещё нельзя бегать. Он полностью не выздоровел, — возразила я.

Хэппи рассмеялся.

— Посмотри на меня. Бьюсь об заклад, он наставил мне парочку хороших синяков своими ударами. Он достаточно крепкий, поверь мне!

Я мгновенно почувствовала себя виноватой. Я должна была спросить о самочувствии Хэппи, а не беспокоиться о Рейдже.

— Пойдём, я достану тебе лёд, — сказала я. — Синяк не станет больше, если мы охладим его. Садись сюда.

Я чувствовала как беспокойство, так и гнев, обращённый на Рейджа. Забота о Хэппи немного отвлекла меня от моих противоречивых чувств. На время. Хэппи сел на стул, и я вытащила из холодильника пакет со льдом и завернула его в полотенце, затем приложила к проступающему синяку на лице Хэппи.

— Завтра у тебя всё-таки будет синяк, — сказала я, но Хэппи только пожал плечами, ухмыляясь.

— По крайней мере, ты прикасаешься ко мне, и я этому рад.

— Хэппи, — неловко начала я. — Я…

— Я знаю, — прервал меня он. — Ты влюблена в Рейджа. Это и слепой видит. Но он не сделает тебя счастливой, док.

— Я не могу изменить свои чувства, — печально сказала я.

— Жаль, что ты не можешь влюбиться в меня, док. Я хотел бы сделать тебя счастливой.

— Мне жаль, Хэппи, — сказала я. — Я действительно люблю тебя, но как друга.

— Эй, — мягко сказал Хэппи. — Не забивай этим голову, ладно? Я всегда буду твоим другом. Ты можешь на меня рассчитывать в любое время.

Он поднялся со стула и улыбнулся мне.

— Спасибо за оказанную врачебную помощь, — сказал он и покинул помещение.

Вздыхая, я положила пакет со льдом в умывальник и пристально посмотрела в окно. Если бы я только знала, где теперь Рейдж и что он делал. Всё ли у него хорошо? Я попросила бы Стоди, чтобы он навёл для меня справки. Но я не хотела, чтобы Рейдж узнал, что я о нём беспокоюсь. Упрямый сукин сын не стоит этого. В любом случае, я не могла его изменить. Но всё равно продолжала любить его.


Глава 4

Блок С, Западная Колония, Эдем, 06 января 2033 года, 12:35 по местному времени.

ДЖЕССИ

Я села со своим кофе и сэндвичем за стол у окна. Пока в столовой было пусто, но скоро она начнёт заполняться голодными представителями Инопланетных Видов и людьми. Обычно солдаты приходили обедать после часа дня, а потом приходили те Инопланетные Виды, которые не готовили для себя сами. Придёт ли Рейдж? Он больше не появился в лазарете, но Стоди сообщил мне, что он у себя дома. Я не видела его несколько дней.

И Стоди, и Хэппи предостерегали меня относительно Рейджа и говорили, чтобы я выбросила его из головы. Я знала, что все, включая Рейджа, беспокоились обо мне. Они боялись, что он может мне навредить. Разумно забыть Рейджа и найти для амурных дел кого-то другого, но у моего сердца были на это свои планы. Я не в силах выбирать в кого мне влюбляться! Если бы могла, то выбрала бы для себя Хэппи. Но я не любила его и не чувствовала странного покалывания, когда он находился рядом. Из-за страха обидеть его я старалась сохранять между нами дистанцию. Я ни в коем случае не хотела вселять в него ошибочную надежду.

В столовую медленно заходил народ. Даймонд, Блу и Стар подошли со своими подносами к моему столу. Даймонд и Блу часто ели со мной, а Стар я толком не знала.

— Привет! — поздоровались они и сели.

— Привет! — ответила я.

— Как твоя рука? — спросила я Даймонд.

— Уже лучше. Надеюсь, что скоро избавлюсь от этой повязки.

— У-у-а-а-а-ах, — сказала Блу и отодвинула от себя стейк. — Кто сегодня дежурит на кухне? Этот стейк абсолютно нельзя есть. Нужно было взять рыбу.

— Без понятия, — ответила Стар. — Вероятно, ты взяла тарелку с тех столов, которые предназначены для людей.

— Нет, — сказала я и тоже отодвинула свой стейк. — Такое чувство, что блюда перепутали. Мой стейк почти сырой!

— Поменяемся? — спросила Блу, и я кивнула.

Мы обменялись тарелками, и я принялась за еду. Посмотрев вверх, мой взгляд упал на знакомую фигуру, стоящую в очереди у буфета. Моё сердце забилось быстрее, я не могла отвести от мужчины свой взгляд. Одна женщина Инопланетного Вида, имени которой я не знала, подошла к нему и заговорила. Он повернулся, на лице вспыхнула сексуальная улыбка. Меня охватила ревность, когда я увидела, как эти двое непринуждённо общались друг с другом. Женщина снова и снова случайно его касалась, а чувственная манера, с которой она двигалась и жестикулировала, разрывала меня на части. А когда Рейдж положил ей на задницу свою руку, к моему лицу прилила кровь.

Даймонд, кажется, заметила мою реакцию и повернула голову туда, куда я смотрела.

— Ах вот как, — сказала она. — Сукин сын. Просто забудь о нём. Так будет лучше.

— Не похоже, что он в немилости у всех женщин Инопланетного Вида, — расстроенно сказала я.

— О, ну да, всё встаёт на круги своя, — ответила Блу, поняв, о чём мы говорим. — Рядом с ним Пэйшэн. Они через многое прошли. Я слышала, что она была у него прошлой ночью.

— Притормози, Блу, слишком много информации! — предостерегающе сказала Даймонд.

Блу посмотрела сначала на Даймонд, а потом на меня.

— Ой, извини, — сказала она. — Я не знала… Ну, да, я уверена, что…

— Замолчи, Блу, — вмешалась Стар и обняла меня своей рукой. — Не волнуйся. Он — придурок! Не думай о нём. Кроме того, он слишком… жестокий для тебя. Я могу порекомендовать тебе Трабла или Хэппи. Они такие нежные. Или Фореста. Я ещё не спала с ним, но слышала, что он настоящий плюшевый мишка.

— Вы обе не улучшаете ситуацию, — сказала Даймонд. — Давайте просто закроем эту тему. Я не думаю, что в данный момент Джесси нужны какие-то советы. К тому же она не захочет встречаться с другим мужчиной до тех пор, пока её сердце бьётся для Рейджа.

— Думаю, меня ждёт работа, — сказала я, смущённая и расстроенная тем, что узнала. Итак, сегодня в доме Рейджа была женщина. Она — Инопланетный Вид, а значит, может выдержать жёсткий секс. Она — та, с которой Рейдж не будет сдерживать себя. Это причиняло боль. Чёрт возьми, как больно!

РЕЙДЖ

Покачав головой, я увидел позади себя Пэйшэн. Вот так встреча. Я никогда не думал, что такая женщина может к кому-нибудь привязаться. Но я не мог игнорировать блеск в её глазах, когда она с восторгом рассказывала мне о своём новом друге. Она рассказывала, что влюбилась в человека — это изумило меня больше всего. Из-за того, что они вчера поругались, у Пэйшэн был повод явиться ко мне и поплакаться в жилетку. Правда, она последовала моему совету и поговорила со своим новым другом. Казалось, что их отношения начали налаживаться.

Когда, наконец, я пришёл в столовую, то нагрузил свою тарелку рыбой и рисом и прихватил немного салата. Люди привозили с Земли на Эдем сельскохозяйственных животных, посевное зерно и саженцы, а здесь всё хорошо росло и цвело. Кроме пшеницы. Она просто не хотела произрастать на этой почве, поэтому муку приходилось поставлять сюда с Земли в больших бочках. Лично я не придавал большого значения хлебу. А на завтрак я любил есть овсяные хлопья.

Я оглядел столовую в поисках свободного места. Впереди у окна сидели Спиид и Стоди. Чтобы пройти со своим подносом к столу, мне пришлось пройти мимо стола, где сидели Даймонд, Блу и Стар. Я знал, что Даймонд по-прежнему злится, а Стар и Блу говорили со мной только о самом необходимом. Тем не менее, волнение постепенно затихало. Это началось с того момента, как я избил Хэппи из-за Джесси. Женщины всегда любят действия и, по неизвестной мне причине, находят это романтичным. Так что в последнее время я стал как страж добродетели женщины, которую раньше хотел убить. Кто поймёт женский разум!

— Распутник! — закричала на меня Даймонд, когда я подошёл к их столу. Я наморщил лоб, так как не имел никакого понятия, за что на сей раз она на меня разозлилась.

— Мудак, — вставила слово Стар, которую я давным-давно вписал в графу «друг».

— Что? — спросил я и остановился возле женщин. — Что я опять натворил?

— Ты ещё спрашиваешь? — спросила Блу. — Ты недавно избил Хэппи за то, что он откровенно интересовался Джесси, но сам при этом трахаешься так, что всем всё известно. Типичный мужлан! Какая мерзость!

— Кто, я? Трахаюсь? У вас мозги поехали? Кто сказал вам такую хрень?

— Конец воздержанию, мудак, — пренебрежительно сказала Даймонд. — Я говорила тебе, что произойдёт, если ты причинишь боль Джесси!

Женщины поднялись, и я озадаченно отступил на шаг.

— Чёрт! Да что происходит-то?

— Сейчас ты получишь то, что заслужил! — прошипела Блу и выбила поднос из моих рук.

— Эй! — заорал я на них. — Полный бред. Вы же знаете, что я не дерусь с женщинами. И что должно означать всё то, что вы тут мне наговорили?

Даймонд размахнулась и врезала мне в подбородок. Тяжёлый хук у неё. Я покачал головой, а рукой поймал следующий удар. Я не мог и не считал возможным драться с женщинами. Во-первых, это шло вразрез с моими принципами, а, во-вторых, я бы оказался сразу в немилости у всех Инопланетных Видов. Это факт, о котором эти женщины знали точно. Они бросились на меня как дикие кошки, пока не опрокинули на пол. Вокруг меня начал царить хаос, когда стулья были сдвинуты и круг зрителей увеличился. Некоторые женщины стали подбадривать моих трёх диких кошек.

— Твою мать! — выругался я и попытался хоть как-то взять ситуацию в свои руки так, чтобы не поранить женщин. В какой-то момент я услышал резкий голос: — Прекратите! Немедленно прекратите!

Женщины отпустили меня, а я увидел, моргая, голубые глаза. Джесси наклонилась ко мне и посмотрела на меня со смесью заботы и злости. Затем она повернулась и закричала:

— Я не просила вас вмешиваться в мои дела.

Я со стоном поднялся.

— Всё нормально, Джесси. Думаю, что я заслужил это, — сказал я. — Даже если за то, за что меня сейчас обвинили, — гневно вставил я, повернувшись к Даймонд, Блу и Стар.

— Ты сейчас пойдёшь со мной. Я немедленно окажу тебе первую помощь, — сказала Джесси, не глядя мне в глаза.

— Я в порядке, — прервал её я. — Несколько синяков и царапин меня не убьют.

— Прекрасно, — обиженно сказала Джесси. — Как хочешь!

Она вскочила и покинула столовую. Я пристально смотрел ей вслед, пока зеваки расползались к своим столам. Затем я выпрямился и бросил мрачный взгляд на Даймонд и её подруг.

— Как я уже сказал Джесси, я, вероятно, заслужил это наказание за то, что собирался причинить Джесси вред, — холодно сказал я. — Но я не трахался налево и направо! У меня не было женщины с тех пор, как Джесси приехала сюда!

С этими словами я развернулся и направился к выходу.

ДЖЕССИ

Я была чертовски зла! Самое лучше средство, чтобы успокоиться — что-нибудь разбить. Я злилась на Рейджа, потому что он не хотел меня, а в качестве моей замены трахался вовсю с этой Пэйшэн, а ещё я злилась на Даймонд, Блу и Стар, потому что они избили Рейджа и выставили всё на всеобщее обозрение. Наверное, сейчас повсюду говорили о том, что я хотела Рейджа, а он меня — нет, и что он, в свою очередь, прилагал все усилия, чтобы я не встречалась с другим мужчиной. Тьфу! Рейдж мог ко всему быть готов. Сегодня вечером я хотела бы пойти в клуб и развлечься. Если он может, то и я могу! Сукин сын!

Мой рабочий день никак не подходил к концу. Я едва ли работала. Один солдат почувствовал недомогание, и оказалось, что у него небольшое расстройство желудка. Затем я оказывала помощь одному из малышей, который разодрал себе колени и подбородок, когда упал с невысокой стены, и, наконец, Трабл привёл свою собаку Бесси, которая поранила лапу. Так как у нас не было ветеринара, то я оказала помощь животному и успокоила Трабла, который беспокоился, что лапа сильно кровоточит. Да, это был мой рабочий день. Когда я, наконец, уложила в шкафчик свой халат, я была свободна и поторопилась выйти из здания. Снаружи было совершенно безветренно и душно.

Несмотря на то, что темнело, уже было настолько жарко, что с меня начал течь пот. Внутри здания кондиционеры поддерживали нормальную температуру, но здесь, снаружи, было влажно и душно. Дорога с холма вниз была пустой, освещаемая только редкими лампами на солнечных батареях. Одна из двух лун Эдема была почти полной, пока её младший брат, который был расположен чуть дальше, был похож на узкий серп. Я глубоко вдохнула и почувствовала запах воды. В воздухе витал запах озона. Будет гроза. Я надеялась, что она принесёт немного прохлады. Мне говорили, что январь был самым жарким месяцем.

Я услышала шум позади себя и остановилась. Из темноты в бледный свет солнечной лампы вышла фигура.

— Рейдж! Ты напугал меня, — сказала я, мой голос немного дрожал. Могла ли я ему вообще доверять? Было темно, и куда ни глянь, никого не было видно, кто мог бы мне помочь.

— Извини, — сказал он и остановился. — Я не хотел тебя пугать. Хотел лишь с тобой поговорить.

— Что ты хочешь, Рейдж? Я устала и хочу домой.

— Я не знаю, что здесь происходит, — сказал Рейдж и сделал шаг в мою сторону, убирая с лица прилипшую прядь. — Кто-то утверждает, что я трахаюсь налево и направо. Но я хотел сказать тебе, что у меня не было женщины с тех пор, как ты появилась здесь. Я больше не могу прикасаться ни к какой другой женщине. — Он подошёл ближе и схватил меня за руку. — В моей голове только ты. Ты в ней. Чёрт возьми. Всё время! — страстно сказал он, а его хватка усилилась.

— Ай! — сказала я. — Ты делаешь мне больно!

Он резко меня отпустил. Его лицо мучительно искривилось, а затем приобрело злобное выражение.

— Видишь! Я даже не могу прикоснуться к тебе, чтобы не причинить тебе боль! — прорычал он. — Твою мать! Нет никакого способа, понимаешь?

В недоумении я покачала головой.

— Твою мать! — крикнул он и развернулся, сбежав вниз по склону холма так, будто за ним гнался сам дьявол.

Часом позже войдя в «Clubhouse», я увидела, что он был переполнен. Я прокладывала себе дорогу через толпу, здороваясь со всеми, в попытках добраться до бара. Там сидела Сноуфлэйк и улыбалась мне. Она приходила в мои приёмные часы, потому что ей регулярно требовалось принимать лекарство. Она отличалась от других женщин Инопланетного Вида. Из-за дефекта генов она была не только меньше остальных, даже мне она доставала до подбородка, но ещё она была альбиносом. Её имя соответствовало её белым волосам и очень светлой коже. Она была прекрасной, по-своему хрупкой и воздушной. Поскольку у неё не было ни бровей, ни ресниц, пластический хирург имплантировал их ей. Сейчас обрамляемые длинными ресницами, её светло-голубые глаза были самыми красивыми, какие я когда-либо видела.

— Привет, Джесси, — поприветствовала она. — Составишь мне компанию?

— Привет, Сноуфлэйк, — поздоровалась я в ответ. — Да, с удовольствием.

Я заказала себе пиво и заняла свободный табурет рядом с ней. Мы довольно долго беседовали о моей работе и пили пиво. Я чувствовала себя слегка пьяной. Обычно я не пила так много алкоголя, видимо, сказывалось отсутствие еды.

В какой-то момент Сноуфлэйк и я просто сидели и смотрели на людей, танцующих на танцполе. Затем я увидела Даймонд, которая, танцуя, вызывающе прижалась к Спииду. Было очевидно, где сегодня ночью окажутся эти двое.

— Привет, док, — прозвучал рядом со мной голос, и я повернула голову.

— Лейтенант Грин, — поприветствовала я.

— Я подумал, может быть, вы со мной потанцуете?


Я улыбнулась молодому лейтенанту. Он был приблизительно моего возраста с симпатичной улыбкой и прекрасными карими глазами. Не мой тип, но я решила развлечься и не показывать, как я нуждаюсь в Рейдже. Поэтому я нацепила улыбку и кивнула.

— Почему нет? — сказала я. — До скорого, Сноуфлэйк.

— Развлекайся! — сказала она и подмигнула мне.

Лейтенант взял меня за руку и повёл к танцплощадке. Он оказался хорошим танцором: с легкостью кружил меня на танцплощадке так, что люди стали освобождать нам больше пространства, останавливаясь, чтобы посмотреть на нас. Так весело мне не было уже давно, улыбка не желала исчезать с моего счастливого лица. Я оцепенела, когда меня грубо выхватили из объятий лейтенанта, и я ударилась о чьё-то твёрдое тело.

— Привет! — сказал лейтенант Грин и остановился перед Рейджем, который толкнул меня к себе за спину. И тут я с ужасом осознала, что будет дальше.

«Только не снова драка!»

— Джесси — табу! — предупреждающе прорычал Рейдж. — Я ясно выразился? Сейчас я провожу её домой. Она слишком много выпила, и я не позволю, чтобы какой-то подлец думал, что может этим воспользоваться!

— Она — взрослая женщина и не нуждается в няньке, — сказал лейтенант Грин. — Отвали!

Я схватила Рейджа за руку и встала между ними.

— Пожалуйста, — сказала я. — Не нервничай. Я благодарю вас за танец, лейтенант Грин, — сказала я, обратившись к лейтенанту, затем повернулась к Рейджу. — Отведи меня, пожалуйста, домой, нам нужно поговорить!

Рейдж бросил грозный взгляд на лейтенанта, затем кивнул, и я облегчённо вздохнула. Рейдж схватил меня за руку и повёл к двери. На улице я вырвала руку и разгневанно сверкнула на него глазами.

— Зачем ты это сделал? Ты с ума сошёл?

— Ты пьяна, — сказал Рейдж и схватил меня, таща за собой.

Я разгневанная шла, спотыкаясь, позади него.

— Ну и что? — спросила я. — А тебе какое дело — пьяна я или нет?

Я упиралась, и он остановился, яростно сверкнул на меня глазами.

— Я не позволю, чтобы кто-то тобой воспользовался, Джесси. Я уложу тебя в кровать, там сейчас твоё место!

Я прислонилась к нему и посмотрела на него.

— Составишь мне компанию в кровати? — спросила я, став смелее из-за алкоголя.

— Нет, — прорычал Рейдж, но я почувствовала его эрекцию, когда плотно прижималась к нему своим телом. Со свистом из него вырвался воздух, и я увидела вспышку чего-то в его глазах.

— Я хочу этого, Рейдж, — хрипло сказала я, подразумевая нечто большее. — Трахни меня!

— Я сказал НЕТ, — прорычал он и отодвинул меня от себя, держа на расстоянии вытянутой руки. — Ты пойдёшь в кровать, как я и сказал, и будешь спать. Я буду последним, кто воспользовался бы… твоим состоянием.

— Состоянием? — рассерженно закричала я. — Ты думаешь, что если бы я была трезвая, то не захотела бы с тобой трахаться?

— Ты чертовски утомительная женщина, которую я когда-либо встречал, — сдавленно сказал он. — Всё было бы намного проще, если бы ты следовала правилам.

— И что было бы? — дерзко спросила я.

— Ты делаешь то, что я тебе говорю. Всё просто!

Я иронично засмеялась.

— Делать то, что ты говоришь? — спросила я, насмешливо поднимая бровь.

— Верно! — холодно сказал он. — А теперь ты пойдёшь со мной и будешь умницей, не делай больше глупостей, иначе я перекину тебя через колено и дам тебе то, чего ты на самом деле заслуживаешь!

— Возможно, мне это действительно понравится, — провоцировала я его.

— Не провоцируй меня, Джесси! — грозно зарычал он. — Я не тот мужчина, который долго ходит вокруг да около. Если ты и дальше будешь дразнить меня, то можешь получить больше, чем хотела бы!

С этими словами он просто потащил меня за собой, и мне не оставалось ничего другого, как, спотыкаясь, последовать за ним.

РЕЙДЖ

Мой контроль висел на волоске. Никогда ещё не было так тяжело говорить женщине «нет». Если честно, мне никогда не доводилось говорить «нет» женщине, кроме Даймонд недавно. Я хотел Джесси с такой силой, что это пугало меня самого. Услышать из её уст эти два маленьких слова, которые чуть не убили меня: «Трахни меня!»

Эта женщина могла бы искусить святого, а я был отнюдь не святым. Я не знал, как можно разрешить данную проблему. Я хотел её! Она хотела меня! И всё же я не мог ею владеть. Я не мог рисковать — есть вероятность навредить ей. Но и не мог выносить, когда кто-то из мужчин дотрагивался до неё.

Я чуть не слетел с катушек, думая об этом. Уже давно я не испытывал в себе такой агрессии, начиная с приезда Джесси сюда. Было бы лучше, если бы она вернулась назад на Землю. Вероятно, тогда я смог бы выбросить её из своей головы и сердца.

Мы подошли к её дому, и Джесси попыталась открыть ключом свою дверь. Я рассердился, потому что она выпила и была слишком уязвимой и лёгкой добычей для каждого мужчины, который имел бы к ней отнюдь не благие намерения. Вздохнув, я забрал у неё из руки ключи и открыл дверь. Она вошла внутрь и хотела уже закрыть дверь прямо у меня перед носом, но я отодвинул её в сторону и закрыл дверь сам.

— Я останусь здесь! — твёрдо сказал я. — И буду следить, чтобы никто не пришёл и не воспользовался твоим состоянием.

Она повернулась ко мне.

— Ты, разумеется, не воспользуешься моим состоянием! — в её голосе я услышал обвинение и почувствовал тяжесть в груди, когда понял, что причинил ей боль.

— Так будет лучше, — мягко сказал я. — Иди спать! Я посплю на твоём диване.

Она обвила мою шею руками и прижала ко мне своё соблазнительное тело. Я по-прежнему был твёрд с нашего последнего объятия. Мой член пульсировал от желания. Чудовище внутри меня нашептывало, что я должен взять её, что должен втолкнуть свой член глубоко в её теплую, влажную киску.

Я знал, что она была влажной и готовой для меня. Я чувствовал аромат её желания, и это лишало меня самообладания. Стиснув зубы, я поднял её на руки. Было так хорошо чувствовать её в своих руках. Так правильно. Но это было неправильно! Ошибочно! Она прижала свою голову к моему плечу, а своими руками играла с моими волосами на затылке. Как мужчине вести себя как джентльмену, если это было чертовски трудно? Мог ли уровень разочарования достичь критической отметки? На всё, что было истинно, я не надеялся!

Я отнёс её в спальню и положил на кровать. Цепляясь за остатки контроля, который у меня ещё был, я убрал её руки от моей шеи и накрыл девушку одеялом.

— Но я не могу спать в джинсах, — сказала она и надула губки.

Я внутренне застонал и откинул одеяло. Я всё время пытался не рассматривать её изгибы. Но теперь мой взгляд упал на её стройные ноги в обтягивающих, как вторая кожа, джинсах, и мои фантазии вернулись ко мне с удвоенной силой. Я сглотнул. Стиснув зубы, я склонился к ней и расстегнул кнопки. Через наполовину расстёгнутую молнию брюк я мог видеть чёрное кружево, и мой член дёрнулся в ожидании.

«Нет!» — уговаривал я сам себя. — «Ты только стянешь с неё эти чёртовы джинсы, чтобы она спокойно выспалась, затем ты снова быстро её укроешь и исчезнешь из этой спальни!»

Когда я расстегнул последнюю пуговицу, то тяжело вздохнул.

— Приподними немного свою попку, — хрипло сказал я и схватил брюки на талии, чтобы стянуть их с её бёдер и задницы. Затем я попытался стянуть вниз эти проклятые тесные джинсы с её ног. Её плоть выглядела такой нежной и мягкой. Я хотел провести по ней своими руками, крепко обхватить своими пальцами её стройные бёдра и скользить своим ртом вверх по внутренней стороне её бёдер до чёрных кружевных трусиков.

Я хотел разорвать своими зубами этот материал, чтобы добраться до тёплой влажной плоти и отведать соблазнительно пахнущий сок её желания. Подавив стон, я выругался про себя, когда сорвал эти непослушные штаны и швырнул на их пол. Со сдавленным: «Блядь!» я торопливо накрыл её полуобнажённое тело пледом и выбежал из комнаты.


Глава 5

Блок С, Западная Колония, Эдем, 09 января 2033 года, 15:48 по местному времени.

ДЖЕССИ

— Так, Стил, это должно помочь, — сказала я и вынула иглу из его задницы.

— Больно, док. Ты не могла бы поцеловать больное место, — флиртуя, сказал Стил.

Я засмеялась и отвернулась, чтобы утилизировать использованный шприц.

— Я бы предпочла, чтобы ты прикрыл свой зад, — сказала я, всё ещё смеясь.

— Ты права, док. Там, где я покажу тебе свою голую задницу, чтобы ты смогла её поцеловать, должно быть более приватно.

Я услышала позади себя треск его молнии и щёлканье пряжки. Зная, что теперь он снова одет, я повернулась к нему. Он был, как и все представители Инопланетного Вида, очень привлекательным. Вероятно, его улыбка поразила бы меня, если бы я не была так сосредоточена на Рейдже. Проклятый сукин сын снова меня избегал, но я слышала, что он предупреждал всех мужчин, чтобы они держались от меня, как можно дальше. С сожалением я вспомнила вечер, когда он привёл меня домой из «Clubhouse». Под воздействием алкоголя я, наконец, нашла мужество пристать к нему, а этот идиот фактически меня отверг. Почему он думал, что должен контролировать свои желания? Я никогда не встречала мужчину с такой чёртовой сдержанностью, как у него! Это сводило с ума!

— Спасибо за пытки, док, — сказал Стил, ухмыляясь.

— Ага, пожалуйста, — ответила я, тоже ухмыляясь, — обращайся!

— Я мог бы отблагодарить выпивкой. Сегодня в клубе?

Я покачала головой.

— Тебе сегодня ничего нельзя пить, Стил. Алкоголь не совместим с инъекцией.

— Тогда я буду послушным и закажу колу, — сказал он и озорно улыбнулся. — Да ладно, док!

— Не думаю, что это хорошая идея, — сказала я.

— Из-за Рейджа? — поинтересовался Стил. — Я лишь хотел выпить чего-нибудь с тобой. Ничего больше! Не будет же он контролировать каждый твой шаг, док. К тому же он не хочет быть частью твоей жизни.

— Я знаю, ты прав, но не хочу неприятностей.

— Не позволяй ему контролировать твою жизнь. Я не боюсь Рейджа. Выпивка. Ничего больше. Соглашайся!

Я вздохнула. Он был прав. Рейдж не мог определять, с кем мне встречаться. Он не был моей парой, а также не имел прав указывать мне, что делать.

— Ну, хорошо. Только если ты будешь налегать на безалкогольные напитки. Себе я закажу колу.

— Согласен, — сказал Стил и подарил мне улыбку-в-тысячу-мегаватт. — В девять?

— Давай в девять, — согласилась я.

— Тогда до скорого, — ответил Стил и открыл дверь.

— Да, пока, — сказала я, и вздохнула, когда он закрыл за собой дверь. Что на меня нашло? Я не должна была соглашаться. Рейдж взбесится. Во мне теплилась надежда, что его сегодня в клубе не будет.


Когда я вошла в «Clubhouse», музыка гремела как обычно. Стил сидел в баре, положив ногу на табурет рядом с собой, чтобы его никто не занял. Он улыбнулся мне, когда я направилась в его сторону. Я нервно оглядела помещение, но Рейджа нигде не было видно.

— Привет, док! — поприветствовал Стил.

— Привет, Стил!

— Рейджа здесь нет, — улыбаясь, сказал он. — Расслабься!

Немного вымученная улыбка появилась на моём лице. Я действительно надеялась, что Рейдж сегодня не появится здесь. По крайне мере, до тех пор, пока я не уйду. Одна кола со Стилом, и «привет, дом!». Тем более, завтра у меня утренняя смена.

Стил заказал две колы, и мы чокнулись.

— Как твоя спина? — спросила я его. — Укол подействовал?

— Да, как новенький, док, — сказал Стил. — Горы могу свернуть, — добавил он, подмигивая.

— Не флиртуй со мной, Стил, — нервно сказала я.

— Почему? Потому что это не позволяет твоя сторожевая собака? Меня это не колышет! Ты не его собственность, док.

— Правда, что Джингги напали на Восточную Колонию? — перевела я разговор на безопасную тему.

— Да, правда, — сказал Стил. — Они пытались похитить двух женщин, но не смогли. Очевидно, они не ожидали, что наши женщины смогут дать им отпор и настолько физически развитые. Беспорядок привлёк некоторых охранников, которые и схватили четырех подлецов. Сейчас они сидят в тюряге. Я понятия не имею, что с ними будут делать, но надеюсь, что их казнят. Не представляю, что они хотели сделать с нашими женщинами.

— Я рада, что всё хорошо. Но как они вообще пробрались в деревню незамеченными?

— Неизвестно. Допросить их не могут. Проклятые Джингги не понимают наш язык. А мы не понимаем их. Они издают только примитивные звуки. Да и похожи скорее на примитивных, чем на цивилизованных жителей. Животные. Тупые лемуры!

— Ну, они не так глупы, раз смогли пройти незамеченными мимо охраны, — бросила я.

— Пф! Солдаты сами идиоты. Если бы мы, наконец, управляли нашей колонией и носили оружие, чего, к сожалению, никогда не произойдёт!

— Если вы станете сами управлять своей колонией, то я останусь безработной, — сказала я.

Стил посмотрел на меня и покачал головой.

— Нет, врачи нам всегда нужны. Мы не образованы, док. Мы можем заниматься ремеслом и защищаться, но исследования и медицина — не самая сильная наша сторона. Вы останетесь здесь, это я вам обещаю.

— Рада слышать, — сказала я. — Мне здесь нравится.

— Что здесь происходит? — раздался разъярённый и слишком знакомый голос за моей спиной. Моё сердце забилось быстрее.

— Мы пьём колу и беседуем, Рейдж, — хладнокровно сказал Стил. — Какие-то проблемы?

— Пожалуйста, только не снова, — сказала я и соскользнула со своего места, чтобы встать между мужчинами.

— Не вмешивайся, Джесси, — сказал Рейдж. — Сейчас я разберусь со Стилом!

— Не нужно ни с кем здесь разбираться, — рассерженно воскликнула я. — Я — взрослая женщина и могу делать всё, что хочу! Иди к Пэйшэн или к одной из остальных женщин, с которыми ты трахаешься.

— Док, — вмешался Стил. — Отойди в сторону! Я в состоянии разобраться с Рейджем.

— За дверью, парни! — сказала Кэт, которая управляла «Clubhouse». — Я не хочу, чтобы здесь всё разлетелось вдребезги!

— Нет! — заявила я и снова попыталась встать между мужчинами, но Кэт удержала меня.

— Оставь этих двоих, им нужно выяснить отношения. Нашим мужчинам это важно. Не мешай им, — сказала она.

— Но… это безумие! — возразила я.


Но Рейдж и Стил уже почти вышли наружу, так же, как и все гости. Никто, казалось, не хотел пропустить разворачивающееся зрелище. Кэт схватила меня за руку и повела за собой. Я не хотела смотреть на это, но не могла избавиться от волнения и любопытства, которые были намного сильнее охватившего меня сомнения. Я уговаривала себя, что только посмотрю, а потом брошу все силы на обрабатывание ран. Люди образовали круг, загнав уже дерущихся Рейджа и Стила в центр, когда подошли Кэт и я. Мужчины, предварительно сняв свои рубашки, обменивались жестокими ударами руками и ногами, их обнажённые торсы блестели в свете солнечных фонарей. Я, как парализованная, смотрела на происходящее. При каждом ударе и каждом пинке я вздрагивала. Присутствующие подбадривали обоих борцов. Даже солдаты воодушевились этой борьбой.

— Разве они не потрясающи, — вздыхая, произнесла Кэт рядом со мной.

— Потрясающи? — непонимающе спросила я.

— Да! — удивлённо ответила Кэт. — Ты не находишь это сексуальным? Они дерутся за тебя. Ты должна этим гордиться.

— Нет, мне плохо, — сказала я, и зажмурила глаза, когда удар Рейджа попал в цель, и брызнула кровь.

Когда я снова открыла глаза, оба дерущихся уже были на земле и пытались взять верх над противником. И вот уже Стил лежал под Рейджем, защищаясь от серии беспощадных ударов по своей голове.

— Я больше не могу на это смотреть, — сказала я. — Я должна остановить это безрассудство.

Я хотела протиснуться мимо людей впереди меня, но Кэт сдержала меня во второй раз.

— Никогда не стой между двумя дерущимися представителями Инопланетного Вида, — предостерегающе сказала она, и я вспомнила, что похожее мне говорил Хэппи. — Пусть мужчины сражаются. На самом деле это не выглядит жестоко, как ты думаешь. Завтра эти двое уже об этом забудут. Но если ты встанешь между ними, есть риск, что тебя ранят, а это то, что не забудет ни один из них никогда, поверь мне.

Стил поднял руку, и Рейдж мгновенно спрыгнул с него. Его взгляд прошёлся по толпе и нашёл меня.

— Стил сдался. Рейдж выиграл для тебя. Ты должна подойти к нему и показать, что ты поражена его силой, — прошептала Кэт мне в ухо и отпустила меня.

Я пристально смотрела на Рейджа. Он тяжело дышал, и кровь бежала у него из раны над правым глазом. Его губа треснула, и он вытер кровь тыльной стороной кисти руки. Я медленно покачала головой, отвернулась и побежала прочь. Я слышала, как Рейдж звал меня, но бежала дальше. Так как я не хотела, чтобы он подкараулил меня дома, я побежала по дороге вдоль складов, надеясь, что Рейдж там меня не найдёт.


У одного из огромных ангаров я, задыхаясь, остановилась. Мой бок болел, и лёгкие, казалось, хотели разорваться, не говоря уже о моём бедном избитом сердце. Я никак не могла свести воедино картины в своей голове. Рейдж и Стил, как они избивали друг друга. Стил на земле и беспощадность ударов Рейджа. Никто, кажется, не находил в этом ничего ужасного, кроме меня. Кэт считала, что я плюс ко всему должна была похвалить Рейджа за произошедшее. Это был один из моментов, когда я не понимала Инопланетный Вид. Я знала, что им были присуще множество инстинктов, обусловленных генетически, и поведение, которое нам, людям, казалось совершенно несвойственным, и даже варварским, но это живое свидетельство того, что мы по-разному смотрим на одни и те же вещи.

Я услышала шаги и испуганно подняла глаза. Ко мне подошёл Рейдж. Страх, гнев и тоска боролись во мне. Почему я влюбилась именно в него? И почему он был таким чертовски противоречивым человеком?

— Ты с ума сошла? — рявкнул Рейдж и дёрнул меня в свои объятия. — Ты не можешь бродить здесь одна посреди ночи. К счастью, у меня слишком хороший нюх, чтобы не потерять твой след. Разве ты не знаешь, насколько здесь опасно? Проклятые Джингги могут схватить тебя. Ты этого хочешь?

— Конечно, нет! — испуганно сказала я. — Я…

— Ты чертовски раздражительная женщина, которая когда-либо мне встречалась!

— Если бы ты не вёл себя как неандерталец, я бы сейчас спокойно была в «Clubhouse», — сердито ответил я на его вспышку и вырвалась из объятий.

— Со Стилом, да? — ехидно спросил он.

— Что такое, Рейдж? — набросилась я на него. — Я не просила тебя вмешиваться в мои личные дела. Сначала Хэппи, потом лейтенант Грин, а теперь Стил!

— Стил — непостоянный. Он разобьёт тебе сердце, — проворчал Рейдж.

Я недоверчиво рассмеялась.

— Я только с ним выпила, — сердито сказала я. — Чёрт возьми, Рейдж! Оставь меня, наконец, в покое! Ты дал понять, что меня не хочешь, поэтому держись подальше от моей жизни!

Без предупреждения Рейдж снова схватил меня за плечи и подтолкнул к стене ангара. Своим твёрдым, как сталь, телом он прижимал меня к жёсткому камню. Затем его рот был на моём, рычание поднималось глубоко внутри него, когда он требовательно проталкивался между моих губ. Моё сердце неровно колотилось в моей слишком тесной груди. Рейдж провёл своими руками вверх и вцепился в мои волосы, поэтому я была вынуждена откинуть голову немного назад. Он углубил поцелуй, и я тихо застонала. Мои ноги дрожали, и моё лоно возбудилось, став горячим и влажным. Я скользнула руками вверх по его грудной клетке, наслаждаясь игрой его мышц.

Его сердце билось так же сильно, как и моё. Он стонал и прижимал ко мне свою твёрдую эрекцию. Я ничего не замечала вокруг. Я так долго ждала, чтобы Рейдж вновь поцеловал меня. Так сильно хотела его, что было больно. Я чувствовала себя пустой и знала, что только он мог заполнить эту пустоту. Я ответила на его поцелуй и почувствовала своим языком кончики его клыков. Но это лишь расстроило меня. Он был таким диким. Таким другим. Я хотела бы знать, каково это, переспать с ним. Мне было ясно, что это будет, вероятно, нелегко и дико, но мне это было безразлично. Я хотела этого. Я хотела его!

Неожиданно он отстранился от меня и отошёл в сторону так резко, что я пошатнулась, и мне пришлось облокотиться на стену, чтобы не упасть. Меня пронзил его дикий взгляд. Тёмный. Чувственный.

— Ты не будешь встречаться со Стилом! — прорычал он. — Ты не будешь встречаться с мужчиной. Понятно?

— Ты снова идёшь на попятный, да? — закричала я вне себя. — Ты не хочешь меня, но также не хочешь, чтобы у меня был другой. Почему?

Он грубо схватил меня за руки и встряхнул.

— Я тебя не хочу? Это выглядит, будто я тебя не хочу? — снова заревел он, и, взяв мою руку, положил её на свою эрекцию. — Ты действительно так думаешь?

— Почему, Рейдж? — жалобно простонала я. — Почему ты не хочешь спать со мной?

— Потому что я не могу! Потому что причиню тебе боль, Джесси! Я сам себе не могу доверять. Я не человек, который мог бы предложить тебе романтику, свечи и прекрасные слова. Я не могу любить тебя медленно и нежно. Я не могу спать с тобой. Я могу тебя только трахать. Жёстко. Глубоко. И я больше, чем ваши мужчины. Ты не выдержишь меня. И если я причиню тебе боль, ты не сможешь оставаться спокойной. Ты станешь защищаться, и это будет больно для тебя. Мой инстинкт прикажет мне вонзить в тебя свои зубы, чтобы удержать на месте. Я только ранил бы тебя, Джесси. Поэтому выкинь это из головы!

— Я хочу попытаться, Рейдж! — в отчаянии сказала я.

— Нет!

Я вырвалась из его хватки.

— Если ты не можешь быть вместе со мной, то ты не можешь запрещать мне найти себе человека, который пожелает этого! — сказала я, осознавая, что этими словами только раздражала его сильнее.

Он вновь схватил меня, гнев, который он не смог спрятать в себе, исказил его лицо.

— Я. Убью. Каждого. Проклятого. Мужика. Который. Тебя. Тронет. Это. Ясно? — зашипел он угрожающе, затем оттолкнул меня и исчез.

Дрожащая и готовая расплакаться, я стояла и пристально смотрела ему вслед.

— Вполне, что мне необходимо обсудить это с тобой, но я опять одна, — ворчала я и вдруг почувствовала себя немного неуютно.

— Ты не одна, док, — прозвучал голос Хэппи, и я увидела его и Пэйна, выходящих из темноты.

— Что? — спросила я озадаченно, и пристально посмотрела на них обоих. — Что вы здесь делаете?

— Мы пришли с Рейджем. Он попросил нас, чтобы мы проводили тебя домой, поскольку не доверяет себе рядом с тобой, — ответил Хэппи.

— И ты всегда делаешь то, что он тебе говорит? — спросила я. — Где он тебя…

— Он мой друг, док, — объяснил Хэппи, — Я во многом с ним не согласен насчёт тебя, и мне это может не нравиться, но я полностью согласен с тем, что тебе небезопасно, и что нужен тот, кто проводит тебя домой.

Я покачала головой, вдруг осознавая, что понимаю Инопланетный Вид гораздо меньше. Почему Рейдж хотел, чтобы Хэппи проводил меня домой, если со Стилом я даже не могла выпить колу.

— Это никак не укладывается в моей голове, — сказала я.

— Рейдж знает, что я не трону тебя. Он выиграл своё право, победив Стила и меня, — ответил Хэппи на мой невысказанный вопрос.

— Его… его право? — охнула я. — Его право? — повторила я громче и упёрлась руками в бока.

— Ты этого не понимаешь, — недовольно сказала Хэппи. — Мы, Инопланетный Вид, взаимодействуем на другом уровне, нежели вы. У нас очень сильно развиты инстинкты и определенное поведение. Это звучит немного по-животному, но в некотором смысле это так и есть. Когда Рейдж напал на меня, нас прервали, иначе Рейдж уже доказал бы своё право на тебя. Но, только… Это была соперническая борьба, док. Как у животных. Более сильный получает самку. Примитивно, но эффективно.

— Только самка по-прежнему одинока, — сухо сказала я. — Он не хочет меня для себя. И как он себе это представляет? Теперь я должна влачить свою жизнь в полном одиночестве, только потому, что он не может справиться со своим дерьмом?

— Я не знаю, что должен посоветовать тебе в таком случае, — с сомнением сказал Хэппи. — Будь я уверен, что он для тебя хорош, то посоветовал бы тебе противостоять ему. Но…

— Хороший совет! — решительно сказала я. — Я не пойду домой! Отведи меня к нему!

— Возможно, сейчас это не самая хорошая идея, — возразил Хэппи.

— Я отведу тебя, — неожиданно произнес Пэйн, и я была удивлена тем, что впервые услышала, как он говорил.

— Не вмешивайся, Пэйн, — сказал Хэппи. — Он может навредить ей, и тогда…

— Ерунда! — ответил Пэйн. — Пойдём! — сказал он, обращаясь ко мне, и я последовала за ним. Хэппи шагал позади нас, тихо ругаясь.


Стоя одна перед дверью Рейджа, я неожиданно страшно занервничала. Что если Рейдж и Хэппи правы? Действительно ли Рейдж сможет меня ранить? Кажется, Пэйн об этом не думал, а ведь он был Инопланетным Видом третьего поколения, как и Рейдж. Если я ничего не изменю, то эта ситуация навсегда останется запутанной. Рейдж никогда не позволит мне выбрать другого мужчину, а я не хотела закончить свою жизнь старой девой. Я хотела семью. До тех пор, пока я оставалась здесь, на Эдем, у меня никогда не было бы ни одного другого мужчины, кроме Рейджа. А ведь он был единственным, кого я хотела.

«Так что же ты всё ещё здесь стоишь, глупая?» — спросил меня внутренний голос.

Прежде чем я смогла всё обдумать, я быстро постучала в дверь. С бьющимся сердцем я внимательно прислушивалась. Раздались шаги, и дверь открылась. Должно быть, Рейдж принимал душ. На нем было только полотенце, которое низко висело на его ладных бёдрах. С его волос капала вода и стекала по его мускулистой груди к накачанному прессу. Я сглотнула, когда представила, каково это будет слизнуть капли воды с его кожи.

— Что? — растерянно спросил он и покачал головой. — Что ты здесь делаешь? Хэппи и Пэйн должны были отвести тебя домой.

— Я попросила их, чтобы они привели меня сюда. Мы должны поговорить! — приказным тоном сказала я, и мысленно похвалила себя за то, что мой голос не дрожал.

— Джесси. Это… Чёрт, я надену что-нибудь и отведу тебя домой. Подожди…

Я протиснулась мимо него внутрь и услышала, как позади меня он тихо выругался. Раз я знала, где в доме спальня, то направилась прямо туда. На этот раз между нами никакого спора не будет.

— Джесси! Чёрт! Что это значит?

Рейдж стоял на пороге спальни и пристально смотрел на меня так, будто у меня выросли рога.

— С меня хватит! — сказала я. — Мы решим это. Сегодня ночью, Рейдж!

Я набралась храбрости. Быстро стянув рубашку через голову, я услышала, как Рейдж резко втянул воздух.

— Джесси! — в его голосе звучала паника, и я улыбнулась.

«О, нет, мой дорогой. В этот раз я тебя заполучу!»

К счастью, сегодня я была одета в юбку до колен, и мне не нужно было мучиться с тесными джинсами. Не отводя от Рейджа свой взгляд, я стянула юбку вниз и уронила её на пол. Я выпрямилась, представ перед мужчиной лишь в чёрном кружевном нижнем белье и красных туфлях-лодочках. Его пылающий взгляд вызывал сладкое покалывание у меня внутри. И я почувствовала, как напряглись мои соски. Рейдж стоял в дверях, как вкопанный.

— Не хочешь взять то, что я тебе предлагаю? — тихо спросила я, снимая с ног туфли-лодочки и отпихивая их в сторону.

— Джесси… — его голос был хриплым. — Ты не знаешь, что ты…

Он умолк, потому что я сорвала с себя бюстгальтер и бросила ему. Рефлекторно он поймал его. Не отрывая от меня свой взгляд, он поднял лоскуток к своему носу и вдохнул. С его губ вырвалось рычание, поднявшееся глубоко из его груди. Он отбросил бюстгальтер и медленно подошёл ко мне. Его движения были плавными, как у хищника, и его взгляд был таким же нетерпеливым и голодным. Моё сердце взволнованно ускорило свой бег. Я знала, что на этот раз пути назад нет. Это было то, чего я хотела. Рейдж стоял прямо передо мной, удерживая в плену своего пылающего взгляда. Я затаила дыхание, когда он протянул руку и схватил мои волосы на затылке, чтобы откинуть назад мою голову.

Затем его рот уже был на моём. Со стоном я открыла свои губы для его требовательного языка. Его поцелуй был диким и властным. Он клеймил меня. Я принадлежала ему: телом, сердцем и душой. Мои обнажённые груди прижались к его твёрдому торсу. Я чувствовала, как его член толкнулся в меня, но на нём всё ещё было полотенце. Рейдж подталкивал меня назад, пока я не почувствовала кровать ягодицами. Он отстранился от меня, и его взгляд был одновременно пугающим и возбуждающим. Рот скривился в похотливом оскале.

— Ты хочешь меня, Джесси? — его голос был хриплым и опасным. — Надеюсь, ты готова к последствиям?

От толчка я приземлилась задницей на постель. Мои ноги свисали с кровати. Рейдж сорвал со своих бёдер полотенце, и я ахнула, когда его член нацелился на меня. Рейдж не преувеличивал, когда говорил, что больше других мужчин. Я нервно прикусила губу. Надеюсь, он не накинется на меня. Всё-таки это был мой первый раз.

— Я предупреждал, но ты не хотела меня слушать, — прорычал Рейдж и встал передо мной на колени.

Он раздвинул мои бёдра, я дрожала, но не сопротивлялась. Только мои чёрные стринги защищали мои женские прелести от взгляда Рейджа. Я услышала рычание и почувствовала рот на своём колене. Рейдж медленно скользил языком и губами по внутренней стороне моего бедра вверх. Острое блаженство разливалось по моему телу. Лоно сжималось и пульсировало, я почувствовала, как влага пропитала тонкую ткань моих трусиков. Рейдж снова зарычал и ещё шире раздвинул мои бёдра. Губами он приближался к моему самому интимному месту, и я колебалась между потребностью сдвинуть от стыда свои бёдра и импульсом двигаться ему навстречу. Я застонала, когда его рот, наконец, прижался к кружеву, которое прикрывало мою киску.

— Моя, — прорычал Рейдж в тот момент, когда я почувствовала на ткани его зубы. Моё сердце панически забилось. Ведь он не хочет меня там укусить? Раздался звук разрывающейся ткани, и я поняла, что мои трусики разорвали в клочья. Затем рукой Рейдж закончил то, что начали зубы, сорвав остатки кружева, и я почувствовала на своей киске его язык. Он скользнул внутрь моих складочек, погружаясь во влажную расщелину. Продолжительное рычание завибрировало в моём лоне, и я инстинктивно поднялась Рейджу навстречу. Чувства, которые он вызывал во мне, были превосходными. Никогда бы не подумала, что это может быть так.

— Ты такая вкусная. Я не могу насытиться тобой, — прошептал он, слегка отстраняясь.

Теперь вместо языка он просунул в меня палец. А языком он нашёл мою скрытую жемчужину и провёл по ней. Желание пульсировало во мне, и я застонала. Выгнувшись навстречу, я хотела больше этих превосходных ощущений. Кровь шумела в ушах, и я чувствовала себя одурманенной. С каждым ударом языка, которым Рейдж дразнил мою жемчужину, меня уносило всё выше.

— О, Боже, — с трудом произнесла я.

— Кончи для меня, Джесси, — настойчиво прошептал Рейдж и начал безжалостно атаковать мою киску своим языком, в то время как пальцем нашёл точку внутри меня и возбуждал её, пока я не почувствовала, что готова взорваться в любой момент.

— Рейдж, — сказала я, слегка паникуя. — Слишком много. Это… слишком много. Я не могу!

— Позволь этому случиться, Джесси! — прошептал он. — Расслабься!

Он сжал мой клитор губами и всосал его. Что-то большее, чем я когда-либо испытывала, начало накатывать на меня. Время от времени я мастурбировала, но это никогда не ощущалось так, как сейчас. Сейчас было на пределе терпимости. Я потерялась в этом вихре, который грозил поглотить меня. Затем внутри меня взорвался вулкан, и я будто рассыпалась на миллионы и миллионы частей. Из моих губ вырывались всхлипы, пока моё тело сотрясали восхитительные волны. Рейдж не отрывался от меня и растягивал мой апогей, пока я не вымоталась и не замерла в изнеможении. Я лежала, закрыв глаза и полностью отрешившись от этого мира.

— Посмотри на меня, Джесси, — голос Рейджа вырвал меня из моего забытья.

Я послушалась и сфокусировала на мужчине свой взгляд.

— Ты принадлежишь мне, — грубо сказал Рейдж. — Сейчас я овладею тобой, и пути назад не будет. Ты поняла?

Я кивнула.

— Повернись и встань коленями на пол. Грудью упрись в кровать!

Я чувствовала себя истощенной, но всё же подчинилась. Было неуютно не видеть его, но эта покорная поза возбуждала меня. Я находилась полностью во власти Рейджа. Он схватил меня за бёдра, и я почувствовала, как его твердый член упирается в меня. Он начал медленно входить внутрь. Мое не имеющее опыта тело сначала сопротивлялось — он был слишком большим и слишком толстым, но Рейдж продолжал глубже входить в мое тело, растягивая плоть. Неожиданно он остановился.

— Джесси, — сдавленно произнес Рейдж. — Это твой первый раз?

Я кивнула.

— Проклятье, Джесси, — прорычал он и отстранился от меня.

— Нет! — запротестовала я.

— Ложись на кровать. На спину. Твой первый раз не должен быть таким!

Неуверенно я поднялась с пола и забралась на кровать.

— Подожди, — сказал Рейдж, и исчез в ванной. Вернувшись через несколько секунд с повязкой, он привязал ее к изголовью кровати.

— Вытяни руки над головой!

Я повиновалась, и он связал мои руки повязкой.

— В этой позиции у меня нет над тобой контроля, — пояснил он. — Я должен связать тебя, чтобы ты не могла сопротивляться. Я предупреждал тебя, Джесси. Это может казаться смертельно опасно, начни ты сопротивляться. Мои инстинкты слишком сильны. Я не хочу ранить тебя. Пути назад нет, я говорю тебе это совершенно серьезно. Я уже не в силах остановиться. Мне нужно удостовериться, что ты не сможешь вывести меня из себя, а я не причиню тебе вреда. Порядок?

Я кивнула.

— Откройся для меня!

Не глядя на него, я широко раздвинула бёдра. Рейдж заскользил по мне, и я снова ощутила давление на мою киску. Мое тело быстро приспособилось к его напору. На лбу Рейджа выступил пот, рот сжался в тонкую линию. Я знала, что он использовал всю свою силу воли, чтобы входить в меня медленно. У меня на сердце потеплело, когда я почувствовала, чего ему стоило так владеть собой. Его тело было напряжено до предела. Но он сохранял прежний темп, проталкиваясь в меня все дальше и глубже. Затем он резко подался вперёд, и острая боль подсказала мне, что он пронзил мою плеву.

— Порядок? — прохрипел он, и я молча кивнула.

Он не сводил с меня глаз, пока медленно входил в меня, я чувствовала, что он был так глубоко во мне, и не могла сказать, где заканчивался он и начиналась я.

— Я весь в тебе, — с колебанием сказал он. — Я не могу больше сдерживаться, Джесси, — сдавленно добавил он.

— Я в порядке, — прошептала я.


Рейдж начал осторожно двигаться. Но потом контроль покинул его, и я увидела тот момент, когда инстинкт взял над ним верх. В полумраке блестели его зубы, и лицо исказилось в маске экстаза. Толчки стали глубже и резче, и я проклинала оковы, которые мешали мне касаться его. Мое тело напряглось, я выгнулась под ним, ожидая, когда вихрь удовольствия накроет меня с головой.

— Да! — кричала я, мотая головой из стороны в сторону. — Ре-е-ейдж, да!

На меня обрушился оргазм, и мышцы влагалища начали ритмично сжиматься вокруг члена Рейджа. Он зарычал и ускорил темп.

— Чёрт, — сдавленно простонал он, пока я чувствовала, как пульсировал его член внутри меня. — Джесси! О, чёрт!

Рейдж накрыл меня своим телом. Его глаза были закрыты, мое сердце бешено стучало, пытаясь успокоиться после такого ошеломляющего оргазма в моей жизни. Я сделала это! Мы сделали это. И это опьяняло. Открыв глаза, он посмотрел на меня и спросил:

— Ты в порядке?

— Да.

— Джесси, — тяжело дыша, он наклонил голову и коснулся моих губ своими.

— Развяжи меня. Пожалуйста.

Не отрываясь от моего рта, одной рукой он попытался освободить мои руки от пут. Наконец, они были свободны, и я обняла мужчину, которого любила. Которому принадлежала. Рейдж прервал поцелуй и посмотрел на меня. На его лице мелькали тысячи эмоций, кошачьи глаза пристально уставились на меня.

— Ты принадлежишь мне, Джесси, — грубо сказал он. — Помни, я убью каждого, кто посмеет тронуть тебя.

— Я хочу только тебя, Рейдж, — тихо произнесла я.

Он закрыл глаза и перекатился с меня. Довольно долго мы лежали бок о бок. Я слушала его тяжелое дыхание, чувствовала, как жар его тела согревает меня.

— Я не привык спать вместе с женщиной в одной постели, — сказал он через некоторое время. — Обычно я сам шел к женщине, если хотел заняться с ней сексом, а потом уходил. Еще ни одна женщина не спала здесь, в моей постели.

— Ты хочешь, чтобы я ушла? — спросила я, а моё сердце тревожно забилось.

Придвинувшись ближе ко мне, он тихо сказал:

— Нет, Джесси. Я не хочу, чтобы ты уходила. Только пытаюсь объяснить тебе, что… Это всё необычно для меня. Я не знаю, что нужно такой женщине, как ты. Если бы на твоём месте была другая, я бы уже встал и ушел. Я просто не знаю, что ты ждешь…

Я улыбнулась. Признание было таким сладким и милым. Я не ожидала его неуверенности. Протянув руку, я коснулась его щеки.

— Ты не будешь против, если я попрошу тебя обнять меня? — спросила я.

— Хммм, конечно, как… как я должен?

— Ложись на спину, — сказала я, и он последовал моим указаниям, посматривая на меня немного неуверенно. Я прижалась к его боку и положила руку ему на грудь. Он ещё крепче прижал меня к своему телу.

— Так хорошо? — спросил он.

— Да.

Некоторое время мы лежали, обнимаясь, и я наслаждалась его близостью. Потом я поняла, что меня одолевает усталость, и зевнула.

— Нужно поспать, — тихо сказал Рейдж. — Тебе завтра на работу.

— Хммм.

— Джесси?

— Да.

— Я сделал тебе больно?

— Нет. Это было прекрасно, Рейдж, — успокоила я его.

Он вздохнул и притянул меня к себе ближе.

— Ты моя, — капризно, как маленький ребенок, сказал он.

— Да. Твоя.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Рейдж.


Я проснулась немного дезориентированная. Что-то тёплое прижималось к моей спине, а на талию давила тяжёлая рука. Воспоминание о вчерашней ночи медленно возникло в моём сознании, и я улыбнулась. Рейдж! Это был Рейдж. Он прижимался ко мне и крепко обнимал. Я вспомнила его признание, и улыбка снова осветила моё лицо. Хоть он и утверждал, что не привык спать вместе с женщиной, но довольно крепко прижимался ко мне. Мне было так тепло и уютно в его объятиях, что я прижалась к нему еще крепче. Я почувствовала, как что-то твердое за моей спиной зашевелилось и уперлось сзади.

— Перестань тереться об меня, Джесси, — рыкнул над моим ухом Рейдж.

Я вызывающе потерлась ягодицами об его эрекцию.

— Ты имеешь в виду так? — невинно спросила я.

Я испуганно вздрогнула, когда его зубы неожиданно впились в моё плечо. Острые вершины погрузились в мою чувствительную плоть. Он зарычал, и я застыла. Осторожно вынув зубы, он зализал языком место укуса.

— Я предупреждал тебя, — грубо сказал он. — Научись слушать мои предупреждения.

Сердце неистово забилось в моей груди. Он говорил серьёзно. Это не было игрой. Ноющие ранки от его зубов напоминали об этом. Но я не боялась. К своему удивлению, я была возбуждена. Я хотела его. Прижавшись ягодицами к Рейджу, я услышала его рычание.

— Время для маленького урока послушания, — угрожающе сказал он, и моё сердце подпрыгнуло от волнения. — Встань на колени!

Я повиновалась, а Рейдж расположился позади меня. Своими руками он крепко схватил меня за бёдра. Намотав волосы на кулак, он потянул мою голову к своему плечу.

— Я предупреждаю тебя в последний раз, Джесси. Не раздражай меня, когда я возбуждён. Ты поняла?

Я не могла кивнуть, поэтому хрипло произнесла:

— Да!

— Хорошо, — прошептал он и вжал мою голову в матрас, так что моя задница оказалась на уровне его глаз. — Оставайся так и не двигайся!

Я почувствовала, как его твёрдый член упёрся в моё влажное лоно.

— Я надеюсь, ты уже готова, потому что в этот раз не будет долгой прелюдии.

Я задохнулась, когда он безжалостно вонзился в меня.

— Ты такая мокрая, Джесси, — прошептал он и толкнулся глубже. — Тебя заводят поддразнивания?

— Да, — простонала я и задвигала задницей. Я хотела полностью почувствовать его член в себе.

Он грубо схватил меня рукой за затылок и предостерегающе зарычал.

— Я. Сказал. Тебе. Не. Двигаться!

Жалобно застонав, я ждала, когда он начнёт жёстко толкаться вглубь моего лона. Мне хотелось почувствовать его в себе полностью. Его хватка на моей шее была крепкой, но не причиняла боли. Тем не менее, между тем любовником, который ублажал меня прошлым вечером, и этим необузданным самцом чувствовалась огромная разница. Рейджем завладел животный инстинкт. Даже его голос звучал иначе: глубже и грубее. Он отстранился от меня, чтобы еще жёстче войти в моё тело. Я закричала, и его хватка усилилась.

— Здесь, в постели… — выдохнул он и жёстко вонзился в меня ещё раз, — мы играем… — ещё один грубый удар, от которого мои колени задрожали, — по моим правилам!

РЕЙДЖ

Желание и потребность в доминировании напрочь лишили меня остатков контроля. Я видел Джесси перед собой: возбуждающую попку, изящную линию спины, белокурую гриву волос, покрасневшие щёчки, затуманенный взгляд. Джесси сопротивлялась мне, и моё желание поставить её на место затмило все здравые мысли. Тёплая влажная киска жадно обхватывала мой член, приветствуя каждый из моих безжалостных ударов. Это так заводило меня, что я почти потерял контроль над собой. Я старался хотя бы отчасти придерживаться своей человеческой стороны, чтобы не травмировать Джесси, но её покладистость заставляла кровь кипеть в моих жилах, а тихие стоны сводили с ума.

Я почувствовал, как она попыталась выгнуться подо мной. Только моя железная хватка воспрепятствовала этому. Затем она снова прижалась своей задницей ко мне, и я сорвался. Рыча, я склонился над Джесси и второй раз впился зубами в её плоть. Её кровь была нектаром на вкус. Исступленно я вонзался в Джесси. Снова и снова хоронил свой член в её влажной киске. Я слышал её крики и ещё сильнее обрушивался на неё. Потом я почувствовал, как сжалась киска, крепко обхватывая мой член, и Джесси кончила.

Я закричал, и несколькими быстрыми глубокими толчками довёл себя до такого состояния, что перед глазами заплясали звёзды. Моё семя нашло выход, изливаясь в неё, багровый туман медленно рассеивался перед глазами, подавляя мою инопланетную сущность. Вина охватила меня, когда моё сознание прояснилось. Мои глаза увидели кровь, которая двумя тонкими ручейками стекала по спине Джесси. Я сильно укусил её дважды. Четыре маленькие ранки теперь украшали её плечо. Я застонал. Что я натворил? В ужасе я вышел из Джесси и притянул в свои объятия. Она была такой тихой. Дьявол! Почему она молчит?

— Джесси, — хрипло сказал я. — Мне очень жаль. Так жаль.

Я начал зализывать её раны, пытаясь ускорить процесс заживления. Но они были глубокими, останутся шрамы. И она всегда будет носить эти отметины. Во мне спорили вина и обладание.

— Я в порядке, — тихо прошептала она. Её голос был таким слабым. — Правда, Рейдж. Я в порядке.

— Я… Этого не должно было произойти. Это то, чего я боялся. Чёрт! Джесси! Я никогда не хотел причинять тебе боль. Я…

Она развернулась в моих руках и пристально посмотрела в мои глаза. На её щёчках до сих пор играл румянец, а глаза горели.

— Прекрати осуждать себя, Рейдж. Я взрослая женщина, и, если я говорю тебе, что в порядке, верь мне! Это был самый удивительный и безумный оргазм, и я не хочу, чтобы ты испортил самый лучший момент в моей жизни, извиняясь за это.

Я недоверчиво рассматривал её.

— Но я ранил тебя, Джесси. У тебя останутся шрамы.

— Я буду носить их с гордостью, Рейдж. Они показывают, что я твоя.

— Я не подхожу тебе, — тихо сказал я. — Но я не в силах оставить тебя. Я никогда не смогу позволить тебе уйти, Джесси!

— Я совсем не хочу куда-то уходить, Рейдж. Я люблю тебя!

От её последних слов моё сердце забилось быстрее. Она любила меня. Как она может испытывать по отношению ко мне, после того, что я сделал, подобное чувство? Я — непредсказуемый монстр и всегда буду жить со страхом, что разрушу самое ценное в своей жизни. Дьявол! Я уже это сделал. Четыре маленьких укуса, два из которых останутся шрамами на всю её жизнь.

ДЖЕССИ

Я с тревогой ждала его реакцию. Я только что призналась Рейджу в любви, а он никак не отреагировал на мои слова, да и вообще не сказал ни слова. Неожиданно в груди стало тесно, всё тело охватила слабость. Он сказал, что не позволит мне уйти. Может, этого достаточно? Неужели, я хотела большего? Конечно, «да». Я хотела, чтобы он любил меня так же, как и я его.

— Джесси?

— Да? — спросила я, моё сердце замерло в ожидании.

— Я… у меня не очень большой опыт с чувствами. Могу только сказать, что не могу думать ни о какой другой женщине, кроме тебя. Я хочу владеть тобой, быть рядом с тобой. Я почувствовал это, когда встретил тебя в первый раз. Да, я ненавидел тебя, думал… Нет! Вообще-то, я скорее себя ненавидел, потому что очень хотел тебя. Так сильно хотел, Джесси. Там, в «ДМИ», когда ты стояла передо мной, я обезумел от желания. Твой запах, твой взгляд. Тогда я хотел, чтобы ты была в моей клетке, хотел владеть тобой всеми возможными способами. Если рядом с тобой другой мужчина, я теряю голову от ярости. — Он притянул меня ближе к себе, и я уткнулась лицом в его грудь. — Пожалуйста, прости меня, — шепнул он. — Наберись терпения со мной!

— И ты со мной, — тихо добавила я.

— Во сколько тебе нужно быть на работе? — спросил Рейдж.

— В восемь тридцать.

— Тогда нужно вставать. Уже больше восьми!

— О, чёрт, — сказала я, отстранилась от него, чтобы одеться, и взглянула на цифровые часы, стоящие рядом с кроватью. И правда! Шесть минут девятого.

— Я увижу тебя сегодня вечером? — спросил Рейдж.

Я скользнула взглядом по его сексуальному телу и пожалела, что мне нужно быть на работе. Я хотела ещё раз испытать наказание. Кажется, он правильно истолковал мой взгляд, потому что его глаза заблестели от предвкушения.

— Да, я заканчиваю в семь.

Я заставила себя отвести взгляд от Рейджа и начать собирать свои вещи. Ещё нужно было зайти к себе, чтобы переодеться, а потом бежать в лазарет. Было бы чудом, если бы я пришла вовремя.

— Мне нужно торопиться, — говорила я, одеваясь. — Я не буду тебя целовать, иначе не смогу уйти!

Он ухмыльнулся.

— До вечера. Я заберу тебя после работы.

— Хорошо.

Покинув дом Рейджа, я поспешила к своему собственному. В рекордное время — пять минут — я быстро оделась и выбежала из дома. Я опоздала ровно на три минуты. Мне повезло — Андреас был погружён в телефонный разговор, когда я появилась. Он кивнул мне в знак приветствия, и я заварила себе кофе.


Глава 6

Блок С, Западная Колония, Эдем, 10 января 2033 года, 11:36 по местному времени.

ДЖЕССИ

— Привет, док, — раздался голос позади меня.

Я повернулась и улыбнулась Хэппи, который стоял за моей спиной в очереди в буфет.

— Привет, Хэппи, — радостно поприветствовала его я.

Он пристально смотрел на моё плечо, и кровь отхлынула от моего лица. Дерьмо! Я забыла о ранах от укусов. Мне нужно было надеть другую рубашку, у которой был не такой глубокий вырез.

— Джесси? — тихо спросил он, и я поняла по его тону, что он злился. — Ты спала с Рейджем?

— Это не твоё дело, Хэппи, но… да, я провела с ним ночь, и не произошло ничего, из-за чего тебе стоило бы волноваться, — тихо ответила я.

— Не волноваться? — прошипел Хэппи. — У тебя четыре, ЧЕТЫРЕ прокуса на плече, и два из них чертовски глубокие.

— Ничего страшного! — сердито возразила я. — Оставь его в покое! Это была моя вина. Я не услышала предупреждение Рейджа и спровоцировала его. И мне очень жаль. Я хочу, чтобы ты сохранил это втайне от других. Если ты мой друг, то забудь об этом!

— Мне не следовало отводить тебя к нему. Это моя вина, что…

— Вздор! — тихо прервала я его. — Я рада. Я люблю его. Ты понял?

— Джесси! Рейдж… слишком не обуздан для такой женщины, как ты. В следующий раз он, возможно, не ограничится парой укусов. Он может тебе серьёзно навредить.

— Я взрослая женщина! — ответила я. — Поклянись, что будешь молчать! Поклянись в этом!

Хэппи смотрел на меня и выглядел несчастным, но потом со вздохом кивнул.

— Хорошо, я клянусь, что в этот раз промолчу. Но если я увижу, что он не владеет собой…

— Он ничего мне не сделает! — заверила я. — А сейчас тема закрыта!

Во время обеда я снова и снова думала о разговоре с Хэппи. Я должна быть осторожной, чтобы никто не заметил отметины. Я не хотела, чтобы Рейдж попал в беду. Почему мы не могли заниматься сексом, как двое взрослых людей и так, как мы этого хотели? Я наслаждалась каждой секундой, проведённой с Рейджем. И даже если четыре маленьких раны немного болели, то только напоминали мне о невероятных ощущениях, которые доставил мне Рейдж. Сама мысль об этом вызывала слабость в моих коленях, и мне становилось жарко. Сегодня вечером я снова увижу Рейджа. Я не могла этого дождаться.

РЕЙДЖ

Сегодня я не мог сосредоточиться на тренировке. Снова и снова я думал о ночи с Джесси. Это было невероятно. Секс с ней был гораздо более интенсивным и удовлетворящим, чем всё, что я раньше испытывал с другими женщинами. Никто из женщин Инопланетного Вида не решился бы возбуждать меня во время секса. Они знали, что им не поздоровится, но Джесси, очевидно, этим наслаждалась. Несмотря на то, что на душе скребли кошки от моих поступков, я ни о чём не сожалел. Это было так возбуждающе, и знание того, что Джесси носит мою отметку, удовлетворяло меня на глубоком, примитивном уровне. Она была моей! Я отметил её, заклеймил. Ни один мужчина не посмеет наложить на неё руку!

— Рейдж! — прозвучал голос Стоди, и я сразу же понял, что что-то случилось. Я знал его достаточно хорошо, чтобы понимать, когда он взволнован, и кроме того, я почувствовал запах ещё трёх представителей Инопланетного Вида и шестерых солдат. Такая группа не пришла бы без причины. Снова возникли неприятности с Джинггами? Я обернулся.

— Да? Случилось что-то серьёзное? — спросил я и схватил своё полотенце, чтобы вытереть пот со лба.

Один из солдат выступил вперёд.

— Рейдж, ты обвиняешься в том, что изнасиловал доктора Колби и травмировал её. Мы здесь, чтобы арестовать тебя.

Я недоверчиво засмеялся, а затем мой взгляд скользнул на Стоди, который смотрел на меня со смесью беспокойства и неуверенности. Кроме него, здесь ещё были Даркнесс, Рок и Дабт.

— Это, должно быть, недоразумение, — сказал я. — Кто заявил подобное?

— Мы получили сообщение, — ответил солдат. — Я не уполномочен давать более подробные объяснения.

— Я уверен, что всё быстро прояснится, Рейдж, — произнёс Стоди. — Лучше пойдём и выясним это как можно быстрее.

Я оглядел компанию и иронично ухмыльнулся.

— Я польщён тем, что для моего ареста вам требуется четыре представителя Инопланетного Вида и шесть солдат.

— Люди немного нервничают, — ответил Даркнесс и неприятно засмеялся. — Если ты хочешь дать им под зад, я на твоей стороне.

Я осмотрел солдата, который выдвинул обвинение, и увидел, как в его глазах заплескался страх.

— Я пойду, чтобы прояснить, что я не насиловал доктора Колби. У нас была связь. Добровольная связь. Просто спросите её об этом.

— Мы разберёмся. Это наша работа, — заявил солдат. — Губернатор Уайтс будет слушать дело и решит, что делать. До этого ты будешь под арестом!

Я пожал плечами.

— Надеюсь, что в тюрьме вы обеспечите меня обедом, потому что я сегодня не ел, а если я голоден, то… — я бросил на солдат мрачный взгляд, с удовлетворением отмечая, что они нервно схватились за своё оружие. — Жалкая кучка, которая нами здесь правит, — пренебрежительно проворчал я.

— Не могу с тобой не согласиться, — мрачно подтвердил Рок. — Придёт время, когда мы, наконец, возьмём управление нашей планетой на себя.

— Это угроза? — спросил солдат, и его голос прозвучал немного резко. Герой был напуган. Я с отвращением покачал головой.

— Это не угроза, — пояснил Рок, — а факт.

— Ну, мы сейчас идём или как? — нервно спросил я. — Я хочу выяснить. Всё. Сегодня вечером у меня свидание с доктором Колби.

ДЖЕССИ

Рабочий день подходил к концу. Ещё двадцать минут, и Рейдж меня заберёт. Я не могла дождаться его и каждые несколько минут смотрела на часы. Неожиданно в дверь постучали, и Хэппи ворвался в помещение.

— Что случилось? — спросила я. — Несчастный случай?

— Они арестовали Рейджа, — взволнованно сообщил Хэппи.

— Что? — в ужасе воскликнула я. — Но почему?

— Кто-то утверждает, что он тебя изнасиловал и травмировал. И прежде, чем ты спросишь, это был не я, НЕТ! Я был нем, как могила. Я только что узнал от Стоди.

— Как давно его арестовали?

— Очевидно, сегодня в полдень.

— Что? Но почему не сообщили мне? Всё-таки здесь я пострадавшая.

— Я не думаю, что губернатор Уайтс слишком торопится. Якобы он очень занят, чтобы уделить внимание произошедшему событию. Он сказал, чтобы его не ожидали до пятницы или до следующей недели.

— Но сегодня только понедельник. Они не могут оставить его запертым надолго, — недоверчиво произнесла я. — Я думаю, что смогу несколькими словами опровергнуть обвинение.

— Поэтому я и здесь. Я надеялся, что ты сможешь как-то помочь ему.

— Конечно, могу! — решительно сказала я. — Можешь быть уверен. Я скажу губернатору только правду! Давай! Идём!

Взглянув на часы, я поняла, что было без пяти минут семь. Андреас должен был начать в девять. До этого здесь были только медсестры. Но дело требовало сию секундного решения, поэтому я закрыла свой кабинет.

Мы поспешили по лестнице вверх к кабинету губернатора. Я надеялась, что он был ещё там, в противном случае, мы могли бы обратиться к нему в его доме. Я хотела решить это как можно быстрее. Рейдж был невиновен, и я могла это доказать.

Секретарь в приёмной губернатора бросила на нас удивлённый взгляд.

— Что я могу сделать для вас, доктор Колби?

— Я хотела бы поговорить с губернатором Уайтсом.

— Губернатор Уайтс ушёл полчаса назад. Я могу записать вас на встречу на пятницу.

— Что, простите? Там арестован невиновный мужчина, и я могу подтвердить его невиновность. Я не могу ждать до пятницы. Мы посетим губернатора в его доме.

— Там вы, к сожалению, потерпите неудачу, доктор Колби, — с сожалением сказала секретарь. — Губернатор Уайтс встречается с губернатором Филдингом в Восточной Колонии. Его планер уже должен быть запущен.

— Есть возможность с ним связаться? — разочарованно спросила я.

— К сожалению, нет. Радиосвязь не может быть использована для гражданских целей.

— Мы можем воспользоваться транспортом до Восточной Колонии? — поинтересовался Хэппи.

Секретарь напечатала что-то в компьютере, а потом посмотрела на нас.

— Через полчаса стартует самолет снабжения. Вы могли бы воспользоваться им, если успеете. Однако, сначала, доктор Колби, вы должны обсудить график работы с доктором Форстером.

— Спасибо, — сказала я и посмотрела на Хэппи.

— Вперёд! — ответил он, и мы поспешили из здания. — Ты пойдёшь к доктору Форстеру, а я соберу вещи. Встретимся на аэродроме. Ты успеешь?

Я кивнула. Я должна успеть.


Мне позволили оформить небольшой отпуск, и вот я уже бежала по улицам так быстро, как могла, чтобы успеть на аэродром. Когда я миновала поселение, то увидела, как кто-то бежит впереди меня. Наверное, это Хэппи. Я бежала так быстро, что у меня закололо в боку. Мысленно чертыхаясь, я старалась игнорировать боль. Я не могла опоздать. Пилот не будет ждать. Когда я, наконец, достигла небольшого аэродрома, то увидела, как Хэппи убеждает пилота взять нас с собой. Я спешила, как могла, и совершенно запыхалась, когда наконец-то появилась рядом с обоими.

— Доктор Колби, — поприветствовал пилот. — Вы хотите лететь с нами?

Я кивнула, потому что в лёгких не осталось воздуха, чтобы говорить.

— Ну, хорошо, садитесь, док.

С облегчением я позволила Хэппи помочь мне устроиться в большом транспортном самолете. Мы заняли места на мягких скамейках, и Хэппи показал мне, чтобы я пристегнулась. Затем я почувствовала, как машина начала вибрировать, и мы оторвались от земли. Хэппи сжал мою руку.

— Мы вернёмся уже завтра, а Рейдж будет свободен, — сказал он.

Я кивнула. Надеясь, что он прав.

— Как долго продлится полёт? — спросила я, обращаясь к пилоту.

— Примерно три часа сорок минут, — ответил он.


Я нервно смотрела на свои часы. Мы были в полете уже больше двух часов. Осталось ещё часа полтора. Под нами простиралась широкая равнина с редкими перелесками и несколькими небольшими озёрами. Река была слева, а справа, на расстоянии вытянутой руки, находился крупнейший горный массив на планете. Самый высокий пик был высотой десять тысяч метров. На её вершине лежал снег.

Раздался странный шум, а за ним тишину разорвал свист. Я испуганно посмотрела на Хэппи.

— Что-то не так? — спросил он, обращаясь к пилоту.

— У нас проблема с правым приводом. Я как раз пытаюсь… дерьмо! Я понятия не имею, что здесь происходит… Блядь! Будьте готовы к жёсткой посадке. Я стараюсь затормозить машину, но мы падаем. Дерьмо!

Хэппи взял меня за руку и крепко её сжал. Я испуганно смотрела на него. Это не могло быть правдой. Это случилось не со мной, не сейчас, когда я встретила мужчину своей жизни. С печалью я подумала о Рейдже. Наверное, я никогда не увижу его снова. О, Рейдж!


— Док? Док, проснись, — услышала я сквозь туман настойчивый голос. — Док!

Я хотела пошевелиться, но у меня всё болело. Что случилось? Я пыталась открыть глаза. Всё было нечетким, а в воздухе кружил туман. Нет! Не туман. Дым. Я чувствовала, как дым затруднял моё дыхание.

— Док! Здесь. Я здесь! — услышала я голос рядом с собой и повернула голову. Хэппи сидел рядом со мной, а его правое плечо было пронзено железным прутом.

— О, Боже! — закричала я и лихорадочно осмотрелась вокруг. Где мы? Что произошло?

Затем я вспомнила о пилоте и его слова. Авария. О, Боже! Я посмотрела на пилота и задохнулась. Его голова была оторвана. Тяга к рвоте была почти непреодолимой.

— Не смотри, док. Мне нужна твоя помощь. Мы должны вылезти наружу, прежде чем распространится огонь. Помоги мне с кронштейном, я не могу достать его из-за прута в моём плече.

«Соберись! — убеждала я себя. — Ты можешь поблевать и снаружи!»

Я кивнула и отстегнула мой первый кронштейн, затем ремень и только потом встала на колени перед Хэппи, чтобы помочь ему. Во время столкновения кронштейн изогнулся, было очень сложно справиться с ним. Мне потребовалось несколько попыток, пока, наконец, мне это не удалось. Затем я отстегнула ремень Хэппи.

— Подожди! — сказала я, поняв, что Хэппи хотел встать. — Не вытаскивай прут, пока я не скажу!

Я торопливо огляделась в поисках аптечки скорой помощи. Когда я нашла её в сетке на стене, то облегченно вздохнула. Взяв чемоданчик, я полезла обратно к Хэппи и торопливо достала полную упаковку тампонов и каутер[4] для остановки крови.

— Хорошо! Давай! — сказала я, и когда Хэппи начал подниматься, прут с лёгкостью выскользнул из него. Из раны сильнее полилась кровь. Я прижала к ней тампон, а другой рукой приготовила каутер. Когда синяя лампочка на устройстве, которое выглядело как карманный фонарь, сообщило, что всё готово, я убрала тампон и прижала каутер к ране. Он зашипел, но у Хэппи даже выражение лица не изменилось.

— Хорошо, — сказал он. — Теперь нужно уходить. Мы должны покинуть это место, как можно быстрее!

Выбравшись из-под обломков, мы остановились в роще.

— Подожди здесь! — сказал Хэппи.

— Почему?

— Я вернусь обратно и возьму всё, что нам может понадобиться. Мы должны дойти до Восточной Колонии, она ближе, чем Западная.

— Ладно.


Я дрожала и осталась стоять среди деревьев, наблюдая за Хэппи, который побежал обратно к обломкам и исчез внутри. Тревожные минуты ожидания сводили с ума, а вокруг становилось всё темнее и темнее. Я пыталась не задумываться о тех опасностях, которые поджидали нас в этой дикой местности. Не только Джингги. Дикие животные тоже могли бы быть для нас опасными. Прошла целая вечность, прежде чем Хэппи вернулся. У него было личное автоматическое огнестрельное оружие пилота, два длинных ножа, пара энергетических батончиков и бутылка воды.

— Скоро стемнеет, — встревоженно сказала я.

— Я знаю, — мрачно ответил Хэппи. — Мы должны быстро убираться отсюда. Огонь может привлечь Джинггов. Пошли!

— Как твоё плечо? — озабоченно спросила я.

— Заживёт! — отрывисто ответил он. — Пошли быстрее!

РЕЙДЖ

Чем дольше ожидание, тем больше разочарования появлялось во мне. Деления на часах показывали, что уже было за полночь. Почему Джесси не появилась? Ей не сказали, что я был здесь? Или, может, не пустили ко мне? В моём сердце начал закипать гнев. Я был не просто зол и расстроен, мне было до смерти скучно. Тут, в этой проклятой клетке, не было ничего, кроме узкого топчана, умывальника и унитаза. Дальше следовали ещё девять клеток, но они были пусты. Я был единственным заключённым.

— Твою мать! — сказал я и ударил по металлическим прутьям, которые разделяли мою простую клетку с коридором. Всё было совершенно так, как в старые времена, только отсутствовали проклятые цепи.

Неожиданно я услышал шаги и замер. Я почувствовал запах нескольких Инопланетных Видов. Стоди был одним из них, его я увидел первым. Он выглядел озабоченным.

— Что случилось? — спросил я, когда мужчины остановились перед моей клеткой.

— Рейдж, — сказал Стоди и глубоко вздохнул. — Держи себя в руках, договорились? Нам нужна твоя помощь, но нужно, чтобы ты контролировал себя. Ты сможешь это сделать?

— Дьявол! Что происходит, Стоди? — спросил я. — Говори уже. Я буду контролировать себя, если ты прекратишь эту словесную пытку!

— Джесси хотела поговорить с губернатором, чтобы тебя освободили, и полетела в Восточную Колонию. Он вернётся только в четверг или в пятницу, поэтому Джесси не хотела ждать и вместе с Хэппи полетела с транспортным самолётом до Восточной Колонии. Но они туда не прибыли. Она…

— Что? — закричал я, и мой пульс участился. — Что ты хочешь этим сказать? Где она?

— Планер разбился. Нашли обломки. Он полностью сгорел.

Я недоверчиво покачал головой.

— Этого не может быть! Джесси не может быть мертва. Нет!

— Подожди! — убедительно сказал Стоди. — Я ещё не закончил. Нашли только останки лётчика. Замки сидений Джесси и Хэппи были открытыми. Возможно, они покинули обломки, чтобы дойти до Восточной Колонии. Поскольку сейчас там темно, разведка на планерах ничего не даст, но ты мог бы их найти. Хантер — наш лучший охотник, но он на Земле ищет дочь президента. Ты — наш второй охотник. И ты знаешь запах Джесси лучше любого из нас.

— Я должен выйти отсюда! — сказал я, и Стоди, ухмыляясь, вытащил из кармана чип-карту охранника.

— Мы начали небольшую революцию, чтобы вытащить тебя отсюда, и украли планер. Блу будет управлять этой штукой. Она лучше всех соображает в технике.

Стоди приблизился к клетке, приложил карту к сканеру на боковой части, и дверь откатилась. Я быстро его обнял, а затем мы отправились наружу, пройдя мимо двух связанных и в наручниках охранников.

— Что с другими солдатами?

— Мы контролируем дежурных, а другие блаженно спят, ни о чём не подозревая, — ухмыляясь, ответил Стоди.

ДЖЕССИ

— Что это было? — боязливо спросила я.

— Всего лишь какая-то птица, — сказал Хэппи и сжал мою руку.

Я была рада, что, по крайней мере, он мог видеть в этой темноте. Я спотыкалась рядом с ним. Он оберегал меня от корней, камней и ям, чтобы я не получила травму, тем не менее это была пытка. Я прикинула, что мы блуждали по местности уже добрых четыре часа. Без Хэппи я бы рыскала по всей округе, но у Инопланетного Вида был внутренний компас, который подсказывал Хэппи, в каком направлении мы должны двигаться.

— Дерьмо! — неожиданно сказал Хэппи и остановился.

— Что это? — нервно спросила я.

— Ущелье, — мрачно ответил он, мы явно не сможем перебраться на другую сторону.

— Что же нам делать?

— Если бы я знал, — расстроенно ответил он. — Местность мне не знакома. Возможно, где-то есть переход, а, возможно, и нет. Чёрт возьми, мы так близко. До Восточной Колонии ещё далеко идти. Мы бы потратили дни.

— Чёрт!

— Можешь и не говорить вслух, — мрачно подал голос Хэппи. — Нам придётся переждать здесь до утра. Потом посмотрим.

— Ладно, — сказала я, радуясь тому, что больше не нужно куда-то бежать. Я уже была полностью на пределе, только не хотела жаловаться.

— Иди сюда. Ложись здесь. Я покараулю. Поспи немного.

— А ты? — спросила я.

— Я могу довольно долго обходиться без сна.

У меня больше не было сил спорить, и я с облегчением улеглась на траву. Было твердо, кое-где кололо, но было удобнее, чем я ожидала. Наверное, я просто слишком устала, чтобы беспокоиться о том, удобно будет или нет. Разумеется, завтра у меня будет всё болеть. Я заснула с мыслью о Рейдже.

РЕЙДЖ

Я бежал. Стоди, Спиид, Пэйн и Даркнесс следовали за мной. До сих пор я без проблем шёл по следам Хэппи и Джесси. Я был рад, что женщина, которую я люблю, пережила аварию, и с ней был Хэппи, чтобы её защитить. В клетке у меня было много времени для размышлений, и я понял, какое чувство испытываю к Джесси — любовь. Я не мог дождаться того момента, когда скажу ей об этом.

— Мы приближаемся, — сказал я. — Они замедлили темп. Шаги Джесси стали короче. Она устала.

— Она выносливая маленькая особа, — с уважением сказал Стоди. — То, что она так далеко прошла после аварии — это уже чудо.

— Да, она выносливая, — с гордостью сказал я. — Моя пара сильная?

— Значит, это серьёзно, да? — спросил Стоди.

— Да, я уверен. Она моя пара!

— Я рад за тебя, — сказал Стоди. — Надеюсь, я буду приглашён на свадьбу.

— Спасибо. Конечно, будешь. Но сначала мы должны найти мою пару и благополучно привести домой.

Я пытался не показывать свою озабоченность.

— Мы найдём их, — сказал Даркнесс.

Я кивнул.

— Они близко, — произнёс Спиид через полчаса.

— Да, уже недалеко, — с облегчением ответил я. Я прикинул, что они были где-то на удалении двух миль. Если они и сумели дойти сюда, то ничего плохого не должно было случиться. По крайней мере, я на это надеялся. Нет! Сейчас я не мог думать о плохом. Они были в порядке. Всего лишь две мили. Так как мы были полны сил, и нас не задерживала уставшая женщина, то мы продвигались вперёд быстрее, чем Хэппи и Джесси.

Чем ближе мы подходили, тем быстрее билось моё сердце, но не от напряжения, а от волнения. Мой внутренний зверь беспокоился. И хотел заключить свою пару в объятия.

— Они там, впереди, — сказал Стоди.


Я побежал быстрее. Мне было безразлично, что я оставил остальных позади себя. Не отставал только Спиид. Хэппи поднялся, когда заметил нас. Он сидел, прислонившись к скале. Джесси лежала дальше, в нескольких метрах, свернувшись на траве. В груди стало тесно, когда я увидел свою нежную пару. Она выглядела истощённой. Даже в темноте я мог заметить её неестественную бледность.

— Рейдж, — сказал довольный и немного удивлённый Хэппи. — Как вы нашли нас? И как ты…

— Это длинная история. Маленький мятеж, — сказал я, и Хэппи улыбнулся.

— Она вела себя мужественно, — сказал Хэппи и посмотрел на мою спящую пару.

Я опустился на колени перед ней и потянул её в свои объятия. Она заворчала во сне, а затем моргнула.

— Нет, Хэппи. Не надо. Рейдж… — пробормотала она.

— Это я, Джесси, — хрипло сказал я, и её глаза распахнулись.

— Рейдж! — закричала она и, всхлипывая, бросилась мне на шею. Я был немного не уверен, что должен делать дальше. Я хотел успокоить её, но как? Своими руками я обнял её трепещущую фигурку и погладил её по спине.

— Шшшш? — сказал я. — Я здесь, Джесси. Теперь я здесь.

ДЖЕССИ

Когда я узнала Рейджа, меня захлестнуло волнение. Я думала, что умру и никогда больше ничего не увижу, кроме бега сквозь эту мглу, страха перед Джинггами и дикими животными. От усталости и шока я совершенно потерялась. Рейдж крепко прижал меня к себе, и я почувствовала его знакомый запах. Он меня успокоил. Мой любимый нежно гладил меня по спине и шептал успокаивающие слова, укачивая в своих руках. Я знала, что даже Хэппи отдал бы свою жизнь, чтобы защитить меня, но как ни странно, уверенной я чувствовала себя только рядом с Рейджем.

— Блу уже на подходе, — услышала я голос Стоди.

— Хорошо, — ответил Рейдж.

Когда недалеко от нас приземлился планер, Рейдж поднялся вместе со мной на руках. Я едва ли что-то воспринимала, кроме близости Рейджа, которая была всем, в чём я сейчас нуждалась. Я знала, что с ним были и другие представители Инопланетного Вида, но у меня не было сил посмотреть вверх, чтобы увидеть, сколько их и кто. Я даже не думала о том, как Рейдж умудрился освободиться из клетки, или как они получили планер. Важно было то, что Рейдж был здесь, со мной. То, что он пришёл, чтобы забрать меня домой.

— С ней всё в порядке? — услышала я озабоченный голос Блу.

— Она истощена, но чудо, что не ранена, — спокойно ответил Рейдж.

— Приятно это слышать, — с облегчением произнесла Блу. — Я быстро доставлю вас, и дома ты сможешь о ней позаботиться.

Рейдж со мной на руках сел на сиденье и пристегнул нас. Я была на грани, когда мы взлетали. Рейдж играл с моими локонами и время от времени тихо рычал. Затем я провалилась в сон.


Когда я проснулась, Рейдж нёс меня через темноту. Я узнала улицу. Мы поравнялись с его домом. Подойдя к двери, он открыл её, внёс меня и закрыл за нами. Он отнёс меня в свою спальню и положил на кровать. А потом начал раздевать меня, поправив на мне одеяло, и отступил назад.

— Лучше я посплю на диване, — хрипло сказал он.

Я села и пристально посмотрела на него.

— Нет! — запротестовала я. — Пожалуйста, останься со мной, Рейдж. Ты нужен мне. Пожалуйста! Спи со мной!

— Джесси, — прошептал он хрипло. — Я почти потерял тебя. Эмоционально в данный момент я не стабилен. Сейчас я… Я не смогу быть нежным с тобой. Я буду…

— Рейдж, я не хочу, чтобы ты был нежным! Ты мне нужен! Мне нужно… — я всхлипнула. — Я тоже думала, что тебя никогда больше не будет… Рейдж! Ты мне нужен. Сейчас. Жёстко. И глубоко во мне. Я должна чувствовать тебя. Пожалуйста!

Не отводя от меня взгляд, Рейдж торопливо разделся. Он был возбуждён. Его член был твёрдым и готовым войти в меня. И я была больше чем готова для него. Я убрала одеяло в сторону и подняла свои руки над головой.

— Свяжи меня! — тихо попросила я.

Рейдж встал на колени рядом со мной на кровати и зафиксировал мои руки повязкой, которая всё ещё была закреплена в изголовье. Затем он лёг между моими бёдрами и горящим взглядом посмотрел на моё лоно. Одной рукой он коснулся его, раздвигая мягкую плоть, и нашёл сосредоточие моего желания.

— Чёрт, Джесси, — выдохнул он. — Ты такая влажная. Только для меня?

— Только для тебя, — сдавленно ответила я. — Я говорила тебе, что ты мне нужен!

— Ты не имеешь никакого понятия, как сильно я нуждаюсь в тебе!

— Покажи это мне! — потребовала я, и он вытащил свои пальцы из меня и быстро проник в меня. Я всхлипнула и выгнулась навстречу ему. — Рейдж! Да-а-а!

— Джесси, Джесси. Я должен жёстко трахнуть тебя. Я не могу…

— Сделай это! — прохрипела я.

Он зарычал и начал двигаться: вперёд и назад. Он входил в меня снова и снова. Жёстко. Глубоко. Я со стоном извивалась под ним. Мне казалось, что он нежничает со мной, мне хотелось глубокого и грубого секса. Я хотела царапать своими пальцами его твёрдую спину, но я была связана и беспомощна, не могла выразить своё желание. Его кошачьи глаза, не отрываясь, смотрели на меня и прожигали мою душу. Он снова зарычал и оскалил зубы. И этими зубами он вцепился в моё плечо. Он снова пометил меня. Я всегда буду носить его знак. Я принадлежала ему. Никогда бы не подумала, что полностью подчинюсь мужчине. Но я знала, что отдам Рейджу всё. Ведь моё доверие к нему было безгранично.

— Я хочу видеть, как ты кончаешь, — услышала я грубый голос Рейджа. Он опустил одну руку между нами и коснулся моего клитора. Я была уже так близко к развязке, и пальцы, выводящие круги на моей жемчужине, заставили оргазм полностью накрыть моё тело. Я закричала, и моё лоно ритмично сжалось вокруг члена Рейджа. Он зарычал и сжал мою жемчужину между пальцами, чтобы потереть её и продлить мой оргазм. Удовольствие не отступало и было таким сильным, что моё тело дрожало и ощущало одну надвигающуюся волну за другой, пока я не потеряла сознание от удовольствия. Потом я услышала, как он зовёт меня по имени и кончает, пульсируя во мне. Тяжело дыша, он перекатился с меня и потянул за собой, чтобы устроить меня на своей груди. Мы всё ещё были соединены друг с другом. Моя голова лежала на его плече. Рейдж гладил меня по волосам, спине, ягодицам… везде, где могли достать его большие руки.

— Я люблю тебя, Джесси, — прошептал он, и моё сердце чуть не остановилось.

— Правда? — тихо спросила я.

— Да, Джесси. Я люблю тебя. Я хочу, чтобы мы поженились. Ты — моя пара.

Неожиданный шум напугал нас.

— Что за чёрт? — свирепо произнёс Рейдж. — Джесси! Надень что-нибудь. Быстро!

Я отвернулась от него и торопливо начала собирать свои вещи. Я услышала, как затрещала дверь, а потом разразился ад. Несколько солдат ворвались в дом. Рейдж взревел и бросился на них. Я стояла в углу, наполовину одетая, и кричала. Рейдж полностью оправдывал своё имя. Я видела, как солдаты падали наземь, но их было слишком много. Одному удалось несколько раз ударить Рейджа по голове, и Рейдж упал на пол.

— Не-е-е-ет! — закричала я и бросилась в толпу. Я видела застывшее, покрытое кровью тело любимого. Две руки обхватили меня сзади вокруг туловища и удерживали от того, чтобы я добралась до Рейджа. Я кричала и вырывалась. Я думала, что он умер. По моему лицу текли слёзы. Я была совершенно вне себя.

— Ублюдки! Сукины дети. Надеюсь, что вы сдохнете в аду, и ваши жалкие члены сгниют. Я убью вас всех. Чертовы ублюдки!

Я видела, как они подняли Рейджа и вынесли из дома. Солдат всё ещё держал меня железной хваткой. Я была убеждена, что завтра на мне останутся синяки. Но меня это не огорчало. Я по-прежнему бушевала, как сумасшедшая.

— Что это значит? Чёрт подери! — закричала я. — Он спас меня. Без него я была бы всё ещё там, в дикой местности. Почему вы это делаете? Вы засранцы! Мудаки! Кобели! Чертовы придурки! Отпусти меня, ты, исчадие ада!

— Мне помочь тебе с доком? — спросил другой солдат.

— Да, — проворчал чеовек, который прижимал к себе. — Мы отнесём её к доктору Форстеру. Он должен дать ей снотворное. Она несёт бред!

— Мне это не нравится, — сказал другой солдат, которому я недавно оказывала помощь с рваной раной. — Доктор Колби всегда была доброжелательна. Она хорошая женщина!

— Кто спрашивает твоё мнение? — заорал человек позади меня. — Ты солдат и должен выполнять команды. Губернатор ясно сказал, что мы должны делать. Если ты сомневаешься, ты не имеешь право быть солдатом!

Меня потащили к военному автомобилю, который ждал перед домом. Мой похититель сковал мои руки за спиной. Затем они повезли меня к дому Андреаса. Я всё ещё защищалась и выкрикивала грязные проклятия. Когда мы подъехали к его дому, Андреас выбежал наружу. Он неодобрительно смотрел на солдат.

— Что это значит? Что вы делаете с доктором Колби?

— Мы выполняем команды, доктор. Мы вам не подчиняемся. Проводите нас в лазарет. Вы должны ей что-нибудь дать, чтобы успокоить.

— Чёрта с два! — мрачно ответил Андреас. — Я собираюсь обжаловать ваши команды!

— Я последний раз прошу вас сотрудничать, доктор Форстер.

Андреас мрачно покачал головой.

— Вы совершаете большую ошибку! — предостерегающе сказал он. — Это будет иметь последствия!

— Арестовать доктора Форстера, — сказал солдат. — Схватить его!


Четверо солдат схватили Андреаса и усадили его в автомобиль. Доктор Форстер бросил на меня озабоченный взгляд. Я успокоилась и была без сил. Физически и морально. По моим щекам текли слёзы.

— Что произошло? — поинтересовался он.

— Эти ублюдки ворвались в дом Рейджа. Он пытался их задержать. Они сбили его с ног дубинкой и унесли. Я думаю, что он мёртв, — всхлипывая, сообщила я.

— Заткнись! — сказал мне солдат, который заковал мои руки в наручники.

— Ваше поведение отвратительно, — неодобрительно сказал Андреас. — Вы всегда так обращаетесь с дамами? Я уверен, что вашей матери было бы стыдно за вас. Вы… — он внезапно умолк, когда солдат ударил его локтем в живот.

— Проклятые мудаки! — закричала я и получила пощечину. Это был какой-то кошмар. Всё это не было реальным! Что здесь происходит?

РЕЙДЖ

Когда я очнулся, мой череп адски болел. Я лежал на холодной земле. Нагишом. Что произошло? Я поднял руку к своей гудящей голове и почувствовал липкую кровь. Я моргнул. Всё расплывалось, но я узнал металлические стержни, отрезавшие меня от внешнего мира. Я был в клетке. И все воспоминания тут же нахлынули на меня. Джесси! Где она? Что с ней случилось? Я хотел вскочить, но у меня не было сил.

Единственный раз, когда я чувствовал себя таким слабым, был после того, как свиньи из «ДМИ» избили меня до полусмерти и оставили одного умирать в той клетке в своей собственной крови. Тот факт, что я лежал обнажённым на холодном полу, осознавая, что никто не позаботился о моих ранах — заставлял задуматься, что и сейчас меня оставили здесь умирать. Но я терпел раны и хуже, а теперь у меня действительно была причина их претерпеть. Джесси! Мне нужно было к ней, чего бы это ни стоило. Я снова попытался подняться, но успел только поднять голову на несколько сантиметров, прежде чем она откинулась назад, и я потерял сознание.

Я лежал на полу. Металлический вкус крови пробуждал мои вкусовые рецепторы. Я услышал резкий смех. Женский смех. Я моргнул. И увидел перед своей клеткой фигуру в белом балахоне. Она была нечёткой, но я узнал белокурые волосы. Гладкие, белокурые волосы. Это было прекрасное, но холодное лицо, которое теперь я смог узнать даже нечётким, но, тем не менее, это она! Как я мог её забыть?

Я испугался иллюзии, и измученный стон вырвался из моих губ. Все эти годы я ненавидел не ту женщину. Это не Джесси хотела моей смерти и наслаждалась моим жалким состоянием. Это была моя мать. Женщина, которая выносила меня и которой я был обязан большинством своего ДНК. Женщина, которая родила меня только для того, чтобы отдать в руки своих недобросовестных коллег. Я видел её после своего пятого дня рождения всего несколько раз, но это была она. Против моей воли из моих глаз побежали слёзы, когда вспомнил тот день, когда она передала меня в холодные руки своих коллег.

— Я не хочу оставаться здесь, мама! — умолял я и смотрел вверх на непреклонное лицо женщины, которая была моей матерью.

— Теперь ты будешь хорошим мальчиком и останешься здесь AB943G3, — был её равнодушный ответ. Она всегда была сдержанной, по крайней мере, так я думал, пока у меня была маленькая комната с настоящей кроватью. Теперь я стоял в клетке, облицованной плиткой, с металлическими прутьями и тонким матрасом у стены. Ещё была ванная комната и туалет. Больше ничего.

— Пожалуйста, ма-ама, — умолял я. — Я сделаю всё, что ты скажешь. Я буду хорошим мальчиком и не буду доставлять неприятности, но, пожалуйста, забери меня обратно!

— Я потратила пять лет своей жизни, чтобы заботиться о твоей бесполезной заднице, — холодно ответила она. — Теперь ты достаточно взрослый, чтобы, наконец-то, стать полезным.

Я хотел уцепиться за неё, но она жестоко ударила меня в лицо, а затем двое мужчин в форме схватили меня и бросили на матрас. Потом меня оставили одного. Я стыдился слёз, которые текли по моим щекам, но я чувствовал себя таким одиноким. Таким покинутым, и это было страшно. И так безнадёжно.

Как и тогда, сейчас мне было стыдно за свои слёзы. Впервые за много лет они текли по моим щекам, и я ничего не мог сделать, чтобы остановить их. Я должен был увидеть Джесси. Я должен был попросить у неё прощение. Как я мог перепутать её с той бессердечной особой, которая невозмутимо отнесла меня в руки бесчеловечных монстров?

— Джесси, — хрипло прошептал я. — Где ты?


Глава 7

Блок C, Западная Колония, Эдем, 13 января 2033 год, 21: 14 по местному времени.

ДЖЕССИ

Вчера меня освободили, но я никак не могла сконцентрироваться на работе. Я знала, что Рейдж ещё жив. Вчера Андреаса наконец-то допустили к нему, чтобы он смог полечить Рейджу травму головы. Андреас заверил меня, что череп у Рейджа в самом деле крепкий, и он скоро выздоровеет. Но Рейдж слетел с катушек от ярости и беспокойства, несмотря на то, что был накачан психотропными веществами. Он успокоился лишь тогда, когда Андреас убедил его, что со мной всё в порядке. Мне не позволяли видеться с Рейджом. Кроме него, арестовали ещё Стоди, Хэппи, Блу, Спиида, Пэйна и Даркнесса. Оставшиеся Инопланетные Виды тайно планировали восстание. Я надеялась, что мы сможем разрешить сложившуюся ситуацию. Губернатор Уайтс планировал судить арестованных согласно военному праву, что означало — казнь.

— Джесси! Джесси! — раздался взволнованный голос, когда открылась дверь, и в мой кабинет ворвалась Сноуфлэйк.

— Что случилось? Снова чрезвычайная ситуация?

— Президент! — закричала маленькая женщина Инопланетного Вида. — Только что приземлился челнок. Хантер вернулся, а с ним президент и его дочь. Вероятно, они смогут нам помочь. Президент позаботиться о том, чтобы мужчин оправдали, если мы расскажем обо всём, что произошло!

Мне потребовалось некоторое время, чтобы переварить новости. Хантер был на Земле, чтобы найти похищенную дочь президента, очевидно, он успешно справился с заданием. И если президент на нашей стороне, то действительно мог бы стать нашим спасением.

Я обняла Сноуфлэйк и счастливо засмеялась.

— Ты права! Он спасёт их! Это хорошие новости. Я надеюсь, что губернатор Уайтс получит по заслугам!


Часом позже в большом зале на первом этаже проходило слушание. Президента уведомили о грубых нарушениях, и он сразу же устроил слушание. Все места в помещении были заняты. Некоторым пришлось стоять в проходе между рядами стульев. За трибуной в головном конце зала вместе со своей дочерью и Хантером сидел президент. Он взял молоток и три раза громко и резко им стукнул, чтобы привлечь внимание присутствующих.

— Я прошу тишины! — прокричал он, и все разговоры умолкли.

Моё сердце стучало в ушах. Арестованные ещё находились в соседнем помещении. Я не видела Рейджа и ужасно волновалась.

— Мы собрались здесь, чтобы обсудить события последних дней, которые привели к аресту семерых представителей Инопланетного Вида. Мы выясним правду, я это обещаю. В начале я прошу выступить губернатора Уайтса и рассказать нам, что произошло.

Губернатор Уайтс поднялся со скамьи, на которой сидел, и встал перед трибуной.

— Ну, губернатор, можете сообщить мне, почему произошли подобные инциденты?

— Всё началось с доклада, в котором сообщалось, что Инопланетный Вид по имени Рейдж изнасиловал доктора Колби и ранил её.

Я хотела возразить, но Андреас, который сидел рядом со мной, толкнул меня и тихо сказал:

— Позже тебе дадут возможность высказаться. Нельзя перебивать. Это запрещено. Этим ты только навредишь Рейджу и остальным, а не поможешь.

Я подавлено кивнула.

— Кто доложил вам об этом? — поинтересовался президент Джексон.

— Это был лейтенант Грин, мистер президент. Надёжный человек.

Я обменялась недоверчивым взглядом с Андреасом. Этого я не ожидала.

— И обвинение соответствовало фактам? Вы опросили предполагаемую пострадавшую? — поинтересовался президент Джексон.

— У меня была встреча в Восточной колонии, и я отложил допрос, — ответил губернатор Уайтс. — Но впоследствии выяснилось, что доктор Колби действительно имела интрижку с этим Рейджем. Будто приличная девушка согласилась бы заняться сексом с полуживотным. Только шлюха…

— Губернатор! — резко прервал президент. — Вы хотите сказать, что женщина, которая спит с Инопланетным Видом… шлюха?

— Так и есть! — самодовольно подтвердил губернатор.

— Вот идиот, как неловко вышло, — довольно прошептала я, когда увидела, как президент побагровел от ярости. Перед слушанием я смогла недолго поговорить с Пёрл, и она рассказала мне о своих отношениях с Хантером.

— Очевидно, вы также думаете, что моя дочь — шлюха? — спросил президент Джексон, и Уайтс побледнел.

— Но… нет! Почему… — начал заикаться он, а потом его взгляд упал на Хантера, который обнял Пёрл за плечи, притянул к себе и издал глубокое, угрожающее рычание.

— Думаю, я услышал достаточно, — с отвращением сказал разгневанный президент. — Уведите мистера Уайтса. Он немедленно лишается своих полномочий и пока будет находиться в следственном изоляторе. Он будет отвечать перед судом на Земле. Теперь я хотел бы выслушать доктора Колби.

Его взгляд остановился на мне, и на трясущихся коленях я поднялась, чтобы подойти к трибуне.

— Может кто-нибудь принести для врача стул? — спросил президент, и один из солдат поторопился выполнить его просьбу. Я с благодарностью заняла место на стуле. Мои ноги на самом деле дрожали, и я радовалась тому, что могла присесть.

— Ну, доктор Колби, расскажите мне, пожалуйста, вашу версию событий.

— Это правда, что Рейдж и я вместе, — начала я. — Я провела с ним ночь, а на следующий день, когда была на смене, Рейджа арестовали. Я узнала об этом незадолго до окончания рабочего дня, который заканчивался около семи часов, и хотела поговорить с губернатором, чтобы он освободил Рейджа. Но губернатора не было. Он на несколько дней улетел в Восточную колонию и оставил человека, чья вина не была доказана, запертым в камере. Я, как предполагаемая пострадавшая, даже ничего не слышала об этом, и меня никто о происходящим не уведомил. Я полетела с Хэппи на пассажирском самолете, который в пути разбился.

Пилот погиб. Хэппи был ранен, но вдвоём мы смогли выбраться из обломков и отправились в сторону Восточной колонии. Отправленные губернатором Уайтсом разведывательные планеры не смогли нас найти, потому что наступила ночь, а планеры не были оснащены необходимой техникой для ночного поиска. Поэтому Инопланетные Виды решили нас искать на свой страх и риск. Они освободили Рейджа, потому что именно он лучше всех знает мой запах и мог бы меня найти. Затем они захватили планер и полетели к месту происшествия. Там преследовавшие нас Рейдж и другие обвиняемые нашли след, обнаружили нас и вернули в колонию. Но по поручению губернатора незадолго до рассвета солдаты ворвались в дом Рейджа и пользуясь дубинками сбили его с ног.

Меня тоже арестовали и пытались заставить доктора Форстера вколоть мне успокоительное, но он отказался. Поэтому нас арестовали обоих. Андреаса, я имею в виду доктора Форстера, допустили к Рейджу лишь вчера, и то лишь потому, что он получил тяжёлую травму головы, а ещё его намеренно бросили в клетку на голый пол обнажённым. — Я старалась контролировать свой гнев, когда рассказывала обо всех ужасных событиях. — Мне не позволили его увидеть. Губернатор Уайтс планировал обвинить всех арестованных и отдать под трибунал. Потом я узнала о вашем прибытии, мистер президент.

— Спасибо, доктор Колби, — сказал президент. — Это было очень поучительно. Вы можете сесть на своё место.

— Спасибо, — сказала я и встала, покачиваясь, чтобы вернуться к Андреасу. Он показал мне большой палец и ухмыльнулся.

Президент Джексон поднялся, и все заворожённо посмотрели на него.

— Я искренне потрясён произошедшим, — начал он. — Я не имел никакого представления о том, что поручил управление колонией человеку, заведомо руководствовавшийся предрассудками против людей, которых он, честно говоря, должен был представлять. Я обещаю всем присутствующим, что мы как можно тщательнее изучим данный случай, а господин Уайтс будет соответствующим образом наказан. Как, наверное, заметили большинство из вас, моя дочь Пёрл находилась в руках неразборчивых в средствах террористов, а Хантер, слава богу, смог освободить её из рук похитителей.

Взгляд президента скользнул к Пёрл, и на его лице появилась улыбка.

— Хантер изложил мне требования, и я добился соглашения, которое несомненно вас заинтересует. Я знаю, вы хотите, чтобы Инопланетные Виды самостоятельно управляли своей колонией. Я долго советовался с Хантером о том, как мы можем лучше всего руководить данным процессом. Инопланетные Виды должны вместе решить, как они хотят назвать свою общину, как они представляют её и как должна выглядеть руководящая структура.

До тех пор, пока Инопланетные Виды не смогут всем управлять, в помощь вашему выбранному предводителю направляется способный человек, который прибудет сюда завтра утром. Майкл МакЛид сегодня завершит все свои дела, но завтра, после полудня, он будет здесь. Тогда и пройдёт его встреча с Инопланетными Видами, чтобы обсудить дальнейшие действия. К сожалению, через час я должен снова улетать, но моя дочь останется здесь и будет внимательна к вопросам до прибытия мистера МакЛида. А теперь я прошу освободить арестованных Инопланетных Видов. Все обвинения против них будут сняты, и я надеюсь, что вы все сможете быстро забыть эти ужасные инциденты. На этом всё. Спасибо!

Инопланетные Виды и некоторые из сотрудников такие, как я и Андреас, подскочили с мест и зааплодировали. Солдаты выглядели менее счастливыми, но никто из них больше не решался ничего говорить. Президент чётко дал понять, что принял сторону Инопланетного Вида.

Дверь открылась, и семь оправданных представителей Инопланетного Вида появились в зале. Первым шёл Рейдж, свирепым взглядом оглядывая весь зал в попытках найти меня. Теперь меня больше ничто не сдерживало. Я побежала по проходу к нему. Рейдж встретил меня и так сильно прижал к своей груди, что весь воздух покинул меня. По щекам потекли слёзы, и я начала одновременно плакать и смеяться. Вокруг нас столпились люди и другие Инопланетные Виды. Все беспорядочно говорили и обнимались. Инопланетному Виду позволили самим управлять своей колонией. Наконец-то они действительно обрели свободу, которую так сильно заслужили.


Эпилог

Блок С, Западная Колония, Эдем, 29 января 2033 год, 13:09 по местному времени.

ДЖЕССИ

— Я всё ещё не могу до конца в это поверить, — сказала Пёрл, её улыбка растянулась до самых ушей. — А ты?

Я тоже ухмыльнулась и покачала головой.

— Посмотри на них, наших мужчин, — сказала я, и мы бросили взгляд на стол, где некоторые из гостей-мужчин пробовали силы в армреслинге. — Как дети!

Пёрл усмехнулась. Затем её взгляд скользнул на живот, и на её лице появилось мечтательное выражение. Я удивленно наблюдала за ней.

— Ты что-то скрываешь от меня? — спросила я и слегка толкнула её локтем. Она покраснела.

— Я узнала это только позавчера. Я была у доктора Джорджа. Он подтвердил. У нас с Хантером будет ребёнок. Это первый малыш со смешанными кровями, и мы не знаем, что нас ожидает. Женщины Инопланетного Вида, у которых рождались дети, вынашивали их ровно тридцать шесть недель.

— Я так рада за вас, — искренне сказала я.

— Спасибо, — улыбаясь, ответила Пёрл. Её взгляд был мечтательным. Затем она повернулась ко мне и задумчиво на меня посмотрела. — Ты знаешь, что ты причина моего счастья?

— Я? — непонимающе спросила я.

— Да, ты! Если бы тогда ты не сделала фотографии Рейджа и не передала их прессе, то Инопланетный Вид никогда бы не освободился, а Хантер не спас бы меня. Мы бы не влюбились и не праздновали бы сегодня двойную свадьбу, а я не была бы беременной!

Я засмеялась.

— Я не смотрела на это под таким углом.

— Привет, девочки, — раздался голос Хантера, и мы подняли глаза вверх с наших мест на газоне. Хантер и Рейдж, улыбаясь, стояли перед нами.

Рейдж подал мне руку, которую я взяла, и потянул меня в свои объятия.

— Как дела у моей супруги? — тихо спросил он у моего уха.

— Блестяще, — ответила я, и тихо добавила: — Но я надеюсь, что день закончится быстро, и мой супруг будет весь мой, чтобы связать меня и основательно полакомиться мной.

Рейдж зарычал, и я почувствовала эрекцию, которая плотно прижалась ко мне.

— Сладострастная жена. Возможно, мы должны проверить хранилища. Чтобы удостовериться, что там всё в порядке.

— Да, нужно, — ответила я, затаив дыхание. Моё лоно зудело от предвкушения. Я не могла дождаться, чтобы почувствовать Рейджа в себе. — Но это ведь не входит в традицию: ждать исполнения брака до наступления брачной ночи? — шептала я, подразнивая.

— Мы можем приводить в исполнение брак всю ночь. Теперь я хочу трахаться с тобой до потери сознания.

Я откинулась назад в его объятиях и заглянула Рейджу в глаза. Желание, которое горело в его взгляде, подкосило мои колени. Сможет ли когда-нибудь сексуальный Рейдж полностью удовлетворить меня, а я его?

— Тогда пойдём, — прошептала я, и мы рука об руку, как два подростка, сорвались с вечеринки.

— Я люблю тебя, — прошептал Рейдж, когда мы были уже далеко от других Инопланетных Видов.

— Я тоже люблю тебя. Я твоя. Навсегда!


Примечания


1

Детская считалка (прим. пер.).

(обратно)


2

Eden — эдем, земной рай (прим. пер.).

(обратно)


3

Sturdy — здоровяк, сильный, крепкий (прим. пер.).

(обратно)


4

Прибор для прижигания (прим. пер.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Эпилог
  • X