Алекса Райли - Зимняя красавица

Зимняя красавица 347K, 23 с. (Красавицы-4)   (скачать) - Алекса Райли

Алекса Райли

Зимняя красавица

Серия «Красавицы» — 4



Переводчик — Настёна Ивановна

Редакторы — Полина Гусева и BlueFox

Обложка — Наталия Айс

Оформление — Наталия Павлова

Переведено специально для группы- https://vk.com/beautiful_translation




Глава 1



ФИОНА


— Мисс Ламб, Мистер Блэкден ждёт вас.


Я смотрю вверх на женщину, следившую за мной краем глаза с того момента, как я вошла в Юридическую Фирму Блэкдена полчаса назад. Я не виню её. Я в беспорядке и выделяюсь в элегантном интерьере юридической фирмы. Я знаю это, но не могу найти силы, чтобы не волноваться. Я хочу, чтобы это закончилось. Мне нужно сделать следующий шаг в жизни и попытаться двигаться дальше, если не ради себя, то ради моей бабули.


Я сказала ей, что буду в порядке и что не позволю горю сломить меня.


Мою бабушку вчера похоронили, но последнее решение о её имуществе должно быть сделано. Я здесь ради одной — и только одной — вещи. Я молилась, чтобы было достаточно денег от продажи нашего дома и антиквариата, который бабуля оставила мне, для покрытия счета из больницы. Есть единственная вещь, которую я хочу от всего этого и это вернуть кольцо.


Я хочу его сильнее всего. Моя бабуля никогда не снимала кольцо со своего пальца с того момента как дедушка одел его, когда попросил её выйти замуж за него. Когда я была меленькой, она рассказывала мне об их любви, как сказку на ночь. Затем, когда она заболела, настала моя очередь рассказывать ей истории, пока она лежала на кровати, борясь за свою жизнь.


Даже тогда я знала, что она борется, чтобы остаться со мной. Она не хотела оставлять меня одну в этом мире. Я не помню своих родителей. Единственная семья, которая у меня когда — либо была, это мои дедушка и бабушка, но, в моих глазах, они были моими родителями. Они растили меня, защищали и любили меня. Она и мой дедуля были единственными людьми, которые были у меня и мы потеряли его, пять лет назад, оставшись только вдвоём. Но сейчас она ушла и я одна.


Я сглотнула и встала. Протянув руку вниз, я схватила мою большую сумку, которую носила с аукциона. Это всё, что у меня осталось. Остальное продали.


Женщина поворачивается, направляясь вглубь коридора, стуча каблуками по мрамору с каждым шагом. Она ведёт меня к двойным дверям, блестящего тёмного, резного дерева. Она сжимает ручку и открывает её для меня. Она показывает мне войти и кивает, когда я прохожу.


— Спасибо вам, — пробормотала я, когда переступила порог.


Я услышала щелчок двери, закрывшейся за мной, и мужчина за столом на другой стороне комнаты встал. Я могу увидеть маленькую улыбку на его губах, но не могу улыбнуться в ответ.


— Мисс Ламб, — произнёс он.


— Здесь достаточно? — слова сорвались с моих губ, прежде чем смогла обдумать их. И не знаю, волнует ли это меня. Это единственная вещь, которую я хочу знать.


— Почему бы вам не присесть? — он показал на один из стульев перед его столом, не отвечая на мой вопрос.


Я делаю шаг вперёд, получая отличный ракурс на него. Он не выглядит так, как я думала, что он будет выглядеть. Мы говорили по телефону несколько раз за прошедшие недели. Его глубокий голос заставил меня думать, что он будет крупным мужчиной, но нет. Он худой и высокий с коричневыми волосами и карими глазами. Он одарил меня яркой улыбкой, на этот раз показывая зубы. Это заставило меня чувствовать себя неудобно. Против моего лучшего решения я делаю, как он говорит, даже если больше всего я хочу получить ответы. Хотя что — то неправильно. Я могу чувствовать это.


Я уронила сумку рядом со стулом, смотря в глаза Мистера Блэкдена. Могу поклясться, он улыбается даже сильнее от зрелища, и я хочу закричать от того, насколько это нечестно. Тут не над чем улыбаться.


— Нам нужно продать всё это, Мисс Ламб.


Я закрываю глаза при его словах и пытаюсь бороться со слезами. Я киваю, затем начинаю вставать. Зачем здесь оставаться? Я не хочу проходить через все разногласия и окончания того, как всё было продано на аукционе. Я хочу уйти отсюда. Я хочу найти дешёвый отель на ночь и позволить себе хорошенько поплакать.


Завтра я поднимусь и посмотрю, могу ли получить назад свою старую работу. Я должна была уволиться, чтобы быть рядом со своей бабушкой последние несколько месяцев, но я должна быстро что — нибудь найти.


— Но я могу помочь вам, — его глубокий голос проникает сквозь дым моей грусти.


Я застываю, мои глаза встретились с его. Он откинулся в кресле, с виду не беспокоясь ни о чём. Он не продолжает. Я чувствую, что он хочет, чтобы я умоляла и, если честно, я буду. Я не поскуплюсь ни на что сейчас.


— Как? — спрашиваю я, и он показывает мне снова сесть. Я падаю на место, но сажусь на край.


— Кольцо было оценено в двести тысяч долларов, — информирует он меня. Я ахнула. — Оно должно быть продано, чтобы покрыть оставшиеся счета. Ваша бабушка вывела вторую ипотеку на дом, и она также установила в своём завещании убрать все долги, которые у вас есть.


Я опустила голову, мои тёмно — коричневые волосы упали вперёд и защищая лицо. Я не знала, что она знала. Я увеличила некоторые кредитные карточки, пытаясь свести концы с концами. Я не хотела, чтобы она знала о них. Я собиралась позаботиться о них позже. Ей не нужно было беспокоиться об этом.


— Вы сказали…


— Что я могу добыть вам кольцо, — заканчивает он, садясь прямо в своём кресле. Он берёт папку и открывает её. Огромная стопка бумаги лежит внутри, скрепленная вместе.


— У меня есть предложение о работе для вас. Вы будете жить там. Вы останетесь в особняке, и будете помогать владельцу во всех его нуждах.


— Я сделаю это, — я встаю, беру ручку со стола. Он поворачивает папку ко мне, и я быстро пробегаюсь по контракту, чтобы добраться до последней страницы. Я вижу место, где я должна расписаться, так что я быстро вписываю моё имя и кидаю ручку.


Когда я смотрю обратно на Мистера Блэкдена, я смотрю, как он берёт бумаги у меня, убирая их обратно в папку.


— Ты пахнешь плодородно. Мистер Голд будет очень доволен.


Я посмотрела на папку в его руке и сомкнула брови в непонимании. Я не представляю, о чём он говорит, но его слова и его взгляд заставляют меня думать, что, возможно, я должна была прочитать этот контракт…







































Глава 2



РЕЙД


Я расхаживаю по своему офису, говоря по телефону. Это мой адвокат — Рон Блэкден, но он также мой друг.


— Что ты сделал? — прорычал я и чувствую, как злость поднялась по моей шее.


Кровь, которая течёт в моих венах, кровь Альфы. В конце концов, это должен быть я. Я первый рождённый сын создателя нашей стаи, так что я должен вести нас.


До того как был проклят.


Когда оборотни взрослеют, их внутренний волк берёт контроль, и они учатся превращаться. Прямо тогда, когда это должно было случиться, мой отец был убит мужчиной в лесу, и я последовал за ним, чтобы отомстить за его смерть. Я пошёл искать отмщения, прежде чем моё тело было готово, но я мог почувствовать Альфу, пытающегося вырваться. Я был молодым и глупым. Консулы стаи предупреждали меня не делать этого, но я не мог остановиться. Мы со стаей преследовали его и, когда мы поймали мужчину, который убил моего отца, он наслал на меня проклятье.


Я был единственным мужчиной, который был всё ещё в человеческой форме. Я не знал, что произошло тогда. В один момент я пытаюсь поймать убийцу моего отца и в следующий я просыпаюсь окружённый стаей.


Сначала я думал, что всё в порядке. Я не чувствовал никакой разницы, но люди обходили меня стороной. Когда я посмотрел в зеркало, я увидел, что моё лицо приняло некоторые волчьи черты. Наш вид не выглядит, как животные, пока они полностью не перевоплотятся, так что это было неслыханно, чтобы кто — то сохранил черты волка в человеческой форме. Мои волосы стали чёрными и лохматыми и выросла тёмная борода. Мои клыки немного удлинились и мои глаза стали почти чисто чёрными. Я выглядел опасным и не вполне человеком.


Всё думали, что это пройдёт, когда я научусь обращаться, но чем больше времени проходило, тем сильнее я понимал, что останусь таким. Навсегда посерединке и никогда не смогу вести моих людей. Как я могу быть Альфой и не обращаться? Это невозможно.


Так что я запер себя и не впускал стаю. Мой отец умер, и у меня нет братьев и сестёр. Моя мать никогда не приходила ко мне после того как я был рождён, так что когда мой отец умер она ушла, чтобы найти другую пару.


Пара. Я ненавижу думать об этом слове. Я смотрел, как все вокруг меня спарились. Прошли годы, и мне приходилось смотреть на соединения волков. Зрелища сделали меня холодным и ожесточённым внутри от осознания, что я никогда не смогу иметь это. Проклятье препятствует мне когда — либо иметь пару. И как пара может захотеть меня таким? Не человек, не животное, не имеющий возможности вести свою стаю.


Я ни человек, ни волк и я проклят за то, кем стал. Я научился с этим справляться и проживать мою жизнь — полу-жизнь — но один телефонный звонок и всё, что я запер угрожало вырваться.


— Я нанял кое — кого, чтобы остаться с тобой и помогать тебе по дому, — голос Рона проник в мои мысли.


— Нет. Ответ нет, — я сжал зубы, думая о том, как он продолжает пытаться вмешиваться в мою жизнь.


— Всё уже решено, Рейд. Нельзя это отменить. Она подписала контракт, и я думаю всё будет хорошо.


— Она? Ты послал женщину? — я почти кричу в телефон.


— Успокойся. Ей нужна работа и твой особняк имеет кое — что, что она хочет вернуть.


— Откажись и отправь её обратно.


Он вздыхает так, будто я веду себя как мудак, которым я вероятно и являюсь.


— Всё не так просто, — он остановился, а затем я слышу, как он шуршит бумагами. — Прими её на ночь и посмотри, сработает ли соглашение. Если нет, тогда возможно мы сможем отправить её в другую семью стаи. В любом случае, это моя работа, как финансового держателя твоих активов, приглядывать за тобой. То, что она хочет очень ценно, и она, в каком — то смысле, обязательно компенсирует тебе это.


Я слышу звук того, как маленькая ручка стучи в дверь. Я на другой стороне замка, но у меня усиленный слух. Я смотрю из окна и вижу, что темно и метёт снег. Я не могу позволить женщине стоять на улице в такую погоду.


Я снова сжал зубы, прежде чем сдаться.


— Хорошо. Одна ночь, — говорю я, прежде чем закончить звонок и бросить телефон на стол.


Несясь по коридору, я иду к передней двери и широко открываю её, пока стою спрятанный за ней. Я хорош в том, чтобы прятать моё лицо и держать его в тени, так что я не напугаю людей.


Я жду секунду, и она говорит:


— Привет?


— Входи, — говорю я и делаю шаг в сторону за дверь, оставаясь по большей части спрятанным.


— Я Фиона Ламб. Меня послал Мистер Блэкден, — её голос мягкий и мелодичный.


Я приоткрываю дверь, удерживая подбородок внизу, и смотрю на неё. Я прирос к месту, пока смотрел на самую красивую женщину, которую я когда — либо видел.


Её тёмные коричнево — медовые волосы спадают волнами по её шее. Она снимает дождевик, показывая, что одета в белое хлопковое платье, повязанное жёлтой узкой лентой, которая делает её такой невинной и сладкой. Она осматривается, пытаясь увидеть, где я, тряся дождевик.


Когда она делает это, лёгкий ветерок дует в мою сторону и внезапно всё темнеет.































































Глава 3



ФИОНА


Я ахнула, когда мужчина, наполовину прикрытый дверью, упал на пол. Я пытаюсь открыть дверь, но его тело мешает.

— Вот, позволь мне, — говорит знакомый голос позади меня, заставляя меня закричать.

Подпрыгнув, я повернулась, чтобы увидеть адвоката, Мистера Блэкдена, стоящего здесь. Я положила руки на грудь в слабой попытке успокоить моё сердце. Метель, бушующая вокруг, заставила его выглядеть зловеще.

— Я думаю, он поранился.

Я откинула все мысли о том насколько странная эта ситуация. Я просто пришла в замок в середине нигде. Таксист готов был повернуть, потому что метель становилась всё сильнее с каждой секундой.

Мистер Блэкден сделал шаг вперед, и я отошла с его пути, когда он открыл дверь. Я потянулась в сумочку, пытаясь найти телефон, чтобы позвонить 911. Не знаю, есть ли тут связь.

Я последовала за ним в дом и заметила, что комната тёмная. Я осмотрелась, ища выключатель, но когда я щёлкнула им, то свет не включился. Я не знаю, метель вырубила его или свет просто не работает. Внезапно, мистер Блэкден выхватил телефон из моих рук, ударяя его об стену и заставляя меня закричать.

— О мой Бог, что не так с вами? — закричала я на него. Это один из тех пятидесяти долларовых телефонов с предоплатой, но всё равно. Этот мужчина странный. Мужчина на полу издал звук, похожий на рык, но мистер Блэкден не пошёл к нему. Вместо этого он подошёл к входной двери и закрыл её, блокируя холодную грозу. Я услышала, как щелкнул замок. Он откинулся на дверь, как будто человек не упал на пол перед нами.

Не зная, что делать, я упала на колени рядом с мужчиной и попыталась перевернуть его, но его тело слишком большое. Я не достаточно сильна, чтобы даже немного передвинуть его.

— Не стойте просто так. Помоги мне, придурок! — кричу я на мистера Блэкдена.

— Ох, я думаю, что ты та, — что — то в его голосе заставило меня развернуться, чтобы посмотреть на него.

Я вскрикнула, когда увидела что — то в его руке, похожее на пистолет. Хотя он не направил его на меня; он держал его с боку.

Громкий рык наполнил комнату, и мужчина под моими руками дёрнулся. Затем он сделал это снова, только сильнее. Но почему — то звуки не были пугающими. Я смотрела, как он поднялся на руки и колени, его голова низко опущена. Рычания становятся всё громче и всё более нечеловеческими.

Я смотрю на мистера Блэкдена, но он просто стоит с улыбкой на губах.

— Да, думаю, ты именно та.

Затем я слышу звук того, как рвётся одежда и ломаются кости, я отползаю назад, смотря, как невозможное происходит передо мной — мужчина превращается во что — то. Во что — то большое.

Слишком быстро прямо передо мной предстаёт огромный волк, забирая воздух из моих лёгких. Я даже не уверена, что волк правильное обозначение для него. Он больше любого волка, которого я видела, даже по телевизору. Его золотой взгляд сосредоточен на мне, пока он делает шаг мне навстречу. Я должна кричать. Бежать. Что угодно. Вместо этого я стою здесь, прикованная к месту его глазами, не имея возможности двинуться. Золотые водовороты в них зачаровывают меня, как будто они притягивают меня к нему.

— Я знал это. Сказка о кольце с розой правда, — говорит мистер Блэкден, и я отвожу взгляд от гигантского волка в центре комнаты. Волк громко зарычал. Когда же мой взгляд вернулся к нему, перестал. Будто он волновался, что я не смотрю на него.

— Думаю, я хочу уйти, — наконец говорю я, мой страх поднялся, когда осознала что произошло. Думаю я в шоке. Я просто не могу думать о том, что человек превратился в волка прямо передо мной.

Волк двигается, блокируя дверь, как будто он понимает, что я говорю. Его золотистые глаза сосредоточены на мне.

— Я не думаю… — мистер Блэкден замолк, когда волк повернулся и рыкнул на него. — Я не позволю ей уйти, — говорит он, но волк всё ещё не выглядит радостным. — Я думал, что такое может произойти, — он качает головой. — Это к лучшему, — я закричала, когда он поднял пистолет и выстрелил.

Моё сердце падает, пока я бегу к волку. Что — то во мне желает защитить его. Но пистолет не издаёт ни звука, пока волк падает на пол. Я снова кричу, падая рядом с волком. Мистер Блэкден наконец — то отходит от двери и подходит ко мне. Волк снова рычит, но не открывает глаз и не двигается рядом со мной. Мистер Блэкден останавливается.

— Успокойся, мой друг. Я должен удостовериться, что она останется, — говорит он спокойным голосом, как будто пытается успокоить волка.

— Друг? Вы только что выстрелили в него!

— Да, ну, я не знал, что он будет делать. Он дикий и ему нужно время без тебя, чтобы успокоиться, — говорит он так просто, будто его друг не превратился в волка.

— Я хочу…

Он перебивает меня.

— Теперь ты принадлежишь ему. Не помнишь контракт, который ты подписала? — напоминает он мне, не одобряя мою неспособность понять ситуацию.

— Что бы то ни было, можете преследовать меня, — говорю я ему, вставая на ноги. Часть меня хочет сбежать, а часть меня желает удостовериться, что волк в порядке. Что — то притягивает меня к нему. Чувство поселилось глубоко во мне, будто он принадлежит мне, чтобы заботиться.

Мистер Блэкден быстро двигается. Быстрее, чем человек смог бы, хватает меня за запястья и тащит через большой замок. Волк рычит, и я вижу, как он пытается встать на лапы, чуть покачиваясь, как одурманенный. Должно быть, он выстрелил в него каким — то транквилизатором.

— Это должно было усыпить его на несколько часов, — мистер Блэкден говорит в неверии. Я пытаюсь вырваться из его хватки, но он ведёт меня через дом вверх по нескольким лестницам. — Кажется даже транквилизатор, который должен усадить слона на задницу на весь день, не остановит альфу в стремлении придти и защитить свою пару.

— Пара? Альфа? — слишком много для меня, чтобы понять.

— Позже для этого будет время. Сейчас думаю, лучше будет спрятать тебя.

— Спрятать меня? — я снова дёргаюсь, чтобы освободиться, но это не помогает. Он открывает двойные двери и заталкивает меня внутрь, и я почти спотыкаюсь о свои ноги.

— Устраивайся поудобнее, — говорит он мне снова с этой ухмылкой на губах. Я прыгаю к двери, но она закрывается перед моим лицом и замок встаёт на место. Я дёргаю ручки, но ничего не происходит. Рычание наполняет коридор, и громкий грохот отдаётся эхом в комнате. Затем я слышу, как что — то пытается процарапать себе путь в комнату.

Глава 4



РЕЙД


Я почувствовал боль в груди, пока смотрел, как она отходит от меня.

ПАРА.

Мой волк рычит, и кровь альфы бежит по моим сосудам жёстко и быстро. Но этого не достаточно, чтобы избавиться от яда. Я посмотрел вниз, чтобы увидеть, что мои руки стали лапами. Моё тело изменилось, но я не полностью изменился. Больше животное, чем мужчина.

ПАРА.

Мой волк снова бьёт меня, чтобы я встал и заклеймил то, что принадлежитмне. Это так странно — иметь его в моей голове; я никогда раньше не мог почувствовать его. Я всегда знал, что мой внутренний зверь прямо под поверхностью, но я никогда не мог схватить его или связаться с ним, как все оборотни после первого оборота. Это первый раз в моей жизни, когда я по — настоящему чувствую себя полным, как и должен был быть. И всё это из — за неё.

Я пробился сквозь туман в моей голове и смотрел, как Рон уводит её от меня. Он сказал, что позаботиться о том, что она не уйдёт, но мой мозг работает неправильно. Я не могу мыслить прямо. Прямо сейчас у меня есть неконтролируемые позывы, которые надо насытить.

ПАРА.

Слово прошло через моё тело как эхо барабанов. Меня нельзя остановить. Поднявшись, я сделал шаг и почувствовал вес своего волчьего тела. Это часть меня, продолжение того, кто я есть, но, в тоже время, это всё такое новое. Это словно делать первые шаги, только сейчас я наполовину опьянён.

Я пошёл вверх по лестнице, следуя за её запахом, который, как я знаю, мой. Он не похож на что — либо, что я раньше когда — либо нюхал, и у меня текут слюнки, чтобы попробовать его. Он сладкий и богатый, как тёплый сироп. Я хочу, чтобы он стекал по подбородку и по моей груди, покрывая меня им.

Мускулы на моей спине сжались, когда я уловил немного страха в её аромате, и я обнажил зубы. Как кто — то посмел пугать то, что принадлежит мне? Мою единственную настоящую любовь.

Это ненормально из — за того, что происходит так быстро. В один момент я думал, что навсегда проклят, неспособный обратиться, никогда не найду пару, никогда не буду иметь детей. Теперь за секунды эта красавица появилась на моём пороге и теперь всё это возможно. Она подарила мне подарок, о котором я не мог и мечтать и я проведу всю мою жизнь, защищая её.

Когда я догнал их наркотики полностью вышли из моего организма. Я смотрю, как Рон толкает её в мою комнату и закрывает дверь, запирая её. Прежде чем я могу подумать о том, что делаю, я на нём. Я придавливаю его к земле, прижимая лапы к плечам и пригвождая его к месту. Сразу же он поворачивает голову на бок, открывая шею и показывая подчинение. Он явно показывает мне, что я главный волк, и он не собирается оспаривать это.

— Успокойся, Рейд, — прошептал он, но меня не волнует. Мне нужно добраться до моего.

Я нажимаю на него немного сильнее на этот раз, и он ворчит, затем понимающе кивает. Он знает, как выбраться и оставаться в стороне.

Я повернулся к двери и начал царапать её. Я всё ещё в волчьей форме и я не знаю, как превратиться обратно. Это всё произошло так быстро. Обычно рядом старейшины стаи, чтобы помочь нам превратиться обратно, когда это случается в первый раз. Но я альфа и это случилось так поздно, что я не знаю, что заставит меня превратиться обратно в человека. Прямо сейчас всё, что я могу делать— это следовать моим инстинктам. И они говорят мне, что когда я доберусь до своей пары, всё будет хорошо.

Отказавшись от когтей, я опустил плечи и проломил дверь.

Когда я внутри, я смотрю прямо на самую красивую женщину, которую когда — либо видел. Моё сердцебиение замедляется, когда я, наконец, успокаиваюсь. Быть рядом с ней заставило всё во мне успокоиться. Внезапно я хочу спокойно лечь рядом, у её ног, так что я следую этому инстинкту.

Я медленно иду к ней, чтобы не напугать её, удостоверяясь, что все мои движения медленные и намеренные.

— Привет, эм, я Фиона Ламб, — нервно говорит она с лёгким кивком. — Пожалуйста, не ешь меня.

Когда я тянусь к её ноге, я наклоняю голову. Я жду по ощущениям часы, думая, что она не коснётся меня. Боль в моей груди растёт, пока я думаю, отвергнет ли она меня так же, как моя мать. Но она моя пара и я никогда не буду любить никого другого, так что я жду.

Когда я чувствую её нежные пальцы в моём мехе, я начинаю урчать, и тепло распространяется во мне.

— Кто ты? — прошептала она.

Я ложусь у её ног на бок, позволяя ей увидеть, что я не угроза для неё. Она смотрит на меня и без малейшего сомнения опускается на колени рядом со мной и проводит руками по моему телу.

Долгое время мы остаёмся так, она поглаживает меня, а я лежу смирно, впитывая любовь и внимание, без которого мой волк провёл годы. Я хочу перевернуться и одарить её такой же любовью, но я должен оставаться спокойным. Мой волк до боли желает этого, и я хочу дать ему всё, что могу.

Закрыв глаза, я почувствовал, как спокойствие прошло через меня, и цвета начали формироваться. Затем мягкий свет приблизился и внезапно её пальцы больше не на моём мехе, а на моей коже. Я всегда слышал, что первый оборот после превращения в волка очень болезненный, но с прикосновениями Фионы я ничего не чувствую.

Её рука застывает прямо тогда, когда она тянется к моему бедру, как если бы она одёрнула себя. Медленно я открываю глаза и встречаюсь с ней взглядом. Садясь, я делаю вдох и чувствую всё. Её желание, её тепло, её нужду. Она готова, чтобы её взяли, и она принадлежит мне.

— Я твой, — говорю я, отвечая на её предыдущий вопрос. — И ты моя.























































Глава 5



ФИОНА


Я смотрю в самые тёмные глаза, которые только видела. Мой мозг не в состоянии обработать всё, что произошло, но что — то в этом мужчине, этом чудовище притягивает меня. Он не выглядит полностью человеком. Его черты острее и я вижу животного внутри него. Он красивый в диком виде. Он другой и я чувствую, что что — то глубоко во мне переворачивается. Есть притяжение, какое я никогда раньше не чувствовала. Я должна бежать из комнаты, крича, спрашивая, что произошло, но почему — то я этого не делаю. Он нуждается во мне. Мысль всплывает в моей голове.

Его взгляд немного неуверенный, но его глаза смотрят в мои, и я вижу глубокую нужду. Я наклоняюсь ближе. Что — то тянет меня к нему, желание, какое я раньше никогда не чувствовала. Я не пытаюсь остановиться, позволяя телу вести. Прежде чем я осознала это, мои губы соединились с его.

Его руки проникают в мои волосы, притягивая к себе, рык срывается с его губ и проникает в меня. Я думала, что поцелуй будет таким же свирепым как его превращение, но он мягкий и сладкий. Его язык медленно исследует мой, пока он наслаждается моим вкусом. Он не хочет торопиться. Прикосновение почти неощутимое, как будто он не уверен, как поцеловать меня.

Я углубляю поцелуй, желая большего, и позволяю всем своим желаниям вылиться в него. Я хочу быть соединённой с ним всеми возможными способами. И так же молниеносно, как эта мысль, пришедшая ко мне в голову, я осознала, что лежу на спине, а он на мне. Я ахнула, посмотрев на него. Его глаза сверкнули жёлто — золотым, прежде чем снова стали глубокими тёмно — коричневыми.

Всё моё тело будто в огне. Одного поцелуя не достаточно.

— Больше, — прошептала я, умоляя его о чём — то, что я не могу объяснить.

Он рычит мне в рот, и звук пробегает через всё моё тело.

— Моя, — слышу я его слова, когда он отрывает свой рот от моего и двигается к моей шее. Мои руки поднимаются к его голове, проводя пальцами сквозь его волосы, нуждаясь в прикосновении к нему, пока он пожирает моё тело. Я позволяю глазам закрыться, выталкивая всё из головы, просто желая чувствовать, что происходит в этот момент. Я не хочу думать ни о чём другом. Это было так давно, что не могу вспомнить последний раз, когда я чувствовала что — нибудь хорошее. Но я знаю, что никогда не было ничего столь же прекрасного как это.

Мои глаза открываются, когда я слышу, как разрывается материал, холодный воздух ласкает мою кожу. Я ахнула, посмотрев вниз и увидев, что я голая.

— Моя, — снова рычит он.

— Твоя, — подтверждаю я, слово легко срывается с губ.

Это сила, не похожая на то, что я могу объяснить, связывает нас вместе. Это глубоко и чисто, как и должно быть. Он моя вторая половинка. Я его. Я знаю — это глубоко во мне. Я не знаю, почему или как, но да. Моя душа принадлежала ему с начала времен, и теперь мы снова встретились.

Его грудь громыхает, пока он двигается вниз по моему телу, целуя и облизывая каждую часть меня. Время останавливается, когда он разводит мои ноги. Он делает глубокий вдох, вдыхая меня. Я чувствую, как мои ноги ещё немного раскрываются, когда его голос трепещет на моей коже.

— Моя? — на этот раз это звучит как вопрос. В его голосе так много желания и нужды, я не могу отказать ему. Не то чтобы я хотела.

— Твоя, — снова подтверждаю я.

Я ахнула, когда его рот накрыл мою киску. Ощущение неописуемо. Моя спина поднялась с кровати, когда я изогнулась дугой, желая быть ближе к нему.

Он издал рык, и это послало взрывные волны через моё тело. Ощущение, струящееся сквозь меня — изысканная пытка. Каждый мускул в моём теле напрягся, пока он доставлял мне удовольствие.

Он зарыл своё лицо между моих ног. Я закричала, желая большего. Его огромные руки сжали мои бедра, сильнее разводя их. Его пальцы вонзились в меня, когда он шире раскрыл меня для своего рта. Я представляю, будут ли завтра там отметины. Ощущение грубое, но восхитительное.

Он всосал в рот клитор, и я застонала, чувствуя, что всё ближе и ближе к оргазму.

Это произошло так быстро, что почти стеснительно. Мои бёдра начинают двигаться в такт с его языком, и, когда я пытаюсь приблизиться к нему, перехожу за край. Он рычит напротив меня, сжимая мои бёдра мозолистыми руками, держа на одном месте, пока меня пронзает удовольствие и отправляет меня за край.

Он отправляет моё тело в рай желания. Я становлюсь вялой в его руках, но он продолжает целовать и пытаться поглотить меня. Я чувствую, как кончики его зубов задевают мои нижние губки и, хотя я должна дрожать, все, что я делаю, это жажду большего.

Но затем я почувствовала, как его зубы впились в меня. Я должна закричать от боли, но её нет. Есть только тёплое удовольствие, когда ещё один оргазм проходит сквозьменя. Он намного сильнее, чем предыдущий.

Это заставляет меня забыть все благоразумные мысли, которые у меня были. Единственная вещь, которую я могу делать — это чувствовать.

Я пробежалась пальцами по волосам мужчины, которого я даже не знаю. И хотя я не знаюдаже его имени, я чувствую, что он мой.

Я смотрю на него и вижу, как его рот превращается в усмешку. Она порочна и не выглядит так, будто он часто делает это. Но мне нравится.

— Ты спасла меня, — говорит он. Его голос глубокий и всё ещё немного похож на рычание.

Я не отвечаю. Я не знаю, что сказать. Он встаёт с кровати, и тогда я вижу, что он полностью голый. Он облизывает губы, пытаясь получить больше моего вкуса в рот, и его вид заставляет меня снова жаждать его.

— Ты моё всё. Я… — он внезапно остановился, посмотрев в прикроватное зеркало, и улыбка сошла с его лица. Подойдя к нему, внимательно приглядываясь. Его глаза сужаются на себе, прежде чем он поднимает кулак и разбивает зеркало.

Звук отдаётся эхом в комнате, и я вскрикнула в удивлении, когда осколки стекла упали на пол. Затем он вылетает из комнаты.















































Глава 6



РЕЙД


Когда я нашёл кого — то, кто уберёт стекло и вернулся в комнату, Фиона ушла. Я почувствовал это, когда открыл дверь. Паника образуется в моей груди, но волк внутри меня шевелится. Я расслабляюсь, зная, что он наконец — то полностью со мной, и я уверен, что вместе мы найдём её.

Закрыв глаза, я поднял нос и последовал за направлением её запаха. Я пробежал по коридору и вниз по лестницам, но вместо того, чтобы выйти из передней двери я повернулся на лестничной клетке. Я пошёл по замку и в западное крыло.

Когда я добрался туда, я увидел, что двери приоткрыты и Фиона стоит в середине библиотеки, смотря на книги, с простынёй, обёрнутой вокруг неё.

— Пожалуйста, не убегай от меня. — говорю я тихим голосом.

Она поворачивается ко мне с беспокойством во взгляде.

— Я испугалась, но не хочу уходить. Я просто дала тебе немного пространства, — она сосредоточилась на картине на стене. — Это ты? Рейд Голд?

Я киваю. Картина была сделана, когда я был моложе, прежде чем ударило проклятье, когда мои черты были более человеческими, чем монстра.

— Я надеялся, что когда проклятье уйдёт, я снова стану человеком, когда встречу свою пару, — я наклоняю голову, пристыженный, что я не пара, в которой она нуждается.

Кто может любить такое чудовище? Как я могу ожидать, что моя пара будет желать меня так?

— Я не хотел напугать тебя. Я был зол, что всё ещё такой ужасный. Я не хотел испугать тебя, но я всё равно сделал это. Я извиняюсь.

Я слышу, как она медленно приближается, и вижу, как она использует одну руку, чтобы придержать простыню, а другой тянется вперёд, чтобы потрогать моё лицо.

— Для меня ты красивый, — успокаивает её мягкий голос.

Я наклоняюсь к её прикосновению, желая его.

— Я не хочу, чтобы ты становился чем — то другим. Я хочу тебя именно таким.

Я сгребаю её на руки и несу её к тёмно — синему шезлонгу. Он достаточно большой, чтобы вместить нас обоих, и я положил её на него, прежде чем медленно отбросить простыню.

Урчание в моей груди нарастает, когда я вижу её обнажённое тело, лежащее передо мной. Я вдохнул и почувствовал, что сейчас тот самый период. Её тело созрело. Мой член пульсирует от нужды, мой доминирующий альфа волк толкается к краю.

— Если ты хочешь чудовище, то я дам его тебе.

Я сжал её бёдра и перевернул на живот. Она застонала, когда я развёл её ноги и поднял её задницу в воздух.

— У тебя уже есть моя метка и сейчас ты получишь моё семя.

Посмотрев вниз, я увидел, что с моего члена капает семя на её попку. Он длинный и толстый, готовый наполнить её. Я использую головку, чтобы размазать влагу вокруг, желая как можно больше моего запаха на ней.

— Покажи мне, что ты хочешь это, — рычу я.

Я смотрел, как её маленькая ручка прокралась между её ножек и играла с киской. Тихие стоны, которые она издавала, почти заставили меня кончить на её бёдра. Затем она открыла губки, показывая мне вход. Она отклонилась, потирая его о кончик моего члена.

Вид сводил меня с ума, и я не могу ждать дольше.

Сжав член у основания, я толкнулся в её мокрое тепло и почувствовал её узкий жар, обёрнутый вокруг моих двенадцати дюймов. В один толчок, она окутала меня, и я почувствовал, как семя поднималось из члена, чтобы наполнить её. Она тихо ахнула.

Я потянулся и положил руку на низ её живота, когда почувствовал как тепло моего семени пошло в матку, убирая любую боль, которая у неё могла быть и связывая нас так, как только пары могу быть связаны. Неразрывно.

— Я люблю тебя, — прошептал я, когда мой рот прошёл вдоль её плеча и поцеловал её шею. — Ты моя навсегда, Фиона.

Моя волна удовольствия вызвала её собственную, и я почувствовал, как она кончила на мой член. Её киска сжалась вокруг меня, её тело напряглось, а затем расслабилось. Затем она сделала это снова, крича, когда вторая волна удовольствия накрыла её.

— Это парная лихорадка. Она влияет на нас, заставляя нас размножаться.

Я начал двигаться, когда почувствовал, что снова начал кончать в ней. Я входил и выходил, пока семя покрывало член и выливалось из её киски.

— Мы будем такими постоянно, не способные насытить нужду, которая тянет нас, — я провожу рукой верх по её животу и к грудям, взяв одну в руку и ущипнув сосок. — Ты примешь все, что у меня есть, моя красавица? Ты облегчишь боль, которая растёт с каждой секундой?

Другая волна удовольствия накрыла ее, и она не может ответить, пока кричит моё имя.

— Когда ты забеременеешь она уменьшится, но до этого твоё тело будет жаждать, как и моё. И я удостоверюсь, что у тебя есть мой член или рот, чтобы облегчить её.

Я откинулся, прижав её к себе, так что она сидит на моих коленях. Мы в библиотеке, но тут есть большое окно перед нами, через которое мы смотрим, как падает снег.

Обернув руки вокруг неё, я держу её рядом с собой, пока вхожу и выхожу, чувствую, как её тело сжалось и расслабилось, когда удовольствие завладело ей. Я зарылся носом в её волосы, нюхая её запах, и потерев нос о её.

Наше занятие любовью становиться более отчаянным. Её пальцы вонзились в простыни, а мои— в её бёдра, пока я крепче сжимал её и толкался сильнее.

— Больше, Рейд. Мне нужно больше, — прошептала она и моё тело делает то, что она приказала.

Когда я снова наполнил её семенем, тепло разлилось между нами и побежало вниз по её бёдрам. Она вздохнула от облегчения, когда я освободился в неё, как будто она обожглась, а моё семя это алоэ.

Я потянулся вниз и втёр это в кожу, желая, чтобы каждая капля была на ней. Наши тела скользят напротив друг друга, но альфа волк во мне не закончил. Даже не близко.









































Глава 7



ФИОНА


Я чувствую его жар в себе, но это не больно. Ничего из того, что он делает для меня.

— Рейд, позволь мне посмотреть на тебя, — прошу я, пытаясь повернуться в его руках.

Он нежно вышел из меня, и я посмотрела вниз на его член. Он всё ещё такой же толстый и жесткий, как и в первый раз, когда я увидела его. Как этот монстр помещается в меня— я никогда не пойму, но он делает это. Мы подходим друг другу так идеально, будто это какая — то магия.

Он помогает мне лечь на шезлонг, пока он подходит ко мне, его тело накрывает моё, когда он скользишь обратно в моё тепло. Ощущение такое правильное, что я не хочу, чтобы он снова выходил. Я полная и целая и не только там внизу. Моё сердце почти разрывается.

Его губы мягко прижимаются к моим, и поцелуй такой же медленный, как и толчки. Наш первый раз был неистовым и похотливым, но этот как — то глубже. Больше.

Он передвигает губы ниже моей шеи, к моей груди, его зубы задевают один сосок, прежде чем взять его в рот. Я стону от удовольствия, когда он двигается к другому и делает тоже самое.

Моя хватка в его волосах усиливается, и я кричу, когда меня настигает оргазм. Больше даже не сдерживаюсь, я просто отдаю его ему. Когда он хочет, чтобы я кончила, он вытягивает его из меня, и я только чувствую.

В его глазах такая сила, когда тепло снова наполняет меня, и он продолжает толкаться во время своего собственного оргазма. С высокими скулами и тёмными волосами он выглядит хищно. Но мёд в его глазах смягчает это, и я думаю, что он самый красивый мужчина, которого я когда — либо видела.

Я пробежала руками по его точеной груди. Она широкая и толстая с мускулами. Он в два раза шире меня из — за размера его грудной клетки. Тёмные волоски покрывают его и бегут вниз к твёрдым кубикам. Он мускулистый, но волоски делают его мягким и приятным.

Смотря вниз, в место нашего соединения, я запоминаю то, как он входит в меня. Он словно машина никогда не останавливается, нужда спариться со мной — его единственная мысль. Я продолжаю поглаживать его тело, пока он входит и выходит. Каждый из нас преодолевает бесчисленные высоты удовольствия.

Он переворачивает нас так, что я растянулась на нём сверху, и он потянул свои колени. Он лениво толкается, пока я лежу с закрытыми глазами, я не могу спрятать улыбку. Он не может остановиться.

Мы целуемся так часто и его руки всегда на мне, но даже так я всё равно как — то смогла заснуть.

Но в руках моего чудовища, нет места безопаснее.



































Глава 8



ФИОНА



Мои глаза открываются, и я сразу же думаю, что прошлая ночь была сном. Но реальность быстро возвращается, когда я чувствую, как его руки очень крепко оборачиваются вокруг меня. Я удивлена, что ещё могу дышать. Всё это кажется нереальным. Разворачиваясь, я смотрю на мужчину, который поклонялся моему телу всю ночь, как будто я самая драгоценная вещь на свете. Он действовал так, будто если отпустит меня даже на секунду — я исчезну.

Во сне он выглядит более расслабленным. Потянувшись вперёд, я провела пальцем вниз по боку его жёсткой челюсти. Его глаза открылись, внимательно смотря на меня. Он так быстро стал всем для меня. Как это может быть? Как я могу чувствовать что — то к тому, кто даже не существовал для меня вчера?

— Что ты такое? — прошептала я вопрос, как будто это секрет, который мы не можем говорить слишком громко. Возможно и так.

— Я твой, — его слова прозвучали глубоко, скрежеща.

Я улыбаюсь от простоты этого.

— Ты говоришь это так просто, — говорю я ему. Он притягивает меня ещё ближе к себе, оборачивая своё тело вокруг меня, прижимая лицо к моей шее.

— Это не было просто. Я ждал тебя, наверное, вечность, — прошептал он напротив моей кожи, заставляя моё сердце болеть из — за него. Он звучит таким одиноким. Я знаю это чувство.

Он начинает покрывать мою шею поцелуями. Они игривые и лёгкие, и ощущение заставляет меня захихикать.

— Ты такая мягкая. Я не знал, что что — то может ощущаться так хорошо, — говорит он, отстраняясь, чтобы посмотреть на меня. Его глаза сверкнули медово — золотым, прежде чем вернуться к обычному тёмно — коричневому. Это должно пугать меня, но нет. Я знаю, что чудовище, которое скрывается под его кожей, мягкое и тоже хочет быть ближе ко мне.

Мой живот урчит, напоминая мне, что я не поела. Беспокойство вспыхивает на его лице, и он издаёт тихий рык.

— Я не накормил тебя, — снова рычит он, и я думаю, что на самом деле он рычит на себя.

Он стягивает меня с кровати и перекидывает через своё плечо. Я тяну простынь с собой, не зная, куда мы идём.

— Куда ты несёшь меня? — спрашиваю я, но отвлеклась на его спину. Он очень мускулистый.

Он не отвечает, но через секунду садит на стойку. Я обернула простынь вокруг себя и увидела, как он начал вытаскивать продукты из холодильника, полностью голым. Я не знала, что кто — то такой большой может двигаться так легко.

— Ты оборотень? — спрашиваю я, уже зная ответ на вопрос.

— Теперь да, потому что ты здесь. Я долго ждал тебя, чтобы ты спасла меня.

Он берет контейнер в руки и подходит, чтобы встать между моими ногами. Я развожу их шире, чтобы создать для него пространство.

— Люди в моей стае зовут меня Альфа, но я не мог управлять ими. До тебя я никогда полностью не превращался.

— Кто я? — я думаю о метке, которую он оставил на бедре.

— Ты его пара, — при звуке голоса мистера Блэкдена Рейд поворачивается и громко рычит. Он меняет позу, закрывая меня от взгляда другого мужчины.

— Спокойнее, альфа. Я здесь только чтобы оставить это, — я выглядываю из — за Рейда, чтобы увидеть, как мистер Блэкден ставит маленькую коробочку на стойку. Рейд двигается, чтобы взять её, и открывает коробочку. Он смотрит внутрь и всё его тело застывает.

— Что это? — спрашиваю я, пытаясь увидеть вещь, из — за которой кажется, будто время остановилось.

— Где ты взял это? — спрашивает Рейд мистера Блэкдена.

— Это её, — Рейд поворачивается, чтобы посмотреть на меня, и я вижу, что в коробке Моё кольцо. — Вот почему я знал, что она твоя.

— Моё кольцо, — я пытаюсь спрыгнуть со стойки, но Рейд останавливает меня. Его свободная рука схватила моё бедро, чтобы удержать на месте.

— Аккуратнее, маленький ягнёнок. Не хочу, чтобы ты поранилась, — он обернул руку вокруг меня, снимая меня со стойки и ставя на ноги.

— Уйди. Мне нужно больше времени. Не думаю, что я сейчас в норме, и прямо сейчас мне не нравится, что ты даже рядом с ней. Мой волк хочет выбраться, — говорит Рейд мистеру Блэкдену.

— Альфа, — говорит мистер Блэкден, прежде чем опустить голову и, повернувшись, уйти.

Рейд подхватывает меня, заставляя взвизгнуть в удивлении. Он выносит меня из комнаты, и, прежде чем осознаю, я снова стою на ногах в комнате, похожей на офис. Я ахнула, осмотревшись и поняв, что сотни изображений моего кольца разбросаны по комнате. Словно он рисовал его снова и снова.

— Ты нарисовал его, — прошептала я, в шоке осматривая комнату.

— Я не смог перестать рисовать его. Я начал видеть сны о кольце, — он подошёл ко мне и встал на одно колено. — Я ждал всю свою жизнь, чтобы сделать это, — он надел кольцо мне на палец.

— Это безумие. — говорю я в благоговении.

— Нет, это была судьба. Ты была предназначена меня, как и я для тебя.

— Ты прав. Я чувствую это. Я люблю тебя больше чем что — либо, мне не важно, если это безумно быстро, — в конце концов, мои бабушка и дедушка влюбились за день. Он хватает моё бедро, прижимая меня к себе, когда его губы прижимаются к моим в мягком собственническом поцелуе.

— Любовь проста, — говорит он, потираясь о мой нос. — Это сказка такая же старая как время.

























































Эпилог



РЕЙД


Немного через год…


— Стая никогда не была лучше, — говорит Рон, пока мы бежали к поляне.

Сегодня вечером пробежка стаи и это всегда создаёт чувство связи между её членами. Я вижу, что Фиона сидит на одеяле около дерева, солнечный свет пляшет вокруг неё. Её животик начал расти и это заставляет меня чувствовать такое собственничество к ней.

Она играет с нашим сыном, пока он хихикает над ней и несколько других самок стаи сидят с ней. Она смотрит вверх на меня, будто может почувствовать, что я близко, и я смотрю, как её взгляд бродит по моей обнажённой груди. Я немного потный от пробежки и я ловлю желание в её глазах.

— Всё, что им было нужно, — это немного руководства. И мы должны поблагодарить её за это, — я не отвожу взгляда от Фионы, пока говорю.

— Она достойна, быть рядом с тобой, — говорит Рон, и я качаю головой.

— Это я должен быть достоин её, — я улыбаюсь и хлопаю его по спине.

Я пошёл туда, где она сидела, и встал на колени перед ней, прижимаясь лбом. Это то, что мы всегда делаем, когда должны быть разделены. Я возвращаю её запах на себя, мой волк тоже приветствует её. Хотя, кажется, она любит его так же сильно как я. Затем тянусь вниз и беру нашего сына, Сайласа, кладя его на свою грудь, и ложусь на одеяло вместе с ней. Самки почувствовали нашу потребность в связи и вежливо дали нам пространство.

Он пахнет как Фиона, и я выдыхаю от счастья. Она прижимается к нам, когда я целую верхушку его спящей головки, а затем её.

Большинство семей играет и наслаждается пикником. Знать, что моя стая вместе и счастлива, знать, что Фиона смогла добраться до моего волка и создать мир, который сейчас мы имеем — всё это успокаивает моё сердце. До её прихода все были потеряны. Моя красавица исправила наш мир, и мы все благодарны ей за это.

Мы продолжаем расти, всё больше самок носят наших детей, всё больше самцов достигают совершеннолетия. Теперь над нами только счастье, и я сделаю что угодно, чтобы защитить это.

— О чём ты думаешь, любовь моя? — спрашивает Фиона, обернув руки вокруг моей талии.

— Что я хочу заняться любовью прямо здесь, прямо сейчас.

Она тихо засмеялась.

— Я слышала, что некоторых ночные пробежки сводят с ума.

— Кто сказал тебе это?

Я смотрю на нее, и она поднимает бровь и пожимает плечами.

— Мне нужно поговорить с женщинами о том, что они рассказывают их альфа — самке, — ворчу я.

— Что? Разве альфа — самец не может насладиться своей парой как другие? Из того что они сказали, это — предмет гордости, а не то, что они сексуализируют.

— Самка становятся волчицей, когда это происходит. У тебя нет этой способности, и я против идеи, что стая увидит мою пару лежащей голой.

— Ох, — говорит она, и разочарование расплывается на её лице.

Мне ненавистна мысль, что она не получила то, что хотела, так что я пытаюсь импровизировать.

— Как на счёт того, что на следующую полную луну мы найдём безопасное место для нас снаружи? Близко к стае, но достаточно далеко, чтобы никто нас не увидел.

— Это может быть весело, — соглашается она, прикусывая губу и краснея.

Я урчу и даже больше хочу разыграть это сейчас же.

— Ты соблазняешь меня слишком сильно, маленький ягнёнок, — я мягко поцеловал её, но она смогла почувствовать моего нуждающегося волка.

— Давай уйдём ненадолго. Ты можешь помочь мне уложить Сайласа, чтобы он вздремнул, — она села, подмигнув мне.

Это всё одобрение, которое мне нужно, прежде чем я встал на ноги, беря моих любимых на руки.

Эпилог



ФИОНА


Восьмью годами позже…


Я хихикаю, когда некоторые самки сбегают к своим парам, и ныряю в сторону, снимая халат. Я не в нашем обычном тайном месте на время бега во время лунного света и они ставили пари, как долго займёт у их альфы найти меня. И насколько он будет взбешен, когда найдёт.

— Где она? — слышу я его рычание, и мне приходится положить руку на рот, чтобы заглушить хихиканье.

Я смотрю сквозь заросли кустов: пока самки убегают, он поднимает нос в воздух.

Они все сегодня ночью помогали мне обмануть его. Я принесла с собой некоторые свои вещи и попросила надеть их, чтобы сбить его со следа. Я не знаю почему, но мне нравится видеть, как он работает. Особенно, когда это касается меня.

Четверо наших малышей дома с няней, так что у нас есть вся ночь, чтобы играть.

Я стараюсь не засмеяться, пока бегу от одних зарослей кустарников до других, но я не могу молчать и хихикаю. Я слышу, как он низко рычит и делает шаг в мою сторону. Эта часть леса была очищена и несколько самок, которые были здесь, должны были давно уйти, если они знают, что хорошо для них, так что это место только для нас с Рейдом.

— Будь осторожна с тем, как ты соблазняешь чудовище, маленький ягнёнок.

Он всё ближе и мне приходится закусить губу, чтобы не пискнуть в предвкушении.

— Ты любишь дразнить слишком сильно. Возможно, пришло время напомнить тебе, что поддразнивание делает со мной.

Влажность разлилась между моих ног, и я пытаюсь подавить стон. Боже, когда он возбуждён, он — настоящее животное, и моё тело реагирует на это в каждом смысле.

— Я могу почувствовать твоё желание. Ты думаешь, что можешь спрятать его от меня? Этот сладкий запах, который делает мой член таким твёрдым? Запах, который мой язык жаждет попробовать? Выйди оттуда, маленький ягнёнок. Дай мне то, что я хочу.

Мои колени трясутся от нужды, но я знаю, что лучше будет, если он поймает меня, а не я отдамся ему. Так что вместо того чтобы сделать как умоляет моё тело, я убегаю.

Мшистая трава сухая и мягкая, пока я бегу, но я чувствую, что он у меня на хвосте. Он позволяет мне выигрывать, счастливый смех срывается с моих губ, когда я стою почти в нескольких шагах перед ним.

— Готова сдаться? — спрашивает он, и я слышу смех в его голосе.

— Никогда! — кричу я прямо, перед тем как меня подхватили на руки.

— Тебе нравится, когда за тобой гонятся, — говорит он, потирая моё тело, пока опускает меня на землю.

Его голова направляется прямо мне между ног и его тёплый рот жадно открывается над моей киской.

— Мммм. Тебе нравиться преследовать меня, — говорю я, поднимая бёдра ради большего.

Он, продолжив лизать меня, подарил мне один оргазм за другим, прежде чем поставил меня на руки и колени.

— Думаю, тебе просто нравиться, когда тебя трахают в лесу, — прошептал он напротив моего уха, когда его толстый член вошёл в меня.

Жар и адреналин, бегущие через него, сделали его тело жёстким. Это грубо, и я умоляю его о большем, когда он сжимает мои бёдра и толкает каждый свой дюйм в меня.

Он наклоняется надо мной, облизывая раковину моего уха.

— Ты всё ещё хочешь бежать?

— Да, — дерзко говорю я, одаривая его порочной улыбкой через плечо.

Он освободил мои бёдра и его большой член выскользнул.

— Давай посмотрим, как далеко ты сбежишь на этот раз, маленький ягнёнок.

Мерцание золота в его глазах сверкает, и его волк на самом краю. Сегодня вечером он хочет вызов, и я с радостью дам ему это.

Мои ноги трясутся сильнее, чем раньше, но возбуждение подталкивает меня.

Вот так мы проводим полную луну: он преследует меня, толкается в меня несколько раз, прежде чем снова отпустить. К тому времени, как я истощена и обещаю ему, что никогда снова не убегу, он занимается со мной медленной любовью около реки.

Когда встаёт солнце, и он прижимает меня ближе, мои глаза тяжёлые от сна.

— Я люблю тебя, — прошептал он, нежно целуя меня. — Спасибо тебе за то, что сделала мой мир красивым.

— Красота внутри, — говорю я, наклоняясь к его прикосновению и уплывая в самые прекрасные сны.


Конец

X