Елена Березовская - Магия земного притяжения

Магия земного притяжения 1197K, 158 с.   (скачать) - Елена Березовская

Елена Березовская
МАГИЯ ЗЕМНОГО ПРИТЯЖЕНИЯ


Глава 1
Земное притяжение

Пока летела вниз, успела подумать, что вместо беготни по лесу могла бы выбрать чаепитие с тетушками под бесконечный бразильский сериал. Да, они странные, и слезливую мелодраму почему-то называют комедией, но я бы пережила. А с такой высоты даже вероятности просчитывать не стоит. И так понятно, чем закончится. Заранее зажмурила глаза и сгруппировалась. Черт! А высокий дуб оказался!

Вспышка. Боль в ребрах. Громкий многоголосый хохот вокруг. Приоткрываю глаза и сразу ловлю злой взгляд своего спасителя. Меня далеко не бережно прижимают к груди, сдавливая и так пострадавшие ребрышки. Оглядываюсь, дабы определиться с дальнейшим поведением. Мы в ярко освещенной аудитории. Гогочущие пацаны вокруг – явно курсанты. Мой, как и все, в темно-синей форме, только вот ему не смешно. И преподу их тоже как-то невесело. Он молча делает знак рукой, и все затыкаются.

– Ты что, с луны свалилась?! – шипит мой спаситель.

– Почти, – отвечаю шепотом. – С дуба рухнула.

Нам указывают на дверь, и меня быстро выносят в коридор и ставят на ноги. Я задираю голову, так как рыжая макушка достает Дантиру лишь до блестящих пуговиц на груди. И кто виноват? Сам в двенадцать был ненамного выше! Прислоняюсь спиной к стенке и сползаю вниз. Все-таки стресс получила. Для меня такие приключения скорее исключение. Обычно все заканчивается хорошо, не считая, конечно, прошлого раза. Ну и попадет Киру от родителей!

Дантир сжимает кулаки и продолжает сверлить меня злым взглядом. Я его понимаю. Отколоть такое в разгар занятий!

– Дура! – рычит парень.

– Сам такой! – не остаюсь в долгу я.

– А если бы я был за штурвалом?!

– Да лучше бы я на землю упала, там ваще куча листьев была!

– Шею бы себе свернула! – рычит он. – Какого черта ты вообще туда полезла?!

– Надо было, тебя не спросила!

– Дура малолетняя! – опять рычит он, немного успокаиваясь. Наверное, все-таки сделал скидку на возраст.

– Сам виноват, – уже более миролюбиво отвечаю я. – Спасибо конечно, что поймал, но я бы и без тебя справилась.

Он закатывает глаза. Можно подумать, у нас есть выбор.

– Да, проще тебя собрать по частям, чем сейчас отправлять на Землю. Или где ты там с этого граба рухнула?

– С дуба, – уточняю я. – Ой, а можно меня не на Землю, а на базу к дяде Борису?

– Что, от родителей попадет? – ехидно интересуется курсант.

– Ну, попадет, конечно. И не только мне.

– За свои поступки надо отвечать, – серьезно говорят мне. – Связаться со своими можешь?

– А то! – показываю я браслет связи. Неснимаемый, антивандальный. Вот папа удивится, увидев мои координаты! Браслет, правда, сразу отчитается, что я жива и даже относительно здорова. Что там с ребрами – еще проверить надо.

Дантир вздыхает, тянет меня за руку с пола и, не отпуская, ведет за собой по пустым коридорам. Я с интересом кручу головой, пытаясь рассмотреть непривычную планировку. Чтой-то тут архитекторы намудрили. Я как раз недавно была в академии у Кира, так у него все просто. Прямые пути без неожиданных завихрений, много дверей и света. Очень похоже на нашу звездную базу. А тут только по мундирам и можно догадаться, что в учебном заведении. Была бы перед Дантиром обычная парта, я бы еще и попку ушибла. А так, эргономичное сиденье смягчило посадку и мне, и ему. И чего так злиться? Ну, посмеются над ним друзья денька этак три, а потом на другое переключатся.

Меня впихнули в эркер и усадили на мягкий диван. Спутник что-то лихорадочно искал в своем таче. Так как после инцидента времени прошло немного, послала сообщение только Киру. Может, удастся замять? Через минуту в ухе завибрировал вызов, и проекция старшего братца возникла в метре от меня. Он быстро осмотрелся. Заметил Дантира, нахмурился. Парни, в общем, ровесники и учатся в похожих академиях. Только вот отношения между ними с самого начала не сложились. С тех самых пор, как пятилетней мне незнакомый мальчишка застегнул на руке странный браслет. Межпланетный скандал удалось замять, но нос моему обидчику братец успел расквасить. Как удержался папа – не знаю. А вот маму пришлось сдерживать всему здешнему совету. Благо, как раз все были в сборе.

– А ну, встань! – приказал братец.

Я встала, попрыгала, подняла руки и покрутила кистями. Бока заныли, но на лице пришлось изобразить улыбку. Кир выдохнул и очень уж недружелюбно на меня посмотрел.

– Ты что, с дуба рухнула?

– Сам дурак! – обиделась я.

Кир почесал затылок.

– Так что, правда?

Я кивнула.

– А какого ты туда полезла?

– Догадайся с трех раз!

– Флаг же у Севки был, сам видел, как ему Анжелика выдавала!

– Севка высоты боится, и кроссы у него на жесткой подошве, он бы не залез.

– Ну конечно! Ты у нас самая бесстрашная и в кедах!

– Так вы просто играли?! – наконец въехал Дантир.

– Да вот, доигрались, – с укоризной посмотрел на меня брат. – Алиска, я же лично на тебя шлем надел, чтобы даже жёлудем по голове не стукнуло!

– Ну, – я замялась, – мне крепления давили. Я флаг на ветку повесила и попыталась отрегулировать. А тут белка. В общем, шлем стянула и полезла гладить. Потом как-то не удержалась.

Парни переглянулись и синхронно хмыкнули.

– Девчонки, что с них возьмешь? – пожал плечами Дантир.

– И как нам ее на Землю вытащить?

– Я уже с вашим дедом связался. Сейчас заберет.

Мы с братом скривили недовольные рожицы. Старикан явно будет в восторге. Клан маминого отца, семья Сафито, спит и видит, как затащить нас на Гелиос.

И тут пол завибрировал, а освещение мигнуло зеленым. Мы с братом удивленно уставились на Дантира.

– Конец предметного цикла, – пожал тот плечами.

Кир покачал головой.

– А у нас обычно так звенит, что некоторые от испуга начинают искать женский туалет, – и покосился на меня.

А что я? Предупреждать же надо! Меня чуть звуковой волной не снесло! К счастью, папа и удержал, и удобства быстро нашел. А обучаться я там и не собиралась. Это была папина идея – показать мне возможные варианты. Например, моя кузина Анжелика с детства бредила космосом. Братец года в три заявил, что будет, как папа, капитаном космического корабля. А вот я еще не определилась.

Дантир посмотрел на нас снисходительно и задрал нос. Конечно, он просто уверен, что отсталой Земле далеко до Гелиоса с его техномагами. К сожалению, в обычных землянах действительно нет ни капли магии. А те, в ком она есть, стараются оставаться в тени. Например, мои тетушки или, скорее, бабушки – Агата и Флора. Сестры папиной мамы. Классические лесные фейри, предпочитающие жить вдали от цивилизации, желательно, в экологически-чистом оазисе. Конечно, в удобстве они себе не отказывают, и трехэтажный коттедж в центре дремучего леса пользуется среди нас, детей, огромной популярностью.

– Нельзя ей к деду, – подумав, заявил Кир. – У нас максимум час, чтобы родители не узнали об инциденте.

– Что ж так? Сильно ругать будут? – ехидничает Дантир.

– Не то, чтобы ругать, просто маму волновать нежелательно. Ей через месяц рожать, а наша компашка вечно всем стрессы устраивает. Вот нас и развели на выходные. Мама у родителей в России, там бабушка в медицине шарит, да и дом с такими наворотами стабильности, что ничего не страшно. Дядя Борис постарался. Нас же к теткам закинули в воспитательных целях, – и опять косится на меня.

А что я? Ну нет у меня пока магии! Да, я вылитая фейри. Золотисто-рыжая, зеленоглазая, и даже ушки – торчком. Вся в папину родню. За что меня тетушки и любят. Но магии нет! И не приставайте!

– В общем, Лисенок, ты проштрафилась, сама и выкручивайся. И чтобы через час была дома! – грозит пальцем брат и растворяется в разноцветной дымке. Интересно, где он такой эффект скачал? Я тоже хочу!

– Ну и каким боком здесь я? – вздыхает Дантир.

– Ха! И ты еще спрашиваешь?!

Нет, ну он явный придурок! По себе знаю, в двенадцать лет человек вполне отвечает за свои действия и может оценить ситуацию и сделать соответствующие выводы. Этому же балбесу сказали надеть мне браслет, он и надел. А подумать не мешало бы! Это тебе не Радужный мир! Я понимаю, что теперь-то и он не рад, наконец, понял, во что вляпался. Но тогда у него выбор был, и он им не воспользовался. Вот пусть теперь и отдувается! И если через пять лет не придумает, как это с меня снять, вот честное слово, выйду за него замуж, чтобы жизнь медом не казалась! Ему.

Видите ли, семьи Сафито и Инриди решили породниться и улучшить генофонд. Дебилы! Когда мама начала тут все на молекулы раскладывать, они, конечно, задумались, но изменить ничего не смогли. Теперь мы с Дантиром носители неклассического образца Гелианских обручальных браслетов. Со всеми вытекающими. О которых я, кстати, узнаю по факту. Типа, маленькая еще. И вот скажите, что он здесь не причем!

Дантир скривился и сдернул меня с дивана. Ребра заныли, я охнула. Мой спутник схватился за голову. Да! Меня надо вернуть домой живую и здоровую.

Из эркера со звуковым барьером мы вынырнули в привычный шум переменки. Народ здесь не носился, как оголтелый, но передвигался быстро. Таких мелких объектов, как я, вокруг не наблюдалось, и меня старались обходить, дабы случайно не задеть. Чувствую себя, как мама на флае, со световым знаком «Беременная женщина за рулем». Правда, рассматривают меня практически все. Еще бы! Статный серебристый блондин, наследник Инриди, и мелкая я с копной солнечных кудряшек и странным разрезом зеленючих глаз. А те, кто умудрился обернуться, фигеют от вида моего лисьего хвоста. Кайфовый такой, ярко-рыжий, пушистый, свежекупленный. Младшие кузены еще общипать не успели. Оглядываюсь, показываю язык обалдевшим парням и цепляю Дантира за рукав. А что? Я вот с ним.

Через несколько совершенно нелогичных поворотов попадаем в круглое зеленое помещение с кабинками вдоль стены. Дантир запихивает меня в ближайшую и запускает процесс. Стекло темнеет, вспыхивает индикация, и ко мне тянутся силиконовые щупальца. Верчу головой. Ага, надо бы раздеться. Интересно, он думал, что я буду пищать от страха? Может, оправдать ожидания, так, ради прикола? А, ладно, ребра таки болят. Чем быстрей все это закончится, тем больше шансов вовремя оказаться дома. Именно оказаться. Гелиос по технологиям действительно здорово обогнал Земной союз. Сами они ни в какой союз пока не вошли и контачат с нами только благодаря моей семье. Всё же мы прямые родственники старейшего члена Совета.

Мой хитромудрый дедушка, или скорее даже прадедушка, оторвался не только на мне. Его единственный сын когда-то возглавил посольство на Синию, Радужный мир. А там жила моя бабушка, Красная леди. Не знаю, что там между ними происходило, но в результате появилась моя мама – Альена Красная или по земному – Алена. Дедушка потом погиб. И бабушка куда-то исчезла. А маму спасли папа и дядя Борис. Она оказалась на Земле и стала дочерью адмирала Льва Красина. В общем, история нашей семьи – это круче любимого тетушками бразильского сериала.

Доверилась прибору и прикрыла глаза. Подобные штуки видеть мне приходилось. На звездной базе, правда, в него надо ложиться. А в школе стоят портативные штуковины, в основном для устранения синяков. Мда, синяк у меня солидный. В окошке диагностики высветился скелет. Увеличила нужную зону. Ребра целы, что несказанно радует. Ну, давай умная машинка, лечи.

Спутник ожидал меня, уткнувшись в свой тач. Быстро окинул взглядом, схватил за руку и потащил дальше. На выходе из академии нас ожидал дед. Я залюбовалась. Наверное, у меня самые офигительные дедушки на свете! И все очень крутые! Дедушка Софито подмигнул и указал взглядом на свой флай. Я развела руками. Мол, я бы с удовольствием, но не могу. Дед удивленно поднял брови и перевел взгляд на моего спутника. Дантир поклонился старейшему члену совета и принялся вкратце описывать ситуацию на высоком сантале. Благо, у меня лингво последней модели и все понятно. Когда речь зашла о беременности моей мамы, дедушка как-то хитро прищурился и засиял улыбкой.

Да-а, равнодушных бабушек, тетенек и даже девочек вокруг не осталось. Интересно, он у них случайно не секс-символ планеты? Вот преимущество долгожителей! Взрослеют они, конечно, немного позднее, но зато в свои восемьдесят выглядят как мой папа. Если сын был на него похож, я вполне понимаю бабушку. Кому нужны два мужа, если на планету прилетело такое?! И вот, что смешно, красавца Дантира я воспринимаю как ровесника-пацана. А с дедом рядом даже вспомнила, что кудряшки у меня сегодня ни разу не чесаны, футболка в зеленых пятнах, и драные на коленках джинсы. Вот что с нами, девушками, настоящий мужчина может сделать! И никакой я не ребенок! Это у них тут, на Гелиосе, в двенадцать только обучение начинают. У нас, на Земле, в древние времена в таком возрасте уже замуж выдавали. А на Синии и сейчас выдают. Круто, что я не совсем гелианка! Хотя, эти сволочи умудрились просватать меня всего в пять!

Старший Сафито махнул Дантиру и усадил меня во флай. Кто бы сомневался, что именно у него есть доступ к телепорту! Дядя Борис всю сознательную жизнь бьется над решением подобной проблемы, но пока удается перемещать только неживую материю. А гелиане свое изобретение засекретили и никого к нему не подпускают. И даже Киру не показали. А вот я для них – младенец и без магии. Конечно, на это мой наглый братец и рассчитывал. Почему бы не воспользоваться ситуацией, если все само так сложилось? Если бы не мама и ее беременность, дед может и не повелся бы. Но тут явно задеты его интересы.

Здание совета я уже видела, а вот внутри никогда не была. Сейчас прошла за руку с дедом, но рассмотреть ничего не удалось. Мы сразу шагнули в непрозрачную кабину и стали перемещаться. И что странно, перемещение происходило не вверх и не вниз. А прямо с поворотами. Во время движения мой спутник что-то набрал на панели управления, закрыв ее от меня широкой спиной. Я ухмыльнулась. Значит, понимает, что маленькая – это не диагноз. А на память я никогда не жаловалась.

Кабина плавно остановилась, и мы вышли в помещение без видимых стен. Вокруг просто была чернота со светящимися точками. Прям как в космосе. Немного пугало отсутствие пола, и я крепче вцепилась в большую руку. Конечно, умом понимаю, что это просто такой материал под ногами, но смотрится жутковато.

– В какое место ты хочешь попасть? – уточнил дед. – У меня есть координаты вашей базы, дворца в Лондоне и коттеджа Красиных.

Я задумалась. На базу, конечно, хочется, дядя Борис меня точно прикроет, но мама может расстроиться. Можно и к маме, она как раз у Красиных. Но тогда она может сразу испугаться. Заскочить к дедушке с бабушкой в Лондон тоже не вариант, они сейчас на курорте.

– А можно в Шервудский лес?

– Это где?

– В английском графстве Ноттенгемшир.

– А точнее?

Я активировала браслет связи, создала виртуальный тач и высветила карту. Да, нужна точка привязки, лес – это как-то многовато. Хотя… Можно взять конкретное дерево. Знаменитый дуб Робин Гуда. Его координаты есть в любом путеводителе! Набрала в поисковике и показала деду. Тот вытащил свой тач и что-то начал просчитывать. Интересно, а что у самого перемещателя панели не имеется? Я думала, он будет координаты вбивать.

– Закрой глаза, – потребовал спутник.

Я зажмурилась. Дед поставил меня спиной к себе и накрыл глаза своими руками.

– Начинай считать. Когда дойдешь до пятидесяти, откроешь глаза.

Я, было, открыла рот, чтобы спросить, но что-то в окружающем меня мире изменилось. Руки деда исчезли, и вместо них появился ветер и звуки. Где-то на счёт десять я распахнула глаза и резко обернулась. Присела, осмотрела траву, приподняла листья. В голове мелькнула догадка. Но пока я об этом никому не скажу… Включила связь и набрала Кира.

– Забирай меня отсюда, жрать очень хочется!

Братец не заставил себя ждать. Хорошо, что знаменитый дуб от коттеджа тетушек был действительно недалеко. Странно, но до перемещения голода я не ощущала. Сейчас же готова была жевать желуди. Кир открыл дверцу кара и сразу протянул огромную банку йогурта с пластиковой ложкой. Мням! Вот, что значит папина школа! Знает, что женщинам нашей семьи нужно для счастья! Я, конечно, вся из себя фейри, и ни разу не Красная леди, что безумно радует того же папу. Но гелианская страсть к молочным продуктам во мне сильна неимоверно. С чем окружающих и поздравляю.

Через десять минут меня сдавали с рук на руки двум ахающим тетушкам.

– Милочка, Элисон! Ну как можно было заблудиться в трех соснах? – причитала Агата.

– Дубах, – на всякий случай уточняю я.

– Да какая разница!? Фейри в принципе не может заблудиться в лесу!

А то я не знаю! Во всяком случае, географическим кретинизмом точно не страдаю. И дорогу к коттеджу найду даже ночью с закрытыми глазами. И подозреваю, что старшим родственницам это известно. А причитания так, чтобы окружающие не расслаблялись. Вон Севочка спрятался за Анжелику. Сама же Красная леди улыбается до ушей. Уверена, завтра в академии всю историю в подробностях вытянет из моего братца. А мелкие кузены пусть учатся ориентироваться на местности. В команде с Киром бегали Дан с Ромом. Им по восемь. И эти мелкие бестии – угроза для моего шикарного хвоста.

Но самое ужасное или наоборот – прекрасное, это новая школа. Через пару дней я еду в Лондон. Радует, что десятилетний Севка, Анжеликин брат, тоже со мной. А куда еще можно пристроить на земле младшего синийского принца? Тетя Марина, конечно, очень скучает по детям, но дядя Тигранталь заявил, что пока для их жизни в Радужном мире существует угроза, малышне там не место.

Та же история с близнецами, детьми дяди Лекса и Петры. Их старшая сестра Лютиция учится в Академии художеств, а мальчикам приходится жить с родителями на звездной базе. Но еще немного и база может не устоять. Вот и придумали отправить нас, самых неуправляемых, в закрытую частную школу. И, надеюсь, все понимают, что если кому-то из нас что-то там не понравится, последствия предсказать сложно.


Глава 2
Чудесная дубравка

Я пнула массивную дубовую дверь ногой и, конечно, взвыла от боли. Кеды, даже со стразами, не та обувь, чтобы вымещать свою злость на окружающих предметах. Оглянулась на огромный холст в позолоченной раме. Ну да, у мужика на коне носки сапог явно усилены железными пластинами. Вот он может пнуть все, что захочет. Уперлась лбом в теплое дерево непреодолимой преграды и начала думать.

Да, меня заперли! И ведь знали, что работать с темной материей я точно не могу. За последние три года какие только эксперименты не ставили. Хорошо, из Лондона выперли своевременно. Дедушка признал, что погорячился с элитной школой, и быстренько организовал альтернативный вариант. Конечно, это я рыжая и пушистая. Да и способностей особенных никаких. Но вот мои кузены… И почему с Ликой и Киром в детстве не было подобных проблем?

Я вздохнула и пошла к окну. Знаю, что третий этаж. Высокий, при наших-то потолках. А что делать? Им, значит, можно, а я сиди тут как дурочка наказанная! А доказывать, что не я вылила селитру в терконий, гордость не позволяет. Химию я, конечно, люблю, но не настолько же! А мелкие в жизни не признаются. Дядя Лекс обещал, что в прошлый раз было последнее предупреждение. Да и то, попались по-глупому. Но в этот раз не прощу уже я. Так подставить родную кузину! И когда! А главное, кроме меня и Лизки этот папоротник никому и не нужен. Да, интересно всем. А нужно только нам. Потому как фейри и цветущий папоротник – это классика жанра. Может у меня бы в этом году уже магия появилась. Ну, хоть какая ни-будь! Подруга вон может воду заговаривать. И растения ее слушают. И даже учитель математики тает под ее колдовским взглядом. И не говорите, что он без ума от бесцветной тощей блондинки. Всему виной ее болотно-зеленые глазки и наследственность. Истинная леди Элизабет Бремер – потомственная ведьма. Правда, маленькая еще, но это поправимо.

Легла животом на широкий подоконник и посмотрела вниз. Мда… Кусты шиповника не вдохновляют. Даже если ничего не сломаю, от шипов вряд ли удастся спастись. А переться на ночь глядя в лес даже с одной царапиной – неоправданный риск. Мало ли кого еще на папоротник потянет. И вот почему мадам заперла меня именно в общей гостиной? Моя комната тоже высоковато, но второй этаж и пушистый газон давно испытаны в плане мягкого приземления. Конечно, я не сумасшедшая и не прыгаю, а спускаюсь по веревке. Да и было это всего пару раз. Но сейчас все явно не на моей стороне. Со вздохом захлопнула высокие створки.

А если у меня идей нет, нужна помощь зала. Будем считать, что по доброте душевной помогать никто не станет. Близнецы виновато похлопали глазками и свалили. Можно позвонить Севе, но чем он поможет? У Красного принца в тринадцать лет способности еще спят. А те, что не спят, – мне без толку. То бишь, левитация и дематериализация двери отменяются. Папу и Кира дергать опасно. Мало ли что у них там происходит. У Анжелки практика. С мамой вчера разговаривала, у нее стресс с младшенькими. Только моих мелких проблем для полного счастья не доставало. И каждому из них придется доказывать, что невиноватая я, оно как-то само. А кузенов закладывать некрасиво.

Да кому я вообще нужна? Кому какое дело, что папоротник цветет один раз в году, и именно в этот раз я оказалась в такой глупой ситуации! Кому вообще нужна моя магия? Разве что английской королеве. Я почесала кончик носа, сведя глаза в кучку. Неужели прыщ? Мысль медленно ускользала. А почему бы и нет? Схватила мысль за хвостик и притянула обратно. Моя бабушка конечно очень крута. Настоящая лесная фейри в свое время влюбилась в юношу, который случайно оказался принцем Уэльским. И, конечно, дедушка не дурак, бабушку не упустил и женился. Сейчас эта счастливая парочка – номинальные правители Английского королевства. Со всеми вытекающими. А я – любимая внучка. И потому как первая, Кир не считается, он мальчик. И потому как похожа на бабушку как две капли воды. Только вот Филомена в магии сильнее даже родных сестер. А я пока – ноль. Может быть, бабушке не все равно?

Долго думать не стала. Пролистнула контакты и послала вызов. Экран мигнул оранжевым, приглашая к общению. Нажала ОК и огляделась. Упс… Про этот садик на крыше я и не догадывалась. Бабушка засмеялась.

– Растащили бы по росточку. Знаю я вас, проказников.

– Да ладно, – насупилась я, – я уже взрослая!

– Конечно, солнышко, только вот у меня имеется опыт с Киром, потому и подстраховалась.

– А что, Кир тоже шкодил? – удивилась я. Образ старшего братца всегда был идеализирован и не единожды поставлен в пример.

– Не то чтобы шкодил. Он по натуре – экспериментатор. А к чему может привести жажда знаний у потенциального техномага, история умалчивает.

– И ты не расскажешь?

– Хочешь сказать, что связалась со мной не по срочному делу? – подняла брови Филомена.

Я потупилась. Действительно, в последнее время вспоминала о старших родственниках только, когда совсем припекало. Признаваться стыдно, ну а что поделаешь?

– Я действительно по делу. Срочному.

– Папоротник?

– Он самый.

– И в чем проблема? Поляна от вас максимум в часе ходьбы, – удивилась королева.

– Меня заперли. Несправедливо. Объяснять, унижаться – нет смысла. А там – папоротник.

– Понимаю. Где ты сейчас? Ах, не рассказывай, дай посмотрю.

Я отступила, и проекция королевы появилась в нашей гостиной.

– О, сэр Ричард! Как удачно!

Теперь удивляться пришлось мне. Чего ж тут удачного? Нарисованный рыцарь даже сапогами поделиться не смог.

Бабушка провела рукой по раме и скривилась.

– Никак не могу привыкнуть, что визуальные ощущения совершенно не влияют на тактильные.

– Ну это к Борису, – ухмыльнулась я. Дядюшка действительно приложил руку к проекционным звонкам. Бабушка улыбнулась.

– Подойди сюда. Двумя пальцами с внутренней стороны. Сильнее!

Я нащупала выпуклость на раме и попыталась вдавить.

– Не нажимай, веди вниз.

Ага, это типа рычаг!

Картина медленно поползла в сторону, открывая темный, затянутый паутиной проход.

– И когда этим пользовались последний раз? – подозрительно спросила я.

Бабушка пожала плечами.

– Думаю, постройке не менее трехсот лет. Лично я этим не пользовалась.

– А откуда ты знаешь?

– Фамильный секрет Уэльских. Передается только членам семьи. Поклянись, что информация останется при тебе.

– Клянусь! – я затаила дыхание.

– Многие столетия жизни монархов спасали подобные ходы. Они есть во всех старых постройках, принадлежащих короне. Ты же помнишь, что этот замок передал школе твой дедушка?

Я кивнула. Действительно, когда родственники поняли, что обычная школа не для нас, дедушка помог переоборудовать это место. Но как бабушка догадалась, где искать?

– Потайные ходы практически всегда прикрывает определенная картина. В данном случае классика жанра – сэр Ричард. По ней же можно определить, куда ход ведет. Видишь, правый манжет отогнут? И шпоры видно. А если приглядеться к траве, то даже можно рассмотреть схематичный план.

Я пригляделась. Ну, ни фига ж себе! Круто быть принцессой! Практически только что оценила. Интересно, а в Красном клане на Синии у меня тоже есть бонусы?

– Иди уже, любительница приключений, – улыбнулась бабушка и прервала связь. Я же начала лихорадочно соображать, как убрать паутину. И нет ли там гигантских пауков, которые все это сотворили. И если они есть, надо ли их бояться?

Минут через десять, серая от паутины, я высунула нос из кирпичной дворовой постройки. Благо, ей всегда пользовался дворник, и дверь закрывалась на щеколду. А уж поднять ее прутиком не составляло труда. Теперь бы вернуться в свою комнату и помыться! Но это не вариант, точно кому-нибудь на глаза попадусь. Значит, так тому и быть. Все равно уже темнеет, и, надеюсь, мой вид не привлечет внимания.

Дырку в заборе долго искать не пришлось. Ее даже иллюзией не прикрыли, просто пересадили на пару метров розовый куст. А садовник не выдаст. Свой человек. Лесной.

С трудом протиснулась в узкий лаз. Грудь мешает неимоверно, а вот пятая точка, похоже – застряла. Мамочки! Моя «дверца в чудесный садик» с каждым годом становится все меньше. Скоро только голова и пролезет! Отчаянно дернулась и застряла окончательно. Над головой раздался тихий смешок. Лизка!

– Балбеска, сдавай назад, – посоветовала подруга. – И хвост отцепи, на лис с такими бедрами эта дырка не рассчитана.

Я рыкнула. Тощей подруге хорошо смеяться, она здесь и через пару лет без проблем просочится. А у меня только фигура начала формироваться. И совсем я не толстая! Просто появились грудь и попка. Вот взяли и появились! Но с хвостом Лизка права. Я дернулась назад, ободрав джинсы на бедрах. Ууууу! Пыхтя отцепила хвост и первым сунула его в дыру. Потом внимательно осмотрела лаз. Плечи того же Севки явно не маленькие, но как-то же он тут пролазит. Дыра конечно не идеально круглая. Надо двигаться под углом и вписаться в овал. Я нырнула руками вперед. Лиза медленно потянула на себя и через минуту мы благополучно сидели в траве по ту сторону забора.

– Вот и все, а ты боялась! – ухмыльнулась подруга.

– Только юбочка помялась, – огрызнулась я, изучая дыру на джинсах.

– Элисон, вы невыносимы! – передразнила ведьма нашу классную даму.

– А то! – наконец улыбнулась я и чмокнула подругу в щеку. – Спасибо, что не ушла без меня!

– Так папоротник же! Я знала, что ты выберешься, – уверенно ответила Лизка. Или скорее Элизабет Бремер, потомственная ведьма и лучшая подруга. Да, три года назад вместе с новой школой в моей жизни появилась настоящая подруга. А я еще ныла, что никому не нужна!

Солнце давно скрылось за верхушками деревьев, и лес накрыл полумрак. Еще не окончательный, беспроглядный, но уже сумрачно-таинственный. Нормальный человек в такой лес уже бы не сунулся. Но где вы здесь видели нормальных людей? Вот-вот. Одни нелюди. Вон, у некоторых глаза в темноте светятся. Лизка опустила колдовской взгляд, полезла в рюкзак и кинула мне ветровку. Логично. Царапины нам не нужны.

– Может, ты и едой запаслась? – уточнила я.

– Обижаешь, – улыбнулась подруга. – Мне голодные лисы в полуночном лесу совсем ни к чему. Так что пять бутербродов с сыром – тебе, пять с беконом – мне. Плюс, бутылка газировки.

– Ты настоящий друг! – умилилась я.

Лизавета смущенно опустила глазки. Для нее эта наша дружба – вообще чудо. В том городке, где она росла, соседские дети сторонились и смотрели на странную девочку с опаской. А сами соседи, конечно, лебезили перед Лизкиной бабкой, но в близкие отношения старались не вступать. Все-таки репутация, она такая. А у бабки репутация имелась. И в какой-то момент поняла старая ведьма, что негоже маленькой девчушке так жить и, воспользовавшись давними связями, получила аудиенцию у королевы. А королева, она своя. Лесная. Пристроила сиротинушку. Да как пристроила! Род Лизаветиных предков и в старые времена против Уэльких не шел, а теперь им век помогать обещался. Вот и помогает. Элисон, наверное, и не человек вовсе, но какая-никакая, принцесса Уэльская. И подруга любимая. Лиза еще раз внимательно осмотрела напарницу по ночной вылазке. Куртка застегнута и прикрывает дыру в джинсах. Капюшон скрыл рыжие кудряшки, стянутые резинкой. Нечего им цепляться за ветки. Обувь удобная. Настроение боевое. Можно выдвигаться в путь! Ах да, ну куда же без знаменитого хвоста!

И сколько учителя ни ругались, хвост занимал законное место даже на форменных школьных юбках. И разрешение на этакое безобразие имелось, лично королем выданное. Пришлось принцессе к дедушке обратиться, так как никакие права ребенка рыжий пушистик в Соединенном Королевстве защитить не смогли. Вот дома – ходи хоть голой, а в школе – изволь соблюдать правила. А если бы хвост был родной? Вон как у японских Кицуне? Ни фига! Раз ты фейри, можешь светить ушами. А все лишнее – в сад! Но нет правил без исключений. И теперь принцесса двух миров – такое исключение. Хвостатое.

Двигаемся медленно, в соответствии с указаниями джи пи эс навигатора. Милый голос периодически сообщает, если отклоняемся от намеченного маршрута. Можно, конечно, и без него, но так смешнее.

– Дилим-бом, через десять метров поверните налево. Дилим-бом, вы отклонились от маршрута, поверните налево. Маршрут исправлен. Двигайтесь прямо два километра и двадцать метров, а затем поверните налево.

И вот как тут двигаться прямо, когда лес древний, и деревья растут не ровными шеренгами, а как попало!?

– Дилим-бом, по курсу движения в радиусе десяти метров обнаружен тепловой объект, превышающий размером допустимо безопасный. Дилим-бом, до столкновения сорок секунд, тридцать секунд, двадцать секунд.

Мы дружно бросаемся в разные стороны и прижимаемся к стволам. Что-то действительно большое проносится мимо. Рассмотреть в полумраке не удается, но размеры впечатляют. Нет, дикие звери нам не страшны. Все-таки фейри даже без магии имеет в лесу определенные преимущества. Даже такая неправильная фейри, как я. Да и Лиза сумела бы усмирить любую дичь. А она здесь есть, эта дичь. Потому как – заповедник. И забор у нас не зря такой высокий. А если кто через дырку в лес попал, значит, в себе уверен и право имеет. А кто не имеет, тот дурак.

Движемся дальше, жуем бутерброды. В темноте мы с подругой видим относительно нормально, но скорость движения падает. Коряги под ногами, они такие, их и белым днем не заметишь. А сейчас нам лишние травмы не нужны. Да и спешить некуда. Идти около часа, а до полуночи еще ждать придется. Это если мы все правильно рассчитали. Хотя, Бабушка тоже упомянула папоротник, значит, идем не зря. Причем Лизка охотится за редкими ингредиентами. Сорванный в полночь цветущий папоротник очень ценится в зельеварении. Я же зелий не варю, хотя химию очень уважаю. Но тут – каждому свое. А иду потому, что в момент цветения это вредное растение дает необычный выброс энергии. Вот и надеюсь, что меня долбанет, куда надо. Желательно, не по голове.

Сидим в кустах, разминаем уставшие ноги. Семь километров – фигня. Ужас, что по пересеченной местности. Полянка перед нами расцвечена светлячками, перепутать сложно. Да и три камня посередине наш джи пи эс определил, как конечную точку маршрута. Спасибо добрым нелюдям, до нас постарались все подобные места нанести на карты. Странно, что по ощущениям мы здесь одни. Я думала, все окрестные ведьмы сбегутся. Да и близняшки-дриады со старшего курса намекали, что не мы одни такие умные.

Будильник в коммуникаторе срабатывает ровно в полночь и оглашает притихший лес противным писком. Черт! Никак руки не дойдут установить мелодию! Лиза срывается с места и лихорадочно рыщет в траве. Ну да, кроме папоротника, здесь, наверное, еще куча сорняков. Светлячки брызжут в разные стороны и создают странные завихрения. Я разочарованно вздыхаю. Почему-то казалось, что цветущий папоротник должен светиться волшебным светом. Тихо бреду к центру полянки. Спугнутые светлячки нашли убежище от незваных гостей на камнях, и теперь тройной маяк притягивает меня, как магнит. Лизка пыхтит и запихивает в рюкзак сорванные стебельки. Я же очень медленно, чтобы не спугнуть светящихся букашек, захожу в каменный круг. Красиво.

Поднимаю лицо к небу и впитываю необычную яркость звезд. С лесными полянками всегда так. Небо ближе и звезды ярче. Уношусь туда, во тьму космоса к звездной базе. Мысленно пробегаю по коридорам черного сектора. Машу рукой знакомому оператору, огибаю девчонку в парадной форме. Провожу рукой по серебристой панели стены. И… получаю по голове! Резко ощущаю земное притяжение и мелкие камушки под пятой точкой. Открываю глаза и возмущенно смотрю на Лизавету, трясущую меня за плечи.

– И почему сразу по голове?! – обиженно ворчу я.

– Да я с перепугу, боялась, что не успею добежать, и сумкой в тебя зашвырнула! А там бутылка с водой.

– Что не успеешь? – удивляюсь я.

– Дура! Ты исчезать начала! Просто в воздухе растворяться!

Трясу головой и протираю глаза. Лизка, нащупав бутылку, пытается влить в меня водичку. Чертыхается и пьет сама. Потом, опомнившись, хватает за руку и тащит из круга.

– Так камня всего три, не может быть! – пытаюсь объяснить я.

– Вот им и расскажи, что три камня – это совсем не колдовской круг! Может, поверят! Только я ничего не выдумываю! Ты же совсем исчезнуть могла!

Мы плюхаемся на краю поляны, и я окончательно прихожу в себя. Что это было? Действительно сработал древний круг? Но если бы мне реально угрожала опасность, я бы здесь уже не сидела. Это факт. Значит, опасности не было. Во всяком случае, лично для меня. А что было?

– Лиз, а Лиз? А давай я еще попробую? Вдруг это моя магия так работает?

– И где мне потом тебя искать? И что я твоей бабушке скажу!? И дедушке?!

– Угу, еще папе, маме и всем остальным родственникам, – ехидничаю я.

– Да! И родственникам тоже! – сердито пыхтит подруга.

– А давай, я исчезну и сразу тебе позвоню? – пытаюсь договориться я.

Лизка смотрит на часы и выдыхает.

– Поздравляю, уже не исчезнешь. Если это была магия круга, контрольное время истекло.

Про контрольное время я не в курсе, никогда кругами не увлекалась. Но, наверное, ведьма что-то такое знает. Я расстроенно поднимаюсь с земли.

– Нарвать хоть успела? – спрашиваю подругу.

– Кооонечно, – ехидничает она. Могла бы почувствовать по мягкости удара.

Ну да, просто бутылкой, без прослойки травы, могло быть больнее.

– И что, уже уходим?

– А чего тут ловить? Момент цветения ценен, потому как краток, – изрекает подруга.

Нехотя сообщаю навигатору конечную точку маршрута и разворачиваюсь спиной к волшебной полянке.

– Дилим-бом. Конечная точка маршрута не обнаружена. Уточните исходные координаты.

Ошалело переглядываемся и, отталкивая друг друга, тычем пальцами в виртуальную карту.

Когда джи пи эс милым голоском в третий раз предлагает пересчитать маршрут, в голове у меня что-то щелкает и я, холодея от нехороших предчувствий, жму определение текущих координат относительно звездной базы. Их-то я с детства зазубрила на память.

– Дилим-бом. Конечная точка маршрута достигнута. Укажите новые координаты пути.

Мы обалдело смотрим на карту. Где-то там электронная девушка что-то перепутала. Глюк в системе. Если бы она сообщила, что мы в системе Омега на планете Крок, я бы посомневалась, но ситуацию рассмотрела. Но база! Этого не может быть, потому что быть не может! И объективная реальность тому в подтверждение! Я обвела глазами мрачные деревья и задрала голову к небу. Вот, пожалуйста! Если там звезды, значит подо мной земля. Круглая. По барабану, наша или чужая, главное, я на ней стою!

Лизка сверкнула глазами и начала принюхиваться.

– Ты что? – на всякий случай шепотом поинтересовалась я.

– Ветра нет… Совсем нет. А запах есть.

– Чего?

– Чего-чего, леса конечно!

Мы синхронно опустились на землю и призадумались.

– А тебе не кажется, что все это очень смахивает на розыгрыш? – оптимистично интересуюсь я. – Это же проще всего! Маленькая программулька в виде вируса на мой ком, и при прокладке маршрута из определенной точки выдается такая хрень.

– Реально. И вполне выполнимо. Только вот кто и зачем?

– Да какая сейчас разница! Вот вернемся и намылим этому кому-то шею! Главное понять, как сориентироваться в ночном лесу.

– Ты же направление обычно нормально чувствуешь, – удивилась ведьма.

– Обычно чувствую.

Я прикрыла глаза и постаралась сосредоточиться. К сожалению, промежуточных ориентиров не было, до нашей школы простирался сплошной лес. Заповедник, однако. Само же здание фонило слабо, и на таком расстоянии я даже направление не почувствую. А вот если выбрать маяком человека… И лучше конкретного, а то соседний город нас не слишком устроит.

– Лиз, а ты можешь хотя бы определить, есть ли в радиусе люди?

– Ну, знаешь, если мы в нашем лесу, так за границей заповедника они везде. А расстояния я определять еще не умею.

На всякий случай подруга встала и покрутилась на месте.

– Ну да, люди везде. А чтобы определить какие, мне потребуется кровный ритуал. Причем, задним числом.

М-даааа, кровный ритуал не пойдет. А если по-другому?

– Лиз, а если кровный родственник?

– Ну, это другое дело. Только у меня в школе кровных родственников нет.

– Зато у меня есть! – осенило меня. И делать мне тройную домашку, если я ща не определю, где у нас Севка с близнецами!

Кузены, это конечно не мама с папой и не родной брат, но тоже родственники. А родителей я с младенчества могла отыскать с закрытыми глазами. Вот закрывала глаза и ползла. Зато народ в Черном секторе научился смотреть под ноги. Потому как мне в силовом шлеме все до лампочки, а им с высоты своего роста падать больно.

Я улыбнулась приятным воспоминаниям и закрыла глаза. Потянуло встать на четвереньки. А что? Окрестным белкам все равно, Лизка же заинтересованное лицо. То бишь она заинтересована отсюда скорее выбраться. Главное – найти направление, а дальше и на своих двоих дойдем.

Направление нашлось быстро. И я поползла. Подруга, шурша травой, двинулась за мной. Ух, как фонят мои родственники! И главное, шутник явно кто-то из них! Но признаю, шутка крутая. Даже я до такого не додумалась! Если это Севка, мои ему респект и уважение.

Бум! Это я въехала головой в ствол. Ну да, мое чувство направления – это вам не современные технологии. Поверните направо, возьмите левее.

– Дилим-бом, поверните левее, – пропела Лизка противным голосом. Я встала на ноги и попыталась обойти дерево.

– Маршрут восстановлен. – пошутила подруга.

Только вот дерево никак обходиться не хотело. Я подняла кулаки и стукнула по не пускавшей меня пустоте. Что-то завибрировало и под моими руками начало отъезжать в сторону. Я отскочила, врезалась в Лизавету, и мы обе плюхнулись на землю, с ужасом наблюдая световую дыру в черной стене леса. Там, в пятне света, до боли знакомо завывала сирена несанкционированного вторжения.

Два темных силуэта одновременно появились в проеме и шагнули к нам. Страх мешал думать, но чувство направления вопило, что все правильно. Я зажмурилась. Да чтоб мне променять хвост на заячий! Глаза открывать было уже не страшно. Звездное небо резко сменилось ясным солнечным днем и в лучах солнца два здоровенных красавца пытались рассмотреть нас, мелких.

– Борис Львович! Они нам всю полянку для пикников испортили!

Синеглазый блондин откинул прядь золотых волос со лба и снисходительно оглядел возмущенного спутника.

– Этим можно, – веско припечатал он и, подойдя ближе, подхватил меня на руки.

– У ти моя маленькая! Испугалась? Ну, ничего, сейчас мы тебя чайком горячим напоим, баранками накормим, сказочку расскажем…

– Лабораторию покажем, – продолжила я, обхватив дядю Бориса за шею.

Сзади внизу раздалось истеричное хрюканье. Мы с Босом оглянулись. Лизавета сидела на земле и смеялась. Из глаз катились слезы. Истерика?

– Васенька, будь любезен, пригласи-ка к нам срочно Ингемара.

Двухметровый Васенька отдал честь, пробасил: «Будет сделано», – и скрылся в серебре коридоров.


Глава 3
Нет нового под солнцем…

Самовар знакомо пыхтел и блестел боками под лучами искусственного света. Завороженная этаким необычным зрелищем Лизавета молча хрустела сушками. Ингемар Гунар, хозяин медицинского отсека и роскошного медного самовара улыбался в седые усы. Вот что значит врач от Бога! Химию он обычно применяет в последнюю очередь. Дядя шутит, что в основном травками балуется. А как по мне, так цветочками. Ромашка полевая, она цветочек и есть. Вытянула несчастную головку из чашки и положила на блюдце. Серебряная ложечка звякнула о край.

– Так что, девоньки, вы мне еще расскажете? – продолжил заговаривать зубы местный Айболит. – Или все-таки поделитесь со стариком своими сокровищами?

Мы с подругой переглянулись. Про поляну я и не думала скрывать, только вот не учла, что цветущий папоротник – штука практически бесценная. Ингемар нам это сразу и поведал. Потому что никакой джи пи эс не сделает из искателя деву невинную, корысти не имеющую. И будет леший водить кругами до самого рассвета. А с нами так удачненько сложилось. И девы, и практически не корысти ради, а токмо жаждой приключений ведомые. Нет, конечно, на сам папоротник были у нас планы, да и рецептиков из старых манускриптов заранее повыписывали. Но наживаться на этом действительно не планировали. Я же в основном ждала чуда. И дождалась.

Как расценивать то, что произошло, до сих пор не знаю. Первым делом дядюшка нацепил на меня какой-то неизвестный доселе прибор и через минуту удивленно задрал брови и возопил – не может быть! Ага, магии по нулям.

– Значит, не то меряем, – уверенно сказал он же через пару минут и кровожадно воззрился на мелкую меня.

Я поежилась. До сих пор лабораторного кролика из меня не делали, мама не давала. Да и повода не было. Все, что со мной происходило, было обыденно и совсем не волшебно. Даже гелианский браслет дядюшку интересовал не более года, пока не стал очевиден принцип действия. Повторить такое наши ученые еще не могли, но как работает, поняли и успокоились. Ну, во всяком случае, меня больше не донимали. И даже на мое путешествие три года назад Бос отреагировал спокойно. Проверил все показатели и отпустил с миром. Но сейчас… То, что произошло, явно относилось к разряду чудес, которыми мой родственник занимался вплотную. Пришлось скривиться и показать клыки. Маленькие, почти как у обычных людей, но все же – клыки. Намек оценили, но не думаю, что это что-то изменит. Меня просто постараются уговорить. Вон уже Лиза тянется к рюкзаку, чтобы отдать доброму доктору часть нашего бесценного улова. Надеюсь, он тоже не корысти ради.

К моему счастью Лизавета по жизни девушка экономная. Нет, совсем не жадная. Но очень практичная. Я бы и то от щедрот своих жмени не пожалела. А подруга попросила весы, и в руки Ингемара перешло всего несколько соцветий. Но и этого, похоже, было достаточно для полного счастья оного. Может они что-то знают?

Подруга толкнула меня локтем и прошептала на ухо:

– Ты понимаешь, что в следующем году мы эту полянку можем и не найти.

– Почему? – тоже шепотом удивленно прошептала я.

Ведьма загадочно улыбнулась и бросила жаркий взгляд в сторону моего дяди. Ну, ничего ж себе! Я то и не воспринимаю как мужчину этого потрясающего синеглазого блондина, а подруга уже и глаз положила! Да он в три раза ее старше! И, что совершенно поразительно, до сих пор не женат. Обычно это тема подколок на общих обедах со стороны старших Красиных.

Я еще раз оценивающе оглядела дядюшку. Мдааа. Тут сразу и вспомнишь, что он сводный брат моей мамы. С другой стороны, если с рождения привык к определенному восприятию, очень сложно что-то поменять. Бос он и есть Бос, любимый дядя, а еще бессменный начальник Фиолетового сектора и один из десятки самых богатых женихов планеты. Мне до лампочки, просто Анжелка нам Форбс недавно показывала.

Я посмотрела на подругу. А она такая, очарует и совесть не замучает. Только вот зачем? Дядя нам ничего плохого не делал. Даже в какой-то мере спас. А в свои пятнадцать Элизабет Бремер парнями не увлекалась и использовала имеющиеся таланты только ради прикола. Ну конечно!

Лизка улыбнулась в чашку и продолжила грызть баранки. Блин! Чувство юмора у нее английское!

Борису, понятно, хоть бы хны, он привычный. А вот у доктора нашего глазки не на шутку разгорелись. Это для меня подруга – обыкновенная ведьма. А для него – паранормальное явление в собственной лаборатории. Одна радость: раз Лизка развлекается, значит успокоилась. То бишь, истерик не будет, но окружающие явно не соскучатся.

В результате через полчаса счастливый Ингемар крепил какие-то датчики к моей подруге, она же не могла сообразить, на каком этапе согласилась на подобное безобразие. Умирающую же от смеха меня, Борис затащил в Фиолетовый сектор. Кто бы сомневался.

– И тебе не стыдно? – попыталась пожурить я дядю.

– С чего бы это?

– Применение НЛС к несовершеннолетним без согласия на то родственников, – процитировала я графу о правах ребенка.

– Я, как твой родственник, очень даже согласен. Но сама знаешь, что такое на тебя не действует.

– Я не о себе! – возмутилась я. За что Лизавету отдал на растерзание науке?

– Дык, применение гипноза на военном враче при исполнении, это тебе не ромашка в чае, – отбил подачу дядя.

– Это не гипноз!

– А это еще доказать надо! Чем наш сотрудник сейчас и занимается.

Я захлопнула рот и воззрилась на этого интригана. И ведь не возразишь ничего! Типа, сама виновата…

– А я? Меня за что?

– Несанкционированное вторжение на действующую звездную базу?

– Ну да, можно и так сказать, – подумав изрекла я. – Но я же не специально! Это случайно получилось! Я и сама не поняла – как!

– Ну, не так уж и случайно. Нет у нас ничего случайного. А в остальное – верю.

– Во что?

– Ну, в то, что не специально, и сама не поняла как, – улыбнулся этот фанат от науки и сунул мою руку с браслетом в серебристый прибор.

– Аааааа? – попыталась прояснить ситуацию я. Но потом решила, что без толку. Вон уже у некоторых взгляд невменяемый. Плавали, знаем.

Над прибором всплыла панель с цифрами. Процесс пошел. Хорошо, чаю успела выпить. Похоже, это надолго.

Дзинькнул ком. Я со вздохом приняла видео вызов, и в паре шагов от меня возникла проекция папы в черном мундире.

– Алиска! У тебя совесть есть?! – нахмурила брови возмущенная голограмма.

Я вжалась в кресло. Дядя обернулся и махнул папе рукой. Типа, не отвлекай.

Пришлось пожать плечами и ткнуть в дядю свободным пальцем. Стрелки переводить мы умеем, да.

Папа на Бориса задумчиво посмотрел, почесал подбородок, опять нахмурился и явно что-то для себя решил.

– Красин, закончишь, пришлешь отчет. А ты, – и папа опять обернулся ко мне, – у тебя же четкая инструкция: в таких ситуациях связываться со мной! Или, на крайний случай, с Киром!

– Так инструкция, если Гелиос, – попыталась оправдаться я. – Я же сама не поняла, как здесь оказалась!

– Вот для этого и нужны родители! – возмутился папа.

– Так он тут! – опять ткнула я пальцем в Бориса.

– Он – не родитель! – зарычал папа.

Тут не выдержал и Борис.

– Ты же сам просил изменить траекторию, чтобы она на Гелиос ни ногой!

– А в пределах Земли было слабо сделать?! – возмутился папа. – Ты со своими экспериментами совсем с катушек слетел! Да вы эту телепортацию даже на преступниках еще не проверяли, только крыс туда-сюда гоняете! А это моя родная дочь! Родственничек, блин!

Я тихо офигевала. Какая телепортация? Какие крысы? Да у меня же браслет!

– Алиса! Не маленькая уже, сама должна понимать!

– Что? Вы же сами сказали, что в случае опасности для жизни браслет кидает меня к жениху! Типа, стандартная функция!

Папа скривился. Сжалился надо мной дядя.

– Лисочка, браслет всего лишь задает координаты. Переносишься ты сама.

Интересно чувствовать, как кровь отливает от лица и щеки немеют. При этом комната начинает кружиться и отъезжать. Вот тебе и нет магии, никакой…

Отключилась ненадолго. Потому как, когда открыла глаза, папа продолжал ругаться с Борисом. А я задумалась. Это что же получается? Поляна на пике активности дала такой толчок, что я совершила пространственный прыжок, захватив с собой подругу и часть леса в придачу? Бред! Такого не бывает! Хотя уверена, что в прошлый раз дед перемещался со мной на Землю…

Если еще подумать, место, где обычно на звездной базе устраивались пикники, было мне хорошо знакомо. Никаких иллюзий, сплошные технологии. Голограммы, проекции. Тактильные ощущения обеспечивал пушистый ковер, замаскированный под газонную травку. Василий сказал, что я испортила им полянку. Как? Может, стоит поинтересоваться, какие еще способности есть у моего гелианского дедушки? Ну, про телепортацию я уже поняла. Действительно – не маленькая. А что еще? Неужели – иллюзии?

Родственники, наконец, обратили внимание, что я пришла в себя, и теперь с интересом рассматривали.

– Ну, и до чего додумалась? – подколол Борис.

– Верни моему браслету стандартные настройки, – уверенно изрекла я. Борис в удивлении поднял брови, а папино лицо окаменело.

– Нет, ты не посмеешь, – обернулся он к дяде.

– Тогда я свяжусь с дедушкой Софито, – нахмурилась я.

– Зачем тебе это? – спросил папа.

– Хочу понять, – пожала плечами я. – Поговорить, задать вопросы. Чего вы вообще боитесь?

Мужчины переглянулись. Кажется, я попала не в бровь, а в глаз.

Папа сердито уставился на меня.

– Ты, мелюзга хвостатая, вообще понимаешь, что твой дед спит и видит тебя на Гелиосе!

– Догадываюсь! А то, что я в любой момент могу исчезнуть в неизвестном направлении, тебя не беспокоит?!

– Брэк! – влез в разговор дядя. – Никуда ты не исчезнешь. Все под контролем.

– Под каким контролем?! – возмутилась я.

– Под моим! – огрызнулся Борис. – Браслет стабилизирован. Там только координаты и направляющая с блоком. Сама вспомни, сколько раз за последние три года была на грани!

Я задумалась. Да глупости! Если он имеет в виду пруд, так я совсем не тонула. Так, немного понервничала, когда затягивать начало. Водяной видно вовремя сообразил, с кем связался. И из окна я со страховкой лезла. Когда нога с камня соскочила, точно знала, что повисну на веревке. А больше и не помню ничего такого.

– Врешь ты все! – рыкнула я на дядю. – А как я тогда здесь оказалась?!

– Сломала блок, – пожал плечами дядя. – Подобного выброса энергии я в расчетах не учел. Но! – поднял он палец, – подстраховался, и ты оказалась здесь.

– С куском леса и подругой! – уточнила я.

– Мда, с подругой – это факт. А вот лес твой сейчас весь сектор изучает, – и дядя обвел глазами пустую лабораторию.

Я прикусила губу и уставилась на папу.

– Алиса, успокойся. Твоя задача сейчас окончить школу. Мне сложно судить о мотивациях гелианских родственников твоей мамы, но, поверь, альтруизмом они не отличаются. Это очень закрытый мир. И даже осведомители не могут до сих пор получить полную информацию о жизни в верховных кланах. Не буду скрывать, мне выгодно иметь там своего человека. Но не пятнадцатилетнюю дочь!

– Но это было бы круто! – мои глаза загорелись. Конечно, я еще не решила, кем хочу стать, но тут вырисовывались радужные перспективы на работу в Черном секторе.

– Лисеночек, – улыбнулся папа, – давай поговорим об этом года через два, а еще лучше, через пять.

– Ладно, через два, – пошла на уступки я. – Но настройки браслета все-таки верните!

Мужчины переглянулись.

– Да какая проблема? – удивилась я. – Они же уже явно в курсе моих способностей. И в прошлый раз без проблем вернули меня обратно. А мне бы понять, как этим управлять!

– Есть определенный риск, – засомневался Борис.

– Думаешь, дедушка не заинтересован в моей безопасности?

– Думаю, заинтересован. Меня не радует конечная точка твоих путешествий, – вмешался папа.

– Да он уже взрослый пацан, даже по гелианским меркам! Разберемся!

– Вот это меня и пугает…

– Что взрослый, или как разберемся?

– Что ты – мелкая, – усмехнулся папа. – Хотя, может, это и к лучшему. Главное пообещай, что специально подставляться не будешь.

– Обещаю! – ударила себя кулаком в грудь и посмотрела честными – пречестными глазами. Угу, мне уже поверили.

Девочка вприпрыжку убежала спасать подругу, мужчины же остались одни в лаборатории.

– Как ты думаешь, она ничего не заметила? – поднял голову Борис и быстро перевел проекцию друга на свой тач.

– Главное, что идея была ее, – улыбнулся Дэвид. – После экскурсии в академию я и не мечтал, что малышку можно будет заинтересовать.

– И не боишься посылать ее в пасть дракону?

– Как бы дракон не подавился. Бос, она не просто ребенок. Фейри с возможностями техномага и потенциалом Красной леди.

– Но при этом все-таки твоя пятнадцатилетняя дочь. Аленка нас убьет!

– Вообще-то я только забросил удочку, думаешь, у нее терпения не хватит? Мы же договорились – хотя бы два года. Да, ситуация аховая уже сейчас, но я готов рискнуть и подождать. Оракул вечный, и это для него не срок.

– Зная твою дочь, готов поспорить, что и года не продержится, – усмехнулся Борис.

– Значит, подстрахуемся и внесем изменения в программу уже сейчас, – постановил начальник Черного сектора и растворился в воздухе, оставив после себя радужную дымку.

– Позер! – хмыкнул Борис и вышел из лаборатории.


Глава 4
Детям до шестнадцати

Я посмотрела на себя в зеркало и скорчила недовольную рожицу. Щёки ввалились, под глазами синяки. Немытые волосы заплетены в небрежную косу. А все ведьма со своими дурацкими приметами! И, главное, не поспоришь! Экзамены-то я действительно сдала на отлично.

Почесала макушку, фыркнула и решила, что больше не поведусь! Ну как немытость моих кудряшек могла сказаться на качестве ответов?! При том, что на память я никогда не жаловалась. А экстремальное вождение вообще ни в какие приметы не вписывается!

Я уже молчу о драконовских нормативах! Да у нас полкласса через пару недель занятий притащили освобождение от физической подготовки в связи с состоянием здоровья. Я тоже бабушку Лиану умоляла написать мне подобную справку. Маме расписывала, как я тут страдаю. Форменное издевательство над ребенком! Но вмешались папа с дедушкой. Выяснив у бабушки, что по всем показателям я абсолютно здорова, эти варвары утвердили план занятий! И то, что он один в один совпадает с программой подготовки первого курса в звездной академии, никого не смутило!

После экзаменов преподаватели заявили, что с такой базой нас с распростертыми объятьями примет любой военный ВУЗ. Только в школе нам торчать еще год, и в военный Вуз я не собираюсь! Вон, Лизавета уже решила, что пойдет на психолога. Правда почему-то выбрала отделение разведки в Звездной академии. Нет, чтобы педагогический или медицинский. У меня же еще год на раздумья. А сейчас – каникулы! И на руках водительские права к моему новенькому фиолетовому флаю! Планов – громадье!

Близнецам сразу заявили, что могут валить, куда вздумается, только не с нами. На обиженные рожицы у меня иммунитет, а у Лизы – аллергия. Сразу представляет самое худшее. Родственники, конечно, мои, но достали уже всех. Севочке Лиза обещала подумать, но шансов у него тоже мало. Сама понимаю, что в клуб такую милашку не пустят. Сразу видно – малолетка. А то, что выше нас ростом, не считается, так как подкачало выражение лица. Мы же в себе уверены. Если и заподозрят, где вы видели, чтобы ведьму в клуб не пустили? Правильно, на то она и ведьма, чтобы головы людям морочить. Я так еще не могу. Хотя Лизавета утверждает, что меня только за красивые глазки везде пропустят, и никакого колдовства.

Будем надеяться, потому что именно в этом году мы решили плавно влиться во взрослую жизнь молодежных тусовок. Зачем? Вообще-то, практически на спор. Класс у нас небольшой, и народ в нем необычный. Это нас сближает. А вот характеры у всех разные. И с положением в обществе здесь не считаются. Весь год эти гады обзывали нас ботаниками! Мы, конечно, природу любим, но с репутацией синего чулка мириться не собираемся. Поэтому задача номер один на эти каникулы – завести себе парней. Да, самых обычных. Чтобы дарили цветы и приглашали на свидания.

Начать решили с Лондона. Если жить у тетушек в Шервуде, на флае туда близко. Дядя, правда, активно приглашает на звездную базу, но папа пока против. Мама вообще надеялась увидеть меня дома. Малышки явно скучают по старшей лисичке. Я их тоже очень люблю, но в шестнадцать лет пришло время познакомиться с миром. Посмотрим, может, нас надолго и не хватит. Тогда навестим и родителей, и звездную базу. Лизка вообще предлагала с дяди и начать. Типа, где еще можно найти столько потенциальных парней? А это она еще не видела их в форме черного сектора! И выбор – что надо! Ботаники, чокнутые ученые, военные и разведка. Я бы на ее месте присмотрелась к разведке, как раз пригодится в дальнейшем обучении.

Но для начала мы летим в Лондон.

В салоне красоты на нас странно посмотрели, но приняли. Если честно, я сама не поняла, зачем сюда заскочили, но подруга сказала – надо. Период прыщей нас обошел стороной, потому как у фейри их не бывает, а ведьмы умеют с таким бороться. Правильно, излечи себя сам, иначе тебе никто не поверит. А Лизавета ас в области зельеварения. Я тоже. Но для меня это хобби, а для подруги – профессиональные навыки. И чего ее в психологи потянуло? При такой наследственности можно просто работать ведьмой. Обычно Лизка на такие заявления морщит нос и пыхтит, что мы не в каменном веке.

Из салона мы вышли часа через три. Что радует, синяки под глазами исчезли. Еще мне посоветовали хороший тоник для волос, чтобы после расчесывания не уподобляться одуванчику. С моим золотисто-рыжим цветом и длиной локонов немного ниже лопаток, это актуально. Легкий макияж не выглядел вульгарно, чего я очень опасалась. На вечер просто посоветовали более яркую помаду. Глаза оттенять смысла не имело, я обычно не знаю, как их притушить. Сияющая зелень в ореоле темно каштановых ресниц, это не Лизкин бледно-болотный. Тоже зелень, да не та. Вот ей посоветовали тени и румяна. Обычно бледная блондинка сейчас выглядела как леди с обложки глянцевого журнала. Мы придирчиво оглядели друг дружку и остались довольны. Да! Девушки вступили на тропу развлечений! Кто не спрятался, мы не виноваты!

По бутикам сил идти не было. Поэтому просто заскочили в закрытый салон, где обычно одевалась моя английская бабушка. Знакомая менеджер окинула нас оценивающим взглядом и попросила уточнить, куда мы собираемся. После вывела наши образы в трехмерной проекции и предложила несколько вариантов. Через двадцать минут мы оказались полностью экипированы. Вот что значит – работают профессионалы! Девушка уточнила, будем ли добавлять возраст. Мы синхронно кивнули. Лет пять точно придется накинуть. Не то чтобы мы выглядели подростками, но очень юным девам в ночных клубах точно делать нечего. Одного отвода глаз для охраны будет мало. Нас просто не примут всерьез в зале.

В результате мы оказались на каблуках по семь сантиметров. Это максимум, на котором удалось нормально ходить без тренировок. Но эффект был достигнут. Классические гламурные фифочки, клубный вариант. По жизни терпеть не могу черный, но сейчас сама влюбилась в черное коктейльное платьице с золотым орнаментом по подолу, едва прикрывающему кружевные резинки чулок. Золотистые туфельки с блестящими пряжками и маленький клатч дополняли картинку. Главный козырь своего платья, огромный вырез на спине, прикрыла распущенными волосами. Ну, неуютно мне с голым тылом!

Лизавете выбрали карамельно-розовое платье, расшитое пайетками. Надень подобное я, подруга долго бы прикалывалась. Но ведьме настолько пошел цвет, что она промолчала. Правда от розовых туфель отказалась наотрез. Подобрали жемчужные с такой же сумочкой. В отличие от меня, волосы Лизавете еще в салоне уложили в прическу типа греческой. Все вместе смотрелось отпадно и мило одновременно. В кои-то веки я не затмевала подругу своей яркостью.

Вышли мы на улицы Лондона еще засветло и сразу вспомнили, что пропустили обед. Идти в таком виде в обычную закусочную было не комильфо, и мы решили посетить что-то более приличное. Правда, оказалось, что никто из нас не в курсе, куда можно пойти. Если Клуб мы заранее выбрали в сети, то о своем пропитании совершенно не подумали. Представить сейчас Лизу с хот-догом в зубах я не могла, поэтому позвонила бабушке. Королева посмеялась над нашей проблемой и пригласила к себе на чай. Понятно, это образно. Кто же родную внучку с подругой оставит голодной? В результате мы объелись и проболтали с бабушкой часа два, пока не смогли встать. Получили кучу ценных советов и довольные вышли в сумрак вечернего города.

К клубу подъехали на королевском лимузине. Так получилось. Флай бабушка взять не разрешила. А мы и не подумали, что если выпить даже легкий коктейль, за руль будет сесть некому. В общем, подъехали мы на лимузине прямо ко входу. Без проблем прошли мимо охраны. Внешность нам бабушка немного подкорректировала, все-таки Лиза со своим мороком перестаралась. Теперь мы выглядели чуть старше. За совсем малолеток уже не примут, а легкий коктейль продадут без проблем. Лекцию о спиртном нам бабушка тоже успела прочитать. Главное, не пить то, чем угощают, и смотреть, что наливают в заказ. Репутация у клуба конечно хорошая, но мало ли что. Королева намекнула, что неплохо бы вообще обойтись без алкоголя. Но всем понятно, что нам хочется попробовать. Благо, мы считаемся девушками благоразумными, и данный поход нам не запретили. Я даже Кира поставила в известность.

Музыка ударила по ушам и немного ошарашила. Не думала, что здесь может быть так громко!

Зажала уши ладонями и в панике посмотрела на подругу. Лизка усмехнулась и дернула в сторону, почему-то налево. А я думала мы к барной стойке… Присмотрела ее еще на сайте клуба. Сверкающий островок посередине огромного зала. И моя мечта – высокие барные стулья! Но, видно, не судьба. Лиза упорно тащила меня к сиреневым полукруглым диванчикам под левой стенкой. Когда же мы уселись по обе стороны от круглого столика, мои уши возликовали! Наше мягкое пристанище было оборудовано звуковым барьером. Лизка гений! Подруга гордо вздернула носик и отрегулировала громкость на встроенной в стол панели. Теперь музыку было слышно, но она не мешала разговаривать.

Я поерзала и уселась поудобнее, оценив мягкость спинки дивана. Ощущения были странные. Вокруг ходили, прыгали и танцевали люди. За соседним столиком три девушки в ярких нарядах громко смеялись. Подошел высокий парень и, дернув одну из девушек за руку, утащил танцевать. Вечер только начинался, и столики были пусты, а народ – трезв. Смешанная компания заняла большой диван по другую сторону от нас. Я беззастенчиво рассматривала народ. Сначала оценила соседок и поняла, что мы очень даже вписываемся. Во всяком случае, выглядим не хуже. Конечно, вон те полуголые девицы оттягивают на себя внимание парней, но таких здесь немного, и они явно пришли с определенной целью. Наши соседки справа – обычные девицы, пришедшие потанцевать. А девушки слева пришли со своими парнями. Коротко стриженные юноши в черных футболках и с военной выправкой явно не собирались менять партнерш на этот вечер.

Лиза уже скользила пальцем по экрану меню. К каждому названию шла картинка с коктейлем. Я выбрала «Звездную пустошь». Там в составе мой любимый сок гуавы. Лизавета заказала «Терпкий рай» на основе грейпфрута. Главное, успеть щелкнуться с этой красотой! А то никто не поверит! Подключила свой ком к клубной камере и сбросила фотки. Надо бы еще попозировать на танцполе.

Первый час все шло просто отлично. Мы танцевали, периодически возвращаясь к столику, чтобы отдышаться. Музыка уже не напрягала, привыкли. Да и ди-джей знал свое дело. Парни на нас поглядывали. Некоторые знакомились во время танцев, но общество свое не навязывали. В какой-то момент, допив второй бокал с коктейлем, я почувствовала себя совсем взрослой. Свобода пьянила! Понимаю, что алкоголя в тех напитках было процента два, но мои ощущения сложно переоценить. Из маленького лисенка неожиданно высунула мордочку в большой мир взрослая лиса. Мой же неизменный хвост спасал пятую точку от некультурных мальчишек, которые так и норовили шлепнуть понравившихся девушек. Меня почему-то не шлепали. Но при этом мой хвостик гладили практически все! Дергать не рисковали, а вдруг настоящий. Будь я кицуне, за такое и откусить чего-нибудь обидчику можно!

В какой-то момент с нами пристроились танцевать два белобрысых амбала. Народ вокруг уже прилично набрался, и парни пили явно не слабоалкогольные коктейли. Нас стали плавно оттеснять с танцпола в правую часть зала. Мы сильно не возражали. Сами же хотели познакомиться, а парни выглядели клево. Надо будет и с ними сфоткаться. Все вчетвером плюхнулись на свободный серебристый диван, и мальчики предложили заказать выпивку. Пить хотелось ужасно, и мы повторили предыдущий заказ. Бабушка предупредила, что мешать разные коктейли не стоит. Даже при малом градусе может возникнуть проблема. Мы так и поступили. Парни поморщились и заказали себе что-то огненное. Там реально над бокалом горел маленький костерок. Я восторженно попыталась сунуть туда палец. Меня остановили и предложили попробовать. Эх, где наша не пропадала?! Это же всего глоток, а фотка будет – зашибись! Скажу нашим, что выпила все!

Мы с Лизкой синхронно глотнули из бокалов парней и закашлялись. Хорошо, было чем запить! Над нами посмеялись. Ну да, взрослые девицы, выглядели то мы взрослыми, а пить не умеют! Мы же решили довести свой план до конца и более близко познакомиться с мальчиками. То есть, выяснить хотя бы, как их зовут. Парни оказались туристами из Германии. Приехали на пару дней чисто поразвлечься. Имена свои назвали, но они как-то не задержались в голове. Мне было весело, и все плыло и скакало. Нас опять потащили танцевать. В какой-то момент поняла, что платье с открытой спиной – это большая ошибка. Чужие руки на моей голой спине – жуть полная! Как минимум мне было безумно щекотно! А потом стало жарко. Партнер прижал меня в танце и попытался поцеловать. Я испугалась и увернулась. От него несло алкоголем, и это не понравилось. Конечно, кадр выйдет козырный, но не стошнит ли меня после?

А потом все коктейли резко дошли, куда надо, и мне захотелось в туалет. Я дернула Лизу и предложила пройтись. Мальчики увязались следом, и мы не возражали. Должен же кто-то этот самый туалет найти. Вывалились в тишину коридора со светящейся стрелкой в сторону искомого объекта. Первые несколько шагов нам было смешно. Парни тоже чему-то довольно улыбались. Потом нас развернули к неприметной серой двери и втолкнули внутрь. Писать хотелось очень, и я начала оглядываться в поисках заветной кабинки. Таковой не наблюдалось. Комната выглядела странно и непонятно для чего предназначалась. Может быть, я оторвалась от жизни и не знаю, как выглядят общественные туалеты в клубах?

– А где кабинка? – решила уточнить нетерпеливая я.

– Это кабинка, и она полностью в нашем распоряжении, – ответил мой временный парень.

– Ээээ, но я имела в виду отдельную кабинку…

– Какая проблема, вы же подруги? – удивился Лизкин амбал.

Он уже схватил подругу за талию и усадил на непонятный мне предмет. Глаза подруги светились в полутьме, и она явно что-то колдовала. Мой немец развернул меня к себе лицом и резко впился в губы, придерживая рукой затылок. Я дернулась, все еще думая об отдельной кабинке, и тут до меня дошло…

Дальнейший позор я буду вспоминать всю жизнь. Паника накатила волной, сметая все мысли на своем пути. И вместо того, что бы дать нахалу по яйцам, и свалить, я зажмурила глаза и провалилась в темноту. И, еще не открывая глаз, поняла, что бросила подругу одну!

Бамс! Падение оказалось жестким. Хотя больше пострадал оказавшийся подо мной жених. Я не присматривалась, но кто бы еще? Быстро скатилась в сторону и поползла к краю кровати. Две визжащие девицы мешали сосредоточиться, и я зажала уши руками. Черт!

– Всем молчать! – гаркнул Дантир и, завернувшись в простыню, попытался встать. Сердито зарычал и схватился за живот. Мдаа, как-то я неудачненько приземлилась.

Девицы заткнулись и возмущенно уставились на мужчину.

– Мы так не договаривались! – пискнула длинноногая блондинка явно гелианского происхождения. – Одно дело с Эвисой, я ее хоть знаю! Но с тремя, это уже перебор! О чем ты вообще думал?!

– Да! – поддержала Эвиса, – Мы так не договаривались!

Обычно бледное лицо жениха стало красным и злым. Он скрипнул зубами и поплотнее закутался в простыню. Потом подошел к девушкам вплотную и стал тихо что-то выговаривать. Я не вслушивалась. Быстро нашла на коме контакт Кира и набрала аудио вызов. Соединение произошло моментально, и рев братца раздался в наушнике.

– Алиса! Что происходит!? Где ты находишься?!

– Кирюша, не волнуйся, со мной все в порядке! Я на Гелиосе, вот Дан рядом, может подтвердить, – протараторила очень быстро и перешла к главному. – Я тебя очень прошу! Там Лизка в беде, срочно надо спасать! Я тебе сейчас координаты кину. Клуб «Бездна», знаешь?

Я перевела дух. Если сейчас не помогу Лизавете, ни за что себе не прощу! А Кир, он хоть и сердитый, но всегда нас спасал. И подругу спасет, обязательно.

– Сестренка! Вот ты дура или притворяешься? – продолжал рычать братец.

Я зависла. Ну что опять не так?

– Кто бы вас, малолеток, в этот клуб одних отпустил!? Да там половина народа – наши курсанты! Еле уговорил бабушкиных мордоворотов возле тебя не маячить! Жива твоя Лизка, и здорова, – Кир на секунду отвлекся и продолжил. – А вот вашим кавалерам лечиться долго придется. Пока не знаю, что она с ними сделала, но обнаружили их воющими на полу.

Фууух! Я расслабилась и прижалась спиной к стене. Прям камень с души упал! А то я тут в безопасности, а подруга так попала! И главное, обидно! При наличии взвода курсантов, нас сняли какие-то туристы! Машинально обвела глазами комнату и наткнулась на злого Дантира. Упс, про безопасность, кажется, погорячилась. Надо поскорее отсюда линять. Девицы как-то быстро успели одеться и сейчас застегивали одинаковые комбинезоны. Хорошо, Кир этого сейчас не видит! Дверь знакомо отъехала в сторону, и девушки, зло зыркнув на меня, покинули помещение. Дантир же двинулся ко мне, сжимая руки в кулаки. Ой, мамочки!

– Кир! Пока! Я тебе позже позвоню!

Сбросила вызов и кинулась к не успевшей закрыться двери. Пока рычащий Дантир путался в простыне, сняла туфли и рванула по коридору. И только на третьем повороте поняла, что это не квартира. И не дом. И даже не общага летной академии. Это – космический корабль!!!

Значит, останавливаться нельзя… Благо, с гелианскими кораблями я знакома не понаслышке. У дяди Тигранталя такой. Или поменьше. Да, определенно поменьше. Жилой отсек на сто пятьдесят кают, это я как-то круто попала. Зато интерфейс дружественный, и уж на таком большом корабле мне не составит труда затеряться. Провела рукой по голубой панели и рванула на верхний уровень. Потому что в машинном отделе мне в таком прикиде делать нечего. А вот кают-компания или столовая – самое то. Не придушит же он меня при свидетелях? А там и защитники найдутся. Может, дедушке позвонить, пока не поздно?

По новому уровню я уже не бежала, а шла, спокойно огибая встречных. Белые с зеленым отливом комбинезоны смотрелись непривычно. Гелиане же от моего вида явно впадали в ступор. Кроме одного. Его обогнуть не удалось, он просто заступил мне дорогу и сдвинулся вместе со мной, когда я пыталась его обойти. В результате уткнулась в широкую грудь. И грудь эта была в шелковой рубашке! Белой! Я подняла глаза на нахала и утонула в серебристых глазах представителя одного из правящих кланов. Перепутать с простыми гелианами их практически невозможно. И чем-то они похожи между собой. Этот слегка напоминает моего Дантира. Тот же прямой нос, разрез глаз, светлые волосы. Но эмоции! Как они влияют на выражение лица! Если Дана я всегда видела как минимум сердитым, то в глазах встреченного мной техномага полыхали совершенно непонятные мне чувства. Одно могу сказать точно, он на меня не злился!

Протянул руку и осторожно потрогал за плечи. Провел ладонью по волосам. Шумно втянул носом воздух и – улыбнулся! Да! Ес! Вот он мой защитник! Развернулась к нему спиной и смело уставилась на догнавшего меня Дантира. О, кто бы сомневался! Одеваемся и бегаем мы быстро. А вот форма на нем младшего офицера. И теперь моя жизнь зависит от того, кто из высших круче по чину. Мой жених или техномаг в шелковой рубашке.

– Ты! – взревел Дан и ткнул в меня пальцем.

Я отступила назад и прижалась спиной к предполагаемому защитнику. Талию обвила чужая рука и мне дунули на макушку.

– Инриди, вас ничего не смущает? – ехидно поинтересовался мой спаситель.

Дантир сглотнул и с опаской перевел взгляд на мужчину за моей спиной.

– Инриди, доложите, что происходит.

– Так точно! – выпалил мой жених и постарался вкратце описать сложившуюся ситуацию.

– А если бы вы были на боевом посту? – грозно вопросили за моей спиной.

– Я бы включил блок недоступности и переадресацию! – отрапортовал Дан.

Высший чин хмыкнул.

– Иди уже, горе-жених.

– А она? – покосился на меня Дан.

– С ней, я сам разберусь. Надеюсь, девушка не против?

Конечно, я была обеими руками за! Пусть со мной кто-нибудь разберется, главное, чтобы это был не злой Дантир!

Закралось, правда, подозрение, что я рано обрадовалась. Дантир, уходя, как-то сочувственно на меня посмотрел. И это пугало. Если бы злорадно или расстроенно, это понятно. Но он меня пожалел! Кто же он такой, мой спаситель? Бросила туфельки на пол, надела и решила рассмотреть свои будущие неприятности в лице высокопоставленного блондина. А этот кадр больше не улыбался, а внимательно рассматривал меня. Очень уж внимательно. И как бы спросить, кто он такой?

– Эльнини, – усмехнулся спаситель.

– Что? – не поняла я.

– Клан Эльнини. Гардиан из клана Эльнини, – представился гелианец.

– Алиса, – пробормотала я, лихорадочно решая, какой род назвать. Мой жених умудрился вообще не засветить мое происхождение. А вот любая крутизна сейчас не помешает. Память вовремя подкинула список основных родов, входящих в правящую верхушку, и Эльнини занимали там не последнее место! А вот чин на корабле он не назвал. И это может значить все, что угодно! От старшего офицера, до высокопоставленного пассажира.

– Просто Алиса? – решил уточнить загадочный Гардиан.

– Алиса Сафито, – решила пойти ва-банк я. Все равно придется связываться с дедушкой. В данном случае дедушка Софито – самый оптимальный вариант.

Мужчина удивленно поднял брови.

– По-моему, клан Сафито заигрался с генетическими экспериментами.

Пожала плечами. Внешность у меня действительно нестандартная. Гордо задрала нос и взглянула на техномага.

– Что-то не нравится?

– Все нравится, – улыбнулся он. – Даже очень.

И я расслабилась. Что мне может плохого сделать человек, которому все нравится? Вот! В кровать я к нему не падала, девушек его не отбивала, и ему ничего не отбивала. Значит, беспокоиться рано. Или уже поздно. Куда я денусь с подводной лодки, то бишь с космического корабля? Правильно, куда захочу, туда и денусь, когда пойму, как это работает. А пока срочно нужен дедушка. У меня там подруга в стрессе, наверное.

Пока я обдумывала ситуацию, оказалась в чужой каюте. Что радовало, огромной кровати, занимающей большую часть пространства, как у моего жениха, здесь не наблюдалось. Скорее пространство было похоже на гостиную. Мой провожатый скрылся за внутренней дверью и через минуту появился в шикарном белом кителе. Вот тебе и шелковая рубаха! Он просто не успел одеться и выскочил из каюты, отреагировав на сигнал, который я тщетно пыталась идентифицировать, шагая по коридору. Как я и подозревала – высший офицерский состав. Но дедушка должен быть круче. Он в совете двенадцати.

Меня усадили в кресло, и срочно захотелось натянуть платье на голые коленки. Оно, понятно, не натягивалось. С грустью вспомнила свои драные джинсы. Нет, конечно, приятно когда такой мужчина так смотрит. Но неуютно, некомфортно и почему-то стыдно. Вот в клубе было нормально, даже когда раздевали взглядами все подряд. Бррррр. Чтобы я, да еще раз в какой-то клуб! Пусть лучше ботаником обзывают! Я передернула плечами.

– Так что, жертва договорного брака, ты можешь сказать в свое оправдание? – в шутку сурово вопросил меня блондин.

– Невиноватая я, он сам пришел, – ответила по привычке стандартной фразой.

– Кто пришел? – удивился Эльнини.

– А, не обращайте внимания. Это зверек такой северный – песец называется.

Поняла, что сказала, и испугалась. А собеседник нахмурился.

– Сколько тебе лет? – спросили меня в лоб.

– Я совершеннолетняя! – ответила чистую правду. Правда не уточнила, по каким таким законам. Ну, права же мне как-то выдали!

Мужчина в кителе явно мне не поверил. Какой же у него дар? Пока говорила только правду, а вдруг он чувствует ложь. А вот интересно, что у него с иллюзиями? Смотрит на меня действительно как-то странно, будто пытается рассмотреть что-то внутри. Или все-таки видит сквозь морок? Я бы сняла, да жаль, бабушкино колдовство мне не по силам. Лизкино бы развеялось уже само. Но бабушка – профи.

Передо мной сели на корточки и заглянули в глаза. Ой, мамочки! Неужели – видящий?! Аааааа! Где мои блоки, защиты и туман? Скрывать особо и нечего, но терпеть не могу, когда роются у меня в голове!

– Не дергайся, посмотрю только эти сутки, – попытался успокоить блондин. А меня бросило в жар. Да ничего более стыдного, чем за последние часы, со мной в жизни не происходило! Только сейчас дошло, что телепортнулась на совершенно голого Дантира, прямо в его кровать, где он зажигал сразу с двумя девицами! И это после сексуально озабоченных немцев! Ненавижу блондинов! Мама! Забери меня отсюда!

Техномаг отшатнулся. Это что, его так слезы мои напугали? Так я еще и не начинала плакать, только глаза влажно заблестели. Мужчина что-то быстро набирал на своем ручном коме. Через минуту перед нами сверкнул виртуальный экран.

– Эрне! Объясни мне, что это значит? – и представитель клана Эльнини указал на меня, сердито взирая на дедушку Софито.

– Приветствую тебя, глава, – склонил голову удивленный дед.

А я сползла в кресле с ужасом понимая, почему вызвала сочувствие Дантира. Гардиан Эльнини! Новый, как говорили, слишком молодой глава гелианского совета! Маг-универсал, на которого у нашей разведки нет никаких данных! И что ему от меня надо?

Дедушка тем временем пытался что-то объяснить собрату по цеху.

– Да я уже понял, что никакая она не шпионка! – рассердился тот. – Действовала полностью на эмоциях, практически не прибегая к логике. Спонтанный выброс. Но объясни, почему я не могу пробиться сквозь ее иллюзию? Это ее второй дар?

Дедушка с удивлением посмотрел на меня и хмыкнул.

– Радость моя, Алисочка, подскажи, кто помогал тебе с мороком?

– Бабушка, – скромно потупилась я. – Папина мама, – уточнила для тех, кто не в теме.

– Это такая рыжая, с зелеными глазками, на тебя похожая?

– Ага, – согласилась я.

– Снять можешь?

Я пожала плечами. Если кто подскажет как, может, и сниму.

– Закрой глазки и представь себя сегодня утром перед зеркалом. Такую, как обычно, – посоветовал дедушка.

Я и представила. А потом услышала звук ломаемой древесины. Распахнула глаза. Ну вот, теперь и этот недавно совершенно милый Гардиан – злой. Совсем злой. И вот это меня добило. Я сразу вспомнила и немцев, и злого жениха, и этот дурацкий корабль, находящийся хрен знает где. Ну почему все шишки всегда мне по голове!? Слезы, затаившиеся еще недавно, решили не стесняться. И я разрыдалась.

Когда успокоилась, экран с дедушкой давно погас, а сама я почему-то сидела на руках у своего спасителя и вытирала нос о его шелковую рубашку. Хуже было уже некуда, поэтому решила действительно не дергаться. Вон, некоторые теперь полностью уверены, что я маленькая девочка, ребенок. Ааааа, и слезы опять полились рекой. Ну что за жизнь! Только нашла себе офигительного парня, а он меня даже как девушку не воспринимает! Кто-нибудь, заберите меня отсюююда!


Глава 5
Плывет, плывет кораблик

Испуганно распахнула глаза, огляделась и расслабилась. Уфффф… Последнее, что помню, тихий, успокаивающий голос Эльнини. Хихикнула. Ну да, страшный и ужасный техномаг, глава гелианского совета уложил маленькую Софито баиньки. Расскажу Лизке – не поверит!

Сползла со стандартной походной койки и потопала в душ. Благо, каюта у меня отдельная. Стандартная гостевая. По классу явно ниже, чем у того же Дантира, но свой санузел имеется. И размеры побольше, чем на наших кораблях. В душе полный комплект средств гигиены и белоснежный махровый халат гигантского размера. Понюхала гель, потом шампунь. Мдаааа, на женщин здесь не рассчитывали. Зато учли, что мужики имеют длинные волосы и их тоже как-то надо расчесывать. Подобрала себе тоник, выставила все в рядок и начала раздеваться. Да, спала я в платье и чулках. Спасибо, туфли с меня сняли.

Волосы сушить не стала, а аккуратно промокнула полотенцем. Тоник, конечно, классный, но после сушки феном мои кудряшки даже в хвост не собрать. Кстати, хвост мой, тот, который лисий, нашелся на стуле. Погладила рыжего друга и задумалась. Извечный женский вопрос, что надеть, сейчас стоял ребром. От двери послышался звуковой сигнал, и я, быстро найдя на столе пульт, разрешила войти. В каюту шагнула девушка в белом комбинезоне. Гелианка. Молча положила пакет возле входа и удалилась. Ни здрасте, ни до свиданья! Телепаты хреновы!

Спасибо, посылка оказалась полным комплектом одежды, включая белье. И все моего размера! Хотя, почему бы нет? Женщины на корабле есть, значит, и форма разных размеров должна иметься в наличии. Не угадала. Ожидала увидеть белый с зеленым отливом комбинезон. Но нет. В пакете оказалась белая шелковая рубашка, зеленые брюки явно женского покроя и укороченный китель в комплект к брюкам. Отделка воротника и эполет золотым шнуром что-то напоминала. Смотрелся костюм совершенно отпадно!

Покрутилась перед зеркальной дверцей шкафа и решила высунуть нос в коридор. Была, конечно, мысль сначала позвонить родителям, но что я скажу? Кира я предупредила. Дедушка Софито в курсе. И вообще, у меня каникулы! Вот будут волноваться, сами достанут. Погладила браслет с интеркомом и опустила рукав. Такое приключение я точно не упущу! И если меня сегодня захотят отправить домой, буду отбиваться!

Живот забурчал, напоминая, что его не кормили со вчерашнего позднего обеда у бабушка. Слабоалкогольные коктейли не в счет. Именно благодаря им я, скорее всего, так позорно и вырубилась. Ничего не помню! Но часы подсказывают, что в Англии сейчас десять утра и ребенка, то есть меня, надо срочно кормить завтраком. Надеюсь, обо мне не забыли.

И правда, за дверью ждала все та же неразговорчивая девушка в комбинезоне. Надо ей намекнуть, что санталь я понимаю. И не только разговорный. Мамина последняя разработка здесь совершенно не причем. Язык пришлось выучить в реале.

Коридор оказался коротким, и мы практически сразу оказались возле двери предполагаемого места принятия пищи. Значок на панели ни о чем мне не рассказал, и это странно. На таком же корабле дяди Тигранталя все индикаторы отражали универсальные символы. И что бы это значило? Получается у гелиан есть корабли для внутреннего употребления и на экспорт. Вопрос, чем они отличаются?

Пока думала, шагнула вперед, и мои ожидания в очередной раз накрылись медным тазом. Даже у дедушки на адмиральском корабле столовая была общая! У папы камбуз стилизован под кафешку. И на подобной модели гелианского корабля синийского правителя столовая выглядит нестандартно, но она одна и большая! Здесь же моим глазам предстал большой круглый стол, накрытый белоснежной скатертью. Интерьер в лучших традициях английской королевы. Да, форма практически всего, включая стулья, отличается от привычной – земной. Но качество! Ценные породы дерева, тканые гобелены на стенах, хрустальная посуда! Вот они, точки соприкосновения наших миров!

Я провела рукой по стене. Хотелось почувствовать структуру необычной ткани. Стульев со странными, очень низкими спинками, оказалось двенадцать. Во главе стола конструкция более мягкая и с подлокотниками. В отличие от своих мелких собратьев перламутрово-бежевого цвета, это имело зеленую отделку. Такую же, как мой новый костюм. Кроме нас с девушкой-проводником в комнате никого не было и я, решив, что официальный завтрак давно закончился, плюхнулась в удобное кресло во главе стола. А что? Больше претендентов на него не имелось. И если, в конце концов, появится хозяин и прорычит: «Кто сидел на моем кресле? Кто ел из моей тарелки? Кто спал на моей кровати?», я точно смогу ответить, что кровать была гостевая, тарелки здесь все одинаковые, а на кресле не написано, что его нельзя занимать. Вот!

Девушка встала за моей спиной и дернула колокольчик. Честно? Я принялась крутить головой, ожидая появления лакея с подносом. Но нет, опять не угадала. Передо мной вспыхнул виртуальный экран с утренним меню. Золотые буквы были мне знакомы, но написание удивило. Высокий санталь я знаю, но вот прописные виньетки и закорючки никогда не ожидала увидеть в обычном электронном варианте. Слава создателям, мудреными словами сей образец изящной письменности не отличался. А с гелианскими блюдами я знакома не понаслышке. Моя мама просто не может жить без молочных продуктов. В прямом смысле. Я могу, но не хочу. Из-за меня в школьной столовой работает повар со звездной базы, знающий толк в нестандартных вкусах местных принцесс с инопланетными генами. Мне он достался, можно сказать, по наследству, когда маме пришлось переехать на Землю. Сейчас родители с близняшками живут в огромном доме Красиных, под Москвой. Хотя, живут – это не то слово. Мотаются туда-сюда. У папы работа, у мамы исследования. По-моему, их мечта – это телепорт на звездную базу. И я их понимаю. Мы с Киром и при наличии родителей нечасто их видели. Благо, нянек вокруг хватало. Вот, опять совесть проснулась. Последний раз я навещала сестренок три месяца назад. Вырастут, а я и не замечу…

Потыкала в знакомые названия блюд. Не мудрствуя лукаво заказала йогурт со свежей клубникой и сахарные булочки с чаем. Все желаемое оказалось на хрустальной тарелке через пару минут. Ахать не стала. А вот разобраться в природе происходящего себе пообещала. Из всего полученного совершенно непривычный вкус имел чай. Практически безвкусная коричневая жижа. И выбора этого продукта в меню не имелось. Зато теперь буду знать, что привезти гелианским родичам в подарок. Надеюсь, травяные чаи перевернут их представление о нормальном питании.

Клубника была похожа на нашу, но без запаха. Интересно, это потому как без химии, натуральный продукт, или наоборот? Ух, сколько вопросов!

Девушка за спиной молчала, и я, наконец, заподозрила неладное. Неужели мне подсунули андроида?

А потом стало стыдно. Я ем, она стоит. Если андроид, так и должно быть. А если нет? И как определить? Хотя, чего я дергаюсь?

– Девушка, а вы не хотите присесть и составить мне компанию?

Глаза у предполагаемого андроида округлились, и она даже отступила на шаг.

– Младший ревьер, – склонила она голову и опустила глаза.

Мда, в местных чинах я не разбираюсь. Лейтенант, сержант, майор? В общем, без разницы, главное, что младший и по форме одежды явно не принадлежит к офицерскому составу.

– Алиса, – я улыбнулась и протянула руку. – Приятно познакомиться! Можно узнать ваше имя?

На лице у девушки появилась непонятная мне эмоция, и она дернула головой.

– Зелия, племя Синей долины.

Я обрадовалась. Если племя, то уж точно не механизм. Нормальная живая девчонка. На гелиан из высоких родов не похожа, скорее всего, местный плебс. Поморщилась от словечка, но в сантале оно применялось именно к простым жителям планеты, как и обращение на ты. Надеюсь, я не ошиблась, а то еще обидится кто.

Кивнула на стул рядом с собой. Девушка кинула быстрый взгляд в сторону двери и присела на краешек.

– Тебе не положено здесь сидеть? – догадалась я.

Она кивнула.

– А то, что я села в кресло, это ничего?

– Я не могу вам запретить, но это место капитана корабля или адмирала, если он на борту.

Слова капитан и адмирал в сантале имелись и были мне понятны. Надо разобраться с остальными чинами.

– А почему ты не можешь мне запретить? – решила уточнить я.

– С сегодняшнего утра вы зачислены в юнги.

– И что, я по чину выше тебя?

Девушка посмотрела на меня, не скрывая удивления.

– Но вы же из клана Софито! Высокий род нельзя сравнивать с племенами…

Мда, шпион из меня хреновый. Засыпалась на незнании прописных истин. Нет, про племена и кланы я была в курсе. Только вот в тонкости отношений меня никто не посвятил. На Земле, конечно, имеются свои заморочки, особенно в среде аристократов, но все это очень условно. И тут до меня дошло про юнгу! С сегодняшнего утра меня зачислили в штат! Значит ли это, что домой не отправят, и вообще я остаюсь на корабле? Бросила недопитый чай и рванула к двери. Зелия приклеилась ко мне сзади. Я хихикнула. Моя любовь к хвостам сыграла злую шутку.

– Зелия, скажи мне, а глава совета, Гардиан Эльнини, он у вас на корабле кто?

– Адмирал.

– То есть, есть еще капитан?

– Зелия кивнула.

– А к кому мне обратиться для уточнения сложившейся ситуации?

– Обычно обращаются к вышестоящему офицеру. Но в вашем случае адмирал дал указания явиться лично к нему.

– А почему ты мне сразу не сказала? – возмутилась я.

– После завтрака. Он велел вас накормить и затем привести в кают-компанию.

Я подозрительно посмотрела на девушку.

– Тебя что, приставили ко мне бебиситтером?

– Нет, я ваш ревьер, – спокойно ответили мне.

– И какие твои обязанности? – на всякий случай уточнила я.

– Сопровождать, оказывать содействие, исполнять указания.

Что же это за должность такая? Обидно будет, если ко мне просто приставили няньку. Хотя вертелось что-то знакомое в голове. Старое русское слово из исторического романа. Ладно, буду воспринимать ее, как секретаря. Как Василий у дяди Бориса. Он тоже за ним везде хвостом ходит. Указания исполняет, содействие оказывает.

– Так что, идем к адмиралу?

Девушка кивнула и указала направление. Я уже поняла, что это командный уровень и когда разберусь в их обозначениях, смогу все находить сама. Вот столовую уже запомнила. Теперь на очереди кают-компания. К сожалению, с общепринятыми изображениями здесь не заморачивались. В жизни бы не догадалась, что вот эта закорючка – нужное нам помещение! Дверь плавно отъехала, и мы вошли в гостиную, оформленную в стиле виденной мной столовой. И это у них типа кают-компания?!

Дверь издала странный звук, и присутствующие дружно посмотрели на меня. А было их тут человек пять. И все из высших родов. А вот в белом кителе только адмирал, у остальных форма в стиле моего костюмчика. Ах, нет, еще один представитель клана весь в черном, и тоже с золотом. Ну, извините, мужики, я не в курсе, кто вы такие, поэтому не обессудьте. Коротко кивнула и замерла у двери. Стандартные приветствия я, конечно, знала, но не будешь же здороваться с одним адмиралом? Или с каждым присутствующим? Поэтому просто подожду. По этикету я не должна начинать разговор. К сожалению, для них я сейчас не женщина, а юнга.

Взирали на меня все без исключения с огромным интересом. И явно не как на юнгу. Кадр в черном вообще сделал шаг в мою сторону и раздевал взглядом. Щеки вспыхнули, и мне захотелось спрятаться. Если бы здесь был Дантир, спряталась бы за него. Он хоть и злой, но все-таки свой, знакомый и безопасный. Но моего жениха в каюте не наблюдалось. А вот адмирал был. И взгляд у него хороший, мягкий. И уголок губ чуть подрагивает, готовый улыбнуться. И черный разлет тонких бровей в сочетании с серебряными волосами смотрится сегодня не так грозно. И вообще глаза у него офигительные. Серебряные озера в ореоле черных ресниц. Аристократичный, далеко не маленький нос. И губы. Черт! Наверное, неприлично так пялиться на адмирала…

Не отводя взгляд, сделала несколько шагов, взяла за руку и оказалась у него за спиной. Высунула нос и осмотрела присутствующих. По-моему они офигели от такой наглости! На всякий случай попыталась забрать свою руку, но мне ее не отдали. Крепко держа, поставили перед собой.

– Господа, разрешите представить вам нашу гостью. Алиса из клана Сафито. С сегодняшнего дня, и на ближайший месяц – юнга «Серебряной крепости». Прошу любить и жаловать. А также оказывать содействие. За этот месяц юнга должен будет освоить стандартный учебный курс. Считайте, что у нас незапланированный практикант.

Мою улыбку ничто бы не смогло удержать! Юнга «серебряной крепости»! На целый месяц! Да еще практикант!

Я думала, народ будет возражать. Это же логично! Какая-то девица появляется неизвестно откуда и ее сразу принимают в штат корабля! Но все молча склонили головы, признавая право адмирала на подобные решения. Нравится мне их субординация! Те, что в зеленом, покинули каюту. Остался лишь мужик в черной форме и адмирал, все еще держащий меня за руку. Я дернулась. Меня отпустили и указали на кресло. По ощущениям, румянец все еще пылал на моих щеках. Еще бы! Схватить за ручку самого Адмирала! Им, наверное, и возраст мой выяснять не понадобилось. По гелианским представлениям взять за руку, это предоставить защиту. Мне еще в детстве дедушка объяснял, когда город показывал. Все сразу видят, что я младший член клана. То есть поступила я конечно по-детски, но вполне в рамках этикета. И вот интересно, чему эти офицеры удивились?

А вот капитан мне улыбнулся. Надеюсь, я не ошиблась, и в черной форме именно капитан. С его жесткой физиономией это выглядело немного странно и явно для него непривычно. Да и выглядел он не совсем стандартно для представителя высокого рода. Короткий ежик серебристых волос. Грубые черты лица. Большая серьга в правом ухе.

– Азалис, клан Вертего, – представился мне предполагаемый капитан.

– Алиса, – улыбнулась я. – А вы капитан?

Азалис повернул голову к адмиралу и поднял брови.

– В некотором роде, – ответил за него Гардиан. – Алиса, надеюсь ты уже поняла, что застряла в нашей компании надолго?

Я радостно закивала головой.

– Я рад, что тебя это не пугает. Просто хочу предупредить, что мы вышли из зоны действия любых средств связи. С родителями ты общаться не сможешь. Но не волнуйся, Софито их предупредит.

Я замерла. Ложка дегтя в этой огромной бочке меда таки оказалась. Надеюсь, папа не бросит флот Земного союза выяснять отношения с гелианами?

– Я же сказал, не волнуйся, – поморщился адмирал. – Эрне дипломат со стажем, и как-нибудь уладит это маленькое недоразумение.

Маленькое недоразумение!? Дедушка у меня конечно суперкрутой, но, к сожалению, он такой не один. И дяди у меня беспокойные. А главное, чтобы мама не вмешивалась, а то большой кирдык придет всему гелианскому флоту. А «Серебряная крепость» мне уже нравится.

Наверное, мужчины истолковали мое выражение лица по-своему.

– Малышка, мы не можем сейчас вернуть тебя на Землю. Но ты не бойся, здесь тебе ничего не угрожает, – мягко сказал Азалис.

Я посмотрела на адмирала. Он что, тоже подумал, что я испугалась? Хотя, если он эмпат, как минимум почувствовал мое беспокойство. Но я же не за себя боюсь! Как бы ему объяснить?

– Понимаете, у меня очень непростые родители. Не думаю, что они спокойно отнесутся к сложившейся ситуации. Мне в любом случае надо с ними поговорить.

Мужчины переглянулись.

– Две минуты, – огласил решение адмирал. Капитан кивнул. – Соединение будет по нестандартному каналу, поэтому постарайся сжато сформулировать свою мысль. С кем ты хочешь связаться?

Упс. У кого из наших самые крепкие нервы? С Киром я уже говорила, но узнай он, что я сегодня не вернусь на планету, будет в бешенстве. Вообще он по жизни не злой, но то, что родители в какой-то мере сбросили контроль за мной на старшего брата, кажется не лучшим образом сказалось на его характере. Нет, Киру звонить не буду, уши еще с прошлого раза болят.

Мама кричать не будет, но вряд ли одобрит нахождение мелкой меня на военном корабле. А корабль военный, тут к гадалке не ходи. А кто такое одобрит? Было бы мне лет восемнадцать, и хотя бы первый курс академии за плечами, хвост даю на отсечение, папа бы обрадовался. Я еще не забыла тот разговор двухлетней давности. Конечно, за это время многое изменилось и приоритеты у меня немного сдвинулись, но почему бы нет? То, что гелиане моя родня, непреложный факт, и никуда от него не деться. Сейчас или потом мне все равно придется разбираться со своей генетически извращенной наследственностью. Все просто. Все сложно. И что известно о моем отце самим гелианам?

Папа с мамой гостили на Гелиосе одиннадцать лет назад по приглашению дедушки. Даже были представлены Совету. Папу знают, как принца Уэльского. Официально он числится в дипломатической миссии. Все контакты с той же Синией сейчас идут через него. Но известно ли совету о том, что папа босс Черного сектора и фактически возглавляет всю нашу внешнюю разведку?

Я кинула быстрый взгляд на Гардиана. Интересно, он же мысли читает не дословно? Только считывает эмоции? Или нет? Меня бросило в жар. Да, я тут для них скорее не шпион, а находка для шпиона. С другой стороны, не я же этот дурацкий браслет на себя надела! И координаты Борис оставил прежними. А если звезды зажигаются, значит этого кому-нибудь нужно. Например, папе. Вот сейчас и посмотрим, как он отреагирует.

Связь получилась странной. Гардиан взял мой ком, что-то там помудрил, а потом велел закрыть глаза. Я закрыла и увидела ошарашенную физиономию своего отца.

– У меня глюки? – вопросил он.

– Нет, у тебя дочь на связи, – решила взять инициативу в свои руки я. – Понимаешь, у нас тут проблемы с расстоянием, кажется. В общем, обычный ком не работает.

– Где ты? Кир доложил, что ты на Гелиосе.

– Я в гостях на гелианском корабле, и остаюсь у них на практику на ближайший месяц. Меня взяли юнгой, и вообще все в шоколаде!

– Бедный Дантир! Что ты с ним сделала на этот раз? Надеюсь, тебя не выкинут в открытый космос в процессе?

Я уже хотела поведать о клевом адмирале, но связь резко исчезла. Я открыла глаза и уперлась взглядом в бледное лицо Гардиана. Он вытер лоб рукой и откинулся на спинку кресла. Ну, ничего ж себе! Это он так типа силой мысли? Что же это за способности такие?

– Тебе удалось успокоить отца? – решил удостовериться капитан.

– Я его скорее заинтриговала, – усмехнулась я. – Но гоняться за мной он теперь точно не будет.

Азалис поднял брови. Я решила пояснить.

– Если бы папа заподозрил, что у меня не все в порядке, он бы нашел способ меня отсюда вытащить. Не знаю как, но нашел бы. Я улыбнулась. Мужчины опять переглянулись. Если до этого у них было досье на мою семью, то теперь они постараются сделать информацию наиболее полной. По глазам вижу. И флаг им в руки! О том, что у меня в роду фейри, узнать невозможно! Даже если считать мысли у окружающих. Да и не поймут они, кто такие фейри. А для меня это отличный козырь. Еще не знаю, зачем он мне нужен, но в жизни пригодится.


Глава 6
Если звезды зажигаются…

Вы когда-нибудь ловили кайф? Никогда не думала, что обычная практика может ознакомить с таким необычным ощущением! Корабль действительно оказался военным. И это был даже не корабль, а что-то наподобие нашей звездной базы. Вместимость мне не сообщили, но наличие пяти уровней говорит само за себя. Я обитала на командной палубе вместе с офицерским составом. Кроме Азалиса и Гардиана было еще десять представителей высоких родов. На уровень ниже они тоже имелись. Тот же Дантир просто еще по чину не дотягивал. А вот наличие у него крутой каюты объяснялось просто. На нашем уровне каюты были еще круче! Это были даже не каюты, а просто шикарные апартаменты. Я оказалась в одном из двух имеющихся здесь помещениях эконом класса, предназначенных для слуг лишь потому, что все люксы сейчас имели своих владельцев.

Долго пришлось доказывать, что для меня это совершенно неважно. При перелетах с Земли на ту же базу, приходилось жить в каютах и похуже. На меня смотрели подозрительно. Информация о том, что я принцесса в квадрате и у Адмирала, и у капитана имелась. Пришлось заверить, что дипломатический скандал им точно не грозит. А вот няньку при мне оставили. Зелию поселили в соседней с моей, простой каюте. Но это никак не ограничивало мою свободу. Даже наоборот. В сопровождении девушки я могла посещать все уровни, а вот без нее лишь три верхних. Но такого еще не случалось. Зелия ходила за мной, как приклеенная, и это даже не вызывало раздражения. Вот что значит, работают профессионалы! Мне бы в детстве такую няньку! Бедный Кир, как я его понимаю!

Сейчас я, конечно, взрослая и во всякие авантюры не полезу, но какова игрушка! Я влюбилась в «Серебряную крепость», можно сказать, с первого взгляда. Через неделю знакомства, выползая из-под системы жизнеобеспечения на нижнем уровне, мне все еще хотелось познать это необычное место. Да, я облазила все палубы вдоль и поперек. Разобралась в системе знаков, научилась управлять внутренними блоками. И даже сунулась в капитанскую рубку. Тут, правда, мне ничего не обломилось, но попытка не пытка. Указание отвечать на все мои вопросы получили все, кроме высшего командного состава. Эти старались вести себя вежливо, хотя, кажется, воспринимали, как беспокойного домашнего питомца. Но я не сдавалась. Вопрос, куда и зачем мы летим, до сих пор оставался открытым.

Гардиан занимался со мной по часу в сутки. В остальное время он старался меня избегать или просто был занят. Это было обидно, потому что адмирал нравился мне все больше. И даже не во внешности дело. Вон помощник капитана, Этиль из высоко рода Инриди, кажется, двоюродный брат моего Дантира, настоящий писаный красавец. И, главное, сам в курсе, какой ступор вызывает у женщин. Лично видела двух барышень с третьего уровня, гипнотизирующих мужчину влюбленными глазами. А он, гад надменный, пробежал своим ледяным взглядом и даже бровью не повел. Видно привык.

Так вот, мой адмирал был совершенно небезразличен к окружающим. Имея такой же ледяной взгляд, он умудрялся проявить внимание даже к персоналу. Скорее всего, сказывались его эмпатические способности, но мне это было приятно. Мало того, лично я всегда получала свою порцию тепла и понимания. И это было настолько необычно! Ведь вряд ли на этом корабле, да и на всем Гелиосе, был кто-то круче Гардиана из клана Эльнини. Жаль, наше время было ограничено.

Но однажды утром я проснулась и поняла, что что-то изменилось. Быстрее забегали фигурки в комбинезонах. В мелодии корабля появился незнакомый писк, а всегда веселый офицер из каюты напротив, увидев меня, нахмурил брови. Решила не паниковать заранее и отправилась на завтрак. По пути стукнула Зелии, чтобы догоняла. Как обычно младшие офицеры встретили приветливо. Столовая на четвертом уровне вполне демократична, не питается здесь лишь обслуга с нижней палубы. И как ни странно представители высоких родов мирно сосуществуют с выходцами из племен. Их я уже различать научилась.

Нет, высших конечно ни с кем не перепутаешь, там и лица специфические, и выражения этих лиц соответствуют. А вот основных племен всего три. И если в принадлежности высших я еще путаюсь, то этих могу идентифицировать безошибочно. Да и большая часть народу здесь из Синей долины, как и моя Зелия. Темноглазые брюнеты со светлой кожей и наличием определенного уровня интеллекта. А вот более смуглые – это уже племя Солнечного ветра. На четвертом уровне их всего двое. Их основная работа на нижней палубе. Третье же, самое многочисленное племя, Красной змеи. Его представителей легко узнать по красноватому оттенку кожи и темным волосам с тем же красным отливом. На кораблях такие – редкость. Но на «Серебряной крепости» мне удалось отыскать двух девушек в пищевом блоке. Причем меня больше интересовал их язык, чем внешние отличия. Понятно, на высокий санталь я не рассчитывала. Зато подарок маме удался. Как я и предполагала, каждое племя изначально имело свой язык, в дальнейшем трансформировавшийся в диалект. Хорошо, мой лингво последней модели делал все сам. Вот вернусь, пусть специалисты разбираются.

Так вот, в столовой все было, как обычно, и я временно успокоилась. Мало ли что там у нас на командной палубе происходит. Плюхнулась за столик к знакомым связисткам и углубилась в дебри меню. Благо, это не корабль Земного союза с сухими пайками. С появлением на столе завтрака в дверях нарисовался мрачный Дантир. И куда бы вы думали был направлен его недружелюбный взгляд? Конечно на мелкую, совсем ни в чем не успевшую провиниться, меня. Хотя с Дантиром это отдельная история. О нем я вспомнила на второй день пребывания и не мудрствуя лукаво отправилась искать. Зачем? Чтобы извиниться. Все-таки некрасиво получилось. И сколько себя не уговаривай, что уж я-то виновата здесь в последнюю очередь, совесть вела себя как клубок маленьких царапучих котят. Зато в конце поисков мне стало еще хуже. Дантир оказался не где-нибудь, а на настоящей гауптвахте. Встретиться нам не удалось, зато появилось желание не встречаться вообще. Мало ли почему он там оказался? Сразу возникли подозрения, что благодаря мне.

В общем, наличие сердитого Дантира в дверях столовой ничего хорошего мне не сулило. А этот гад молча направился в мою сторону и, кивнув девчонкам, плюхнулся на свободное место.

– Привет, мелкая.

Я в ответ закивала и попыталась улыбнуться. Дантир хмыкнул.

– Да не дергайся ты так. Сам понимаю, что вляпалась ты сейчас не по-детски. Да и виноват я. Надо было сразу браслет блокировать. Ну, разбила бы там коленки, или сломала чего. Сейчас медицина у вас на нормальном уровне, вытащили бы.

Я вспомнила, на каком этапе попала к Дантиру и побледнела. Это сейчас понимаю, что ничего бы страшного не случилось, Кир уже был на подходе. А тогда ненавистный жених казался истинным спасением. И плевать на его внешний вид и двух девиц! Он реально меня спас, во всяком случае, от психологической травмы.

Я опустила глаза и смущенно повела пальцем по ободку тарелки. Рассказать, не рассказать? Сейчас он почему-то чувствует себя виноватым. А так может и вспомнить, из-за кого залетел на гауптвахту.

– Да не мучайся, мелкая! Получается, от судьбы не уйдешь. Я даже рад, что так получилось. С моими предками спорить – себе дороже. А я уже голову сломал, как от тебя избавиться. Но видишь, все само получилось. Конечно, я тебе не завидую, но поверь, из нас бы вышла жуткая парочка.

Этот гад похлопал меня по плечу, поднялся и быстро вышел. Я же осталась в полном обалдении. И что он этим хотел сказать? Пощупала браслет. Мой поводок никуда не делся и плотно сидел на запястье. Я пожала плечами и посмотрела на девчонок. Те в ответ тоже сделали круглые глаза, находясь в явных непонятках. Может у господина офицера от интенсивной работы шарики за ролики заскочили? Тут на место Дантира села Зелия и вопросительно уставилась на меня. Да, виноватая я, слиняла без сопровождения. Но я же недалеко и по известному маршруту. Девушка покачала головой и углубилась в меню. Ну и чего я нервничаю? Дантир сказал не дергаться, значит, дергаться не буду. Во всяком случае, пока не пойму, зачем. Если он считает, что каким-то образом сумел от меня избавиться, значит, флаг ему в руки.

Я расслабилась и, слизнув с ложечки воздушную творожную массу, запила ее чаеподобной бурдой. И вот отсутствие нормальной заварки действительно повод чувствовать себя некомфортно. А Дантира с начала полета я вижу второй раз, и желания лицезреть его в дальнейшем не имеется. Значит, так тому и быть. Я дала Зелии дожевать и поднялась на выход. Надо еще понять, что вокруг происходит. Правда, все ведут себя как обычно, но звуки… Готова поспорить на новый хвост, мы вышли из стандартного режима полета. Я зажмурилась и попыталась представить капитана. Схема корабля здесь была не нужна. Я прекрасно чувствовала направление и так. Рядом с капитаном почувствовала и адмирала. Кто бы сомневался. Ну что, проверим степень их лояльности к маленьким лисичкам? Я сменила уровень и развернулась в сторону рубки. Зелия молчала.

Двери отъехали, пропуская меня в святая святых корабля. Мужчины синхронно обернулись, оторвавшись от экранов, на которых маячил сиреневый шар. А мне теперь и спрашивать ни к чему. Мы явно болтаемся на орбите. То есть вышли из затяжного прыжка. Я мельком глянула на свой ком. А вот возможность связи не появилась. И, скорее всего, ее глушат искусственно.

Мужчины переглянулись и кивнули друг другу. Капитан сделал знак помощнику. Я затаила дыхание. Что-то происходило, и мне явно решили отвести в этот чем-то определенную роль.

– Леди, вы уже позавтракали? – вопросил капитан, чтобы как то прервать нашу игру в гляделки.

– Угу, – кивнула я, и уставилась на экран. Сколько раз видела Землю с орбиты, и то зрелище явно отличалось от нынешнего.

– Алиса, я не смогу заниматься с тобой ближайшие несколько дней, так что веди себя хорошо и постарайся не разобрать корабль по винтику, – спокойно произнес адмирал. Я же сразу почувствовала комок обиды, застрявший где-то в районе горла. Сказал, прям как маленькой! Ну ладно, с собой не берут, у них, понятно, свои дела на этом шарике, но зачем так унижать?

Брови Гардиана нахмурились, и он резко шагнул ко мне. Притянул носом к рубашке, погладил по голове.

– Радость моя, я всего лишь сожалею, что не могу уделить тебе ни крупицы своего времени. Наша миссия не предполагала появления тебя на борту, но поверь, это самое хорошее, что случилось со мной за последнее время.

Я улыбнулась. Ну если я – самое хорошее, то тогда ладно, пусть летят. Так и быть, корабль разбирать не стану. Подняла голову и заглянула в льдинки глаз, сейчас потемневшие. И даже серебристый узор, похожий на изморозь, дрогнул, уступив серому предгрозовому небу. Круто! Так бы и смотрела! А если засунуть его под микроскоп, интересно, получится рассмотреть физику процесса?

– О чем ты думаешь, дитя? – немного заволновался адмирал.

– Да так, по мелочам, – заулыбалась я. Ни за что не расскажу, он же со смеху умрет!

Вывернулась из заботливых объятий, махнула капитану и шагнула к дверям. Уже и так понятно, что мне ничего рассказывать не собираются. Ну и ладно. И так спасибо, что за борт не выкинули, и возятся, как с маленькой. Где там моя нянька?

Зелия ожидала за дверью и молча последовала за мной. Занятие у нас имелось. Сначала я собиралась выловить одну из краснокожих девиц и добить их диалект. Потом стоило помучить техника с нижней палубы на предмет принципа работы кристалла. И вот, если останется время, все-таки разобраться, где мы находимся. Не то чтобы специально, просто этого никто не запрещал, а времени до фига.

Пару дней жизнь текла своим чередом. Судя по звуку, мы так же болтались на орбите. Внешние экраны честно транслировали открытый космос. На моем уровне все высшие не вылезали с совещаний. А если и передвигались по коридорам, то с очень озабоченным видом. На четвертом в столовой пропали несколько знакомых техников. Надеюсь, там, где они сейчас, их не забыли покормить. Связистки на вопрос о происходящем только пожимали плечами. Их явно в известность никто не ставил. А вот те, кто был в курсе, общаться со мной не были уполномочены. Это немного раздражало, но я старалась себя отвлекать.

Но вот пришло очередное корабельное утро, и в мою дверь постучали ни свет ни заря. На Зелию это было не похоже, и, прежде чем открыть дверь, я на всякий случай натянула форменные штаны. На моем пороге оказался Азалис. Он скептически окинул меня взглядом и приказал быстро одеваться. Я заикнулась о своей няньке, но капитан отрицательно мотнул головой. Это еще больше распалило мое любопытство, и потому готова была уже через пару минут. Расчесаться, правда, не успела, вряд ли моя растрепанная коса кого-то заинтересует. Происходит что-то из ряда вон выходящее. Такое, что в этом рискуют задействовать и меня.

Интуиция не обманула. Мы с капитаном прошли в шлюзовой отсек к катерам. Там меня нарядили в теплый комбинезон и выдали кислородный шлем. Ни высших с моего уровня, ни самого адмирала не наблюдалось. Погрузились мы в катер вчетвером. Парни были мне знакомы по столовой и явно относились к высоким кланом. Младшие офицеры. А вот определить специализацию мне не удалось. Нашивки на куртках скрывали комбинезоны. После получения шлема тут и ежику понятно, что летим на планету. Только вот каким боком здесь я? Да и срочность происходящего немного пугала.

Возможности реактивного катера вызвали жгучую зависть. Первая мысль: хочу такой же! Похоже, эти хитрые техномаги данную разработку никому не демонстрировали, и продаже с обменом она не подлежала. Дядины катера на кристаллах – каменный век по сравнению с этой игрушкой! Хотя кто бы сомневался, что на Синию попадает только устаревшая техника? Правильно, никто и не сомневался…

В общем, на сиреневой планете, которая в ближайшем рассмотрении оказалась совершенно другого оттенка, мы оказались за рекордно короткое время. В реальности все вокруг было желтым, охристым и резало глаз отсутствием привычной зелени. Даже на Синии с ее радужным эффектом и повышенной влажностью мне не было так странно. И главная странность оказалась в том, что все приборы моего шлема показывали стандартный состав воздуха, а дышать без шлема конкретно для меня оказалось невозможно. Так и не надевший шлем капитан объяснил мне суть проблемы. Влажность на Гелиосе практически такая же, как на Земле. То есть здесь мы, вроде, на равных. Но так как я потомок жителей Радужного мира, то моя потребность в составе воздуха немного отличается. В обычной жизни это не заметно, на тех же кораблях стараются поддерживать высокую влажность из-за особенностей систем вентиляции. А вот на новом объекте, так называемой «Сиреневой планете», влажность ниже практически в два раза. И если для военных это совершенно терпимо, то со мной решили подстраховаться. А я еще удивлялась отсутствию кислородных баллонов! Конечно мне в шлем подавался не кислород, а простая вода, разбиваемая небулайзером на мельчайшие частицы. При таком режиме двухсот грамм должно хватить практически на двенадцать часов.

Мама рассказывала, что в детстве ей около года пришлось ходить с подобным, но более мобильным аппаратом. В противном случае при выходе из дома, где постоянно работали увлажнители, она просто теряла сознание. Конечно, на мое появление на корабле никто не рассчитывал. В результате все, как нормальные люди, а маленькая лисичка, как космонавт – в огромном шлеме.

Я огляделась. Наш катер качественно прикрыли техноиллюзией, и он практически сливался с местным пейзажем. Кроме барханов и плешей пожухлой травки, которая выглядела совершенно аномально в окружении песков, я ничего не видела. А ведь где-то здесь должен быть временный лагерь. Сквозь иллюзию техномагов обычно не пробьёшься, она вплетена в структуру материи, и я плюнула на это неблагодарное дело. Захотят, сами покажут. Зачем-то же меня сюда привезли. И это явно не познавательная экскурсия. Что-то у них здесь случилось.

Своих спутников я видела отчетливо, хотя и ёжику понятно, что если скрыли катер, то нас и подавно. Это говорит о том, что кто-то из офицеров специализируется именно на прикрытии. Но вот кто? За месяц пребывания на корабле я поняла, что тот же Азалис не просто капитан. По повадкам – классический безопасник. Мне ли не видеть такие вещи? Все-таки детство в Черном секторе наложило свой отпечаток на восприятие реальности. Я попыталась присмотреться к мужчинам. На меня никто не обращал внимания. Разве что капитан крепко держал за руку, всматриваясь в окружающую пустоту. Офицеры также внимательно смотрели по сторонам. Неужели что-то видят? Обидно! Иллюзии техномагов – скорее, физический эффект, просто технология маскировки. Рассмотреть такое возможно, но для этого надо знать структуру. С этим Адмирал ознакомил меня в первую очередь, надеясь получить взамен информацию об иллюзии, прикрывавшей меня саму. Но способности фейри не идут ни в какое сравнение с возможностями и талантами техномагов. Объяснить суть я действительно не могла, не засветив само существование фейри. А если они проявят интерес к бабушке, мне будет над чем посмеяться.

Через пару минут мы неожиданно резко сдвинулись с места в направлении одного из барханов. Притяжение радовало. Эта планета оказалась поменьше Земли, иначе я бы давно увязла в песчаном безобразии под ногами. Участки с травой явно были пожестче, но располагались они произвольными плешками, а мои спутники прыгать с кочки на кочку не собирались. Руку Азалис не отпустил, потому ощущала я себя воздушным шариком на ниточке. Еще немного ускорения и полечу.

Неожиданно под ногами появилась твердая скалистая поверхность. В ушах что-то чпокнуло, в глазах зарябило. Я зажмурилась и опять распахнула глаза. Оооо! Да здесь целый лагерь! Не, ну так нечестно!


Глава 7
Объективная реальность

Нас ожидал один из высших. Сердито посмотрел на часы и махнул рукой в нужном направлении. От неприязни в его взгляде я передернула плечами. Да, знаю – они такие. Но одно дело – холодное безразличие, и совершенно другое – вот такие знаки внимания. Крепко сжала руку Азалиса, непроизвольно прося защиты. Капитан рыкнул и двинулся вслед за офицером. Черт! А я так надеялась, что мой защитник врежет этому надменному хаму по морде! Не срослось. Выдержка у них отменная, и высший не так прост. Ну и ладно, я не альтруист и смогу сделать ответную гадость взрослому дяде. Надменный взгляд еще не натренировала, а вот свои способности оттачивать надо именно на таких субъектах. Может, у ребенка стресс, и в моем случае месть не то блюдо, которое стоит подавать холодным. Я же по сути своей не обидчивая. И даже не злая. И минут через двадцать забуду ему и этот взгляд, и много чего еще. Вот сейчас отомщу и забуду.

Вот ежики колючие! О том, что отдача замучает, я и не подумала! Интересно, сколько у меня переломов? Над головой раздалось сердитое сопение, и тяжелое тело сползло с моей пострадавшей тушки. Спасибо, Азалис оказался не толстым, а просто огромным и тяжелым, относительно мелкой меня. И прикрыл профессионально. Пострадала я, скорее, при падении на скалистом участке, а вес он постарался перенести на руки. Ну, немного не рассчитал. Меня вздернули с земли, и я вскрикнула от боли. Потом все-таки посмотрела вперед, не пропадать же такой шутке, и начала истерично смеяться. Слезы немного туманили взгляд, но рассмотреть совершенно офигевшего высшего с выпученными глазами, все еще направляющего бластеры в пустоту перед собой, удалось отчетливо. Еще бы! Они же, как пить дать, прочесали эту мелкую планетку по сантиметру и явно не рассчитывали на подобных представителей местной фауны. А что? Зря меня Гардиан тренировал? Я всего лишь спроецировала земноводного кракена. Тот самый экземпляр, которым дядюшка Таль хвастался в свой прошлый приезд. Уверена, встреться такое чудо в песчаной пустыне главе техномагов, он бы не задумываясь заподозрил неладное в моём лице. Но надменный хам из высшего командного состава о способностях щуплой полукровки явно не подозревал. И в моих интересах, чтобы не догадался, откуда ноги растут. Я быстро сделала испуганные глаза и вцепилась в капитана. Тот как-то подозрительно на меня посмотрел, а потом улыбнулся.

– Сергиус, мы же под защитой купола. Вам явно следует подлечить нервы, – съязвил мой спутник.

Высший подозрительно глянул на Азалиса и медленно спрятал оружие. Что и о ком он подумал, мне, к сожалению, неизвестно. Техномагов, способных на полноценные иллюзии, единицы. Да и специфика дара гелиан совершенно другая. А вот испугался точно! Хорошо, мою коварную улыбку под шлемом не видно! Пусть теперь смотрит на меня, как хочет. Я всегда буду видеть его ошалевший взгляд и вспоминать такую удачную месть. Правда, ребра тоже не дадут об этом забыть. Я дернулась и обхватила себя руками. Ууууу! Капитан быстро развернул меня лицом к себе и стал что-то нажимать на панели комбинезона. Экспресс диагностика, плавали – знаем.

– Переломов нет, ушиб средней тяжести. Не пугайся, сейчас обезболит.

Капитан забегал пальцами по панели на моей груди, и в руку впилась игла. Я дернулась.

– В этой форме только те лекарства, которые для тебя безопасны. Подожди минуту. Долечим на корабле, а сейчас часов на пять тебе хватит.

Меня опять взяли за руку и повели вслед за сердитым высшим. Интересно, а техномаги очень злопамятны? Конечно, интересоваться уже поздно, но этот Сергиус явно не идиот и причину своего конфуза со временем обнаружит. А мне достанется как свидетелю. Надеюсь, меня он в особых талантах не заподозрит, слишком самоуверен. Все в нем слишком. А вот капитан теперь знает, на что я способна. Не думаю, что именно для него это новость. Все-таки с Адмиралом они, похоже, друзья. Ладно, будем надеяться, я не слишком подставила Азалиса. Пусть этот напыщенный индюк, высший, сначала докажет нашу причастность.

Задумалась и чуть не врезалась носом в огромную каменюку. Или мелкую скалу. Высший усмехнулся и провел рукой по шершавой поверхности. А слева от нас уже стояло несколько парней в скафандрах. Упс. Ну и маскировка у некоторых!

– Докладывайте, – рыкнул наш сопровождающий.

– Все без изменений. Лазерная пила вышла из строя еще час назад. Инриди до сих пор там, бьется над решением, – отчитался один из парней.

– То есть на связь Эльнини не выходил?

– Никак нет! Мы задействовали все уловители сигналов. Но вы же понимаете, что даже Эргус в этом плане слабее адмирала.

– Открывай, – кивнул высший на скалу.

– Эээ, – парень у предполагаемого входа неуверенно посмотрел в мою сторону.

– Вы что, совсем тут страх потеряли! – рыкнул высший. – Открывай, я сказал!

А я во все глаза пялилась на каменюку, которую уже успела потыкать пальцем. Неужели, пещера Алладина? Сейчас камень отъедет в сторону и взгляду нашему откроются несметные сокровища!

Камень не отъехал, а просто растворился в воздухе. Я ахнула. А капитан приобнял меня за талию и втащил во тьму прохода. Ступенек не наблюдалось, мы просто быстро шли по наклонной тропинке, усыпанной камнями. Если бы меня не держали, я бы уже десять раз навернулась. Приличное освещение от встроенных в форму фонарей не спасало от булыжников под ногами. Высший шел впереди, сзади пыхтели двое парней.

Через некоторое время мы остановились в маленькой пещерке, скорее, естественного происхождения.

– Останьтесь тут, – кивнул капитан нашим сопровождающим.

И мы двинулись дальше. Я заметила, что стены стали более гладкими, а камней под ногами поубавилось. Свет фонарей теперь отражался от всех поверхностей и слепил глаза. Где-то я такое уже видела. Явно не в Англии. Для спелеологов там не рай на Земле. То бишь, с пещерами там туго. Да и была я в пещерах всего раз в жизни. Лет семь назад Анжелика решила показать Киру что-то необычное, а я увязалась с ними. Ребята ругались и брать меня не хотели. Но кто же их будет слушать! Я пригрозила нажаловаться дяде и была взята на буксир сердитыми родственниками. От охранников, положенных всем нам на Синии, сестрица успела избавиться еще в начале пути.

А путешествие действительного того стоило. Кир просто пыхтел от восторга! А потом Лика показала ему какой-то фокус, и мне удалось тайком обзавестись офигительным сувениром. Когда двое авантюристов гипнотизировали стену взглядами, мелкая трещинка взорвалась брызгами крошечных блестящих камушков. Ребята восторженно ахнули, а я незаметно сняла с рукава одну из блестяшек и сунула в карман.

Родители тогда ничего не узнали, а кристаллик стал моим и очутился в шкатулке с «сокровищами», рядом с засушенным жуком и хвостом ящерицы. Через несколько лет я узнала, что это такое. Настоящий радужный кристалл! С тех пор это мой талисман. И сейчас он болтается на шее в ажурном платиновом кулончике.

Мы резко остановились, и я встретилась с холодным, безразличным взглядом красавца Этиля из рода Инриди. Ах, вот о ком они говорили! Высший выглядел неважно и на вопросительный взгляд капитана отрицательно покачал головой. Рядом с ним еще один высший с нашего уровня так же нахмурил брови.

– Эргус, я привел тебе Алису, можешь попробовать, – обратился к высшему капитан.

– Если он выберется, то оторвет нам головы, – скривился Эргус.

– Когда выберется, – уточнил капитан. – Не волнуйся, в этом случае всю ответственность беру на себя.

Я заинтересованно переводила взгляд с одного на другого. Только дурак не понял бы, что им как-то удалось потерять адмирала. Только вот где он, и при чем здесь я?

Второй час сижу в позе лотос и таращусь на стену перед собой. И с чего они взяли, что именно в этом месте стоит ставить эксперименты? Гардиан исчез вчера днем вместе с заместителем и одним из членов совета. Охрана в виде двух лбов, сопровождающих и нас, утверждает, что высшие их так же оставили в мелкой пещере и дальше двинулись сами. Это я понять могу. Цель экскурсии явно не предается огласке. Но окружающие на идиотов тоже не похожи. Если я сопоставила местные каменюки и радужные кристаллы Синии, то что мешает это сделать остальным? Разве что они сами никогда не видели пещеры радужного мира, что вполне вероятно.

О том, что техномаги не способны сами вести добычу ценных кристаллов, известно не всем. Но это основа безопасности самой Синии. Может, нехорошо так думать о родственниках, но не будь этой проблемы, вряд ли мамина родная планета осталась независимой. Даже при таком раскладе гелиане умудряются влиять на события. И явно не рады присутствию в радужном мире земных представителей. А тут такая прелесть в соседней галактике. Может, с кристаллами я и ошибаюсь, но не просто же так мы месяц сюда добирались?

А вот сидим перед этой стенкой совершенно напрасно. Я понимаю, что адмирал в суть наших уроков никого не посвящал, но могли бы и так догадаться, что я не Красная леди. Или они все здесь дальтоники? Рыжий – он и на Гелиосе рыжий, но никак ни красный. Единственное, что у меня теперь неплохо получается, это иллюзии и, как ни странно, перемещения. Немного не так, как у гелиан, среди них иллюзиями владеют единицы. И принцип другой. Но у Гардиана же получилось все это мне объяснить. А вот способ передвижения у меня классический, как у всех владеющих им техномагов, которых тоже немного. Правда, толку от этого никакого. В моем браслете изначально был четкий вектор на жениха. Теперь же адмирал сделал привязку на себя. Сказал, что будет контролировать меня как учитель. Приятно конечно, но зачем ему такая головная боль в виде меня непоседливой? Вот смеху-то будет, если на каком-нибудь заседании совета ему на руки свалится рыжая девица! А если в кровать? Интересно, он вообще женат?

Мои бредовые мысли прервал Азалис, сунувший в руки контейнер с обедом. И это он, можно сказать, вовремя. На сытый желудок мне намного лучше думается. Вот сейчас поем и решу все их неразрешимые проблемы. Глянула на мужиков. Они явно сомневались в логичности моего здесь присутствия. Эргус настраивал какое-то оборудование, Этиль чинил лазерную пилу. Сергиуса поблизости не наблюдалось, а вот капитан смотрел на меня с надеждой. Интересно, а какой у него дар? Пока гадала, сжевала предложенное, даже не опознав содержимое. По сути, какая разница? Главное, живот не бурчит и от умных мыслей не отвлекает. А мысли мелькают, только вот схватить нужную за хвост не получается. Вот была бы здесь Лизка, точно что-нибудь придумали-бы! Она всегда знает, куда меня надо пнуть, чтобы голова заработала.

Азалис протянул шоколадку с орехами, мою любимую. Молча взяла, развернула шуршащую обертку, откусила и, не отрывая взгляда, уставилась на капитана. А ведь он точно знает, что я не Красная леди. И даже, скорее всего, в курсе моих способностей. Но что-то заставляет его в меня верить. Я понимаю, что надежда умирает последней, но почему я?

– Капитан, а скажите, сколько из ваших высших могли бы переместиться сейчас к адмиралу?

– Нисколько. Для перемещения нужны точные координаты. И даже если просчитать и рискнуть, вероятнее всего такой экспериментатор окажется в толще камня.

– Не поняла! На них что, нет маяков?

– Есть. Они прекрасно работают на поверхности, но здесь их что-то глушит.

Я задумалась. А ведь он не скажет, чего от меня хочет. Для гелиан жизнь детей священна. И то, что я полукровка, и в своем мире не совсем ребенок здесь никого не интересует. Даже тем, что привел меня сюда, Азалис нарушил все существующие на Гелиосе правила. Хотя для безопасников закон не писан. Сейчас его задача спасти адмирала любой ценой. Не хотелось бы думать, что даже ценой моей жизни.

– Я являюсь для адмирала маяком? – уточнила я.

Азалис покачал головой.

– У вас односторонняя связь. С его способностями маяк не имел смысла. Хотя теперь, я надеюсь, он пересмотрит свою позицию.

– А его пара, она на Гелиосе?

– У адмирала нет пары, но даже если бы она была, то расстояние слишком велико. Мы в другой галактике, девочка.

– Но вы же понимаете, что мне этот камень не пробить? Если даже ваши хваленые техномаги здесь бессильны!

– У нас изначально шансов было немного. Мы надеялись, что структура этих пещер хоть немного отличается, поэтому и предприняли данную экспедицию. Но, к сожалению, кристаллическая решетка радужного кристалла в сотни раз плотнее обычного камня. Это тупик. К такому мы были готовы. Но вот исчезновение адмирала и двух членов комманды…

– Скажите честно, капитан, чего вы от меня ждете? – я замерла, всматриваясь в его потемневшие глаза.

– Глупости, необдуманных решений, эмоционального всплеска, истерики, наконец, – выдал мой собеседник с совершенно серьезной миной. Я открыла рот и уставилась на мужика, как на ненормального. И ведь он не шутил! То есть, что бы я сейчас ни сделала, ответственность только на мне. И взрослые дяди тут как бы не при чём. Ничто не отрезвляет лучше чистой правды. А ведь в самом начале была у меня идиотская мысль: создать жизнеопасную ситуацию и притянуться к Адмиралу. Но я же не совсем слабоумная, да и цепочка последствий вырисовывалась не из приятных. Даже если удастся, нас там просто станет четверо. И если уж такой великий техномаг, как их глава Совета, не может пробиться сквозь камень, то затея изначально тупиковая.

– А реально как-то связаться с нашей галактикой? – уточнила я.

– Можно передать текстовое сообщение через несколько промежуточных точек.

– То есть, шансы получить помощь через месяц у нас имеются.

– У нас не было задачи долететь быстро, да и размеры базы это не предполагают. Так что более мелкий корабль на кристаллах затратит на путь недели две.

– И почему мы сидим, кого ждем?! Если сейчас быстро связаться с главой Красного клана, у нас есть шанс вытащить ваших попаданцев живыми!

– Пока дойдет сообщение, пока его обсудят и примут решение, не факт что в нашу пользу – пройдет время. Даже две недели без воды и еды для организма критичны.

– А вы видите другой выход?

– Если не заметила, мы задействовали все варианты. Даже тебя. И не остановимся.

Я задумалась. Все варианты – это хорошо, но не упускать же самый очевидный!

– Давайте, на чем писать! Будем составлять письмо дядюшке Тигранталю.

Мне протянули наладонник. Немного подумав, выдала текст:

«Привет, дядя Таль! Срочно нужна твоя помощь! Вопрос жизни и смерти! В крутой компании попала в ловушку из радужного камня, выбраться шансов нет. Лететь далеко, вот координаты… Свяжись с папой, он знает, с кем я. Твой рыжий лисенок, Элисон J».

– Пишите координаты, – сунула планшет Азалису.

– И что, кто-нибудь действительно прилетит? – поморщился на мою писульку капитан.

– Конечно! Правда, после этого накроется вся ваша конспирация.

– Алиса, конспирация имела смысл, пока мы надеялись, что сможем сами разрабатывать кристаллы. Сейчас уже понятно, что без правителей кланов с Синии не обойтись. А при том, что в Красном клане на работу с пещерами способны только двое, наше предприятие вообще не имеет смысла. Даже не надеюсь, что Ти даль согласится заниматься нашей разработкой в такой дыре. О правителях я вообще молчу.

А я подумала, что это золотое дно, и мои дядюшки обязательно что-нибудь придумают. Ведь у них там давно проблемы с хранителем, недовольным подобными разработками. А разорвать контакты с гелианами, – это откатиться в каменный век. Что ни делается, все к лучшему! Правда, адмирал вряд ли выживет. Сердце сжалось, и я хлюпнула носом. Все-таки за месяц здорово к нему привязалась. Он такой, такой… Родной, что ли.

– Давайте вашу посылку, – бросила капитану.

Мужчина поднял брови, внимательно на меня посмотрел, развернулся и углубился в боковой туннель. Я же опять плюхнулась в позу лотос, гипнотизируя вредную стенку. Мало ли, может, до того как я совершу самый глупый поступок в своей короткой жизни, мироздание сжалится надо мной и пошлет способности Красной леди… Не сжалилось. Ну и фиг с ним!

К моим ногам поставили огромный рюкзак.

– Аптечка есть? – уточнила я.

– Да, там, в основном, глюкоза.

– Пластырь, перевязочный материал?

На меня посмотрели как на полную идиотку и кивнули на боковой карман.

– Отлично!

Я поднялась и попыталась надеть рюкзак. Весил он прилично, но идти-то недалеко. Подтянула бретели, застегнула фастекс на поясе. Потом подумала, сняла все и рассовала пакеты с глюкозой по карманам. Перевязочный пакет взяла в зубы, чтобы освободить руки. Опять все надела, застегнула и посмотрела на Азалиса. Протянула руку и вытащила из его ножен кинжал. Он явно побледнел, но стоял молча. Сделала пару шагов к стене и прижала к ней ладонь на уровне глаз. Черт! И не попросишь никого! Эти тормоза скорее себе горло перережут, чем мне вены. Куда бы так долбануть, чтобы и больно, и опасно для жизни, но ничего важного не повредить? И правую руку как-то жалко, а левой бить неудобно. Хотя, чего тут думать, прыгать надо! И я вонзила кинжал в запястье…

Сознание возвращалось медленно. Вынырнув однажды на поверхность, провалилась теперь уже в сон. Но в какой-то момент мне надоело слоняться по этажам старой многоэтажки и тыкать пальцем в кнопки нерабочего лифта. Кабинка дергалась из стороны в сторону и норовила свалиться в шахту. Кто-то непрерывно меня звал, но двери явно заклинило. Ненавижу такие сны! Задумалась, как я здесь оказалась, и проснулась. Меня совершенно неласково трясли за плечи.

– Алиса! Алиса! Приходи в себя!

Я замычала. Во рту пересохло, и присутствовал привкус пластмассы от пакета с перевязкой. Я резко вспомнила о руке и подняла ее к глазам. Тугая повязка стягивала запястье. Перевела взгляд на террориста, прервавшего дурацкий сон. Первая мысль почему-то была о вампирах. В полутьме глаза адмирала светились красным, и я дернулась. А потом засмеялась и уткнулась ему в плечо. Вот дура! У меня на шлеме красный аварийный фонарь! При отражении в серебристой радужке эффект потрясающий!

Мне запихнули трубочку в рот и велели пить. Явно успокоительное. Он подумал, что у меня истерика! Я всхлипнула и потерлась носом о чужую куртку. Хотелось смеяться и плакать одновременно.

– Алисонька, не засыпай!

Меня опять встряхнули. Гардиан нащупал управление шлемом и переключил фонарь в нормальный режим.

– Дурочка малолетняя, – погладили меня по голове и опять прижали к груди.

Он не благодарил, не ругал, не рассказывал, что у нас нет шансов. Просто сидел и укачивал меня, как маленького ребенка. Периодически проверял, чтобы не уснула, и опять молчал, пока я окончательно не пришла в себя. Не знаю, сколько времени так просидела. Но в какой-то момент поняла, что совсем успокоилась, и решила осмотреться. Меня сразу отпустили. Кроме моей подсветки, освещение давали аварийные полосы на комбинезонах мужчин. Адмирал пристроился рядом со мной, а вот двое его сопровождающих сидели, прислонившись к дальней стене. Вся пещерка представляла из себя монолитный куб, не более двадцати квадратов. Я дернулась в сторону мужчин, чтобы поздороваться, но меня вернули обратно.

– Не стоит, они тебя не услышат.

– Спят? – удивилась я. А удивляться было чему. Мой рюкзак был разобран, и, по идее, голодные мужики сейчас должны были поглощать еду. Но они замерли у стенки, как неживые.

– Они в анабиозе, – поморщился адмирал.

– О! Так у них были шансы выжить и без меня?

Гардиан как-то странно на меня посмотрел и пожал плечами.

– Так давай их разбудим и накормим! У вас же теперь есть еда и вода! И помощь придет через пару недель, так что всем точно хватит. Продержимся!

– Не стоит, – твердо проговорил адмирал. – Теперь у них действительно появился шанс выжить, так что пусть лучше остаются в неведении.

Красный огонек опять сверкнул в его глазах и угас. А я поежилась. Не могу сказать, что мне было бы спокойнее с тремя мужиками в замкнутом помещении, я об этом как-то не подумала. А вот сейчас поняла, что на ближайшую вечность мы здесь с адмиралом один на один.


Глава 8
Давление обстоятельств

У маленьких лисичек главное отличие от окружающих совсем не рыжий хвост, который, кстати говоря, остался на корабле. Я же не сумасшедшая, чтобы цеплять его на герметичный комбинезон. Так вот, у маленькой лисички без пушистого хвоста осталось самое главное – ее неуемное любопытство. Первым делом я обследовала нашу пещеру и выяснила, что никакой это не куб. Света от моего фонарика не хватало, чтобы разглядеть потолок, уходящий куда-то ввысь. Луч выхватывал из тьмы сужающийся свод, что сразу отрезало нам путь наверх. А там явно был не тупик, потому что прибор на моем шлеме улавливал поток воздуха именно оттуда. Это могла быть трещина в своде. Или туннель на верхний уровень. Но главное, что у нас не возникнет необходимости экономить кислород.

Правда, при такой высоте можно было не волноваться, ведь высшие практически не дышали. Я специально проверила. Даже ухо к груди прижала, пыталась определить, бьется ли сердце. Гардиан посмеивался, но молчал. Правильно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы в истерику не впадало. А впасть было от чего. Ненавижу замкнутые пространства! И с детства самый большой ужастик для меня – это совсем не баба Яга, а лифт! Да, самый обычный лифт. Причем в реале я могу им пользоваться совершенно спокойно, потому как убеждаю себя, что ничего не случится. Но вот во сне… Знаете этот ледяной комок, сжимающийся в животе? Или горячий колючий ёж, подкатывающий к горлу? Давно надо было разобраться с этой проблемой, но как-то стыдно признаться, что имеешь такие детские заморочки.

Так вот эта замкнутая, темная, страшная пещера имела одно неоспоримое преимущество. Она не болталась на тросе в пустоте, а жестко стояла на месте. И вот, если не представлять, что сидишь в толще камня, фактически в саркофаге, то можно себя уговорить, что это и не страшно совсем. Главное, не задумываться о мелочах. Глубоко копать вообще по жизни вредно. Но мысль бьется в голове, мешая маленькой лисичке, отвлекая ее любопытный нос. Мысль о том, что она могла и ошибиться, и это вовсе не радужный камень, а что-то совсем другое. Похожее по структуре, но никакого отношения не имеющее к способностям правителей Радужного мира.

На момент моего появления адмирал испробовал все возможные варианты выхода на поверхность. Сейчас он не успокоился, а изучал кусок, торчащий из монолитной стены. В его распоряжении было лишь компактное оборудование, встроенное в рукава скафандра. Благо, энергии в нашей одежде хватит на ближайшие пару недель. Любые сигналы стены не пропускали, но вся электроника исправно работала. А еще, я сняла шлем и поняла, что могу нормально дышать. Воздух не был влажным, но это компенсировалось температурой. Не холодно, но конкретно прохладно.

Мой исследовательский азарт сразу же дал положительные результаты. Я нашла несколько щелей в полу. Ту, которая пошире, приспособила под туалет. Когда пользовалась, создавала вокруг себя иллюзию дачного клозета, с прорезным сердечком на дверце. Моему сокамернику, или точнее, сопещернику, игра понравилась, и он при походе к щели бросал иллюзию густого кустарника. Я хихикала, потому что при размере нашей пещеры сходить далеко в кустики было проблематично и иллюзия адмирала занимала практически все свободное пространство. Мой же вариант был более компактным. И за плотность и реалистичность меня даже похвалили.

День и ночь мы решили установить как на корабле. Для экономии энергии весь свет выключали. В первую же ночевку это привело к тому, что проснулись мы практически в обнимку. И это с учетом, что улеглись под противоположными стенками.

– Ты замерзла, – сообщил мужчина.

– И как ты определил? – удивилась я. На «ты» мы перешли сразу, чтобы не заморачиваться.

– Попробовал нос, он холодный, – пожал плечами адмирал.

Я прижала ладошку к носу. Теплый.

– Это он сейчас теплый, а был холодный, – прозвучал ответ на мой возмущенный хмык.

Если честно, мой носик действительно являлся лучшим показателем температуры. Заподозрить Гардиана в притягивании фактов за уши было сложно, он поступил, как любой взрослый. Попробовал ребенку нос, установил факт замерзания и устранил проблему наименее энергозатратным способом. Если учитывать, что спали мы на голом камне, с действенностью его подхода я была вынуждена согласиться. И не пожалела. На следующую ночь мы организовали из рюкзака общую подушку, вытащив оттуда все твердое. Конечно, было неуютно без одеяла, но Гардиан умудрялся так аккуратно обнимать меня во сне, что это совсем не мешало. И главное, было совсем не страшно.

А вот днем меня опять учили. Адмирал изложил мне всю известную ему теорию по перемещениям. Провел базовый курс техномагии для чайников. В результате попытался доказать, что поступать в Академию на Земле с моими способностями не имеет смысла. Забивать микроскопом гвозди я всегда успею, а вот получить нужное образование смогу лишь на Гелиосе. Я почти согласилась. Но ведь еще надо закончить школу, и у меня есть целый год, чтобы подумать.

Через две недели нашего тесного общения сработал установленный мной будильник. С этого момента пошел другой отсчет времени. Мы не могли ни на чем сосредоточиться и каждую минуту ждали, что вот сейчас нас вытащат. Нервы сдавали. К счастью, только у меня. Гардиан пытался отвлекать. Скормил мне все успокоительное. Когда же через пару дней у меня началась истерика, пригрозил отправить в анабиоз. Я не поверила, но почему-то успокоилась. Ведь действительно, если нас не вытащат, лучше уж ждать в отключке, потому что сколько ждать никому не известно. По моим подсчетам дядя должен был уже прилететь. Думать о том, что он не может ничего сделать, не хотелось, но думалось. И не только мне.

С каждым днем ожидания Гардиан становился все мрачней. В какой-то момент закончился запас энергии в наших комбинезонах, и я стала ощутимо мерзнуть. Еду мы растягивали, но и ей, и воде тоже пришел конец. Радовало то, что глюкозы должно было хватить еще на несколько дней. Это, конечно, не еда, но тело поддержит, и если до нас все-таки доберутся, будет шанс остаться в живых. Когда от холода я начала стучать зубами, адмирал раздел высших. Сказал, что им точно все равно, они температуру не ощущают, а тело в прохладе даже лучше сохранится. Запас энергии в чужих комбинезонах был не полным, мы уже использовали их подсветку, но это был реальный выход, которому я была искренне рада.

Сил на иллюзии уже не осталось, и мы просто отворачивались, пользуясь импровизированным клозетом. Мокрые салфетки спасали от запаха, но помыться хотелось безумно. Особенно раздражали волосы, и я порывалась их отрезать. Гардиан отобрал кинжал и пригрозил, что перестанет со мной разговаривать, если я на такое решусь. Мои рыжие кудри ему нравились, а по мне, так он просто использовал их ночью, чтобы греть свой нос. Ладно, мне не жалко.

Но однажды мы проснулись, и мой сосед по камере, заглянув мне в глаза, сообщил, что сегодня погрузит меня в анабиоз. И тут я поняла, что даже если выживу, его больше не увижу. Меня накрыло, как во сне в лифте! Ледяная волна страха сковала мышца, перекрыв дыхание. Я начала задыхаться. Гардиан испугался, быстро расстегнул комбинезон и начал растирать грудь. Но в глазах уже потемнело. Последнее, что помню, укол в запястье. Кажется, успел…

В себя пришла, как первый раз, в этой пещере. Правда, меня не трясут, а прижимают к теплой широкой груди. Сижу на руках у адмирала, положив голову на плечо. Заглядываю ему в глаза и получаю дежавю вместе с очередным стрессом. Его глаза святятся красным! В полной темноте! Или кто-то здесь вампир, или у меня глюки от лекарства. Облизываю пересохшие губы и даю любопытству выбраться наружу, пересилив страх.

– А почему у тебя глаза красные? – шепчу я.

– Так организм выражает подключение к внешнему источнику энергии, – отвечает он и отводит глаза в сторону. – Извини, надо было сразу это сделать, тогда бы тебе глюкозы хватило на дольше.

– А куда ты подключился? – любопытствую я. – И почему я так не могу?

– Может, и можешь, но захочешь ли? Впрочем, – он пристально смотрит в мои глаза, – я могу пропускать энергию через себя. Надо попробовать.

Я оглядываю нашу пещерку в поисках неучтенного источника и натыкаюсь взглядом на полуголых высших. В мозгу что-то щелкает. Я никогда не видела, как пополняют энергию мои родственники из Красного клана, но мне об этом рассказала Анжелика. Сказала, что как-то прожила на Синии больше полугода и в какой-то момент начала терять сознание. Оказалось, что ее организм не приспособлен к нормальному энергообмену с миром, и пришлось лежать в специальном аппарате, чтобы восстановить баланс. Дедушка же потом объяснил, что взрослые при экстренной потере энергии могут воспользоваться окружающими людьми. Анжелике даже показали, как это делать. Ей как Красной леди в чрезвычайной ситуации свою энергию и даже жизнь был обязан отдать любой член клана, не говоря уже о простых жителях. Я и Кир с таким никогда не сталкивались. Во всяком случае, так долго в радужном мире мы не жили, и проблем там никаких не возникало. И вот интересно, что так в этом вопросе смущает Гардиана? Если это нормально для жителей целой планеты, то имеет место быть. Хотя уверена, что такие способности синийцев не афишируются. Получается, у гелиан та же проблема, и они ее тщательно скрывают. Или это не проблема, а просто способность?

Теперь в моих глазах отражался не страх, а интерес, что крайне удивило Гардиана. О том, что я поняла, в чем суть, он сообразил сразу. А вот откуда ноги растут, может догадаться. Ведь нормальный человек должен был прийти в ужас. Я же сразу попыталась выяснить, как оно работает. Гардиан улыбнулся, как-то хищно на меня посмотрел и стал рассказывать в подробностях алгоритм действий и физику процесса. Нам пришлось погрузиться в частичный анабиоз, Гардиан считал, что если мы совсем уснем, нас точно не найдут. Отныне мы лежали или сидели в обнимку, уставившись в темноту. Время уже никто не считал. Единственное, чего я не поняла, как мы определим, что надо остановиться и отключить подпитку.

Понимание пришло лишь тогда, когда тела высших рассыпались в прах… На такую психологическую травму мой мозг не подписывался. Адмирал поздно понял, что что-то не так. А когда увидел направление моего взгляда, быстро схватил и крепко прижал к груди. Мое тело забилось в непроизвольных конвульсиях. В голове что-то взорвалось, мир рассыпался на осколки, причиняя боль каждой клеточке. А потом наступила тьма.

Мозг включился и замер в ожидании лучика солнца, пробивающегося сквозь неплотно закрытые шторы. Ощущаю, что выспалась, но, может, еще не рассвет? Или уже вечер, а окна моей комнаты выходят на восток, и закат обычно проходит без моего участия. Точно, уже вечер. Я продрыхла весь день, ведь домой мы попали, скорее всего, под утро… Лизка, наверное, тоже спит, потому что не в ее правилах позволить мне долго валяться в кровати.

Потянулась и распахнула глаза. Ой, мамочка!

– Лисёночек, лежи, не дергайся, – ласково проговорила мама и пересела из кресла ко мне на кровать.

Я уже и не дергалась. Сразу стало понятно, почему солнышка нет. Медотсек дядиного корабля не то место, где стоит ждать восхода. Спасибо, лежу не в капсуле восстановителя, а на обычной кровати. Мама снимает с моей шеи какой-то датчик и целует в нос.

– Ты заставила нас поволноваться, – с укоризной качает она головой.

А я лихорадочно пытаюсь вспомнить, как оказалась на корабле. Каникулы, Лизавета, ночной клуб… Испуг, Дантир, гелианская база…

– Как я здесь оказалась? – задаю логичный вопрос и понимаю, что горло меня не слушается.

Мама подает пакет сока с трубочкой и приподнимает мою голову. Уууу, какая карусель!

– Как говорит Борис, произошло чудо. Твой дядя Таниор бился месяц. Нам даже пришлось вызвать сюда Тигранталя и Анжелику. Но все было напрасно. Структура местного камня отличается от радужного кристалла. Совсем немного, но это не позволило пробиться к вам. Попутно мы выяснили, что по всей планете действует система локальных порталов, срабатывающих, как ловушки. Ты оказалась в одной из них.

Я отчаянно пыталась вспомнить, но логическая цепочка никак не выстраивалась. Чужая планета, структура камня, портальные ловушки… аж голова от натуги заболела, и я наморщила лоб, пытаясь пробиться к воспоминаниям.

– Ты не волнуйся, солнышко, Гардиан тоже жив, – испуганно протараторила мама.

Угу, планета, порталы, Гардиан… А кто у нас Гардиан? Адмирал, глава совета Гелиоса, офигительный мужик… Мои брови поползли на лоб. Я что попала с ним в ловушку?

– И сколько мы там просидели? – решила уточнить я.

– Два месяца, – грустно ответила мама и погладила меня по щеке.

Информации было явно больше, чем я могла сейчас обработать. Безумно обидно уснуть вот так на ровном месте, когда еще не все кусочки паззла сложились в голове. Уже закрыв глаза, успела спросить:

– А мы, вообще, где сейчас?

– Она бредит? – прозвучало эхом где-то вдали.

– Нет, что ты, она просто не все вспомнила, – отозвался мамин голос чуть ближе.

Сон медленно, но уверенно затуманил сознание. Длинные коридоры, лестницы, туннели и опять этот ненавистный лифт… Только уже почему-то не так муторно. Есть что-то пострашней движущейся в пустоте кабинки. Что-то замкнутое в толще камня. Тьма, без возможности выбрать этаж или уровень. Склеп, а в нем заживо погребенные…

Открыв глаза в очередной раз, сразу поняла, что место дислокации изменилось. В результате прошлое пробуждение выглядело сплошным глюком. Значит, или у меня крыша таки поехала, или они таскают меня с корабля на корабль. Почему я так решила? Да потому как у моих родственников на кораблях таких апартаментов быть не могло! Медотсек с самой современной техникой, комфортабельные каюты, уютные кафешки. Но не прототип номера в пятизвездочном отеле! Лежу как дура на гигантской кровати и рассматриваю интерьер. Где-то я такое краем глаза уже видела…

На двери пикнул датчик, и в комнату влетела мама. За ней попытался протиснуться дядя Тигранталь, но его вытолкали обратно в коридор.

– Таль! Лисенку надо прийти в себя, погуляй пока снаружи.

– Рррр, – попытался возмутиться дядя, – Я уже сутки тут гуляю! А у меня, между прочим, дела стоят!

– Так лети домой, кто тебе мешает? Ну, и брата с Ликой забери, хотя их теперь от этой базы за уши не оттащишь!

– Угу, а кто сообщит Дэвиду, что его жена осталась с толпой чужих мужиков на гелианском корабле?

– Так что, Алисе значит можно, а мне нельзя? – возмутилась мама.

– У тебя, в отличии от дочери, муж имеется, ревнивый. А у ребенка, как сама понимаешь, выбор сейчас небольшой.

Дверь таки захлопнулась перед дядиным носом, и сердитая мама обернулась ко мне. Увидела, что я улыбаюсь до ушей, и сразу оттаяла.

– Солнышко мое ненаглядное, надеюсь, ты проснулась окончательно…

– А почему у меня выбора нет? – сразу решила спросить в лоб.

– Потому что мы уже пару раз пытались улететь с тобой на борту. Ничего не получилось.

– Я что, такая тяжелая?

– Ты-то легкая, но вот жизнь в тебе почему-то не держится. Провели несколько экспериментов и выяснили максимально допустимое расстояние.

– До чего?

– До планеты.

– Я что, теперь привязана к этой дурацкой планете?! – возмутилась я.

– Мы тоже так сначала подумали. Но потом Борис задействовал все приборы, подключил гелианцев и выяснил суть проблемы.

Я завертела головой. Если дядюшка поблизости, странно, что нет кучи датчиков, и я лежу не в капсуле. Ну и самого Боса в обозримом пространстве не наблюдалось. Мама сразу угадала направление моих мыслей.

– Бос шляется по кораблю, и его забрать я даже не предлагала, не получится. Пока Гардиан добрый и дает брату сунуть нос во все щели, его отсюда ничем не выманишь.

– А что, Адмирал уже в порядке?

– Ты вспомнила?

– Частично…

– Гардиану стало намного лучше, когда ты оказалась на его территории.

– И в чем прикол?

– В этом самом. Борис докопался, что между вами установилась необычная связь. То есть для нас необычная. У гелиан она известна, но используется крайне редко. Когда младенец рождается нежизнеспособным, создают подобный канал, через который ребенок получает энергию напрямую от мамы или другого ближайшего родственника, с которым может быть неразлучен ближайшие несколько лет. Имеется в виду, что связанный с ним как минимум не улетит с планеты. Со временем связь ослабевает, но сколько на это может уйти времени, штука индивидуальная.

– Еще раз для особо тупых, – попросила я.

– Не знаю, что произошло в пещере, Адмирал подробности не рассказывает. Но в какой-то момент продукты и глюкоза закончились. Скорее всего, Гардиан делился с тобой жизненной энергией. Только вот загадка, как удалось выжить ему самому…

Он делился со мной энергией. Но не своей. Он просто пропускал через себя энергию жизни высших. Вот почему остался жив сам. И правду сообщать не намерен… Это понятно и вполне объяснимо, только вот как нам удалось выбраться из ловушки? Я задала вопрос маме.

– Алиса, если помнишь, Борис уже пытался перенастраивать твой браслет. Когда он в последний раз вернул исходные настройки, оставил и привязку на себя, для страховки. Если бы Дантир заблокировал связь, допустим на задании, у тебя оставался бы шанс переместиться к Босу. Адмирал подтвердил нам, что как глава совета смог убрать настройку на Дантира и переориентировал связь на себя, оставив координаты Бориса. В общем, на эти координаты он и рассчитывал. Шансы были лишь в том случае, если бы брат прилетел. Понятно, что наш неугомонный блондин не мог не увязаться со мной. Когда твоей жизни стала угрожать реальная опасность, координаты в браслете остались одни, и ты переместилась к Борису. Благо, Гардиан держал тебя на руках и автоматически попал в портал переноса.

– Но получается, мы могли выбраться намного раньше? Надо было просто создать опасность для жизни?

– Адмирал это понимал, но не мог быть уверен в том, что связь сработает. Это сейчас вы знаете, что Бос здесь. Тогда же это был шанс на спасение на самый крайний случай.

Я улыбнулась. Приятно, что шансы у нас все-таки были. Конечно, все замешано на серии случайностей, но результат того стоит! И я все-таки спасла Гардиана! Да, я вспомнила. Все вспомнила. И как хорошо, что никто не удосужился рассказать маме, как я попала в эту ловушку. Конечно, вычислить несложно, одно мое письмо может вызвать кучу вопросов. Но будем надеяться, что догадливой окажется не моя мама. А с дядьями я как-нибудь договорюсь. Но вот что делать с самим спасенным? Не отправится же глава гелианского совета со мной на Землю заканчивать школу? Нет, точно не отправится…


Глава 9
Права и обязанности

Ковыряю носком ботинка монолитное покрытие пола и смотрю туда же. Глаза поднимать не хочется. В такие моменты лучше прикинуться послушной девочкой и скромно потупиться. А что еще делать? Глава нашей школы мужик представительный, но зануда неимоверный! Хорошо, у меня выдержка железная. Многие годы тренировки сказываются. Моего папу тоже хлебом не корми, дай ребенку нотации почитать. Я, конечно, понимаю, что у них у всех есть веские основания – забота о моей жизни, но это не повод прессовать свободолюбивую личность. А сейчас это просто смешно! Что я такого сделала? Даже мой папа слова бы не сказал!

– Элисон Сафито! Вы меня вообще слушаете?! Повторяю последний раз, детям не дозволено перемещаться по городу на воздушном транспорте без сопровождения! А ваш проступок вдвойне ужасен. Как вам пришло в голову еще и брать пассажира?! – верещал директор.

Как пришло? Надо было, вот и взяла! Но в данном случае лучше промолчать. Я им несколько месяцев доказывала, что запихивать меня в класс с одногодками совершенная глупость. Но кто будет слушать шестнадцатилетнего ребенка? Меня и на класс раньше запихни, программа все равно другая. А то, что я в сравнении с их вундеркиндами чувствую себя взрослой тетей, никто в расчет не принимает! Согласна, они умнее меня в плане той же техномагии, но по жизни – детский сад! Да я в десять лет лучше соображала, чем эта толпа элитных кроликов! Построились парами, взялись за ручки и идем в столовую. Бее, идиотизм полный!

– Элисон! Я буду вынужден поставить в известность вашего дедушку и главу совета!

Ха! Напугал! Дедушка вообще в курсе, но с системой бороться не в силах. Нет, он честно пробовал, но электронику не обманешь. Мой биологический возраст определен на момент поступления как шестнадцать лет и четыре месяца по земному летоисчислению. Это соответствует третьему уровню сигма класса. Конечно, и у них бывает экстернат, но такое не приветствуется. Считается, что ребенок должен развиваться гармонично в соответствующей возрастной среде, каким бы умным он не был. Саму же программу обучения корректируют под интеллектуальный уровень. Степень социальной адаптации здесь никто не учитывает. И, к сожалению, мои земные права на флай в расчет тоже никто не принимает. Но это не лишает меня возможности этот самый флай водить. О чем дедушка в курсе.

Наверное, на лице у меня что-то такое отразилось. Может быть скепсис? Не знаю, но глава школы запыхтел и бросился к панели конференц-связи.

– Приветствую вас, Глава, – склонил голову мой начальник.

С виртуального экрана в полстены кабинет обводил взглядом Гардиан Эльнини. Я удивилась. Неужели мой проступок настолько серьезен, что ради этого стоило отрывать самого Главу совета?

Взгляд ледяных серебристых глаз остановился на мне и потеплел. Я не смогла скрыть улыбку. В его радужках появился вихрь из снежинок. Тонкие брови приподнялись в молчаливом вопросе. Я пожала плечами и бросила сердитый взгляд в сторону директора. Тот стоял как статуя, наблюдая наш молчаливый диалог. Да, с некоторых пор мы понимали друг друга с одного взгляда. Поворот головы, улыбка, вздох, и он чувствует мое настроение. Я встряхнула головой, развеивая наваждение, и показала голограмме кончик языка. Пусть скажет, что он не в курсе происходящего!

– Сартанат! В деле Элисон Сафито находятся ее водительские права, о чем вы конечно в курсе, – тихо проговорил глава.

– Конечно, – закивал головой директор, – Но это недопустимо! Дети не могут передвигаться на воздушном транспорте! Это представляет опасность для жизни окружающих!

– Вы подозреваете Элисон в умственной отсталости? – сверкнул глазами Гардиан. – Дети не могут передвигаться по воздуху, потому что у них нет на это прав. Сафито такие права получила, что подтверждает имеющийся документ. Согласен, что на Гелиосе права можно получить, начиная с двадцати трех лет, но в законе нигде не сказано, что имеющий права нарушает закон.

Ух, как завернул! А когда я три месяца назад попросила свою машинку, запретил даже думать об этом. Куда мне летать? Живу я в пансионе при школе, как и все дети высших. И ангар для личного транспорта тут не предусмотрен. Свои первые флаи детвора получает, только поступив в академию. Но надо же мне как-то передвигаться по городу! Особенно, если я не хочу светить, куда лечу…

– А вот то, что Элисон взяла школьный флай без разрешения, действительно наказуемо, – ошарашил меня Глава. – Объяснительную напишешь на мое имя, обосновав свое поведение.

Я обиженно надула губы. Он же сейчас дал карт-бланш этому садисту на мое дальнейшее убиение занудством! Сартанат уже явно мысленно потирает руки! Конечно, заступничеству со стороны Главы совета он удивлен, наши отношения рассматриваются как опекун-подопечная. В общем, Гардиан отвечает за меня перед родителями. Поэтому за такие поступки, как опасность для жизни, по идее, должен ругать.

Гардиан тоже посмотрел на директора и понял, что я таки попала.

– Элисон, дашь объяснения немедленно и лично, – нахмурил брови Глава и появился во плоти рядом со мной. Пренебрежительно махнул рукой в сторону открывшего было рот Сартаната и приобнял меня за талию. Йес! Прощай скучнейшая из школ и зануднейший из директоров!

Нет, ну так мы точно не договаривались! Кто ж знал, что Глава совета на работе работает? Он на меня даже не посмотрел! Усадил в уголок, сунул планшет для объяснительных и кинулся отвечать на звонки сразу с трех коммуникаторов. Я сначала даже прислушивалась, интересно же! Но все оказалось прозаично и очень скучно. У него что, помощников нет? Никогда не видела, чтобы такой напряг наблюдался на работе у моих венценосных родственников. Ну, разве что у папы. Так правитель Тиренеля он чисто номинальный, там до сих пор бабушка заправляет, было б чем. Да и как наследник сильно не парится. А вот реальная работа в Черном секторе достает практически круглые сутки. Мы с Киром в детстве, можно сказать, на папиной работе и жили. Но с появлением близнецов мамино терпение закончилось. Потому-то вопрос телепортации у нас во главе угла.

Борис недавно написал, что ему удалось отправить на Землю мышь. Слезно просил учиться побыстрее. Конечно! Кто ж делает маяком мою маму? Я понимаю, что ей тоже интересно, но в отличие от меня, мышей, как оказалось, она боится. Особенно если эти мыши в собственной кровати. А учусь я с той скоростью, которую позволяет местная система контроля усвоения знаний. Как по мне – стервозный искусственный интеллект! В женском роде. Вот когда порадуешься, что детство прошло на Земле с нашим гуманным образованием. Не выучил – заглянул в шпаргалку. Не засекли – тема сдана. Училась я, в общем, неплохо, но фанатизмом никогда не отличалась.

Так вот Бос думает, что местные знания помогут разобраться в моих способностях. Перемещаюсь я, к слову, виртуозно. Но это благодаря урокам Гардиана. Зато физику процесса до состояния воспроизведения понять не могу. Как то у меня все работает на интуиции. А интуицию в формулы не запихнешь и с дядей не поделишься…

Вы спросите, зачем мне флай, если я такая гениальная? Все потому, что по местным законам самостоятельно перемещаться в пространстве я тоже не могу! Блок с браслета могут снять только директор школы или сам Глава совета. И это мне еще повезло! Детям с подобными талантами, а их на всю школу от силы трое наберется, до академии о перемещении лучше и не заикаться. Их пресловутая «угроза для жизни» перекрывает весь кислород творческим личностям!

Я тяжело вздохнула и уставилась на Гардиана. После пещеры отношения у нас сложились странные. Если на корабле мы были в статусе учитель – ученица, и это всех устраивало, то теперь очень сложно отстраненно воспринимать человека, с которым провела два месяца практически в обнимку. Он попытался. Честно несколько дней изображал моего опекуна, кем по сути и являлся. Родители иллюзий не питали, просто доверили ему мою жизнь. Была б я немного помладше, воспринимала бы Адмирала, как приемного отца. Но даже с родным папой такой связи у меня никогда не было. Мы быстро сообразили, что не просто физически зависим друг от друга, но и эмоционально. Его отстраненность вогнала меня в натуральную депрессию! Хорошо, школьная система контроля состояния учащегося вовремя забила тревогу. С того момента и начались наши странные отношения…

Так как мы находимся в одном городе, мое физическое состояние всегда в норме. При этом слышать его голос хотя бы раз в день для меня обязательно. Обычное: «Привет, лисенок, подожди, я занят, перезвоню позже», вполне устраивает, даже если он забывает. Встречаемся в основном на выходных. Он пытался выгуливать меня в парке. Я напросилась в гости. Теперь могу часами сидеть у него на руках, но этих часов у нас, к сожалению крайне мало. Он зарывается носом в мои кудри и категорически запрещает их стричь. Я смеюсь и заплетаю косички из его волос. Мы можем молчать и держаться за руки. Мы можем разговаривать на любые темы. Единственное, о чем я боюсь спросить, есть ли у него личная жизнь. И если есть, как она выглядит…

Почему-то мне больно видеть рядом с ним красивых девушек. Он это чувствует и старается при мне держать дам на расстоянии. Но я же все понимаю. Он взрослый мужчина. Мучительно ищу выход, понимая, что столько мы ждать не сможем, просто сойдем с ума…

В руке пиликнул планшет. Большими буквами вспыхнуло сообщение: «Я жду объяснительную», и куча смайликов. Я подняла голову и улыбнулась в ответ. Конечно, я расскажу тебе, где была. Но писать не стану. Это не моя тайна, а на этой планете тайну я могу доверить только тебе…

Личный зум пиликнул мелодией из популярной сейчас на Земле песенки. Я радостно пискнула и полезла под стол, чтобы не мешать адмиралу работать. Лизка на связи! Надо бы свалить в туалет, подальше от чужих ушей, но здесь так уютно… Воткнула наушник и чмокнула виртуальную подругу в нос.

– Эй! Что за странное место? – замахала руками Лизавета.

– Это очень странное место, – таинственным шепотом изрекла я. – Называется подстолье в здании Совета…

– Ух, круто! – возвестила подруга. – Надеюсь, за самим столом не заседают двенадцать высших?

– Надейся, блажен кто верует, тепло ему на свете, – успокоила я.

Лизка захихикала.

– Смотрю, тебя на классику потянуло…

– Знаешь, под столом и не на то потянет, – вздохнула я.

– Да ладно! Я понимаю, что это круче, чем в кабинке туалета!

Вот! В этом вся Лиза. Она понимает меня с полуслова!

– Рассказывай! – потребовала я.

– Полтора года продержишься? – ошарашила подруга.

– Так я ваще рассчитываю эту дурацкую школу экстерном закончить, – удивилась я. Почему именно полтора? По их идиотским законам мне еще лет пять тут сидеть.

– Глупая! В твоих интеллектуальных способностях я не сомневалась. А вот личная жизнь должна быть гармоничной и, главное, своевременной.

– Эээ, – я хлопнула глазами, – какая такая личная жизнь?

– Та самая, которая сейчас за твоей спиной заглядывает под стол и улыбается до ушей, – помахала рукой подруга. Я обернулась. Кто бы сомневался?! Хорошо он только мои реплики слышит, и английский по губам вряд ли поймет.

– Алиса, а ты с подругой не хочешь переместиться в менее странное место? – изрек глава Совета, согнувшись в три погибели и вежливо кивая Лизавете.

– Оооо, – впечатлилась Лизка, – он что, мысли твои читает или фоник прослушивает?

– Сплюнь три раза, – испугалась я. – Можешь считать, что мы просто на одной волне.

Наушник я не вытащила. Нечего некоторым подслушивать. У меня тут жизненно важные вопросы решаются, а ему, видите ли, место не угодило!

– Алиса, я не шучу. Через пять минут у меня здесь внеплановое заседание совета, так что позволь тебя переместить. Надеюсь, понимаешь, что дети под столом будут неуместны в данной ситуации.

На детей мы обе фыркнули. Но неуместностью прониклись. Я благосклонно махнула рукой. Жаль, конечно, что пообщаться не удалось, зато может про объяснительную не вспомнит.

Через мгновенье сидела на кровати в своей комнате, в пансионе. Лизка, понятно, переместилась со мной, как настройка интеркома. Режим голограммы в любом устройстве очень дорогое удовольствие, но это единственное, что меня сейчас связывало с Землей. Благо, в средствах никто не ограничивал. Родители даже поругались с дедушкой Софито на тему, кто будет пополнять мой счет. Не знаю, кто победил, мне не докладывали. Правда, когда увидела текущую сумму на карточке, попыталась протереть глаза. Пожалуй, на небольшой космический корабль мне сейчас точно хватит…

Соседки в комнате не наблюдалось, так что спокойно вытащила наушник и устроилась поудобней. Лиза огляделась, чтобы сориентироваться.

– А где эта Санелли? Опять пошла искать приключения на свою тощую задницу?

Я поморщилась. К моей соседке и однокласснице подруга явно ревновала. Я же воспринимала девчонку, как младшую сестру.

– Лиз, ну у тебя совесть есть? Сама не помнишь, что мы несколько лет назад творили? А она еще ничего, для местных шестнадцати.

Подруга хмыкнула.

– Ладно, пусть живет… Я тебе чего звонила-то. Мы тут с Эдиком перерыли пару энциклопедий, ну и в сети полазили. Похоже, нашли то, что тебе нужно.

– И что же мне нужно? – приподняла брови я. – А, главное, кто такой этот Эдик, что ты его так озадачила? Неужели новый одноклассник?

Подруга замялась. При мне с одногодками она не встречалась и с пацанами в классе не дружила.

– Ты только не прикалывайся… Эдик, Эдуард, это наш новый учитель по политологии.

– Оооо, – только и смогла озвучить я. Лизавета отплатила мне сполна! Помню ее шок, когда сообщила, что мой, типа парень, глава местного совета высоких лордов.

– Да! И он совершенно замечательный! – вспыхнула подруга.

– А как же мой дядя Бос? Тебе же он тоже нравился.

– Нравился, – не стала возражать Лизавета, – и сейчас нравится. Только он на базе далеко в космосе и обо мне не вспоминает.

Ну конечно! А Эдик значит под боком, и явно оказывает знаки внимания.

– Вообще-то я о тебе беспокоюсь, – обиделась подруга. – Нам же кого попало в учителя не присылают, сама понимаешь. А он, жуть, какой умный. Накопал трактат Галлов двухлетней давности о соотношении социальной адаптации известных рас. Гелиане в союз официально не входят, но они в классификации тоже есть, как и синийцы. Если пропихнуть этот труд в Земном союзе, как базовый для оценки соотношения возрастов, то у тебя появится реальный шанс вернуть не только водительские права.

– Но гелиане же не в Союзе! – возмутилась я.

– А это, подруга, уже твоя задача, сделать так, чтобы они оказались в Союзе, – ехидно сообщила подруга. – Если все получится, у тебя будет самый офигительный муж.

– А если нет?

– Ну, тогда этот муж будет у кого-нибудь другого. Ты что думаешь, местные дамы не ведут охоту на самого Главу Совета?

У меня в глазах потемнело. Как подумала, что вот однажды приду к нему в гости, а там законная жена. И ведь не скажешь ничего! Я даже не его невеста!

– Лиза, я постараюсь. А как же вы проект закона просунете?

Подруга гордо задрала подбородок.

– Мой Эдик входит в палату лордов. Я уже связывалась с твоей бабушкой, она обещала помочь.

– Ну да. А я позвоню папе.

– Конечно! Надо подключать всех! Заодно пусть думают, чем заманить Гелиос. Понятно, для Союза здесь сплошные выгоды.

– Да и Гелиос в обиде не останется. У них технологии, но, кажется, я поняла, чего здесь не хватает. Время у нас есть, так что давай пробовать.

– Времени минимум полтора года. Надеюсь, за этот срок со школой ты разберешься.

Если бы я была так уверена в своих силах! На одну маленькую лисичку пятилетняя программа для гелианских техномагов! И это не считая двух лет подготовки к академии!


Глава 10
Выше гор могут быть только горы…

Гардиан.

Кресло подалось назад и придало моему телу более горизонтальное положение. Ноги я закинул на стол и позволил себе наконец-то расслабиться. Вот оно, свершилось… Два года кропотливой работы, манипуляции и даже шантаж. В результате все двенадцать твердолобых высших проголосовали за Союз! А ведь, по-хорошему, мне и двадцати лет не хватило бы, чтоб подвигнуть их на подобное историческое решение. Вот что значит правильная мотивация и стимул в виде одной маленькой лисички, тоже прыгнувшей выше головы. Меня уже пару месяцев посылают лесом, и все ради того, чтобы школьная программа была в кратчайшие сроки сдана в полном объеме. У тестирующего устройства скоро переклинит всю логическую схему. Благо, уговорили ребенка не шокировать аппарат и сдавать все постепенно.

Результаты были уже через неделю. Школьная система контроля лично связалась со мной, возмущенно шипя дистанционной связью. Я сам обалдел, увидев воочию пожилую леди вредной наружности. А ведь директор Сартанат меня предупреждал… Девчонка переписала программу и создала личность электронному анализатору! Не знаю, что не устроило руководство школы. Я бы за такое сразу поставил зачет по двум предметам. Но, кажется, кто-то увлекся. Могла бы и сама догадаться, что критическое мышление при оценке внешности, не самая лучшая черта, которой можно было наделить пожилую леди. Вот эта самая леди с крючковатым носом, всклокоченными седыми волосами и почему-то в синих чулках, явилась пред мои светлы очи. Нет, платье и все остальное на леди тоже имелось, но в глаза бросались именно описанные выше детали. Зато я сразу понял, почему Алиска все время называла систему контроля Круэллой. Имя ей действительно очень подходило! Усмехнувшись, пришлось выслушать все нелицеприятные вещи, которые считала нужным данная программа сообщить именно мне. Намекать, что это не мои проблемы, ведь у школы вообще-то родное руководство имеется, не имело смыла. Похоже, программку само руководство и послало, дабы воочию убедить. На такие посты бездарности не попадают. А директор Сартанат ненамного слабее членов совета. Пришлось отреагировать на сигнал. В результате пожилая дама приобрела более благообразный вид. Зато теперь все мои пожелания воспринимались весьма благосклонно.

Правда, Азалис повертел пальцем у виска и намекнул, что я угроблю девчонку. К Алисе он явно сильно привязался. Еще бы! В его обязанности входило наблюдение за одной мелкой лисичкой. У меня на подобное не хватало ни сил, ни времени. Мне сообщали только самое важное. Например, куда и с кем летала. Азалис же был в курсе и повседневных мелочей. А так как последние пару месяцев кто-то не вылезал из стен школы, это вызывало подозрение и обеспокоенность не только у системы контроля. На нашу неугомонную лисичку это просто не было похоже. Хотя, о чем я! То, что удалось провернуть только что, было совсем не свойственно мне. Серьезный планомерный подход, длительный анализ и уникальные способности когда-то сделали меня главой Совета двенадцати.

Я к этому не стремился, мечтал бороздить просторы космоса, открывать новые миры. Но не судьба. На моей планете бремя ответственности вместе с должностью Главы ложится на сильнейшего. К сожалению, на Гелиосе с подобным спектром способностей я один. В юности это радовало, сейчас с ужасом понимаю, что груз власти не дает выхода чувствам. У меня просто нет сил и времени на личную жизнь. Да, мне не надо искать внимания дам, они сами одаривают меня оным. Но с некоторых пор мне это неинтересно.

На плечи легли чужие руки, и тонкие пальчики пробежали по шее, вызывая волну мурашек. Гадать не пришлось, в мой кабинет могут попасть лишь избранные. И, к сожалению, Сантарин входит в их число. За такую радость спасибо, в кавычках, нашей планетарной системе контроля. Лет этак пятнадцать назад она возомнила себя созидающим божеством и перетянула на себя контроль над рождаемостью. По сути, с самой рождаемостью у нас проблем не было. Но вот способности новорожденных резко стали стремиться к нулю. За последнее поколение число школ для одаренных детей сократилось в три раза, а в столичной академии явственно наблюдался недобор. Мы же в последнюю сотню лет так привыкли доверять системам контроля, что практически безропотно приняли новые правила. Теперь все пары проверялись на генетическую совместимость, и изначально были известны планируемые таланты потомков. Все это касалось лишь немногочисленных высших родов. Когда я получил пост Главы Совета, система уже благополучно и результативно работала несколько лет. Вмешиваться не имело смысла, и я принял существующие правила как данность.

Все шло хорошо, пока этот возомнивший о себе невесть что искусственный интеллект не стал подбирать мне пару. Весьма активно, но без энтузиазма с моей стороны. Выбор был невелик. Всего пять представительниц высших родов могли родить в союзе со мной одаренных детей. Но я же не машина… И не инкубатор по производству жителей планеты. Странно, что мнение самих девушек в корне отличалось от моего. Предложенную кандидатуру будущего супруга одобрили все пятеро. А вот самой стойкой, к сожалению, оказалась Сантарин. И ведь я, впервые увидев Лисенка, сразу оповестил систему о своем выборе. Поразительно, но этот вредный автомат, рассмотрев бывшего, утвержденного ею же, жениха девочки и меня, сделал свой выбор в мою пользу. Только это дало мне право перенастроить браслет Алисы на себя, убрав Дантира из списка ее женихов. Да я, можно сказать, воспользовался служебным положением и не оставил Алиске выбора. И если с Дантиром как гражданка союза она еще могла разорвать связь, то со мной этот номер не пройдет.

Мало того, сегодняшнее решение совета сделает выбор высших практически неограниченным, включив в базу всех желающих членов нового союза. Это и стало моим главным козырем при принятии решения. Ведь до сих пор были случаи, когда система не одобряла влюбленных и отказывалась регистрировать официальные отношения неугодных ей пар. Понятно, это никого не останавливало, но влекло за собой юридическую путаницу и лишение прав наследования новоявленных бастардов.

Шаловливые ручки некоей назойливой особы никуда не делись, и мне, тяжело вздохнув, пришлось принимать меры. Резко перевел кресло в вертикальное положение и развернулся к незваной гостье лицом. Да, основания на такую самоуверенность у нее явно имелись. Система контроля при выборе пар учитывала и внешние данные. Если бы не Алиса, я бы возможно пересмотрел свои взгляды на договорной брак. Как мужчину меня в Сантарин устраивало практически все, конечно, кроме характера. Высокая, стройная, с длинными серебристыми волосами и невероятными глазами цвета небесной лазури. Против ее внешности и напора устоял бы не всякий. Это даже приятно, когда тебя так добиваются. А эта хищница поставила четкую цель заполучить в мужья именно меня. Но обольщаться не стоило. Малейшая слабина с моей стороны, и на шее затянется невидимый аркан. Нет, господа хорошие, такое не про меня. Лисенок тоже не подарок, но сердцу не прикажешь, а оно вот уже несколько лет принадлежит одной маленькой девочке, которая и не подозревает, какая я эгоистичная сволочь…

– Дорогой, у меня два билета на закрытие сезона в «Аллее роз», – прозвучал мелодичный голос у моего уха. Слишком близко, слишком интимно.

– Дорогая, а тебе не кажется, что вопрос с совместными походами мы давно обсудили? – вопросил я.

– Ты все равно там будешь, как глава Совета, – капризно ответили мне. – И это, в конце концов, несолидно – появляться в обществе без дамы! Кстати, с детьми туда не пускают, в последнем шоу слишком много эротического подтекста, – попытались подколоть меня.

– Надеюсь, две мои секретарши и вся служба эскорта не откажет своему главе в такой патовой ситуации, – вернул колкость я и нажал кнопку внутренней связи, вызывая помощниц.

Сантарин зло сверкнула глазами и отступила на шаг от кресла.

– Эти старые девы для такого похода совершенно не подойдут, – прошипела сердитая леди.

Я окинул взглядом своих помощниц и пожал плечами. Очень милые леди, кстати, моего возраста. И у них есть неоспоримое преимущество! Они не имеют никаких видов на меня! Одна уже несколько лет ругается с системой по поводу кандидатов на ее нежную ручку, другая не переносит мужчин, поэтому тоже в некотором конфликте с системой. В общем и целом у нас идиллия. Главное, что дамы истинные профессионалки, и у меня до сих пор не возникало проблем с документацией и той же прессой. Все-таки в некоторых областях женщины намного ответственней своих коллег мужчин.

Дамы одновременно склонили головы и сразу вопросительно посмотрели на меня. Сантарин скривилась. Ей не понять, как можно работать на босса и при этом этого босса уважать. Да ей и не нужно работать. Диплом академии у нас не требует подтверждения. А ее специализация слишком бесполезна, чтоб кто-то пустился на уговоры этой леди поработать на родную планету. Ей, можно сказать, повезло с природным даром, но с семьей и ее состоянием повезло намного больше.

– Леди Астири, наша гостья уже уходит, проводите ее к выходу, – дал указания я. Астири сделала шаг к Сантарин и улыбнулась уголком губ. Похоже, подобные проводы вошли уже в традицию.

– Леди Вирси, вы давно мечтали попасть на закрытие сезона в «Аллею роз», могу я пригласить вас?

Вирси улыбнулась более явно и благодарно мне кивнула. Ну вот, вопрос решен.

Сантарин топнула ногой и, резко развернувшись на каблуках, двинулась к выходу. Столкнувшийся с ней в дверях Азалис прошелся по леди масляным взглядом и как-то плотоядно облизнулся.

Взмахом руки я отпустил Вирси наводить марафет и кивнул другу на соседнее кресло. Такое событие, как результаты последнего совета, стоило отметить в хорошей компании. И, к счастью, это будет не навязчивая невеста.

– Хорошие новости? – поднял брови Азалис, увидев перед собой бокал с сангрином.

– Отличные новости, – улыбнулся я, наполняя свой бокал тем же пятидесятиградусным элитным пойлом. – Сегодняшний день войдет в историю межпланетных отношений как начало эпохи союза с Гелиосом. Это в корне изменит технологии Земного Союза, но мы, мой друг, получим наибольшую выгоду.

Азалис усмехнулся. Кроме меня он единственный знал о далеко немаленькой авантюре, затеянной нашей лисичкой. Проголосовать за Союз – это часть проблемы. Главное, чтобы в самом Союзе были в восторге от нашего согласия с ними сотрудничать. Ведь явные бонусы получали они, а нас, типа, долго уговаривали и соблазняли. Я расплылся в довольной улыбке. Все получилось даже лучше, чем нам хотелось.

– Да, новости – свежачок, – хмыкнул друг. У меня тоже для тебя интересная информация. Только что твоя девчонка сдала последний тест.

Я удивился. В подобном случае система должна была явиться ко мне и сообщить первому.

– Твоя система в ауте, – усмехнулся Азалис. Раньше, чем через час, не жди, сказала, что будет все перепроверять сто раз. Но это она так на шок реагирует. А реально, наша малышка ее сделала!

Я потер лоб. Дааа, скоро всю программу придется переписывать заново. Таких гениальных, необычных малышей уже лет через пять у нас будет в достатке. Надеюсь… Ведь Алиса все-таки нестандартный вариант даже для квартерона. Есть в ней что-то неуловимое, окончательно выбившее наших генетиков из рамок стандартного мышления. И это техномаги, которые повидали на своем веку самые невероятные способности. Но даже правители Синии по странностям не идут ни в какое сравнение с моей девочкой. Есть в ней что-то загадочное и, можно сказать, сказочное. Чудо чудное, диво дивное. И главное – все мое.

– Кстати, а что с нашим радужным миром? – решил уточнить друг.

– Контрольное слово – нашим, – усмехнулся я. – В данном случае пытались манипулировать мной. Наивные, они считают, что добились своего…

– Ты надул несчастных синийцев? – подколол друг.

– Почему несчастных? Только за последние пару лет их правители получили две наши новые разработки и целый ангар старых флаев.

– Меня смущает, что ты не опротестовал слово – надул, – улыбнулся друг.

– А тут как посмотреть. С одной стороны, мы избавились от устаревшей техники, не потратив средства на утилизацию. С другой стороны, Синия и не мечтала о такой благотворительности с моей стороны. Тот килограмм кристаллов не делает обмен равноценным.

– В чем же наша выгода?

– Две Красные леди пообещали мне свою помощь в поисках альтернативных источников энергии. Кстати, как там наши экспедиции?

– Ты бы узнал первым, – поморщился капитан. – А леди – это да, это круто…

– Мало того, я предложил стажировку Анжелике и двум младшим принцам. Угадай, кто от этого выиграет?

– Они? Боюсь, глава внешней разведки Союза прыгал до потолка.

– Азалис, не морочь мне голову! Сам знаешь, кто их глава. Может, он мысленно и прыгал, но меня просчитал сразу. Так что в результате мы имеем в комплекте с наследниками Красного клана еще и группу студентов от Земного Союза.

– Ты все-таки планируешь закрыть разработку на Синии? – серьезно спросил друг.

– Я сильно надеюсь, что нам удастся найти альтернативу. Их оракул мне не указ, да и слабо верится в его существование. Подозреваю, что эти ушлые синийцы просто набивают цену своим бесценным кристаллам. А земляне подсовывают странные результаты исследований, явно пытаясь оградить от наших загребущих ручек радужный мир.

– Что же тогда?

– Я же сказал, мной пытаются манипулировать. Это злит. Алису используют втемную. Если бы не цепь случайностей, которые происходили прямо на моих глазах, я бы видел в девчонке агента Земного Союза. А так… Ты же знаешь, она спасла мою жизнь, практически не задумавшись, и сейчас я готов закрывать глаза на то, что родители используют дочь как козырь.

– Но мы же в любом случае в выигрыше?

– В любом, – усмехнулся я. – В противном случае в моих силах было закрыть планету и ограничить общение лисички. Вот у ее родителей выбор действительно был небольшой.

Азалис повертел в руках пустой бокал и потянулся к бутылке.

– Тебя что-то смущает в поведении Алисы?

– Сам докладывал, что она постоянно сливает информацию по телепортации своему дяде. Но это не главное. Они бы и сами докопались, просто лет десять Лиска им сэкономила.

– Что тогда?

– При том, что я совершенно не намерен ее отпускать, жуткое ощущение, что меня используют… Все, что происходит, произошло бы в любом случае, но намного позже. Она же как катализатор в химическом процессе. Ускоряет все, что попадает в сферу ее интересов. Даже эти тесты… Скажи, зачем ей это?

Капитан отхлебнул сангрин и задумался.

– Уверен, она к тебе неравнодушна.

– Однозначно.

– Но о возможном браке ты ей не удосужился сообщить. Боишься?

– Опасаюсь…

– Гард, она никуда от тебя не денется! По-моему, ты сам создал скользкую ситуацию и теперь пытаешься найти виноватых.

– Лис, я просто пытаюсь просчитывать ситуацию на много ходов вперед. Я даже знаю предположительные таланты наших совместных детей и последствия их появления на планете.

– Но девочке ты об этом не сообщил… Представь, что должно быть у нее в голове. Учитывая, что она с тобой связана и неравнодушна. Любой коварный ход со стороны той же Сантарин может разрушить ваше будущее! Поговори с ней.

Я дернулся. Сложно представить, что может напридумывать себе маленькая девочка. Это я настроился ждать, пока она вырастет, а вот что думает она… Нет, Азалис прав! Надо хотя бы сделать ей предложение, причем так, чтобы не умудриться получить отказ. А вот об отсутствии выбора сообщать не стоит. Лисенок у меня не обидчивый, но злопамятный. То есть, память у нее хорошая, и такое она точно мне припомнит.


Глава 11
Издержки воспитания

Я развернула катер и понеслась к земле. Зелень шаниевых садов мешала в поисках места посадки. Этиль пискнула и вжалась в сиденье. Вот мелюзга пузатая! Сколько со мной летает, и каждый раз пугается. Ну, люблю я крутые виражи, что поделаешь. Зависла в паре сантиметров от верхушек и плавно опустилась, цепляя ветки. Это было против правил, посадочная площадка располагалась за домом и на крыше. Но нужны ли правила тем, кто летает без прав? Правильно, нужны, потому как мои права вот-вот будут у меня в кармане. Но! Местные правила движения я честно изучила и запрета приземляться посреди сада там не нашла. Само собой подразумевается, что есть стартовые площадки. В частных же владениях место посадки – проблема хозяев.

Сняла с катера эффект хамелеона, наложенный при посадке, и включила маяк. В этом гигантском саду нас еще отыскать нужно.

Выпустила подругу и ушла в свои мысли. Настроение со вчерашнего вечера упало ниже плинтуса. А ведь все так хорошо начиналось! Как любой ребенок, привыкший к опеке со стороны родственников, я ждала подарка. И ведь было за что! Моим сверстникам еще учиться и учиться, а маленькая лисичка уже распрощалась со школой навсегда! Дедушка не подвел. Воспринял всерьез мое необычное желание попасть на закрытие сезона в местный театр. Да, я в курсе, что там программа для взрослых. Но кто скажет, что я в восемнадцать лет ребенок, пусть кинет в меня камень! В этом возрасте моя мама умудрилась закончить не то что школу, а целый университет. А еще она вышла замуж и родила Кира. Благо, дедушка был со мной совершенно согласен. Но дабы не нервировать публику, билеты у нас оказались в персональную ложу рода Сафито. И мне было настоятельно рекомендовано не высовывать оттуда нос. Я и не высовывала. Но сюрприз-то сделать хотелось! Вот бы Гард удивился, увидев меня в театре!

Наивная! Я увидела его в первом антракте. Правительственная ложа располагалась прямо напротив нашей. Ничего удивительного, что пару Главе Совета составляла его личная помощница Вирси. Умница, красавица и совершенно равнодушная к мужскому полу дама. Она, как и все, не заметила меня. Я уже собиралась снять экран, прикрывавший нас от зрительного зала, чтобы обратить на себя внимание ее шефа, но алый блондинистый вихрь нарушил все мои планы. Наглая девица, замеченная мной не единожды в управлении, влетела в ложу и повисла на шее у моего мужчины. Они отлично смотрелись вдвоем! Высокая, аристократичная, в обалденном вечернем платье… И я, мелкая, рыжая, с пушистым хвостом… Не слышала, о чем они говорили. Гардиан сразу утащил свою пассию вглубь ложи и включил экран. Я же, пытаясь проглотить колючий комок в горле, старалась не расплакаться. И ведь была бы достойная причина! На что я вообще надеялась?

Дед вернулся с мороженым, и я, отгороженная от зала непрозрачным экранам, слопала все. А потом начался второй акт, и у меня заболел живот. Сильно заболел. Система контроля сразу маякнула деду, и мы покинули театр по-английски…

Этиль потом долго ахала, как я могла пропустить самое интересное. Я же не смогла ей рассказать даже сюжет первого акта. А записать как-то в голову не пришло. И дед бы, наверное, не одобрил… В общем, чувствуя себя немного виноватой перед подругой, опрометчиво предложила в очередной раз помочь. И вот сейчас на шее у нее весит десятилетнее чудо, являющееся сводным братом. Младший законный наследник Инриди и, по совместительству, двоюродный брат Дантира.

– Хвост не трогать! – успела вовремя прокричать я. Но шея моя пострадала тоже. Пришлось обниматься с мальчишкой, а то не отстанет.

– Идемте, – тянул пацан, – родители улетели в Виру. Вернутся только завтра к обеду!

Этиль просительно посмотрела на меня. Я скривилась. Настроение все еще прикидывалось дохлым ежиком. А ведь он вчера приходил. Потом пытался звонить. И когда ко мне в результате явилась возмущенная Круэлла, пришлось сделать вид, что из туалета мне сегодня никак не вылезти. Психосоматика, она такая… Мой бледный вид добил искусственный интеллект, и Гардиан временно отстал. Утро же сегодня началось с рассветом, и пусть попробуют меня найти. Нет меня! Совсем нет! Вся вышла!

А вокруг шумел сад. Настоящий, плодовый. Самих фруктов еще не наблюдалось, но розовые цветы уже превратились в завязь и скоро порадуют местных обитателей сочными плодами шанешек. Эту сладость я любила, и если останусь на планете, обязательно вернусь сюда через пару месяцев, когда запах будет сбивать с ног, и вкусовые рецепторы долго не смогут воспринимать иную пищу. Такие они – плоды шаниевых деревьев…

Мне же становится грустно и терпко. Хочется настоящего леса с вековыми дубами. Мертвую тишь прогалин с кусочком неба в недоступной выси. Колдовского тумана в самый темный час перед рассветом. Бабушкиного травяного чая на веранде под тихий разговор. Пушистого кота, трущегося о ноги и нагло заглядывающего в глаза. Запах, вкус и ощущение чуда, живущего со мной с самого детства. Здесь этого нет… Я пыталась найти настоящий лес, но не обнаружила у него души. И это страшно, горько и неправильно. До сего дня я была связана с этим миром через Гарда и не испытывала неудобств. Сейчас же появилось ощущение, что канал моей жизненной энергии истончился, а мир не способен поддерживать меня напрямую.

Отлипла от теплого ствола и двинулась за подругой. Маленький террорист, сокращенно Тим, таки утянул нас в дом. Ну и пусть. Сегодня я уже никуда не спешу. Наверное, мне даже положены законные каникулы. Ведь я потратила целых два года своего детства, своей жизни. Зачем? Глаза запекло, и я постаралась не расплакаться. Ведь не поймут. Или станут утешать, пытаясь выяснить причину моего расстройства. А Тим мальчишка впечатлительный и ранимый. Долгожданный сын, отец которого сменил пять спутниц жизни, дабы обзавестись наследником. В результате старшая сестра заменила ребенку маму, получившую вознаграждение и скрывшуюся с горизонта этой странной семьи. Последний брак у представителя высоко рода Инриди случился по любви и все внимание он отдал молодой жене, невзлюбившей чужих детей, но пока не способной подарить мужу таких же талантливых наследников.

Вот я и катаю тайком подругу на свидания с братом. Конечно, их встречи никто не запрещал, но выбраться с территории нашего пансиона можно лишь с разрешения родителей, а отцу Этиль по сути на нее наплевать. Девочка явно не пойдет после академии в военное ведомство, которое возглавляют Инриди. Ее таланты хороши для гражданки. И вообще не факт, что ее отправят учиться дальше. Договорные браки на Гелиосе никто не отменял, и у подруги уже есть список предполагаемых женихов. Я же радуюсь, что у меня такого списка не имеется. Может потому, что я не гражданка этой планеты? Даже Дантир уже не числится в моих женихах. И главное, до недавнего времени меня это совершенно устраивало… До недавнего времени, до того момента, пока я верила, что кроме меня ему никто не нужен…

Наивная! Сколько бы водительских прав не имела и какие бы зачеты не сдала, для него я всего лишь ребенок! Я даже не сомневаюсь, что он любит меня. Непонятно, правда, как младшую сестричку или как дочь? И ведь мне вполне хватало этой любви… И я в ответ любила его. Только вот с любовью к Киру эти чувства сравнить сложно. Своего старшего брата я практически боготворила. Но! Я вполне могла жить и без него, чувствуя себя свободной. Это же новое чувство связало меня по рукам и ногам. Я не могла вздохнуть, и сердце сжимали тиски, если долго не слышала его голос. Прикосновения наполняли меня жизненной силой. Его взгляд завораживал, и я даже забывала о магии леса. О притяжении своей родной планеты, не выпускавшей меня из своих объятий. Его магия, его притяжение стали смыслом жизни последние два года… И не было мысли, что нам когда-нибудь придется расстаться.

Какая же я все-таки дура! Со дня на день Гелиос вступит в Земной союз и получит в награду свои плюшки. Заодно в силу вступит закон о соотношении возрастов разных рас… Любимая подруга двигалась к цели, как военный лайнер в тяжелой броне, и таки добилась своего! Лиза, Лизонька, Лизавета… Знала бы ты, как мне сейчас хреново! Как мне тебя не хватает…

Наручный зум прервал мои мысли, выкинув режимом вибрации в объективную реальность. Вчера так все достали, что пришлось перевести всю аппаратуру в беззвучный режим. Но вот сейчас не принять входящий звонок повода у меня не было. Даже наоборот. Пришлось быстро догнать сладкую парочку уже у дверей дома и поинтересоваться, где тут у них места для уединения. Звонка ребята не слышали, поэтому с детской непосредственностью указали мне ближайший туалет. Я пожала плечами. На этот раз действительно имела в виду свободную комнату. Ну и ладно. Подруге к подобному не привыкать. За два года она повидала всевозможные «удобства» этого мира. В поместье Инриди был не худший вариант гостевого санузла. Правда, до сих пор не могу понять, зачем некоторые устанавливают в туалетах диваны. Нет, как раз мне очень удобно, но целевое назначение остается загадкой. Подозреваю, что я единственная, кто предпочитает использовать данное место как кабинку для переговоров.

– Оу! Какой дизайн! – восхитилась подруга, оглядываясь по сторонам. Я хихикнула. Настроение резко ползло в гору.

– Нет! Ну, ты посмотри, чего они здесь наворотили! – продолжала пищать Лизавета, пытаясь пощупать ручку слива, стилизованную под рычаг ускорителя на военном корабле. Понятно, пощупать не удавалось, но смотрелось прикольно.

– Так видно – мужик проектировал, – пожала плечами я. – Тут хозяйки меняются быстрее, чем успевают сделать текущий ремонт. И ты еще не рассмотрела диван. Это, кстати, двойное кресло пилота.

– Изврат! – заключила подруга. – Он что, повернут на сексе в космосе?

– Это почему? – удивилась я.

– Ну, так антураж, звезды в иллюминаторах… Чего тут не понятного? – воззрилась на меня ведьма.

– Тут все ясно и понятно. Кроме секса!

– Ууууу… – Подруга явно растерялась от моего заявления. И это было обидно, потому что раньше мы понимали друг друга с полуслова, а иногда и взгляда было достаточно.

– Так что там с сексом? – решила уточнить я.

– Дык, – ведьма почесала блондинистую макушку и уставилась на меня.

– Что?! И, кстати, с каких пор ты спишь в мужской рубашке? – возмутилась я.

– Так не сплю я в ней, – нашлась ведьма. – Просто у нас сейчас шесть утра, а мы вчера с Эдиком смотрели трансляцию из вашей «Аллеи Роз».

– И? – не поняла я.

– Ну, так мы до двух ночи ее смотрели, и домой лететь уже смысла не имело. А потом, минут двадцать назад, у меня зазвонил коммутатор, и я на автопилоте приняла вызов.

– Упс, – изрекла я.

– Вот и я о том же. Первая мысль после пробуждения – это бабушка! Представь, как я обрадовалась, когда вместо старой ведьмы в нашей спальне возникла проекция Главы гелианского совета высших.

Я представила. Только вот совершенно непонятно, что Гардиан забыл у моей подруги в такую рань. Даже для Гелиоса сейчас раннее утро. Не такое, как на Земле, но все же раннее.

– Так вот, он возник. Я в неглиже, Эдик в отключке, потому как мы под шоу вчера уговорили пару бутылок чего-то древнего из подвалов родового замка хозяина. В общем, заворачиваюсь в простыню и вежливо интересуюсь, не подождет ли гость, пока я приведу себя в порядок и смогу его принять. Представь, он отказался! Я в полном апофигее предложила изложить суть проблемы, потому как визитом вежливости это явление сложно было назвать. Благо, только позавчера сдала на отлично дипломатию! И вот, я вся такая в шелковой простыне накидываю на Эдика полог тишины, потому что чревато и собираюсь внимать гостю.

– А он? – уже подозревая неладное, интересуюсь я.

– А он говорит, у Алисы нервный срыв, никого видеть не хочет, беги спасай.

– А ты?

– Я говорю, конечно-конечно, если в этом вся проблема, через минуту буду иметь разговор с подругой.

– А он?

– Что он? Поклонился и отключился. Нервный он у тебя какой-то…

– И где простыня?

– Так вернула на базу. Глава совета, – это одно, это экстрим. А вокруг же нормальные люди могут быть.

– А рубашка?

– Так Эдик спит, а я свою одежду не смогла найти. Хорошо, встроенный шкаф прямо в спальне. Взяла, что первое под руку подвернулось.

Подруга понюхала под мышкой, – Ага, чистая!

Вроде, все спросила, но на заднем плане крутилась навязчивая мысль о несоответствии. Замок, вино, лорд – это понятно. Даже моя не совсем одетая подруга в кровати этого самого лорда – это тоже понятно. Что же меня смущает?

– А что за трансляцию вы смотрели? – подозрительно проговорила я.

– Так у вас вчера проходило закрытие сезона в «Аллее роз». Суперэротическое шоу! А послом в столице кузен Эдуарда. Вот он нам и транслировал.

Я застонала и схватилась за голову. Нет, надо быстро линять с этой жуткой планеты! Еще немного и моя инфантильность сравнится с местными одногодками! Да пару лет назад я бы и внимания не обратила на плакаты «Съемка запрещена!». Как можно так жить?! И они же действительно не снимали! А наш посол мало того что снимал, еще и родственнику транслировал!

– Лизонька, забери меня отсюда! – взмолилась я.

– А как же личная жизнь? Я думала, он преувеличил про нервный срыв, – расстроилась подруга.

– Да на этих гелиан и их технологии никаких нервов не хватит! И законы у них дурацкие, и тесты для идиотов. И главное – леса нет!

– Лес, это да, это важно. А как же он?

– А у него, наверное, список невест, никак выбрать не может, – зло огрызнулась я.

– Даааа? А не похоже… Говори, что тебя так расстроило, постараюсь объяснить.

– Что объяснить?

– Твой образ жизни последние два года не способствует адекватному восприятию реальности. Ты же понимаешь, что при отсутствии кусочка, паззл может не сложиться и картинка в твоем мозгу будет субъективной.

– Ты что и психологию уже сдала?

– Угу, на отлично.

Я вздохнула. А действительно, почему бы нет. Еще раз вздохнула и выложила подруге все вчерашние события в подробностях. Ведьма смеялась долго, я даже успела обидеться. Тут, понимаешь, ночами не спишь, переживаешь, а она ржет!

– Алиска! Вот представь – бал. Все в красивых платьях, звучит музыка, пары танцуют. Я немного опоздала и вхожу в зал никем не замеченной. Ищу взглядом своего лорда и вижу его, зажимающего в дальнем углу леди в желтом. Что я должна подумать?

– Он тебе изменяет?

– Еще варианты?

Я задумалась.

Она вылила на платье шампанское, и он ее прикрывает?

– Уже лучше, но попробуй еще.

– Она попросила спрятать ее от нежелательного кавалера или решила заставить своего партнера ревновать таким образом?

– О, уже оптимистичней!

– А что на самом деле?

– На самом деле, если ты уверена в человеке, в таких неоднозначных ситуациях следует всегда судить в его пользу, то есть в лучшую сторону. На самом деле в тот раз леди Изовер умудрилась пронести на бал старинный артефакт, который вошел в резонанс с защитой замка. Эдик и пытался его аккуратно нейтрализовать.

– А ты?

– А я тихонечко подошла и помогла. И если бы я этого не сделала, могло бы и рвануть.

– Ооооо… – В этот момент я почувствовала себя настоящей дурой!

И ведь была мысль, что что-то не так. И с ситуацией, и со мной… Но по сути – это прекрасно! Потому что исправимо. Значит, будем исправлять!

– Лиза, я на каникулы к тебе!

– Эээ, подруга замялась. – Понимаешь, у меня же поступление. Обещали по результатам тестов зачислить, но это не факт. Так что на ближайший месяц лучше не отрываться. И как же твоя связь? Что, уже действительно можешь отсюда слинять?

– Не знаю, надо пробовать. Мне просто с нормальным человеком пообщаться надо!

– Ну, если с человеком, то это точно не ко мне, – усмехнулась подруга. – Мы, ведьмы, от нормальных людей в корне отличаемся.

– Хорошо, нормальная ведьма тоже подошла бы.

– Лиска, – подруга попыталась обнять, и чертыхнувшись вспомнила, что является проекцией. – Я тебя очень люблю! И готова с тобой возиться все лето! Только подожди немного. Кстати, а тебя в академию принимают автоматом?

Я пожала плечами. Фиг его знает. И что-то не хочется мне в эту их академию. Ничего пока не хочется…

– И что мне делать? – жалобно посмотрела на ведьму.

– Жить, конечно! Личную жизнь налаживать, в магии практиковаться. А по поводу нервного срыва, вполне возможно, он был, но весь вышел, – улыбнулась Лизавета.

Я тоже так думала. На душе стало намного спокойнее.

– Ладно, пойду я. А то там сейчас некоторые проснулись и пытаются вернуть свою собственность, – захихикала ведьма.

Я сделала круглые глаза.

– Да рубашку он с меня снимает!

Проекция успела махнуть рукой и резко исчезла. Ну и ладно, личная жизнь она такая, неожиданная.


Глава 12
Белый куб

Этиль я обнаружила в музыкальной гостиной. И если вам кажется, что расположен здесь клавесин или старинный рояль, вы ошибаетесь. Огромная белая комната и черный диван посередине. Вздохнув, вспомнила бабушкины музыкальные вечера. Тонкие пальцы кузины, порхающие над клавишами настоящего органа. Плач старинной скрипки, легкий звон мягко перебираемых струн лиры. Живой звук, живые инструменты, связанные с исполнителями нитями силы. Не всякий их способен увидеть, но настоящий ценитель обязательно почувствует. Это как душа леса, энергия воды, притяжение Земли…

Я тряхнула основательно отросшими кудряшками, отбрасывая непонятно откуда налезшие ностальгические мысли. Из той жизни незыблемым остался разве что мой хвост. Потрепала кончик рыжего сокровища и плюхнулась между подругой и ее братцем на черный диван. Вид ребята имели странный, и, если не знать, что происходит, можно подумать, что они немного сошли с ума. Но это не помешательство. К сожалению, это суперсовременная система аудиокайфа. Аудио можно определить по отсутствию очков. И не зря же это именно музыкальная гостиная, а не какой-нибудь видеозал. Причем я как раз поклонник последних. Не могу понять, как можно слушать ту же музыку без видеоряда. Но любители имеются. Готовясь приобщиться к прекрасному, надела наушники. Вдруг и меня так накроет?

Накрыло. Ну, прям так на смешинку пробило, что пришлось срочно вскакивать и искать водичку, дабы успокоиться. И тут я пожалела об отсутствии Лизаветы. Она бы точно оценила! Осталось понять, откуда в доме высших заезженная попса времен моих младших классов? И ведь ребята явно тащатся! У меня разрыв шаблона! Подергала Этиль за рукав, но от меня невежливо отмахнулись. Подруга выглядела ошарашенно счастливой, и я решила не плодить зомби. Пусть на радость себе проникаются земной культурой масс, а я тем временем изучу дом. Давно мечтала ознакомиться с шедеврами местной архитектуры, но всегда времени не хватало. Сейчас же я совершенно свободна, да и хозяева свалили далеко и надолго.

К середине моей экскурсии утро стало далеко не ранним, и вообще время потихоньку двигалось к обеду. За часами я не следила, но о времени суток решил сообщить возмущенный моим несознательным поведением желудок. С сожалением взглянула в сторону неизученного левого крыла и потопала на поиски кухни. Домик меня впечатлил, но обойти такую громаду я за один раз не в силах. И кто так строит? Попасть из точки А в точку В напрямую никак нельзя! Все коридоры извилисты. У некоторых имеется наклон, что совершенно сбивает с толку. Лифт же на мой вызов не отреагировал. Явно запрограммирован на хозяев. Такое часто бывает, когда гостям не везде рады. Я тоже по местным правилам не должна была покидать гостевой зоны. Но когда еще такой случай выпадет? У Гардиана городской дом маленький и стандартный. Конечно, где-то есть родовое имение Эльнини, но меня туда не приглашали. Этот же шедевр архитектуры – недвижимость Инриди. Клан один из сильнейших и посмотреть у них есть на что. Жаль, несколько дверей открыть не удалось, но библиотека находилась в общем доступе, и только на пробежку по ней у меня ушел целый час.

Прошагав очередной извилистый коридор, уткнулась в тупик с эркером. Взобралась коленками на широкий подоконник и попыталась определить этаж. Высоковато будет… Снаружи дом выглядел трехэтажным, но что тут на самом деле накрутили с иллюзиями, хорошо если самим хозяевам известно. А у меня живот урчит, и во рту пересохло. Кухня обычно находится в полуподвальном этаже. Такими темпами искать ее можно до вечера. Еще вчера я бы набрала подругу и попросила помощи. Но сегодня, после разговора с Лизкой, что-то во мне изменилось. Или не так, я вспомнила, какой была всегда. Вернула себя… Что бы на моем месте сделала прежняя земная Алиса? Правильно! Я распахнула створки и выглянула наружу. Левитация, это не мое. А вот старый плющ – то, что доктор прописал! Главное, не задумываться, не строить предположений и не бояться. Маленькие лисички и не такие трудности преодолевали!

Обхватила ладонями толстый стебель и попыталась нащупать ногами опору. Старое растение вцепилось в дом всеми своими усиками и не собиралось отрываться. Кое-где попадались странные оранжевые цветы. Мелькнула мысль, что, наверное, это таки не плющ. Впрочем, какая разница? Удалось преодолеть один этаж без особых проблем. Замерла на подоконнике эркерного окна этажом ниже, чтобы передохнуть. Все-таки не приспособлены кролики для лазания. Попыталась сесть, но внешний отлив был маловат, да и хвост явно мешал. Удобно поставила ноги, прижалась к стволу, идущему справа от окна, и понюхала подвернувшийся цветочек. Хорошо, крепко держалась! Громкий чих чуть не сбросил мое маленькое тельце вниз! От страха еще крепче вцепилась в стебель. Может, ну его, это лазание? До земли еще пара этажей, а у меня уже ноги трусятся. Лучше уж как-нибудь дойду извилистыми путями местных коридоров.

Створки не поддавались, и я прижала к стеклу ладонь, заслонив слепившее меня солнце, дабы рассмотреть, что там внутри. Может, слуга какой будет проходить мимо и впустит? Хотя за все время моих скитаний я не встретила ни одной живой души, что предельно странно для подобных домов. Конечно, чудеса враждебной техники здесь у всех на уровне, но высшие не брезгуют иметь толпы обслуги. Мысли бежали своим чередом, а я с ужасом наблюдала двух мужчин, синхронно поднявшихся с кресел и идущими в мою сторону. Это не эркер коридора! И один из высших мне явно знаком. Хозяин дома собственной, далеко уехавшей, персоной. Вот невезуха! Прыгать было высоко…А сдаваться добровольно совершенно не хотелось. Ситуацию, конечно, разрулят, но проблемы могут возникнуть нешуточные. Пока радует то, что вряд ли меня узнали. Солнце било в спину и мужчины видели разве что мой силуэт. Я еще раз посмотрела вниз и, зажмурившись, разжала руки…

Падала недолго, но успела подумать, что обязательно попрошу у него прощения… Или не попрошу, а просто прижмусь, уткнувшись носом в рубашку и… сам поймет. Неожиданный удар выбил воздух из легких, а голова, соприкоснувшись с твердой поверхностью, решила отправить мозг в аут…

Глаза открывать не хотелось. Тело ломило, на спине явно образовался глобальный синяк. И руку я как-то неудачно подвернула. Пошевелила пальцами. Острая боль моментально отрезвила, и я, застонав, распахнула глаза. Ёжики зеленые! Белый куб! Настоящий! Тот самый, который так и не довелось увидеть воочию, когда сильно хотелось. Хоть что-то радует! Теперь могу не только полюбоваться, но и опробовать все прелести пребывания вне цивилизованного пространства. Можно представить, что я в лифте. И размеры соответственные. Только белое все. А если я писать захочу? Прощупала стены. Гладкий белый камень. Никаких панелей, кнопок и контуров дверей. Моя клаустрофобия тихо шевельнулась в груди и замерла до поры до времени. А времени ей обычно требуется немного. Хватает, чтобы безболезненно перемещаться в лифте. А это максимум три минуты. Дальше организм вспоминает саркофаг в толще камня, и меня может накрыть. Похоже, год работы с программой-психологом коту под хвост! И невиноватая я! Саму бы ее в этот кубик Рубика.

Хоть бы намек на выход! Я бы уговорила себя, что все временно… А вдруг обо мне забудут? Сегодня вообще выходной. И кто знает, как у них судебная система работает. Если контроль распознал меня как преступника, могут до разбирательства здесь оставить… И пить хочется, и есть. И рука нещадно болит! А еще тошнит, и уши закладывает. Нет! Продержаться еще немного! Все коммуникаторы заблокированы, и наружу сигнал не пробьётся. Но обо мне не могут забыть! Этиль надо вернуться в пансион. Гардиан может позвонить в любую минуту и, когда поймет, что мои маяки глушат, бросится на поиски. В груди болезненно обрывались нити связи. Те самые, которые вчера натянулись до предела… Слышала, что кубы находятся в подпространстве… Но это же не так далеко? Или далеко? Заветные три минуты прошли. Горло сжал спазм, в груди поселился ёжик. Еще немного и я совсем не смогу дышать. Болезненно сжался невидимый браслет на поврежденной руке, и я закричала… Перед глазами заплясали разноцветные пятна. Мир сузился. Куда же еще? А потом я в очередной раз приложилась спиной.

Спазм никуда не делся, да и сознание осталось при мне. Выбор оказался невелик. Открывать глаза или полежать еще минутку в блаженном неведении. Не дали. Что то мелкое щекотно ползло по левой щеке, быстро перебирая многочисленными лапками. Я пискнула и вскочила, сбрасывая с себя неведомое насекомое. Яркая зелень полоснула по глазам необычностью цвета. Или, скорее, его привычным оттенком, не свойственным растительности Гелиоса. Главное, белого вокруг не наблюдалось! В поле же моего зрения оказалась трава и множество пеньков, щедро зеленеющих молодыми побегами. Вдалеке маячили толстые стволы лиственного леса. Самого обычного, земного. Запрокинула голову и закашлялась. Спазм отпускал медленно, но на очередной шок организм явно не рассчитывал. Вместо положенного солнышка на меня радостно взирала стандартная техногенная модель летнего неба. Даже облака имелись. Таким можно обмануть визуально, но вот ощущения совершенно не те.

Я опустила взгляд и еще раз придирчиво рассмотрела пеньки. Кто-то явно пытался организовать полянку для пикников. За спиной даже обнаружился каменный мангал с остатками углей. Трава в месте досуга росла ровным бархатным ковриком и что-то напоминала. Я глубоко вдохнула и обрадовалась самой возможности дышать. Ежик в груди посчитал, что хозяйке в этом странном месте уж точно ничего не грозит, и убрался восвояси. Не уверена, что знаю, откуда берутся ёжики, но меня они посещают регулярно…

Монотонный писк, на который я поначалу не обратила внимания, прервался воплями:

– Она испортила нашу полянку для пикников!

Но вид оравшего пацана в зеленом комбинезоне так меня обрадовал, что смутиться даже в голову не пришло. И ничего я им не портила. Так примяла травку немного…

– Нет, ну вы посмотрите! – не унимался парень, явно из ботаников. – Мы же все запасы гербицида на эти пеньки извели, а они опять!

Его спутники, парень и девушка закивали головами, но продолжали с любопытством рассматривать меня. Я же улыбнулась до ушей, откинулась назад и растянулась на травке в полный рост. Счастье есть! И кто бы знал, как офигительно приятно понимать, где ты находишься! Вот сейчас маяк сигналки заметят в Фиолетовом секторе, и я смогу вволю пообниматься с родственниками! Практиканты же из Зеленого сектора пойдут жарить свой шашлык и отстанут от бедной маленькой лисички. А то еще немного поваляюсь и начну предъявлять претензии по поводу вырубленных дубов. Моих дубов! Тех самых, преодолевших пространство, дабы обосноваться на Звездной базе.

Дядюшка не заставил долго себя ждать. Отодвинул с прохода юнцов и приземлился возле меня на траву. Пощупал лоб, взялся за пульс. Я дернулась и скривилась от боли. Бос что-то быстро набрал в интеркоме и шикнул на Зеленых. Меня мягко перевернули на живот и прощупали позвоночник. Колючая трава щекотала нос и щеки. Я даже успела рассмотреть мелкую букашку. Наверное, ту самую.

Или другую. Но лапок много, и бегает быстро. Потому что Бос не успел, и насекомое исчезло в аномально бархатной травке.

– Нет, ну я же просил! – обернулся к зеленым и нахмурил брови.

– Да не мы это! – вспыхнула девушка. – Наша только трава вокруг мангала, а остальное вместе с лесом появилось!

– Еще скажи, что те белки не научный проект твоего друга, – подколол начальник Фиолетового сектора.

– Проект, – закивал друг. – Я их уже два года изучаю. Жаль, ежик сдох… Говорил же, что надо ему пару с Земли привезти!

Вслушиваясь в разговор, попыталась приподняться и понять, что же здесь происходит. Понятно, Бос меня просто отвлекает от своих действий, по сантиметру прощупывая мое тельце. Но ежика жалко! Откуда здесь вообще живность? Или мне просто голову морочат? Но не все же сразу. Ребята из Зеленого здесь явно не специально оказались. Действительно шли на пикник.

– Что, и олень не ваших рук дело? – уже явно издевался дядюшка.

– Где?! – хором воскликнула молодежь и начала озираться по сторонам.

Я все-таки вырвалась и со сдавленным стоном села лицом к родственнику. По его довольной физиономии сразу можно было понять, что над кем-то грубо издеваются, и никакого оленя в лесу не имеется. Но на всякий случай тоже посмотрела по сторонам. Бос хмыкнул.

– Позвоночник в порядке, – задумчиво изрек он. – А падение с небольшой высоты не повод сваливаться мне на голову. И вот возникает вопрос, что же с тобой такое случилось?

– Белый куб, – не стала юлить я.

– А повреждения откуда? Обычно перемещение проходит мягко, у них же презумпция невиновности в ходу.

– Упала с небольшой высоты, – улыбнулась я. А потом нахмурилась. Ведь если подумать, я и до земли не должна была долететь… Браслет никуда не делся, и я подсознательно уже готова была простить Гардиану вчерашний концерт.

– Аномалия какая-то!

– Вот именно аномалия, – задумчиво изрек дядя. – Откуда, говоришь, падала?

– Из окна.

– Своего?

– Чужого, – потупилась я.

От двери раздался очередной писк, и на полянке появился Ингумар, мой доктор Айболит.

– А ну брысь отсюда, – шикнул в очередной раз Борис на зеленых, так и замерших у входа. Молодежь грустно ретировалась.

– Радость моя! – воскликнул доктор и плюхнулся на траву рядом с дядей.

Я заулыбалась, но с места не сдвинулась. Обнимашки на сегодня явно отменяются.

– Понятно, – изрек док. – Если лисенок замер, не висит на шее у родственника и не мечется по полянке, значит, у него что-то болит.

Я закивала.

– Угу, вижу. Позвоночник в порядке. И, вообще, явно не при смерти. Борис, бери ее на руки и пошли ко мне.

Борис Красин.

Мелкая уже дрыхла в восстанавливающей капсуле, а я не мог решить, кому первому позвонить. Неладно что-то в Датском королевстве, если ребенок при опасности для жизни попадает в соседнюю галактику. Да и Белый куб вызывал нехорошие подозрения. Глава Гелианского совета принял ответственность за жизнь Алисы на себя. И вообще нагло привязал ее по всем каналам. Я его, конечно, понимаю, но что же должно было случиться, чтобы связь разорвалась? И ведь все говорит, что таки да. Малышка в сознании и чувствует себя вполне сносно. Перелом руки и ушиб на спине – мелочи жизни. В настройках браслета у Гардиана приоритет. Наши остались так, на крайний случай. Причем привязка шла на меня, а девочка оказалась в своем лесу. Тогда странно, что вообще не на Земле. И есть подозрение, что сработал вообще не браслет. По идее куб должен был блокировать и его.

Задумчиво потыкал в аватарку Дэвида на экране мобильного кома. Пауза затянулась. Потом пришло сообщение, что абонент временно не в зоне действия сигнала. Я удивленно поднял брови. Обычно друг даже на совещаниях связь не отключал. Исключение было одно, моя младшая сестренка. Ради Алены у принца отключалась не только техника, но и зачастую мозги. Будим надеяться, что это именно тот случай.

Внимательно посмотрел на аватарку Гардиана. С ним говорить хотелось в последнюю очередь. Мои раздумья прервал вызов с незнакомого номера. На экране появилась взволнованная мордочка Алискиной подруги. Ее я сразу узнал. Тяжело забыть ведьму, ставящую на тебе эксперименты по привороту. Мои ребята три дня не могли снять. Зато теперь я счастливый обладатель уникального амулета. Разработка заняла полгода и увеличила мое и так немаленькое состояние в несколько раз. В общем, девчонке я должен быть благодарен. Результатами своей диверсионной деятельности ведьма не воспользовалась. Я же применил полученный опыт и, можно сказать, спас себя и толпы состоятельных лопухов от подобных посягательств. Нет, Лизавета девчонка что надо. И если бы таки решила меня соблазнить, я бы соблазнился даже добровольно. Но не люблю, когда меня используют втемную.

Вызов принял, и смущенная девушка предстала пред мои светлы очи. И вот когда пожалел, что пару лет назад не воспользовался ее глупостью! Ведьма, она и в космосе ведьма! Бесцветный, худенький подросток превратился в шикарную блондинку с изумительными болотными глазами. Схватился за амулет и отвел взгляд. Мда, права мама, три любовницы не повод отказываться от брака. Я взял себя в руки и посмотрел ведьме в глаза.

– Извините, – пискнула Лизавета. – У нас Алиса пропала…

– У кого это у вас? – решил немного поиздеваться я.

– Ну, у Гардиана. Несколько часов назад связь заблокировалась, а сейчас появилась, но очень далеко.

– И почему он сам не пришел?

– Так у них там что-то случилось. Он сначала к Уэльскому кинулся, а тот вне зоны. Успел мне сообщить, а потом отключился. И тоже теперь вне зоны…

Слышал бы друг, как о нем дети в третьем лице… Да ладно. Я был прав. Что-то действительно происходит.

А ведьма смотрела на меня во все глаза и неосознанно накручивала блондинистый локон на палец. Даже ротик немного приоткрыла. Смущения и след простыл. А вот жадный интерес в болотных глазках явно просвечивает. И вот мне тоже интересно, она меня сейчас рассматривает как мужчину или как объект для очередного эксперимента? Может, я и пожалею потом, но играть в такие игры с ведьмой не рискну. А девочка явная ведьма, причем в силе. Мне ли, частому гостю Тиринеля, исконной земли Дэвида, этого не знать…

– Не грусти, малышка, жива твоя подруга. Не совсем здорова, но зато в полной безопасности.

Лиза как-то судорожно выдохнула и опустила взгляд.

– Ну, я пойду тогда… Вы ее, главное, не бросайте, а то у некоторых сейчас проблемы с восприятием реальности…

И ведьма действительно разорвала связь. Вот так взяла и исчезла. Я даже расстроился немного. А ведь был готов и к Алисе провести, и расспросить как следует. В общем, никакой из меня разведчик. Маленькую девчонку испугался…

Поводил пальцем по экрану кома и опять набрал друга. Дэвид не отвечал, что не есть хорошо. Придется доставать главу гелианского Совета. Ткнул пальцем в аватарку Гардиана, не надеясь на успех. Но кому-то сегодня явно везло. Картинка ожила, показав мне бледный лик, надеюсь, будущего родственника. Виртуальный режим мы не задействовали, поэтому пришлось пялиться в маленькое окошко наручного кома.

– Приветствую высокого лорда и да продлятся дни правления его, – дипломатично сморозил я. Гардиан скривился.

– Давай без протокола, она у тебя?

– Догадайся с трех раз, – усмехнулся я.

– Борис, мне не до шуток! Просто скажи, что с Алисой.

– Жива, практически здорова, спит, – отчитался я. – Кстати, с тебя информация, как так получилось.

На том конце провода с облегчение вздохнули.

– Наверное, я немного расслабился. Привык, что девочка без приключений. Два года упорно училась, вливалась в местную жизнь. Даже ее выходки с полетами меня сильно не беспокоили.

– И что же с ней не так сейчас?

– С ней все отлично. Сдала все тесты. Правда, вчера почему-то заблокировала связь и не шла на контакт, но это вполне объяснимо нервным перенапряжением. Сегодня с утра повезла подругу на встречу с братом. Мне не о чем было волноваться. Но произошедшее показывает, что судьба свела нас не просто так. Когда маяк Алисы пропал, я заподозрил неладное. Переместился в поместье, где осталась ее подруга. Пока вникал в ситуацию, почувствовал разрыв и так натянутой до предела связи. Знаешь, я не привык впадать в панику, должность не позволяет, но в тот момент меня конкретно накрыло.

Гардиан замер и надолго замолчал.

– И что все-таки случилось? – решил нарушить тишину я.

– Радужный мир со всеми нами случился, – вздохнул высший. – Алиса своими необдуманными действиями предотвратила переворот и, скорее всего, военный захват Синии.

– Свалившись из чужого окна? – удивился я.

– Именно! Это же надо уметь оказаться в нужном месте в правильное время! Не думаю, что она вообще что-либо поняла. Но, оказавшись там, я в первую очередь просканировал все поместье и, к своему величайшему удивлению, обнаружил корабль скайров прямо на посадочной площадке и самого контактера в компании главы дома Инриди. Заметь, вчера совет единогласно проголосовал за вступление в Земной союз. А сегодня один из его членов ведет переговоры с явными противниками подобных действий.

– Заговор? Ты не знал?

– О заговоре я знал, но мы не могли вычислить руководителя.

– А идейного вдохновителя?

– Наши производственные объединения, выпускающие всю технику на основе синийских кристаллов. Несколько крупных промышленников накапливали ресурсы для захвата такой ценной сырьевой базы. Как ни смешно, Радужный мир до сих пор официально не вступил в Земной союз и этим обеспечил себе подобные риски.

– Знаю, – покачал головой я. – Дэвид с Тигранталем уже подготовили проект договора, но синийцы все тянут. Там у синих свои резоны. Если бы не Аленка, Уэльский давно бы плюнул на этих снобов. Ты же в курсе, что наши близняшки – Красные леди, и найти им пару так просто, как Алисе, не получится. Слишком там все намешано.

– А гелиан вы в этом плане не рассматриваете? – удивился Гардиан.

– Уже рассмотрели. При том, что малявкам замуж еще не скоро, родители с ног сбились. Аленка из лаборатории не вылезает. А папаша активно обрабатывает главу Синего клана. Как видишь, пока безрезультатно. За таких невест они что угодно отдать готовы, кроме независимости. А она штука иллюзорная, особенно, как показали последние события. В общем, генетически мои племяшки совместимы только с синийцами, с этими их радужными мутациями.

– Мда, а я думал только у нас такие проблемы…

– Ну, у вас другие проблемы, но я этим активно занимаюсь, – решил подбодрить высшего я. – Так, а что там с вашим переворотом?

– Да все в порядке, – махнул рукой Гардиан. – Азалис, оказывается, держал руку на пульсе. Скайров засекли еще ночью. Главу заговора нейтрализовали. Остальные сидят как мыши и делают вид, что они тут не при чем. Сейчас ведутся допросы, и я выкроил время на поиски потеряшки. Чувствовал, что она жива, но не был уверен в месте нахождения. Система отчиталась о временной обитательнице белого куба, но никому и в голову не могло прийти, что изолятор можно покинуть самовольно. Алиса и в этом оказалась уникумом.

– Хочешь ее увидеть?

– Хочу срочно поговорить с Уэльским. В идеале, привлечь к расследованию. Это сейчас в интересах как Синии, так и Земного союза.

– Согласен.

Мы одновременно замолчали и уставились друг на друга. Не знаю, о чем сейчас думал высший, а я пытался понять, насколько ему дорога моя племяшка. Ведь мог бы без особых проблем явиться сам. Значит, не сильно и волновался. Или, что значительно хуже, проблемы не настолько мелкие и требуют неотлучного присутствия главы.

– Может, чем помочь? – решился предложить я.

Высший кивнул.

– Не отпускай Алису. Особенно на Гелиос. Еще лучше, пусть сидит на базе и нос не высовывает. Нас, таких талантливых, не так много, и всех я знаю поименно, но кто из них может оказаться предателем, пока уравнение с двумя неизвестными.

– Почему с двумя? – удивился я.

Гардиан еще раз вздохнул и обернулся. В помещение, где он находился, явно кто-то вошел.

– До встречи, – махнул мне рукой и прервал связь.

Ну да, а мне осталось самое интересное. И сложное. С другой стороны, при чем здесь я? У ребенка родители имеются! В очередной раз ткнул пальцем в аватарку друга, ни на что не надеясь. Тем не менее через пару минут был услышан и даже сподобился лицезреть его высочество практически во плоти.

То есть вызов был принят, и я смог оглядеться по сторонам. Честно, думал, окажусь в спальне сестры. Ан нет. По виду, мы даже не на Земле.

– Что за срочность? – вопросил друг сердито.

– Так, это, дочь твоя решила посетить родные пенаты. Сейчас у Ингумара.

Дэвид поморщился.

– Свяжись с Аленой, пусть этим займется.

Я в шоке поднял брови. Дэвид, беззаветно любящий старшую дочурку, не кинулся проверять, как там его рыжее чадо?!

– Да не стой столбом! Хвост у ребенка на месте?

– Так точно, – отрапортовал я, чувствуя настроение друга.

– Вот и отлично! Значит, с лисенком все в порядке. А теперь иди и займись своими делами, тут операция в самом разгаре!

Я краем глаза глянул на мониторы. Лучше бы не смотрел. Даже с моим специфическим образованием наведенные орудия опознать могу.

– Так там, на Гелиосе, переворот.

– Что, Гардиан пострадал?

– Да вроде нет, по виду жив-здоров. Разве что его теперь будут терзать моральные страданья за нанесенный вред врагу при допросах.

– Значит, не все так гладко…

Дэвид хищно улыбнулся и уставился на монитор с чужими воинственными крейсерами.

– Срочно связаться с Главой Гелианского Совета! – кинул он оператору. – И Тигранталя подключи к конференции.

Мне махнули рукой, и связь пропала. Я опять стоял посреди коридора звездной базы, где и застал меня принятый вызов. Девушка напротив мило хлопала длинными ресницами и пыталась что-то спросить. Быстро осмотрел ее с головы до ног. Блондинка, голубоглазая. Небольшого роста в форме Зеленого сектора. Пахнет фиалками. И где они таких практиканток находят? А главное, с ориентаций у этих девиц тоже все в порядке. Сразу попадают в Фиолетовый сектор и пытаются узнать у меня дорогу. Ну что же, милая, идем. Я покажу тебе наш ресторан. А потом, может, и мои апартаменты. Конечно, если будешь молчать и не успеешь мне надоесть до вечера.


Глава 13
Воинственные каникулы

Таких каникул и врагу не пожелаешь! Вторую неделю сижу в лаборатории безвылазно с утра до ночи! И главное, начальник у меня сволочь первостатейная! Сначала ему мой хвост не нравился. Прицепился, сними да сними. Мол, всю стерильность ему нарушаю. А хвост вообще в защитном комбинезоне! Его и видно только до и после работы. Пришлось показать индульгенцию от дедушки. Но оказалось, что всякие там короли ему не указ. Пять лет глава лаборатории, а уже такое самомнение!

Да, дядя сплавил меня в Зеленый сектор и озадачил по самое не хочу. Понятно, Вацлав с детства меня не знал и воспринимал как протеже Боса. Бос не спешил его разубеждать. За что, с одной стороны, ему большое спасибо, потому как не люблю я всякий блат. А с другой, попробовал бы он сам поработать с этим кретоном! Может, мужик и умный, дураков здесь не держат. Но какой зануда! Правда, свой хвост я все-таки отстояла. А потом отсидела. Потому как комбинезон, вроде, и дышащий, но целый день с хвостом внутри – от этого даже моя пятая точка в восторг не пришла. Но хвост – это дело принципа. А за принцип я готова и пострадать. Главное, недолго осталось.

Еще неделя, и у Лизки закончатся вступительные экзамены. После она обещала со мной возиться до начала занятий. Больше нянек для маленькой лисички не нашлось. Кир, конечно, был рад моему возвращению, но сейчас у него настоящая работа, и отпуск не намечается. Сам Борис в отпуске не был лет десять, но сразу предупредил, что воспитывать великовозрастных девиц не собирается, и умеет с ними обращаться только в постели. А моей маме это не понравится. Я согласилась. Оставалась сама мама. Она, кстати, была очень даже не против и предлагала лететь к ним на Землю. У малышни сейчас подготовка к школе, и я могу ей помочь. Сестричек я, конечно, люблю, но не настолько, чтобы возиться с ними два месяца. Потом слетаю на недельку и хватит. Конечно, если отпустят. Потому что с базы улетать мне пока запретили. Сначала позвонил папа и в приказном тоне велел сидеть как мышка. Потом объявился какой-то бледный и расстроенный Гардиан и тоже приказал сидеть тихо. Я обиделась. Гардиан рассердился. Мы поругались и вот уже две недели не разговариваем. Вот так звоним друг другу и молчим.

В общем, Лизка единственный надежный вариант. Она, конечно, не в восторге, что застрянет на базе на все лето, но отпускать меня никто не собирается. А здесь наша полянка для пикников, бассейн, кинотеатр и куча всякой очень нужной в космосе фигни.

А еще здесь мой дядя Борис и старые запасы цветов папоротника. Лиза им цены не сложит, потому как по ее мнению больше нам такого чуда не достать. А я молчу. Стыдно признаться, что у меня-то шансы имеются. И даже есть фантастическая идея переместиться прямо на полянку, нарвать травки и вернуться на базу. Правда есть одно существенное но. Мой браслет погиб смертью храбрых в неравной борьбе с белым кубом. Как мне объяснил дядя, швырнуло меня на базу не случайно. Там всего-то два варианта и имелось. При ликвидации активировались последние координаты. И все бы было зашибись, если бы дядя про этот факт забыл. Но память у него хорошая… И на следующий день у меня на руке защелкнули новую модификацию блокиратора перемещений. Кому сказать спасибо за новую разработку отечественной науки? Угадайте с трех раз…

В этой ситуации есть одна положительная сторона. Я теперь совершенно свободна! Это странно и непривычно, все-таки, если с детства знаешь, что твой жених лицо определенное и где-то обитает, это приносит какаю-то стабильность. В пять лет все девочки говорят, что выйдут замуж за папу или за старшего брата. У меня же был настоящий жених. Да, совсем нежеланный и вредный, но потенциальный будущий муж. Пару лет назад ситуация усложнилась вмешательством главы Совета в лице Гардиана. Он отменил мою привязку к Дантиру и, насколько я понимаю, перевел на себя. При этом оставил координаты звездной базы с вторичной привязкой к Борису. Никто мне толком ничего не объяснил, но очевидно, что жениха я потеряла. Главное, что ни я, ни он не остались в обиде. Какие-то возмущенные ноты поступали моему деду от главы Инриди, но он перевел стрелки на Гардиана, и вопрос замяли. Сейчас же на мне обычный девайс, ограничивающий лишь перемещения. И так как он вполне материален и создан людьми, почему бы мне его не снять? Разочек, по необходимости…

Но это потом. До летнего солнцестояния время еще есть. А пока на повестке дня Лизавета, запасы папоротника и мой дядя как предполагаемый подопытный кролик. И если вы осуждающе покачаете головой, скажу, что дядю мне не жаль! Сейчас я трезво могу оценить тот поток девиц, который проходит через его постель. А реально дядя классный, добрый и вообще чудесный! И такой одинокий… Мы с подругой решили, что ему срочно нужна нормальная жена. И если жена будет ведьмой, это совершенно не значит, что она не сможет сделать его счастливым. Даже совсем наоборот! Уж у ведьмы-то будут шансы сделать этого ловеласа счастливым!

Если честно, я наивно полагала, что Эдуард сделает моей подруге предложение, и они благополучно сочетаются браком. Три ха-ха! Лизка заявила, что никогда не рассматривала своего учителя как кандидата в мужья. Она его, видите ли, использовала! Офигеть и не встать! Ну, у каждого свои заморочки. У моей подруги не так их много, и с теми, что есть, я готова мириться. Она же как-то все эти годы терпит меня-хвостатую и всех моих многочисленных венценосных и гениальных родственников! А это, скажу я вам, очень даже непросто.

Задумавшись, шагаю по знакомым коридорам. Машинально жму на аватарку Гарда. Ком молчит как партизан. Значит Он занят… Он… Как его теперь называть? Друг? Опекун? Глава Совета? Любимый? А кто я ему? Где- то на задворках сознания в спрятанном файле все еще хранится сцена с девушкой в красном… Спасибо, конечно, Лизе, но ведь сам Гардианан мне так ничего и не объяснил.

– Лисенок, какими судьбами? – рокочет надо мной Борис, нежданно-нагадано оказавшийся на пути.

Оглядываюсь по сторонам. Уф, думала на автопилоте забрела не в тот сектор. Но нет, я в своем, Зеленом. Вопрос, что здесь забыл дядюшка, если не искал меня?

– Так, я из столовой. А ты что здесь делаешь?

– Да вот, ищу одну милашку, но только сейчас понял, что даже не знаю ее фамилии.

– А имя хоть спросил? – ехидничаю я.

– Спросил, – фырчит родственник. – Только вот, пока шел сюда, забыл.

– А как хоть выглядит твоя потеряшка? И почему ты уверен, что она из Зеленого?

– Ну знаешь, форму Зеленого сектора я еще могу отличить. Да и свободно шляющиеся в рабочее время девицы водятся только здесь. И дядя подозрительно смотрит на меня.

– Да кушать мне хотелось! – возмущаюсь я.

– Насколько я в курсе, столовая напротив вашего отдела. Ты же сейчас идешь с другого конца сектора.

Я тяжело вздохнула. Ну как ему объяснить, что мне рожи нашего зава и в лаборатории хватает?

Дядюшка гладит меня по головке и целует в нос.

– Радость наша рыжая, что ж ты так тяжело вздыхаешь?

А я уже не просто вздыхаю, а думаю, как бы провалиться на другой уровень. Мы стоим посреди длинного коридора. Народ уже разбежался по рабочим местам, а вот со стороны нашей лаборатории надвигается вредный Вацлав. Я делаю кислую рожицу и жалобно смотрю на дядю. Он непонимающе пялится на моего начальника.

– Сикорски! Вы где шляетесь в рабочее время, – вопит Вацлав, опрометчиво не заметив Боса. А так как реально Бориса сложно не заметить, то он уже ухмыляется до ушей, предвкушая веселуху. Кстати, Сикорски – это я. Потому что рабочий псевдоним моего папы, когда он капитан корабля, Дэв Сикорски. Не Уэльской же представляться. Хотя, похоже, моему начальству это по барабану. Он что, Красина не знает?

– Стоять! – рявкает Борис. – Смирно!

Вацлав замирает, и удивленно всматривается в моего собеседника.

– Почему в рабочее время шляешься по коридорам?! – продолжает издеваться Бос. Издеваться, потому что строгих правил на этот счет не существует.

– Я не собираюсь терпеть любовные похождения своих сотрудников в рабочее время! – визжит Вацлав.

Борис удивленно поднимает брови и смотрит на меня. Я пожимаю плечами. Какие любовные похождение? Разве что у меня любовь к тортикам из дальней столовой. Борис протягивает руку и берет моего недогадливого начальника за шиворот. Потом приподнимает и встряхивает.

– Так какие там любовные похождения? – грозно вопрошает он.

Придурок, висящий в воздухе, сердито тыкает в него пальцем и продолжает возмущенно визжать.

– Я не потерплю чьих-либо любовниц в своем отделе!

Борис начинает понимать, и выражение его лица становится хищным.

– А где у нас сейчас Вяземский, не подскажешь? Что-то я давно Виктора не навещал. Надо бы обсудить, где он сотрудников подбирает, и по какому принципу…

Виктор Федорович Вяземский наш бессменный глава сектора. Отличный дед, только вот жаль, сам лаборатории не курирует. Безоговорочно доверяет начлабам.

– Я на вас в суд подам! – верещит Вацлав.

– За что? – удивляется Бос.

– За оскорбление чести и достоинства!

– Мне это надоело, – изрекает Борис. – К черту Вяземского, думаю, нам с Дэвидом будет и самим интересно разобраться с этим типом. Надеюсь, за срочный вызов он меня не убьет.

Папа вернулся на базу только вчера. Довольный и жутко уставший. Даже мне вживую поговорить с ним не удалось. Так что Борис сильно рискует. Но я ошиблась. Начальник Черного сектора возник возле нас через три секунды и был совершенно не зол на друга. Напротив, увидев меня, схватил в охапку и крепко прижал к груди.

– Радость моя, как я скучал!

Я привычно потерлась носом о черный китель и попыталась не разреветься.

– О, так у нее не один любовник! – заголосил только опущенный на твердую землю зав моей лабораторией. После чего опять взлетел, уже повыше, поднятый на уровень глаз моего рассерженного родителя.

– Борис, что это значит?!

– У Вяземского проблемы с кадрами. Извини, я честно проверил, когда Алису в его отдел засовывал. Вроде, тема у них правильная, и дураков там не держат. Но, кажется, ошибся. Не учел человеческий фактор.

Вацлав уже начал задыхаться, придушенный отворотом рубашки. Папа держал крепко.

– Солнышко, он тебя сильно достал?

Я кивнула и показала начальнику язык. Блат я, конечно, не люблю, но этот гад не только маленьких лисичек обижает, он всех девушек в отделе достал своими придирками.

Папа что-то нажал в коме. Рядом с нами в стене коридора образовалась прореха, и испуганный зеленый ученый полетел туда.

– Изолировать до момента разбирательств. Доложить Вяземскому. Все видеозаписи из лаборатории ко мне на стол, – четко приказал Начальник Черного сектора в пустоту закрывающегося проема.

А я вдруг подумала, что все это время нагло жила в Черном секторе в собственных комнатах… Да, чужие там не ходят, и территория Уэльских скрыта даже на общем плане. Но! Кто-то же мог заметить, откуда я появляюсь. Все наши сотрудники обитают в стандартных каютах на этом же уровне. Виновато смотрю на Бориса.

– Что? Ты все-таки чья-то любовница? – пытается пошутить дядя и получает подзатыльник от друга.

Я опускаю глаза и ковыряю носком ботинка многострадальный бронированный пол коридора.

– Она что, живет в Черном секторе? – прозорливость моего папы просто не знает границ. Борис разводит руками.

– А какие варианты? Ты сам сказал: обеспечить полную безопасность и круглосуточный контроль. К твоему сведению, у меня два толковых химика денно и нощно сидят на камерах и стерегут мелкую!

– Так почему не оставил в своем секторе?

– Дабы не демаскировать! – со знанием дела гордо ответил Бос.

– Ну да, ну да. Это у тебя хорошо получилось, – съехидничал папа.

А мне стало смешно. Нет, я на них не обиделась. Скрывать-то в общем нечего, а в Черном секторе, на нашей территории, точно знаю – никакой слежки быть не могло. А я как хорошая девочка после работы возвращалась туда, читала онлайн все доступные новости и заваливалась спать. Борис явно не зря засунул меня именно в Зеленый отдел. Там тематика интересная, да и мои нестандартные знания нашли применение. Во всяком случае, я поняла, что они не бесполезны. Жаль, начальство не оценило… Или подозрительность сыграла с ним злую шутку. В любом случае, моя работа была полезна как минимум для меня. Решение еще не принято, но что-то в родную звездную академию совсем не тянет… Очень уж специфичны мои таланты. Да и базовая подготовка годится только для Гелиоса. Подтянуть нужные предметы не проблема, но надо ли мне это? Капитан корабля, исследователь далекого космоса, и даже шпион – вовсе не моя мечта. Вот Лизавета явно увлеклась психологией. Кир с детства мечтал о звездах. Анжелика тоже бредит космосом. Меня же, как ни странно, никуда не тянет. Биология, метафизика, теория перемещений… Зеленый сектор – это, конечно, не предел, а так, разминка. У Боса в лабораториях намного интересней. В Фиолетовом секторе не просто наука, там, скорее, воплощается в реальность фантастика. И чтобы там работать, надо иметь определенное образование. Кто я сейчас? Простой лаборант с завлабом в роли бебиситтера. Было бы смешно, если бы не так обидно. Или обидеться? Нет, все-таки это смешно.

Меня перестали обнимать и подтолкнули вперед. Оказалось, в противоположную сторону от лаборатории.

– Эээ, куда? – возмутилась я.

– Практика закончена! – отрезал папа.

– Угу, цирк уехал, а клоуны остались?

– Язвишь?

– Нет, проявляю оптимизм!

– Вот и умничка! Марш домой, там для тебя сюрприз.

Я пожала плечами. С детства не люблю сюрпризы! И знают же, но не упускают случая подколоть! Борис с папой уже шагали к лифту, что-то оживленно обсуждая. Пришлось догонять.

Мужчины загрузились со мной в лифт и вскоре вышли. Я же, как послушная девочка поехала домой. Привычно шагнула в серебристый блеск родных коридоров и дала просканировать системе радужку глаз. Дверь тихо отъехала. Свет мигнул, но не зажегся. Пожала плечами и двинулась вперед, невзирая на полную тьму. В детстве мы с Киром ориентировались здесь с закрытыми глазами. Начали игру на спор, а потом так привыкли, что отключили датчики движения. Мама и папа в отличие от нас в темноте почему-то видели преотлично. Мы с братом не видели, но могли безошибочно передвигаться по всей территории наших апартаментов. Заглянувший однажды в гости Бос посмеялся, а потом установил какой-то хитрый приборчик. В результате оказалось, что наша игра сэкономила базе около четырехсот кредитов в месяц. Родители впечатлились и повысили нам с братом карманные расходы. К сожалению, сама идея на базе не прижилась, хотя папа пытался тренировать своих сотрудников подобным образом. В результате решили, что ущерб превышает предполагаемую экономию.

Пройдя общую гостиную, окунулась в темноту спальни. Появилось острое желание, как в детстве, с разбегу плюхнуться плашмя на кровать. Я замерла на мгновенье, еще раздумывая, взять ли разбег и прыгнуть или просто упасть спиной назад. Сделала еще шаг вперед и, споткнувшись, полетела носом в мягкую перину. Ааааа! Свет вспыхнул ярким галогеновым солнцем и не дал мне окончательно испугаться. Впрочем, сначала я услышала многоголосый визг и лишь потом определила его неугомонный источник. Мне не дали даже подняться! Мелкие Фи-Фи прыгали на мне, скатывались на кровать и залезали обратно. С тех пор, как я последний раз видела сестер, они успели здорово подрасти и прибавить в весе. Наша старая забава могла закончиться для меня нехилым переломом ребер. Я попыталась вывернуться и обнять близняшек, но кто-то взял их за шкирки и стянул на пол. Мама! Мамочка! И как я могла подумать, что мелкие могли прилететь на базу без нее! Меня стиснули ласковые объятья, взлохматили и так растрепавшиеся кудряшки, прижали к груди.

– Солнышко, маленькая моя, – шептала мама. – Больше не отпущу тебя так далеко! Оставайся с нами, мы так скучали.

– Скучали, скучали! – пищали малявки, названные в честь бабушек Фионой и Филоменой. Сокращенно – Фи-Фи.

– Алиса нас блосила, и Килюша нас блосил!

– Они не бросили, а отправились учиться далеко-далеко, – пыталась успокоить детей мама. – Вот вы вырастете и тоже полетите на Синию.

– Далеко-далеко?

– Ужасно далеко.

– Без тебя? – ужаснулись малышки. Мама задумалась.

– Ну, если папа отпустит, может, и со мной.

– Куда это я должен отпустить маму? – грозно прорычал папа, улыбаясь до ушей и подхватывая дочерей на руки. Мелкие вцепились в него как пиявки и аж зажмурились от удовольствия.

– Не надо маму никуда отпускать, – хлюпнула носом Фиона.

– И Алису не отпускай, – закивала Филомена.

– И нас не отпускай! – заныли обе, еще крепче вцепившись в папину шею.

– Женская логика, – пожал плечами папа и попытался свободной рукой обнять маму. Хорошо, я успела откатиться в сторону, потому что куча мала не устояла и плюхнулась на мою кровать.

– Детей раздавишь! – взвизгнула мама. Малышки же радостно хохотали, ползая по родителям и окончательно превращая мою кровать в филиал свалки. Сюрприз удался! И ведь я их действительно не ждала. Не знаю, на сколько они прилетели, но теперь у меня карт-бланш на любую шалость. Почему? Потому как по сравнению с младшими сестрами, я милый и спокойный ребенок!

А через неделю, когда я уже не знала, куда спрятаться от малышни, прилетела Лизка. Мама сдала вахту подруге и скрепя сердце отправилась с близняшками на Землю. Провожать их собрался весь Черный сектор в полном составе, и даже часть Фиолетового во главе с Борисом. Половина аборигенов помнила нас с Киром в детстве и радостно махала платочками. Остальные сочувственно поглядывали на родителей. Папа тоже улетал с семьей, предварительно сняв с меня ограничения по перемещению. Правда, пришлось два часа выслушивать лекцию по технике безопасности. Но это того стоило!

Вечером, не успели мы с Лизой разработать план действий, явился Гардиан. Собственной персоной, во плоти. Это было неожиданно и странно. А еще он улыбался. Сто лет не видела его улыбки! И воспринимать его так легче, чем суровое воплощение правителя. Ведь все это время он молчал и хмурил брови, отчего казался мне очень взрослым и чужим. Сейчас же – веселые лучики у сощуренных глаз, ямочки на выбритых щеках, озорной хвост, завязанный выше обычного. Не мужчина – мечта! И я оттаяла… Как-то сразу захотелось прижаться, услышать привычный ритм сердца, почувствовать теплые руки на своей талии. И какое счастье, что весь этот бардак на самом деле не превратился в войну, которая могла бы затянуться на годы! А Лиза еще намекала на личную жизнь! И получается, огромное спасибо папе. Он не просто вмешался. По его словам, он успел придушить в зародыше саму идею переворота на Гелиосе и захвата Синии. Не люблю войну! Поэтому подробностей не требовала. Данная мне свобода говорила уже о многом. Мужчины, они не любят оставлять врага за спиной. Основной приоритет – безопасность семьи.

Гардиан с трудом разжал руки и переместил их на плечи. Я все-таки успела прижаться! Но рядом покашливала Лизавета, и до поцелуев дело не дошло. А так вдруг захотелось! Он никогда по-настоящему не целовал меня в губы… Да и все у нас было как-то понарошку. Притяжение, оно очень естественно. И связь накладывает свои правила на поведение. А вот когда ее уже нет, а прикоснуться все равно хочется? Когда тянет не потому что, а вопреки… Когда хотела бы отвести взгляд, но нет сил оторваться от льдинок его глаз.

В общем, Лизка не выдержала и свалила за дверь. Наверное, поняла, что так просто мы не расстанемся. И мне нисколечко не стыдно. А ему и подавно. Полная тишина лишь добавляет остроты ощущений. Не то чтобы нам нечего друг другу сказать. Похоже, слова уже не нужны. Стоило вот так расстаться, дабы оценить взаимную потребность. Жизненную необходимость. Мы просто стоим и не можем надышаться друг другом. Насмотреться… Он оказался смелей, и свой поцелуй я все-таки получила. Настоящий, жаркий, сводящий с ума. Тот, от которого подкашиваются ноги, и кружится голова. Сердце ускоряет ритм, и становится горячо внутри. Так необычно и так долгожданно. Я ведь не была уверена, что у нас любовь. Да, притяжение, да, связь. С этим можно жить долго и счастливо и умереть в один день. Но любовь… Это что-то волшебное! Магия химической реакции в организме! Не знаю, как у него, а у меня каждая клеточка вопит от восторга, пьянея от невидимых пузырьков!

– Ты возьмешь мой браслет? – прорываются слова сквозь дымку ощущений.

Браслет… Браслет у меня и свой имеется. Только собиралась совсем от него избавиться. Зачем мне его браслет? Подарок? Еще один ограничитель?

– Алиса, ты готова добровольно разделить со мной связь? Взять мой браслет и связать со мной жизнь?

Слова доходят постепенно и проявляются рунами в глубине сознания. А ведь я знала, когда предлагают браслет, только вот не поверила. Для особо тупых объяснили. Меня трясут за плечи и пытаются заглянуть в глаза. Неужели подумал, что я могу отказаться? Смешной! Давай сюда свой браслет, на всякий случай подставляю обе руки. И пусть эта кикимора в красном платье только попробует к тебе подойти!

Он смеется, и ажурный браслет невиданной красоты щелкает на моем левом запястье, а потом правое украшает стандартный серебряный ободок. Упс, окольцевали.

– Спасибо, любимая…

Меня опять целуют, нежно и осторожно. Мне же хочется глубже и резче. Но он успокаивающе гладит по спине.

– Подожди, у нас теперь целая жизнь впереди…

У нас может быть и жизнь, а Лизка у меня за дверью, и первый вопрос будет о конкретно моей личной жизни. Хотя, может быть, ее устроит браслет? Даже два браслета?

– Эй народ, вы там вообще скоро? Я кушать хочу! – кричат с той стороны двери. Вот неугомонная! Или это месть Гардиану за явление в спальне? А я-то тут причем? Ага, при нем…

Подруга сразу замечает мои новые украшения, которые почему-то и не думали исчезать. И это странно, ведь мой прежний браслет, надетый в детстве, видно не было.

– Вау, какие цацки! И что сие означает? – требовательно вопрошает ведьма почему-то не меня, а Гардиана.

Уже не милый парень, а глава Гелианского Совета скептически взирает на Лизавету. Он что, просто не может ответить, что я теперь его невеста?

– Это означает, – медленно произносит он, – что Алиса теперь моя половинка, связанная, моя жена.

Офигеть!


Глава 14
Нормальные герои всегда идут в обход

Лизка в очередной раз буцнула смятую банку от колы, и та со звоном ударившись в стену, поскакала по коридору. Я поморщилась. Звук получился отвратный, и голове явно лучше не стало, потому как еще и эхо образовалось.

– Ух, как здорово! – восхитилась подруга. – А я и не знала, из чего звездные модули делают!

– Теперь знаешь. Тебе от этого легче?

– Ну, знаешь! Я тебе пытаюсь настроение поднять, а ты!

– А оно у меня упало и подниматься никак не хочет, плохо ему, – пробурчала я. Меня действительно колбасило уже второй день. И зачем было устраивать Гарду такую истерику? Сначала это показалось очень логичным. Потом я чувствовала себя обиженной. Сегодня же поняла, что повела себя как идиотка, и попыталась позвонить. Он не ответил. Это окончательно выбило из колеи! Я конечно не права, но не до такой же степени!

– Алиса, не кисни! Что Бос скажет, когда ты в таком виде появишься на вечеринке?

– Да ничего он не скажет. Может, пожалеет. Кстати, он тоже противник всяких брачных связей, у меня это можно сказать наследственное.

– Так ты же согласилась!

– Согласилась, – кивнула я. – Но не окончательно и бесповоротно, а предварительно!

– Угу, а потом ты будешь немножко беременна. Так не бывает! Если уж согласилась, то это навсегда. Или ты желала еще годик походить в невестах?

– Желала! Может, мне было бы приятно!

– А чем тебе сейчас неприятно?

– Тем, что за меня все решили!

– Так он же тебя спросил! Я сама слышала! И ты, кстати, ответила согласием.

– А подслушивать некрасиво!

– Я не нарочно! Мне как раз надо было новый девайс испытать, кто же знал, что это так пригодится?

– И что? Кому оно пригодилось?

– Тебе. Я теперь свидетель, что ты в трезвом уме и твердой памяти дала добровольное согласие на брак.

– На брак я согласия не давала!

– Подожди, теперь я чего-то не понимаю. Тебя мужик спросил, согласна ли ты взять его браслет и связать с ним жизнь? Спрашивал?

– Кажется, спрашивал…

– И что ты ответила?

– Так я думала, это будет, как в детстве! Ходишь с браслетом, и все знают, чья ты невеста! Он же про жену ничего не говорил!

Лизавета схватилась за голову и закатила глаза.

– Господи! И откуда такие наивные девицы берутся на мою голову?! Ты же до этого Гелиоса была совершенно нормальной! А теперь, инфантильность так и прет!

– Издержки воспитания, – буркнула я.

– Мда… И окружения, – покивала подруга. – Ты хоть маме звонить будешь?

– И что я ей скажу? Здравствуй мама, я тут экстренно замуж вышла. И что она подумает?

– Подумает, что ты залетела.

– Вот! А я о чем!

– Хотя, зря ты паникуешь. У тебя мама во сколько замуж вышла?

– В восемнадцать.

– Значит, папа точно поймет.

Я остановилась. А ведь правда! Папа, когда маму в жены брал, отколол что-то подобное! Может мужики все такие? Хотя, о чем я. Вон Борис сколько лет отбивается от матримониальных планов местных девиц. Все же остальные мои дяди давно счастливы в браке. Надо бы уточнить, как у них все происходило… Может все в порядке, и у меня просто не хватает информации?

– Алиса, а почему браслета два?

– Не знаю, я спросить не успела.

– Конечно, не успела! Такую истерику закатила, что мужик не знал, за что хвататься и как тебя успокаивать!

– Может, в сети посмотреть? Дело в том, что про браслеты я знаю, интересовалась, когда носила девайс Дантира. У него еще куча побочных эффектов имелась, ты же помнишь. Но там было только про обручальные браслеты, и всегда речь шла об одном.

– Может, этот ажурный какой-то родовой? Типа, передается по наследству? А второй ободок – стандартный.

Я полезла с кома в сеть. И почему раньше не догадалась? Ничего…

– Может, ты запрос неправильно пишешь?

– Придумай сама. Я уже три варианта испробовала!

Так, ругаясь, потихоньку мы и дошли в Фиолетовый сектор.

У Боса я была не раз. Берлога старого холостяка на скромное корабельное жилище никак не походила. Может потому что он действительно здесь жил? Родительский дом на Земле уже давно перестал быть для него родным, потому как внуки превратили уютное жилище Красиных в сплошной балаган. Понятно, что если у вас четверо детей, то внуков будет минимум в два раза больше. Борис конечно исключение, но за него постарались мои родители.

В результате родовым гнездом старшего Красина стала звездная база. В частности двухсотметровые апартаменты являлись его личной собственностью, благо, денег на такой каприз у него в избытке. Сейчас жилище было оформлено в смешанном колониальном стиле. То есть, персидские ковры и кальяны мирно уживались с роскошной деревянной мебелью, а стены казались покрытыми шелком и какими-то растительными гобеленами. Провела рукой и убедилась, что это всего лишь иллюзия. Интересно, а ковры здесь настоящие? Хотя с дяди станется обзавестись реальными атрибутами интерьера. Вот у нас в отсеке вся мебель настоящая. Папе так больше нравится. Правда, Кир в детстве умудрился кое-где помочь мастерам и придать вещам более современный вид. Хорошо хоть надписи располагались не на виду, и брату влетело через несколько лет, когда он уже здесь не жил. Папа расстроился, а мама долго смеялась. А нечего было наказывать ребенка, ставя его в темный угол за старинный комод! Папа данный казус учел, и меня наказывали по-другому. Не поверите – лишали сладкого!

Иллюзии же в дядиной берлоги легко объяснить тем, что он не консерватор. Лет пять назад здесь присутствовал натуральный хай-тек. А в моем детстве дядя пару месяцев тащился от японского стиля. Несколько лаборанток напросились к нему в качестве гейш. Они встречали гостей и разливали чай. Все было чинно и лаконично. Борису эта идиллия быстро надоела, и новоявленные гейши разбежались по рабочим местам.

Сейчас мне здесь нравилось больше всего. Народ разбился на группки и курил кальяны. Кто-то сидел на коврах, кто-то за столом. Сам Бос гостей не встречал, а сидел в роскошном кресле и пил с друзьями коньяк. Друзья были его же возраста и старше, так что мы решили поискать более молодежную тусовку. Таковая нашлась в углу с кальяном. Лаборантов из Фиолетового сектора я видела, но еще не знакомилась. Нам навстречу поднялся высокий парень в модных очках и предложил садиться. Три симпатичных девушки и еще один парень дружелюбно помахали руками. Я еще раз оглянулась и окинула взглядом зал. Интересно, что из Зеленого сектора здесь не было никого, что в какой-то мере радовало. Можно спокойно представиться племянницей Боса, и это не вызовет вопросов.

– Лисичка, не смущайся, мы тебя помним! – заявила девица в розовых брючках с эмблемой Фиолетового сектора на кармане блузки. Я присмотрелась. Да, эта красавица меня лет на десять старше, хотя с ходу так и не скажешь. И лицо до боли знакомое… Вероника?

– Стас, – представился парень в очках. – Вы, наверное, племянница Бориса? А это ваша подруга или родственница?

– Ээээ, очень приятно. Я Алиса, а это моя подруга Элизабет. Не ожидала, что меня здесь помнят.

– Ну что ты! – воскликнул второй парень, с возрастом которого я тоже ошиблась. Наших ровесников здесь явно не наблюдалось. – Конечно, мы тебя знаем. Ты что меня не помнишь?

Я присмотрелась. Если парень в очках был мне точно незнаком, то невысокий брюнет с улыбчивой физиономией кого-то напоминал. Ой! Всего то каникулы года три назад! Вероника тогда бегала за Киром, а Тимур пытался ее вразумить и переключить внимание на себя. Мы даже пару раз сидели вместе за столиком в столовой. От воспоминаний губы мои растянулись в улыбке.

– Ну вот, вспомнила! – обрадовалась Вероника. – А мы бы тебя не узнали, если бы не хвост! Ты так выросла, похорошела. Теперь смотри, все наши мальчики от тебя не отстанут.

Стас сверкнул глазами в мою сторону и улыбнулся, строя из себя заядлого ловеласа. Тимур рассмеялся и приобнял Веронику. Лиза села тихонечко рядом и пока молчала, изучая обстановку.

– Девочки, курить будите? – предложил Тимур.

Мы переглянулись. Лиза протянула руку за трубкой, а я засомневалась, с опаской поглядывая в сторону Бориса. Хотя чего я испугалась? Он же не папа с мамой и ругаться не должен. А когда сделала первую затяжку, поняла, что что-то в мире изменилось. Упал барьер, ограждавший меня от жизни, как кокон из правил и условностей. Я затянулась еще раз и, наконец, стала сама собой. Той Алисой, которая лазила по деревьям, убегала в ночь и имела по всем вопросам свое мнение. Как будто пелена с глаз упала. А еще я почувствовала, что все мое раздражение – это обыкновенный резонанс. Моя магия вошла в резонанс с чем-то таким же волшебным и выбивает меня из колеи. Сейчас же я расслабилась, как ненатянутая струна, как облако, как сахарная пудра. А потом мы ели и пили. Что ели, не помню, потому что закусывали очень вкусные напитки. Мальчики сами носили их из бара, как и еду. В промежутках были тосты, и дядю поздравляли с юбилеем. На свои годы он не выглядел, и для тех, кто был не в курсе, цифру не озвучивали. Я же радовалась за синеглазого блондина, сумевшего пронести радость юности сквозь столько лет. Ведь у него все еще впереди.

Просыпаться было тяжело. И стыдно. Из вчерашнего вечера запомнилось мало, но в свою комнату я точно не возвращалась. Неужели прикорнула на коврике у кальяна? Поерзала на жесткой поверхности. Мда, это не моя кровать. И даже не чужой диван. Пришлось приоткрыть глаза, дабы осмотреться. Уууууу… Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит… И чай пьет, как обычно. Дедушка Ингумар укоризненно на меня посмотрел и с пульта поднял крышку мед капсулы.

– Алисочка, радость наша рыжая, что ж ты так себя не бережешь! И Лизавета твоя в травках, вроде, разбирается, а сама укурилась как лесной тролль.

Я завертела головой в поисках упомянутой подруги. Вот мы попали!

– Не дергайся, ведьму твой дядя к себе забрал. Девочкам я антидоты вколол и спать отправил. А пацаны ваши уже на гауптвахте, грехи замаливают.

– А я почему здесь? – прохрипела осипшим голосом.

– А ты, радость наша, нестандартно отреагировала на, в общем, простой состав табака и попала в поле моего интереса. Головка как, не кружится?

Я рискнула медленно сесть и спустила ноги на пол. Голова не кружится. И даже не тошнит. Только вот пить сильно хочется. Сразу в руках оказалась чашка с ароматным чаем. Сделала глоток и почувствовала себя человеком. А ведь после вчерашнего меня ожидало жестокое похмелье!

– Ты, детка, не мучайся. Это Борис виноват. Экспериментатор он у нас. Говорит, весь вечер краем глаза за тобой следил, чтобы не дай Б-г чего не случилось. Даже аппаратуру какую-то на тебя настроил. А вот то, что ребята могут табак улучшенный притащить, не учел.

– А что со мной не так? – решила уточнить я.

– Борис говорит, если бы не ведьма, сам бы не понял. Прибор у него пищал с самого твоего появления. А ведьма нити разглядела, да с силой ничего сделать не смогла.

Я потрясла головой и протерла глаза. Чушь какая! Какая сила? Какие нити?

– Дык, в магии я не силен. Вывел веселящую травку из организма, почистил кровь. А приборчик Борькин вон на столе до сих пор мигает. Сейчас заявится, будет опять свои эксперименты ставить.

Но Бос не пришел. И через час, и даже в обед. Мы с доктором спокойно сходили в соседнюю кафешку, потому как чаем с бубликами сыт не будешь, и даже договорились, что он отпустит меня домой, то бишь в апартаменты.

Дядя столкнулся со мной в дверях медотсека. Вид я имела совершенно здоровый, и укоризненный взгляд в сторону Ингемара был мне непонятен.

– Я же просил! – возмутился старший родственник.

– Боря, ты просил до утра, а у нас дело к вечеру идет. Что, ведьма совсем укатала?

Дядя смутился и даже опустил глаза. Вау! Неужели?! Но это же он мою подругу к себе затащил, а не наоборот!

– Если найду в крови то, что думаю, сидеть вашей ведьме на гауптвахте вместе с парнями! – сердито огрызнулся он. – Алиса, сядь, подожди меня.

Огляделся, нашел анализатор и быстро засунул туда руку.

– Куда! – вскричал доктор. – А руки ты мыл?!

– Стерилизовал, – рыкнул Борис.

Да что ж с ним такое?

Прибор пискнул и выдал результат на монитор. Дядя прищурился и прилип к экрану.

– Не может быть!

– Пусти, – оттолкнул его Ингемар и тоже уставился на экран. – Ты какой вчера коньяк пил?

– Такой же, как и ты! Мы же вместе на пятерых семь бутылок приговорили!

– Это я еще помню. А когда эти семь бутылок закончились?

– Так разведка две бутылки в подарок принесла, их мы и допивали. И ты кстати тоже.

– Этого уже не помню.

– А как ты Алису в мед отсек нес? На автопилоте?

– Нет, ты когда мне девчонку сунул, я на всякий случай себе антидот вкатил. И нес не я. Там парень из разведки нашелся, трезвый как стеклышко. Вот он ее сюда и тащил. Потом проверил, что я уже в норме, и свалил начальство свое спасать.

– Да, начальство его наглюкалось по полной… Я-то как раз все отлично помню. Единственное, чего не могу понять, почему посмотрел на Лизу и глаз не смог отвести. Так и сидел, как приклеенный. Она смеется, Стасу голову на грудь пристраивает, а у меня как крышу сорвало. Схватил в охапку и утащил к себе.

– Это я знаю, это мне как раз доложили. И что думаешь, приворожила она тебя?

– Вот так, на расстоянии, без травки? Ты думаешь, могла?

– А ты что думаешь?

– Я уже и не знаю, что думать. Не мог же, как мальчишка, в малолетку влюбиться!?

А я за подругу обиделась. Вот почему, если ведьма, так сразу приворожила? Лизавета у нас и умница, и красавица. А то, что колдунья, так это даже огромный плюс!

– Ладно, герой-любовник, остынь. Лучше расскажи нам, почему твой прибор на Алису так реагирует. Или он по жизни так пищать должен?

– Не должен, – нахмурился Борис. – Когда прилетела сюда, не пищал. Что-то вчера с ней произошло.

И все дружно посмотрели на меня.

– Дык, выпила много?

– Нет, ты уже вошла ко мне такая. Где-то с ведьмой успели погулять?

– Да нигде мы не гуляли! – обиделась я. – В каюте весь день просидели, Лизка меня успокаивала.

– Почему успокаивала, что случилось?

– Так Гард мне предложение сделал, и я, получается, согласилась.

– И почему расстроилась? – уточнил дотошный дядя.

– Так он мне два браслета надел, понимаешь? Два, а не один!

На лицах мужчин отразилось полное непонимание, и я опять почувствовала жуткое раздражение и обиду.

– Женился он на мне! Окончательно и бесповоротно!

– И что, супружеский долг тоже, того? – решил вмешаться доктор.

– И совсем не того! Я истерику устроила, он испугался. А потом вызов с Гелиоса срочный пришел, и мой новоявленный муж слинял!

Мужчины в очередной раз переглянулись и уставились на меня.

– Алиса – истерику?

– Да и сейчас она не в лучшем виде.

А прибор продолжал пищать, причем громче, чем минуту назад. Понятно, все уставились на него.

– Пошли в мою лабораторию! – вскочил Борис и схватил меня за руку.

– Я с вами, – двинулся за нами доктор.

– А, может, я к себе? – решила подать голос я.

– Ни в коем случае! – ответили мне хором мужчины. Эх, жизнь моя жестянка! Опять будут над бедной лисичкой издеваться! Опыты всякие ставить… Сволочи они! Вот позвоню маме, она им покажет, как маленьких девочек обижать!

– Даже не думай! – сказал Бос.

Телепат хренов! Уж думать они запретить мне точно не могут!

– Так что ты там говоришь, по поводу замужества? – уже на ходу, наконец, дошло до Бориса.

– А ты чего такой злой с утра? – огрызнулась я. – Представляю, что о тебе Лизка подумала! Затащил девушку в кровать, еще и чем-то недоволен!

Борис посмотрел на меня тяжелым взглядом и отвернулся.

– Понимаешь, мой амулет до вчерашнего вечера работал как часы и сбоев не давал. Я вашу компашку сразу прощупал и весь вечер наблюдал. Тимур и Ника не фонили совсем. У них уже год как все в порядке в этом плане. Лаборантки и так считают себя неотразимыми, а мужики им надоели. В результате Тимура терпят, потому что уже занят. А Стас сразу на тебя глаз положил, да и не стал бы связываться с нимфами. Драконы, они не любят лишних телодвижений. Вот прибрать к рукам ничейное сокровище – это как раз в их духе. А тебя он так и идентифицировал. Только вот с ничейным ошибочка вышла.

От такого заявления я немного обалдела и даже перестала обижаться.

– А зачем тогда травку в кальян сыпали? – спросила я.

– Для себя, любимых. Там же, кроме Вероники, все с магическим потенциалом. Ты же понимаешь, я у себя простых ребят не держу. А чем сложнее сущность, тем круче фантазия. Вот и развлеклись, как могли. По сути, травка не запрещенная и на людей действует как стимулятор хорошего настроения. А вот подсовывать кальян вам с подругой было рискованно. Кстати, что ты почувствовала?

Я вспомнила вчерашние ощущения. И ведь можно было понять, что от ребят вокруг фонит магией! А я сразу зациклилась на себе. Обрадовалась внутренней свободе. Избавилась от резонанса. Резонанс!

– Бос, ты гений! Резонанс! У меня был сильный резонанс, и после травки его как рукой сняло!

– А сейчас? – сразу заинтересовался дядя.

Мне и прислушиваться к себе не пришлось. Раздражение с утра имело место быть. И суть его теперь была понятна. Только вот откуда? Ведь раньше не было!

– Так что ты там говоришь по поводу замужества?

А ведь верно… Истерики – это не про меня. Что же тогда произошло?

– Борь, я бы на твоем месте проверил браслеты. Не нравятся они мне. Особенно этот, – и Ингемар ткнул пальцем в мое ажурное приобретение.

– Кстати, ночью твой противный приборчик молчал.

– Знаю, – буркнул дядя. – Мне Лизавета еще вечером про нити какие-то говорила. Но магия у них разная, потому и не поняла причины. Говорит, травка силу освободила.

– Так понятно, девочка расслабилась, ушла в астрал.

– Я потому и пацанов сильно не наказывал. Только дракону посоветовал очки протереть, чтобы чужое лучше видно было. Представь, была бы хохма, если бы он попытался девчонку у Гарда отмутить!

– А мне показалось, что он попытался, – ответил доктор.

– Да ладно тебе! Ты что Стаса не знаешь? Это он так от нечего делать развлекался, когда таки понял. Сильных соперников этот кадр за километр чует. А в Алискином случае и космос ему не помеха. Ты когда-нибудь Гардиана по приборам смотрел? Вот то-то. Ему нашу базу распылить, раз плюнуть. Мощный мужик! Уважаю. А с браслетами он, скорее всего, лажанулся, потому что девочка у нас очень уж нестандартная. Уникальная, можно сказать.

И дядя так на меня посмотрел, что мне захотелось срочно сбежать на другой край вселенной. Видно, этот не отстанет, пока не поймет, в чем фокус…

– Так, а с Лизаветой что? – решил вмешаться Ингемар.

– С Лизаветой все хреново… Амулет мой против нее бессилен, хотя, воспользуйся она зельем или обычным приворотом, должен был сработать. Ты не представляешь, сколько этой хрени мой организм за день потребляет!

– Ну, тут сам виноват. Понабирал в отдел незнамо кого, а теперь жалуешься.

– Я не жалуюсь. И кого понабирал, прекрасно знаю. Кто еще может похвастаться двумя драконами? А девки – они хоть нимфы, хоть фейри – все понимание имеют. Если заметил, вешаются на меня только милашки из Зеленого сектора. А наши без серьезных намерений не пристают.

– Так, а привороты тогда от кого?

– Как раз эти с серьезными матримониальными планами и развлекаются. Я им не мешаю. Пока моя гениальность перевешивает их профессионализм.

– Но вчера твоя гениальность дала осечку. Неужели мелкая ведьма тебя переиграла?

Борис зарычал и схватился за голову.

– Не было там никакого воздействия! Интересно мне стало, почему так. В результате мы до полудня как сумасшедшие друг от друга оторваться не могли.

– И теперь тебе стыдно? – хохотнул доктор.

– Это почему?

– Ну как, девушка, оказывается тебя не привораживала. Затащил в постель юную ведьму и теперь страдаешь, что зря. Эксперимент с треском провалился?

– Никуда он не провалился, все в процессе. Я, конечно, был уверен, что твой анализатор выдаст какую-нибудь херню в крови. Но нет, так нет.

Я подергала дядю за рукав и все-таки решилась задать мучавший вопрос.

– А драконы – они настоящие?

Мужчины рассмеялись.

– Нет, солнышко, они понарошечные, – улыбнулся дядя.

Я надула губки. Вот нашел время поиздеваться!

– Алиса, это такой вид людей с определенными магическими способностями, – решил вмешаться доктор. – Понятно, в доисторических ящеров они не превращаются, если ты об этом.

Я об этом. Но все равно, как интересно! Настоящий дракон!


Глава 15
Мужская логика

Гардиан.

Я поспешил… Два года держался, и на тебе! А ведь она даже не поняла, что произошло. Испугалась от неожиданности, но не поняла. И теперь в сомнениях я. А вдруг действительно этой привязанности не суждено перерасти во что-то большее. Вдруг я принял желаемое за действительное. Признаю, я поторопился, но разве это так страшно? Я же ее, по сути, и пальцем не тронул, только обозначил свое. И надо было бы сразу, потому что бросить свое сокровище на виду у всей базы – это определенный риск. Хорошо, Борис сразу изолировал Алиску от своих лоботрясов и запихнул к людям.

Люди – это не страшно. Привязанность к ним мимолетна и не крепка. А вот нЕлюди… Я почувствовал их присутствие. Та красотка только задела меня рукой, проходя мимо, а сердце уже совершило несвойственный ему кульбит. И ведь на тот момент я действительно был совершенно свободен. Только вот занятое сердце с такой напастью справилось быстро, и чужие чары разрушились, не успев закрепиться. Алиса же ходит этими коридорами каждый день. От одной мысли, что существо неизвестного мне вида может привлечь ее и привязать к себе, мне становится страшно. Потому и поспешил. Да, я оправдываюсь, ищу подтверждения своей правоте. Но это единственная моя слабость, уязвимое место. И именно сейчас, когда хрупкий мир зависит в большой степени от меня, так подставляться просто опасно.

Бедный маленький лисенок, как же она расстроилась! А ведь родовой браслет кроме того, что артефакт, еще и произведение искусств. Я думал, ей понравится… И ведь пытался прослушать ее эмпатически, но меня снесло волной обиды и раздражения. Реакция вполне нормальная для наших детей, но не для взрослой девушки. Неужели я ошибся, и ее гелианские гены взяли свое? Тогда я вдвойне идиот. Теперь придется ждать еще несколько лет. Благо, если она согласится вернуться. А если нет? И ведь именно сейчас бросить все и полететь с ней на Землю я не могу. Просто не имею права. Сама основа гелианской власти сейчас висит на волоске. Совет распался из-за смены нескольких глав кланов. Выборы новых еще не завершены. Так как в заговоре участвовали в основном старшие члены родов, ставки придется делать на младших. А они не профессионалы.

Дабы избежать подобных казусов в дальнейшем, пришлось принять тяжелое решение конфискации в пользу совета ведущих промышленных предприятий. Ведь заговор возник не на пустом месте. Те же кристаллы нужны для конкретных целей. А цели эти всегда неизменны. Власть и обогащение. Одному без другого существовать сложно. Тут я еще могу понять наших толстосумов, но члены совета! Чего же им не хватало? При том, что наш договор с Земным союзом должен был решить основную проблему тех, у кого была и власть, и деньги.

А кому нужны власть и богатства, когда нет наследника? И если старшие члены кланов за свою долгую жизнь как-то решили эту задачку, проблема никуда не делась. Их дети оказались в том же тупике. И вот решение найдено, перспективы невероятные, и что они делают? Они устраивают переворот с целью захвата соседнего мира с его сырьевыми ресурсами! Старые маразматики! И ведь трое старейших членов совета. У меня никогда не было иллюзий на их счет, но такое! Если честно, был уверен, что те же Инриди, как обычно, попытаются достичь желаемого с помощью интриг. Брак с принцессой Синии сорвался в основном благодаря мне. Удивительно, что ее дед не поддержал заговор. Я до последнего был уверен, что Софито в деле. Ведь они изначально не были против союза с Инриди. Но нет, Эрне Софито встал на мою сторону. А так как он ненамного слабее меня, всему клану пришлось подчиниться, хотя там и были какие-то брожения. Но нет, Инриди это не остановило. Сантарин до сих пор уверена, что для нее еще не все потеряно. Я посмотрел на свой браслет и улыбнулся. Одна неоспоримая выгода от нашего с Алисой скоропалительного брака точно была. Я теперь занят! Окончательно и бесповоротно! И даже если мне придется ждать, пока жена подрастет, это уже ничего не может изменить…

Так вот, интриги. Я был уверен, что на них Инриди и остановятся. Не учел, что благодаря моей внешней политике встали несколько производств. Ограничения в использовании радужных кристаллов ударили по чьим-то кошелькам. И так как альтернативное месторождение нам освоить не удалось, пока не удалось, заговорщики решили ускорить события. Понятно, я бы никогда не согласился с их планом, имея в союзниках родственников Алисы. Да и большая часть Совета была на моей стороне. Старейшие же члены всегда пытались ставить мне палки в колеса. Их очень устраивала политика изоляции. Голосование за вступление в Земной союз пришлось продавливать чуть ли не шантажом. Теперь понятно, почему они согласились. Для переворота все уже было готово, не учли одну мелочь. И это главы родов!

Да, информация секретная, и передается обычно от старого правителя новому. Если правитель погиб или по другим причинам не смог передать сообщение новому главе, эту задачу берет на себя информационный дух, привязанный только к правителю. Этот же дух уполномочен указать на нового главу, если таковой не был избран изначально. Параметры выбора тривиальны. Избирается сильнейший техномаг с определенными способностями. Повлиять на духа и его выбор невозможно. Все члены Совета в курсе, что существует преемственность, но никто не знает, в чем она заключается. А ведь это так просто. Потому и сильнейший. Тот, кто способен удержать не только власть, но и всю планету. И если бы заговор удался, по моим подсчетам никто из них власть бы не получил. Смешно. Они сильные техномаги, но! Молодой глава клана Вертего – мой явный конкурент в плане способностей. Оглашать не буду, дабы не подвергать опасности. Если что, пусть будет сюрпризом. Я улыбнулся. Наши интриганы и заговорщики не учли одной мелочи. За всю историю существования Совета не было ни одной насильственной смены власти! И это замечательно. Потому что, если погибну я, мир дрогнет, потеряет стабильность. Надеюсь, духу хватит времени, дабы ввести в курс дела нового главу, и мир не развалится на кусочки. Его будет кому удержать. Но сейчас держу я. И отпускать не собираюсь. К сожалению, моя любовь не является достойной причиной, чтобы уйти на покой и отказаться от своих обязанностей. Не дадут.

Пару дней понадобилось, чтобы я решил все проблемы, вынудившие в срочном порядке покинуть звездную базу и молодую жену. Вечером очередное внеочередное заседание Совета по вопросу избрания новых представителей от мятежных кланов. Можно пока проверить, как там Лисенок. Но страшно. Вдруг ей нужно время, чтобы понять, успокоиться и принять. Вызов на личный ком вывел из задумчивости. Увидев имя абонента, дал доступ в свой кабинет. Изображение Бориса Красина возникло вместе с огромным белым креслом на колесиках. Глава Фиолетового сектора и по совместительству новый родственник хмуро посмотрел на меня и буркнул приветствие на межгалактическом. Сердце ёкнуло в нехорошем предчувствии. Или что-то с Алисой, или мне пришли надавать по морде. Первое хуже, потому что со вторым справиться легче. Весовая категория у нас одинаковая. Я непроизвольно подался вперед и сжал кулаки. Борис наоборот откинулся в кресле и закинул ногу за ногу. Уже хорошо. Значит проблема не срочная, и настроен гость не агрессивно.

– Как Алиса? – осторожно спросил я.

– Запер в лаборатории. Сидит тихо, ломает мне оборудование.

Я в удивлении поднял брови.

– А, что с тебя взять! – махнул рукой Борис. – Натворил всякой фигни и свалил на другой край галактики! Еще и на звонки не отвечаешь!

Я бросил взгляд на ком. Непринятых вызовов ни наблюдалось. Я и не ожидал, что она так быстро успокоится.

– Не понял. Твой звонок прошел с первого раза.

– Угу, я тоже удивлен. А племяшка раз десять набрала, а потом обиделась. Она, конечно, подозревает, что у тебя что-то очень важное и срочное случилось, но не настолько же, чтобы собственной жене на звонки не отвечать!

По спине пробежал озноб, и я сжал челюсти. Главное, никого ненароком не убить…

– Оу, так ты не в курсе! – почему-то обрадовался Борис. – Я ей так и сказал, что здесь что-то не то. Ты же нормальный мужик и маленьких лисят не обижаешь. Только без спросу в жены берешь! – хохотнул блондин.

– Я спрашивал, – огрызнулся я.

– Так я ж не спорю. Но заметь, любая лаборантка, проснувшись поутру в моей кровати, довольно улыбается. А у тебя жена третий день слезы льет. И оборудование мне ломает.

– А оборудование-то тут причем? – рассердился я. То, что Алиса плачет, болью пронеслось в сознании и легло камнем на совесть.

– А вот очень даже при том. Ты вообще, когда браслет на нашу девочку надевал, о чем думал?

– О том, что счастлив взять ее в жены, о чем еще?!

– А о том, что девочка необычная, подумал?

– Борис, говори прямо, чего ты хочешь?

– Даже и не знаю. У меня, понимаешь ли, профессиональная гордость задета. Уже сутки бьюсь над твоим фамильным браслетом и не могу снять.

– Что?! – возмутился я. – Да как ты посмел!

– Ну, а что я мог поделать? С тобой связи типа нет. А девочка страдает.

– А браслет-то тут причем?!

– При том. Он у Алисы вызывает резонанс. Мы исследовали. Получается, резонирует ее магия.

– Не может. Я проверял. У нее нет способностей Красной леди. А техномагия нестандартная, но наша.

– То есть странного ты ничего не заметил?

– А должен был?

– Ты вообще в курсе, кого в жены взял?

Я прикрыл глаза и постарался успокоиться. С диверсией у себя я как-нибудь разберусь. Но вот на что намекает Борис?

– Я знаю, что Алиса принцесса Радужного мира и Соединенного Королевства. Младшая внучка Софито. Есть что-то еще?

– Вообще, это государственная тайна, и тебе ее, конечно, сообщили бы, если б ты так не спешил. В общем, свяжешься с Уэльским, заодно задним числом попросишься в родственники. Мне же надо как-то срочно убрать этот резонанс.

Решение принялось быстро. Я встал и шагнул на свободное пространство кабинета.

– Пошли. У меня пара часов есть, сейчас разберемся.

– Только, пожалуйста, выйди как нормальный гость в положенном месте, – попросил Борис. – Я там тестирую новую систему защиты, не хотелось бы тебя пугать.

На личном коме вспыхнули координаты. Я пожал плечами и шагнул в привычное расположение базы. Как и просили, появился в гостевой приемной. Два дежурных офицера дернулись от неожиданности, но быстро взяли в себя в руки, посмотрев на результаты сканирования. Я даже немного обиделся. Понятно, что не меня проверяют, а, скорее, тестируют оборудование. Но почему на мне?!

– А больше не на ком, – усмехнулся Борис и протянул руку для пожатия. Его блондинистая морда лучилась самодовольной радостью. Этот чокнутый экспериментатор явно сейчас использовал меня по полной.

– Да ладно, не обижайся! Пошли скорей, а то мне действительно лабораторию разнесут.

– И к чему такие меры безопасности, если проверять больше не на ком? – не дал уйти от ответа я.

– Так это пока не на ком. А скоро тут такое начнется, что мало никому не покажется. Это вы с дедом Софито нагло взяли координаты. А вот попробуй сейчас.

Мы шли по серебристому коридору. Я прощупал пространство и понял, что координат как таковых тут и нет. Работало мощное искажение. Базу как будто скрутило лентой Мебиуса. С моими возможностями зафиксировать место, конечно, можно, но не факт, что появлюсь я именно тут, а не в открытом космосе на пять метров правее. Интересненько! Я бы поставил такое у себя дома. Там защита отличная, но техномаг моего уровня ее может и обойти…

– Твоя идея? – уважительно спросил я.

– Ребята постарались, а идея действительно моя.

– И к чему такие сложности? У нас не так много сильных магов, способных передвигаться между мирами. Да их можно по пальцам пересчитать.

– У вас немного, – самодовольно улыбнулся блондин. – А вот у нас скоро появится много желающих.

– Одного желания здесь мало, сам понимаешь.

– Тут вопрос, чьего желания. У нас, понимаешь ли, начальник Черного сектора много лет разрывается между любимой женой и такой же любимой работой. Раньше пытался совмещать, но с этим все сложнее. Вот я и решил сделать ему подарок. И себе заодно.

– Так к чему такие сложности с координатами?

– Прежде чем использовать яд, надо иметь противоядие. Мало ли что. Шила в мешке не утаишь. В общем, я не собираюсь делиться технологией, но технический прогресс не стоит на месте. Лет через десять может появиться гений намного умнее меня. Но мы уже будем готовы.

– Ты собираешься внедрить систему сбоя координат на Земле?

– Во всяком случае, во всех стратегических местах – точно.

– Не боишься?

– За себя, любимого?

– Как ты догадлив!

– Боюсь. И потому приложу неимоверные усилия, чтобы о новом изобретении узнало как можно меньше людей.

Я впечатлился. Знал, что Борис гений. Но не думал, что ему когда-нибудь удастся воспроизвести технологию перемещения в пространстве.

– А зачем тогда гостиная с офицерами?

– Это для внеземных послов. О ваших способностях тоже известно в узких кругах. И это отличная отмазка для масштабных внедрений системы искажений.

– Подожди! – вдруг дошло до меня. – То есть ты хочешь сказать, что теперь ваша разведка может беспрепятственно разгуливать по стратегическим объектам Гелиоса?!

Борис почесал затылок и удивленно уставился на меня.

– Об этом я как-то не подумал. Но ты не беспокойся, семья для нас в приоритете!

– В каком смысле?

– В прямом! Ты Алисе теперь кто? Муж. А нашему грозному начальнику внешней разведки кто? Получается, что зять. А Дэвид родственника никогда не подставит.

– Технологией искажения поделишься? – уточнил я.

– В виде бартера! – радостно воскликнул Борис.

– И что ты хочешь взамен? Я же правильно понимаю, что все наши учебники по техномагии уже у тебя в коме? Нет, не надо оправдывать Алису, она мне присягу на верность не приносила и страшных клятв о неразглашении не давала. Так что пользуйся на здоровье, только имей совесть.

Борис широко улыбнулся и хлопнул меня по плечу.

– Я знал, что ты отличный мужик!

Пара шагов, и мы на пороге лаборатории. Любопытные взгляды сотрудников Фиолетового сектора. Борис чертыхается и вытаскивает меня за дверь.

– Я ж ее в пятой оставил! Пошли скорей!

Я и не торможу, самому хочется поскорее увидеть лисенка. Здесь нет проходных помещений, у каждой лаборатории своя дверь и даже свой код. Чтобы войти, Борис заглядывает в специальное устройство на уровне глаз. Скорее всего, сканирует радужку. Мне эта технология знакома. Сами не так давно отказались от цифровых кодов и отпечатков пальцев. Дверь отъезжает в сторону, и Борис втаскивает меня в комнату намного большую по размерам, чем предыдущая. За стеклами огромных окон солнечный день. Я делаю шаг и не могу избавиться от ощущения, что это иллюзия. Но нет, окна практически настоящие. Вот только вместо стекла голоэкран. Сердце замирает от ощущения высоты. Там за окном не просто город, крыши небоскребов. Зелень деревьев практически сливается, и можно только догадаться, что делается внизу. Люди как маленькие точки. Мухами проносятся катера, подобие наших флаев. А вот небо имеет совершенно необычный оттенок. И белые облака. Картинка завораживает.

Я бы так и стоял, не отрывая взгляд от транслируемого пейзажа, но сзади меня крепко обняли и прижались к спине. Послышался всхлип. Я резко вывернулся лицом к неожиданному захватчику. Она же просто уткнулась носом мне в грудь и подняла влажные от набегающих слез глаза. А потом прижалась еще крепче и все-таки расплакалась. Я ожидал чего угодно, но только не этого! Думал, будет обижаться. Наорет. Может, побросает в меня вещами. Но так горько плакать!

– Лисёночек, маленький мой, ну чего ты? Не плачь, девочка моя, – глажу по голове и приговариваю всякую чепуху, лишь бы успокоилась. Она резко отстраняется и бьет кулаками в грудь:

– Дурак! Я уже думала, с тобой что-то случилось! Как ты мог! Да фиг с ним, с этим браслетом! Что я только за эти дни себе не напридумывала!

Борис подходит сзади и оттаскивает Алиску от меня, взяв под мышки.

– Слышь, мелкая, ты зачем мне делового партнера из строя выводишь? Гелиане мне нужны сытые, довольные и небитые.

– За одного битого двух небитых дают, – огрызается Алиса, но плакать перестает. Наверное понимает, что вот он я, во плоти. И даже жив и здоров. Я же все это время сканирую ее фон и соглашаюсь с Борисом. Резонанс имеет место быть. Это странно, ненормально, но причина вот она, налицо. От малышки фонит неизвестной мне магией! И ведь раньше я видел ее отголоски. Все иллюзии строились по необычной схеме. Но я думал, что это особенности Синийского происхождения. А теперь не уверен. И крепнет подозрение, что от меня скрыли что-то важное. Не зря дядюшка Бос, как именует его Алиса, посоветовал обратиться к родителю. И ведь так надо было сделать с самого начала. Не сомневаюсь, что Дэвид еще два года назад знал, к чему дело идет, потому и отпустил ребенка на Гелиос так спокойно. Я поспешил. Но не жалею.

– Борис, покажи, что тут у вас из оборудования осталось. И свяжи меня с Дэвидом. Проблему надо решать, и чем быстрее, тем лучше.

Вокруг меня забегали непонятно откуда материализовавшиеся девушки в фиолетовой форме. Что-то запищало. Борис потащил заплаканную Алису в сторону окна и препоручил заботам блондинки в белом халате. Я присмотрелся. Лизавета, а это была именно она, выглядела совсем несчастной, и это удивляло больше, чем расстроенная Алиса. Не верится, что у наглой ведьмы могло случиться что-то, так повлиявшее на настроение. Ее магия сияла зеленым ореолом и ничего общего с Алискиной не имела. А вот настроение было идентично. Я присмотрелся. Ну и попал же ты, друг! Сомнений быть не могло. Хоть магия ведьмы была мне и чужда, но нити просматривались отлично. Если такую паутину не распутать вовремя, девчонка просто сгорит. Хотя, зная репутацию Бориса, не успеет. Намекнуть ему, что ли?

Меня в очередной раз дернули за руку и практически втащили в соседнее помещение, оказавшееся кабинетом.

– Давай, разберись пока с Дэвидом, а я настрою аппаратуру, и постараюсь показать, что у меня на подозрении.

Стационарный ком с экраном на всю стену моргнул, и на том конце приняли вызов. Так будет проще, чем видеоконференция на экране, подумал я и отправил свое изображение по каналу связи. Попытался настроиться на серьезный разговор. Не получилось. Маленькая полянка, устеленная ковром разнотравья, и дремучий лес окончательно выбили меня из колеи.


Глава 16
Море по колено

Дядя Боря фанат своего дела. Он обожает всякие логические загадки и обычно цели у него фантастические. То бишь изобретения – это вовсе не озарения, а продуманное воплощение фантастики в реальность. Благо, Бос такой не один, в его распоряжении весь Фиолетовый сектор, большая часть которого такие же гениальные фанаты. Даже симпатичные девицы, фланирующие туда-сюда по отделам, неотъемлемый элемент общей гениальности. Те же драконы, как оказалось, работать без муз просто не в состоянии. Тот, кто не знаком с тонким миром, может подумать, что начальник подбирает себе девиц по смазливой внешности. Но нет, это ошибочное мнение. Внешность, конечно, играет определенную роль, но дяде важнее характер. Он скорее возьмет мымру и откажет стерве, чем наоборот. А то, что мымр в секторе не наблюдается, это отдельный феномен. И связан он с небольшим процентом людей, составляющим коллектив. Нет, негуманоидов у нас не наблюдается. Просто некоторые таланты потомков фейри можно обнаружить при помощи специальной аппаратуры. Чем наземная часть отдела и занимается. Конечно, неофициально. Фиолетовый сектор вообще ничем официальным не занимается. Так, висит на повестке несколько военных заказов. Да и те курирует мой отец. То есть периодически пинает Бориса, который имеет свойство увлекаться отвлеченными идеями и воплощать невоплотимое.

Вот и сейчас два взрослых мужика с горящими глазами бросились решать задачку повышенной сложности. Мы с подругой честно стояли и смотрели. Потом сидели и смотрели. Даже пытались помочь, но от нас отмахнулись.

– Я не поняла, – заявила вконец выбитая из колеи Лиза, – они вообще что делают?

– Дык, ищут пути решения проблемы, – пожала плечами я.

– Ааааа, а я думала, они, типа, тебя спасают…

Я фыркнула. Ну да, спасают. Но я им уже для этого явно не нужна. Все скопировали, вывели в объемном визуальном режиме, а теперь бегают вокруг и думают. Кажется, слышно, как мозги скрипят.

– То есть получается, мы им не нужны? – уточняет подруга.

– Как это не нужны? Мы всегда нужны! Вот пусть попробует сказать, что я ему не нужна! – начинаю заводиться я.

– Да я не об этом! – смеётся ведьма. – У нас там книжки не читаны, кошки не глажены да и чаи не выпиты.

– Какие кошки? – теперь с опаской уточняю я.

– Пушистые. Лучше всего черные. Но можно и полосатые. Только не сфинксы! – уверенно отвечает подруга.

– Аааааа, – делаю вид, что понимаю я.

– Так чего стоишь? Пошли!

И мы идем. И даже когда дверь при виде нас молча отъезжает, на это никто не реагирует.

– И что ты предлагаешь? – осторожно спрашиваю я.

– Да так, мысль одна появилась. Рассмотрела я все эти их схемы и пришла к выводу, что решение есть.

– Так чего молчала?! – возмутилась я.

– А нас кто-то спрашивал? И вообще мне эту проблему сейчас решать крайне невыгодно.

– Почему? – обижаюсь я. Ведь проблема-то моя!

– Потому как есть у меня подозрение, что это наш последний шанс раздобыть ценный ингредиент.

А ведь такая мысль была и у меня, но как-то все закрутилось, завертелось… И при чем тут мой резонанс?

– Алиса, не тупи! Я, понимаешь ли, была уверена, что ты со своим так называемым мужем в более близких отношениях. У вас ауры были так плотно связаны, что и мысли не возникало, что это не так.

– Так спросила бы! – воскликнула еще более обиженная я.

– Я же говорю, мысли не возникало. А с подробностями приставать неудобно. Ты же меня не спрашивала.

Так мне уж точно было неудобно. Я и о чем спрашивать не знала. Как тебе с ним спится? Или каков он в постели? И что бы я поняла?

– И что тебя заставило сомневаться? – решила уточнить я.

– Так схемы все эти их. Там же четко все видно! И почему резонанс, и как убрать.

– Да ладно, ты хочешь сказать, что мой гениальный дядюшка не просек, а ты рассмотрела?

– В том не моя заслуга. Ведьмы на то и нужны, чтобы видеть сокрытое, – скорчив умную рожицу, изрекла ведьма. – Борис все на молекулы раскладывает, Гардиан структуру нитей видит и даже источник резонанса. Нимфы ваши в цвете разбираются и импульсы с аппарата списывают.

– А что надо?

– Надо в корень зрить! Там суть женского естества на браслете завязана.

– И это не моя непонятная магия?

– И магия тоже, но проблема не в этом. Я бы сказала, что решить ее можно за пять минут, если сильно постараться.

Я остановилась как вкопанная и уставилась на подругу. Мое раздражение вкупе с резонансом никуда не делось, и это злило.

– Алиса! Я же говорю, раздобудем папоротник и решим твою проблему. Главное, чтобы Гардиан отсюда не слинял раньше времени!

– А нельзя наоборот? За пять минут решить мою проблему и потом спокойно валить за цветочками?

– Ух, какая же ты зануда! Говорю последний раз для особо одаренных! После решения проблемы папоротника ты в жизни не найдешь!

– Ааааа, – потянула я, немного обалдев. – Так бы сразу и сказала! Я же не совсем тупая!

– Может быть, мне было неудобно, – сверкнула на меня глазами ведьма. – Я тебе осторожно намекала. Вот!

– Как-то это на тебя не похоже, – скептически изрекла я.

– А то, что ты творишь, вообще на тебя похоже? – возмутилась Лизка. – Да тебя просто как подменили на этом отсталом Гелиосе!

– Совсем того? Гелиос у нее отсталый! Да Земле до нас еще расти и расти! Да там такие техномаги, что у Боса слюнки текут, и руки чешутся!

– Побить?

– Поиметь!

– Аааа… Но основное я уловила. Ты сказала – у нас. То есть идентифицируешь себя, как гелианка. Тогда все понятно.

– И ничего тебе не понятно!

От раздражения аж в глазах потемнело, и я зажмурилась.

– Все-все-все, успокойся, я туплю. Надо же, как тебя накрыло.

Я скрипнула зубами и тихо зарычала.

– Алисочка, кошечка, а давай быстренько туда-обратно, и я твоим мальчикам помогу. Конечно, была мысль некоторым жестоко отомстить, но ради тебя я это дело немного отложу. Месть надо подавать холодной!

Вот же ведьма! А Борису так и надо! Пусть потом думает, с кем связывается!

Я опять зажмурилась, обняла подругу и во всех подробностях представила заветную полянку. Мое главное и кардинальное отличие от техномагов в том, что, как оказалось, координаты мне нужны не всегда. Главное, чтобы об этом никто не узнал…

После гулкой тишины коридора, какофония звуков толкнула в грудь и заставила приземлиться в траву на мягкое место. Отсутствие Лизаветы сразу стало заметным. Я охнула. Есть, конечно, надежда, что некоторые мелкие мстители остались на базе и сейчас кусают локти от зависти. Но маленькая вероятность, что я потеряла подругу в процессе перемещения, тоже имеется. Бррр, какой кошмар! Не задумываясь, вернулась на исходную и сразу вздохнула с облегчением. Ведьма растерянно сидела посреди пустого коридора прямо напротив меня и дергала себя за блондинистый локон.

– Алиса! Что ты творишь?!

– Так ты же сама хотела! – возмутилась я.

– Я же не имела в виду вот так сразу, без подготовки! Ты даже мешок не взяла!

– Какой мешок? – удивилась я.

– А во что ты собиралась цветочки рвать?

Я пошарила по карманам и вытянула помятый жизнью кулёчек из-под стерильных перчаток.

– Вот! – гордо сказала я.

– Глупая, – умилилась мной подруга. – Ты же уже поняла, что это последний раз. Я – яркий тому пример.

– Перед смертью не надышишься, – вздохнула я.

– Зато основательно затаришься! Пошли!

И меня сдернули с пола и потащили по коридору в сторону Лизкиного жилья. Через какое-то время я была обвешана с двух сторон нашими выпотрошенными походными рюкзаками и проинструктирована на все случаи жизни. Зачем, было совершенно непонятно, но с ведьмой не спорят. Мне даже выдали с собой три бутерброда с сыром и пачку с соком. Благо, о нас до сих пор никто не вспомнил. С одной стороны, это конечно плохо, потому как получается, что разгадку они не нашли, а близящаяся полночь не причина ложиться спать. Уверена, что утром мы найдем этих трудоголиков в том же месте, но в более потрёпанном состоянии. С другой стороны, свой последний шанс хотелось все-таки использовать. И не факт, что кто-то бы меня отпустил добровольно. Перемещения мне, в общем, разрешили, но никто не думал, что я рвану глухой ночью в дремучий лес.

– Ни пуха, ни пера! – послала меня подруга.

– К черту… – хмуро ответила я и исчезла в уже известном мне направлении. Все-таки хорошо, что заглянула сюда днем! Как-то в прошлый раз с подругой было не так страшно… Нет, ночного леса я не боялась, просто не ожидала увидеть здесь людей. Или нелюдей, кто их знает. Сейчас на меня отчаянно пялились две ветхие старушки в допотопных чепцах. Их одежда так же явно не соответствовала времени, и я похолодела, на секунду представив, что могла очутиться в прошлом. Потом тряхнула головой и прогнала панические мысли прочь. Такого не может быть, потому что быть не может!

– Здравствуйте, – сказала я вежливо по-английски и замерла в ожидании.

– Доброй ночи, деточка, – ответили мне скрипучим голосом. – А где же твой флай? Неушто пешком с трассы добиралась?

Я с облегчением выдохнула и даже провела рукой по вспотевшему лбу. Ну, надо же, как себя накрутила!

– Да я так, по старинке, – очень расплывчато постаралась объяснить я, поведя рукой куда-то в сторону. Старушки дружно посмотрели вслед за моей рукой и глаза их еще больше округлились. Ежу понятно, вокруг дремучий лес, куда ни ткни. Я тяжело вздохнула. И ведь в прошлый раз здесь точно кроме нас никого не было! Откуда свалились эти старушенции?

Форма Фиолетового сектора и походные рюкзаки, явно пустые, в лесу смотрелись очень странно. Еще более странно, чем доисторические бабушки. Или ведьмы? Кто бы еще поперся в лес в такую ночь? И каким образом хитрая полянка, не пустившая даже Лизавету, терпит таких гостей? Они что, тоже девственницы? Я хихикнула. Надо же такое придумать! С другой стороны, а почему бы и нет. Звучит, конечно, странно, но, кажется, такое правильно называется – старые девы. И, судя по их виду, это вполне возможно. Одни крючковатые носы и бородавки чего стоят!

Мои размышления прервала полночь, внезапно наступившая в лесу и включившая колдовской механизм цветения папоротника. Тысячи светлячков ринулись со всех сторон к распускающимся соцветиям! Мы же, нелюди, завороженные этим зрелищем, застыли на краю полянки.

– И так каждый год… – пробормотала одна из старушек. – И вот знаю, что так будет, а привыкнуть не могу. Волшебство, оно и есть волшебство…

– Ты мешок-то не забыла? – толкнула ее в бок вторая старушка.

Разговорчивая вытащила из кармана огромный пакет известной сети супермаркетов и с шелестом развернула.

– Ну, барышни – вперед! Работа не волк! – заявила одна из ведьм и ринулась к поляне.

– В лес не убежит, – пробормотала я и стянула рюкзаки с плеч. Странно, что нам в голову не пришла идея с кульками. В такой можно и меня запихнуть, при желании… Ну ничего, буду собирать в рюкзак, я не жадная.

Часа через пол поняла, что у бабушек опыта больше и сноровка лучше. А пакет не один. Мой же первый рюкзак еще был наполовину пуст. Через час болела спина, и занемели пальцы. И вот когда я с тяжелым вздохом опустилась на травку, чтобы застегнуть змейку и отставить импровизированный мешок в сторонку, кто-то резко выключил свет. Бабушки охнули. Мне стало немного страшно, и я обняла рюкзак, как большую плюшевую игрушку.

– И вот так всегда! На самом интересном месте! – проворчал рядом скрипучий старушечий голос, и кто-то с силой вцепился в мои цветочки. Подул ветерок и над верхушками вековых дубов сверкнул кусочек луны. Это позволило мне рассмотреть вторую старушку, подбиравшуюся слева. Та же, что вцепилась в мою добычу, скалила зубы и сверкала глазами. Мне стало смешно. При бледном свете луны бабушки выглядели не жутко, а комично. Прям Хэллоуин какой-то!

– Отдай, девонька, цветочки, – прошипела ведьма и рванула рюкзак.

– У вас свои есть! – огрызнулась я.

– Дык, мешок хорошо, а два мешка – еще лучше, – опять прошипела ведьма. – Понимаешь ли, милая, мы с подругой замуж собрались, и на поляну путь нам будет закрыт. А ты не ведьма, зачем такой колдовской цветок? Хотя, что-то в тебе есть… Но если надо, ты и на следующий год придешь.

– Так мне что, по-вашему, и с мужем год не спать! – возмутилась я.

Две пары глаз уставились на меня с неожиданным любопытством.

– Так ты что ль замужем? – удивленно проговорила левая старушка.

– Уже неделю, – несчастно вздохнула я и хлюпнула носом.

– Да как же это, что это на свете деется! – отпустила рюкзак воинственная ведьма и всплеснула руками. Я от неожиданности повалилась в траву.

– Во молодежь пошла! Приоритеты правильно расставлять не умеют, женское начало ни во что не ставят! Нити у нее натянуты, чувства перепутаны, а я и думаю, что на человека не похожа! На тебе, девонька, еще один мешок и иди срочно к мужу! – заявила вторая старушка и сунула мне в руки огромный метровский кулек.

– Сссспасибо, – пробормотала я.

– Ты иди-иди, не оглядывайся, – пропела первая старушка. А времени у тебя до второй полуночи.

– На что времени? – все-таки решила уточнить я.

– На то, чтобы мужа приворожить, да в постель уложить.

– А иначе?

– А иначе порвутся нити, останешься без любви. Иди, кому сказала!

Я послушалась и исчезла с полянки. Не знаю, что подумали сердобольные бабушки, а я решила больше никогда не судить людей по первому впечатлению и даже по поступкам. Ведь вот оно как. Две злобные ведьмы могли отобрать у маленькой лисички цветочки. А в результате и своими поделились, и дельный совет дали.

– Алиса! Приди в себя! – трясла меня тем временем подруга.

– Я в себе, – улыбнулась я и выпустила рюкзак.


Глава 17
О вреде интернета и пользе проклятий

Навязчивая мелодия ворвалась в сон на самом интересном месте. Как всегда! Глаза открывать категорически не хотелось. А ведь сама выставила таймер апартаментов на 7:00. Вот теперь и расхлебываю. Освещение имитирует ярчайшие солнечные лучи, дабы организм понял, что пришло утро. А чтобы заткнуть музыку, надо встать. Панель управления на противоположной стене. Тут, даже если очень хочется, в кровать возвращаться смысла нет. Рядом заворчали и закряхтели. Я в ужасе распахнула глаза. Ох, ежики зеленые! Лизавета! Подруга попыталась сунуть голову под подушку, но я не дала. Как-то резко вспомнила, что мы отчудили ночью, и решила, что вдвоем страдать лучше. Почему страдать? Потому как совесть проснулась вместе с сознанием и теперь точно уснуть не даст.

Рядом застонали. О! У некоторых тоже что-то проснулось! Надеюсь, что это чувство вины. Потому что мне вспоминать стыдно. И что на нас нашло? Может, цветочками надышались?

– Лиз! – дернула я пытающуюся закрыть глаза подругу, – А мы вчера точно трезвые были?

– Точно, – буркнула ведьма и попыталась сесть.

– А запах папоротника? Может, это от него у нас помутнение какое образовалось?

– Это не от запаха… Это от глупости!

Подруга застонала и все-таки сунула голову под подушку.

– Как я могла?! – раздался приглушенный голос.

Я сдернула подушку и во избежание бросила ее на пол.

– И тебе тоже кажется, что мы как-то переборщили?

– Мне кажется, что нас сейчас придут убивать, – всхлипнула подруга.

– Да ладно, что мы такого сделали?

– Да так, по мелочи. Твой теперь думать ни о чем другом не может, только о том самом. А мой такое плетение в жизни не распутает. Не мне же одной страдать!

– Почему не распутает? Я думала мы легкую ворожбу состряпали.

– Я туда элемент проклятия добавила, – виновато прошептала подруга.

– Ну ты и ведьма!

– Да, я такая! – гордо вскинула голову Лизавета и хлюпнула покрасневшим носом.

– Так что, пойдем признаваться или посмотрим, что будет?

– Ты понимаешь, для меня странно, что они еще ночью сюда не прибежали…

– Так, может, не получилось? – обрадовалась я.

– А чему ты радуешься? У тебя двенадцать часов осталось… Так что, если не получилось, придется все делать самой.

– Это как? – ужаснулась я. – Мне его что, по углам ловить?!

– Ну, не по углам конечно, но ловить придется. Хотя, думаю, мы преувеличиваем. Он и сам бы рад, да боится к тебе прикоснуться. Тебе просто придется сказать ему, что не против этого брака, и поцеловать. А там, как сложится.

– А если подействовало?

– Ну, тогда он будет тебя ловить и целовать. В этом случае твоя задача не сильно отбиваться.

Мда, лучше бы сработало. А с совестью я как-нибудь договорюсь. Вот Боса жалко. С другой стороны, некоторым давно пора жениться. Бабушка мне точно за это спасибо скажет.

Мы медленно сползли с кровати и потопали умываться. Подруга как-то не рвалась к себе, а я и не выгоняла. Вдвоем не так страшно. Расчесались, оделись и поплелись в гостиную думать, куда бы отправиться на завтрак. Но далеко не ушли. Прямо перед бутафорским камином в глубоких креслах, вытянув ноги и откинув головы на спинки, дремали наши проблемы.

Лиза пискнула и попыталась спрятаться мне за спину. Бос приоткрыл глаза, и крылья его носа затрепетали, как у тигра перед прыжком. Гардиан, похоже, не спал. Взмахнул ресницами и, не отводя от меня обжигающего взгляда, сделал пас рукой в сторону собрата по несчастью. Дядю припечатало к креслу, и он сердито зарычал.

– Мамочки! – окончательно испугалась ведьма.

– Какие мамочки, тут папочку впору звать, – попыталась пошутить я. Бояться было вроде бы нечего. Гардиан даже встать не пытался, а просто как-то уж очень странно смотрел.

– А скажи-ка мне, радость моя рыжая, вкрадчиво мурлыкнул несостоявшийся муж, – к какому двору принадлежит твоя семья?

Я подвисла. Вопрос, конечно, интересный, только к чему бы это? Неужели успел пообщаться с моим папой?

– Ты о чем? – решила уточнить я.

– О том самом. Так какой двор, Благой или Неблагой? А то терзают меня смутные сомненья…

Сзади раздалось похрюкивание, и я, обернувшись, поняла, что подруга истерически ржет. Раздражение вылезло и попыталось зашкалить. Сделала шаг к Гарду и ткнула в него пальцем.

– Где ты таких глупостей понабирался?! – прошипела я сердито.

Гардиан тоже нахмурился и бросил неприветливый взгляд на Боса. Тот сделал круглые глаза и пожал плечами.

– А я тут каким боком, ты же с Дэвидом говорил. Все претензии к тестю! Надо же такое придумать, Неблагой двор!

– Ты меня вежливо послал с девизом: и Гугл тебе в руки! – огрызнулся маг. – Что я мог подумать?

– Так времени не было, а ты прицепился с расспросами. Я же не в курсе, что ты там накопал!

Техномаг взмахнул рукой, и освобожденный начальник Фиолетового сектора целенаправленно вскочил с кресла, метнулся к нам и, подхватив не успевшую возмутиться ведьму на руки, вылетел из моих апартаментов.

– У нас эксперимент в процессе, – успел крикнуть Бос до того, как дверь захлопнулась.

– Что это с ним? – решила осторожно уточнить я. Все-таки подруга единственная, любимая.

– Какой-то непробиваемый амулет у него ночью заглючил. С этим вопросом разобраться для него – дело чести, – спокойно ответил маг. – И все-таки, что не так с этими дворами?

Я улыбнулась.

– А что тебе папа рассказал?

– Много чего, но за подробностями послал, как и Борис, в сеть. Суть вашей магии я понял, но вот теперь подозреваю, что надо мной здорово подшутили.

– Что ты, они совсем не хотели над тобой посмеяться, разве что чуть-чуть, – продолжила улыбаться я. Как представляю, чего он там мог начитаться, так сразу смешно становится! – Дворы, они действительно были, только очень давно. Потом все сильно перемешалось. Чистокровных Фейри из Неблагого двора практически не осталось. Правитель у Тиринеля теперь один, да и Тир уже не тот… Фейри неохотно, но живут среди людей. Они разные, как и люди. Скрывают свои способности и потихоньку ассимилируют. Я тому достойный пример.

– Извини, когда ночью нас с Дэвидом накрыло, мы переключились с твоей проблемы на свою, – вздохнул Гард. – Я могу справиться с любой наведенной магией, потому не паниковал и на всякий случай полез в сеть, подозревая, что ты имеешь к этому отношение. Борис же был в таком шоке от проекции своего астрального тела, что сразу рванул к вам. Когда мы сообразили, что наши проблемы в вашем лице спят крепким сном, то решили далеко не отходить.

– А ты уверен, что Лизке ничего не будет?

– Будет, еще как. В этом я точно уверен. Борис все время рычал, что жестоко отомстит и таки женится.

Я хихикнула. Мстители, блин!

– А почему ты о себе не волнуешься? – прищурил глаза Гард и как-то хищно улыбнулся.

– Ээээ, а мне-то за что? Ты же и так на мне женился!

– Женился, – кивнул головой маг, – и не жалею. Только вот мне казалось, что ты не сильно рада.

Я глубоко вздохнула и вдруг поняла, что цветочки мы бросили в гостиной, и поэтому запах здесь стоит совершенно удивительный. Теплая волна прокатилась по телу и осела в животе. И вот почему на некоторых привороты не действуют?! Или я не так поняла? Странный обжигающий взгляд сложно интерпретировать по-другому. Он всегда смотрел на меня нежно, иногда льдинки глаз обжигали холодом, чаще всего они дарили тепло. Сейчас же зрачок практически перекрыл лед радужки, и меня затягивало в черную бесконечность. Ну! Чего же ты ждешь?!

Мужчина резко встал и, подхватив меня на руки, крепко прижал к себе. Эмпат! Только бы ничего не сказал! А лучше пусть срочно что-нибудь сделает! Ну, хоть что-нибудь! Он же взрослый, должен сам понимать…

И он понял. Понял, что если меня целовать, я впадаю в такую эйфорию, что совершенно не замечаю, как меня раздевают. И выплываю в реальность, только когда горячие губы спускаются на шею, пробегают по груди и задерживаются на животе. Но эта реальность похожа на веселящий газ, который запускают на вечеринках. Вроде, и понимаешь, что происходит, и даже пытаешься контролировать, но руки почему-то живут своей жизнью, а тело творит что-то совсем мне несвойственное, невообразимое. Раздражение уходит на задний план, а потом растворяется в океане удовольствия. Я уже вынырнула из омута страсти, и теперь остались нега и интерес. Мне не страшно, не больно, уютно. Наши тела так идеально соединились каждой впадинкой, каждой выпуклостью, как будто мы созданы друг для друга. Как будто природа знала, что именно мы станем единым целым.

Часы и минуты никто из нас не считал. Кажется, прошла бесконечность. Я бы и не вылезала из постели, но в животе забурчало, и улыбающийся Гардиан завернул меня в покрывало и понес в ванную. О нет! Мыть себя я точно не дам! Одно дело, когда мозг затуманен поцелуями, и, в общем-то, плевать на отсутствие одежды. Но сейчас-то я в здравом уме! Я отбиваюсь, Гард смеется и позволяет закрыть матовые дверцы душевой кабинки. Уф… Пока моюсь, мысли в голову лезут разные. Основная – мне понравилось. Второстепенная – что в двенадцать часов мы все-таки уложились, и это радует. А еще, где-то на задворках сознания – цветочки папоротника. Надо будет уточнить у Лизаветы. Если сейчас полезу в сеть, начитаюсь всяких глупостей, как некоторые, и буду паниковать. А подруга все-таки ведьма. У нее травоведение – профилирующий предмет. Состав основных зелий помню и я, но что-то там было про запах…Что-то несерьезное, не очень важное, что-то, чего я не помню…

Гардиан не рискует тащить меня в таком виде в кафе, и делает заказ из гостиной. Я долго пялюсь в зеркало, пытаясь понять, что не так с моим видом. Муж прячет улыбку у меня в распущенных и немного влажных волосах и собственнически прижимает к себе. Я жмурюсь от удовольствия.

За столом не выдерживаю и лезу в инет. Перелистываю страницы популярного справочника для ведьм, читая по диагонали. Я не Гард, ищу не по запросу, а известного автора. Поэтому к информации отношусь серьезно. Так, это мы знаем, это проходили. По поводу опьянения Лиза оказалась права – не вызывает. А что вызывает? Да, в общем-то, в небольших количествах совершенно безвреден. А в больших? Что такое большое количество для ценной травы? Упс, похоже, меня можно вносить в книгу рекордов. А ответа-то и нет… Но почему же так цепляет сам вопрос?

В глазах напротив – оттепель. Лед плавится, отражает синь весеннего неба и плавно переходит в черную глубину зрачка. Я хихикаю. Тест на употребление наркотиков мой любимый с треском бы завалил. Кроме ненормально расширенных зрачков еще и идиотская улыбка без причины. Мда, если я выгляжу похоже, то понятно, почему мы завтракаем в гостиной. Нет, по ощущениям, со мной все в порядке. Только вот губы тоже расползаются в улыбке совершенно непроизвольно. А еще – не могу оторвать от него взгляд. Откладываю ком, подпираю кулачком подбородок и решаю не в чем себе не отказывать.

– Тебя покормить? – подкалывает новоявленный муж.

– Угу, – отвечаю я, не задумываясь о сути вопроса. Сейчас я готова согласиться со всем, что он предложит.

Гард медленно встает и пересаживает меня к себе на колени. Кладет сливки на мои сырники и поливает сверху смородиновым вареньем. Потом делит все на маленькие кусочки и, захватив чайной ложечкой, подносит к моему рту. Аккуратно, чтобы не капнуть, захватываю губами предложенное. Жмурюсь от удовольствия. Подхватываю языком капельку варенья с припухших губ и требую взглядом еще. Когда очередной кусочек в ложке, медленно слизываю воздушную пену сливок. Гард начинает тяжело сопеть мне в ухо и зачем то прижимает свободной рукой за талию. Я ерзаю, пристраивая пятую точку поудобней. Дыхание мужа учащается, и он со звоном кладет ложечку на блюдце.

– Чаю? – спрашивает он почти шепотом.

Я выворачиваюсь и пытаюсь на него посмотреть. Гард возвращает меня в исходное положение и прижимает второй, освободившейся рукой. Сопение не прекращается, только теперь он зарылся носом в мои кудряшки. Я дергаюсь. Меня отпускают, аккуратно пересаживают на отдельный стул.

– Солнышко, поешь нормально, а я пока посмотрю, что там с твоей подругой, – хрипло выдает муж и выскакивает за дверь. Упс… А я думала, он потащит меня обратно в постель… С другой стороны, кушать-то хочется. Принимаюсь за сырники и быстро уминаю всю порцию плюс оставшиеся сливки из пиалы. Потом с удовольствием пью чай, листая информацию на коме. Хорошо, когда муж такой взрослый. Можно понадеяться, что он знает, что делает. А еще, он как-то чувствует меня. Мне же сейчас действительно лучше хорошо поесть. И это не значит, что такая любовь мне не понравилась. Просто пока это очень странно и непривычно.

Как оказалось, Гард действительно отправился к Борису. Когда я доела и от нечего делать продолжала листать информацию в коме, от него пришел вызов с указанием места встречи. Я подорвалась как ежом укушенная и рванула в предложенном направлении. Путь в Фиолетовый сектор отработан до автоматизма, и через семь минут я оказалась перед дверью в знакомую лабораторию. Могла бы и быстрей, но столкнулась с экскурсий практикантов из Зеленого. Знакомый лаборант махнул рукой в приветствии и забил лифт до отказа сопровождаемой молодежью. Пришлось ждать. Зато спустилась в гордом одиночестве. Так вот, перед знакомой дверью сидел на корточках Гард и что-то быстро набирал в виртуальном планшете. Почувствовал меня, а я так надеялась подкрасться незаметно, и, улыбнувшись, кивнул на дверь. Делать щелочки, а не распахивать настежь, я научилась еще в детстве. Так что мы, прильнувшие к щели, остались не замечены. А посмотреть было на что. Бос навис над столом со встроенным экраном и тыкал пальцем в невидимый для нас объект. Лиза устроилась напротив и тоже зависла над экраном, практически соприкасаясь лбом с Борисом, упершись ладонями в бортики панели. Со стороны они выглядели как два бодающихся козленка.

– А недавно они просто орали друг на друга, – прошептал на ухо Гард.

– Почему же сейчас молчат? – удивилась тоже шепотом я.

– Наверное, договорились, – пожал плечами муж. – Главное, что твоя подруга жива и здорова. А обсуждают они даже не сломанный амулет.

– А что?

В этот момент Лизавета сдвинула руку на экран и провела пальцем, перелистывая изображение.

– Ладно, черт с тобой уговорил, – буркнула ведьма, – Давай дальше. Что?! Да как ты смел такое написать?!

– Предложи альтернативу, – огрызнулся Борис.

– Мой вариант ты категорически выкинул! – взвизгнула ведьма.

– Конечно! Потому что твой вариант не учитывал мои интересы! Я, между прочим, сам хочу воспитывать своих детей, а не сплавлять их бабушке, как некоторые!

– На что ты намекаешь?!

– Я не намекаю, я прямым текстом говорю, что ближайшие пару лет на Землю не собираюсь. Если ты согласна обучаться дистанционно, почему тебя данный пункт не устраивает?

– Я не согласна, просто ты мне выбора не оставил!

Взлохмаченные головы опять склонились над экраном. Я же отодвинулась от двери и уставилась на мужа.

– Не понимаю, что он хочет от Лизаветы?

– Точно не знаю, но думаю, воплощает в реальность ее же желание. А насколько я понял, Борис может реализовать любую, даже совершенно фантастическую задумку.

– И чего же такого фантастического хочет моя подруга?

– Это ты меня спрашиваешь? Вы вообще, когда ночью колдовали, о чем думали?

Я покраснела. Ну не рассказывать же ему, что лично я думала, как затащить собственного мужа в постель и при этом не умереть со стыда. А Лиза, она хотела отомстить, кажется… Только что-то странное у нее получилось. Судя по состоянию Боса утром, ведьма должна была оказаться у него в берлоге. А оказалась почему-то в лаборатории. И сильно недовольной не выглядит. Борис тоже не рвет и мечет, а конструктивно подходит к вопросу. Только вот к какому? Неужели Лизка некачественное проклятие на него напустила? Или пожалела?

– Алиса, я так понимаю, твой дядя сделал ведьме предложение, от которого она не смогла отказаться.

– Руки и сердца? – предположила я.

– Всего сектора с собой в комплекте, – хитро улыбнулся муж.

– Это как?

– Сейчас узнаем. Думаю, без шантажа здесь не обошлось.

Мы переглянулись и, не сговариваясь, распахнули дверь.

– О черт! Лисенок! Извини, я о тебе совсем забыл, – воскликнул дядя и дернулся ко вчерашней проекции. – Давай сюда, у меня идея имеется!

Лизавета сделала круглые глаза и вопросительно подняла брови. Я кивнула и почувствовала, что щеки залил жгучий румянец.

– Отбой, – махнула рукой ведьма. – Алиса свою проблему уже решила.

Бос прищурился, потом опустил на глаза обруч анализатора и начал сканирование. Он бы и в стационарный анализатор запихнул, но Гард в процессе сгреб меня в охапку и прижал к себе.

– Борис, успокойся. Я и так чувствую, что резонанса больше нет. Так ведь? – и уставился на ведьму.

Лизка из чистого любопытства прощупала нити и кивнула.

– Очень качественная работа, можно сказать, ювелирная, – попыталась пошутить подруга. Я смутилась. Гард, сразу въехавший в суть проблемы, улыбнулся, а Борис сердито засопел.

– Вы хотите сказать, что эти мелкие девицы переплюнули взрослых, умных дядей и нашли решение сами?

– Нам подсказали, – скромно изрекла я.

– Да, ладно! Там и так видно было! – обиделась подруга. Ты что, мне не поверила?

– Поверила, но тянула бы до последнего, – вздохнула я.

– Кто же вам подсказал? – вопросил Борис. – И, главное, что?

– Так мы за папоротником ходили, – начала оправдываться я. – А там бабушки, и Лизку поляна не пустила. А там темно и страшно. И цветочки очень ценные. Но ведьмы добрые оказались, и все хорошо закончилось.

Борис тряхнул головой и уставился на Гарда.

– А ты в сети посмотри, – пожал плечами муж. – Очень, знаешь, познавательное занятие…

Я хихикнула, но рассказывать о сути решения проблемы жуть как не хотелось.

– Я тебе потом расскажу, – дернула за рукав Боса ведьма и потащила обратно к панели на столе. – У нас тут еще пять пунктов осталось.

– Вы о чем? – прищурилась на Бориса я.

– Да так, решаем, как некоторые ведьмы, нарушившие закон, будут расплачиваться за свои ошибки, – пожал плечами дядя.

Лиза наморщила носик и показала ему язык.

– И как? – осторожно уточнила я.

– Как нарушили, так и ответят. Работой на благо Родине. И не делай такие круглые глаза, тебя это тоже касается.

– Бос, не пугай ребенка, – прижал меня крепче Гард и чмокнул в затылок.

– Я не пугаю, а ставлю перед фактом. Как колдовать, так они взрослые и крутые. А как отвечать – маленькие и жалкие.

– Мы не жалкие! – обиженно заявила подруга. – И вообще – пошутили!

– Пошутили! – возмутился Борис. – Вот это шуточки? – на стол полетел круглый медальон. – Да я такие шуточки нимфам прощаю только ради эксперимента!

– Это тоже был эксперимент! – заявила ведьма.

– Вот и будешь им заниматься ближайшие лет пять! – ответил Бос. – Как мой сотрудник. Потому как такие эксперименты от левых ведьм – это саботаж и незаконное использование магических сил!

– Я же говорил, здесь без шантажа не обошлось, – усмехнулся Гард.

– Но у меня другого выхода не было! – возмутилась я.

– А у меня был! – поддержала подруга.

– И что вам вообще не нравится? – продолжила я.

– Все нам нравится, – погладил меня по голове Гард и кивнул Босу.

– Нравится, – подтвердил тот, – но это не значит, что вы поступили правильно. С Алисой все понятно, я уже догадываюсь, где там собака зарыта. Но вот ты! – и Бос ткнул пальцем в ведьму.

– Я жить без тебя не могу! – воскликнула подруга и спрятала лицо в ладонях.

– Поэтому будешь жить со мной! – не смутился Борис. Привлек Лизу к себе и стал поглаживать по спине.

– У нее бабушка – ведьма, – намекнула я. – И занятия в академии уже через месяц.

– С бабушкой договоримся. А дистанционное обучение никто не отменял, – уверенно ответил Бос.

– Мне на Землю надо, документы подать! – всхлипнула ведьма.

– Не волнуйся, передам я твои документы. Считай, что уже поступила и зачислена на первый курс.

– Но я хотела в разведку! – вскинулась Лизка.

– С такими способностями? Окстись, милая, и иди мой пробирки. Кто ж микроскопом гвозди забивает?!

– А мыть пробирки, значит, можно? – обиженно шмыгнула носом ведьма.

– Их уже лет сто как не моют, они одноразовые, – пожал плечами Борис. – Это я так, к слову. Просто поверь мне, здесь тебе самое место. Где я себе еще найду такую жену, чтобы и умная, и красивая, да еще и ведьма?

– Не мог девушке предложение сделать менее оригинально, – буркнул Гард.

– А ты вообще молчи! У меня девушка, в отличие от некоторых, на сто процентов замуж хочет.

Мы вопросительно уставились на Лизавету, прижатую к груди Боса.

– Хочешь? – спросил Борис и хитро улыбнулся.

– Да! – гордо ответила ведьма и попыталась вырваться из объятий.

И это «да» совершенно не вязалось с ее сердитой мордашкой.

– Я так и думал, – кивнул Борис. – Ну что ж, тогда продолжим. Страница шестая пункт третий.

– Нееет! Ты не можешь такое мне предлагать! – закричала ведьма.

– Почему нет? Ты же на два первых пункта согласилась, и только что подтвердила, что не против выйти за меня замуж!


Глава 18
Запах папоротника

Кольцо отчаянно блестело, отражая искусственный свет Лизкиной каюты. Мы собирали вещи для переезда, но ведьма все время отвлекалась, выставляя руку перед собой и любуясь новым украшением. Не знаю, что там за камушки, но впечатление кольцо производило убойное. Я человек независтливый, и то слюни пускаю. В общем, благодаря этому кольцу Лиза и переезжает к Босу. Прониклась. Собиралась, конечно, еще нервы помотать, но, оказывается, дядя знает, как доставить женщине истинное удовольствие и нейтрализовать ее мстительные наклонности.

– Может, я поторопилась? – задумчиво изрекла ведьма.

– Может, – кивнула я. А что тебя смущает?

– Да, понимаешь, я себе свадьбу как-то не так представляла.

– Это ты мне говоришь? – возмутилась я. – Тебя хотя бы в известность поставили и гостей пригласили.

Ведьма скривилась.

– Бабушка мне этого не простит.

– Твоя бабушка наотрез отказалась перемещаться на базу, – напомнила я. – И даже сильно не возмущалась, и вообще, Боса одобрила.

– Мда, Борис до сих пор обижается, когда я его дразню уникальным генофондом, – улыбается ведьма. – Но ты же знаешь мою бабулю. Если не явлюсь, сказала, что проклянет.

– Я думала, она пошутила…

– Пошутила, но явиться придется. Понюхай, от меня перегаром уже не несет? – вопросила подруга и дыхнула в мою сторону. Я поморщилась. Пили мы вчера много и на повышение. Лизка от счастья, я от горя. Потому как Гардиан слинял прямо посреди торжества улаживать очередной катаклизм на родной планете. Меня никто с собой не приглашал, и я обиделась. В результате, кто донес до каюты, опять не помню. Благо, проснулась у себя в кровати. Лиза же проснулась у Боса, но утром приплелась ко мне лечить подругу от похмелья, за что ей отдельная благодарность. Зелье было приготовлено заранее. Бос выпил первым и рванул на любимую работу, оставив молодую жену нежиться в постели. Она же проявила сострадание и по пути в старую каюту за вещами зашла ко мне.

Перегар чувствовался, но слабо. Я вытащила из заднего кармана заныканную жвачку и сунула ведьме. Подруга наморщила носик, но жвачку в рот сунула.

– Беее, не люблю двойной ментол!

– Клубника здесь не поможет, – пожала плечами я.

– Сама знаю.

– Так что, когда отправляемся?

– Давай хоть вещи закинем.

Мы дружно затолкали оставшиеся тряпки по сумкам и выдвинулись в путь. Апартаменты Боса располагались в том же секторе, но к ним вел отдельный лифт. Бросив сумки в открывшуюся дверь, Лизавета отряхнула ладошки и посмотрела на меня.

– Завтракать?

– А если твоя бабушка решит нас покормить?

– Согласна, может и обидеться, если откажемся, – кивнула Лиза.

– А если не откажемся, скажет, что нас здесь не кормят.

– Так она ж ведьма, чего ты от нее хочешь? – пожала плечами подруга.

А я подумала, что до моей бабушке ей точно далеко. Ох, лучше не вспоминать. Подозреваю, что свадьбой с размахом и по всем правилам меня еще осчастливят. В коме уже вопросов двадцать от родственников: что мне подарить? А я знаю? Как ни смешно, даже не представляю, где мы собираемся жить. Как-то этот вопрос с Гардом обсудить не успели. Вот у Лизы все понятно, Бос с базы ни ногой. А здесь у него все имеется в достатке. Так что те же сервизы не актуальны. А у меня? Домик в столице у мужа типовой, и для жизни там тоже все имеется. Но я-то собираюсь в академию. Или не собираюсь, еще не решила. А там общежитие, и в нем положено жить, потому как день не нормирован, и студенты обязаны находиться в доступе круглосуточно. Что-то меня это уже начинает напрягать, а что же будет дальше?

Острый локоток ведьмы впился в бок.

– Чего стоим, кого ждем?

Я тряхнула головой, избавившись от навязчивых мыслей, и обняла подругу за талию.

– Надеюсь, у твоей бабушки фильтры на вход не стоят.

И действительно, мы удачно оказались в точке заданных координат. Место мне было знакомо с детства, но я бы не рискнула перемещаться сюда по визуальной картинке. В английской деревне все домики, даже избушка ведьмы, похожи как две капли воды! Местный совет следит за тоном краски на фасаде и высотой штакетника. Хорошо хоть цветы можно сажать на свой вкус. Вот по клумбе мы дом и опознали. Со словом избушка я, конечно, погорячилась. Двухэтажная махина с мансардой тянула скорее на усадьбу. Красного кирпича, с огромными окнами и классической крышей. Даже башенка в точности как у соседей. А сколько было крику, когда мы с Лизкой подарили бабушке кованую черную кошку вместо флюгера! Мало того, мы сами влезли на крышу и аккуратно примотали ее проволокой к старому шпилю с крутящейся стрелкой. Когда через час к нам во двор заявился местный совет деревни в полном составе, я прям не знала, кому звонить. Логичнее было своей бабушке. Но той не оказалось в зоне доступа. В результате явление Генриха Уэльского, сорванного мной с какого-то дипломатического обеда, полностью деморализовало местную общину. Кошка была признана неотъемлемым фольклорным элементом дома, а дедушка накормлен пирогами до отвала в качестве возмещения морального ущерба.

Я вздохнула и посмотрела на флюгер. Ветер юго-западный, к чему бы это?

– Мда, – поддакнула ведьма. – Лето, однако.

Парадная зеленая дверь с массивной медной ручкой со скрипом отворилась, и на пороге появилась седая дама в элегантном длинном платье из веселого ситчика в цветочек и старомодными очками на длинноватом носу.

– Бабуля, у тебя опять петли не смазаны! – заявила Лиза и бросилась на шею к родственнице.

– Здравствуйте, девочки! Лизонька, Элисон, заходите в дом, – ведьма приобняла внучку и поцеловала в лоб. – А петли я специально скрипеть заставила.

– Зачем? – захлопала ресницами подруга.

– У меня в китайской сигнализации батарейки сели, и датчик движения теперь не работает. В петли же батарейки не нужны.

Мы переглянулись и вошли в дом. Искать логику в данном ответе было бессмысленно. Ведьмы – они такие, таинственные. За нашими спинами с пронзительным зловещим скрипом закрылась дверь. Я передернула плечами, а Лизавета схватила меня за руку.

– Вот! – оглянулась на нас бабушка. – Правда, круче дурацкого пиканья и воя сирены?

Мы отчаянно закивали. Сигнализация была тоже нашей идеей. Еще в восьмом классе мы заказали весь набор по сети и сами установили датчики по всему дому на двусторонний скотч. Управлялось это чудо враждебной техники с пульта, который бабушка благополучно потеряла в первую же неделю пользования после нашего отъезда. Остался запасной. Но проработала игрушка недолго. Каждый раз, возвращаясь из магазина, бабушка забывала отключить датчик, и сирена взвывала на всю деревню. Видно, техническому прогрессу в этом доме прижиться было не суждено. Совет деревни вынес порицание и разрешил пользоваться сигнализацией только при долгом отсутствии хозяйки. В подробности мы не лезли, своих дел на тот момент хватало. Но батарейки оказались крутые и продержались целых четыре года.

Истошно скрипнули петли двери в гостиную, и мы, не сговариваясь, прижали ладони к ушам. Брррр!

В доме пахло пирогами с мясом и капустой. А еще яблочным джемом. Колдовства, определяющего приход гостя за час как минимум, мы с подругой не знали. А бабуля секретами делилась неохотно. Вот и сейчас было понятно, что нас ждали, причем пироги уже вытащили из печи, но остыть они не успели. Классическая английская гостиная с вязаными салфеточками и вышитыми подушечками смотрелась привычно и обычно. О том, что в доме живет не простая пожилая женщина, а настоящая ведьма, можно было определить лишь по наличию пучков и связок различных травок, сохнущих на веревке, протянутой под потолком кухни. Ну и еще Ириска, самая обычная черная кошка, притащенная Лизкой с помойки лет в пять. Любительница клубничного варенья и огурцов в колдовстве замечена не была, но воспринималась местными, как нечто само собой разумеющееся.

– Так что со скрипом? – все-таки решила уточнить подруга. Просто сигнализацию мы устанавливали не для забавы, а дабы предотвратить исчезновение джема из запертого буфета. Ежедневные сирены тогда вора явно напугали, и бабушка больше не жаловалась.

Ведьма нахмурилась и, закусив нижнюю губу, уставилась на нас.

– Если узнаю, что это ваши проделки, внуков нянчить не буду!

Мы ошарашенно переглянулись. Какие проделки? Какие внуки?!

– Бабуль, ну ты чего? Алиска вон вообще на планете два года не появлялась. А я на весенних каникулах библиотеку замка потрошила, сама знаешь. Еще ругалась, что к тебе ни ногой!

– Ругалась. Но кажется мне, что без вас тут не обошлось. Что это за вор такой, на которого мое колдовство не действует, а громкого звука он боится? Я ведь до скрипа что только ни делала! И ведь ни разу ваша сигнализация на него не сработала.

– А скрип, он что, помогает? – удивилась я.

– Он скрипит, громко и противно. Уже неделю. И заметьте, джем на месте.

– Странно это, – задумчиво изрекла Лизавета.

Бабушка кивнула. Действительно очень странно. Может, стоило поставить видеорегистратор? Хотя, если датчики движения на него не реагируют, значит, он или невидимый, или очень мелкий. Мельче кошки. Какая-то догадка промелькнула в голове, но я не успела поймать ее за хвост. Слишком уж пахло пирогами.

– Ладно, барышни, садитесь за стол. Вот сейчас поедите, тогда и поговорим.

Нас долго упрашивать не пришлось. Правда, подруга ринулась помогать, рванула на кухню за теми самыми пирогами. А ведьма, проверив, заварился ли чай, наполнила чашки.

Через полчаса нам было наплевать на противный скрип. Как здорово, что Лизкина бабушка не сторонница классического английского завтрака!

Бабушка во время еды разговора не заводила. Видно, наш аппетит ее впечатлил. Мы же не рвались в бой первыми. А вот когда доели, пришлось в подробностях описать вчерашнее торжество. Ведьма качала головой и поджимала губы.

– Все у вас, не как у людей! – заключила она.

– А мы и не люди, – пожала плечами подруга. – Где ты здесь людей-то видишь?

Бабушка вздохнула.

– Ладно, нелюди, признавайтесь, зачем пожаловали? Не поверю, что просто на пироги заглянули.

– Обижаешь, – буркнула Лиза. – Мы бы и просто так зашли.

– Вас дождешься, – ответила ведьма.

– Ладно, есть у нас к тебе одно дело. Даже и не дело, а скорее вопрос. Ты же папоротник в молодости собирала?

– А как же, само собой.

– А не интересовалась, если его много, с запахом есть какие-то проблемы?

– Ну, много – это понятие растяжимое. Ты мне в граммах скажи.

Лизка почесала в затылке.

– Мы как-то не подумали его взвесить. Но там явно не граммы, а килограммы. Я тебе могу объем показать: вот столько! – и Лизавета развела руки в стороны, показывая сколько у нас травки.

Ведьма удивленно прищурилась.

– Не поняла. Для тебя уже год, как полянка закрыта, а подруга твоя замуж пару недель назад вышла. Так откуда папоротник?

Мы переглянулись. Щеки мои залила яркая краска. Уф, а так надеялась утаить эту неприглядную часть. Но ведьмы, они такие, всегда знают, о чем спросить. Пришлось рассказать историю моего внезапного замужества, и чем это закончилось. Заодно поведала и про экстремальный сбор папоротника.

Бабушка качала головой и ахала.

– Веселая у вас жизнь, девоньки, – заключила ведьма. – А с папоротником я вам помогу, давно пора Лизавету к знаниям приобщать.

Мы удивленно захлопали глазами. Я-то думала, что Лизка уже настоящая ведьма, а оказывается ее еще и не учили толком.

– Есть информация, которую малолетним девицам знать не положено, – погрозила нам пальцем ведьма. Лизка хмыкнула. Она-то считала, что давно уже взрослая.

– Бабушка, в каком ты веке живешь? В моем возрасте некоторая информация уже не актуальна!

– Да знаю, – махнула рукой ведьма. – Но у нас взрослость оценивается не по количеству мужиков в твоей постели, а по наличию мозгов и правильному их применению. Пока ты с лордом хвостом крутила, это было не серьезно. А теперь видно, что за ум взялась, такого мужика к рукам прибрала. Вот и понятно мне, что можно наследство передавать.

Ведьма легко поднялась со стула и развернулась к огромному старинному буфету. Извлекла связку ключей из потайного кармана и вставила ключ в замок. Выдвижной ящик выехал со знакомым скрипом.

– Вот тебе, внученька, семейный гримуар, пользуйся на здоровье, – пропела ведьма, вручая Лизавете толстую тетрадь в черной кожаной обложке.

– Вау! – хором протянули мы.

– Алиска, тебе тоже можно, а то от любопытства умрешь, – улыбнулась бабушка. – Применить не сможешь, но, может, что подруге подскажешь.

Лизавета благоговейно погладила обложку и даже понюхала переплет. Я благодарно кивнула.

– А про папоротник там есть? – уточнила подруга.

– Там нет, но я сегодня проконсультируюсь с одной знакомой. А вы пока подумайте, что с моим вором делать. Я тоже не железная этот скрип терпеть.

Долго уговаривать нас не пришлось. Не помогла сигнализация, значит, все-таки, установим видеонаблюдение и точно узнаем, кто так шалит. Всего-то надо взять камеры повышенной чувствительности и с широким обзором. Да, будет реагировать на Ириску, но при этом и мышь не пропустит. Не сговариваясь, полезли в сеть. Посыльный доставил заказ через час, а мы пока доедали пироги. Коробочку видеорегистратора спрятали в буфет. Камеры распихали по всем углам и даже на полке с вареньем. Изображение вывели себе на ком. Пиликать не будет, но запишет все, что происходило в комнате.

– А как быть со скрипом?

– Давай все петли смажем, и бабуля пусть свое скрипучее заклятие снимет, а то ничего не получится, – предложила Лиза.

Все это время ведьма внимательно наблюдала за нашей деятельностью.

– И что, никаких завываний сирены? – уточнила она.

– Неа, – замотала головой подруга.

– А как я узнаю, что в буфет кто-то полез?

– А ты и не узнаешь. Мы просто вечером просмотрим запись с камер. Если закроешь дверь и не будешь пускать сюда кошку, смотреть придется недолго.

– Но ведь не факт, что вор сегодня полезет, – засомневалась я. – Он же не знает, что скрипеть перестало.

– А я и не надеюсь, что это будет сегодня. Пусть сначала привыкнет, что не скрипит. А потом мы его – хвать!

– Ну, заснять процесс и схватить вора – это совсем не одно и то же, – скептически выдала бабушка.

– Да нам бы узнать, кто это, а потом и ловить проще будет, – уверенно ответила Лиза. А у меня закрались подозрения, что подруга что-то знает. У меня тоже промелькнула догадка, но как-то это совсем нереально. Да и времени сколько прошло…

Оставив ведьму наедине с техническим прогрессом, мы вернулись на базу. На обед не пошли, потому что смысла не имело. Бабушкиных пирогов до ужина должно хватить. И так пришлось липучки на поясе перестегивать. Лизка побежала отчитываться Борису. Я же решила выяснить, где мой блудный муж. Гард нашелся у себя в кабинете и принял вызов видеосвязи. Бледный, явно не спавший ночь. Высказывать всякие упреки сразу расхотелось. Я подозревала, что с такой работой могут быть проблемы. Глава Совета – это даже хуже, чем король. У дедушки должность номинальная и статусная. А тут вся планета от тебя зависит. Бррр! Но не разводиться же теперь?

– Свет мой, любимая, давай вечером поговорим, – устало изрек муж.

Я солнечно улыбнулась, послала Гарду воздушный поцелуй и исчезла, оставив после себя блестящие звездочки. Сама я такие эффекты не очень уважаю, но тут оператор предложил месяц бесплатно и пятьдесят шаблонов на выбор. Лиза, вон, выбрала лепестки роз. Смотрится очень романтично.

Сердитая подруга обнаружилась у меня под дверью.

– Нет, ну ты представляешь! Я к нему, а у него какой-то эксперимент в процессе! Чмокнул в щеку и послал!

– Куда?

– К тебе!

– Так нормально послал, недалеко. Меня вот вообще в другую галактику отправили, – пожала плечами я. – Сам бледный, замученный. Наверное, тоже какой-то эксперимент в процессе…

– И что нам делать? – окончательно расстроилась подруга.

– А что вообще делают люди, когда женятся?

– У нормальных людей – медовый месяц! Во всех романах написано, что супруги друг от друга оторваться не могут и из кровати не вылезают!

Я тряхнула головой и уставилась на подругу.

– И тебе бы так понравилось?

– Не знаю! Но положено же!

– Кем положено? Да ты бы через пару дней волком выла и убежать пыталась.

– И что, тебя не смущает, что Гард по уши в делах и ноль внимания на молодую жену?

– Меня бы больше смущало, если бы он меня из постели не выпускал, – подумав, изрекла я. – А то, что занят, так для меня это нормально. Папа маму, конечно, очень любит и старается надолго не оставлять, но с его работой, сама понимаешь. А ты просто с бабушкой росла, а о нормальной семейной жизни судишь по любовным романам.

Подруга фыркнула.

– Ладно, уговорила. Это я так, для порядка, чтобы ты не расстраивалась, – улыбнулась ведьма. – И вообще, у нас каникулы! Пошли потрошить мое наследство!

И мы пошли. Решили устроиться у меня, потому что кровать большая, и можно лежать поперек. По пути захватили орешков и даже подключили мой ком к большому экрану, чтобы наблюдать за камерами в реальном времени. Сбросили ботинки и улеглись на живот голова к голове. Так и провалялись до ночи, пока животы от голода сводить не начало. Очень уж интересным оказалось Лизкино наследство. А потом пришел Бос, сдернул нас с кровати и потащил кормить. Уууу, заботливый. Странно, что вообще вспомнил, он и сам питается нерегулярно.

– А я бы и не вспомнил, – подмигнул мне дядя. – Но позвонил твой муж, большой начальник, и умолял за тобой присмотреть, потому как сам в полном ауте. А потом позвонил твой папа, тоже, типа, большой начальник, и опять же попросил за тобой присмотреть, потому что в ауте не один Гардиан, но и вся наша внешняя разведка. Что-то у них там происходит.

Я резко остановилась, но Борис, тащивший меня за руку, дернул вперед.

– Да не паникуй раньше времени. Видел я твоего мужа. Жив-здоров и настроен решительно. Это даже не местные разборки, а что-то со скайрами. В этом случае Земной союз заинтересован решить проблему общими усилиями. Потому и папу твоего припахали.

– Угу, – буркнула я, соглашаясь. Но на сердце легче от этого не стало.

Мы уселись в уютном кафе Фиолетового сектора и заказали себе воз и маленькую тележку. Борис, походу, даже не обедал. И когда большая часть блюд была молча сметена со стола, Лизе пришел вызов от бабушки. Неужели мы что-то пропустили? Но оказалось, что ведьма всего лишь получила консультацию по папоротнику и может с нами поделиться информацией. При этом она хитро поглядывала на Бориса, и уголки губ подрагивали, пытаясь расплыться в улыбке. После новостей о скайрах это как-то утешало. Значит, ничего страшного не произошло.

Лизкина бабушка терпеть не могла всякие корабли, но в этот раз ее голограмма даже не поморщилась.

– Сейчас я вас обрадую! – заявила ведьма. – Или кого-то огорчу. Вот ты, Борис, кого хотел, мальчика или девочку?

Обалдевший дядя уставился на новую родственницу с явным подозрением.

– В каком смысле? – уточнил он.

– В прямом! Я тебя прямо спрашиваю, сына ты хотел или дочку?

– Почему в прошедшем времени, я и сейчас хочу, – решил поехидничать дядя.

– Поздно! – изрекла ведьма.

– В каком смысле? – влезла Лизавета.

– В прямом!

– Вы издеваетесь? – догадался Борис.

– Ни в коем разе! Просто получила ответ специалиста по запаху папоротника. Вас как, еще интересует?

Мы дружно закивали. Очень уж начало оказалось интригующим.

Ведьма довольно улыбнулась.

– В древние времена нам, ведьмам, выжить было непросто. Но гарантом нашей безопасности зачастую являлись короли. И были тому причиной не наши способности, а одно-единственное умение. В те времена ведьмы знали, как можно получить наследника мужского пола, что для любого правителя наипервейший вопрос. Можно сказать, вопрос жизни и смерти.

Борис хмыкнул, а мы переглянулись. Сейчас генетика и не до такого дошла. Сильные мира сего, желавшие получить наследника, просто заказывали ребенка из пробирки. Причем, вырасти он мог как в животе у родной мамы, так и в инкубаторе. Но ведьма продолжала.

– Такое колдовство лучше всего удавалось в первую брачную ночь. Потому свадьбы зачастую назначали после равноденствия. А цветов нужно было много. Одной ведьме не справиться. Это редкость большая была и в те времена, чтобы три незамужние ведьмы, да лояльные к правителю.

Цветы приносили в спальню заранее и устилали все пространство под кроватью толщиной сантиметра в три. Вот вам и нужный объем, посчитать несложно. А сам запах действовал не больше суток.

– И что? Действительно рождался наследник? – удивился Борис.

– Больше скажу, не единожды отчаявшиеся правители обращались к ведьмам, уже имея нескольких дочерей.

– Помогало?

– Если бы не помогало, не обращались бы, – поджала губы ведьма. – Причем рождение мальчика после такой ночи было неизбежным. Исключением являлась только уже имеющаяся беременность девочкой.

– Ну, и бесплодие у супругов, – решил поправить Борис.

– Не факт! Был случай, когда сын стал единственным ребенком у пятидесятилетнего короля! Заметьте, до этого ни одного бастарда.

– Но это же было двести лет назад! – вмешалась Лиза.

– Триста, – уточнила ведьма. При этом ведьм уничтожать не перестали, и в какой-то момент пришлось менять закон о наследовании. Очередной правитель просто не смог найти нужного количества папоротника, и на престол стали претендовать принцессы.

– Но тогда же не было противозачаточных средств! Не хочешь же ты сказать, что этот запах папоротника пробьет мою прививку?!

– Вот об этом я и хотела с вами поговорить, – вздохнула ведьма и сочувственно посмотрела на внучку.

– Что?! – возмутилась младшая ведьма. – Да у меня планов – громадье!

А я подумала, и когда они успели? Не на столе же в лаборатории? Вот со мной все понятно. Мало того, что первый раз, так еще и никакой прививки у меня от этого дела не имелось. Как-то даже в голову не пришло… Пособирала цветочки, ежики зеленые!


Глава 19
Большая радость и мелкие неприятности

Как ни странно, Борис ведьме поверил. Вот так, без доказательств. И это – ученый! Даже мы с Лизкой решили, что бабушка просто издевается. Она и папоротника нашего не видела. Обидно, что проверить практически невозможно, подруга сказала, что раньше, чем через неделю, тест ничего не покажет. Бос предложил свое сверхточное оборудование, но мы с ужасом отказались. Лабораторными мышками всегда побыть успеем, у нас и так стресс. Вот через неделю будем паниковать, а сейчас займемся своими делами. Главное, чтобы Гарду раньше времени ничего не сказали. А то, может, и радоваться нечему. А в том, что он обрадуется, я не сомневалась. Вон даже у Бориса рот в улыбке расплывается и глаза горят. Еле удрать удалось.

Борис официально оформил Лизу лаборанткой в Фиолетовый сектор, но пока к работе не привлекал. Меня же из лаборанток уволили и предложили нормально догулять каникулы. Я чувствовала себя немного виноватой, но Вяземский сказал, что зава лабораторий все равно пришлось бы менять. Ведь он не одну меня доставал. Нового зава Виктор Федорович пытался сманить у Бориса. Даже положил глаз на Стаса. Борис фыркнул и повысил дракону и так заоблачную зарплату. Зеленый сектор такими ресурсами не обладал, потому пришлось взращивать бабу ягу в собственном коллективе.

В результате мы шлялись по базе и просто отдыхали. Накупили кучу нужных и ненужных вещей, посмотрели на большом экране все новинки кинематографа, на сутки зависли в салоне красоты и сделали новые прически. Волосы обрезать не стали. Лиза покрасила несколько прядей в ярко-красный цвет и заказала сложную косу вокруг головы, а меня научили делать греческую прическу. Так мои кудряшки практически не выбивались и выглядели аккуратно. Ну, и кончики ушей остались закрытыми, дабы не смущать окружающих. Выглядеть я стала немного взрослей, но ямочки на щеках никуда не делись.

Гард пару раз появлялся ночью и сразу уволакивал меня в постель. Долго и нежно целовал, шептал всякие глупости, доводил до пика удовольствия и исчезал ближе к утру. Я не обижалась. На душе было как-то спокойно. По сравнению с состоянием постоянного раздражения, сейчас я чувствовала себя как снежная королева. Эмоции зашкаливали только наедине с мужем. Лизка же наоборот стала более нервной. Куда-то делась ее обычная рассудительность. Эмоции стали ярче, а поступки резче. Бос старался вылавливать нас среди рабочего дня, прижимал ведьму к себе и гладил по спинке. Лизавету это успокаивало.

Каждый вечер мы просматривали записи с камер из бабушкиного дома. Пока звездой экрана была только Ириска. Черная кошка по нескольку раз в день забегала в гостиную, обнюхивала углы, прыгала не сервант, потом на стол. Бабушка, если замечала, гоняла Ириску метлой. Ведьма не любила, когда животное топчет ее белоснежные салфетки. Выглядело все это, как бесконечный сериал. Времени много не забирало и повышало настроение. Смешно нам было до тех пор, пока на экране не появился грабитель. Средь бела дня, когда Ириска только покинула помещение, посреди комнаты появилось маленькое нечто. Мы ахнули. Подозрения, конечно, имелись, но мы искренне надеялись, что ошиблись. Ведь тогда, в младших классах, мы чуть на всю жизнь не поссорились из-за этого мелкого вредителя! Не могли поделить пойманное в лесу чудо и в результате договорились, что сначала пикси поживет в саду у Лизкиной бабушке, а потом я притащу его на звездную базу к родителям.

Мы долго строили чудесный домик в кустах малины. Пикси молча сидел в клетке для хомячков и таращился на нас бессмысленными бусинками черных глаз. Бабушке мы ничего не сказали, это был наш секрет. Реально, боялись, что взрослые просто отберут волшебное создание и отправят его на опыты. В первый же день свободы наша находка исчезла в неизвестном направлении. Домик был пуст. И почему мы думали, что он останется там жить? Маленькие были и глупые. Потом долго носили к домику всякие сласти, думали, что вернется. Сласти исчезали, но мы подозревали, что виной тому была Ириска.

И вот съемка показала, что никуда наш питомец не исчез. Все это время жил где-то на чердаке или в подвале. Тихо воровал варенье, пока бабушка не заметила. Ведь пока мы были помельче, часто приезжали в гости и тоже лакомились вареньем без спроса. Маленького террориста уже было не жалко. Я после того случая много читала об этих загадочных созданиях. Как здорово, что по доброте душевной уступила подруге, и пикси попал в деревню, а не на космический корабль! Страшно подумать, что бы он там мог натворить! Хорошо, наш питомец оказался сладкоежкой, а не техническим вредителем. А ведь бывают и такие. Пикси на корабле хуже крыс. От них страдают не только запасы провизии, но и все имеющиеся механизмы.

Мы с подругой обменялись кровожадными взглядами и потерли руки. Ну, пикси, погоди!

Теперь даже не надо было заранее договариваться о визите. На камерах было видно, что ведьма дома. Я, не вставая с кровати, обхватила подругу за талию и переместилась в знакомую гостиную. Лизка охнула, и мы синхронно уткнулись носами в деревянный пол. До этого мы лежали на животе, уткнувшись носами в экран.

– Алиска! Ты террористка! – воскликнула подруга, быстро выворачиваясь из неудобного положения в пространстве.

– Я хотела как лучше! – обиделась я.

– А получилось, как всегда!

На этом месте мы рассмеялись и таки поднялись с пола. Понятно, пикси и след простыл.

– Бабуля! Мы дома! – закричала подруга.

– И вот откуда она знала?! – возмутилась я. В доме одуряюще пахло пирогами с вишней.

В итоге рассказать сразу о нашем успехе не удалось. Некоторое время рот был набит пирожками. Потом медленно, жмурясь от удовольствия, пили чай.

– Ну что, хулиганки, выкладывайте! – в конце концов заявила старшая ведьма.

Мы и выложили. Чистосердечное признание, говорят, смягчает наказание.

Бабушка некоторое время задумчиво молчала и теребила белоснежный передник.

– И что вы предлагаете? – задумчиво спросила она.

– Изловим в силовую клетку и отдадим в лабораторию на опыты, – отчиталась Лизавета.

– Или отпустим в лесу, – робко предложила жалостливая я.

– Понятно, – кивнула ведьма. – Оставим все как есть.

Мы обалдело уставились на бабулю. И зачем было такую канитель разводить?!

– Я подозревала что-то подобное, но боялась, что это все-таки лепрекон, – качнула головой ведьма. – А лепреконы, они существа далеко не мирные. Может вот так годами жить поблизости и тянуть из хозяев жизненную силу. В молодости это незаметно, а в моем возрасте – лишний фактор риска.

– А пикси, они мирные? – удивилась я. – Их же на кораблях дустом морят, как блох!

– То на кораблях. А, по вашим словам, зверушка эта – лесная.

Мы закивали. Точно лесная! Мы его из такой норы доставали, что лисы обзавидовались.

– Вот я и говорю, лесной пикси – существо мирное и прожорливое. Вред от него мизерный, пара банок варенья за месяц да пирожки. А они у меня не считаны.

– Тебе нас мало? – удивилась Лизка.

– Вас не просто мало! Наедайтесь сейчас, потому как в ближайший год вряд ли удастся свидеться, – вздохнула ведьма. – Потом, конечно, внуков привезете, опять будет кому варенье таскать. А сейчас не хочется одной куковать. Ириска существо прожорливое, но к варенью равнодушное. А его у меня – вся кладовая доверху.

– Мы с собой возьмем! – обнадежила ведьму я. – Но почему вы думаете, что мы больше не прилетим? Нам же и лететь не надо! Раз – и готово!

– Вот в этом и проблема… А вы кушайте-кушайте. Чайку, вон, мятного выпейте на дорожку. Да и с собой отварчика успокоительного прихватите.

Мы переглянулись. Бабушка была не так стара, чтобы удариться в маразм. А вот предчувствия ее никогда не обманывали. Вон, как с пирожками. Из того, что ведьма не волновалась, а просто ставила перед фактом, можно было предположить, что ничего страшного не произойдет. Может, у меня временно способности пропадут, или глобальный сбой координат случится…

В панику впадать мы не стали. Но корзинку с вареньем, пирожками и бутылкой отвара – взяли. Мало ли что…

Борис.

Охрана доложила о появлении гостя, значит, система работает. И гость, спасибо ему за понимание, явился в правильном месте. Минут через десять злой Гард появился в дверях моего кабинета.

– Что-то случилось? – приподнял бровь я. В ответ рыкнули. Глава совета дружественной планеты плюхнулся в соседнее кресло и покрутил рукой в воздухе. Я с пониманием кивнул. Бутылка старого Бургундского появилась на рабочем столе. Звякнули бокалы. Открывать бутылку и разливать тоже пришлось мне. У новоявленного родственника, похоже, шалили нервы. Первая порция спиртного была уничтожена одним глотком. Кто ж так пьет?! Напитку, между прочим, лет сто! Благо, гость сразу как-то расслабился. В следующий раз буду умней, медицинский спирт еще никто не отменял. Правда, и на техномагах его пока не испытывали, но все когда-то случается впервые…

– Борис, ее нет на твоем корабле!

– Знаю. Ее нет в комплекте с моей женой. Судя по датчикам, они у старой ведьмы на Земле, чего и следовало ожидать, – пожал плечами я. На меня посмотрели тяжелым ледяным взглядом.

– Ты вообще понимаешь физику процесса подобных перемещений?

– Уже в тонкостях.

– А в курсе, что Алиса перемещается не так, как классические техномаги?

– Догадывался. Я пока свои порталы тестировал, нашел несколько несостыковок.

– Я настроил в браслетах чувствительность и теперь знаю, когда она уходит в дальний прыжок. Борис, мне это крайне не нравится!

– Что именно? – удивился я. Ты же сам говорил, что девочка гениальна!

– А твоя система защиты? Она же уже работает! Даже я, зная координаты, смог появиться только в обозначенном тобой месте!

Я почесал затылок. Считалось, что имея заранее координаты места, можно переместиться в него и при работающей системе защиты. Получается, что правило работает только на стационарные объекты. Мы же висим в космосе и являемся плавающей точкой.

– Борис, даже без твоей новой системы переместиться на корабль могут единицы. Звездная база немного проще, потому что практически висит на одном месте, но сути это не меняет. При малейшей ошибке можно оказаться в открытом космосе!

– Не понял. Ты же снял с Алисы ограничения, я правильно понимаю?

– Не совсем. Считай, что она вышла за рамки моих возможностей. И это меня пугает.

– Да ладно! Если хочешь, могу так загрузить работой, что и времени на глупости не останется. С сентября учеба начинается, ты бы решил, куда Алиса пойдет, а то девочка явно растерялась. А потом еще проще – дети, распашонки, пеленки…

– Какие дети?! – отмахнулся Гард. – Она сама еще ребенок. Ты прав, надо что-то решать с учебой. Не уверен, что с ее неклассической магией от нашей академии будет польза. Одно дело школа, там была сплошная теория.

– Ну, наша академия к ее магии тоже никаким боком. А по поводу детей, странно, что тебе еще никто не проболтался. Старая ведьма утверждает, что мы гарантированно обзавелись наследниками. Помнишь историю с папоротником?

Гард побледнел, и в его ледяных глазах сверкнули молнии. Бррр… И как наша солнечная девочка запала на такого монстра? Это ж глыба колдовского льда, а не мужик!

– Я забираю Алису на Гелиос! Это не обсуждается!

Я пожал плечами.

– Ты же сам в целях безопасности спихнул ее мне!

– На моей планете сейчас вполне безопасно. А будет еще безопаснее.

Я поежился. Мда… Если кого и пожалели в ходе последних разборок, сейчас это недоразумение будет исправлено. Еще бы!

– Ты подожди дергаться. Это еще не факт. Вот выловлю гулён и проведу все нужные тесты.

– Надеюсь, ты займешься этим прямо сейчас, они только что появились – холодно изрек родственник. – Ты же не сомневаешься в моей компетентности? Так вот, перемещение в беременном виде – недопустимо.

Теперь побледнел и вцепился в подлокотники кресла я.

– Какие последствия?

– Генетические мутации плода, – просто изрек Гардиан.

Вскочили мы одновременно.

Алиса.

Обратно перемещались стоя, но вот приземлились почему-то на мою кровать. Благо, она огромная. Уткнулись носами в покрывало, вскочили, проверили целостность корзинки. Пока думали, куда бы заныкать пирожки, входная дверь пиликнула, сообщая о гостях. Мы даже обрадовались, потому что войти сюда мало кто может, а они-то нам и нужны. Пирожки дегустировать.

Я не ошиблась, в дверях гостиной стояли наши мужчины. Стояли, потому как пытались войти одновременно. Борис бы точно никого не пропустил вперед, а вот на Гарда это было совсем не похоже. И взгляд мне его не понравился. Какой-то испуганно-сердитый. Бос тоже не улыбался, что было странно вдвойне…

Было отчетливо видно, что мужчины сдерживаются. Нас вместе с корзинкой плавно переместили в лабораторию. Борис продегустировал настой, поделился с Гардом, а остатки разлил нам по мензуркам. Пирожки достались даже лаборанткам, которых привлекли к работе. Что интересовало мужей, можно было не сомневаться. А я так надеялась поморочить голову Гарду еще месяца два! Плюс, оставалась надежда, что все это сказки венского леса. Такой розыгрыш вполне в духе Лизкиной бабушки. А ей было за что отыграться. Я же попала за компанию. Дядя-то мой. Хотя, странно все это. По ведьме и не скажешь, что она чем-то недовольна.

В результате кровь мы сдали безропотно. Любопытство оно такое. И теперь все дружно ждали, что выдаст анализатор. Лаборантки постарались слиться со стенкой, чтобы их не выгнали до получения результатов. Любопытные здесь не мы одни. Думаю, кое-кто уже и ставки сделал. Когда же аппарат все-таки пиликнул, выдав целый список составляющих крови с кучей цифр, мы расстроились. Даже я знаю, что обычный тест прост, как бинарный код. Полосок или одна, или две, третьего не дано. А это что?! Как это все понимать? И по физиономиям мужей сразу не определишь, хорошо это или плохо. Вон у Гарда изумленно ползут вверх брови, а Борис радужно улыбается до ушей.

– Где, говоришь, это земное растение? – вопросил глава гелианского совета у главы Фиолетового сектора.

– А тебе зачем? – не переставая улыбаться, откликнулся Борис.

– Понимаешь ли, друг мой, я вообще-то в курсе, сколько моей малышке лет, и как нормальный маг – предохранялся.

– Верю, – кивнул Бос. – Сам пару месяцев назад обновил прошивку. Были подозрения, что среди наших девиц заговор, и они решили женить меня на первой же залетевшей.

Брови Гардиана поднялись еще выше, придав глазам совершенно неестественную форму и вконец растопив имевшийся там лед.

– Правильно ли я понимаю, друг мой, что старания наши были напрасны?

– О! Наши старания вознаградились сторицей!

– В каком смысле?

– В том самом, что теперь мы имеем только законных детей, вопреки всему…

Мы с Лизаветой переглянулись и тяжело вздохнули. Вопреки всему… Надо же было так попасть! И ведь виноватых теперь не сыщешь… У меня вообще было без вариантов, а Борис так рад, что, получается, и для ведьмочки это подарок судьбы. Протянули мужьям оставшийся в мензурках отварчик и мило похлопали глазками.

– Так где, говоришь, травка? – решил все-таки уточнить Гард.

– Так для того самого она уже не пригодна, только на декокты. Это если тебе хороший приворот понадобится, спросишь у жены, она и выдаст полграмма. Да и то, не уверен. Эти жадины к своему папоротнику драгоценному теперь никого не подпустят.

– Почему?

– Так там правила сбора очень уж специфические, – ушел от ответа Борис, при этом хитро нам улыбаясь.

Мы дружно закивали. Конечно! Поделим честно пополам и заныкаем подальше. Подальше положишь, поближе возьмешь. А по поводу приворота, это, конечно, правда, но далеко не вся. Там такой списочек вырисовывается, что делиться я точно не собираюсь.

– Алиса, собирайся, через пару дней придет корабль с Гелиоса. Мы летим домой.

– Ааааа… – попыталась спросить я, но меня перебили.

– А перемещаться уже нельзя. Совсем нельзя.

– Никогда?! – ужаснулась я.

– Почему? Через пару лет, вполне.

Я икнула и испуганно уставилась на Гарда. Меня срочно схватили, усадили на колени и прижали к груди. Вот это правильно! А то сами пугают, а потом издеваются…

– Лисонька, солнышко, ты же не бросишь младенца одного?

– Почему одного? А ты где будешь?

Теперь икнул Гард. Я улыбнулась. Он что, рассчитывал сбросить ребенка на меня и свалить в длительную командировку?

– Хорошо, я погорячился. Потерпи девять месяцев.

– Вот это уже реально, – закивала подруга.

Лаборантки по стеночке продвигались к двери. Все что надо, они уже выяснили, а принимать участие в семейных разборках, дело опасное и неблагодарное.


Эпилог

Как и говорил Гардиан, мы улетели на Гелиос через два дня. Я не расстроилась, потому как мучительный выбор между двумя академиями просто исчез. Правда, вскоре выяснилось, что гелианский ВУЗ мне в ближайшее время тоже не светит. У них в принципе отсутствует дистанционное обучение! Поэтому выбора действительно не осталось, и я подала документы вместе с Лизой. Правда, к началу занятий оказалось, что учимся мы совсем не там, где рассчитывали. Ругаться и что-то менять было поздно, да и Гардиан вполне поддержал Бориса. Теперь мы будущие специалисты по магии на засекреченном факультете, тем же Борисом и возглавляемом. Все студенты такие же нелюди, может, это и к лучшему…

Гелиос теперь – самая безопасная планета Земного союза. Заговорщики массово куда-то исчезли, а скайры, говорят, совсем оставили нашу галактику и подались в дальние дали. Не знаю, что их так напугало, но рада и за нас и за Синию. Теперь везде процветает туристический бизнес и, кажется, удалось решить проблему с рождаемостью. Радужные кристаллы стараются использовать по минимуму и ищут новые месторождения.

Наши с Лизкой животы растут не по дням, а по часам. Мы практически неразлучны, хотя она безвылазно сидит на звездной базе, а я в столице Гелиоса. Мужья обеспечили нам уникальный безлимит. Надеюсь, и рожать будем вместе. Очень тянет на Землю. Не знаю, блажь это или магия, но уверена, что мой сын должен родиться на Земле. Желательно в лесу. Так будет правильно. Гардиан еще не знает, но осталось не так много времени. Решила, что поставлю перед фактом. Даже заручилась поддержкой доктора Айболита. Ингемар обещал помочь в любом случае. Лизавета не против и даже очень за. В общем, покой им только снится…


Оглавление

  • Глава 1 Земное притяжение
  • Глава 2 Чудесная дубравка
  • Глава 3 Нет нового под солнцем…
  • Глава 4 Детям до шестнадцати
  • Глава 5 Плывет, плывет кораблик
  • Глава 6 Если звезды зажигаются…
  • Глава 7 Объективная реальность
  • Глава 8 Давление обстоятельств
  • Глава 9 Права и обязанности
  • Глава 10 Выше гор могут быть только горы…
  • Глава 11 Издержки воспитания
  • Глава 12 Белый куб
  • Глава 13 Воинственные каникулы
  • Глава 14 Нормальные герои всегда идут в обход
  • Глава 15 Мужская логика
  • Глава 16 Море по колено
  • Глава 17 О вреде интернета и пользе проклятий
  • Глава 18 Запах папоротника
  • Глава 19 Большая радость и мелкие неприятности
  • Эпилог
  • X