Инга Владимировна Холмова - И в разных землях одна судьба [СИ]

И в разных землях одна судьба [СИ] 650K, 139 с.   (скачать) - Инга Владимировна Холмова

Инга Холмова
И в разных землях одна судьба


1

Через неплотно задёрнутые шторы в полумрак кабинета проникали тонкие осенние солнечные лучи. В креслах у камина сидели двое молодых мужчин. Смуглые, черноволосые и черноглазые, они чем-то неуловимо были похожи. Но в то же время братьями или даже дальними родственниками их назвать было невозможно. Скорее всего, схожесть объяснялась тем, что оба были одинаково высокими, мускулистыми, подтянутыми. Такими бывают особи мужского пола, которые следят за собой, являясь частыми гостями во всяких спортивных центрах. А может добавляло и то, что они относились к группе тех лиц, которых политкорректно называют «лицами кавказской национальности».

— Не тяни, Назир. Я дал тебе неделю. Должно было хватить.

— Хватило. — ответил тот, которого назвали Назиром. — Держи, Салех. Здесь всё.

Назир протянул коричневую кожаную папку. Салех принял её.

— А коротко, прямо сейчас. Говори.

— Ольга Ларионова,19 лет. Студентка второго курса академии финансов. — монотонно проговорил Назир, глядя на огонь в камине. — Родители умерли, когда ей было 5 лет. Воспитывала бабушка, которая полгода назад умерла. Близких родственников нет. Живёт одна в однокомнатной квартире в спальном районе. Адрес прилагается. Раньше была трёшка в центре. Но она её продала. Купила однушку. Остальные деньги положила в банк под проценты. На это и живёт. Других источников дохода нет. В академию поступила на бюджет. Значит умная. Особых увлечений нет. По клубам, барам и ресторанам не замечена. Любит читать. Парня нет. Девственница.

— А последнее откуда знаешь? — Салех обалдел и обрадовался одновременно.

— Я же умею добывать информацию! Да её так дразнят подруженьки. Услышал, подслушал.

— Одна, говоришь, живёт… Хорошо. Значить искать и мешать не будут. — Салех задумчиво потеребил ухо.

— Разве что в академии. Ну или подружки. — согласился добытчик информации. — Но там любую легенду наплести можно. Если хочешь, на днях сварганю.

— Спасибо, Назир, сделай. Можешь идти.

Назир ушёл. А Салех ещё долго сидел у камина, читая бумаги из папки и разглядывая фотографии стройной темноволосой девушки. Оля-Оленька-Олюшка. Белочка моя… Теперь, когда всё решено, не убежишь, не скроешься. Ни за чью спину. Пока. А потом я тебя защищать и баловать буду. Настроение стремительно летело вверх. Салех вспоминал их первую встречу на пляже несколько дней назад.

Они приехали туда в полдень, когда народу было уже достаточно. Свободных мест было не много, и им достался небольшой пятачок рядом с несколькими девчонками. Вот тогда он и увидел её. Невысокого роста, ему она едва доходила до плеча, стройная с чуть полноватой грудью, хорошо обтянутой купальником, девушка была так гармонично сложена, что дух захватывало от красоты её тела. А когда он поднял взгляд на её лицо, то утонул в карих глазах… Дыхание стало затруднительным и всё его существо завопило: МОЯ!!!! НИКОМУ НЕ ОТДАМ!!! Хотелось обнять и зарыться в каштановые густые волосы, свободно лежавшие на плечах. Именно тогда он и спугнул свою белочку. Дурак, вместо красивых ухаживаний и постепенного приручения, решил сразу увезти и спрятать. Испугал малышку. Но крышу ему в тот момент сорвало капитально. Никогда за свои тридцать лет он не терял головы из-за женщины. Они были для него лишь способом удовлетворения своего желания. Менял их как перчатки. А женат не был. Не сложилось. По обычаям его народа невесту ему подыскали и дело шло к браку. Но тут грянула Вторая Чеченская. Он опоздал на двадцать минут. В дом, где его ждала невеста, её родня и его родители прилетело сразу несколько снарядов. В живых никого не осталось. По невесте он не горевал — не видел её ни разу, только фото один раз показали. А вот за родителей мстил, пока не понял, что местью их не вернёшь. И тогда по амнистии из боевиков ушёл. Поехал в Россию, организовал свой бизнес. Теперь денег и доступных женщин было достаточно. Связывать себя кандалами брака не стремился.

Только вот эта девчонка оказалась не из тех, что на шею деньгам вешаются. А ведь видела и его машину и цепочку из платины на шее. Подружки её так глазками на их компанию и стреляли. А она даже отвернулась, чтобы не видеть. И Азамата, которого знакомиться отправил, проигнорировала, купаться пошла. Чтобы быть подальше от них. На выходе из воды Салех и перехватил её, потянул в машину. Сопротивлялась как маленький рассерженный котёнок. И подружки подоспели. Зато теперь он всё знает о своей малышке. Скоро она будет с ним, и предвкушение счастья грело душу.

И лишь в самом дальнем уголке души прятался страх. Даже не страх, а ужас того, что его прошлое когда-нибудь их настигнет.

* * *

С некоторых пор Ольга стала принимать противозачаточные препараты. Так на всякий случай. После того, как её летом на пляже чуть не затолкали в машину и не увезли неизвестно куда, но известно зачем энергичные смуглые парни. Гады! Испортили остаток лета! Она после этого на пляж ни ногой. А было так обидно! Лето, жара, подружки купаются, а она как прибабахнутая дура дома сидит, под душем от жары спасается. Но ничего с собой поделать не могла. Страх сидел прочно и уходить не собирался. Хорошо что это произошло в самые последние дни августа. Потом наступила учебная пора и стало не до пляжа. Надо было учиться, чтобы получать хоть бы и ту малую стипендию, что платило государство. Проценты от вклада тоже были не резиновые. А так при разумном расходовании хватало на жизнь. Ей даже завидовали. Только они не знали, что именно жёсткому планированию Ольга обязана постоянному присутствию денег в кошельке, а не великим суммам в банке или щедрому любовнику. Да и любовника-то не было. Даже парня на горизонте не маячило. Вот не встретился ещё на пути «принц на белом коне». А размениваться на просто так не хотелось.

Августовский пляжный инцидент аукался каждый день. Выходя из подъезда, Ольга ежедневно ощущала на себе чей-то взгляд. К ней никто не подходил, никто подозрительный в поле зрения не попадался. Но ощущение того, что за ней наблюдают, не проходило. Оно было физически ощущаемо. Словно на плечо кто-то положил тяжёлую руку. И так весь день. Из-за этого второго сентября после занятий Оля и заглянула в ближайшую аптеку. Купила сразу десять пачек контрацептива, отчаянно при этом заикаясь и краснея, лепеча что-то про просьбы подружек и близость аптеки к её дому. Но девушка за прилавком даже бровью не повела. Видимо видала и не такое. Зачем именно десять пачек купила, Оля не могла и самой себе сказать. Хватило бы пока и одной. Но подсознание вопило — Десять! И Ольга сдалась. Прилетев домой, сразу выпила одну таблетку и только потом начала знакомиться с инструкцией. Почему-то после того, как она проглотила пилюлю, сразу паника улеглась.

Спокойным отстранённым сознанием Ольга понимала, что когда-то проститься с девственностью придётся. Но в мечтах это происходило с любимым человеком при романтических обстоятельствах и в красивой обстановке. Чаще всего это мечталось сделать после свадьбы. В первую брачную ночь. Очень хотелось, чтобы избранник благодарил (желательно на коленях и чуть ли не со слезами в глазах) за сбережённую для него невинность. Но ведь судьба не зря носит второе имя-злодейка. Обернуться может по-всякому. Вон Алёнке из третьего подъезда не повезло. Хотя сама, наверное, виновата. Нечего было глазки строить не совсем трезвым парням. Да ещё и с ними пивко попивать. Вот и до строилась, что уволокли в парк и там проститься с честью пришлось. Хорошо, что те трое парней не звери оказались. Жива Алёнка осталась. Даже практически цела. Не били, только крепко держали. Синяки были лишь на лодыжках и запястьях. Да залетела Алёнка. Пришлось аборт делать. Не рожать же в семнадцать лет.

* * *

Летели сентябрьские денёчки. К постоянному взгляду Ольга стала привыкать. Уже не шарахалась от каждой тени и встречных южных товарищей. За учебными хлопотами и лекциями пляжное происшествие стало терять свою яркость. Но таблетки принимать не перестала. Более того, остальные девять коробок тоже носила с собой. Только спрашивается зачем? А просто так! Пусть лежат. Ну не поднималась рука их выложить. Хоть и занимали они место в сумке. Расслабилась Ольга, а зря.

В конце сентября пришлось задержаться в академии допоздна. Провозилась в читальном зале библиотеки, переписывая из редкого учебника нужный материал, и не заметила, что уже темнеет. Быстро собралась и побежала домой. У дороги приостановилась, пропуская чёрную большую иномарку. Только машина, оказывается, ждала именно её. Открылись обе двери. Из первой вылетел амбал и затолкал девушку во вторую, прямо в руки сидевшего там мужчины. Двери закрылись и машина помчалась по дороге.

Ольга сразу узнала того, к кому попала. Это был тот, с пляжа. Сердце ухнуло вниз. Помощи ждать было не откуда.

— Давай знакомиться. — ласково улыбнулся похититель. — Салех. Как тебя зовут знаю. Я о тебе знаю всё.

— Зачем? — пискнула Ольга.

— Что зачем?

— Зачем обо мне было всё узнавать? Или ты обо всех, кого насилуешь, узнаёшь предварительно?

Салех расхохотался. Эта маленькая белочка старалась не показать своего страха, считая лучшей защитой нападение!

— Я никогда и никого в жизни не насиловал.

— Значит я буду первой… Не велика честь…

— И тебя не буду.

— А зачем же ты меня уволок? Тебе что других не хватает? Ты же вон какой красивый. Пачками небось девицы вешаются. На тебя, на твою машину, на цепь золотую.

— Цепь платиновая. А ещё ты не упомянула кольцо и одежду от кутюр. — этот гад ещё и ехидничал!

— Так зачем? Я не опытная путана. Не умею доставлять удовольствие. А может-Ольга похолодела от догадки. — ты меня своим нукерам для развлечения приготовил?

— Ох, малышка, — Салех скользнул к ней и крепко обнял. — Ну и дурные же у тебя фантазии.

Он приподнял её лицо и очень-очень нежно поцеловал в губы.

— Никому я тебя не отдам. Никогда. Моя ты и только моя. И насиловать не буду. Любить буду нежно. И стонать ты будешь не от боли.

Салех посадил её к себе на колени. Ехали около часа. За всё время он не позволил себе ничего более откровенного, кроме поцелуев. Но делал это настолько часто, что к концу поездки у Ольги губы слегка припухли.

Машина въехала во двор одного из особняков коттеджного посёлка, считавшегося самым элитным. Салех помог Ольге выйти.

— Собери всех. — кивнул он своему амбалу. — Внизу в гостиной. — и повёл Ольгу в дом.

— Успокойся, белочка. Ты вся дрожишь. Пойдём, покажу где можно привести себя в порядок и немного умыться. — по-хозяйски обняв её за талию, он показал Ольге ванну и оставил одну. — Приду через пять минут.

Ровно через обещанное время Салех извлёк умытую и причесанную девушку и отконвоировал в гостиную. Там уже собралось человек пятнадцать народа. В основном мужчины. Ольга насчитала всего две пожилых женщины и одну молодую девушку.

— Все здесь? — спросил Салех Назира.

— Все, кроме дежурной смены охраны периметра.

— Хорошо. — Салех развернул Ольгу лицом к толпе. — Внимание! Я хочу вам всем представить мою невесту Ольгу Ларионову. Пока ещё Ларионову. Ровно через неделю она станет Ольгой Умаровой, моей законной женой и вашей хозяйкой.

Народ радостно зашумел. Раздались поздравления и пожелания, которые ввергли Ольгу в панику и вогнали в краску. Салех довольно улыбался и крепко двумя руками держал пытающуюся вырваться из кольца объятий невесту. Наконец он решил, что сделанного достаточно, подхватил девушку на руки и понёс на второй этаж. В след им неслись пожелания сладкой ночи и здоровых деток, коих по пожеланиям должно быть не менее десятка. В спальне Ольга, наконец, смогла вырваться из его рук.

— Ну и к чему этот спектакль? Думаешь, поведусь на него и растаю?! Быстренько сама к тебе в койку прыгну?! Фиг тебе!!!

— Не спектакль это, белочка. — Салех гибким движением снова сгрёб её в свои руки и крепко прижал к груди. — Я сказал истинную правду. Клянусь Аллахом, в моих словах не было ни капли лжи. Сегодня у нас 23 сентября, так? А 1 октября в двенадцать часов дня у нас с тобой назначено бракосочетание в центральном ЗАГСе. Завтра едем примерять платье и покупать кольца.

— Никуда я не поеду! — Ольга отчаянно билась у него в руках. — Ни завтра, ни послезавтра, никогда! Отпусти домой! Я не хочу замуж вообще и за тебя в частности!

— Что, я такой страшный? — его голос звучал немного расстроено. — Противный и неприятный? А в машине говорила, что красивый…

— Красивый, не спорю. Только ты герой не моего романа! Не люблю я тебя… И боюсь… — уже совсем тихо сказала Ольга.

— Боишься… — расстроено прошептал Салех, целуя её в висок. — Не надо, белочка моя… Не бойся… Я очень сильно тебя люблю. И моей любви на двоих хватит.

— Знаю я вашу любовь! — дёрнулась Ольга. — Одни красивые слова пока не получите то, чего хочется. А потом ноги вытирать начнёшь! У вас же женщина не человек! Ухаживаете красиво, подарки дарите, словами и обещаниями опутываете! А стоит кольцо надеть, да штамп в паспорте поставить, так сразу «молчи женщина», «принеси-подай-пошла на фиг-не мешай»! А я не мебель! И не крольчиха! Пусти!!!

С каменным лицом Салех слушал Ольгу. И понимал, что она права. Большинство мужчин его мира так и поступали. Женились и выходили замуж в восточных странах как правило не по любви, а как родители скажут. И он бы женился. И помыкал женой как вещью. И любовниц заводил бы. Но судьба наказала и одновременно наградила его. Наказала смертью родителей. И отблагодарила свободой любить и быть с любимой рядом самым законным образом. Некому теперь ему указывать с кем связать свою жизнь. А ещё эта самая судьба привела его в тот день на пляж, хотя он туда и не собирался. Всё произошло спонтанно. Жара допекла, охладиться и искупаться захотелось, когда вышли из офиса и сели в машину. А там и место свободное образовалось именно рядом с Оленькой. И его счастье, что эту красу ненаглядную никто не видел и не оценил. Словно именно для него фортуна берегла эту чистую и светлую девочку. Только вот как ей сказать, что он не такой, как другие восточные мужчины. Как сказать, чтобы поверила…

— Не пущу. — прошептал он в ушко. — Моя маленькая воительница. Моя смелая белочка. Никогда и никуда не пущу. И помыкать не буду и ноги вытирать тебе буду, а не об тебя. А сейчас давай я тебя в ванну отнесу и вымою.

Ольга с ужасом поняла, что не отвертеться. Салех снял с неё курточку и стал расстёгивать блузку.

— Салех, пожалуйста не надо… — срывающимся голосом попросила она, впрочем и не надеясь на то, что он её послушает. — Хочешь, я на колени встану…

— Что ты, бельчонок?! — Салех уже стянул с неё блузку. — Я сам буду перед тобой на коленях стоять и умолять.

И он действительно встал на колени перед Ольгой, попутно расстёгивая и снимая с неё юбку и колготки.

— Подожди! — Ольга опустилась на пол. — Я не могу! Понимаешь, я… У меня… Не было…

— Я знаю, малышка. — Салех отбросил юбку и колготки к двери, где уже лежали куртка и блузка. — Я знаю, что буду первым твоим мужчиной. И не только первым. Я буду единственным. Привыкай к этому.

Бороться с ним было бесполезно. Он сильнее. Этим всё сказано. Душ они принимали вместе. Когда вернулись в спальню, то Ольга заметила, что все её вещи исчезли, а постель была уже расстелена.

— Я постараюсь сделать всё быстро. — Салех шептал на ухо. — Первый раз будет больно. Но я тут не виноват, белочка…

Его руки и губы, казалось, были везде. Ольга оказалась в каком-то водовороте ласк и поцелуев. Жар растекался по всему телу и концентрировался внизу живота. Природа кричала от желания, а мозг плавился от натиска гормонов. И да, первый раз действительно было больно. Потом они просто лежали рядом, но руки и губы Салеха не прекращали своей сладкой деятельности.

— Прости, белочка… — шептал он. — Я старался быстрее. Сейчас отдышусь немного, и пойдём в душ.


2

— А что потом? — со страхом спросила Ольга.

— Потом спать. Ты устала, переволновалась и тебе больно. Сегодня и завтра тебе ещё нельзя. Я буду просто рядом, чтобы ты привыкла ко мне.

Когда они вернулись из душа, постель уже сменили. Ольге стало стыдно, что кто-то увидел испачканные её кровью простыни и понял, что произошло в спальне между ней и Салехом. Хотя чего она хотела. И так было всем в доме ясно, что не в куклы играть понёс её он. И пожелания вслед неслись совершенно не двусмысленные. Но как же стыдно!

Салех одел на Ольгу ночную рубашку из тонкого хлопка.

— Белочка моя, — промурлыкал, укладываясь рядом. — Я бы предпочёл оставить тебя как есть, в природном виде. Но видит Аллах, могу не сдержаться. По-хорошему, надо было бы нам это время спать в разных комнатах. Но я не могу и на минуту выпустить тебя из рук. Может потом, позже, когда я смогу спокойнее на тебя реагировать или когда тебе будет нельзя на последних сроках беременности, я и смогу спать отдельно. Только не сейчас. Мне важно чувствовать, что ты рядом, со мной. Спи, Оленька, спи моё счастье. Ты устала.

Он повернул Ольгу спиной к себе, обнял обеими руками и через некоторое время уснул.

Не смотря на страшную усталость, Ольга не могла заснуть. Мешал Салех. Она не привыкла спать с кем-то. А сейчас за спиной лежал горячий голый мужчина, его руки властно прижали её к нему. Одна была на талии, а другой даже во сне он сжимал её грудь. Это было страшно неудобно. И ещё ныл низ живота.

Вот и сбылась мечта идиотки, думала Ольга. Лишили девственности в красивой обстановке. И благодарил её Салех за невинность и страстно целовал, стараясь заглушить боль, и извинялся за матушку-природу. И вроде свадьба на носу. А счастья нет. Любви нет. Что же делать? А ничего. Завтра она просто скажет ему, что они не пара. Соберётся и уйдёт. Красивые слова мужчины говорить умеют. Только до определённого момента. Салех же получил от неё что хотел. Такие красивые и горячие южные мужчины не могут быть верными мужьями. А свадьба… Да пустые слова это были. Чтобы она расслабилась, поверила и не сопротивлялась. Не будет свадьбы. Даже если бы они и подали заявление, то ждать пришлось бы три месяца. А при подаче ещё и где-то расписываться надо и заполнять что-то. Ольга же ничего не заполняла и подписи своей не ставила. Так что завтра надо быть готовой, что её отвезут домой, пообещают позвонить и исчезнут из жизни. Так будет хорошо и правильно. Но как же обидно чувствовать себя попользованной!

* * *

Утро для Ольги началось с нежных поцелуев. Салех не оставлял на лице ни одного свободного местечка, старательно и прилежно исследуя.

— Проснулась! — обрадовался он. — Вставай, пойдём завтракать. А то вчера я на тебя накинулся и даже покормить забыл! Не хорошо жену голодом морить. Может, ты ночью забеременела, тогда тебе надо хорошо кушать. За двоих.

Забеременела?! О боже! Нет! Не хочу! Ольгу чуть не скрутило от ужаса. Тогда только два выхода. Или бегать за ним как собачонка, чтобы женился. Или аборт. Но врачи первую беременность прерывать не советуют. Можно и бесплодной остаться. Мамочка дорогая! Что же делать-то?! Так, дура психованная, успокоиться надо, вот что надо делать! Ты же таблетки пила? Пила. Вот и не дёргайся. Надо только сейчас следующую выпить. Так что всё в порядке. Фух, расслабилась, встала, умылась и топай на завтрак. Хоть что-то слупить с похитителя, пока вежливо под зад коленкой не выперли. Так сказать приравнять еду к выплате морального ущерба. Про физический молчать и не вякать. А то вдруг ему снова захочется.

Словно подтверждая её мысли про «захочется», Салех резко вскочил с кровати и ринулся в ванну. И так как на нём ничего не было, Ольга поняла, что хотелось ему очень. Удивило то, что он не кинулся на неё. Хотя и мог. По праву дикого сильного. Мда… Приятно обрадовало. Но вставать действительно пора. И где умываться? Да и про одежду вспомнить надо. Не в простыне же идти.

Пока она пыталась решить эти проблемы, Салех успел вернуться. И на радость Ольги, был частично одет. Снизу. В джинсы. А вот ей одеть было нечего.

— Мне что так в ночнушке и сесть за стол?

— Зачем? — Салех отодвинул дверцу шкафа-купе. — Вот твои вещи. Выбирай на свой вкус. Только имей в виду, что после завтрака мы едем по магазинам.

— Это не моё. — Ольга заглянула в шкаф.

— Теперь твоё. Не тяни и одевайся. А то уже в животе бурчит.

Больше Ольга спорить не стала. Быстро выбрала джинсы с пуловером. И снова замешкалась. Нижнего белья на ней не было. И где его взять? Снова помог Салех.

— Одень вот это… Для меня…

Он протянул ей кружевной комплект телесного цвета. Ольга замялась.

— Выйди. Я переоденусь.

— Нет. — он покачал головой. — Ты моя жена и нечего меня стесняться. Будешь тянуть время, не смогу сдержаться. Ты безумно соблазнительная, сладкая и желанная. А тебе пока ещё нельзя. Уж сегодня точно. Твоя ночнушка практически ничего не скрывает. Пожалей нас. И уж если не меня, то себя!

Вот гад! Пришлось, краснея под его взглядом, срочно упаковываться. А то чего доброго и правда не утерпит. После завтрака Ольга потребовала свою куртку и туфли. Обувь ей тот час принесла пожилая женщина, что-то при этом недовольно буркнув и со злостью глянув на Салеха.

— Айша! — в голосе Салеха звякнул металл. — В чём дело?

— Она не наша. — проворчала женщина. — Неверная распутница. До свадьбы с мужиком любилась. Аллах твой выбор не одобрит.

— Я вчера ясно всем сказал, что первого октября у нас с Ольгой свадьба. А простыни ты сама видела! Не смей обижать свою госпожу!

Ольгу словно грязью облило. Да что же это такое! Мало того, что увезли на машине как куль с картошкой, в постель силой уложили, так ещё и чуть ли не проституткой обзывают! Хотела бы она посмотреть на ту же Айшу в молодости. Справилась бы она с Салехом, если тому силком взять её захотелось?! Она и не сопротивлялась только потому, что знала, что не сможет ничего сделать. Только больнее будет. Чаще всего сопротивление только разжигает мужчину и толкает на разные безумства. Нет уж. Лучше было бревном прикинуться, что она и сделала. А на данный момент у неё была одна задача — побыстрее свалить отсюда. Домой и только домой. В свою маленькую квартирку, закрыться на все замки и свернуться калачиком на диване. Ну может ещё поплакать.

Только у Салеха на этот счёт было другое мнение.

— Женщина! Немедленно извинись перед своей хозяйкой. — в голосе был уже не только металл, но и лёд добавился.

— Салех, не надо. — Ольга старалась сдержать слёзы.

— Надо! Иначе они тебе на шею сядут. Они должны с первого дня признать тебя. Айша, я жду!

— Извини. — Старуха повернулась к Ольге. — Я действительно видела простыни. Он взял твою невинность.

— Кто ещё думает так как ты? Кто против моей жены настроен?! — Салех не унимался.

— Я одна. Меня никто не поддержал. Я принесу куртку госпожи.

Старуха ушла.

— Зачем тебе куртка? В машине тепло. И сумку здесь оставь. — Салех решительно дёрнул за ремешок.

— Затем, что ты меня сейчас отвезёшь домой. Я не останусь здесь. Ни тебе, ни мне этого не надо. — Ольга решительно подняла на него глаза, вцепившись мёртвой хваткой в сумку. — Своё самолюбие ты ночью потешил. То что хотел от меня получил. Можешь гордиться. Девочку женщиной сделал. Интересно только, грязные простыни все тут разглядывали? Я больше не хочу здесь позориться!

— О каком позоре ты говоришь? — Салех снова крепко прижал её к себе. — Да ты гордиться должна, что доказательства твоей невинности все видели. У нас так и делают. Ты моя жена, моя женщина. И взял я тебя в жёны никем не тронутой. Айша злится потому, что я не женился на её внучке. Её выдали замуж за другого по моему согласию. А тот, другой, не так богат, как я. Вот и бесится старая карга. Да и потом, что за выдумки, что я с тобой самолюбие тешил? И если честно, то я далеко не всё от тебя получил. — он хитро прищурился, начиная целовать. — Я детей хочу. Наших. Несколько. Мальчиков. И обязательно девочку, хоть одну…

— Не хочу! Не хочу! Не хочу! — Ольга яростно вырывалась. — Не беременная я! Пусти! Я домой хочу! Я не буду жить здесь! И замуж за тебя не выйду! Не заставишь!

— Оля, — Салех без труда её удерживал. — Слушай и запоминай! Ты. Выходишь. За меня. Замуж. Это твой дом. Я твой муж! На всю жизнь! Другого мужчины у тебя никогда не будет! Только я!!! ПОНЯЛА?!!!

— Сбегу! — ляпнула Ольга. И тут же поняла, что выдала себя с головой. Ну кто же свои планы вот так просто в гневе выбалтывает! Ой дурёха!

— Не выйдет! Некуда тебе бежать. А когда ребёнок будет, то и подавно не сбежишь. Не бросишь ведь малыша? Вижу, что не бросишь. И с ним не сбежишь. А пока сделаем так. Андрей! Максим!

В холл, где и происходила вся разборка вбежали два мордоворота. Правда далеко не дебильного вида. Это Ольга их со злости обозвала. А так ничего, симпатичные такие ребятки. Помесь десантников со Шварценеггером. И внимательно уставились на Салеха.

— Едете с нами. Ваша задача отныне всегда быть с госпожой. Ни на шаг от неё.

— И в туалет со мной пойдут? — ехидно спросила Ольга.

— И туда. И в примерочную. И ванну и в душ! И вообще не спорь! Они твоя охрана от тебя самой. А то ты натворишь глупостей. Найти тебя я всё равно найду. Далеко не убежишь. Только время потратишь. А его можно на приятные дела пустить. — Салех снова припал к её губам и, вот гад, не постеснялся парней, запустил руки под пуловер, лаская грудь. — Оля, бельчонок мой любимый, не искушай меня! — он с трудом оторвался. — Я же горячих кровей. Мне и так сегодня ночью будет безумно тяжело! Поехали лучше за кольцами и платьем. Я там отложил. Надо чтобы ты выбрала.

Ну и ладно. Ольга решилась. Поеду, выберу, что он там наотлаживал. Потерплю его ещё несколько ночей. Таблетки только не забыть пить. И всё будет в порядке. А в ЗАГСе он получит у меня. По полной программе. Посмотрю, как его рожу перекосит, когда я «нет» скажу. Уж там он ничего мне не сделает! И придётся отпустить. Решено. План готов, можно действовать.

Платья Ольга забраковала напрочь. Тоже мне, выдумал какие-то неимоверно пышные и безвкусные взбитые сливки. Да она даже при своей стройности будет выглядеть как баба на чайнике! Не повернуться, ни нормально пробежаться. А то, что бежать придётся, Ольга не сомневалась. После того, что она намеревалась на регистрации устроить, только бежать и придётся. Иначе просто убьёт. Но свою победу над этим самоуверенным типом хотелось праздновать в красивом платье. На её счастье в этот день привезли новый товар. И продавщички, отчаянно строя глазки её спутникам, быстро разобрали новинки. Именно там и увидела Ольга платье своей мечты. Нежно-зелёного цвета, затканное белыми хризантемами. Редкими на плечах и более густыми ниже. А в самом низу сплошным ковром по всей окружности юбки. Быстренько выбрала белые туфли на невысоком каблучке.

— Всё, здесь нам больше делать нечего. — подвела она итог.

— Ты точно фату не хочешь? — спросил Салех. А у самого в глазах стояла тоненькая фигурка жены в выбранном платье. Она была похожа на фею, нимфу или дриаду. Салех даже не понял с кем из нежных мифических существ можно было сравнить его любовь. Знал только одно — без неё ему не жить больше.

— Нет! — решительно отказала Ольга. — Белая фата-покров невинности. Сам знаешь, мне её не положено по статусу. И по твоей вине. Сделаю причёску и прикреплю несколько белых цветов хризантемы. Лилии не предлагай. По той же причине, что и фату.

Она специально била жёстко, наотмашь. И не важно, что словами. От них тоже бывает больно. Видела как он передёрнулся от её слов и довольно улыбнулась. Пусть физически она слабее, но морально может сильно ударить, отыгрываясь за ночную боль.

Кольцо себе Ольга выбрала самое простое, не очень широкое. На настойчивые уговоры взять что-либо подороже, пригрозила при регистрации уронить колечко. А это, как всем известно, очень дурная примета. Салех сдался.

Обедали в ресторане. Салех всё старался запихнуть в неё побольше и мяса и фруктов.

— Кушай, маленькая белочка. Тебе надо. Я очень надеюсь, что твой животик уже не пустой.

— Успокойся. — Ольга была само спокойствие. — Сейчас у меня безопасное время. Так что ничего там нет.

— Ты уверена?

— Совершенно. Меня бабушка научила. Растолковала опасное и безопасное время. Так что не жадничай и налей мне вина. А то ты пьёшь, и мне тоже хочется чуть-чуть.

— Сомневаюсь. И боюсь, что ты ошибаешься.

— Послушай, если бы я не была на сто процентов уверена в своей правоте, то сама бы не попросила. Поверь, я точно знаю, что не в положении. И прекрати трястись надо мной, как над хрустальной вазой. Если уж ты так на меня реагируешь, когда я рядом, то что будет завтра?

— А что будет завтра? — Салех недоумённо уставился на неё.

— А завтра я поеду в Акдемию. — Ольга спокойно смотрела на него. Но внутри была уверенность, что не пустит. — Мне учиться надо. Я только на втором курсе. Лекции, семинары, зачёты, ну всё такое.

— Нет! Не пущу! Ни в какую Академию ты не поедешь! Ни к чему тебе учиться! У тебя есть муж, который будет тебя содержать! Моя жена работать никогда не будет!!! — взвился Салех.

— Что и требовалось доказать… — грустно вздохнула Ольга. — Ты меня всё-таки прировнял к вещи. Сиди дома, дура необразованная, рожай детей, да ублажай господина своего, который тебя кормит. А если не по нраву ему придётся твои ласки, то и наказать может, либо выгнать на улицу без выходного пособия. Так?! Так вот, господин Салех Умаров! Я не восточная женщина, воспитанная на ваших дурных предрассудках. Я русская. И сама себе хозяйка. Могу и без тебя прекрасно прожить. Жила же. Либо принимай меня такой, какая я есть, либо до свидания! Меняться под ваши традиции и законы не собираюсь.

— Ты очень красивая… — вздохнул «тиран». -Я люблю тебя…

— А это тут каким боком? — опешила Ольга.

— Самым прямым. Там в вашей академии много студентов.

— Ну да… И что?

— Понимаешь, студентов. Не студенток. Хотя и они там есть. И нравы у вас вольные. Я видел как к тебе прикасались совершенно чужие парни. Даже обнимали пару раз. Я тогда едва к тебе не рванул. Но ещё не всё было готово к тому, чтобы тебя увезти. А я бы спугнул тебя и всё испортил.

— Ты настолько ревнивый? Настолько, что не доверяешь? Думаешь, что буду со всеми подряд обжиматься и лапаться?! Хорошего же ты мнения обо мне!

— Самого лучшего! Не забывай, кто твою невинность взял…

— Такое забудешь… Захочешь и не сможешь… Ладно, давай договорим позже. Я уже наелась.

Уже в машине, млея потихоньку от рук и губ Салеха, Ольга думала о том, что зря затеяла этот разговор. Надо соглашаться во всём и тихонько готовить побег. То, что в городе оставаться невозможно будет, стало совершенно ясно. Найдёт. Не дома, так в академии. И у подружек не спрячешься. Он же полное досье собрал. Точно найдёт, свяжет и привезёт опять к себе. И уж тогда не вырваться будет. Засадит в клетку с охранниками и никого из знакомых на пушечный выстрел не подпустит. А того хуже, увезёт в Чечню. Вот оттуда точно живой не выбраться. Там таких как Айша подавляющее большинство. Сживут со свету и его не побоятся.


3

— Ты не устала? Пойдём покажу тебе уютный уголок. — Салех помог выйти из машины. — Там хорошо и спокойно. В дом идти не хочется. На улице так здорово. А дома я к тебе приставать начну. Очень хочется.

Он повёл её за дом по проложенной камнем дорожке. Ольга увидела маленький прудик, каменную альпийскую горку и…

— Качели! — радостно взвизгнула она, бросилась к ним и немедленно забралась с ногами.

Салех, довольно улыбаясь, умастился рядом, уложив её себе на грудь.

— Оленька…

— Мммм…

— Ты что-то задумала? Белочка моя, пойми, что ты сбежать не сможешь. И не пытайся. И регистрация пройдёт нормально. Не надо даже пробовать, что-либо предпринимать. Я всё предусмотрел. Квартира твоя уже на продажу выставлена. И счёт в банке я смогу заблокировать…

— Что?! — Ольгу даже подбросило. — Как ты смеешь?! Ты не можешь так со мной! И не угрожай мне!

— Значит точно что-то задумала. — усмехнулся Салех. — Иначе ты бы так резко не реагировала. Малышка, я не угрожаю. Я честно предупреждаю. Ну почему ты не хочешь быть со мной?! Я не урод, деньги у нас есть, люблю тебя больше жизни. Оленька, милая, скажи почему?..

— Ты не видишь во мне равную. Для тебя я просто женщина. Существо, стоящее на социальной лестнице где-то рядом с домашним животным. Сегодня я попыталась получить разрешение на учёбу. Понимаешь, РАЗРЕШЕНИЕ. И что получила в ответ? Сиди и не рыпайся. Я в пещере главный, я мамонта принёс. Твоя забота еду сварить и детей нарожать побольше.

— И что в этом плохого? Ты детей не любишь? Так нянька будет. А по дому тебе Людмила Сергеевна помогать будет.

Ага, понятно, вторая женщина в возрасте это и есть та самая Людмила Сергеевна, запомним на всякий случай. Ольга плохо разглядела вчера лица встречавших её. Немного не до того было.

— А кто та, молоденькая девочка? Тоже помощница? По каким делам?

— Уже ревнуешь? — Салех зажмурился как сытый и довольный кот. — Это внучка Людмилы Сергеевны, кажется Света. Она завтра уезжает.

— Не льсти себе! Никакой ревности и в помине не было. Обычное женское любопытство. А вот скажи мне как так получилось, что ты по-русски хорошо говоришь? — Ольга резко свернула со скользкой темы. — Акцента нет совершенно. Словарный запас отличный.

— У меня бабушка русская. Я десятилетку закончил и ещё немного в институте учился. Оля, только не спрашивай меня пока ни о чём. Я потом сам тебе всё расскажу.

— Хорошо. Тогда вернёмся к вопросу о моей учёбе. Будешь вести себя как средневековый тиран или всё-таки вспомнишь, что на дворе двадцать первый век?

Учёбу Ольга не собиралась бросать ни в коем случае. Обидно было бы, что из-за какого-то самоуверенного и ограниченного типа пошли насмарку все её усилия. Поступить на бюджет, это надо было суметь. Бессонные ночи перед вступительными экзаменами, красные от недосыпа глаза, а главное недостаток финансов на платное обучение. Да и потом, она же не собиралась жить с Салехом. Подурит и отпустит, а она потеряет стипендию и бюджетное место!

Салех молчал. Ольга решила бить в другую точку.

— Послушай, ты кажется нормальный мужик. Самоутверждаться вроде уже не надо. Деньги у тебя есть, вон дом какой отгрохал. Машина, прикид не из дешёвых. Зачем тебе глупая жена? Друзьям стыдно будет показать. А я по финансовой части учусь, если ты не помнишь. Будешь ещё хвастать нашим семейным бизнесом. И на сторону информация не пойдёт. Ведь, как говорится, муж и жена-одна сатана. Все вопросы будем вместе решать. Свежий и нестандартный взгляд тоже важен.

Боже мой! Что я несу! Какой такой семейный бизнес?! Ещё про семейный подряд вспомни! Ольга готова была молоть всякую чушь, лишь бы уговорить, заболтать.

— Хорошо. — Салех сдался. — Но без охраны я тебя не пущу. Ребята будут и на лекциях с тобой рядом.

— Ты что, издеваешься?! Как ты себе это представляешь? Да это конвой, а не охрана.

— Выбирай. Или так, как я сказал. Или будешь сидеть дома.

* * *

Пришлось согласиться. Теперь везде её сопровождали Максим и Андрей, отсекая любые попытки контакта с представителями противоположного пола. Подруг-приятельниц тоже особо не «допускали к телу». Ольга пыталась сама подходить к ребятам, но бодигарды чётко объяснили ситуацию.

— Господин Умаров дал определённые инструкции. Вы, Ольга, не пострадаете. Но будет ли вам приятно, если ушибы и травмы получит ни в чём не повинный молодой человек только потому, что вам захотелось с ним пообщаться?

Осталось только смириться. Постепенно вокруг Ольги образовался вакуум. Она даже не представляла, что всего за несколько дней можно остаться среди толпы в одиночестве. Никто из парней не был ею увлечён настолько, чтобы потом становиться пациентами травматологии. А девушки начали завидовать: привозят на шикарной машине, охраняют чуть ли не как персону августейшей крови, некоторые преподаватели стали смотреть более благожелательно. Согласитесь, есть за что невзлюбить. Ольга повздыхала и успокоилась. Подруг у неё не было, поэтому боли от расставания не испытывала.

Рано утром 1 октября Салех как всегда разбудил её поцелуями. За эту неделю такой вид побудки у него стал своеобразным ритуалом. Видимо мало было ему ночных безумств. Горячий и неистовый, он утомлял Ольгу до полуобморочного состояния. А утром, словно извиняясь, будил лёгкими касаниями губ.

— Олюшка, вставай. Пора.

Сердце Ольги ухнуло куда-то далеко вниз. До пяток правда не долетело. Но и на месте его не оказалось. Сегодня она получит свободу. Правда путь выбрала опасный. Но больше ничего более умного в голову не приходило. Через пять часов она скажет чётко и ясно «нет» на вопрос работницы ЗАГСа и сбежит, пока обалдевший жених и не менее ошарашенные гости будут приходить в себя. Немного карманных денег у неё есть. Салех не опустился до такой низости, как проверить содержимое её сумки. И таблеток тоже не видел. Пока прибывает в счастливой уверенности, что ситуация у него под контролем и Ольга у него в руках. Ошибаешься, дяденька! Банковскую карточку даже ему не заблокировать. Значит сначала быстро в магазин за новой одеждой. А потом на вокзал, на электричку в соседний город. Дальше видно будет. Ничего, прорвёмся!

После завтрака Салех вывел Ольгу на балкон.

— Оля, я хочу кое-что тебе показать. — он вынул из кармана брюк какую- то маленькую чёрную пластиковую коробочку с одной кнопкой по середине. — Посмотри вон на те кустики.

Дом стоял на самом краю посёлка. Никто пока не успел за ними начать строиться. И не вырубленные деревца и кусты просматривались очень хорошо. Салех нажал кнопку и дальние кустики подбросило вверх во внезапно прозвучавшем небольшом взрыве. Ольга испуганно замерла. К чему эта демонстрация?

— Хорошо видно было? — Салех повернул её к себе лицом.

— Да…

— Так вот, моя маленькая белочка, я просто хочу тебя предупредить. Если сегодня ты попытаешься сорвать наш праздник, то вместо кустиков могут на воздух взлететь кое-какие домики. Может и с жителями даже. Ты же пожалеешь ребятишек, которые из-за тебя могут остаться без папы и мамы? И без крыши над головой.

— Ты не сделаешь этого…

— Сделаю. А теперь скажи мне, тебе со мной плохо? Почему ты всё время хочешь убежать? Может, я тебя не устраиваю как мужчина?

— Да нет. С этим всё в порядке.

— Тогда почему?

— Да пойми же ты, что постель это далеко не вся жизнь! Не спорю, там ты великолепен! Правда мне не с кем сравнивать. Но там работают в основном инстинкты! Тело моё, чтоб ему пусто было, каждый раз на тебя откликается так, что я разум теряю. Только это не любовь, понимаешь, не любовь! Я уже говорила, что не люблю тебя!

— Дай мне шанс! У меня получится.

Ольга предприняла последнюю попытку достучаться до сознания Салеха.

— Шанс, говоришь… Любишь, говоришь… А мне ты дашь шанс? Ты отпустишь меня, если я полюблю другого?! — Салех резко дёрнулся, словно его хлестнули плёткой. Ольге стало неимоверно грустно. — О себе ты думаешь, а обо мне ты побеспокоился? Или же ты считаешь, что чувства появляются, если кнопочку какую-то нажать? Увидел симпатичную девчонку и решил, что она будет твоей новой игрушкой. Поселил в домике, приставил оловянных солдатиков для охраны, чтобы никто не смел покуситься на твоё имущество. Любой шаг игрушки тобой регламентируется. Только я живая! Понимаешь, живая!!! У меня есть свои желания и нежелания. А здесь я как в тюрьме.

— Ты же ездишь в академию…

— Спасибо, добрый хозяин!!! Разрешил!!! Только там твои верные пёсики ко мне никого не подпускают! Я элементарно даже о погоде ни с кем поговорить не имею возможности. Я не могу так жить, я задыхаюсь…

Ольга не хотела плакать перед ним, но слёзы неудержимым потоком полились. Салех крепко прижал её к себе.

— Оказывается я жуткий собственник… Ты права и не права. Ты не игрушка. Ты моё солнце, мой воздух, без тебя я дышать не смогу. Ты моя жизнь. И никуда я тебя не отпущу, никогда и ни к кому. Оля, ты ничего не изменишь. Просто прими это как факт. Всю свою жизнь ты будешь со мной. А сейчас ты пойдёшь в душ. Одна. Потому что если мы там будем вдвоём, то уж точно опоздаем.

В дверь спальни постучали.

— Салех Тагирович, — Людмила Сергеевна не стала заходить. — Приехал парикмахер. Ольга Николаевна скоро?

Весь день для Ольги был покрыт туманом. Её причёсывали, одевали, делали маникюр. Что-то говорили. Несколько раз приходил Салех. Обнимал, целовал, что-то нежно шептал на ушко, пытался растормошить. Но всё напрасно. Она чувствовала себя куклой, манекеном. Всё происходящее ни сколько её не трогало и не вызывало никакого живого отклика. Потом они ехали в ЗАГС. Салех крепко держал её за руки. Единственное, что хорошо Ольга запомнила, так это его предупреждающий шёпот: Оленька, помни о домиках и детишках. Она сдалась. Послушно сказала «да», надела кольцо мужу, подписала, где надо. За столом в шикарном ресторане под «горько» целовалась с Салехом, танцевала медленные танцы и даже улыбалась. Но жизни в её движениях было не больше, чем деревянной марионетке, которую вовремя дёргают за ниточки.

Салех видел, что с Ольгой творится что-то не ладное. В глазах его маленькой девочки застыло ледяное озеро. Она сделала всё, как он и просил. За столом она почти ничего не ела, и ему пришлось прилагать усилия, чтобы её накормить. Пить алкоголь ей не давал, только сок или минералку. Но и сам за всё застолье только пригубил бокал с шампанским. Когда гости кричали традиционное «горько», Ольга механически вставала и поворачивалась к нему. Она не подставляла губы для поцелуя, как счастливая новобрачная, просто смотрела на него грустными глазами. Салех сам наклонялся и жадно её целовал. Почему-то ему казалось, что именно так он сможет её отогреть. А вообще хотелось всё бросить, сгрести Ольгу и уехать домой. И там, в спальне, любить жену до одури, до стонов и криков, до полного их изнеможения. Хотелось в полумраке видеть её полные огня и желания глаза, за которые он, не задумываясь, отдал бы и душу и жизнь.

На следующий день Салех проснулся поздно. Ольга ещё спала, свернувшись калачиком и отодвинувшись к краю кровати. Он усмехнулся, даже во сне она пытается убежать от него, маленькая, упрямая белочка! Скользнул к ней, обнял, заглянул в лицо. Утомил он малышку, вон под глазами тени залегли. И стал лёгкими поцелуями будить. Ему безумно нравился этот ритуал им же и установленный. Это было запредельно сладко чувствовать как тело жены, ещё не вынырнувшее из сна, откликается на его ласки. Это было счастье, нырять с ней в водоворот страсти, выныривать и, отдышавшись, нырять снова и снова, пока силы не покинут.

— Куда поедем отдыхать? — спросил Салех, когда они уставшие лежали рядом. — Выбирай на свой вкус. У нас медовый месяц начался сегодня.

— Никуда. У меня академия, у тебя фирма. — Ольга не приняла попытку примирения. — После зимней сессии можно будет поехать.

— Оля! — Салех резко сел. — Не дури. Тебе надо отдохнуть перед рождением ребёнка.

— Да что ты как дурак с писаной торбой носишься с этой идеей?! Ты что, на потомстве зациклен? Так завёл бы уже давно. У тебя сколько до меня баб было? Почему не сподобился?

— Ты сама поняла, что сказала?! Мне нужны наши с тобой дети! Понимаешь, наши. Я хочу, чтобы ты родила! Я тебе уже говорил! Или у тебя опять «безопасное время»? И когда же оно кончится?

Никогда! Хотела буркнуть Ольга, но вовремя прикусила язык. Если он найдёт таблетки, то тогда точно придётся туго. Но Салех не шарил в её сумке. И слава богу!

— Салех, мне всего девятнадцать лет. — решила она зайти с другой стороны. — Я сама недавно из детского возраста вышла. А ты мне сразу пелёнки в зубы суёшь! Я же ещё и жизни-то настоящей не видела. Мне бы академию закончить, мир хоть немного повидать. За бугор съездить.

— Да какие проблемы? — удивился этот непробиваемый и упёртый баран. — Я же сказал, что няня будет. Малыш подрастёт, можно будет ездить и с собой брать. Я хочу не меньше трёх с разницей в два-три года.

— Вот ты хочешь, ты и рожай. А я не буду!

— Оленька, родная моя, ты ехать ко мне не хотела, я привёз тебя. Замуж не хотела, вышла. И рожать будешь! И не надо такие глазки сердитые делать. Запомни, не меньше трёх!

Ладно, ладно… Ольга сделала вид, что смирилась. Пока есть возможность, буду тянуть на таблетках. А как кончатся, может придумаю что-нибудь. Хотя этот индивид оказывается прав во всём. Всё, что она не хотела делать, сделать пришлось. Блин! Натуральная рабыня Изаура!

* * *

Неспешно катились дни. Ольга понемногу начала привыкать к новому образу жизни. Не так уж и тяготили её охранники, по-прежнему сопровождающие её в академию. Муж старался радовать мелкими подарками чуть ли не ежедневно. Она часто находила на своём столе, заваленном учебниками и конспектами, то коробку дорогих конфет, то колечко или серёжки, золотые цепочки с кулонами. Или прекрасные хризантемы. К домашним хлопотам её не допускали. Людмила Сергеевна ласково обняла и сказала, что она сама прекрасно со всем справляется. И что Оленьке совсем незачем портить руки, возясь на кухне. А если она хочет что-либо сама приготовить, то всегда пожалуйста, помогут. Поэтому Ольга всецело отдалась учёбе.

Новый год отметили на турбазе с сотрудниками фирмы Салеха. Оказалось, что у него работают очень хорошие и весёлые люди. Водили хоровод вокруг ёлочки, наряженной прямо в лесу, катались на лыжах. И танцевали, танцевали, танцевали. Пару раз её пытался пригласить заместитель Салеха по информации Назир, но глава фирмы так зыркнул на своего зама, когда тот второй раз подвалил с приглашением, что он мгновенно испарился из зоны видимости. Все сотрудники отметили, что их шеф никого к жене не подпускает и сам от неё ни на шаг не отходит. Снова начали провозглашать тосты и пожелания, традиционно желая счастья, здоровья и детишек. Блин! У Салеха и так на детишках бзик. Так ещё и другие подогревают. Ольга поёжилась, увидев плотоядный взгляд мужа. Сегодня ночью опять стараться будет. И сам не выспится и ей не даст. Он просто изводился каждый раз, когда у неё начинались критические дни.

Наконец закончились праздники, зачёты и была сдана сессия. Наступили зимние каникулы. Только-только Ольга решила расслабиться. Но Салех был иного мнения.

— Белочка, — сказал он как-то утром, вынося её из душа. — Завтра поедешь в больницу. Анализы сдашь.

— Какие ещё анализы? — Ольга округлила глаза, искренне не понимая этой необходимости.

— По женским делам. — припечатал муж. — Мы живём вместе уже почти четыре месяца. Я не предохраняюсь. А ты до сих пор не можешь забеременеть. Я недавно сдал все необходимые анализы. У меня всё в полном порядке. Значит надо обследоваться тебе. И если будет такая необходимость, начнёшь лечение.

Вот тут Ольге стало плохо. Салех далеко не дурак и сразу всё поймёт. А не поймёт, так врач пояснит подробно и доходчиво. И тогда надо будет ждать допроса с пристрастием. А может и обыска личных вещей. После этого можно будет попрощаться с академией и со свободой вообще. Но на Ольгино счастье, жизнь распорядилась немного по-другому. Вечером того же дня к ним нагрянули гости. Увидев тех, кто пришёл, Салех немедленно отправил Ольгу в её кабинет со строжайшим приказом не высовываться и вообще быть тише самой тихой мыши. То, чего он боялся, произошло. Прошлое не отпустило, только дало временную иллюзию свободы. К нему приехали представители нескольких полевых командиров. Нечего было и надеяться выставить их из дома и отказать в требованиях. После ужина они сидели у камина в его кабинете. Эти двое имён своих не назвали. Предложили звать их Первый и Второй.

— У тебя здесь уютно. — пригубив коньяк, сказал Второй. — Дом хороший, жена красивая, послушная. Хоть и русская. Она приняла ислам?

— Пока нет.

— Чего тянешь? — Второй не унимался. — Прикажи и пусть сделает всё, что надо. С женщиной иначе нельзя.

— Всё это потом. — наконец открыл рот Первый. — Мы не за этим приехали. Ты же знаешь, что наши братья до сих пор ведут войну с русскими и неверными, которые прислуживают им. Но война дело дорогое. Ты давно не делал взносов на неё. Аллах не простит тебе, что ты оставил единоверцев без поддержки. Да и на родине давно не был. Твой военный опыт нам очень пригодился бы. У нас есть базы в горах, но не хватает инструкторов. Мы приехали, чтобы предложить тебе помочь нашим юным воинам стать опытными бойцами.

— А если я откажусь? — Салех напрягся в ожидании ответа. — Денег дам, но поехать сам не могу. У меня тут фирма, жена учится в академии.

— Жену возьмёшь с собой. Нечего ей учиться. Дело женщины быть при муже и выполнять все его приказы. Хотя, что с твоей брать. Русская. Но ничего, у нас её научать почитать и уважать мужа. Мулла с ней поработает, чтобы ислам приняла. Рашид передал тебе, что очень ждёт. Ладно, мы пошли. У тебя есть две недели. Передай дела Назиру. Он наш человек. Вернёшься, он тебе всё обратно вернёт.

И визитёры ушли. А Салех остался сидеть у камина, уставившись на огонь. Рашид Бешаный не тот человек, пожелания которого можно проигнорировать. Этот брата родного пристрелил за то, что тот осмелился уйти из боевиков и постарался жить мирной жизнью. А уж мстительный был, сволочь! Не гнушался под корень вырезать семьи не поддержавших его чеченцев. На страхе держит свой район. И если Ольга попадёт туда, не выживет со своим характером.

В кабинет без стука вошла Айша и кинула Салеху на колени какую-то коробочку.

— Больную жену ты себе взял! — едко проскрипела она. — Каждый день таблетки пьёт. И в сумке у неё ещё такие лежат. Наша бы давно уже понесла от тебя. А эта бледная немочь не может! Не даёт ей Аллах детей.

Развернулась и ушла. Салех тупо глядел на немного смятую коробочку. Название лекарства ему ничего не говорило. Он вытащил инструкцию и начал читать. По мере того, как смысл написанного доходил до него, жаркой волной поднимался гнев. Так вот как Ольга обеспечивала себе «безопасные дни»! Она предохранялась! И ведь прекрасно знала как он мечтает о ребёнке! Зверь в нём поднял свою голову и зарычал. Салех бросил таблетки в огонь и рванул в спальню. Но на пороге остановился и постарался успокоиться. Он не будет наказывать жену. Просто отберёт у неё пилюли и будет снова и снова стараться по ночам.

Ольга уже спала, по обыкновению свернувшись калачиком на краю постели. Салех смотрел на жену, и злость испарилась. Она была такая маленькая, хрупкая и беззащитная… Со стоном, прямо в одежде, он рухнул рядом с ней. Притянул, обнял. И понял, что если он позволит увезти её от него, то больше он жену не увидит. Он не хочет ехать в горы и готовить новых убийц! Не хочет, чтобы ломали и топтали Ольгу. Забиться бы в неприметный уголок, чтобы никто из прежней жизни его не нашёл! Но в этом мире не было такого места. До него уже пытались спрятаться, но не смогли. Сердце его истекало кровавыми слезами. Был бы он один, другое дело. Но теперь он не имеет права думать только о себе. У него есть любовь и счастье. И это хотят у него отобрать! И Салех мысленно завыл от отчаяния…

Внезапно спальня осветилась яркой вспышкой. Потом свет рассеялся до приятного полумрака. И Салех увидел, что в комнате прибавилось народу. ТТ привычно скользнул в руку.

— Стоять! — тихо, но угрожающе сказал он двум появившимся фигурам. — Я стреляю метко.

— Не надо стрелять. — тихо прозвучал спокойный женский голос. — Ты кричал, мы пришли на зов.

— Я не кричал!

— Кричал. Душой, сердцем. У тебя беда. Ты в ответе не только за себя, но и за ту, которую любишь. — так же спокойно откликнулся мужской голос. — Разреши, мы кое-что тебе поясним.

Салех напряжённо кивнул головой. Кто такие? — вертелось в голове. — Как попали сюда. Кто ещё их видел? Ведь за домом следят… А гости не торопясь уселись в кресла.

— Я сделаю свет немного ярче? — спросила женщина. — Когда видишь глаза собеседника, доверия больше.

Салех кивнул, соглашаясь. В спальне стало намного светлее. Источника освещения видно не было, казалось светился сам воздух. Уже можно было разглядеть визитёров. Они были молодые и красивые, русоволосые и ясноглазые в просторных светлых одеждах. От них веяло добром и спокойствием.

— Я — Аланни, — представился мужчина. — А это моя жена Алиша.

— Салех. И моя жена Ольга. — Салех обеспокоено посмотрел на жену, которую до сих пор крепко прижимал к себе. Потом бросил тревожный взгляд на дверь.

— Не волнуйся. — улыбнулся Аланни. — Твоя жена будет крепко спать, пока это будет необходимо. А снаружи нас не услышат. Полог тишины и невидимости. Твоё сердце громко кричало от боли и безысходности. Мы не могли не откликнуться. Мы можем помочь.

— Кто вы? — голос Салеха звучал хрипло от волнения. — И какую плату за помощь вы хотите? Деньги, золото, жизнь?

Гости рассмеялись.

— То, что ты предложил, разве что кроме жизни, не имеет никакой ценности для нас. А жизнь? — задумался Аланни. — Да, жизнь твоя нам нужна. Но! — он поднял руку в предупреждающем жесте. — Нам нужна твоя счастливая жизнь, которую ты проживёшь со своей спутницей в нашем мире.

— Кто вы? — снова повторил Салех.

— Видишь ли, — вступила в разговор Алиша. — Мы боги. Но не вашего мира. У нас есть свой. Но он ещё юный, ему всего тридцать тысяч лет. Мы только управились с природой. И совсем недавно, тысяч пять назад начали заселять его разумными. Знаешь, разговор получится длинным. Нам есть что рассказать, тебе будет что спросить. Так что пойдём в зону пустоты. Там время остановлено. И никто не помешает.

— Один не пойду. — Салех решил, что терять нечего.

— Хорошо, — легко согласилась Алиша. — Бери и свою избранницу.

Он очертила рукой полукруг, и среди спальни возникло серое облачко. Первым шагнул Аланни, за ним осторожно прошёл Салех, со спящей Ольгой на руках и за Алишей облако исчезло.

* * *

Они оказались в очень уютном кабинете. Большой диван, несколько мягких кресел, журнальный столик, таким было убранство комнаты. Салех вопросительно посмотрел на пару богов.

— Каждый это место видит по-своему. — пожал плечами Аланни. — Драконы видят пещеру, уставшие звёздные скитальцы — кают-компанию корабля, а люди — что-то из своего интерьера. Положи жену на диван, а сам садись в кресло. Если хочешь есть или пить, скажи. Разговор будет долгим.

Салех положил Ольгу на мягкий диван, но в кресло не стал садиться. Устроился возле неё, крепко взяв за руку. Ему было важно ощущать любимую рядом. Он бы вообще не спустил бы её с рук, но боялся, что Ольге будет неудобно. Алиша и Аланни одобрительно улыбнулись, и Салех почувствовал, что какой-то тест он благополучно прошёл.

Рассказывал в основном Аланни, но и Алиша часто вставляла свои комментарии.

Во вселенной существует великое множество миров, созданных «богами». На самом деле, между собой они друг друга называют творцами. Богами их зовут разумные существа, которым творцы помогли появиться в мир. Нет, они не создавали их по образу и подобию. Просто немного подтолкнули эволюцию в нужном направлении, слегка видоизменили генетические цепочки, помогая приспосабливаться к окружающей среде. Но различия между разумными существами разных миров были минимальными. Генетически они все были совместимы, за исключением драконов. Но в каждом мире существовала только одна раса. Многие миры были созданы в незапамятные времена. И существуют уже миллионы лет. Их обитатели вплотную приблизились к создателям. Пройдёт ещё пару десятков миллионов лет и они тоже смогут создавать свои миры. Только свой мир — это огромная ответственность. Это же не просто игрушка, которую можно бросить за ненадобностью.

Некоторые миры сейчас заброшены и за них идёт борьба между желающими ими владеть. Некоторыми владеют злобные создатели.

— Ваша планета находится на окраине Галактики. И всегда была экспериментальным миром. Он был поделён на зоны ответственности нескольких творцов. Каждый создавал людей по своему разумению. Если образцы получались пригодными для других миров, их изымали и переселяли. У вас до сих пор существуют мифы о лемурийцах, атлантах, этрусках и других вами не виданных народах. Они все существовали на самом деле. И сейчас процветают. Только в разных мирах. Во вселенной существует строгое правило: одна раса — одна планета. Иначе могут начаться конфликты, как у вас и произошло. Но это уже недосмотр создателей.

Четверо богов давным-давно работали на Земле. Каждый помогал природе создавать свой, именно им задуманный народ. Ты же знаешь, что у вас все люди разделены на четыре основных расы. Белая в Европе, жёлтая на Востоке, чёрная в Африке и красная в Америке. Так было изначально. Все они жили отдельно и не смешивались между собой, разделённые большими расстояниями. Через некоторое время каждый готовый народ должен был переселиться в отдельный мир, специально для него подготовленный. Но к одному из создателей пришёл в ученики молодой бог. Он был умён, расторопен и подавал иногда хорошие идеи. Никто за его доброжелательностью не замечал зависти и злобы, которая в нём прочно поселилась. Этот ученик не хотел ничего и никого творить сам, а только пользоваться плодами других.

Ты знаешь, чтобы рассорить людей или богов, что в общем не важно, можно только разделив их. Вот он и начал делить. Там слово, там сплетня, где-то намёк на обиду. И в итоге четыре создателя затеяли войну между собой. Её описание есть в ваших мифах страны Индия. — Аланни отпил сок из стакана. — И хоть ваша планета находится в самом настоящем захолустье, отголоски войны докатились до совета богов. Прибыла комиссия и увидела творящиеся безобразия. Четверо творцов были наказаны. Их миры передали на временный присмотр другим. Срок наказания уже подходит к концу и скоро четверо искупивших вернутся к своим народам. К слову, их там ждут. Временные кураторы не дали забыть первоначальных творцов. У нас не принято присваивать чужие миры.

А с вашим надо было что-то делать. Те народы, что были здесь во время войны богов, оказались заражены вирусом насилия. И переселить их в другие миры, даже к людям их же расы, было невозможно. Была огромная вероятность, что в новых, ещё не окрепших мирах, они могли начать лить кровь своих сородичей. Именно так, как вы делаете сейчас.

Однако именно этого и добивался подлый ученик. Сам ничего не создал и не желал тратить силы на создание, он попросил ваш мир якобы «на исправление». Но исправлять и менять что-либо он не собирался. Ему пришлась по вкусу энергия боли и ненависти, страха и отчаяния. Он сам назначил себя богом вашего мира. Вы его знаете под разными именами: Саваоф, Аллах, Иисус, Будда, Люцифер, Сатана, Иегова и ещё много разных имён у него.

— Аллах мудр и справедлив!!! — Салех в гневе сжал кулаки.


4

— Да? — Аланни спокойно смотрел на Салеха. — И этот мудрец постоянно стравливает народы твоего мира для кровопролития. Вспомни историю всех людей Земли. Много ли найдётся дней без войны? Именно дней! Не месяцев или лет. А всего лишь дней! Вы постоянно убиваете друг друга во славу чёрного божка. Ни в одном мире Вселенной не льётся столько крови, сколько у вас. Не гибнут бесполезно в огромных количествах мужчины, женщины, дети, старики. Но в последнее время ваш властелин устал от своего же искалеченного мира. Ему надоело даже пугать и стравливать вас. Он придумал, как избавиться от обузы.

— И как же?

— Очень просто. Вы сами себя уничтожите. Биологическим оружием. Болезни и вирусы худо-бедно вы научились лечить. Ваша медицина умеет ставить на ноги казалось бы безнадёжно больных людей. Но надо ли это? Кого родят мужчина и женщина, имея в наследственности страшные болезни? Ты слышал о генетически изменённых продуктах? Вижу, что слышал. Но не придал этому значения?

Салех кивнул.

— Так вот, именно такие продукты ведут к вырождению организма. Живые существа становятся бесплодными, либо приводят в мир больное потомство. А те, кто сможет что-то соображать, просто перебьют друг друга за кусок хлеба, глоток чистой воды или за резервуар с кислородом. — Аланни печально качал головой. — Ваш хозяин накопил невероятное количество энергии и теперь может «почивать на лаврах». Ведь энергии всё равно из каких эмоций она собрана. Она нейтральна.

А вам какое дело до нас? — Салех потряс головой. Слишком много на него свалилось.

— До вашего мира? Совершенно никакого дела нам нет. Как бы жестоко это не звучало. Мы с Алишей получили разрешение и создали свой мир. Ограничительным условием Совета Богов было то, что в нашем мире будут жить люди, которым грозит опасность в их родном мире.

— Немного не так. — вмешалась Алиша. — Это должны быть любящие друг друга люди, чьим жизням угрожает опасность. Мы предлагаем таким переселиться в наш мир и там помогать нам его осваивать.

— И где гарантия, что вы говорите правду? — Салех не думал сдаваться.

— Самая главная гарантия — это то, что нам от вас ничего не надо. — Аланни спокойно смотрел на Салеха. — За нашу помощь мы ничего не просим.

— У нас говорят, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках.

— Верно, тут ты меня немного поймал. Нам не надо ничего материального. Деньги вашего мира не имеют у нас ценности. Золота тоже своего хватает. Молиться по восемь раз на — дню совершенная дурь. Правда, боги живут, пока их помнят. Но в нашем мире нас и не забывают. Нам от вас нужна ваша любовь друг к другу. И жизнь в нашем мире, желание творить добро. У нас мало разумных. И мы с Алишей решили помогать существам из других миров, которые попали в беду. Твой крик мы и услышали.

— Есть только одно но… — Алиша посмотрела на Ольгу. — Она тебя не любит.

Сердце Салеха больно сжалось.

— Совсем? Даже никакой симпатии не испытывает? Зачем же вы тогда меня сюда привели и всё это рассказали? Неужели посмеяться решили?

— Никто не собирается бросать тебя в беде. — Аланни выставил руку ладонью вперёд. — Алиша лишь указала тебе на трудность. Ты же не оставишь свою избранницу, если решишь уйти?

— Её зовут Ольга. И я без неё никуда… Даже в самый из лучших миров.

Алиша умоляюще посмотрела на своего спутника.

— Дадим им шанс? Они красивая пара. Узор нашего мира станет беднее без них. Я ещё раз хорошо посмотрю на Ольгу.

Алиша подошла к дивану и склонилась над спящей девушкой. Салех напрягся, желая защитить и оградить свою жену, но Алиша положила свою руку ему на лоб, и он понял, что никакой угрозы не существует. По телу разлилось приятное спокойствие.

— Да. Шанс дадим. — Алиша вернулась к Аланни. — Но начинать надо будет с чистого листа. Я уберу у Ольги все воспоминания о её прежней жизни. И только от тебя будет зависеть, полюбит ли она тебя нового. Помни, моя блокада не вечна. Я не буду портить ей мозг. Любое горе или беда могут дать толчок к воспоминанием. Согласен на такое условие?

Салех не мог говорить, от нахлынувших надежд сжалось горло. Он мог только несколько раз энергично кивнуть.

— Тогда иди и возьми в своём мире немного вещей, которые захочешь.

Салех обеспокоено глянул на диван со спящей Ольгой.

— Не волнуйся. — правильно понял его Аланни. — Мы не исчезнем. У тебя есть несколько часов до рассвета. С первыми лучами солнца необходимо покинуть твой мир. Бери самое необходимое. Дом тебе дадим не хуже твоего. И одежду местную тоже. Денег на первый год жизни. А за это время ты сам должен определиться с родом занятий. Хочу только посоветовать тебе: не бери никаких вещей, которые смогут напомнить твоей жене об этом мире. Разные фото и видеоизображения совершенно не приемлемы. Она будет как после тяжёлой болезни, мало что помнить. И не надо провоцировать. Человеческий мозг — штука нежная и чуткая. Малейшего толчка бывает достаточно, чтобы испортить. Поэтому касания Алиша сделала минимальные.

Салех уже без сомнений ринулся в серое облако. Он носился по дому как ошпаренный. Первоначально собрал Ольгины украшения. Пусть они будут. Он с любовью их подбирал, что-то делал на заказ у знакомого ювелира. Потом посмотрел на то, что из своего хотел взять и понял, что ничего ему из этого не надо. Даже цепочку и перстень снял. Хотел оставить, но передумал и положил в карман. Книги? Хорошо бы их взять. Но как он объяснит Ольге иной язык, ведь говорить они будут на местном. А русский, на котором написаны книги, станет лишь возможной провокацией возврата памяти. Ещё раз оглядев небольшую кучку собранного, Салех решительно уложил всё в сумку и не оглядываясь шагнул в портал.

Алиша и Аланни ждали его.

— Осталось совсем немного. Только местный язык вложить в голову. Но это быстро. — Аланни показал на диван. — Ложись рядом с женой, закрой глаза и расслабься.

Салех спокойно устроился рядом с Ольгой, обнял её и закрыл глаза. Тот час на лоб ему легли две руки. Одна широкая и твёрдая, другая узкая и нежная. Под волосами началась приятная щекотка и такая приятная истома разлилась по телу, какую он испытывал только рядом с Ольгой после их безумных ночей. Лежать так он готов был очень долго. И словно в награду за что-то хорошее, это состояние длилось, длилось, и длилось… Салех даже заснул, полностью расслабившись. Все недавние тревоги и страхи уплывали в туман, настроение было самое радужное. Надежда буйным цветом росла в душе, и, казалось, больше не будет ничего плохого в их жизни. Он чувствовал себя совершенно отдохнувшим, словно только и делал в последнее время, что спал и бездельничал.

— Всё… — тихо, почти шёпотом сказала Алиша. — Пора. Вы готовы к новой жизни. Бери жену на руки, потому что ей лучше проснуться в вашем новом доме, в постели с тобой. Она должна увидеть тебя первым, тогда тебе будет легче. О вещах не волнуйся, перенесём вместе с вами. Когда будешь в спальне, полностью избавься от одежды вашего мира и брось её в угол, в любой. Она сама исчезнет.

Аланни повёл рукой и снова образовался серый туман перехода. Салех шагнул в него и оказался в просторной комнате, середину которой занимала большая, манящая своей расстеленостью, кровать. Он уложил в неё Ольгу, осторожно снял с неё ночную рубашку и полностью разделся сам. Потом подумал, достал из кармана цепочку и перстень и спрятал их под подушку. Не глядя швырнул одежду в какой-то из углов, краем глаза отметив неяркую вспышку, и замер, любуясь в первых лучах местного светила своей обнажённой возлюбленной. Потом глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, скользнул к ней, прижался своим горячим телом и начал ритуал пробуждения, гадая кончилось ли действие противозачаточных таблеток.

* * *

Ольга проснулась от того, что её целовал кто-то. Она замерла, пытаясь понять хорошо это или плохо. Прислушалась к себе. Ощущения были самыми приятными. Замерла. Потом легко вздохнула и широко открыла глаза в непритворном возмущении. Чьи-то руки на её вздох отреагировали совсем уж неприлично: они самым нахальным образом начали путешествовать по её телу, стараясь не оставить без внимания ни одного сантиметра! И что самое неожиданное, её руки предали хозяйку! Они стали исследовать того, кто был рядом с ней! И этим предательским рукам было тоже приятно! А открывшиеся глаза увидели чуть нависающего над ней красивого мужчину, смуглого, черноволосого, с горячими карими глазами, в которых она увидела море любви, нежности и откровенного желания. Как столько можно было вместить в один взгляд, она не смогла бы ответить. Но почувствовала это каждой клеточкой своего существа. И потянулась к нему, как усталый путник к живительному источнику.

Немного позднее, когда схлынуло сладкое умопомрачение, Ольга стыдливо спрятала лицо в подушку. Светлые боги! Она принимала любовь совершенно незнакомого мужчины и отдавала ему свою… Стыдно-то как! Что он подумает о ней?!

— Олюшка… — услышала она шёпот красавца. — Что ты засмущалась, моя маленькая белочка? Всё хорошо, я вижу, что ты полностью выздоровела. Иди ко мне, не прячься…

— Кто ты? И кто я? Почему я ничего не помню? Как я оказалась здесь, в постели, да ещё и с тобой? — она не поднимала головы, мучительно борясь со стыдом.

А тот, который был рядом и крепко обнимал её, тихо рассмеялся.

— Вот теперь я точно вижу, что ты в порядке. Сразу столько вопросов. Становишься прежней. — он снова поцеловал её в ушко. — Я твой муж. Самый законный. Меня зовут Салех, а ты моя прекрасная жена Ольга. Поженились мы полгода назад. Но там, где мы раньше жили, началась какая-то сильная болезнь. Все наши родные умерли от неё. Заболела и ты. Так сильно, что я испугался, что ты не поправишься. Но нам помогли. Однако предупредили, что от лекарств, которыми тебя лечили, могут быть сильные провалы в памяти. Я решил, что нам надо уехать из тех мест. Они напоминали о прошлом и родных, которых больше нет. Мы ехали долго, всё это время ты была без сознания. Я часто молился богам и они услышали мои призывы. Указали дорогу к новому дому и дали понять, что мы можем остаться жить здесь. Теперь это наш дом. Мы в своей спальне. Скажи мне, как ты себя чувствуешь и что помнишь?

Салех наспех состряпал шитую белыми нитками историю. Но на что-то более умное и детальное не хватило времени. Оставалось только надеяться, что Ольга не будет докапываться до мелочей. А со временем он навесит на первоначальную версию правдоподобные факты и фактики.

— Я Ольга?.. Ольга… — она покатала имя на языке. Пожалуй оно мне нравится. Какое-то родное, что ли. — Салех… — она снова принялась пробовать имя. Вроде не вызывает неприятия. Кажется тоже нравится. — Ты мой муж?

— Не просто муж. — тот, кто назвался Салехом, внимательно смотрел на неё. В его глазах тлел тревожный огонёк. — Я твой ЛЮБИМЫЙ муж. — он особенно выделил слово «любимый». -А ты моя обожаемая маленькая жена. Что ты сейчас чувствуешь?

Раз он говорит, что я — Ольга, то и буду себя так называть. А он — Салех… Значит так тому и быть.

— Мне хорошо… — она подняла голову, глядя на него. Чего стесняться, раз это самый законный супруг. — С тобой. — добавила она. — Ты только потом мне расскажи, как мы жили раньше, а то я ничего не помню.

С души Салеха упал огромный булыжник. Получилось! Не обманули Алиша и Аланни! Надо будет у местных узнать как можно отблагодарить богов за предоставленный шанс.

Они выбрались из постели к обеду. И то только потому, что ужасно проголодались. Салех быстро оделся в не совсем привычную одежду, которая очень кстати оказалась разложена на стульях. Она была незамысловатая. Свободные брюки и рубашка коричневого цвета для него и нежно-зелёное платье для Ольги, больше похожее на тунику, длиной до пола. На небольшом шкафчике, больше похожем на комод, Ольга нашла всяческие женские мелочи, без которых мир становится сложнее. Оставив жену расчёсывать свои пышные волосы, Салех ринулся искать кухню. И очень даже быстро нашёл. По запаху. Просторное помещение было на первом этаже их двухэтажного дома. Светлое и солнечное, оно поражало своим тёплым уютом. Большой круглый стол стоял в центре комнаты. По стенам в безупречном порядке выстроились шкафы и шкафчики из медово-жёлтого дерева, которые под завязку были набиты какими-то продуктами. Салех решил пока не заморачиваться определением вкусности и съедобности припасов. Успеется. Тем более, что на столе уже был неизвестно кем накрыт обед. Тарелки с мясом и овощами, большие ломти хлеба и кофе с булочками! Увидев это вкусное изобилие, он облизнулся и побежал за Ольгой.

После обеда Ольга собрала посуду и стала глазами искать раковину, чтобы по неистребимой женской привычке вымыть тарелки и кружки. Но ничего даже напоминающего знакомую деталь кухни не находилось. Она беспомощно посмотрела на Салеха. Тот растерянно пожал плечами.

— Видимо часть болезни я тоже подхватил. — начал импровизировать он. — Не помню, как нужно избавляться от грязной посуды.

А сам в душе ругал себя за беспечность. Ну чего стоило расспросить ту же Алишу, как у них обстоят дела с бытовыми нуждами. Ведь мог бы догадаться, что здесь не Земля и всё наверняка будет другим. Где-то за пределами кухни раздался стук. Салех метнулся на звук и оказался в прихожей у двери, выходящей на улицу. В неё и стучали. Немного подумав, он откинул засов и открыл. На пороге стояли мужчина лет сорока и женщина практически вдвое его моложе.

— Доброго дня. — сказал мужчина.

Светловолосый, сероглазый, он был ростом немного выше Салеха, но более массивным. Лицо его было словно вытесано из светлого гранита, настолько твёрдыми были черты. Простая одежда из кожаных чёрных брюк, жилетки, сшитой из той же кожи, коричневой рубашки ладно сидела на нём. Довершали наряд сапоги, голяшки которых доходили до колен. Под одеждой бугрились мышцы. Салех даже немного позавидовал, такие в их мире можно было накачать только усердно занимаясь в бодицентре. Его спутница была полной его противоположностью. Настолько они были разные, что вместе их и представить было невозможно! Невысокая, очень хрупкая, рыжеволосая, зеленоглазая, она производила впечатление хрупкой фарфоровой статуэтки, которую и в руки-то взять страшно, а ну как сломаешь! В тон глазам лёгкое платье едва прикрывало колени, у горла собиралось небольшими складками, рукава практически не скрывали изящных рук, а на ногах были одеты серые туфельки без каблуков из мягкой кожи. Всё это Салех разглядел практически моментально, много времени не понадобилось. Война учит скорости и быстроте. Зазевавшихся и нерасторопных быстро потом хоронят. А Салех был жив.

— Я Ратмар, — продолжил незваный гость. — А это, — он кивнул на спутницу. — моя жена Стана. Нас попросили помочь вам обжиться, рассказать о мире, обычаях и вообще…

Салех в растерянности замер. Узнать о мире конечно просто жизненно важно, но как быть с его легендой? Ведь они с Ольгой вроде как бы местные жители. И что она решит и подумает, когда он наравне с ней будет слушать рассказы и наставления? Стана видимо прочитала эти великие сомнения в его глазах.

— Не волнуйся. Всё продумано. Алиша и Аланни попросили нас позаботиться о вашей семье в первое время. Веди и ничего не бойся.

Салех спохватился и пригласил гостей в дом. А сам подивился своему состоянию. Как же надо быть выбитым из колеи, чтобы напрочь забыть о традиционном кавказском гостеприимстве и держать гостей на пороге несколько долгих минут!

Ольга с интересом впитывала новые знания. Кажется в прошлом она любила учиться. Во всяком случае, ей так казалось. Она ничего не помнила далее сегодняшнего утра. Но Салех сказал, что она болела и её потеря памяти лишь следствие лечения. Потом всё восстановится. Однако в глазах мужа тлело некоторое опасение, словно он не хотел возврата её воспоминаний. Отложу это на потом, решила Ольга и снова вернулась к обучению домашней магии. Всё было восхитительно просто. В одном из шкафов была просторная ниша, прикрытая дверцей. Туда надлежало ставить грязную посуду, и больше о ней не надо было заботиться. Через несколько минут звучал тихий гонг, это значило, что можно забирать, всё просто блестело от чистоты. Те же не сложные манипуляции проделывали с бельём и одеждой, только не на кухне, а в чуланчике в коридоре. Стана потащила Ольгу в спальню, стянула с кровати бельё, носившее следы их утренних безумств и, спустившись вниз, затолкала всё в просторный шкаф, прикрыла дверцу.

— Ну вот, теперь ещё немного и всё будет чистым и можно снова пользоваться. А что это ты покраснела? — Стана лукаво улыбнулась.

Ольга замялась. Она не была готова обсуждать некоторые интимные моменты с малознакомой, пусть даже и приятной, девушкой.

— Да не смущайся ты. — Стана ободряюще приобняла её за плечи. — Это всё естественно, то что происходить между мужчиной и женщиной. Конечно, никто об этом не кричит на каждом углу, но ведь мы люди взрослые и всё понимаем. Я вообще женский лекарь и принимаю роды, так что для меня нет совершенно никаких секретов о природе человеческой любви и их последствиях. Ты к стати ещё не в положении? Хорошо бы если б так. А то у нас ребятишек мало и мы рады каждому новому члену нашего посёлка.

— Я надеюсь, что у нас скоро будет маленький. — Ольга не слышала как подошёл Салех. — Правда, моя белочка? — он обнял её и крепко прижал к себе.

Ольга спрятала пылающее лицо на груди мужа. А Стана, казалось, даже и не заметила её смущения.

— Пойдём дальше, — весело командовала она. — Вот здесь, — она протянула Ольге маленькую книжицу. — все домашние заклинания для ведения хозяйства. Большего пока не надо. Как освоишься, приходи в Большой Дом на площади. Там у нас собираются все жители, устраиваем праздники, делимся советами и секретами.

— Короче, клуб по интересам. — Салех успокаивающе гладил Ольгу по голове, давая время справиться со смущением. — Оль, пойдём на кухню, там посидим, поговорим.

— Ой и верно! — Стана всплеснула руками. — Я же не всё там показала.

Помимо «посудомоечной машины» (это непонятное слово всплыло внезапно в Ольгиной голове) там были шкафы и шкафчики для хранения продуктов, кухонной утвари и волшебный ларь для замораживания (холодильник? — снова непонятное слово…). И ещё много разных приспособление в виде каменной плиты, на которой готовили еду, различных мелких инструментов для разделки, нарезки, тёрки. После подробного инструктажа новых жителей, все уселись за стол.

— Ратмар, я закончила. Теперь твоя очередь. — Стана ласково погладила мужа по руке.

Камень и цветок, пронеслось в голове у Салеха. Какие же они разные! Стана похожа на маленькую яркую птичку, не умеющую и двух минут усидеть на месте, с лёгкими и плавными движениями. Ратмар основательный, похожий на глыбу камня, твёрдый и надёжный. О таких говорят «каменная скала». Но Салех уже знал, что внешность часто бывает обманчивой. За внешней оболочкой может скрываться пламенная и нежная натура. Эта пара начинала нравиться ему всё больше и больше. Пока женщины знакомились с домом, Ратмар успел ему сказать, что Аланни посвятил его в историю Ольги и Салеха. Легенду придётся немного скорректировать, но беспокоиться не стоит. Всё будет нормально.

— Раз Стана закончила, то теперь буду говорить я. — голос Ратмара вывел Салеха из задумчивости. — Аланни и Алиша просили ввести вас в курс дела.

— Аланни? Алиша? Кто это? — Ольга вопросительно посмотрела на гостя.

— Это хозяева нашего мира. Но давайте всё по порядку. Этот мир создан совсем недавно и практически не заселён. Начну с простого. Один оборот планеты вокруг светила происходит за четыреста дней. Год делится на десять месяцев по сорок дней соответственно. День состоит из двадцати пяти часов, час из ста минут и минута из ста секунд. Как видите, ничего сложного нет. Как и во всех других мирах, наш год делится на четыре сезона: весна, лето, осень и зима. Новый год празднуем весной, когда природа оживает. Климат нормальный, ураганов, разных стихийных бедствий нет. Всё как обычно, зимой мороз, летом жарко, но без фанатизма. Достаточно мягкие переходы между сезонами. Людей и других существ пока мало. Поселения сосредоточены в полосе комфортного проживания.

— Других существ? А каких? — Ольга не смогла удержать любопытства.

— Немного позже расскажу. — Ратмар добро улыбнулся. — Аланни и Алиша создали этот мир для приюта тех, кому в своём мире угрожала опасность. Они боги, или как сами себя называют, творцы. Поклонения не требуют, но мы построили такие места, где можем поговорить с ними напрямую.

— И что? Откликаются? — Салех подался вперёд. Ему просто необходимо было узнать как можно отблагодарить этих существ.

— Да и причём охотно. Они никогда не дают нам понять, что мы ниже их по социальной лестнице. Не считают себя чем-то высшим, скорее для нас они учителя и наставники. Самое главное их требование состоит в том, чтобы не было грязных помыслов, агрессии. Они учат добру и светлой магии. Мы стараемся не огорчать наших опекунов. За всё время существования летописей мира, не было ни одного убийства разумного разумным. Диких животных тоже стараемся не убивать, только в случае защиты.

— Какой-то розовый и сладкий мир… — неверяще проворчал Салех. Он никак не мог поверить, что в мире нет ни капли насилия и черноты.

— Ну не совсем. — Ратмар немного нахмурился. — В нашем мире живут несколько разных рас. Некоторые, такие как эринити внешне похожи на людей, но внутреннее строение отлично от нас. Совершенно другая генетическая составляющая. Мы с ними не можем иметь общего потомства. Их мало и они составляют брачные союзы в пределах своей общины. У них отец может жениться на дочери или внучке, брат на сестре, в общем вы поняли. И дети рождаются полностью здоровыми. В отличии от нашего вида, у которого такой инцест вне закона и приводит к тяжелейшим последствиям, вплоть до вымирания. А вот дракены обладают двойной ипостасью. Первая человеческая, а вторая… Я не могу объяснить на кого они похожи, в моём мире таких существ не было. Вот лучше посмотрите сами.

Ратмар положил на стол небольшой камешек и провёл над ним рукой. На столешнице вырос световой столбик высотой сантиметров сорок. В нём появилась фигурка человека.

— Это эринити. Как видите, почти человек. Основное внешнее отличие — глаза. Ромбовидные, растянутые вдоль лица, без зрачка, ярко голубого цвета. А вот первая форма дракенов. Совершенно человеческая, ничем не отличается от нас. Изменяется вот в это.

Фигурка дракена изменилась, и на Ольгу с Салехом смотрел дракон. Не даром им показалось название народа знакомым.

— Это единственный народ, который может менять свою внешность. И не смотря на такие огромные различия, есть несколько смешанных пар, имеющих общих детей.

— Женщинам позволили быть с такими существами? — Салех был в шоке. — И никто их не осудил?

— А почему их должны были осуждать? — Стана была не менее удивлена словами Салеха. — Если они любят друг друга, то кто в праве запрещать им быть вместе? И они разумные существа, просто могут менять свою внешнюю форму. Тебя это сильно возмущает? Ты считаешь это ненормальным? Но ведь любовь не видит преград! И такие союзы нас совершенно не шокируют. Так что вам придётся привыкать.

«В чужой монастырь»… Салех вспомнил эту пословицу. Всё его существо протестовало против чужеродности. В своём мире такие как он с трудом воспринимали людей другой национальности и веры, а тут… Да, права Стана, меняться придётся. Иначе не выжить. Там, на оставленной Земле им грозила страшная беда. А тут вроде все живут мирно и в согласии. Из благодарности к Аланни и Алише необходимо будет научиться уживаться с разными расами. Тем более, что вера в непогрешимость Аллаха у него уже дала основательную трещину. Он не помог, не защитил, поддержка и спасение пришли совершенно с другой стороны. Ради Ольги, ради их будущих детей необходимо немедленно принять решение. И Салех принял.

— Извините, я погорячился. В нашем мире не было таких вещей. У нас один народ на весь мир. — слова падали словно камешки, резко и отрывисто.

Ольга поняла, что мужу отчего-то трудно принять создавшуюся здесь ситуацию и для поддержки обняла и погладила его по щеке. От столь неожиданной, но давно желанной ласки жены Салех растерялся. Никогда раньше Ольга не проявляла сама инициативу. Он ясно осознал, что она всегда его поддержит, а с такой помощью и не страшны любые перемены, если, конечно, они к лучшему.

— А дальше? — Ольга прижалась к Салеху, женской интуицией почувствовав необходимость этого.

Салех немедленно обнял её, прижавшись щекой к пышным волосам.

— Ну да, ну да… — Ратмар опил настой из кружки. — Так вот… В нашем мире три расы, две из которых могут заключать межвидовые браки. И это нормально, хотя и редкость. Но мы рады любым детям. Как я уже говорил, нас мало. А осваивать целый мир. Мда… Что-то я с мысли сбился…


5

— Давай продолжу. — Стана легко улыбнулась. — У нас пока освоена треть самого большого материка. Большую роль в нашей жизни играет магия. Вы это уже заметили. В каждом доме стоит уловитель м- энергии. Вон тот белый ящичек. — она кивнула на неприметный короб, висевший в углу кухни практически под потолком. В той книжке, что я дала составлены определённые фразы, являющиеся кодом для активации определённых программ. Разобраться легко. Так что не запутаетесь. Но в случае непонятного обращайтесь, поможем всегда. Завтра вам принесут средства связи. Они изготавливаются для каждого индивидуально и для другого разумного не подходят. Поэтому их сейчас делают специально для вас, потом, завтра, вживим и настроим. Это безопасно и не больно. У всех есть, никто ещё не пострадал.

— Я бы хотела вернуться в свой мир. — Ольга почувствовала как Салех вздрогнул.

— Сожалею, но это невозможно. — Ратмар был твёрд. — Ваши учёные преступили все мыслимые и не мыслимые законы природы и разумных рас. — Салех понял, что Ратмар рассказывает легенду их появления. — Они выпустили в воздух вирус, который по их мнению должен был мутировать и преобразить ваши тела так, чтобы они были совершенны в анатомическом строении, изменить мозг, который по мощи стал бы равен самым мощным компьютерам. Были задуманы многие другие неимоверные изменения, как физические, так и психологические. Но они просчитались. Вместо изменений, вирус начал убивать людей. Точнее не так. Он не убивал специально. Просто то, что он делал, совершенно не переносил организм и умирал. На всей планете очень скоро не осталось ни одного живого существа, кроме вас с мужем. У него обнаружился иммунитет, а вы были просто очень близки к границе перехода в наш мир и поэтому получили малую дозу. При проходе через портал вирус погиб, мы проверили это, когда вы были без сознания. Ваш мир, Ольга навсегда закрыт. Сейчас там практически безжизненная пустыня и совет богов склоняется к решению сжечь планету, дабы случайные путешественники не попали туда и не стали жертвами кошмарного эксперимента.

Ратмар практически не лгал Ольге. Такая планета действительно существовала. Но спастись оттуда не удалось никому. Поисковые группы прочесали всю её поверхность в надежде найти хоть кого-либо. Но тщетно. Поэтому, разрабатывая историю для Ольги, Алиша и Аланни ничем не рисковали, встретить «земляков» было невозможно.

— Уже темнеет… — Стана поднялась из-за стола. — Нам пора. Завтра, если хотите, мы снова придём. Но можете и сами в гости пожаловать. Будем только рады. Наш дом стоит в самом начале улицы. — она потянула за собой Ратмара. — Доброй ночи, друзья.

Проводив гостей, Ольга и Салех ещё некоторое время сидели на кухне, не зажигая света. На них сегодня свалилось столько, что хотелось просто тихо быть рядом, стараясь переварить информацию и понять свои дальнейшие поступки. То, что им необходимо будет в кратчайшие сроки влиться в новый мир и принять его законы, не вызывало сомнений и отторжения.

— Может сходим на улицу? — Салех мягко поцеловал Ольгу в висок.

— Немного боязно… — она прижалась к нему, вызывая совершенно неприличные желания. Хотя, что может быть неприличного в желании любить свою маленькую жену?

— Трусишка моя, маленькая белочка! — Салех радовался, что Ольга не застыла в своих чувствах, словно в глыбе льда или камня. Её страхи или опасения были живыми, и их можно было легко развеять. — Ратмар сказал же, что тут безопасно. Пойдём, посидим на крыльце, что ли.

Немного опасаясь неизвестного, они вышли из дома.

— Смотри, там есть сад! — воскликнула Ольга, показывая за дом. — Качели!!!

Она ринулась к ним, немедленно забралась с ногами и замерла, счастливо прикрыв глаза. Ну разве много надо человеку для счастья? Салех устроился рядом, положив её голову себе на грудь. Ольгу посетило чувство дежа вю. Словно когда-то такое уже было, в каком-то времени, в каком-то из миров.

— Странно… — она удобнее устроилась на груди мужа. — Мне кажется, что мы уже так сидели… Тело помнит движения, руки, вот только слов вспомнить не могу.

— И не старайся. — Салех помнил их разговор на качелях там, на Земле, на второй день их прямого знакомства, после поездки по магазинам. Только Ольге это вспоминать не надо. Сейчас она верит, что они поженились по любви, и он должен всеми силами поддерживать это утверждение. — Ты не напрягай память. Со временем всё вспомнится. Но если хочешь знать моё мнение, лучше если ты и правда всё напрочь забудешь. Там, кроме нас с тобой, хорошего было мало.

— Чувствую себя ущербной. — Ольга легко вздохнула. — Вот ты помнишь, а я нет. Хоть расскажи мне. О наших родителях, других родственниках, о друзьях-подругах. Слушай, Салех, а у нас были дети? — она тревожно встрепенулась.

— Нет, не было.

— Только честно! Точно не было? Не скрываешь ничего плохого? А вдруг они умерли от этого вируса, а ты как благородный мужчина не хочешь огорчать меня? Ты только правду скажи! Я постараюсь понять и принять!

— Олюшка, белочка моя, ну очень честно! Не было у нас детей, хотя ты очень хотела! — Салех решил схитрить. — Только видимо судьба дала нам шанс, приведя сюда, ведь мы шли наобум, стараясь убежать от беды.

— А ты хотел, чтобы у нас был маленький?

— Безумно! И не один! Я вообще трёх детишек хочу. Мальчиков и обязательно девочку. Такую же красивую как ты!

Ольга провела ладошкой по его щеке, тихонько вздохнула, чувствуя как счастье затопляет её тёплой золотой волной.

— Пойдём домой? — Салех шепнул на ухо. — Мечты сбываются, если им помогать.

* * *

— Пойдём в гости к Ратмару и Стане? — Салех прижал к себе Ольгу, которая только-только успокоила дыхание после утреннего пробуждения. — Или подождём их у нас?

— Не знаю… Я всё ещё немного боюсь.

— Чего? — нежные и крепкие объятия, ласковый поцелуй в висок.

— Сама не знаю.

— Ты как маленькая испуганная белочка прячешься. Я же с тобой буду.

— Не всегда.

— Не выдумывай! Никогда тебя не оставлю!

— Да я не об этом! На работу ходить придётся! Не сидеть же на шее неизвестно у кого неизвестно сколько времени! Может тут так не принято, помогать безвозмездно. И нам скоро выставят счёт. Чем отдавать будем? Посмотри, какой дом нам дали, а сколько он стоит? И на какие такие финансы мы можем рассчитывать? Страшно, если в долговую кабалу попадём…

— Не волнуйся, малышка, никто нас закабалять не собирается. Этот вопрос уже решён. — Салех не мог рассказать Ольге о ночном разговоре с Творцами, но успокоить жену требовалось немедленно, иначе стресс мог свести на нет блокировку её памяти. — Дом, всё его содержимое, некоторая сумма денег на первый год жизни выделяется всем переселенцам для обустройства. Потом, если дом становится мал из-за увеличения семьи, строится новый, но уже силами обжившихся хозяев с помощью соседей. А когда кому-то другому требуется помощь, то мы тоже примем в этом участие. Так живёт весь этот мир. Мне об этом рассказали, когда принимали на переходе портала. Ты была без сознания, поэтому не помнишь.

— А почему и зачем такая забота?

— Да это же элементарно! Чтобы не было преступности и наживы одного на других. Вот смотри, мы попали сюда практически голые, только то, что было на нас и смогли захватить. И где бы мы жили? Снимали уголок? На какие деньги? У меня пока нет работы, ты тоже не в состоянии внести лепту в семейный бюджет. И не должна. У тебя скоро будут приятные хлопоты, а до тех пор будешь по дому заниматься. Куда я пошёл бы? Наниматься на самую грязную работу или военным наёмником. Первое оплачивается мало, второе опасно. Возникнет обида и злость на более удачливых или ранее успевших. Здесь такие эмоции не нужны. Поэтому Творцы совместно с местной властью и разработали такую систему поддержки вновь прибывших. За год можно определиться с желаниями и возможностями.

— И все определяются?

— Не знаю, но думаю, что мы сегодня на некоторые вопросы получим ответы. Только для этого надо выбраться из постели. — Салех хитро прищурился и нежно поцеловал Ольгу. — Ты так мило краснеешь… И знаешь, ты давно не говорила, что любишь меня…

— А раньше я часто это делала? — Ольга спряталась на груди мужа.

— На дню много раз!

— А ты?

— Да я постоянно готов это тебе повторять! Я люблю тебя, моя маленькая белочка! Я очень сильно люблю тебя, моя прекрасная жена! — Салех начал покрывать Ольгу нежными и требовательными поцелуями. — Скажи мне заветные слова!

Ольга прислушалась к себе. В кольце надёжных и нежных рук мужа было безумно хорошо. Она не могла представить на его месте никого другого, пусть даже пока таинственного дракена или малопонятного эринити или человека. Любовь Салеха окутывала всю её сущность, проникала глубоко во внутрь. Она купалась в ней, черпала её пригоршнями. И внезапно поняла, что очень хочет дарить ему такое же счастье.

— Я люблю тебя, муж мой! — она потянулась к его губам. — Я люблю тебя…

Ей стало легко-легко, словно сбросила какой-то тяжкий груз, словно такие слова она должна была давно сказать, не таить в себе радость, а выплеснуть в мир.

* * *

Ратмар и Стана пришли после обеда.

— Привет, сони! — Стана приплясывала от нетерпения. — А мы вам капси принесли!

— Капси?

— Капсулы связи. — Ратмар невольно улыбнулся, глядя на свою непоседливую спутницу. — Стана всегда летит впереди облаков.

И он показал маленькую коробочку, в которой лежали две бесцветные горошины.

— Их надо вживить в ухо. Процедура совершенно безболезненная и вреда никакого не приносит. У всех в этом мире они есть. Надо сесть поудобнее и расслабиться. Появится небольшое головокружение, это пойдёт синхронизация с ритмами головного мозга.

Салех обеспокоено посмотрел на Ратмара, не станет ли это толчком к пробуждению Ольгиной памяти? Но тот почти незаметно отрицательно покачал головой, и Салех, усадив жену, сам расслабился в уютном кресле. Капси нырнули в ушную раковину, появилась лёгкая щекотка, потом мир поплыл и расцвёл разными пятнами. Страшно действительно не было, немного весело и как-то пьянительно, словно выпил стакан хорошего крепкого вина. Такое состояние продлилось несколько минут и окружающее вернулось в нормальное состояние.

— А как пользоваться? — Салех первый пришёл в себя.

— Просто. — Ратмар остановил подскочившую на месте Стану. — Лайна, посиди немного спокойно, я сам. Для активизации необходимо сказать «связь», можно вслух, можно мысленно, а потом представить себе того, с кем хочешь связаться. Образ, имя, прозвище или ещё какой-либо отличительный признак.

— То есть не набор каких-либо символов? — уточнил Салех. — А просто представить того, кого хочешь услышать?

— Именно так. Всё просто и надёжно. Действует на любых расстояниях. Но если уйти в другой мир, то связь теряется.

— В другой мир? — встрепенулась Ольга.

— Ольга, в ваш мир никто не попадёт никогда. Порталы закрыты намертво. Совсем скоро планета будет направлена на своё светило и вместе с вирусом сожжена в его пламени.

— А вдруг там ещё кто-то живой остался?! А вы их лишите последней надежды?!

— Нет там живых. Уже десять дней наши поисковые партии прочёсывают её. Никаких признаков жизни. Ни разумной, ни просто. То, что вы выжили, считается чудом. И давай на этом закончим.

— Я пойду чай заварю… — Ольга поднялась, пряча глаза, в которых блестели слёзы.

Салех было рванулся за ней, но Ратмар остановил его.

— Не надо, пусть лучше Стана с ней побудет. Ты и так слишком сильно опекаешь свою избранную.

— А вот это… — Салех почувствовал прилив ярости.

— Да, да, не моё дело. — перебил его Ратмар. — Понимаю, любишь до головокружения. Мне тоже трудно отпустить от себя свою лайну и на несколько шагов, но пойми, она же свободный человек. Я наконец- то понял это. А раньше и привязывал, и запирал, один раз даже цепью приковал к кровати. Сколько слёз пролила моя Стана, море наверное наберётся. Но в один далеко не прекрасный момент понял, что начинаю терять её, что моя безрассудная ревность и жажда обладания убивает любовь в ней. И решил отпустить, сначала на совсем маленькое расстояние, до соседей и всего на час. Извёлся весь, чуть не побежал за ней. Но она вернулась ровно через оговоренное время весёлая и счастливая, на шею кинулась, сказала, что соскучилась сильно. Тогда я и понял, что надо доверять, иначе совсем плохо будет. Сейчас я твёрдо знаю, что моя жена никогда не оставит меня, придёт ко мне, где бы я не был. Вот и ты не опутывай цепями Ольгу.

Умом Салех понимал, что Ратмар прав во всём, но тёмный инстинкт обладания часто застилал глаза. Там, на Земле, у Ольги была личная охрана. Здесь такого не будет. Только теперь он понял по-настоящему, что это совершенно другой мир и необходимо принимать его правила жизни, иначе его отторгнут, а идти более некуда.

— Салех, ты с чем чай будешь? Молоко, мёд, варенье? — внезапно прозвучал у него в голове Ольгин голос.

— С вареньем… И с тобой… — Он расцвёл в счастливой улыбке. Хмарь как рукой смело.

— Вот видишь, — Ратмар тоже улыбнулся. — теперь вы всегда на связи. Я так понял, что нас зовут пить чай? Пошли, а то остынет.

* * *

Ольга с мрачным видом шуршала пакетиками с чаями. У неё не шли из головы слова Ратмара о предполагаемом сожжении планеты.

— Оль, ну что ты куксишься? Радоваться надо, что живая и здоровая вырвалась, да ещё и с любимым. Вот погоди, освоишься, найдёшь себе занятие по душе, легче станет.

— Стана, а вот Ратмар тебя как-то по-другому назвал… Это что значит?

— «Лайна»? — Стана немного порозовела. — Ну это на нашем языке означает та, без которой не жить, любимая, единственная. А у вас как?

Ольга пожала плечами.

— Не помню, но кажется единого слова не было… А может я и путаю что-то. Память не хочет возвращаться… Давай об этом пока не будем? А то тошно становится. Пошли звать мужчин, чай готов. — она направилась было к двери, но Стана её остановила.

— И куда пошла? У тебя же капси теперь есть. Зови мужа, тренируйся!

— Ой и точно! Попробую! Салех, ты с чем чай будешь? Молоко, мёд, варенье?

— С вареньем… И с тобой… — немедленно пришёл ответ.

После чая расположились всё в той же гостиной.

— Ратмар, меня очень волнуют условия нашего проживания в этом мире в общем и в данном доме в частности. Кто и на сколько его нам предоставил и на каких условиях. — Ольга пытливо смотрела на мужчину. — Салех мне сегодня сказал, что такое предоставляется всем новым парам, пришедшим в этот мир. Правда?

— Конечно правда! Зачем нам врать. Вы просто ещё нигде не были и ничего не видели. Всего второй день у нас, и понятно, что бытовые вопросы начинают волновать. Все переселенцы, независимо от состава семьи, обеспечиваются домом, необходимыми предметами обихода, одеждой и некоторой суммой денег на первый год жизни. Погоди- он поднял руки. — ты тоже нетерпелива, как моя Стана. Хочешь спросить на каких услових? — Ольга кивнула. — Ни на каких. Это подарок от Творцов. Каждый из нас в своём мире много страдал и претерпевал беды. Зачастую, убегая от смерти или другой опасности, терял всё нажитое. Не важно, был ли этот человек и до нас нищ и бос, или купался в роскоши, но потерял её. Первоначально все равны. Да и потом различия минимальны. Нам не нужны зависть и злоба по отношению к рядом живущим.

— А как же тогда оплачивается труд? — Салеху было важно это знать. Он привык быть главой семьи, добытчиком и хозяином.

— По вкладу в освоение мира. Тяжёлого труда у нас нет. Очень многое делает магия. Так вы уже заметили, что работа по дому сведена к минимуму. Любой член семьи, даже ребёнок, может самостоятельно вести хозяйство с помощью набора определённых заклинательных формул. То же самое происходит и в обеспечении продуктами. Нет изнуряющее, отупляющей и монотонной работы в поле или на ферме. Мы выполняем только наблюдательную функцию, приглядываем, присматриваем, иногда немного поправляем идущий процесс роста и созревания необходимыми словами.

— А чем обычно занимаются мужчины? Какие профессии более востребованы и выше оплачиваются?

— Охранники порталов… — Ратмар нахмурился. — Не хотел вот так сразу вам говорить. В наш мир из других попасть пока можно только через порталы. Так решили Аланни и Алиша. Они скрыли в космосе нашу планету. Мы же молодой развивающийся и чистый мир. Никакой химии, вода, воздух чистые. Масса полезных не разработанных ископаемых, которые пригодятся нашим потомкам. Какой соблазн для тех, кто уже угробил свои земли. Да и собраны тут пары, которых иногда очень старательно ищут для примерного наказания на родине, чтобы другим неповадно было… Ни для кого не секрет, что у нас прячутся те, кому в их мире не давали жить вместе, те, кто нашли свою любовь не смотря на разницу в социальном или каком-либо другом положении. Не буду говорить о других, захотят сами расскажут, а вот мы со Станой сбежали от моей родни, которая пыталась её убить, потому что она из другого, враждебного нам клана. Нас вырвали из смертного подвала, где её уже положили на пыточный станок, а я был привязан так, что вынужден бессильно смотреть на муки жены. — руки Ратмара тряслись от страшных воспоминаний, он пытался скрыть дрожь, сцепив их в замок. Стана прижалась к нему, лёгкими касаниями поглаживая побелевшие пальцы.

— Лайн мой, всё уже позади, всё прошло, нас не достанут.

— Да, моя Стана, нас не достанут, потому что я не дам прорвать наш портал. — он посмотрел на Салеха. — Теперь ты понимаешь, что самое главное на этот момент. Иногда еда и кров отходят на второй план перед безопасностью.

— И что? Бывают прорывы? — Салех подался вперёд.

— Бывают. Вражда часто пускает крепкие корни, такие, что и через столетия потомки оставшихся пытаются достать детей или внуков убежавших.

— Тогда я знаю чем буду заниматься в нашем мире. Вакансии есть?

— Есть, зло изобретательно по части мести. Поэтому есть служба не только по охране уже известных проходов, но и по поиску новых дыр. Ты только не торопись, может осмотришься сначала? Вдруг что-то более спокойное найдёшь для себя?

— Нет, я уже решил. В моём мире я был одно время воином. Навыки сохранились. Так что подучите меня, и в строй.

— Ладно, для себя ты решил. Приятно, что у нас появился умелый защитник, которого просто немного кое-чему научить надо будет. А Ольга потом сама найдёт, чем будет заниматься.

— Меня она ждать будет! Дома! Незачем её работать!

— Салех! — Ратмар покачал головой. — Не повторяй моих ошибок. Помни, цепи убивают любовь.

— Салех, — Ольга взяла его руки в свои. — я и так тебя ждать всегда буду. Но дома я с ума сойду от безделья. Что-то мне это напоминает, — она покачала головой. — Снова дежа вю какое-то… Словно такая ситуация уже была у нас. Но ведь это чепуха, правда? — она жалобно посмотрела в глаза мужу.

— Чепуха, моя белочка, совершеннейшая чепуха. Не было ничего такого.

— А что ж ты так взвился тогда? Не понимаю.

— Ну… — Салех замялся. — О! У нас наверное скоро будет маленький и у тебя совершенно не останется времени на другую работу.

— Маленький? — с некоторой завистью спросила Стана. — Это здорово! Чур я у тебя роды принимать буду!

— Это ещё не скоро! Да и признаков пока не видно. И потом, беременная не значит больная или какая-то ущербная. — Ольга засмеялась, гладя Салеха по щеке. — Я здоровая женщина и общественно-полезный труд не повредит. Не завтра же на работу пойду. Мне надо осмотреться, понять, что я хочу делать. Пока в голове полный сумбур и сумятица. Мне бы память восстановить, вспомнить, чем я в своём мире занималась, к чему стремилась…

— Ну это-то просто! Я же помню. Ты у нас любительница цифр. Складывать, вычитать, делить, умножать, и так далее.

— Нам пора. — Ратмар хлопнул в ладоши. — И так засиделись. Салех, если ты точно определился, то тогда тебе десять дней на отдых, а потом жду в службу. Сначала тренировки и обучение, потом патруль. Ольга, ты не торопись, пообщайся с соседями, осмотрись. Завтра вам инфор установят, это аналог мировой сети. Посмотри информацию там. Вообще-то у вас год впереди для выбора. Так что время есть. А если маленький родится, то вообще прекрасно будет! Каждый ребёнок на вес золота у нас. Пока с рождаемостью плохо, боятся заводить потомство из-за страха мести. Но постепенно ситуация начинает меняться. Может, глядя на вас, я и Стану уговорю на сына, а может ещё и на дочку…

* * *

И снова они сидели в саду на качелях.

— Кажется это становится ритуалом, вот так перед сном побыть тут. — Салех перебирал Ольгины пальцы, прижимая её к своей груди. — А может уже пойдём улучшать демографическую ситуацию этого мира? — он хитро улыбнулся и поцеловал жену.

— Ненасытный! — Ольга шутливо шлёпнула его по рукам, которые начали забираться под блузку. — У меня голова пухнет от мыслей, а ты только одного хочешь!

— Я всегда тебя хочу! И только тебя. Давай ты завтра будешь думать о серьёзном! Посмотри, какая бархатная ночь. Она просто создана для любви! Как мы с тобой!

Ольга поёрзала, удобнее устраиваясь в мужских руках.

— Знаешь, меня озноб пробивает, как только вспомню, что пришлось пережить Ратмару и Стане. Неужели можно быть такими жестокими?

— Нельзя. — Салех ещё крепче прижал Ольгу к себе. — Но бывают.

Ох, Оленька, не знаешь ты, что нас ждало на Земле, останься мы там. На кусочки и ленточки, конечно не резали бы, но… Хотя, кто его знает, этого Рашида Бешаного. Этот мог и показательно- устрашительную казнь устроить. Он же больной на всю голову. Пусть теперь злобствует, нас ему не достать. А мы на зло ему будем счастливы!

— Оль..

— Ммм?..

— А как мы первого сына назовём?

— Салех! Ещё ничего нет, а ты уже об имени!

— Нет, так будет и, я надеюсь, что скоро, если не уже! Давай хоть помечтаем…

— Не знаю… Я как-то про мальчика не думала. Всегда дочку хотела. Дашеньку, Даринку. А сына ты назови, сам мужское имя выбери. Я думаю, так правильно будет.

— Так ты согласна на трёх детишек?! — Салех подхватил Ольгу на руки и закружил по двору.

— Согласна, согласна! — Смеялась она. — Только поставь меня на ноги, а то уронишь, нетерпеливый какой!

— Нетерпеливый! Горячий! Ненасытный! Да, я такой! И люблю тебя! — Салех поставил её на ноги и стал жадно целовать. — А ты моя нежная, хрупкая, стеснительная и желанная! Какое же счастье, что судьба свела нас! Меня дрожь пробирает только от одной мысли, что мы могли в жизни разминуться, не встретиться! Олюшка, милая моя белочка, скажи, что любишь меня! Я знаю, что ты уже это говорила, но мне очень важно слышать такие слова ещё и ещё! Без них я умираю душой. Скажи, умоляю!

— Салех, я люблю тебя… — Ольга шепнула ему на ухо. — Никогда не сомневайся во мне…

— Тогда срочно домой! Теперь я просто обязан доказать тебе, что моя любовь не имеет сомнений! И, знаешь, кажется, мне придётся проделать это не один раз!


6

Инфор пришёл устанавливать эринити.

— Меня зовут Лардак, Ратмар просил помочь вам с ознакомлением. Простите, я ещё не очень хорошо говорю на всеобщем. — коротко поклонившись, он прошёл в указанный ему кабинет. — Тут нет ничего сложного. Вот этот круляш прикладываете к виску и мысленно запрашиваете то, что хотели увидеть и узнать. После окончания сеанса просто отлепите его и положите вот в это гнездо. — Лардак указал на металлическую коробочку, которую положил на стол.

Салех поморщился. Опять воздействие на мозг напрямую, сначала капси, теперь инфор. Остаётся надеяться на мастерство Алиши и стойкость её блоков. А то, не дай Аллах, Ольга вспомнит… И что это он того бога вспомнил? Пора отвыкать от прежних привычек.

— А где же сам апарат? — Салех покрутил головой, ожидая увидеть что-то более грандиозное, чем та коробочка на столе. Хоть с телевизор размером, что ли.

— А вот это и есть инфор. Не смотрите, что размер мал, в нём бездна информации. Я пойду, всего доброго. Если возникнут вопросы, всегда можете меня вызвать по капси. Надеюсь, моё имя вы запомнили? Ваши отпечатались в моей памяти.

И Лардак стремительно покинул их дом.

— Что это с ним? — в голосе Ольги звучало искреннее недоумение. — Вроде ничем не обидели. Да он и слова сказать не дал…

— Ратмар! — позвал Салех. — можешь ответить?

— Слушаю. — в голове Салеха раздался знакомый голос. — Что-то случилось?

— А ты можешь на два канала настроиться, чтобы и Ольга слышала?

— Да без проблем, хоть на тысячу. Говори, что произошло. А то я уже начинаю волноваться.

— Всё нормально. У нас. Только что приходил некто Лардак, установил инфор и исчез со скоростью свиста. Мы в непонятках, может обидели его чем. Так мы и слова ему сказать не успели.

— Аааа, Лардак был. Тогда всё ясно. Не волнуйтесь, эринити не славятся хорошими собеседниками. Они очень замкнутые и скрытные, зачастую общаются только внутри своей общины. А с чужаками предпочитают не сталкиваться. Но так как у нас им приходится приноравливаться к другим расам, выучили всеобщий. Хоть и со скрипом. Лардак по их меркам вообще болтун. Поэтому его и отправляют на такие заявки. Что-то ещё?

— Да нет, теперь всё понятно. Мы просто переживали, что в первые же дни кого-то обдели, пусть и по незнанию.

— Ладно, играйте там с инфором. Эта штука затягивает не хуже трясины, но только того, кто хочет знаний. Не переусердствуйте. Пока, до встречи!

Салех с опаской взял гладкий диск размером с их пятирублёвую монету. Вроде ничего опасного не заметно. Но вот что-то не тянет пока на висок его клеить.

— Может, пока подождём со знаниями? — он вопросительно глянул на Ольгу.

— А чего бояться? Пока нам ничего плохого не сделали. Неужели тебе не интересно узнавать новое. У меня просто руки чешутся! Давай я первая!

И Ольга решительно приложила контактный диск к виску, удобно устроилась в кресле и закрыла глаза. Салех с тревогой наблюдал за ней. Но ничего экстраординарного не произошло. Сначала Ольга была совершенно спокойна, потом лицо её закаменело, но продолжалось это не долго, в итоге создалось впечатление, что она полностью отрешилась от внешнего мира. Выражение лица стало умиротворённым, тело полностью расслабилось и, кажется, даже послышались звуки, похожие на мурчание. Салех тоже успокоился и сел в соседнее кресло. Прошло полчаса, но Ольга пребывала всё в той же позе.

— Ратмар, — немного сомневаясь в правильности своего поведения проговорил Салех. — Я тебя не отрываю от важного?

— Нет- ответ пришёл немедленно. — Мы ваши кураторы, поэтому не стесняйся, вызывай.

— Ольга уже давно в инфоре. Я беспокоюсь.

— Насколько давно?

— Практически полчаса, может немного больше.

— Это совсем немного и вреда не принесёт. Пусть сидит, не мешай ей. Она только-только знакомится с картой пространства. Лучше сам присоединяйся к ней.

— А это нормально, если оба хозяина дома будут в инфоре? За домом следить не надо? А если кто к нам незваный залезет?

— Мы не на Земле. У нас совершенно другие порядки. Даже если ты оставишь дверь открытой нараспашку и уйдёшь на несколько дней, самое большое, что сделают, так это прикроют её, чтобы мусор не налетел или не выстудило зимой. Мы слишком дорожим своим миром, чтобы портить его. Я кажется уже говорил, что преступности, даже самой мелкой у нас нет. Бери контактный диск и вливайся в ряды познающих. Кстати, сразу тебе задание, посмотри информацию о порталах. Всё равно тебе придётся это изучать. Так почему бы не сейчас?

— А засидеться нам не грозит?

— Нет. Система сама определит, когда прервать контакт. С вас снимаются биометрические данные. Если организм ослабнет или устанет, то подаётся сигнал на отключение. Можешь сразу приказать инфору вывести тебя через определённое время. Когда оденешь диск, мысленно задай временной интервал. Всё просто. Удачи! И не стесняйся спрашивать!

Салех снова взглянул на Ольгу. Ни поза, ни выражение лица её не изменились. Он сходил в прихожую и проверил закрыта ли дверь на улицу, потом осмотрел окна. Уверения уверениями, но жизнь научила его здоровой осторожности и недоверчивости. Может, поэтому он был ещё жив. Потом снова осмотрел жену, у неё всё было по-прежнему. Только тогда, закрыв глаза, решительно присоединил кругляш к виску, задав часовой интервал.

Медленно, словно нехотя, Ольга открыла глаза. Дома стояла тишина. Она осторожно отцепила диск и уложила в коробочку инфора. Огляделась. Рядом в кресле сидел Салех, глаза закрыты, на виске кругляш. Значить всё таки тоже решился. Она молча смотрела на мужа. Красивый. Даже в расслабленном состоянии похож на тигра, готового в любой момент прыгнуть на врага. Неукротимая прекрасная звериная пластика, отточенная временем и обстоятельствами. Руки. Сильные и нежные, они могли ласкать её без устали от заката до рассвета, но могли и убивать. Она перевела взгляд на лицо. Кожа смуглая, ровные брови над горячими черными глазами, которые сейчас закрыты, но Ольга помнит их жаркий блеск. Мягкие, нежные губы… Их прикосновения приносят блаженство, уносящее за грань реальности. Но в момент гнева становятся жёсткими. Какой же у неё изумительный муж… И как он мог выбрать такую серенькую мышку, как она. Просто не верится… Ольге до боли захотелось прикоснуться к нему, прижаться, почувствовать его тело рядом. Она тихонько села к нему на колени и прижалась к плечу. Немедленно его руки нежно притянули её к твёрдой и надёжной груди. Полетел на пол контактный диск, и жаркий поцелуй ожёг губы.

— Салех…

— Да, моя белочка…

— Ты правда меня любишь?..

— Безумно. Я без тебя и дышать не могу. Теперь ты смысл моей жизни.

— Но почему я? Есть же лучше…

— Нет, лучше тебя никого нет.

— Но я же не красавица… А ты…

— Олюшка, ты в зеркало давно смотрелась?! Что с тобой?! Ты самая красивая женщина во всём мире! Поверь мне, я знаю, что говорю.

— Знаешь… А многих женщин ты знал до меня?

— Оля, что с тобой? — он с тревогой заглянул ей в глаза, в которых плескался какой-то тоскливый страх. — Ну зачем тебе это?

— Надо. Скажи.

Салех понял, что надо рассеять её сомнения и решился.

— Много. Очень много. Оля, то что я скажу сейчас, говорит только в твою пользу. У меня было много разных женщин. Молодых и не очень. Добрых домашних куриц и вредных стерв. Но ни одни не зацепила. Я даже и лиц-то их не помню. А тебя полюбил сразу, с первого взгляда. Ты в свои маленькие ручки взяла моё сердце и крепко держишь. И дальше держи, всю жизнь. Я счастлив с тобой.

Он увидел, как страх истаял из Ольгиных глаз. Она глубоко вздохнула и потёрлась щекой о его плёчо. Они ещё долго так сидели, даря друг другу нежные ласки, которые рождали тепло внутри. Оба знали, что именно так и надо было сейчас. Время страсти придёт позже, когда светило скользнёт за горизонт и на мир упадёт бархатная ночь.

* * *

Шли неторопливые дни. Жизнь для Ольги и Салеха в новом мире текла без каких-либо неприятностей. Они не стремились пока познакомиться с соседями, и те тоже не нарушали покой новых жителей. Только Ратмар и Стана были частыми гостями. Но и к ним в дом не сходили ещё. Салех освоился в инфопространстве так же быстро, как и Ольга. Несколько часов в день они проводили там. Каждый искал своё. Незаметно пролетели отведённые Салеху десять дней. Очень скоро Ольга привыкла утром провожать мужа и встречать вечером уставшего и голодного. Он врывался домой так, словно они не утром расстались, а минимум месяц или год назад. Вместе с жаркими поцелуями приносил новые запахи и впечатления. Было видно, что Салех нашёл своё место и она даже начала завидовать ему.

— Расскажи мне о том, что можно мне знать. — однажды вечером попросила Ольга, по обыкновению сидя на коленях у мужа. — Я понимаю, что твоя работа имеет свои секреты. Но хоть чем-то ты можешь поделиться?

— Я сам мало ещё знаю. Но кое-что видно невооружённым глазом и, думаю, секретом не является. Помнишь, Ратмар говорил, что здесь пока живут три расы, люди, эринити и дракены? Совершенно естественно произошло разделение функций каждого народа. Самые замкнутые из нас это эринити. Они заняты тем, что изобретают разные магические штучки. Капси и инфор их рук дело. Вся домашняя магия, что помогает нам жить и облегчает твой труд тоже. А вот военное дело или управление, это уже люди и дракены. Эринити никогда не вмешиваются в дела правительства или охранного ведомства. Они совершенно счастливы, когда им дают право безопасно творить и изобретать.

— Совсем как учёные того мира, что мы покинули? И которые привели к гибели целую цивилизацию?

— Да, ты права. — Салех немного замешкался. Совсем немного, Ольга наверное и не заметила этой заминки.

— А есть ли уверенность, что и наш новый мир, наш Алиан не станет жертвой каких-либо экспериментов?

— Ну не дураки же они, хоть и странные, на наш взгляд. Им, как и нам идти больше некуда. Я думаю, что эринити будут бережно относиться к Алиану.

— А портал в наш мир и правде намертво закрыт? Мне так иногда хочется прогуляться по нему, может хоть тогда память вернётся ко мне…

— Намертво. И пожалуйста, белочка моя, не надо там гулять. Опасно.

А про себя подумал, что и правда опасно Ольге появиться на Земле. За их бывшим домом наверняка следят подручные боевиков или нанятые в тёмную какие-нибудь люди. Салех имел несомненную ценность в глазах его бывших друзей, как источник довольно-таки щедрого финансирования, так же как и военный советник и наставник новых убийц. А жена была его слабым местом. Ради неё ему пришлось бы идти на любые жертвы и преступления. Может и прав Ратмар, который советовал найти Ольге какое-нибудь занятие, кроме домашнего хозяйства? Меньше будет думать о прошлом и пытаться вспомнить хоть что-то. Да быстрее уж бы забеременела. Так хочется маленького, аж сердце заходится от восторга, когда представляет малыша на своих руках! А может Аллани и Алиша будут щедры к ним и у Ольги будет двойня? Сразу сын и дочка! Вот счастье!

* * *

— Ольга, ты чем занята? — вызов Станы застал её у зеркала. Она так и не поняла, за что Салех из всех бывших у него женщин выбрал её. — Может сходим прогуляемся?

— Давай, а то мне одной страшно, а сидеть дома наскучило до чёртиков. Даже инфор не привлекает уже.

— А что ж молчала до сих пор?

— Не удобно отвлекать тебя от дел.

— Ну ты подруга и ляпнула! Неудобно облака руками ловить! Я же говорила, что мы вам первый год помогать будем привыкать к новой жизни. Считай меня не просто подругой, а советником и учителем. Так что хватит прятаться в раковину, как росянка, собирайся, я скоро буду.

В первый раз за месяц в новом мире Ольга вышла из дома не в их сад, а на широкую улицу, что прихотливо вилась между домами. Она уже давно знала, что архитектура Алиана в корне отличается от других миров. Не было чёткой геометрической распланировки жилых мест. Каждый хозяин ставил дом так, как ему нравилось, но вся кажущаяся неразбериха размещения домов была только видимостью. На самом деле, прямые улицы прекрасно пропускали бы неприятеля, вздумай он напасть, к любому коттеджу. А так каждый сосед мог обороняться, пока не подоспеет помощь и тем самым перегородить проход к другим, давая возможность собрать силы для отпора.

— Неужели всё так страшно? — Ольгу немного напрягали эти фортификационные выверты. — Это случаем не паранойя? Может все ваши страхи просто песочные замки на пустом месте?

Они со Станой неторопливо шли по извилистой дороге, часто огибая большие группы деревьев и кустов, за которыми прятались разноцветные двух и трёхэтажные дома. Зелени вообще было неимоверно много, иногда казалось, что они живут в лесу, а не в благоустроенном поселении.

— Не совсем. Точнее, совсем не так. Последний прорыв был не так уж и давно. Буквально два года назад. — Стана зябко передёрнула плечами. Давай посидим на этой полянке. Мне кажется, тебе надо знать, чего мы все так опасаемся. — они опустились на траву. — В тот раз пришли за мной и Ратмаром. Ты уже знаешь, откуда Аллани забрал нас, пока Алиша удерживала портал перехода. Им это далось с большим трудом, наши учёные тоже могут создавать переходные тоннели и отслеживать их направление и конечную точку прибытия. Творцы конечно постарались запутать и прервать нить слежения, но общее направление совсем скрыть не удалось. С тех пор прошло пять лет. Первая попытка вернуть нас произошла через год после нашего бегства. Потом ещё через год. Такие нападения стали практически регулярны. Я очень боюсь, что однажды случится так, что нас с Ратмаром уволокут в наш мир. Хотя им достаточно похитить одного из нас, второй придёт следом сам. Мы слишком сильно любим друг друга, чтобы бросить в беде. Вот поэтому я не могу позволить нам роскошь иметь ребёнка. Для врагов это ещё одна возможность давления на нас.

— Господи! Да почему же вас так сильно ненавидят?! — Ольга всплеснула руками. — Что такого вы сделали, чтобы столько времени и сил кто-то тратил на то, чтобы сделать вам больно?!

Стана подтянула колени к груди и обняла их руками.

— Для этого всего лишь надо родиться в королевских семьях, которые не одно столетие враждуют между собой. Ратмар был вторым сыном своего отца, а я младшей принцессой. Он умыкнул меня из родного дома в день моего совершеннолетия. По их задумке он должен был изнасиловать меня лично, изуродовать и убить, а мой труп по частям отослать родителям вместе с записью моих мучений. Но он не смог. Мой Ратмар вообще ни разу ни кого специально не убил, только защищая портал от врагов.

Ольгу затошнило от представленной картины. Она почувствовала, что желудок уже у горла и ринулась в кусты. Хорошо, что рядом протекал весёлый ручеёк, в котором она смогла прополоскать рот и умыться.

— Как тебе удалось вывернуться? — она видела, что подруге надо выговориться и взяла себя в руки.

— Чудом. Если любовь можно так назвать. Ратмар действительно взял меня в ту ночь. Но только не насильно, а по моему согласию. Так что кровь на постели была подлинной. Он уговорил меня сильно и страшно покричать, потом записал звуки на преобразователь и зациклил дорожку. Так что мои вопли «услаждали» слух его родни до самого утра. А мы с ним убежали по подземному ходу, не рискуя пользоваться порталом, который могли немедленно засечь и отследить. Какое-то время мы жили в лесном доме его учителя, но старика заподозрили и пытали. Он не смог сохранить тайну и нас поймали. Вот тогда-то я и попала на пыточный стол, а Ратмар был прикован к стене и только нашими сердцами мы могли кричать о помощи. Хотя и не ждали её. Мы же не знали, что есть на свете Алиша и Аланни, которые помогают таким, как мы. С тех пор моя родня охотится за Ратмаром, а его за мной. Обе группировки жаждут нашей крови. А мы… Мы просто хотим жить, любить, иметь детей. Но пока такой роскоши не можем себе позволить.

По лицу Станы текли слёзы. Она не всхлипывала, не рыдала, только изредка вытирала мокрые дорожки рукой. Ольга была потрясена услышанным. Такое и в страшном сне не привидится! А она ещё страдает по миру, который покинула. Бедная Стана, да от такого можно с ума сойти, но она не позволяет смертельному ужасу взять власть над собой, и ещё им помогает! Она обняла Стану и прижала к себе, гладя по голове.

— Знаешь, Салех в нашем мире действительно был воином. Может они с Ратмаром что-нибудь придумают, чтобы навсегда прекратить ваше преследование… Я бы очень хотела!

— Я тоже на это надеюсь. Когда Аланни попросил нас быть вашими кураторам, он тоже выразил надежду на такой вариант событий. И, скорее всего, именно сейчас наши мужчины замышляют «коварство». Только бы у них получилось никого из наших не потерять!

— А кто ещё знает о том, что именно за вами охотятся?

— Одна семья дракенов и ещё одна община эринити. Только они не подозревают, что я и Ратмар королевской крови. Им было сказано, что мы досадили нашим семьям своим союзом.

Они ещё немного посидели на солнышке.

— Хочешь, сходим к Алише? — Стана уже успокоилась и на её лице вновь была лёгкая милая улыбка.

— Давай! — Ольга дивилась самообладанию и выдержки принцессы. Сама она давно и прочно забилась бы в глубокую норку и носа не показывала бы на белый свет, дрожа и сходя с ума со страха.

Они снова не торопясь шли по извилистой дороге, только теперь Ольга не считала, что прямой путь лучше. Свернув на боковое ответвление, девушки очень скоро увидели небольшой круглый домик, ловко прячущийся среди зелени кустов и деревьев.

— Вот здесь можно услышать Алишу. Ты заходи, не бойся. — Стана открыла неприметную дверцу. — Я тоже зайду, но буду только в первой комнате. А ты иди дальше, что делать сама поймёшь.

Ольга несмело вошла в помещение, оставив Стану по её просьбе в маленькой комнатке, огляделась. Круглый зал был залит солнечным светом, сочившимся из круглого окна на крыше. Никакой мебели не было, только множество мягких подушек, разбросанных там и сям. Опустившись на одну из них, она оперлась на стену и закрыла глаза в приятной истоме, охватившей всё тело. Очень скоро через всё её существо пронёсся лёгкий поток тёплого воздуха, который заглянул в каждую клеточку организма, выдул все тревоги и сомнения, немного покружил в районе живота и растворился в окружающем пространстве.

— Привет тебе, Ольга. — Алиша соткалась прямо из солнечного столба. — Хорошо, что ты пришла.

— Я не сама, меня Стана привела.

— Не важно, совсем не важно. Главное, что ты здесь и можешь задать вопросы, которые тебя мучают.

— На самом деле вопрос только один. — Ольга осмелела, видя, что богиня не сердится и, вообще, от неё идёт такое душевное тепло, что хочется купаться в нём, словно в прогретой речной воде, получая удовольствие от самого процесса купания. — Почему вы помогаете?

— А в простое бескорыстие ты не веришь?

— Нет. У нас говорят, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках.

— Вы с мужем похожи! — Алиша по доброму рассмеялась. — Да, мы действительно всё делаем не просто так. Нам Творцам нужна энергия для поддержания жизни. Но не та, которую излучают звёзды. А энергия человеческих чувств. Каждая эмоция имеет свой вкус и запах. Кто-то любит горечь боли и страданий, кто-то наоборот предпочитает свежесть и сладость счастья. Мы с Аланни относимся к последним. Мы ещё очень молодые Творцы и это наш первый мир. По разрешению совета, мы населяем его теми, кто любит друг друга до самопожертвования и не может в своём мире жить рядом с избранником или избранницей без риска быть разлучёнными или убитыми. Чувства таких пар наиболее сильны и вкусны для нас.

Ольгу передёрнуло от откровения Алиши. Она заметила это.

— Ты не осуждай нас. Сама же не будешь питаться гнилой пищей, правда? Выберешь чистую и свежую, да ещё и вымоешь её. Вот и мы не хотим питаться гнилью. А если при этом можно помочь многим разумным обрести счастье, покой и безопасность, то тут уж просто эмоциями не обойдёшься. На нас проливается благодарность, которую, впрочем, мы не требуем, но и не отталкиваем, желающих отблагодарить. Рождённые здесь усваивают чувства своих родителей к нам и тоже дают нам светлые энергии. Так что все довольны.

— А нам какая опасность угрожала?

— У мужа сама спроси. И можешь ещё передать ему, что двойню подарить вам у меня не получиться. Для этого надо немного поменять твою физиологи. А делать это я не вправе. Но вот первенца пусть уже ждёт. И имя мужское готовит. — Алиша тихо рассмеялась и растаяла.

Ольга тихонько вздохнула. Она сама два дня назад поняла, что критическим дням можно помахать рукой. Но Салеху говорить пока не собиралась, боялась, что запрёт дома и никуда не будет пускать, даже к Стане, усадит в кресло и будет пылинки сдувать, замучает своей безрассудной опёкой.

— Обязательно скажи! — голос Алиши откровенно смеялся. — Пора ему учиться тебе доверять! Проверю. Не скажешь сама, я обрадую!

— Шантажистка! — Ольга от души хохотала, заразившись весельем богини. — А может помучить? Ладно, скажу!

Назад шли быстро, время поджимало. Скоро должны были вернуться со службы мужчины. Ольга настояла, чтобы проводить Стану до двери её дома.


7

— Может зайдёшь? — Стана с надеждой посмотрела на неё.

— Не могу. Салех, если меня дома не найдёт, начнёт метаться по всему посёлку и крушить всё вокруг. Я не заблужусь. А ты, если что, будь на связи. Пока.

Она помахала рукой и побежала к себе. Успела. Буквально через несколько минут в дом влетел соскучившийся муж, подхватил на руки, закружил по комнате.

— Осторожней, медведь! Уронишь!

— Ни за что! — сильные руки крепко держали хрупкую ношу. — Я голодный!

— Пошли, покормлю. — Ольга чмокнула Салеха в щёку. — Только поставь меня на ноги.

— Э нет! У меня другой голод, сладкого хочу!

— Кариес заработаешь! — Ольга сделал вид, что не понимает его намерений. — Да и вообще, голодный ты не осилишь десерта. Ничего не хочу знать! Немедленно в душ, а потом за стол. После ужина поговорим. Я сегодня со Станой гуляла, к Алише зашли, поболтали о том, о сём.

Сердце Салеха замерло, но он не подал виду.

— Моя жестокая жена! — в театральном горе он заломил руки. — Подчиняюсь твоему диктату и смиренно уползаю по струи живительной влаги, дабы смыть грязь и пот, который оскверняет твои эстетические чувства!

— Иди уж! — Ольга откровенно смеялась. Таким мужа она ещё не видела. Всегда серьёзный на людях, нежный наедине, он не показывал, что обладает ещё и чувством юмора. — Так и быть, на дорогу поцелую своего рыцаря. Но только один раз! — отбивалась она от исполненного энтузиазма Салеха.

— И что интересного было у Алиши? Аланни не было с ней? — Салех перебирал пальцы Ольги, поочерёдно целуя каждый, когда они утомлённые лежали рядом.

— Ты что к Творцу ревнуешь?

— Он же тоже мужчина… Красивый.

— Ох, Салех! — Ольга перевернулась на живот и посмотрела ему в глаза. — Когда же ты успокоишься? У меня есть только ты и больше никто не нужен. А у Аланни есть Алиша.

— Ну и хорошо. — он уложил Ольгу себе на плечо. — Олюшка, — нерешительно прошептал потом. — А ты ничего не хочешь мне сказать?..

— Хочу, но сначала помучаю. — Ольга откровенно смеялась, рисуя пальцем узоры на его животе. Она поняла о чём её хочет спросить муж, Салех всегда внимательно следил за её циклом. — Как ты думаешь, Руслан Салехович Умаров будет звучать хорошо? Или ты другое имя сыну приготовил?

Руки Салеха замерли, как будто их парализовало, тело напряглось, дыхание с хрипом вырывалось из горла. Ольга обеспокоено вывернулась из скрюченных рук и взглянула в лицо мужу. Оно было застывшим, словно смертельный ужас его сковал. Жили только глаза, в которых плескалась паника на пополам со страхом.

— Ну что ты, хороший мой, что ты… — она погладила его по щеке. — Ты дыши, дыши, только не волнуйся.

Она говорила тихо, нежно, ласково. Гладила Салеха по лицу, плечам, груди, целовала холодные губы. Очень скоро способность двигаться и связно мыслить вернулась к нему.

— Вспомнила… — уронил он, прижимая к себе самую любимую в мире женщину. — Когда?

— Когда инфор первый раз одела.

— И молчала…

— Молчала. Мне надо было в себе разобраться. Вы же все молчали как партизаны или откровенно врали. Знаешь, в первые минуты я готова была тебя разорвать на клочки. Ты вырвал меня из моей тихой, размеренной жизни, привёз к себе, шантажом заставил выйти замуж. Хорошо хоть в Академии учиться не запретил, но за мной таскалась твоя охрана. Я начала привыкать к такой жизни. Но там хоть было всё привычное, оставалась иллюзия того, что когда-нибудь, теоретически, я могла бы от тебя уйти, попросту сбежать. И вдруг обнаруживаю себя совершенно на другой планете, откуда мне нет дороги домой. И снова рядом ты. К нашему счастью ты в то мгновение сам был в инфоре, и я смогла посмотреть на тебя, вроде как бы со стороны, как на незнакомого человека, которого видишь в первый раз. Потом я вспомнила, как ты всегда заботился обо мне, баловал, буквально носил на руках. Ни разу я от тебя слова грубого не слышала, на все мои выверты и капризы ты отвечал нежностью и лаской. И мне стало так стыдно…

— Маленькая моя белочка… — Салех нежно поцеловал её. — Не надо, не надо… Я тебя люблю любую и всегда буду любить.

— Помнишь, я сказала, что люблю тебя? — Ольга нежными касаниями гладила его грудь.

— Помню… И не хочу забывать, если это правда…

— Правда. Ещё там, на Земле я поняла, что люблю, но что-то не давало мне признаться самой себе в этом. Алиша вычистила из моего сознания предрассудки и предубеждения, не дававшие мне наконец-то понять, что именно ты моя судьба. В тот момент, глядя на тебя, такого сильного, красивого, любимого, поняла, что хочу малыша. Нашего…

— Олюшка, спасибо тебе… За то, что простила, за то, что приняла… — он положил свою твёрдую и горячую руку ей на живот. — Малыш… Сын… Когда?

— Ещё не скоро. — Ольга засмеялась. — Срок совсем маленький. Всего двадцать три дня. Алиша сказала. Но ты не сомневайся, она ведь богиня, значит видящая.

— А я и не сомневаюсь! Я сейчас самый счастливый человек во всей вселенной. — он снова принялся нежно ласкать её. Но постепенно его руки стали всё требовательнее, поцелуи жарче, дыхание тяжелее. — Оленькаааа… — уже стонал он, прижимая её к своему телу.

* * *

— Салех, а почему нам пришлось уйти сюда. — ночь перевалила за середину, но они не спали. — Ведь здесь собраны те, кому иначе не выжить.

— За мной пришли с гор. — Салех успокоился и теперь ему хотелось поделиться прошедшими событиями. — Они потребовали тебя увезти в Чечню на попечение тамошнего муллы, чтобы заставить принять ислам и обычаи моего народа. А я должен был учить боевиков убивать мирных людей.

— И ты стал бы?..

— У меня не было бы выхода. Иначе они тебя убили бы. Но не просто перерезали горло или застрелили. Нет, сначала наиздевались бы всласть по всякому.

Ольга похолодела. Они не могла и представить себе, что такое возможно. Хотя, что это она так хорошо о людях думает. Ратмар и Стана тоже относятся к человеческой расе, а на что толкали их? И великая благодарность Алише и Аланни за их мир, за желание, пусть и не совсем бескорыстное, помочь сохранить жизнь и счастье.

— Муж мой любимый, а можно ли нам сходить на Землю, раз уж нет никакого вируса? Хоть книги, фотки заберём. Да и соскучилась я…

— Не думаю, что это разумно. Нас там усиленно ищут. За домом наверняка следят. У тебя в Академии, у меня на фирме явно поставлены посты. Твоих подруг, знакомых и соседей уже расспросили и запугали. Они могут заставить их сообщить о том, что видели нас. Да и в силовых структурах многие куплены, нас элементарно в розыск за мифически преступления наверняка объявили. Я не хочу рисковать, особенно теперь, когда мои мечты сбываются. Давай будет налаживать нашу жизнь здесь.

— Хорошо, наверное ты прав. — легко согласилась Ольга. — Давай спать, что-то я устала.

— Я опять тебя утомил… — тихо рассмеялся Салех. — Ну вот такой я жаркий и жадный…

— Ничего, скоро ты поумеришь свои аппетиты, если хочешь, чтобы я нормально себя чувствовала.

— Умерю, белочка моя, умерю. Но потом отыграюсь! А сейчас, и правда, давай спать.

Утро началось как обычно со сладкого пробуждения. Однако Салех в этот раз не стал безумствовать в своей страсти, он и впрямь был согласен, что Ольге и их будущему малышу будут вредны такие физические нагрузки.

— А у меня сегодня выходной! — потягивая кофе сообщил он. — Чем займёмся?

— Может сходим к Стане и Ратмару в гости? — Ольга убрала грязную посуду в чистку. — Они обижаются, что мы ещё у них не были.

День прошёл просто великолепно. Они вчетвером сначала просто болтали, расположившись в саду. Потом Ратмар предложил слетать на море, искупаться. У него был катер, положенный ему, как главе службы безопасности. Поэтому через час они уже плескались в тёплых и солёных водах, строили песочные замки, которые потом размывал прибой. Мужчины устроили соревновательный заплыв.

— Просто рай какой-то! — Салех упал на покрывало рядом с Ольгой. — А тебе не вредно так долго на солнце быть?

— Ещё раз спросишь, разозлюсь и отлучу от тела! — Ольга не на шутку разозлилась.

— Но ведь ты… — Салех не успел договорить.

— Я беременная, но не больная! Беременность не болезнь, это временное состояние женского организма! Салех, я не шучу, я просто в ярости! Ты не даёшь мне и шагу ступить без опёки, ты просто душишь меня! Скоро я буду передвигаться только на твоих руках! Представь себя на моём месте! Тебе указывают, что делать, своего мнения не имеешь, ты кукла, марионетка! Представил? Понравилось?!

— Оль, — Салех аккуратно прижал к себе Ольгу, которую просто колотило от злости. — Я не нарочно… Прости меня, гадкого собственника…

— Вот завтра же пойду на какую-нибудь работу! — она не могла остановиться. — Ратмар, у вас есть для меня что-нибудь?

— Есть. — Ратмар спокойно смотрел на разыгравшуюся сцену. Не смотря на мужскую солидарность, в этот раз он был полностью на стороне Ольги. — Наблюдатель. Салех, угомонись, работа не физическая. Надо будет отслеживать силовые потоки порталов, засекая несанкционированные проколы. Ольга ежедневно будет рядом с тобой.

— А Стана работает? — Салех тоже начал заводиться. — А то мою жену ты толкаешь, а свою дома держишь!

— Я работаю целителем, Салех. — Стана решила вмешаться, пока мужчины не стали выяснять отношения на кулаках. — И меня иногда срочно вызывают даже среди ночи, вытаскивая иногда в самые пикантные моменты.

Салех молча поднялся и пошёл в воду. Ольга было двинулась за ним, но Стана удержала её.

— Не надо, ему стоит побыть одному. Мужчины не любят проигрывать. Пусть немного успокоится и потом сам поймёт, что был не прав.

— Я всё же пойду к нему. Салеху это нужнее одиночества.

Ольга догнала мужа, обняла его со спины. Некоторое время они молча стояли почти по плечи в воде. Потом Салех развернулся и прижал Ольгу к груди.

— Оля…

— Не надо, мой хороший. Просто выслушай меня.

— Хорошо, моя белочка…

— Ты сильный мужчина, ты привык всегда нести груз ответственности за тех, кто входит в твою семью. Считая себя главой семьи, никогда и помыслить не мог расслабиться и дать кому-то возможность решать свои проблемы самостоятельно. Ты назначил себя ответственным за наш с тобой мир, и несёшь этот груз, считая, что не имеешь морального права поделиться им. Это правильно и не правильно одновременно. Прекрасно, что ты, как мужчина, берёшь на себя все решения и отвечаешь за них, но так можно и надорваться. Дай мне возможность помочь тебе! Я тоже хочу приносить пользу, вносить свой вклад в наш дом.

— Ты уже помогаешь мне. Своим существованием, своей любовью, а сейчас ещё и тем, что носишь нашего ребёнка.

— Мне этого мало. Я хочу больше. Позволь мне быть ещё ближе к тебе, разделить твою работу вне дома.

— Тебе и правда так важно это?

— Очень! Я не хочу быть приложением к кухне и спальне. Пусть любимым, но приложением.

— Хорошо… — он тяжело вздохнул. — Только если это не опасно…

Они вернулись на берег. Больше в это день к этому разговору никто не возвращался. А на завтра Ольга утром вышла из дома вместе с мужем…

* * *

— Вот эти жёлтые вспышки несанкционированные попытки прокола портала. — Виран лежал на соседнем ложементе. — Ты главное расслабься, а то вечно напрягаться вредно, перегоришь и сомлеешь в ответственный момент. Пропусти информацию через сознание, зафиксируй то, что заинтересовало, отсеки мусор от зёрен. А потом сожми всё в компактный блок и передай мне.

Ольгино обучение продолжалось уже вторую декаду. Когда они с Салехом и Ратмаром первый раз пришли в Центр Безопасности, её рабочее место было уже готово. Новое кресло установили, и осталось только подогнать его по «фигуре».

— Виран. — дракен протянул руку для приветствия. — Спасибо, что согласились поработать у нас. В последнее время со стороны Зорта постоянно идут оранжевые сигналы. Мне одному становится труднее сдерживать их.

— Зорт наш мир. — пояснил Ратмар. — А цвет сигналов говорит о их происхождении.

— Ладно, вы идите на своё дежурство, а мы тут сами разберёмся. — Виран улыбнулся Ольге.

Салех ушёл, но потом несколько раз заглядывал в ЦБ, проверяя не обидели ли его девочку. Но Вирану и Ольге было не до него и его ревности.

— Давай, ложись вот сюда. — дракен похлопал по кожаной поверхности лежака. — Будем подгонять. Иначе ты к концу смены не сможешь двигаться. Да, вот так и расслабься, больно не будет. — он задорно рассмеялся, словно невзначай погладив Ольгу по руке, но получив гневный взгляд, поднял руки. — Всё, всё, не буду! Уж и пошутить нельзя, недотрога!

— Шути со своей девушкой! А я замужем и жду ребёнка. Так что лапки свои держи подальше, иначе Салех тебе их оторвёт и кое-куда засунет, да ещё и хлопать в ладоши заставит!

— Ооо! Так это ты жена Салеха?! — дракен казалось ничуть не смутился. — А мы-то гадали какая ты. Он же тебя от всего мира прячет, словно раритетную драгоценность. Я бы тоже тебя прятал, — он задумчиво оглядел Ольгу с ног до головы. — В тебе есть что-то, что заставляет мужчину оберегать и баловать. А девушки у меня нет. — внезапно закончил он.

— Слушай, мне совершенно неинтересно есть или нет у тебя подруга. И я сюда работать пришла, а не обсуждать поведение моего мужа и свою семейную жизнь! Будешь вольничать, попрошу Ратмара поставить меня на другой участок.

— Не поставит. Везде занято, а у нас попытка прорыва одна за другой идёт, причём из его мира. Пока болтали, твоё кресло под тебя подстроилось. Проверь, удобно?

Ольга поёрзала и решила, что просто замечательно.

— Отлично! А теперь объясняй, что надо делать, а то время идёт попусту.

— Первое время будешь учиться смотреть пространство. Сначала ничего не увидишь, будет полная чернота, не пугайся, просто сознание начнёт синхронизацию с контактным обручем. Это долгая процедура и на неё уйдёт много времени.

— Насколько много?

— У кого как. Кто-то и до конца не может слиться с ним. А кто-то через пять-шесть дней свободно порхает по пространству. Твоя задача на сегодня тихо лежать и стараться ни о чём не думать. Приступай.

Виран одел Ольге обруч из синего металла, подогнал по размеру.

— Всё, ты готова, а я займусь своими делами. А то и правда, время бежит.

Он устроился на соседнем ложементе. Ольга погрузилась в темноту, которая тёплым покрывалом обняла её со всех сторон. Страшно совершенно не было, наоборот, она чувствовала словно кто-то её поддерживает в тёплых руках. Тут и там проносились разноцветные искорки, огибая её по прихотливым траекториям, иногда она чувствовала приятную дрожь во всём теле, умное кресло расслабляло затёкшие мышцы человека, массируя и разминая их.

— Пора, смена кончилась. — голос Салеха звучал словно издалека. — Глаза сразу не открывай, полежи немного так.

Ольга потянулась, словно только что проснувшаяся кошечка, зная, что дразнит мужа.

— Накажу… — Салех тихо простонал. — Сладко накажу…

Покидая ЦБ, они не заметили, что Виран смотрит им вслед, до крови кусая губы.

Очень скоро Ольга уже знала, что означают те или иные огоньки. Синий — разрешённый проход через портал, оранжевый — попытка пробоя без санкции оператора, красный — агрессивное вторжение, зелёный — запрос на связь из другого мира. Ей нравилось с азартом гоняться за искорками, выискивая и систематизируя их направление. Прошёл месяц, а ничего опасного не происходило, словно с её приходом все недоброжелатели и враги угомонились, оставляя в покое избежавших их мести счастливчиков. Только Виран приносил некоторые неудобства. Этот неугомонный дракен не внял предупреждениям и позволял себе некоторые вольности в обращении. Вроде ничего серьёзного или откровенно пошлого, но это напрягало. Утром он взял за правило сам надевать контактный обруч Ольге на голову, мотивируя это тем, что со стороны удобнее прилаживать, а сам, словно невзначай, гладил по волосам, среди смены несколько раз подходил и осторожно брал за руку, вроде проверяя, не затекли ли её пальцы. А однажды вообще набравшись наглости, положил руку на живот.

— Ты что творишь?! — Ольга не выдержала и соскочила с кресла. — Как ты посмел?!

И засветила своим маленьким кулачком прямо ему в глаз. От неожиданности ухмыляющийся Виран не удержался на ногах и рухнул на пол, ударившись плечом о своё ложе.

— Больно же! — простонал он, потирая ушибленное место. — А ты боевая! Из тебя получилась бы хорошая подруга дракена!

— Идиот! Салех вечером тебя по стенке размажет, не успеешь и мяу сказать! Вон фингал под глазом расцветает.

— А мы ему не скажем. Руку не отшибла?

— Сам увидит. А моя рука не твоё дело.

Вечером Виран в первый раз на памяти Ольги передал свой участок напарнику на несколько минут раньше окончания смены. И правильно, потому что Салех действительно не остановился ни перед чем, защищая её. Сменщик, другой дракен, имени которого Ольга не запомнила, только усмехнулся и ничего не сказал. На следующий день у них был выходной и, связавшись со Станой, Ольга решила снова сходить к Алише. Вызов Вирана застал её по дороге к подруге.

— Ольга, Стана не отвечает, а у меня для неё новости.

— Я иду к ней. А Ратмар в Центре?

— Нет, у него сегодня выходной. И он тоже молчит.

— Я знаю почему они не отвечают. — Ольга тихонько хихикнула.

— Почему?

— Маленький ещё такое спрашивать. А что за сообщение?

— Не скажу. — Чувствовалось, что Виран обиделся.

— Да, ладно. Я уже у их двери. Подожди немного, они ответят.

Ольга постучала в знакомую дверь. Через несколько долгих минут на пороге появился Ратмар.

— Извини. — Ольге сделалось немного неудобно, словно она была в чём-то виновата. У Станы и Ратмара и так не много личного времени было, а тут ещё она… — Мы со Станой договаривались… Но если я не вовремя, то…

— Заходи. — Ратмар был как всегда серьёзен и собран. — Я в курсе вашей договорённости. Да не смотри на меня так виновато. У Станы в этом месяце было мало работы, так что мы много времени были рядом. Это я к тому, чтобы ты не считала себя виноватой за то, что Стана идёт с тобой. И потом, не забывай, что мы ваши кураторы на этот год. Так что все проблемы, просьбы и пожелания на стол! — он по доброму рассмеялся.

— Совсем из головы вылетело! — Ольга хлопнула себя по лбу. — Виран пытался с вами связаться.

— Стана, — Ратмар позвал жену. — Новости от Вирана, спускайся скорее и настрой на два канала. Нет, — он посмотрел на Ольгу. — на три. Ты ведь умрёшь от любопытства?

Ольга смутилась, но ничего ответить не успела. Налетевшая как вихрь Стана расцеловала её в обе щёки.

— Конечно на три, а был бы Салех рядом, то и на четыре. Я давно наших подопечных ощущаю не общественно-полезной нагрузкой, а друзьями, от которых нечего скрывать.

— Так уж и нечего? — хитро прищурился Ратмар. Совсем-совсем?..

— Да ну тебя! — Стана игриво шлёпнула его по руке. — Что к словам придираешься… Виран, мы готовы, давай, что там случилось?

— Пришло сообщение из Зорта от якобы твоего старшего брата Алекса.

— Он сам назвал себя? — Стана стала совершенно серьёзной.


8

— Да и передал кодовый образ. Сказал, что ты поймёшь и поверишь, что это он. Передавать?

Стана нерешительно посмотрела на Ольгу.

— Я отключаюсь. — немедленно сказала та.

— Это не на долго. — немного виновато проговорила Стана. — Только приму передачу и снова тебя в сеть пущу.

Стана закрыла глаза и сосредоточилась. Несколько мгновений её лицо было сосредоточенным и суровым, потом оно разгладилось, и Стана стала прежней.

— Да, это мой старший брат. Виран, давай сообщение.

— «Дома большие изменения. Прошу личной встречи на любой территории. Сообщи до полуночи. Твой Алекс.» Что ответить? — дракен был очень серьёзен, что за ним не водилось. Он понимал, что что-то назревает. И это «что-то» принесёт кое-кому некоторые изменения. А вот хорошие или плохие, пока не ясно. Но как говориться, хочешь мира, готовься к войне. И Виран был готов.

— Передай, что я согласна на встречу в «зоне пустоты». И приду не одна. Если хочет, пусть встречает там, но вот только он-то должен быть один, даже без своей обычной охраны. Иначе встреча не состоится.

Ответ пришёл немедленно, словно принц Алекс нетерпеливо ждал ответ от сестры.

— «Согласен на все условия».

— Тогда через два часа. — Ратмар посмотрел на Ольгу. — Ты с Салехом пойдёшь?

— Безусловно!

— Тогда, девочки, вы тут пощебечите о своём, о женском, а я к Салеху слетаю, привезу его.

— Стана, мне конечно очень приятно, что ты меня берёшь с собой, но я никакой пользы не принесу на переговорах.

— Оль, ну ты как маленькая! Мне же не только грубая мужская сила понадобится, но и моральная поддержка. А я, к сожалению, а может, и нет, здесь кроме тебя подруг не завела. Ты умеешь даже своим молчанием подбодрить, рядом с тобой легко и спокойно. Так что, вот такая я корыстная! — Стана откровенно смеялась. И Ольге стало легко.

Когда все собрались, Ратмар открыл портал, и они шагнули в «зону». На этот раз она предстала им в виде кабинета, по середине которого стоял круглый стол тёмно-коричневого цвета и в тон ему пять кресел вокруг. Стены были завешаны серыми коврами со сложным геометрическим узором, пол устлан ворсистым настилом, глушащим шаги. Они прибыли первыми. Ольга заметила, что кресла были установлены в порядке 4 + 1.

Посовещавшись, решили женщин посадить по середине, а Салех и Ратмар устроились по краям. Первоначально Салех пытался высказать своё нежелание того, чтобы Ольга присутствовала на встрече, но та так глянула на него, что все возражения умерли в зародыше. В последнее время Салех стал замечать, что Ольга перестала быть той маленькой послушной девочкой, что была раньше. Да, и тогда она немного ершилась, но последнее слово всегда было за ним. А теперь всё чаще и чаще она выигрывала у него в той непростой жизненной игре, что зовётся семья. Ничего, когда родится маленький, он наверстает своё. Всё же он мужчина, и, как бы Ольга не боролась за свою глупую эмансипацию, его белочка почётно проиграет. Только он постарается, чтобы её проигрыш был неимоверно сладким.

— Ратмар, может, не надо было Ольгу брать? — Салех наклонился к его уху. — Что-то мне не по себе…

— Стана просила. Ей нужна поддержка. Разве ты сам не замечаешь, что рядом с твоей женой как-то сами по себе стихают все ссоры и раздоры? Даже если они на профессиональной почве. В ЦБ даже примета уже есть, если Ольгина смена, то всё будет в полном порядке. Она теперь наш талисман. Ребята даже решили её портрет повесить в наблюдательном зале.

— Ну уж нет! Нечего на мою жену пялиться! Пусть своих заводят и хоть дырки глазами протирают!

Ратмар ответить не успел. Из марева портала к ним шагнул мужчина лет тридцати, очень похожий на Стану. Спортивного телосложения, с такими же изумрудно-зелёными глазами, но с коротко стрижеными каштановыми волосами. Стана под столом сжала Ольгину руку.

— Здравствуй, сестричка! — голос Алекса был мягким и бархатным. — Рад тебя видеть здоровой и счастливой! — он обвёл всех взглядом. — Представь меня своим спутникам.

— Ратмара ты знаешь. — голос Станы немного дрожал от волнения. — Он мой муж. — Алекс склонил голову, признавая, что это ему известно. — А это наши друзья, Салех и его спутница Ольга.

— Жена, а не спутница. — твёрдо поправил Салех.

— У нас это одно и то же. — негромко откликнулся принц, приветственно кивнув Салеху и Ольге, задержав на ней свой взгляд на самую толику больше, чем приличествует правилам. Но никто этого не заметил. — Я пришёл с важными новостями. — он снова смотрел только на Стану. — Дома был переворот. На троне теперь наш брат Ольмер Седьмой.

— Я боюсь спрашивать, что с отцом, дядей Ролленом и первым наследником Карелом… — Стана передёрнула плечами от охватившего её озноба.

— Правильно боишься. Их больше нет.

— Ты так спокойно это говоришь!

— Сестричка, а ты забыла из-за кого ты тут прячешься? Кто эти десятилетия раздувал вражду между нашим королевским домом Вардов и королевской династией Агаров, чьим принцем является Ратмар? Да, именно наш покойный папенька, наш дядюшка и старший братик. Именно они отдали приказ на ваше физическое устранение. Нам, молодым, надоело бессмысленное разорение наших стран. Казна обоих государств показывает своё дно, налоги увеличиваются, народ нищает и эмигрирует на другие планеты. Рождаемость падает. Но эти любители повоевать не обращали внимание на беды, валящиеся как из дырявого мешка. Только не подозревайте меня в излишнем человеколюбии. Просто нам не хочется жить в окончательно обнищавшей стране. Мне не править, не сидеть на троне, но и я люблю роскошь и хочу, чтобы мои дети жили соответственно своему статусу принцев крови. А такое будет доступно, если страна будет процветать. Три года назад мы связались с наследниками Агаров и решили убрать с нашей дороги к богатой жизни этих самодуров. Два месяца назад наш план удался полностью. Принц Ратмар, я по поручению вашего брата, короля Свейна Десятого, передаю приглашение вернуться домой. Он бы пришёл сам, но Стана поставила условие, чтобы я пришёл один. Поэтому передаю на словах и на пластике гарантии неприкосновенности для вас и вашей законной жены принцессы Станы. Вот, держите. Эти документы подтверждают мои слова и законность вашего брака, заключённого в этом мире. Пора домой, сестрёнка, и мы хотим племянников.

По лицу Станы текли слёзы. Она физически чувствовала, как истаивает тот смертельный ужас, который постоянно сковывал её. Наконец-то можно спать спокойно, не опасаясь, что их похитят и будут пытать до смерти. После долгих лет разлуки она снова увидит родной дом, обнимет родных и друзей, тех, кто помогал в спасении их жизней. И, да чёрт возьми, наконец родит ребёнка! Алекс по доброму улыбнулся и подмигнул Ратмару. Он отлично прочитал по лицу сестры все её мысли.

Ратмар внимательно прочитал два текста на пластиковых листах. Оба были заверены королевскими печатями.

— А это не может быть ловушкой? — Салех подозрительно смотрел на принца Алекса, который со скучающим видом рассматривал узоры на стенах.

— Нет, не думаю. — Ратмар оторвался от документов. — Алекс действительно помог нам сбежать. А эти документы обработаны магией. Пока они не уничтожены, мы со Станой в безопасности в любом уголке вселенной. И не только мы, но и наши друзья.

— Это так неожиданно… — наконец Стана взяла себя в руки. — Мне даже не верится. Однако мы не можем вот так сразу всё бросить и вернуться. Нам необходимо время, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Слишком силён ещё страх, пять его лет из памяти не вытравить за одну минуту.

— Но ведь вы вернётесь? — Алекс вопросительно глянул на сестру и зятя.

— Безусловно. — твёрдо сказал Ратмар. — Мы сообщим когда. Мне необходимо определить преемника и передать ему все дела.

— Тогда до связи, мне пора идти. — Алекс поднялся и снова задержал взгляд на Ольге. — Приятно было с вами познакомиться, госпожа Ольга, от вас идёт такое тёплое спокойствие, что хочется в нём купаться бесконечно. Вы почтите нас своим присутствием, когда принцесса вернётся? Вы и ваш спутник приглашаетесь в гости от имени всей королевской семьи Вард.

И не дав никому и слова сказать в ответ, шагнул в открывшийся портал. Вернувшись домой, он первым делом дал приказ привести в порядок Горный Замок. Это было его неприступное укрытие, проникнуть в которое можно было только через портал, код к которому кроме него знали всего два человека. И лишь убедившись, что его распоряжение отправились выполнять, пошёл в королевский кабинет, где его дожидались правители Зорта Ольмар Седьмой и Свейн Десятый. Едва он вошёл, две пары нетерпеливых глаз уставились на него. Оба короля были в нетерпении.

— Расскажу всё по порядку. — Алекс выставил вперёд руки, предупреждая вопросы. — С ними всё в порядке. И Стана и Ратмар выглядят довольными жизнью, здоровыми и счастливыми. Нет, пока племянников они нам не подарили. Да и какие дети, если они все пять лет ждали похищений, которые исправно и регулярно организовывали наши бывшие покойные правители и их прихлебатели. Я вообще удивляюсь, как Стана не сошла с ума от этой вечной нервотрёпки. Ольмер, ты же помнишь, какой нежной и ранимой была наша сестричка? — Ольмар кивнул головой. — Ну а Ратмар как всегда, само спокойствие, словно он не человек, а каменная скала. В общем, мы душевно поговорили, я передал необходимые документы. Они согласились вернуться. Да и что им теперь там скрываться, пора возвращаться к нормальной жизни принца и принцессы. Их браком мы сможем объединить обе империи, и тогда на Зорте будет только одно могучее государство.

Свейн согласно закивал головой. Ему очень тяжело давалась королевская ноша. Невысокого роста, коренастый и очень подвижный, он страдал от всяческих церемоний, на которых необходимо было «держать лицо», просиживая на троне многие часы, которые, по его мнению, можно было потратить на нечто более интересное, чем выслушивание восхвалений и уверений в совершеннейшей преданности. Его светлые, как и у всех Агаров, волосы вечно торчали в художественном беспорядке, к неимоверному огорчению придворного парикмахера, а серые весёлые глаза чаще выискивали предмет для не злого розыгрыша или шутки. Нет конечно, он будет хорошим помощником старшему брату в управлении Империей, но только в одной, какой-нибудь определённой области, желательно не связанной с точными или военными науками, например, в министерстве культуры. Это ему ближе. Как только Ратмар вернётся и коронуется, то Свейн с радостью передаст ему все полномочия вместе с короной и напьётся в весёлой компании.

— Я передам корону принцу Ратмару по праву его брака с нашей сестрой Станой. — спокойно и медленно проговорил Ольмар. — Все знают, что этот трон я занял только на время. И к тому же стерильный король, не имеющий возможности оставить после себя потомство, не должен править империей, иначе после его смерти начнётся гражданская война за престол. Пусть уж лучше Ратмар правит. А мы все будем ему помогать. И наконец приведём наш мир к лучшей жизни, чем была до сих пор. Стана здоровая женщина и с продолжением рода у них не должно быть трудностей. Во всяком случае, её личный врач уверяет нас в этом. А что намерен делать ты, Алекс?

— А я буду жить тихой семейной жизнью в своём замке.

— Ты и семья?! Это же не совместимо! — удивился Ольмар. — А как же твои весёлые похождения по дамам? И пирушки в рядовых кабаках?

— Всё меняется. — спокойно ответил Алекс. — Мы меняем наш мир, он меняет нас. Королевская семья должна быть примером для народа. Женюсь, заведу детишек, может чем серьёзным займусь, если Ратмар найдёт мне такое дело.

— И кто у тебя на примете? — Ольмар не на шутку заинтересовался неожиданным вывертом младшего брата. — Небось леди Ольва, которая на прошлом балу строила тебе глазки и, кажется ты был не против её прелестей? А жить где будете? В Горном Замке?

— Нет, в Доме-на-Лугу. — Алекс едва заметно вздрогнул при упоминании своего самого надёжного убежища. — Что нам делать в горах, там снег и совершенно нет зелени. А иногда так хочется романтики, например прогулки с любимой ранним утром по цветущим травам, вдыхая их чудный аромат…

— Ох, братишка, да ты романтиком сделался!

— Истинная любовь из любого, даже самого твердолобого пессимиста, сделает романтика. — спокойно и твёрдо откликнулся Алекс. — Ладно, господа короли, я своё дело на сегодня сделал, если понадоблюсь, всегда на связи.

Он отправился в Горный Замок, чтобы самому проверить его готовность к появлению гостей. Там во всю шла работа. Мыли, скоблили, проветривали, заменяли на свежее. Алекс осмотрел уже готовую спальню, открыл дверь в смежную комнату. Когда-то там стояла вторая кровать для него.

— Здесь сделайте детскую. Пусть она будет в нейтральных тонах. Я ещё не знаю, кто у нас родится, но комнату хочу оборудовать немедленно. Подберите всё самое лучшее для младенца и его матери, возможно, ей придётся здесь рожать. Поэтому приготовьте на всякий случай медикаменты и держите портал к лекарям частично активированным, чтобы когда придёт время, не тратить его попусту на настройку.

— Хорошо, мой принц. — управляющий склонил голову в почтительном поклоне. Наконец-то его высочество женится и остепенится. Для королевской семьи добродетель её членов имеет немалое значение.

— И, самое главное, никому и ни под каким предлогом не сообщайте, что в этом замке идут хоть какие-то приготовления. Для того, чтобы информация не просочилась наружу, я закрываю все порталы своим кодом через сутки. За это время вы должны доставить сюда всё необходимое, вплоть до туалетной бумаги. В противном случае, мой гнев будет не удержать. Всё уяснили?

Управляющий вновь склонил голову, ему не привыкать исполнять прихоти и капризы королевских отпрысков. Что ж, этот поворот событий был самым невинным из всех, виденных им за вою долгую жизнь. Эти молодые люди, что пришли к власти, хотя бы не оскверняли себя грязными безумствами, пытая, калеча и убивая неугодных им, получая при этом садистское наслаждение. Хорошо, что её высочество принцесса Стана со своим мужем смогли убежать! Прошёл слух, что они вот-вот вернутся и может быть, этот замок готовят для них. Да, вероятнее всего это именно так, ведь принцесса уже пять лет как замужем, значит ей захотелось родить в тишине и покое, а не в этом шумном и крикливом дворце, где любопытные придворные так и норовят сунуть свой нос в какую-нибудь щёлку. Если это действительно так, то Стане и наследнику будет здесь спокойно и хорошо. А уж он, управляющий Хорн, приложит к этому все усилия, которые, как он думал и надеялся, будут по достоинству оценены и вознаграждены. С этими мыслями и со спокойной совестью старый Хорн принялся подгонять работников.

* * *

— Одень вот это свободное платье, сейчас такие в моде! — Стана протянула Ольге очередное платье.

Они прибыли в королевский дворец все вместе. На выходе из портала их разделили. Ратмара и Стану немедленно препроводили в королевский кабинет для решения вопросов, связанных с передачей королевской власти и объединении двух государств в одну империю. Салеху с Ольгой были предоставлены шикарные апартаменты, главным достоинством которых, по мнению мужчины, была очень удобная и большая кровать.

— Опробуем? — Салех хитро прищурился, лёгкими подталкиваниями направляя жену к манящему ложе.

— А если кто войдёт? — Ольга не сильно сопротивлялась. — Неудобно будет.

— Мы закроемся на замок и никто нас не потревожит. Да и потом, наши друзья будут сильно заняты ещё долгое время. Так что о нас им некогда будет и вспомнить. А я соскучился по тебе…

— Самец! — Ольга откровенно поддразнивала супруга. — Ты несколько часов назад говорил то же самое!

— Вот видишь, какой я постоянный и неизменный! Цени, какой муж тебе достался, просто клад! — Салех неторопясь раздевал жену, целуя её губы. — Олюшка, я люблю тебя…

Кровать была действительно удобна во всех смыслах и крепкая.

— Оля, а как высчитать, какой у тебя сейчас срок? — Салех переплёл их пальцы, устроив Ольгу у себя на плече. — В пересчёте на земные месяцы.

— Давай посчитаем. В среднем женщина ходит беременной двести семьдесят дней. Так? Но это при величине дня в двадцать четыре часа. На Алиане сутки на час больше. Поэтому надо немного скорректировать. Грубо говоря, здесь будет не двести семьдесят дней, а немного меньше, скорее всего двести сорок-двести пятьдесят. Если ещё их разделить на сорок дней каждого месяца, то получается шесть, шесть с половиной месяцев. Так что у нас с тобой в запасе пять алианских месяцев, или немного меньше.

— Так долго ждать… Я уже весь извёлся. И зачем тебе сюда идти было? Тебе же тяжело будет на коронации, в этой духоте и толчее. Я боюсь, чтобы тебя не затолкали или нечаянно не нанесли какую-нибудь травму.

— Знаешь, мой жаркий муженёк, скорее ты меня утомишь, чем все придворные вместе взятые. Кажется, мы уже обсуждали этот вопрос. А так же кое-кто в нашей семье клялся поумерить свои аппетиты в постели? И что я наблюдаю? Этот кое-кто совершенно не стремится исполнять свои обещания! Наоборот, при каждом удобном и не удобном случае прикидывается сексуально голодным и набрасывается на меня!

— Ну я же не виноват, что ты такая желанная! — Салех и не думал смущаться. — Я никогда тобой не смогу насытиться!

— А как ты будешь жить дальше, когда мне совсем нельзя будет?

— Придётся узлом завязывать…

Ольга прыснула, представив воотчию сию процедуру. Салех недоумённо посмотрел на неё и, поняв о чём подумала его жена, присоединился к ней.

Несколько дней Ратмар был занят по самую маковку. Салех первоначально маялся от безделья, пока принцы не догадались подключить и его к консультациям. Некоторые советы землянина по организации безопасности праздника показались всем очень даже правильными и тогда Салеха загрузили по полной программе. Теперь и у него оставалось время только на краткий сон, в который он бухался едва приходил в их спальню. Ольга и Стана, как истинные женщины, выбирали наряды. Точнее искали для Ольги что-нибудь оригинальное и красивое. Коронационное платье королевы было неизменным уже несколько столетий и даже вольнолюбивая Стана не могла изменить существующей традиции.

— Ну что? Выбрала что-нибудь? — Стана убрала платье свободного покроя, которое несколько минут назад предлагала подруге. — Тебе хорошо, ты можешь одеться, как сама хочешь. А мне придётся весь день таскать на себе несколько килограмм украшений и это не считая самого идиотского платья!

— Потерпи немного. — Ольга погладила по голове пригорюнившуюся принцессу. Она видела, что девушка находится на взводе и вот-вот может наступить истерика. — Всего один день, даже не день, пятнадцать часов и ты будешь свободна.

— Ага, свободна. — проворчала Стана. — Потом я стану королевой. Думаешь, хочется? Да ни в жизнь! Как же на Алиане было здорово, несмотря на постоянные угрозы со стороны моих паршивых родственничков! Не было никакого этикета, льстивых и лживых придворных, этой дикой ответственности за Империю. Удружили мне братики! Слушай, Ольга, оставайтесь с нами, а?! Хоть одно родное лицо рядом будет! Хотя, что это я болтаю, какое такое одно? Два. Ты и Салех, а скоро вас будет три! Вместе с маленьким! А что? Дадим Салеху должность советника двора по безопасности, тебя назначим моей придворной дамой, ваш малыш будет воспитываться вместе с принцами, которых я наконец-то рожу! Так маленького хочется!

— Стана, не говори глупостей! — оказывается принц Алекс уже некоторое время слышал их разговор, стоя в дверях. — Я совершенно не против присутствия Салеха и Ольги во дворце, но только в качестве почётных гостей. Сама пойми и поверь, их попросту не примут наши аристократы. Неужели ты хочешь, чтобы господин Салех погряз в дуэлях, защищая честь и достоинство своей спутницы, о которой наши лизоблюды будут плести разные сплетни. А то, что они на такое способны, дабы оттереть их от трона и вашего с Ратмаром внимания, ты прекрасно знаешь. Лучше будет, если эта счастливая семья будет раз в год приезжать к нам в гости. — он взял Ольгину руку и, повернув её, нежно поцеловал запястье. Этот поцелуй показался Ольге настолько нежным и интимным, что у неё по спине побежали мурашки. Она резко отняла руку, которую принц Алекс долго не отпускал.

— Стана, принц прав. — Ольге захотелось домой, в их уютный домик на Алиане. — Нам не место здесь. Ты вспомни, сколько времени ты пыталась вытащить меня там, в том мире, хотя бы пройтись к Алише? А тут будет необходимо ежедневно и ежечасно находиться на людях. Для меня это очень тяжело. Да и Салех изведёт своей ревностью.

— Жалко. — Стана с укором посмотрела на брата. — Умеешь ты настроение испортить!

— А что, было бы лучше, когда всё приняло бы скверный оборот? Тогда настроение испортилось бы не только у вас двоих, но и у нескольких десятков человек, включая короля. Ольга, позвольте посоветовать вам одеть на праздник вот это зелёное платье. — Алекс резко сменил тему. — Мне кажется, это ваш цвет. И мне будет очень приятно вас в нём видеть. — очень тихо, чтобы только она это слышала, добавил принц, затем резко развернулся и ушёл.

* * *

Праздник продолжался пять дней. В торжественной обстановке Ратмару и Стане передали короны оба временных правителя. Для объеденённой Империи была выкована новая пара корон, которые с особой торжественностью были возложены на новых правителей. Затем был дан коронационный ужин, а за ним началась длинная череда балов.

Не смотря на обилие местных красавиц, Ольга пользовалась определённой популярностью среди молодых людей. Очень многие старались не только поговорить с подругой королевы, но и, наговорив кучу пустых комплиментов, пригласить на танец, танцуя который, можно было очень нескромно прикасаться к партнёрше. Два раза обжёгшись на этом, Ольга стала решительно отказывать всем. Да и Салех тихо зверел от таких вольностей здешней аристократии.

— У вас такое в порядке вещей? — возмущённо спросила она принца Алекса, стоя на балконе, куда её вывел муж, чтобы глотнуть свежего воздуха. — Лапать партнёршу во время танца на глазах её мужа и прочих гостей?

— Ну что вы, — принц стоял здесь уже давно, небрежно облокотившись на перила. — Просто вам не повезло. Первые несколько танцев были заказаны нашей золотой молодёжью специально, чтобы спровоцировать вашего мужа на дуэль. В последнее время развлечений было мало, вот они и перегнули палку. Тем более, что ваш супруг является тёмной лошадкой, а это подогревает интерес и азарт. Ваш спутник, с моей подачи, своевременно принял меры для пресечения вызовов. Так что теперь вашей чести ничего не угрожает. Но прошу вас, более не принимать ни чьи ухаживания и приглашения на танец. Единственным исключением могу быть я.

— Почему вы? — от такой наглости принца у Салеха начала закипать ярость.

— Потому, что я самый безобидный здесь. Многим уже известно, что я женюсь в скором времени. Правда, я ещё не назвал имя избранницы, но это не влияет на сложившуюся ситуацию. Так что, если я приглашу госпожу Ольгу на вальс, это сочтут просто данью вежливости по отношению к подруге моей сестры.

— Белочка, — Салех крепко обнял её за плечи. — пойдём отдыхать. Тебе не стоит переутомляться, а день был длинный и тяжёлый.

Ольга согласно кивнула, и полутёмными коридорами они отправились в жилое крыло королевского замка. Сил хватило только принять душ и добраться до постели. В эту ночь Салех был настолько измотан, что из всей задуманной программы обольщения собственной жены, выполнил только первый пункт: обнять и поцеловать, после чего их обоих сморил глубокий сон. Они не слышали, как через некоторое время дверь их спальни отворилась и внутрь проникла тёмная фигура. Некто принёс собой свёрток, содержимое которого аккуратно разложил на кресле, подошёл к спящим, полюбовался ими, тихонько вздохнул и покинул комнату.

Утром Ольга обнаружила на стуле новое платье цвета морской волны и футляр с украшениями из серебра с незнакомым камнем, напоминающим бирюзу. К находке прилагалась записка в три кратких слова «От короны с благодарностью».


9

— Ой, наверное Стана решила сделать сюрприз! — Ольга с удовольствием рассматривала подарок. — Тебе нравится?

Салех тяжело вздохнул и поморщился.

— Опять эти хлыщи тебе проходу не будут давать. Ты и так вся светишься от счастья, на тебя можно смотреть хоть всю жизнь, не уставая. А в этом платье будешь ещё желаннее… Оля, может ну их, все эти королевские милости и праздники, давай домой пойдём, в наш тихий домик, к твоим любимым качелям?

— Что, так плохо? Сильно ревнуешь?

— Ревную, знаю, что совершенно напрасно, но ничего сделать с собой не могу.

— А знаешь, и правда, давай домой. Вчерашний день ясно показал, что мы с тобой не публичные люди. Я так умоталась от всех этих увеселений, что даже снов не видела, словно в омут провалилась. Пошли к нашим друзьям и сообщим им, что мы уходим на Алиан. — Ольга решительно направилась к двери. — А спросят почему, скажем, что я себя не очень хорошо чувствую и нуждаюсь в тишине и покое.

Но к двери они подойти не успели. Раздался осторожный стук и незнакомый, но очень вежливый голос произнёс:

— Господа Салех и Ольга! Их величества приглашают вас на обед в малом зале. Если вы готовы, я буду вас сопровождать.

Зал действительно был малым. Всего на тридцать персон. Но сегодня здесь обедали только самые близкие к королевской семье.

— Стана, — Ольга подошла к подруге после обеда. — Мы хотим уйти домой.

— Ты меня бросаешь на съедение этим расфуфыренным жлобам? — Стана очень огорчилась. — Тебя кто-то обидел?

— Нет, — Салех обнял жену за плечи. — Просто Ольга не очень хорошо себя чувствует. В её положении, ты понимаешь, лучше всего чаще бывать на свежем воздухе и вести правильный образ жизни, без всяческих балов и танцев.

— Господин Салех. — вмешался принц Алекс. — Я думаю, что вы хитрите. Ваша спутница просто немного устала. Её самочувствие не внушает мне никакого опасения. Лёгкий отдых после ужина полностью восстановит её силы и немного медленных танцев совершенно не помешает вам обоим получить заряд хороших эмоций, которые благотворно скажутся на общем состоянии организма.

— И как же вы могли узнать о здоровье моей жены? — Салех выделил последнее слово. Ему очень не нравилось, когда Ольгу называли спутницей.

— А я умею видеть. — Алекс был каменно спокоен. — Разве Стана не говорила, что в нашей семье все умеют определять уровень здоровья любого живого существа. Неважно человек это или животное. Я, например, спокойно могу определить беременна ли женщина, на каком сроке и от кого. Ко мне иногда обращаются в спорных вопросах, и ещё ни разу я не ошибся. Так при первой нашей встрече в «зоне пустоты» я с первого взгляда узнал, что ваша прекрасная спутница в интересном положении и, что это ваш ребёнок, более того, я очень чётко осознал, что он желанный плод вашей любви. И, знаете, даже немного позавидовал вам, господин Салех, потому что это событие вы долго ждали.

— И всё же, Стана, — Ольга старалась не смотреть на принца. — я хочу домой. Мне здесь неуютно. Да и ты ведь помнишь, что сказал твой брат не далее вчерашнего вечера. Мы здесь чужие.

Стана беспомощно посмотрела на брата. Ей очень не хотелось, чтобы Ольга уходила. Она много лет провела вдали от королевского двора и простые нравы не отягощали её, более того, они ей нравились. А теперь приходилось вспоминать нудный дворцовый этикет, терпеть рядом лица, ставшие чужими. Держать спину и лицо, когда так хочется прижаться к плечу подруги и расплакаться или просто выплеснуть своё мнение без опаски, что оно пойдёт гулять по коридорам и переходам дворца, перекроенное и переиначенное в виде сплетни.

— Увы, — Алекс немедленно поддержал сестру. — В данный момент уйти с планеты не сможет никто. Все порталы намертво заблокированы службой безопасности, во избежании каких-либо неожиданностей, вроде протаскивания из других миров какой-нибудь гадости, которая может навредить королевской чете. А к тому же на другие планеты умудрились сбежать некоторые сторонники прежней власти. А в праздник, когда вокруг весёлая суматоха, можно сделать прямо-таки вселенскую пакость. Уж вы-то, господин Салех, должны это знать. Поэтому, прошу не сердиться на нас, но домой вы благополучно попадёте через четыре дня. Вас, госпожа Ольга, прошу пройти к нашим лекарям, чтобы они осмотрели вас и успокоили вашего спутника. А по мне, так этого и не требуется. Сон, просто лёгкий сон, без излишеств, и вы снова будете блистать, затмевая наших красавиц.

Вот называется, красиво обвёл всех вокруг пальца! Разве после такого можно было настаивать на скорейшем возвращении на Алиан? Да ещё, паршивец, намекнул, чтобы не усердствовать в пылких чувствах! Стана же, после пламенной и проникновенной речи брата, просто расцвела.

— Вот и хорошо! Ты не сможешь бросить меня! Идите, отдыхайте, ужин вам принесут в комнаты. А потом жду на празднике! — она радостно расцеловала Ольгу, погрозила пальцем Салеху и унеслась по своим делам, словно маленький смерчик.

— Ваше высочество… — Ольга нерешительно обратилась к Алексу.

— Можно просто «принц» или Алекс. — спокойно перебил он её.

— Хорошо, принц. Утром я обнаружила в нашей спальне платье и комплект украшений к нему.

— Вас огорчил этот подарок?

— Это вы? — Салех начинал закипать.

— Ну что вы. — принц был невозмутим. — Я не смею дарить такие подарки чужим спутницам. Скорее всего, это Стана решила сделать сюрприз, она у нас такая затейница. Советую не расспрашивать сестру, иначе она будет смущаться и расстроится из-за того, что вы не довольны её подарком.

Что-то в этой истории было шито белыми нитками, но что, Салех понять не мог, что-то непонятное, какая-то незначительная деталь фальшивила, но догадка не давала схватить себя за хвост. Поэтому он просто поблагодарил принца и, взяв Ольгу за руку, отправился в их апартаменты, чтобы она, действительно, могла отдохнуть и подготовиться к вечеру. Ему самому вполне хватило ночного отдыха, и он чувствовал себя просто великолепно. Закралась было мыслишка о том, что до вечера ещё достаточно далеко и Ольга в любом случае успеет отдохнуть, а некоторое время можно потратить на весьма приятные вещи. Но реализовать эту идею не удалось, потому что Ольга действительно уснула, едва её голова удобно устроилась на подушке. А будить жену Салех не хотел, всё же её состояние для него было дороже собственных, пусть даже очень приятных, желаний.

Несколько следующих дней прошли в череде балов. Ольга больше не принимала ни от кого приглашений на танец. Исключение составлял неизменно равнодушный принц Алекс. Лишь ему было позволено повести один раз за вечер Ольгу в медленном танце. Все остальные они либо пропускала, либо отдавала своему мужу. Но Алекс постоянно находился практически рядом.

— Вы нарочно не отходите от нас? — однажды не выдержал Салех.

— Да. — последовал равнодушный и холодный ответ. — Вы являетесь очень близкими людьми для Ратмара и Станы, а значит достаточно уязвимой мишенью для недоброжелателей. Поэтому моя первейшая задача оградить вас от покушений, похищений, шантажа и других коварных уловок врагов. Понимаю, что моё присутствие не очень приятно, но прошу потерпеть, завтра вся эта кутерьма закончится, и вы сможете спокойно вернуться домой. Тогда и я расслаблюсь и, наконец смогу заняться своей избранницей.

— Верно, вы говорили, что скоро женитесь. — Ольга оживилась. — А нельзя ли узнать, кто эта счастливица?

— А почему вы считаете её счастливицей? — оживился принц. Только самую чуточку.

— А почему нет? Вы красивы, являетесь членом королевской семьи, умны, состоятельны. Многие девушки были бы рады назвать себя вашей невестой.

— А вы?

— Я? Ну уж нет, у меня есть Салех. — Ольга нежно погладила мужа по щеке. Салех молчал, но ему не нравился заданный вопрос, однако ему не хотелось портить настроение Ольги, которое конечно будет испорчено, если он заедет в ухо этому красавчику, чтобы он чужим жёнам не задавал таких вопросов. — Мне больше никого не надо. — эти слова бальзамом пролились на его горячее сердце. — Никогда не мечтала быть принцессой. — Ольга откровенно смеялась. — Салех, пойдём, танец будет медленным, я хочу немного потанцевать.

Алекс равнодушно пожал плечами и вышел на балкон. Там, облокотившись на перила, достал из кармана какой-то документ, пробежал глазами текст. Было видно, что написанное на отреставрированном манускрипте он знал наизусть. На лице принца отразилась гамма чувств, начиная с хмурой озабоченности, переходящей в твёрдую уверенность. Затем он глазами нашёл в толпе танцующих кого-то, и на чувственных губах появилась нежная улыбка. Сейчас в этом молодом человеке сложно было узнать вечно серьёзного с ледяной вежливостью принца Алекса.

* * *

Ольга потянулась и почувствовала, что муж тоже проснулся. Его руки немедленно заключили её в свои крепкие и нежные объятия. В последнее время их ритуал пробуждения был нарушен, но Салех ни сколько не сомневался, что как только они вернутся домой, всё восстановится. И снова он будет будить Ольгу нежными поцелуями, а она будет чувственно откликаться на его ласку. Только и правда, пыл надо поумерить. А то не ровён час… О таком и думать не хотелось. Он так долго ждал этого, мечтал, ещё немного и будет держать на руках сына. Или дочку, что в общем тоже радостно. По большому счёту пол ребёнка его мало волновал. Главное, чтобы он наконец-то родился. И чтобы с Ольгой и маленьким всё было хорошо, но тут уж он пойдёт к Алише и будет просить помощи в этом очень важном деле. Он погладил слегка выпирающий животик жены. Сейчас, когда она рядом и без одежды, его очень даже заметно. Сердце сладко замерло, вот он, их будущий малыш…

— Я сейчас замурлыкаю. — Ольга потёрлась щекой о его плечо. — Так хорошо…

— Сегодня будем дома. — Салех продолжал гладить животик жены. — Там тихо и спокойно. Надоела эта кутерьма.

— Угу. Давай вставать, позавтракаем и сразу домой. — она выбралась из постели.

Салех поднялся следом. Действительно, чем раньше соберутся, тем быстрее будут дома. Но перед этим ещё придётся навестить хозяев, попрощаться, договориться о дальнейших встречах и способах связи на всякий случай. Хорошо, что с этой стороны Алиану больше не грозит опасность прорыва. Но ведь есть и другие миры, из которых может напасть всякая нечисть и разрушить счастье, а то и отобрать жизнь. Теперь Салех вместо Ратмара стал главой ЦБ, и хлопот прибавилось. Скорее надо возвращаться, и так на пять дней задержались. Хоть заместитель главы ЦБ и был толковым, но всё же лучше лично присутствовать и держать руку на пульсе. С этими мыслями Салех оделся и умылся. Потом они позавтракали в своих комнатах, предпочитая не давиться куском за общим королевским столом, где на тебя смотрят несколько десятков пар глаз, выискивая промахи в использовании столовых приборов. Пришедшая служанка стала упаковывать Ольгины наряды.

— Бросьте, не надо. — Остановила её Ольга. — Пусть остаются здесь.

— Но мне приказано… — неуверенно проговорила девушка.

— Не утруждайтесь, милочка, я всё равно их не возьму. В моём мире они совершенно бесполезны. Можете их просто повесить в шкаф. Может когда-нибудь мы ещё и навестим королеву Стану. Скорее всего придём на праздник по случаю рождения наследника.

— Если нас пригласят… — с сомнением проговорил Салех.

— Эти комнаты оставлены навечно за вами и вашими потомками. — горничная говорила уверенно. — Мне даны четкие указания содержать их в порядке на случай вашего внезапного прихода. Если госпожа не хочет брать наряды с собой, то я повешу их в это шкаф, а драгоценности положу в сейф. Только вы сами наберите код, чтобы кроме вас его никто не смог открыть.

Когда все формальности с вещами были улажены, Салех и Ольга отправились прощаться с королевской семьёй. Стана немного прослезилась из-за того, что так быстро их покидают. Ратмар крепко пожал руку Салеху и коснулся губами щеки Ольги в прощальном жесте. Королевская чета с большой надеждой ожидала новых друзей в гости, а Стана велела сообщать ей лично все новости Алиена, а так же непременно сразу же сообщить, кто у них родится. Сама же пообещала все «женские секретики» по специальной линии связи сообщать Ольге. В общем, прощание прошло совершенно обыденно. Женщины немного всплакнули, обещая «писать и не забывать», мужчины обменялись крепкими рукопожатиями и мужскими «честными словами» скорой встречи. Потом правителям Зорта пришлось срочно уйти, пришедший принц Алекс что-то тихонько сказал на ухо Ратмару и тот, подхватив Стану, быстро удалился. Принц провёл Ольгу и Салеха в комнату перехода, где к их удивлению никого не было.

— Извините моего брата. — Алекс был как всегда равнодушно вежлив. — Теперь у него очень много забот. Но вы, как я понял, успели попрощаться. Так что не будет тянуть, я сам открою ваш портал. Но прошу принять от нас на память небольшие подарки. Они упакованы вот в эту коробку. — он указал Салеху на довольно-таки объёмный ящик, стоящий у стены. — Не отказывайте, пожалуйста, не обижайте Стану, она с любовью их выбирала.

Салех вздохнул и поднял груз. Теперь руки его были заняты и он не смог поддержать Ольгу.

— Сначала вы. — Алекс сделал ему приглашающий жест и указал на появившееся серое облако перехода. — Госпожа Ольга за вами.

Но как только Салех исчез в сером мареве, он резко схлопнул портал, начертал в воздухе какой-то знак, который сначала вспыхнул, а потом осыпался на пол бенгальским огнём. Затем немного в стороне от первого открыл новый переход и аккуратно втолкнул в него Ольгу. Всё было проделано настолько быстро и ловко, что она даже испугаться и возмутиться не успела. Только что стояла во дворце и вот уже оказалась в какой-то небольшой светлой гостиной.

— Добро пожаловать домой, моя лайна. — услышала она. Мягкие, но уверенные руки развернули, и принц Алекс нежно поцеловал её в губы.

Руки Ольги неожиданно стали жить своей жизнью. Три хлёстких и сильных пощёчины получил похититель, когда она замахнулась на четвёртую, её руки были надёжно перехвачены.

— Нечто подобное я и ожидал. — Алекс улыбался, из разбитой губы появилась тонкая струйка крови.

Ольге стало плохо от её вида, в голове зашумело, ноги ослабли и, если бы не поддержка принца, она банально рухнула бы на пол, сильно ударившись. Но он смог подхватить её и аккуратно положил на небольшой удобный диванчик. Затем достал из кармана платок, смочил его водой из графина, что стоял на столике у стены, и протёр ей лицо. Стало намного легче.

— И что всё это значит? — Ольга попыталась встать, но Алекс, надавив ей на плечи, не позволил.

— По-моему и так всё ясно. — Алекс вытер кровь с губы и снова счастливо улыбнулся. — А ты забияка, моя лайна. Не ожидал, но так даже лучше. Я думал, что ты начнёшь плакать, умолять, падать в обморок, даже приготовил лекаря на такой случай. А ты боевая. Будешь великолепной принцессой, мы просто идеально подходим друг другу.

— Ты глубоко заблуждаешься! Я совершенно не такая, как ты себе напридумывал! Я трусиха, истеричка, безвольная овечка! — что на себя не наговоришь, чтобы выкрутиться их щекотливой ситуации. — Да и какая из меня принцесса? Я же и вести себя не умею. Опозорю. И, самое главное, если ты не забыл, я же замужем и слегка беременна. К чему весь этот балаган? Чем тебе не угодил Салех, что ты так его ненавидишь и решился на эдакую подлость? К чему подставлять меня? Я-то тебе что плохого сделала, что ты решил разрушить мою жизнь?

Алекс сел рядом, взяв Ольгу за руку, стал нежно целовать каждый пальчик. Она не стала вырывать её, ожидая ответов.

— Хорошо. — вздохнул он, целуя запястье. — Давай по пунктам. К твоему бывшему мужу у меня ненависти нет. Более того, я ему благодарен за то, что он привёл в Алиан тебя. Далее. Тебя никто не подставляет. Всё идёт как и было задумано. То, что ты ждёшь ребёнка, ничего не меняет, сейчас по моим каналам пропущена информация, что это моего сына ты вынашиваешь. Разработана легенда о том, что мы встретились на Алиане, когда я ходил договариваться о возвращении Станы. Все прекрасно знают, что я умею определять отцовство даже ещё не родившегося ребёнка, и никто даже и мысли не допустит, что я могу ошибиться и назвать своим чужого. Так что ты в положенное время родишь маленького принца.

— Чушь и ерунда! — Ольга была в ярости. — Салех найдёт меня. И тогда тебе будет очень больно!

— Не найдёт. На данный момент только я знаю где ты. Для всех остальных случился сбой в прохождении портала. Такое случалось пару-тройку раз за несколько тысячелетий. Искать тебя будут, но не найдут.

— Почему ты в этом так уверен?

— Мы сейчас в нашем Горном Замке. — Алекс намеренно стал часто употреблять слова «мы» и «наш», чтобы Ольга скорее привыкла к своему новому положению. — Добраться сюда иначе как через портал невозможно. Мы надёжно изолированы от мира. В замке есть всё необходимое для жизни и, когда придёт время появиться на свет нашему малышу, я просто приведу сюда целителей. А покинуть это место мы сможем только тогда, когда родится наш второй малыш. Так что два года мы будем жить здесь.

— Ты решил наплодить незаконнорожденных детей? А об их репутации ты подумал? — Ольга решила сыграть на этом.

— Почему незаконнорожденных? Очень даже законных.

— Я же замужем, надеюсь, это-то ты помнишь?

— Как только Салех даст тебе развод, немедленно, в тот же день будет проведена церемония нашего соединения. Даже если это будет ночью. Я не собираюсь ждать и лишней минуты, чтобы привязать тебя к себе узами закона.

— Салех никогда не согласится на это! — Ольга уже чуть не плакала.

— Я умею убеждать. — Алекс был непробиваемо спокоен, словно всё, что он запланировал, уже свершилось. — Тебе необходимо успокоиться, в твоём положении вредно нервничать. Сейчас пообедаем, и ты будешь отдыхать, а завтра я покажу тебе этот замок, который на ближайшие два года станет нашим домом. Ольга, ни ради меня, ни ради себя, ради малыша, будь умницей.

И Ольга сделала вид, что смирилась. Действительно, если начнёт психовать и истерить, кому от этого станет лучше? Правильно, никому, а больше всех пострадает маленький. Ему-то уж совсем не за чем страдать, ещё не родившись. Пусть этот самоуверенный гад думает, что ему удалось её сломать и уговорить. Она будет делать всё, что он попросит, в разумных пределах, конечно. А там посмотрим, кто кого.

* * *

Салех был вне себя от беспокойства. Его Ольга потерялась при переходе. Первые несколько минут он думал, что её задержала Стана, потом, что были какие-то неполадки в самом портале, затем, когда и через пятнадцать минут она не появилась, кинулся в Центр Безопасности, для того чтобы связаться с Зортом. Ратмар ответил немедленно на экстренный вызов.

— Что случилось? — в голосе короля была неподдельная тревога.

— Ольга пропала при переходе. Её нет уже тридцать минут. — голос Салеха был наполнен страхом за жену.

— Кто открывал портал?

— Принц Алекс.

— Сейчас найду его и спрошу как всё было. Может, он что-то почувствовал.

Те несколько минут, что Ратмар искал своего родственника, показались не просто вечностью, а вечность плюс пытка неизвестностью и тревогой. Это был убойный коктейль, который сводил с ума и пожирал рассудок. Только огромной силой воли и надеждой Салех держался от скатывания в сумасшествие. Наконец раздался голос Алекса.

— Мне сказали, что госпожа Ольга исчезла.

— Да. — Салех с трудом разлепил губы.

— С моей стороны всё прошло без каких-либо видимых нарушений. — принц не боялся откровенно врать. Даже если его начнут проверять, лжи не почувствуют. Ольга же прошла через портал благополучно? Да. А то, что она ушла через другой переход, вряд ли кто-то догадается спросить.

Это был конец. Салех даже не предполагал, что нужно сделать, чтобы отыскать беременную жену. Картины рисовались самые нерадостные. Миров много, в какой же могла попасть Ольга? И что там с ней может приключиться?.. Хорошо, если ей попадутся добрые люди, приютят и помогут, а если нет?.. О плохом думать не хотелось, но чёрные мысли так и лезли в голову. И Салех запил. По чёрному, в хлам. Забросил работу, практически ничего не ел, только немного закусывал, чтобы было сил протянуть руку за очередной бутылкой. К нему кто-то приходил, что-то говорил, но сознание отказывалось воспринимать какую-либо информацию, если это не были новости об Ольге. Но таких пока не было. Сколько времени это длилось, он не считал, но однажды обнаружил себя в ванне в ледяной воде, а над ним стоял бывший напарник Ольги дракен Виран.

— Тряпка! — Виран яростно сверкал глазами. — На кого ты похож? Шваль подзаборная! А если бы Ольга вернулась и увидела тебя таким? Думаешь, ей было бы приятно?

— Отвали, дай лучше выпить! — Салех еле ворочал языком. Он замёрз и начиналось похмелье.

— Пей, придурок. — Виран протянул ему стакан с прозрачной жидкостью.

Салех жадно, в три глотка выпил содержимое. В желудок ухнул ледяной ком, а потом по всему организму словно прошлись мощным пылесосом. Каждая клеточка была вымыта и прочищена от следов алкоголя. Через несколько минут Салех сидел в ледяной воде кристально трезвый.

— Ты что мне подсунул? — как ошпаренный он выскочил из воды.

— Пришлось к Аланни идти из-за тебя. Тошно было смотреть, как ты катишься под горку.

— Об Ольге что-то есть?


10

— Нет. — Виран опустил голову. — Ты это, давай поешь и поговорим. Я на кухне немного пошуровал, так что иди.

Затолкав в себя немного мяса с овощами, Салех было потянулся к бутылке с выпивкой, но Виран резко дёрнул её на себя, а потом вообще выбросил в утилизатор.

— Ты как? Воспринимать окружающее адекватно можешь? — спросил дракен.

— Да нормально всё. Спасибо, что пришёл. Что сказать-то хочешь?

— Поговорить надо. Только выслушай всё спокойно, без рук и запоев.

— Не тяни кота за хвост.

— Я тоже люблю Ольгу.

— Что?! — глаза Салеха стали наливаться кровью. — Что ты сказал? — он начал подниматься из-за стола.

— Сядь! — рявкнул Виран так, что Салех плюхнулся обратно. — Что слышал! Я люблю твою жену. И тоже очень переживаю за неё. Но в отличии от тебя своё горе не топлю в пьянстве, а действую.

— Зачем ты мне это сказал?

— Потому что ты обязательно спросил бы, почему это я развил такую бурную деятельность по поиску Ольги. Нет, конечно, её ищут и без меня. Только тебе обязательно доложили бы, что я сутками не вылазил из комнаты связи, обшаривал все доступные миры, связывался даже с теми, с кем иметь дело никогда по доброй воле не стал бы.

— Извини, я действительно потерялся во времени и пространстве. Никогда ещё со мной такого не было. — Салех покаянно опустил голову. — Давай действовать вместе, может от меня тоже какой-то толк будет.

— Вот в этих мирах она не появлялась. — Виран выложил на стол несколько листков с записями. — Официальные власти провели сваи расследования и не нашли никаких следов Ольги.

— То есть, ты искал по обычным каналам?

— Ну да.

— А бандитов пробовали задействовать?

— Бандитов? А они-то каким тут местом нам помогут?

— Виран, Виран, чистая ты душа. Чаще всего преступный мир знает намного больше, чем все законные власти вселенной вместе. Ну я и дебил! Запил, идиот! Надо немедленно прошерстить всю теневую структуру. Существуют притоны, где женщин заставляют оказывать услуги проституток. Иногда туда насильно привозят прямо с улицы, понравившихся девчонок. Правда, Ольга беременна, но иногда находятся извращенцы, которым нравятся такие женщины. — Салех застонал от страшной догадки. Неужели его белочку сейчас насилует какая-то сволочь?! А он тут сидел, горе заливал, скотина!

— Что такое ты говоришь?! Неужели это можно сделать? — Виран был ошарашен. — Хорошо, давай попробуем связаться с такими людьми. В паре-тройке миров у меня есть выходы на воров, которые специализируются на артефактах. Но вдруг они что-то знают о том, что ты сказал. Хотя я не понимаю, как можно получать удовольствие, когда причиняешь боль. В вашем мире такое было?

— И такое, и другое. Пошли.

Они решительно отправились в командный пункт ЦБ. Там Салех развил бурную деятельность по организации связи с разными криминальными структурами. Когда знаешь где искать, обнаружить искомое намного легче. Прошло две декады, но Ольга словно в воду канула. Были налажены связи со многими ворами в разных мирах. Совет Алиана дал добро на использование средств мира для подкупа нужных людей и выкупа сведений. Крутилась машина поиска, Салех спал урывками, практически ничего не ел, но все усилия уходили словно в песок. Когда прошла третья декада, Виран насильно выгнал его домой, отоспаться, вымыться и хоть немного отдохнуть. Дома Салеха ждал принц Алекс.

— Чем обязан? — неприязненно спросил он визитёра. Не нравился ему этот представитель королевской династии.

— Я пришёл, чтобы упростить вам жизнь.

— И каким же это образом?

— У меня есть сведения о госпоже Ольге.

— Что?!!! Вы знаете где она?!!! Что с ней?!!

— Она у меня. — Алекс спокойно смотрел на Салеха. — Можете попробовать меня ударить.

Салех молча ринулся на него, но не добежав сантиметров двадцать натолкнулся на непробиваемую стену, влепился в неё со всего размаха, разбил руки в кровь, отлетел, упал, снова поднялся и ринулся в бой. Так продолжалось несколько раз. От ярости Салех не замечал боли и крови, капающей с разбитых кулаков. Некоторое время Алекс спокойно смотрел на безуспешные попытки измолотить его, но вскоре это зрелище ему надоело.

— Сядьте и успокойтесь! Пробить силовой щит у вас никогда не получится. А поговорить надо.

Но Салех вновь и вновь кидался на врага.

— Ну что ж. Вы сами заставляете меня идти на неприятные мне меры. Это, конечно, потребует некоторого лишнего расхода энергии, но придётся… — Алекс вытащил из кармана костюма небольшую коробочку, светящуюся разными огоньками и нажал несколько кнопок. Тот час Салех почувствовал, что не может двинуть и пальцем. Небрежный жест принца, и Салех усажен на стул в гостиной.

— Вот теперь можно поговорить. Вы можете мне отвечать, голосовые связки не парализованы. После нашего разговора я уйду, а вы через несколько минут будете свободны.

— Что тебе надо? — Салех практически рычал от ненависти.

— Не надо быть таким грубым. — принц поморщился. — И как такая прекрасная женщина, как Ольга могла быть рядом с вами? Она же совершенно не ваша пара. Вы слишком разные, чтобы быть вместе. А что мне надо от вас? Ольгу.

— Что?!!!

— Вы не ослышались. Мне нужен развод для Ольги.

— Где она?

— У меня, конечно.

— Почему сама не пришла?

— Да она же вас боится. Ей придётся рассказать о том, что она вас не любит, что ребёнок, которого вы считаете своим, на самом деле не от вас. Ваша реакция на эти новости? Правильно, вы бы просто убили её.

— Ребёнок не мой? — в голове Салеха всё помутилось. — А чей же?

— Мой. — просто и спокойно ответил принц. — Удивлены? А зря. Ну да, Ольга практически никуда не выходила, но ведь вы уходили на работу на весь день. А я в то время очень усиленно искал Стану и совершенно случайно, в прочем я этому случаю неимоверно благодарен, постучался в вашу дверь. Тогда-то и началась наша связь. Дальше, больше, очень скоро моя возлюбленная призналась мне, что ждёт ребёнка. Как вы уже знаете, наша королевская семья умеет определять отцовство плода. Я был безмерно счастлив, узнав, что Ольга носит моего малыша. Потом подвернулся очень удобный момент для её побега. Теперь нам просто необходимо узаконить наши отношения, не гоже маленькому принцу расти в чужой семье. Да и Ольга меня любит.

— Ложь! Наглая ложь! На Зорте Ольга была со мной! А тебя терпеть не могла!

— Игра. Нам же не нужен был скандал, правда? А то, что вы бы его устроили, сомнений не вызывает. Кстати, Ратмар и Стана совершенно не в курсе наших отношений. Так что, винить их ни в чём не следует. Это я на всякий случай, если вы захотите сделать им какую-нибудь гадость.

— Я не верю тебе! Пусть она сама придёт и скажет мне прямо в глаза!

— Не хочу подвергать лишним волнениям мою любимую, тем более в её состоянии. Но выход есть. Коль уж вы мне не верите, может вот это вас убедит.

Алекс положил на стол небольшой планшет, нажал на его углу большую кнопку, и над столом возникло изображение Ольги. Салех жадно вглядывался в любимое лицо.

— Здравствуй. — голос Ольги был немного печален. — Извини, что так получилось. Но прошу тебя, поверь принцу. Я очень не хотела обманывать, но сердцу не прикажешь. Прости и прощай. — прошелестели последние слова.

— Не может быть… — сознание Салеха отказывалось принимать страшную правду. — Не может…

— Может. — казалось Алекс испытывает к побеждённому сопернику искреннее сочувствие. — Смотрите дальше и вы поверите.

Следующие сцены рвали сердце по живому. Ольга и Алекс слились в нежном поцелуе, предаваясь откровенным ласкам, Алекс гладит увеличившийся живот любовницы, вот они гуляют по цветущему лугу, срывая цветы и осыпая ими друг друга, весело смеются и снова целуются. Последней шла совсем уж неприличная сцена, Алекс, не торопясь снимает с Ольги платье, обнажая высокую грудь, а она расстёгивает на нём рубашку. На заднем фоне маячит готовая кровать. В голове Салеха отчётливо прозвучал вопрос, который давно, ещё на Земле, задала ему Ольга: «А мне ты дашь шанс? Ты отпустишь меня, если я полюблю другого?!» Это его добило.

— Хорошо, — с ненавистью глядя на счастливого соперника. — я дам развод. Где и что подписать?

— Вот здесь и здесь. — Алекс протянул ему листы пластика. — Я освобожу только одну руку. Мне не надо, чтобы на свадьбе я был с синяками. А она состоится сегодня же.

Салех, тупо глядя на исписанный текстом пластик, поставил свои подписи в указанных местах. Внутри у него была гулкая и звонкая пустота. Ещё час назад он жил, пусть призрачной, но надеждой, что Ольга вернётся, что она снова будет с ним. Родится малыш, потом ещё и ещё будут дети. Не менее трёх. И каждый день Ольга будет подставлять свои сладкие губы для поцелуя, будет таять в его руках, во время их жарких ласк. Но жизнь распорядилась иначе. Та, которую он любил больше жизни, предала его, вырвала сердце и искрошила на мелкие кусочки.

— А ты не боишься, что и тебя она бросит, как меня? — уже чтобы уязвить и больно уколоть Алекса спросил Салех.

— Нет, не боюсь. Я умею бороться за свою любовь и выигрывать. Ольга будет только моей. И первым моим шагом будет полная блокировка порталов прохода и связи Зорта с Алианом сразу же после моего ухода.

Собрав подписанные документы, Алекс открыл портал и исчез в нём.

— Салех! — раздался голос Вирана, который связался по капси. — Вся связь с Зортом пропала! Мир закрыт наглухо с их стороны!

— Знаю. — мрачно ответил Салех, чувствуя как способность двигаться возвращается. — Отбой всем поискам. Я знаю где Ольга.

— Где?!

— На Зорте. Это из-за неё мир закрыт.

— И ты ничего не будешь предпринимать?!

— А что я должен сделать?! — взорвался Салех. — Она изменила мне с принцем. Более того, она залетела от него, а мне говорила, что ребёнок мой! Я сейчас этому любовничку подписал все документы на развод! Пусть катятся ко всем чертям! Все бабы сволочи и эта оказалась не исключением! А какой порядочной прикидывалась! — и Салех от души и смачно выматерился.

— Не верю… — после непродолжительного молчания произнёс Виран. — Не верю… Это не про Ольгу.

— А я видел, как они милуются. Эта сволочь не постеснялась заснять их развлечения и показать мне!

Повисло тягостное молчание.

— И что ты будешь теперь делать? — нарушил тишину Виран.

— Жить! Здесь, в этом мире. На Землю всё равно не вернусь. Там мне верная смерть, особенно в моём нынешнем состоянии. Сам под пулю полезу.

* * *

Сердце Алекса пело от счастья. Его Ольга, его лайна свободна! Как же легко ему удалось провести этого доверчивого Салеха! Немного фантазии, куча вранья, подделка изображений, и вот готов убойный коктейль, которым он захлебнулся! Поверил, как младенец. Даже немного жалко его. Но всё позади. А впереди самое приятное. Их союз. Скоро прибудут Соединяющие Души, и тогда он, принц Алекс вступит в законный брак с госпожой Ольгой. Осталось только подготовить невесту.

Ольга стояла на широкой террасе, подставив лицо полуденному солнцу. Прошло уже более тридцати дней её плена. Положение было даже хуже, чем на Земле. Там она хоть в Академию могла ездить, пусть с охранниками, пусть к ней никого не подпускали, но свободы было больше. Они с Салехом могли ходить в кино, театр, на выставки. А как здорово прошёл новогодний праздник! Ёлка в лесу, искрящийся снег, хоровод в полночь под свет звёзд, море танцев. И такие надёжные, теперь любимые руки… За что же ей сейчас такое наказание? За то, что полюбила, наконец? Кому из богов помешало её тихое счастье? По лицу потекли горячие слёзы. Малыш тихонько толкнулся в животе. Ольга быстро вытерли солёные дорожки. Тихо, маленький, мама больше не будет плакать, нам надо быть сильными, нам надо к папе вернуться. И тогда всё будет хорошо. У тебя просто замечательный отец! Сильный и нежный, ты скоро подрастёшь, и мы все вместе будем радоваться жизни. Осталось найти выход из этой тюрьмы. Шикарной, комфортабельной, уютной, но тюрьмы, где слуги склоняются в почтительных поклонах, величают принцессой, а самое главное, не оставляет в покое персональный тюремщик. Ни днём, ни ночью.

За спиной послышались шаги. Она уже узнавала их. Опять он. Требовательные руки уже привычным жестом легли ей на плечи, развернули к нему лицом, его горячие губы нашли её. Вырываться бесполезно, спеленает силовыми линиями, обездвижит и всё равно сделает то, что хотел. И хвала всем здешним и не здешним богам, что дальше рук и губ ничего не позволяет себе, видимо из-за её интересного положения. Поэтому жизненно важно найти способ исчезнуть отсюда до родов. Салех, бедный, там с ума сходит. Он же не знает, где она и что с ней.

— Как ты, малышка? — Алекс потёрся щекой о её лицо.

— Без тебя было бы лучше! — она попыталась отстраниться, но, как всегда, безрезультатно.

— У меня новости от Салеха. — он нежно улыбнулся, подталкивая её в дом. — Пойдём, я тебе кое-что покажу.

Новости о Салехе! Ольга быстро, насколько могла, поспешила в замок. Наконец-то пытка неизвестностью кончится. Может Салех скоро придёт сам или заставит через Ратмара отпустить её на Алиан, домой. В гостиную почти вбежала.

— Говори! — ждать сил уже не было.

— Сначала сядь. — Алекс придвинул к столу кресло, усаживая её. — Вот, смотри. Твой уже бывший муж дал тебе развод. — принц выложил перед Ольгой несколько пластиковых листов, на которых она прочитала официальный текст расторжения их брака.

— Не может такого быть… — занемевшими губами прошептала она. — Этого не может быть.

— Но это есть. Теперь ты полностью свободна. Он даже отказался от своего ребёнка, заявив, что он не его. Вот здесь, читай.

Буквы расплывались в глазах, но Ольга вытерла слёзы и всё-таки смогла прочитать о том, что Салех Умаров официально отказывается от ребёнка, которого носит его бывшая жена Ольга и никогда, ни при каких обстоятельствах не будет претендовать на отцовство. Это было последней каплей. Глаза заволокла чёрная пелена, и Ольга провалилась в обморок.

— Вы точно уверены, что это им не повредит? — голос Алекса, глухой и тягучий, доносился словно из-под земли.

— Да, ваше высочество. — кто-то ему отвечал. — Это укрепляющий настой. Он поможет вашей избраннице пройти обряд Соединения Душ.

К губам Ольга поднесли чашку с отваром. Живительная влага пролилась в сухое горло. Стало намного легче, голова перестала шуметь, а действительность начала приобретать чёткие контуры.

— Не переусердствуйте, ваше высочество. — голос лекаря звучал несколько обеспокоено.

Чашка тот час исчезла. Ольга непроизвольно потянулась за ней. Пить всё ещё хотелось.

— Не торопись, моя малышка. — ненавистные руки поддержали голову. — Сейчас принесут сок и ты напьёшься. А пока немного полежи спокойно. Тебе надо отдохнуть. Стресс был очень сильным, но я помогу тебе с ним справиться.

Через некоторое время её передали в деятельные руки служанок. Её купали, одевали, причёсывали, кормили. Ольга послушно выполняла все просьбы её камеристок. А в голове набатом бился только один вопрос: как он мог? Как Салех позволил себе отказаться от их ребёнка. Ведь он так его хотел, более того, он его требовал. Мечтал о нём, грезил. И так просто отказался. Всё это на него не похоже. Совершенно. Где же подвох? Где ниточка, за которую можно потянуть, чтобы размотать весь клубок недомолвок и лжи, что её опутал? Этот замок… Из него не сбежать обычным путём. Уже проверила. Только через портал, код к которому только у принца. Более того, никто, кроме него и тех, кого он считает нужным провести, не может прийти или покинуть это место. Как заставить Алекса увести её отсюда? Нет ответов. Только одни вопросы и преграды, о которые она бьётся, словно пойманная в силок птица.

— Средство проверено? — принц был рядом с их комнатой.

— Да, ваше высочество, совершенно безопасно и тщательно проверено. В этой капсуле хватит на час. — голос лекаря был спокойно-убедителен.

Дверь открылась и Алекс замер на пороге, любуясь Ольгой, стоящей у зеркала. Она тоже взглянула на себя. Нежно-зелёное свободное платье, спадающее мягкими складками, скрывало немного округлившийся живот, было расшито белыми цветами, отросшие ниже лопаток каштановые волосы уложены в затейливую причёску, украшенную каплями драгоценных камней. Платье… Зелёное… Цветы… Белые… Хризантемы… Ольгу словно пронзила молния. Это уже было, она уже так стояла у зеркала в похожем платье. Зачем сейчас её так нарядили? В глазах заметалась паника. Алекс понял, что сейчас что-то произойдёт, быстро шагнул к ней и обнял за плечи, крепко прижимая к себе.

— Тихо, моя малышка, тихо. Спокойно, всё будет хорошо. — немного отодвинув локоны, поцеловал в шею, одновременно прикладывая какую-то капсулу с другой стороны, чуть ниже уха. Несколько мгновений ещё прижимал к себе, потом отпустил — Как ты, маленькая?

— Хорошо. — голос Ольги был немного заторможен.

— Посмотри на меня. — Алекс не сделал ни одной попытки приподнять её лицо, но Ольга послушно посмотрела на него. — Хорошо. — его губы улыбались. — А теперь обними меня. — её руки обвились вокруг шеи принца. — Отлично. Поцелуй меня, моя лайна. — голос жениха звучал несколько напряжённо, но он напрасно беспокоился, Ольга с жаром прижалась к его губам. Он немедленно ей ответил.

— Ваше высочество, — в идиллию вторгся новый голос. — Время идёт. Поторопитесь. Мне не хотелось бы давать вторую дозу.

Не говоря ни слова, Алекс подхватил невесту и исчез в телепорте. Он стремился в ритуальный зал замка, где были собраны все его обитатели, начиная с управляющего, заканчивая самым последним поварёнком. Их появление у алтаря было встречено радостными криками. Что бы Ольга не думала о своём похитителе, принца в народе любили. Все знали, что он приложил не мало усилий для устранения правящих садистов и насильников. И сам никогда и никого не убивал и не пытал. С приходом на трон Ратмара, которому Алекс посоветовал передать корону, в их мире начались перемены к лучшему. Народ это оценил. Поэтому и на Ольгу пала народная любовь, как на избранницу принца.

Алекс подвёл Ольгу к алтарю, богато украшенному цветами и драгоценными камнями, положил её руки на матовые шары, укреплённые по бокам каменного постамента.

— На все вопросы ответишь «да». -тихо шепнул он на ухо и встал напротив неё, так же положив руки на сферы.

Ольга согласно кивнула головой. Разве она могла сделать иначе? Она просто обязана сказать то, что ей приказали. Церемония началась.

— По доброй ли воле вы пришли сюда? — некий важный господин в белоснежном костюме задал первый вопрос.

— Да! — Алекс внимательно смотрел в глаза Ольге.

— Да! — чётко и ясно ответила та.

— По доброй ли воле вы решили связать свои души и жизни?

— Да!

— Да!

— По доброй ли воле вы решили быть рядом до самого последнего вздоха?

— Да!

— Да!

— Властью, данной мне, объявляю ваш союз свершившимся!

Присутствующие на церемонии взорвались приветственными криками.

Вот и всё! Алекс расслабился и быстро прижал к себе Ольгу. Уверения, уверениями, но вдруг действие препарата не продлится час, а закончится раньше?


11

— Благодарю вас, мои подданные! От себя и моей лайны! А сейчас нам надо отдохнуть. — он с намёком слегка потянул Ольгино платье так, чтобы материя обтянула выступающий животик и нежно его погладил. — Всем, кроме дежурной смены, можно начать праздновать!

Народ снова прокричал здравицы, уже в честь будущего наследника. А принц, подхватив жену на руки, исчез в телепорте.

* * *

Виран в ярости молотил хвостом по каменной стене пещеры. Он не понимал, как Салех мог так легко сдаться и поверить в то, что ему рассказал и показал этот зортец. Пусть он хоть трижды принц, но врать умеют все. И слова чести Алекс никому не давал. Рррррр!!! От хаоса в мыслях изо рта вырывалось только примитивное рычание. И это у него, который всегда славился чёткостью и ясностью мысли, умением самую сложную ситуацию разложить по полочкам и вычленить конструктивное зерно, отделив шелуху от ерунды. Надо бы обратиться в человеческую ипостась, но гнев, застилающий мозг, мешал. Так, Виран, сказал он сам себе, соберись немедленно, иначе ещё долго тебе ходить с хвостом и околачивать им камень. Видела бы тебя Ольга, испугалась бы и на сотню шагов потом не подпустила бы. Ольга… Её стройный силуэт стоял в глазах. Она не была классической красавицей, но что-то в этой девушке заставляло выделять её из толпы, на ней останавливался взгляд, и возникало желание присвоить её, отобрать у всех и спрятать, а там холить, баловать, лелеять, любить. Сама она не догадывалась о своей власти над мужчинами. А сейчас, наверное, уже и страдала от неё. Не просто так этот принц заграбастал её к себе. Хоть бы увидеть её одним глазком, перемолвиться одним словом. Но каков интриган! По рассказам Салеха, он их еле переносил, чуть ли не презирал. И глянь-ка, умыкнул их талисман, да ещё и намертво закрыл все проходы в Зорт. Нет. Он сейчас пойдёт к Салеху и вытрясет из него все подробности разговора с этим родственничком Станы.

Раз, два, три, дыши, Виран, равномерно дыши, успокаивайся. Иначе придёшь к главе ЦБ с хвостом. А он в двери не пролезет, как разговаривать будешь? Надо, чтобы их не слышали, не видели. Никто ещё не знает, что Салех отказался от Ольги и их ребёнка. И не надо никому знать. Вроде получается, ещё немного и можно будет идти на двух ногах. Раз, два, три, спокойно, ещё спокойнее. Всё! Готово! Снова человек. Можно выбираться из пещеры. Только под ноги смотри, а то тут кто-то очень неуравновешенный стены покрошил, камни раскидал. Ладно, потом приберусь. Сейчас к Салеху, устроить ему допрос с пристрастием. А на заднем плане крутится мыслишка, ох крутится… А что если Салех и действительно не захочет возвращать Ольгу? Тогда она свободна… Его, Вирана, семья примет девушку и малыша с радостью. Какая разница от кого ребёнок, если любимая будет рядом. А потом они ещё маленького родят… Дракена… Виран тяжело вздохнул, хоть помечтать…

Салех был в своём кабинете, рассматривал последние донесения с постов охраны.

— С Зортом по прежнему? — Виран не стал тянуть резину.

— Да. — последовал мрачный ответ. — А тебе-то что?

— Зря ты эти бумаги подписал. — Виран не отступал.

— Не твоё дело!

— Нет, моё! Посмотри на кого ты стал похож! Почернел, словно в земле извалялся! Глаза тусклые, как у покойника. Ты сдался, проиграл ещё не начав бой!

— Какой бой?! О чём ты говоришь?! — Салех действительно чувствовал себя не лучшим образом.

— Бой за Ольгу, за свою жену, которую ты любишь! Или только говорил, а на самом деле так, просто рядом проходил?

— Любил! Но то, что она сделала, не прощу никогда!

— Уверен, что сделала? Ты с ней говорил? Она подтвердила? — Виран был возмущён наивности друга. — Что наболтал тебе этот хлыщ?

— Он записи мне показал, где они запечатлены в очень откровенных ситуациях. И Ольга сказала мне сама, что уходит от меня.

— Так сама сказала или запись была?

— Запись.

— Салех, ты из какого мира к нам пришёл? У вас там, что средства связи только почтовые птицы? А оружие луки и мечи? Или всё-таки техника присутствовала?

— Не утрируй. Земля довольно-таки развитая в техническом плане планета.

— Так какого же ты демона поверил каким-то записям, которые спокойно можно сфабриковать?! Или же у вас подделками не занимались?! Такие вещи, как монтаж, перезапись звука, озвучка текста разными голосами тебе знакома? Вот если бы при встрече она сама сказала, что уходит, тогда ещё можно было поверить, да и то с натяжкой. Человека можно же накачать препаратами и заставить делать то, что прикажут. Я на твоём месте начал бы искать путь на Зорт и разобрался бы с ситуацией на месте. Глаза в глаза, но с проверкой на истину.

— Ты думаешь… — мысли у Салеха начали какую-то дикую пляску.

— Я не думаю, я уверен. Ольга не стала бы за твоей спиной шашни заводить. Он не такая. Твоя жена была верна тебе до неимоверности. Не скрою, я пытался оказывать ей знаки внимания, но она игнорировала меня с холодностью зимней стужи. Однажды я просто к ней прикоснулся, и знаешь, что потом было?

— Что?

— Да она мне так засветила, что я неделю с синяком под глазом ходил!

— Так это она тебе?..

— Она. Только за одно прикосновение. Она же открытый и честный человек, который совершенно не умеет скрывать свои чувства. Если бы она нашла себе другого, ты первый узнал бы об этом.

Салех сжал голову руками. Проклятый взрывной характер! Пока Ольга была с ним, пока она была рядом, подчинялась всем его требованиям и просьбам, ничто не вызывало вспышек ярости. Ольга гасила его огонь одним лишь своим присутствием. За то время, что они были вместе, Салех ни разу не повысил голос, все проблемы решались практически мирно. Да, он диктовал свои условия, настаивал на том, что именно он во всём прав, брал всю ответственность на себя, но делал это со спокойным, холодным и ясным рассудком, а не в яростном порыве что-то кому-то доказать. Все его действия, даже принятие рассказа Аланни и Алиши, были спокойными и логичными. Только теперь, потеряв Ольгу, он понял, насколько в ней нуждается. Этот принц великолепно сыграл на его темпераменте, только откуда узнал, на какие кнопки надо надавить, какие струнки души необходимо затронуть, чтобы так быстро вывести из себя и получить желаемое? А самое главное, что теперь делать, чтобы вернуть потерянное, как склеить то, что сгоряча разбито им? Голова гудела от напряжения. Мысли носились ураганом. Но была среди них и такая, что вгоняла в сильнейшую тоску, а вдруг Ольга и правда полюбила другого и тщательно это скрывала? И как узнать его ли ребёнка она сейчас носит? Мысли и сомнения, сомнения и мысли, они сводят с ума, не давая разложить спокойно всё по полочкам.

Виран с жалостью смотрел не начальника. Похоже, что тот наконец начал понимать, в какую пропасть сам себя столкнул. Ну что стоило потребовать у принца личной встречи с женой? Хотя не факт, что Ольгу при этом не накачали бы какой-нибудь гадостью. Этот Алекс, похоже, готов идти до конца, лишь бы оставить себе её. Переиграли его начальника по всем статьям. Но ещё не вечер, ещё может быть можно что-то сделать и вернуть Ольгу на Алиан. Да. Главное вернуть, а там уж как карта ляжет. И если что, то он, Виран, своего шанса не упустит.

* * *

Сон не хотел отпускать, окутывая своими липкими щупальцами. Но надо проснуться, необходимо, произошло что-то неприятное, непоправимое, неимоверное. Надо вынырнуть, глотнуть свежего воздуха, позвать на помощь. Руки, сильные, надёжные, они поддерживают и успокаивают. Что-то прохладное касается лица, становится намного легче. Мягкий убаюкивающий шёпот смывает страх. Ещё немного и сон отпускает, уползая за грань небытия. Ольга с трудом открыла глаза, в голове шуршал, пересыпаясь из стороны в сторону, целый бархан песка. Казалось, что кошмар не кончился. Рядом лежал принц Алекс. Он что-то негромко говорил ей, время от времени протирая выступающий на её лице пот влажной салфеткой. Она непроизвольно застонала от бессилия что-либо сделать.

— Совсем плохо? — заботливо спросил принц. — Потерпи, скоро станет легче.

— Верни меня домой, я там быстрее приду в себя. — слабая попытка отделаться от него.

— Маленькая моя, мы с тобой поговорим, когда тебе станет легче. Ещё чуть-чуть, и всё пройдёт. Вот выпей.

К губам поднесли стакан с какой-то жидкостью. Ольга послушно выпила. Не станут же её травить, побоятся за ребёнка. Прислушалась к себе. Действительно, становилось легче с каждой секундой. Очень скоро она почувствовала себя просто замечательно. Алекс, заметив это, нежно улыбнулся и поцеловал в уголок рта.

— Вот и замечательно. — поднялся он с кровати. — Пойдём в душ, помогу смыть с тебя все неприятности.

— Я сама. — Ольга неторопливо сползла с простыни. А сама подумала, что если бы неприятности можно было смыть простой водой, то насколько счастливее она стала бы.

Алекс отрицательно покачал головой и, не слушая никаких возражений, снял с неё всю одежду, поставил под живительные струи и начал аккуратно мыть. Ольга прислушалась к своим ощущениям, мужские руки не приносили ничего, кроме умиротворения. Как принцу удавалось такое, она не понимала, но его руки ничуть не возбуждали, хотя и касались самых интимных мест. Потом он вытирал её так же целомудренно и нежно.

— Сегодня мне надо будет уйти после обеда. — Алекс вместо камеристки помогал одеваться. — Сейчас позавтракаем и пойдём на террасу, которая тебе понравилась. Отныне там стоят удобные диваны, так что можно долго сидеть, принимая солнечные ванны, которые тебе очень полезны.

* * *

Алекс поцеловал сестру в щёку.

— Здравствуй, сестричка, что нового?

— Да вот, дошли о меня некоторые вести, о то, что мой брат женился. — Стана вопросительно взглянула на Алекса. — Сплетни или как?..

— Или как. Действительно женился вчера.

— Ну ты и паршивец, дорогой братик! И на свадьбу не пригласил и не познакомил с невестой!

— Стана, поверь, если бы ты там была, то свадьба не состоялась бы. А избранницу мою ты знаешь очень неплохо. Я собственно и пришёл, чтобы пригласить вас с Ратмаром в гости в Горный Замок. Вчера моя жена переволновалась, почувствовала себя не очень хорошо. — он не стал говорить, что Ольге было плохо после того, как он её накачал сывороткой подчинения. — Сегодня ей намного лучше. Так что, если есть желание, то зови Ратмара и пойдём. Без меня вы туда не попадёте, я портал на себя настроил.

— Что, боишься, убежит жена? — Стана весело смеялась.

— Боюсь. — совершенно серьёзно ответил Алекс. — Очень сильно боюсь.

Ольга снова была на солнечной террасе. Здесь не давили стены, создавалась иллюзия хоть какой-то свободы. Да и солнце, действительно было нужно. Зашуршал песок под ногами, снова он, тюремщик. И не один. Кого же на этот раз принесло с ним? Лекаря? Так она нормально себя чувствует.

— Алекс, хватит интриговать! — услышала она знакомый женский голос. — Показывай свою избранницу!

— Стана?! — Ольга поднялась одним резким движением и покачнулась от внезапного головокружения.

— Ольга?! — королева была удивлена не меньше.

— Осторожнее! — Алекс подхватил Ольгу, не давая упасть. — Ну зачем ты так неосторожно!

Стана, широко раскрыв глаза, смотрела на практически семейную сцену заботы мужа о беременной жене. Алекс же аккуратно посадил Ольгу на диванчик и устроился рядом, приобняв её за плечи. Она попыталась отстраниться, но сильные руки не дали.

— Как давно Ольга здесь? — голос Ратмара был спокоен, но сам он хмурился.

— Всё то время, что её искали. Для меня она и не пропадала. Я сам привёл её сюда, не дав возможности уйти на Алиан.

— Стана, Ратмар! — Ольга больше не могла молчать. — Я хочу домой, к мужу! Прикажите принцу отпустить меня!

— Ты моя жена! — Алекс без труда удерживал пытающуюся вырваться Ольгу.

— Ничего подобного! У меня Салех муж!

— Он дал тебе развод! И от ребёнка отказался!

— Врёшь! Он не мог такого сделать!

— Ты читала документы!

— Как развёлся, так и снова женится!

— Но я — то тебе развода не дам! — они кричали друг на друга, забыв о том, что не одни.

— ТИХО! — рявкнул королевским рыком Ратмар. — Кто-то один рассказывает.

— И это буду я. — Алекс ничуть не испугался, тогда как Ольга непроизвольно в страхе замерла. — Я знал, что украду Ольгу и сделаю моей женой в тот же день, когда в первый раз её увидел на переговорах с вами в «зоне пустоты». План моих действий возник буквально в несколько мгновений и, как видите, я претворил его в жизнь. Самым трудным было ожидание, видеть как тот, другой, касается её, знать, что она только ему улыбается. Единственной отрадой был медленный танец, который я вытребовал для себя и в котором мог хоть не на долго касаться Ольги. Может быть, если бы не это, я не сдержался бы и всё пошло бы на перекосяк. А так всё прошло без сучка и задоринки. Между прочим, Салех добровольно подписал все необходимые бумаги.

— Не верю! — Ратмар действительно не верил в такое.

— Так смотри!

Алекс совершенно спокойно достал планшет и показал запись его разговора с Салехом.

— Ну и сволочь же ты, Алекс! — грохнул Ратмар.

— Не лучше тебя, зятёк! Ты вспомни, у кого Стану увёл?

— Она не была замужем!

— Неужели? Замужем, да. Но она была помолвлена, что мало отличается от заключённого брака, разве что супружеские обязанности до ритуала не исполняются. И кто помог вам быть вместе, кто поддерживал и скрывал вас? Ты нашёл своё счастье, я за тебя радовался. Когда же я обрёл своё, ты назвал меня сволочью! Где справедливость?!

— Стана моя лайна!

— А Ольга моя лайна!

Ойкнула Стана, закрывая рот ладошкой, и на площадке воцарилась мёртвая тишина.

— Я наконец могу уйти домой на Алиан? — Ольга нарушила гнетущее молчание.

— Так, мужчины, — Стана пришла в себя. — Идите-ка по бокалу вина выпейте, успокойтесь. Нам надо поговорить о нашем, о девичьем.

Мужчины молча ушли, стараясь не смотреть друг на друга. Стана присела на диванчик рядом с Ольгой.

— Ты как? — Стана кивнула на живот подруги. — Нормально?

— В этом плане всё в порядке. За мной следят, как за хрустальной вазой. Одно только мучает, как Салеху всё это объяснить? Он же ревнивый до безобразия. Он же не поверит, что между мной и принцем ничего не было.

— Ольга, — Стана с жалостью посмотрела на подругу. — Ничего объяснять не надо, ты на Алиан не вернёшься.

— И ты тоже меня предашь?! Почему? Что же такого я сделала?!

— Алекс тебе не рассказал, что значит «лайна»?

— Алекс нет, а вот ты кажется что-то говорила. Вроде любимая, единственная.

— Ну да, это так. Только это для тех, кто не с Зорта. Им хватает такого объяснения. А на самом деле… Давным давно в нашем мире жила одна богиня, звали её Лайна. Была она прекрасна, нежна и доверчива. Такое, увы, и среди богов случается. Может её оправдает то, что она была ещё совершенно молодой, всего несколько тысяч лет насчитала на момент того, что произошло. Однажды встретила она молодого человека, принца одного из королевств, что в те времена существовали в нашем мире. Как и водится, полюбили они друг друга, поклялись в вечной верности. Предстала она перед ним в образе дочери небогатого графа. Бессмертная знала, что переживёт своего возлюбленного, но это её не остановило. Она хотела прожить его жизнь рядом с ним, «стареть» в согласии с человеческим организмом и, похоронив его, якобы самой умереть. Никто из богов не осудил Лайну, потому что ей было тяжелее, чем принцу. Ведь после его смерти, она жила бы с памятью о той любви, что они дарили друг другу. А настоящая любовь всегда живёт в сердце, богини или человека, не важно. Единственное, что огорчало богиню, это то, что она не могла дать ребёнка своему любимому. Может и прожили бы они так, как и мечтала Лайна. Но король той страны решил по-другому, хотя у него и были другие сыновья, которые могли дать наследников. К несчастью, встреченный богиней юноша был старшим сыном. Ему нашли невесту в соседнем королевстве, и принц подчинился отцовскому диктату, но ничего не сказал богине. Она пришла на свадебный пир посмотреть в глаза предавшего её. В ответ на справедливые упрёки, тот только что-то невразумительно промямлил про свой долг перед страной. Увы, видимо парень не так сильно любил Лайну. Но что мешало ему сразу признаться, что не пылает к ней неугасимой страстью. Нет же, он жил с ней, как с законной женой, расточал клятвы верности в обмен на ласки. И, если бы это была обычная девушка, опозорил бы её перед всем светом. Глядя ему в глаза, Лайна поняла, что принц не любил её, только пользовался её телом и любовью. Словно отравленный кинжал ударила правда в сердце бессмертной, ибо и боги умеют страдать. Прокляла она наш мир, предсказав, что отныне среди королевских отпрысков мужского пола всегда будет хоть один, который встретит ту, что для него будет единственной любимой, без которой ему не будет жизни. И не всегда его любовь будет взаимной. В этом случае, если принц не сможет удержать возле себя его лайну, любыми способами, будет умирать в страшной тоске. Жизнь его будет короткой и наполненной только болью от неразделённой любви. После этого Лайна покинула наш мир навсегда.


12

— Сказки. — Ольгу не впечатлила эта легенда.

— Не скажи. — Стана грустно покачала головой. — За несколько десятков тысяч лет, что прошли после этой «легенды» в каждой королевской находится тот, кто получает это проклятие.

— И как же справлялись с такой ситуацией?

— По разному. Кто-то действительно умирал, если его лайна не была рядом. Кто-то крал свою любовь, пряча ото всего мира, как Алекс тебя. Некоторые девушки добровольно соглашались становиться принцессами, не любя своего мужа, но уважая его. Самыми счастливыми были те, кто в своей лайне находил истинную пару, как мы с Ратмаром.

— Но ты Ратмара назвала как-то лайном.

— Для меня назвать так Ратмара значит сказать ему, что я безумно люблю его и никогда не предам, не брошу, пойду на смерть, либо в изгнание, лишь бы быть рядом.

— А как принцы узнают лайна это или нет? Ведь в моём случае Алекс может просто придумать, чтобы удержать меня. А потом, когда я ему надоем, просто вышвырнуть, как использованную вещь.

— Не говори ерунды. Алекс, даже если бы ты и не была его лайной, а просто возлюбленной, никогда тебя не оставил. Но узнать, что встретил лайну для мужчины легко. Возникает твёрдая уверенность в этом. А потом, если девушка или женщина не остаётся рядом, начинаются муки. Пропадает сон, аппетит, в общем, все симптомы неразделённой любви. Для Алекса очень важно теперь быть с тобой рядом, касаться тебя, оберегать и заботиться. На других он теперь и не взглянет.

— А ничего, что я замужем за Салехом?

— Ничего. Бывало и такое. И крали замужних, добиваясь всякими путями их развода, чтобы не плодить незаконнорожденных наследников.

— И то, что я не люблю Алекса, тоже не играет никакой роли?

— Ольга, скажи честно, он тебе противен? Только не криви душой. Алекс красивый мужчина, ведь так?

— Так.

— Останься с ним по доброй воле. Я слёзно тебя умоляю. Мне страшно думать, что он умрёт от того, что ты его бросишь и исчезнешь. Салех хороший человек, и, если бы не это проклятье, я смогла бы что-то для него сделать, помочь тебе к нему вернуться. Но раз так распорядилась судьба…

— А как же?.. — Ольга положила руку на живот.

— Это-то не проблема! Если Алекс объявит, что это его ребёнок, а он обязательно это объявит, то все так и будут считать. Тем более, что Салеху он так и сказал. Теперь только ты знаешь от кого беременна. Но тебе никто не поверит, потому что Алекс поклянётся всем, что нам свято, а я поддержу его в этом.

— Это подло!

— Не подлее сознательно обрекать человека на смерть, зная, что можешь подарить ему счастье!

* * *

— Садись. — Алекс привёл Ратмара к себе в кабинет и указал на кресло у стола. — Сейчас принесут вина. А пока прочитай вот это. — и он подал королю лист пластика.

— Что это? — принял текст Ратмар.

— То, над чем мы думали в детстве, смеялись в юности и сейчас забыли. Но перед самым переворотом я снова нашёл его в нашей библиотеке. Это пророчество, известное во всех королевских семьях, но в которое мало кто верил, потому что никогда не случалось так, что принцы свергали своих отцов. В нашем мире смена власти была строго по наследованию, после смерти короля. Заметь, естественной смерти. Содержимое помнишь?

— С годами забыл. Да и в юности не придавал значения.

— А я теперь помню его наизусть. Слушай. «Однажды, когда дети врагов полюбят друг друга настолько сильно, что забудут о вражде, случится то, что никогда не было ранее в нашем мире. Обагрится кровью трон, потому что свергнут отцов сыновья. Все державы будут соеденены в одну непобедимую страну, в которой воцарится мир, покой и процветание. Но для того, чтобы это длилось вечно, в наш мир должна прийти женщина, которая станет единственной для королевского сына. Будет она из другого мира, не свободна и носить плод другого мужчины. Союз этой женщины и королевского отпрыска будет благословлён богами. Пока потомки этой пары будут жить в мире Зорта, до тех пор будет мир и спокойствие в нём».

— Да, вспомнил. — Ратмар потёр лоб. — Мы ещё тогда смеялись над этой чепухой. Кто же из принцев возьмёт в жёны беременную от другого женщину. Где эта неземная красотка, что так очарует. А оно вот как вышло… Знаешь, ведь Ольга и действительно приносит в мир покой. Рядом с ней становится удивительно уютно. Мои парни на Алиане в ЦБ не отличались ангельским характером, но при ней никто не позволял себе резкостей. Наоборот, все споры и ссоры прекращались и начиналось конструктивное спокойное общение. Я даже об этом Салеху сказал. Мдаа… Понимаю, почему ты прятал её ото всех.

— И дальше буду.

— Но запирать Ольгу в клетку, пусть и золотую, это по отношению к ней жестоко.

— Как только родится второй ребёнок, сразу переедем в Дом-На-Холме.

— Вот что ты задумал… — Ратмар покачал головой. — Сменишь одну тюрьму на другую?

— Можешь подсказать другой выход? Давай, я выслушаю все варианты.

Ратмар замешкался, не находя достойного ответа.

— Не можешь… — Алекс немного грустно посмотрел на короля. — Хорошо тебе советовать. Чужую беду руками разведу. Представь себя на моём месте, что бы ты со Станой сделал?

— Уволок бы к себе… — Ратмар развёл руками. — Тут ты меня уел. Только чует моё сердце, что Салех не успокоится. Я теперь со дня на день буду ждать его визита.

— Я, как глава Безопасности, закрыл все проходы в наш мир. Но это не гарантирует, что он не придёт. Хотя я сделал всё, чтобы его убедить в измене Ольги и её добровольном бегстве ко мне. Не самые лучшие действия, но ничего другого не смог придумать. Слепил буквально из того, что было.

— Если не дурак, а Салех им не кажется, пройдёт по другим мирам, как по цепочке. Так что жди в гости. Чем могу, помогу. Да и Стана в стороне не останется в этом случае.

— Пойдём на террасу, волнуюсь я за Ольгу. — Алекс нетерпеливо повернулся к двери кабинета. — В её состоянии можно что угодно натворить, потом жалеть будет, да поздно…

— Ольга натворить? Сомневаюсь. — пожал плечами Ратмар, но пошёл следом.

— Именно Ольга. Это снаружи она милая тихая девочка, сломленная обстоятельствами. Но внутри сидит ма-а-а-аленький чертёнок, и неизвестно, когда и что он предпримет. Не далее как сегодня пыталась проскользнуть в переход за мной, когда пошёл за вами. Не хочу давать её возможности что-либо предпринять. Пусть уж обустраивает наше гнёздышко.

— Хочешь сказать, клетку?

— Ратмар, прекрати! Договорились же, что иного выхода у меня нет!

Практически выбежав на площадку, Алекс увидел, что Ольга и Стана о чём-то эмоционально разговаривают. Губы Ольги дрожали, а в глазах уже стояли слёзы, руки были сжаты в кулачки так, что побелели костяшки.

— Маленькая, что ты?! — Алекс опустился перед ней на корточки и тихонько накрыл стиснутые руки своими. — Не надо, тебе нельзя… — медленно, плавным движением поднёс сжатые кисти Ольги к своим губам и начал целовать их. — Хочешь, ударь меня, накричи, только не плачь… — он перемежал поцелуи мягким поглаживанием. Ольга слегка расслабилась, обмякла и обессилено откинулась на спинку дивана. Алекс облегчённо вздохнул, истерика миновала.

Ратмар протянул Стане пластлист, который дал ему принц.

— Читай и сопоставь с нынешней ситуацией.

Стана прочитала, потом ещё раз и ещё. Глаза её округлились, она вопросительно посмотрела сначала на короля, потом на Ольгу и Алекса.

— Поняла? — Ратмар утвердительно спросил. Стана медленно кивнула. — Теперь не только твой брат будет беречь свою лайну, но и мы с тобой не имеем права допустить, чтобы она покинула наш Зорт. Всё, что угодно, но она должна быть с Алексом и родить ему детей, сколько дадут высшие силы.

— Салех… — промолвила Стана. — Он придёт…

— Придёт. — согласился Ратмар. — И уйдёт. А вот как это будет выглядеть, зависит только от нас. Есть кое-какие соображения на этот счёт. Берём Алекса и двигаем в мой кабинет. Этот план не для Ольгиных ушей.

Но для начала пришлось уложить отдыхать её, напоив успокоительным настоем, к счастью совершенно безвредным, в отличии от сыворотки подчинения. Алекс дождался пока его лайна уснёт, и только тогда переправил всех в королевский кабинет.

— Рассаживайтесь и давайте думать, господа заговорщики. — Ратмар устроился в своём кресле. — Нас всего трое, но от того, что мы предпримем, зависит, как оказывается, весь наш мир. Согласно этому древнему пророчеству, если Ольга покинет Зорт, империя, которую создали общими усилиями, может развалиться. Если останется, будет стоять до тех пор, пока здесь будет жить хоть один человек с капелькой её крови. Очень странно, что от одной маленькой, пусть милой и хорошей, девочки зависит целая планета. Мне, как прагматику, очень сложно в это поверить. Но я видел воздействие простого присутствия Ольги на окружающих. Сразу же раздоры прекращаются, как по мановению волшебства. Видимо, если её аура вплетётся в энергополе Зорта, то воздействие пойдёт на весь мир. Для меня, как для основателя новой династии, это немаловажно. Я хочу, чтобы мои потомки жили и правили в процветающей империи.

— А для меня важнее всего удержать мою лайну рядом! — Алекс нетерпеливо дёрнулся. — Я спрячу её так, что Салех никогда её не найдёт.

— И будешь до скончания века прятать? — Ратмар был не доволен недальновидностью принца. — Я немного знаю его и уверен, что так просто он не отступится. Только смерть может его успокоить. Ты готов убить его?

— Готов! Я буду защищать своё счастье любыми путями!

— Но если Ольга узнает, что убил Салеха, она никогда тебе этого не простит. — Стана покачала головой. — Тут надо хитрее. Салеха ты поймал на крючок мнимой Ольгиной измены. Теперь надо сделать так, чтобы она увидела, как он ей изменяет. Только, в отличии от твоих смонтированных записей, измена Салеха должна быть явной и сто процентно доказана. Лучше всего, если Ольга сама увидит всё своими глазами. Такого она ему никогда не простит. Светлые боги, до чего же мы опустились! Неужели это я такая мерзкая?! — Стана не выдержала и, закрыв лицо руками, расплакалась.

— Это называется политикой. — Ратмар приобнял жену. — У нас нет выхода, милая. Никто не собирается бросать Ольгу в трудной ситуации, Алекс утешить её. Надо только подобрать кандидатуру для соблазнения Салеха, если он всё таки придёт.

— Уж лучше бы не приходил! Сама от себя не ожидала такой грязной и подлой мысли!

— Ваше величество. — Алекс решил обратиться официально. — Вы в ответе за весь мир. И если покой данного мира зависит от того, чтобы два человека связали свои судьбы, а третий просто исчез, то это необходимо сделать. На одной чаше весов союз двух людей, на другой страдания одного и беспокойство за будущее миллионов. Что вы выберете?

— Как правительница, я обязана думать о своём народе, но как женщина…

— Вот именно. — Ратмар решил прекратить нервные метания своей королевы. — Сейчас не надо рефлексовать по поводу и без, а найти девушку, которая согласится сыграть отведённую ей роль.

— Есть такая. — нехотя проговорила Стана. — Я ещё на коронации её увидела и удивилась, до чего же на Ольгу похожа. Да и имя почти такое… Поэтому сейчас и подумала о том, как можно Салеха подставить. Другого у меня ничего нет. Не знаю, согласится ли она…

— Если из тех, что были при нашем папеньке, то вероятнее всего да. Заплатим, выделим замок с поместьем, выдадим замуж за какого-нибудь аристократа по её выбору. — Алекс был готов действовать. — Моя помощь нужна? Если нет, тоя домой, в горы.

— Как-то уж очень всё во время находится, встречается, случается. — Ратмар задумчиво потёр подбородок. — Сначала мы со Станой смогли встретиться, полюбить, убежать. Потом ваш заговор, который на удивление, закончился неимоверно удачно. Никто из ключевых фигур не погиб, не изменил. За нами на Алиан пытались много раз прийти, но не достигли успеха. Салех и Ольга… Как-то вовремя они вынуждены были бежать из своего мира, принося нам Ольгин дар умиротворения. Именно нас со Станой Алиша и Аланни попросили быть их кураторами в новом мире, словно никого другого подходящего не нашлось. Естественным следствием всего вышеперечисленного была твоя, Алекс, встреча с Ольгой. И то, что она оказалась твоей лайной, я думаю, тоже не случайно. Только при этом условии ты просто должен был всеми силами удержать её на Зорте. Иначе они ушли бы на Алиан, а ты женился бы на какой-нибудь местной красотке, и судьба нашей империи была бы туманна. Ещё неизвестно, как будут править наши наследники. Часто бывает так, что после смерти сильного властелина, его потомки теряют всё приобретённое предками. А наше пророчество говорит о том, что дальше нас ждёт процветание.

— Только при присутствии моей спутницы и наших детей. — вставил Алекс.

— Да, именно так. — согласился Ратмар. — Но есть и ещё одна странность. Девушка, очень сильно похожая на Ольгу. Кстати, как её звать?

— Ольва. — тихо сказала Стана.

— Ого! — Ратмар не удержался от удивлённого возгласа. — Даже так?! Теперь я точно уверен, что весь сценарий нашего действия был прописан очень давно. Алекс, ты больше всех интересовался этим документом, сколько лет ему?

— Пророчеству? Около пятнадцати тысяч лет.

— Что для богов такой отрезок времени? — Ратмар пожал плечами. — Капля в море. Это не так много и для нас, живущих практически тысячу лет. Аланни и Алишу можно сразу исключить из разряда «кукловодов». Они бы просто не дали Ольге забеременеть от Салеха. Как мы все здесь отчётливо понимаем, отбирать долгожданного и желанного ребёнка у отца крайне жестоко. Но в нашем случае это насущная необходимость. Стана, не смотри так на меня, я отчётливо понимаю, что становлюсь бессердечной сволочью. Но если смотреть отстранённо, то судьба целого мира гораздо важнее счастья одного мужчины.

— Одного мужчины? — Стана подняла брови в саркастической усмешке. — А как же Ольга и маленький?

— У Ольги есть я! — Алекс хлопнул ладонью по столу. — А малыш будет свято уверен, что я его отец. Никто не посмеет сказать ему правду! Четыре человека знают правду. Вы не скажете по политическим соображениям, я потому, что люблю свою лайну, Ольга, чтобы не травмировать сына. А Салех и все остальные уверены, что принц мой родной сын.

— Так! Хватит растекаться розовыми лужами. — Ратмару надоело переливать из пустого в порожнее. — Что можно сказать об этой, так удачно подвернувшейся Ольве? Предлагаю обсудить все самым тщательным образом, а уж потом, если кто захочет, будем предаваться самобичеванию. Стана, она твоя придворная дама, тебе и рассказывать.

— Да, в принципе, тут ничего загадочного и таинственного нет. Девочка из обнищавшего, но древнего рода. Как водится, всё состояние было промотано ещё её дедом. Ко двору пристроена два года назад по протекции кого-то из пожалевших малышку. В столице легче найти достойную партию. У нас есть скороспелые аристократы с деньгами, которые не против прихватить древность рода и присоединить к нему свои капиталы, тем самым возвыситься в обществе. Ольва идеально подходит для роли соблазнительницы. Провинциалочка довольно быстро поняла с какого места у бутерброда масло и желает как можно чаще, если не ежедневно, получать лакомый кусочек в виде прелестей свободного кредита в различных местах, где продаются разные разности, столь необходимые для женщины. Я сегодня же поговорю с ней.

Ольва оказалась сообразительной и покладистой особой. Она, как и все при дворе, прекрасно помнила эту счастливую пару, которых всем представили как друзей королевской семьи. Она не стала задаваться вопросом, а как же это вдруг из друга мужчина попал во враги. Не её это дело, раз за такое простое дело, как соблазнение чужого мужа, хорошо платят, да ещё и выгодный брак обещают. Тем более, что от выполнения королевского поручения зависит и королевская милость. Хоть её величество Стана и сказала, что в случае неудачи задуманного, ей, Ольве, ничего не будет, но она же не наивная дурочка и понимает недосказанности и намёки. И то, что покинуть двор придётся, не зависимо от результата, тоже ясно как божий день. Не станет королевская чета терпеть ежедневно ту, которая будет напоминать им об их неблаговидных поступках. Ну что ж, ничего страшного. Будет своё поместье, богатый муж, там тоже будут балы, пусть и не с королевским размахом, но хватит средств для того, чтобы блистать среди местной знати. А что этого она достойна, Ольва нисколько не сомневалась. Древность её рода говорила сама за себя. И только предки, будь они не ладны, виноваты в её теперешнем жалком прозябании. Транжирили налево и направо, совершенно не заботясь о потомках. Но подвернулся шанс установить справедливость и если его упустить, другого судьба не предоставит. С такими мыслями девушка начала вживаться в образ. Она просмотрела все записи, где хоть чуть мелькала Ольга, носила её платья, которые остались во дворце. Лишь драгоценности принц Алекс забрал и платье цвета морской волны.

Стана наблюдала за своей придворной дамой. Дааа… В девочке погибла великая актриса. Уже сейчас, через несколько дней Ольва не только внешне походила на Ольгу. Изменилась походка, жесты, мимика, причёска, макияж. Дерзкая, яркая, уверенная в себе стерва постепенно уступала место нежной, мягкой, покладистой молодой женщине. Однажды в полумраке коридора сам Ратмар спутал Ольву с принцессой Ольгой, настолько хорошо та вжилась в образ. И только отсутствие большого живота остановило короля от вопросительно-приветственного возгласа. После этого случая, он уверился, что всё получится. На «генеральную репетицию» был вызван принц Алекс, потому что только он мог по-настоящему оценить актёрское мастерство их протеже.

— Среди бела дня, конечно будет видно, что это совершенно разные женщины. — Алекс потёр руки. — Но нам и не надо, чтобы Салех был уверен, что перед ним Ольга. А вот в сумраке, когда все кошки серы, сработает подсознание. И, если Ольва не сглупит, он очень скоро окажется с ней в горизонтальном положении. Главное в нужный момент показать их моей лайне.

— У тебя, брат, есть ещё одна проблема. — Стана слегка порозовела и смутилась. — Длительность жизни Ольги… В их мире она невелика, всего сто- сто двадцать лет от силы, в десять раз меньше нашей. Прости, что спрашиваю, но мне наши умники сказали, как можно уравнять ваш жизненный путь…

— Я тоже знаю об этом способе. — Алекс спокойно смотрел на смущённую сестру. — Но как ты понимаешь, пока не могу его исполнить.

— А поподробнее? — Рамтар заинтересовался недомолвками родственников. — В чём проблема?

— В разной длине жизни моей и Ольги. В её мире стареют и умирают гораздо быстрее, чем в нашем. Но умники в академии наук нашли способ исправить этот дефект организма. Для этого его необходимо энергетически перестроить.

— И в чём загвоздка? — Ратмар пожал плечами. — Перестройте. Или энергии мало? Возьмите в накопителе, не думаю, что на такое дело надо много.

— Ты не понял. — Стана ещё больше смутилась. — Нужна совершенно другая энергия, человеческая…

— Ё моё, да что вы крутите вокруг да около! — король искренне не понимал. — Скажите прямо, наконец! А то один молчит, словно воды в рот набрал, а другая алеет как маков цвет!

— Я должен влить в Ольгу свою энергию. — тихо проговорил Алекс. — Но не просто так, а при исполнении супружеского долга…

— Так ты что, ещё не… — Ратмар был удивлён.

— А как ты себе это представляешь в Ольгином положении? — огрызнулся принц. — Я же не безмозглый самец с одними инстинктами, я за неё боюсь. Закончим на этом! Не хочу обсуждать свою интимную жизнь даже с любимыми родственниками. Скажу лишь одно, как только будет можно, всё сделаю. На повестке дня есть более насущные проблемы-Салех. Держите девчонку в боевой готовности, чует моё сердце, скоро прибудут нежеланные гости.

* * *

Второй день Салех с Вираном разрабатывали маршрут на Зорт. Спорили, ругались, мирились, снова просматривали нити порталов, соглашались, отбрасывали совсем уж гиблые пути. Двое суток практически без отдыха, не считать же за него отвлечение на еду, и совсем без сна. Последний раз такое Салеху приходилось делать, когда на Земле отслеживали и ждали в засаде конвой с гуманитарной помощью в Чечне, который отправляли забугорные «сочувствующие». Колонну необходимо было перехватить и загнать в нужное им место, ликвидировав всех лишних свидетелей. Тогда, к исходу вторых суток все начинали понемногу звереть, устав от напряжения. Вот и сейчас Салех начинал заводиться от непонятной ему сложности перехода по мирам. Туда нельзя, потому что есть запрет религиозного характера, сюда невозможно — попали как раз в смену времён года с сильными ураганами и ливнями, в это место не суйся, подняли восстание какие-то недобитки. Столько миров, а проблемы похожие, пусть и не в таких масштабах: религиозные фанатики, причуды погоды, повстанцы… Голова трещала, и мысли разбегались как тараканы. Очень не хватало Ольги. Только теперь он понял, насколько умиротворяющее она на него действовала! При ней совершенно не хотелось рвать и метать, взрываться вулканом ярости. Она остужала горячие головы, давая возможность мыслить кристально чисто и ясно, не делая при этом фатальных ошибок.

Хоть Виран и прочистил ему немного мозги, ткнув носом как глупого щенка в ошибки, всё же сцены Ольгиной измены стояли перед глазами и мешали сосредоточиться. В таком состоянии он боялся даже подойти к ней. А вдруг это окажется правдой, и его белочка всё же нашла своего героя? Что ж, тогда у него только один выход — отомстить, только кровь смоет его позор. До боли ясно он представил себе, как вонзает кинжал прямо в сердце изменнице, видит как гаснут её, до селе, ясные любимые глаза, как в немом горе чернеет царственный любовник. Его Салех убивать не будет, пусть всю жизнь корчится в муках, так же как сейчас корёжит его, Салеха. Он так явственно всё увидел, что содрогнулся от ужаса. Убить Ольгу? Его маленькую белочку? Но отдать другому? Как же болит голова!

— Ты чего сидишь с таким зверским выражением? — Виран потряс его за плечо. — Кого убить собрался?

— Ольгу. — прохрипел ничего не соображающий Салех.

— С ума сошёл?! — руки Вирана потянулись к горлу начальника ЦБ. -Только посмей её тронуть, сам тебя прирежу! С головой-то всё в порядке или как?

— Или как… Болит зараза, ничего не соображаю.

— Аааа… Ну тогда ложись, поспи, я сам тут ещё немного покумекаю.

Салех с трудом доковылял до дивана в своём кабинете и провалился в сон, словно в чёрный омут. Но кошмар продолжал преследовать его и там. Всё время он пытался догнать и спасти попавшую в беду Ольгу. Она то проваливалась в болото, готовое поглотить её, то металась в горящем доме, не имея возможности выбраться, её похищал Рашид Бешаный, привязывал к дереву и угрожал перерезать горло. Всякий раз Салех был на волосок от успеха, казалось, ещё одно минимальное усилие, один рывок, и его девочка будет спасена, но каждый раз хоть на мгновение его соперник, ненавистный принц Алекс, успевал раньше, вырывая Ольгу буквально из кончиков пальцев, которыми Салех был уже готов притронуться к ней. Раздавался издевательский, демонический хохот счастливчика и он, вместе со спасенной, исчезал в тоннеле перехода. Салеху оставалось только рычать в бессильной ярости, да молотить кулаками по любой подвернувшейся поверхности, разбивая их в кровь.

Виран с тревогой смотрел на мечущегося во сне начальника. Только теперь он понял, насколько горяч тот был, какую лаву эмоций и чувств сдерживало присутствие Ольги. Теперь Салех предстал перед ними в истинном обличии. Горячий, импульсивный, резкий, не терпящий возражений и пререканий, он разительно отличался от того рассудительного и спокойного начальника, с которым работать было одно удовольствие. Сейчас Виран был рад возвращению Ольги не только потому, что сам желал её в спутницы, но и потому, что при ней Салех становился совершенно другим. Пусть она вернётся, пусть будет не с ним, а с прежним мужем. Пусть… Виран с силой потёр лицо. Он тоже неимоверно устал, пора и ему хоть немного поспать. Разложив удобное кресло, предназначенное как раз для таких случаев, тоже плавно уплыл в сон. Но ему снились совершенно другие картины, заставляющие сладко стонать, хоть в стране грёз обладая той, чужой, но такой желанной женщиной.

* * *

Сидя на диване на солнечной террасе, Ольга, прикрыв глаза, делал вид, что дремлет. На самом деле мысли её усиленно крутились в голове, выискивая ответ на извечный вопрос: что делать? Как помочь самой себе, когда все сильные мира сего против неё? Принц далеко не дурак, заперев её в этом горном замке, надёжно отгородил от всего мира. Слуги здесь подчиняются не только слову, но и его взгляду. А распоряжение было одно: беречь её, Ольгу, словно наиважнейшую государственную драгоценность. Она и шагу ступить не может без чьего-либо присутствия, её сопровождают везде, разве что только в туалете и в спальне может остаться одна. Хотя нет, не в спальне, там тоже не удаётся побыть в одиночестве. Вот и сейчас двое солдат королевской гвардии маячат на площадке, пристально следя за каждым её жестом, не забывая отслеживать окрестности. Любой слуга этой тюрьмы готов немедленно пресечь любые её попытки покинуть данное место. Всё делалось вежливо, с реверансами и поклонами «её высочеству», но от этого не становилось легче. Там, на Земле, да и на Алиане, Ольга не привыкла к постоянному присутствию рядом с собой. Разве что, в Академию её всегда сопровождали навязанные Салехом охранники, но дома-то она могла спокойно запереться в своём кабинете и побыть одной.

Малыш, словно чувствуя беспокойство мамы, толкнулся. Ольга погладила живот и нежно улыбнулась. Моя маленькая, любимая проблема! Ещё и из-за тебя просто необходимо как можно скорее покинуть замок. Срок-то идёт, малыш растёт, это радует, но скоро будет невозможно ловко и быстро двигаться. Она и сейчас уже немного похожа на бегемотика, а что будет на последнем сроке? Ей бы только увидеть Салеха, поговорить с ним, посмотреть в глаза и лично услышать ответы на мучающие её вопросы. Не мог он так просто, походя, отказаться от маленького! Не верю! Можно же доказать отцовство, есть же генетическая экспертиза! Независимая. Именно независимая. Потому что Ольга уже поняла, что от Станы, Ратмара и Алекса ничего доброго ждать не приходится. Первые двое будут заботиться только о своём и имперском благе, что для них одно и то же. А третий утверждает, что любит безумно, и тоже будет действовать только во благо себе. Так что, если просить их сделать анализы, подтасуют и не поморщатся. Значит выход один, постараться исчезнуть до родов в какое-нибудь нейтральное место. Вот только как покинуть свою золотую тюрьму? Алекс лично переправляет всё что нужно, запечатывая код канала своим шифром, который неизвестен никому другому. Мысли бились в голове, словно птицы в клетке. Что делать? Что? Пока ни единой дельной идейки, мыслишки…


13

* * *

Потратив ещё три дня, Салех с Вираном, наконец, разработали оптимальный маршрут. Идти придётся через семь миров, много конечно, но сократить не удалось, и так уже шли, рискуя напороться на клевретов Зорта, которых глава Безопасности империи принц Алекс мог рассовать по разным мирам. Виран кривился, слушая эти рассуждения своего начальника, но тот был непреклонен, по принципу, лучше перестраховаться, чем потом попасть в глубокую ж… Много раз здоровый пессимизм Салеха спасал ему жизнь, поэтому отступать от своих ощущений и наитий он не собирался. Семь миров, семь дней, таков был расчёт, который оправдался в полной мере. Вечером седьмого дня они вывалились из перехода на окраине Столицы Зорта. Стольный град не имел собственного названия, а назывался просто- Столица. Салех рванулся было к королевскому дворцу, но Виран успел перехватить его.

— Ты куда в таком виде? Пыльный, грязный, за оборванца примут, по шеям надают. А ты вспылишь, не удержишься, драться полезешь, загремишь в кутузку и потеряешь время. Пока ещё докажешь, что ты друг королевской семьи… Пошли лучше в гостиницу, помоемся, отдохнём, отоспимся, а завтра уж и заявимся требовать ответа.

Немного поразмыслив, Салех признал правоту своего спутника. Она быстро нашли ближайшую к станции переноса гостиницу и, получив один номер на двоих, принялись приводить себя в порядок. Затем оба провалились в глубокий сон. Проснувшись на следующий день, бодро отправились к Ратмару. На дворцовых воротах их немного помурыжили, обыскали, чему Виран был оскорблён, а Салех не придал значения, так и положено, но пропустили. По дороге в королевский кабинет им встречалось много народа. Некоторые здоровались, узнавая, многие проходили мимо, не обращая никакого внимания. И только одна фигурка заставила замереть сердце у обоих мужчин, а потом радостно пуститься вскачь. В дальнем конце длинного коридора навстречу им шла девушка. Знакомый силуэт, походка, мелкие, незначительные детали, всё просто кричало о том, что это она, Ольга! Оба, не сговариваясь, ускорили шаг, почти перейдя на бег. Но чем ближе она становились к ней, тем яснее было видно, что жестоко ошиблись. Она не была беременна. Сгоряча Салех решил, что Ольга потеряла ребёнка из-за переживаний, выпавших ей. Но вот незнакомка приблизилась ещё больше, и стало совершенно ясно, что это другая девушка. Но как похожа! Спутники замерли соляными столпами. А она вопросительно посмотрела на них, изогнув бровь совершенно Ольгиным манером, мило улыбнулась и, пожав плечами, как это делала Ольга, прошла мимо, обдав мужчин ароматом знакомых до боли духов.

— Кто это? — первым пришёл в себя Виран, когда видение скрылось за поворотом.

— Не знаю. — Салех потрясённо покачал головой. — Но как похожа! Может галлюцинация?

— Ага, массовая. Веди к королю, там узнаем, кто это. С другой стороны, надо было остановить и спросить её саму, а мы как два камня застыли.

— Застынешь тут. — Салех обрёл способность двигаться и снова устремился к Ратмару. — У меня только одна мысль и билась, где маленький? У настоящей Ольги срок ещё не пришёл.

За такими разговорами незаметно дошли до нужной двери, у которой стоял гвардейский караул. Прежде чем войти, Салех прошёл все принятые в Зорте процедуры опознания. Вирана же не допустили к ним и пригласили подождать спутника в отдельной комнате, куда провели под конвоем. Дракен пошёл без сопротивления, понимая, что сила не на их стороне, да и вообще, он тут лицо третье, не причастное ни к чему, просто сопровождающий. Никаких подвохов в том, что с ним так обошлись не заметил, а зря. Едва он был водворён в небольшое помещение, как посередине того открылась воронка перехода и сильные руки сопровождающих втолкнули Вирана в неё. Труд семи дней оказался напрасен, он снова был на Алиане, оставив, хоть и не по своей воле, Салеха одного на Зорте. Оглянувшись на пульт в знакомом кабинете, увидел, что порталы туда, откуда его выперли, снова заблокированы.

— Здравствуйте, ваше величество, — Салех решил, что в его деле официальный тон будет более уместен, чем дружеский.

— Здравствуй, Салех. — Ратмар был спокоен. — К чему такая официальность? Проходи, садись, поговорим.

— Значит, знаешь, зачем я пришёл. — Салех устроился в гостевое кресло. — Не отпираешься…

— А к чему? Алекс мой родственник и его женитьба не может пройти мимо короля. И запретить не могу, тем более, что ты сам Ольге развод дал, да ещё и от ребёнка отказался добровольно. Каким местом я запрет выносить мог и под каким предлогом, когда всё подписание документов заснято на кристалл, насилия над тобой там нет.

Крыть было нечем. Сам, своими руками отдал свою любовь в чужие руки.

— О чём ты думал, в тот момент, когда твоя рука черкала подпись? — невозмутимо продолжал бить по больному Ратмар. — Одумался теперь? Поздно! Ольга соединена обрядом с Алексом, теперь она наша принцесса, по всем нашим законам, принц её никому не отдаст, приказать ему я не в праве, вся процедура проведена с соблюдением закона. Невеста совершенно добровольно дала своё согласие, трижды ответив «да». Смотри.

И Ратмар показал Салеху запись церемонии Соединения Душ, которую предусмотрительный Алекс передал королю именно для такого показа. Салех просмотрел церемонию несколько раз, выискивая признаки принуждения на лице невесты, но всё было тщетно. Ольга искренне улыбалась принцу и твёрдо говорила требуемое от неё. Эта сцена была логическим продолжением тех кадров, что Алекс показывал ему на Алиане, якобы подтверждая их с Ольгой связь. Запись… Что-то такое Виран ему говорил о записи… Конечно! Как же он мог забыть! Монтаж, подделка. В умелых руках разрозненные явления могут быть скомпанованы в один клубок! К чёрту все записи!

— Я хочу увидеть Ольгу! — Салех твёрдо посмотрел в глаза Ратмару. — Пусть она мне лично скажет, всё то, что я слышал от вас.

— Не веришь?

— Не верю.

— Хорошо. Но только надо немного подождать. Ольги во дворце нет. Она у себя в Горном Замке. Да и подготовить её надо. Сам знаешь, ей волнения не нужны, поберечься надо, я хочу, чтобы племянник родился вовремя и здоровым.

Племянник? Салех дёрнулся, словно от удара плёткой. Правда или всё же ложь, подготовленная для него?

— Подожду. Только спутника моего тоже где-то разместите.

— О нём не волнуйся, он уже на Алиане. Третий лишний в вашей встрече с бывшей женой, хотя я очень сильно подозреваю, что Алекс Ольгу с тобой наедине не оставит, охранять и оберегать будет, а то ты у нас горячий парень. Иди, твои комнаты никто не занимал, кто же знал, что так получится.

Салех шёл в их комнаты по знакомому коридору, когда его обогнала стайка придворных прелестниц. Девушки со смехом обогнули его, совершенно не обратив внимания, занятые своими делами, и только одна неловко ступив, с лёгким вскриком упала на пол. Он мгновенно узнал её. Это была Ольгина копия. Попытавшись подняться, она скривилась от боли совсем как оригинал и так же жалобно посмотрела на него. Салех наконец-то вышел из ступора и, подойдя к незнакомке, помог встать.

— Ногу подвернула… — немного растеряно сказала та. — Обидно, на ровном месте… Больно…

— Давайте помогу. — Салех подхватил девушку на руки и голова его пошла кругом от знакомого запаха. Если закрыть глаза, то было явственное ощущение, что у него на руках Ольга, которую он любил так носить. — Где тут лекарь? — слова давались с трудом. — Вас надо осмотреть.

— Это далеко. — девушка смутилась от того, что заставляет незнакомого мужчину терять время на неё. — Может сказать лакеям, они приведут его сюда? — снова беспомощный знакомый взгляд и жест, которым Ольга поправляла волосы…

— Отнесу вас сам. — отчего-то не хотелось отпускать от себя пусть копию, но Ольги. — Мне не тяжело. А по дороге познакомимся.

— От этой боли я совсем забыла о приличиях. — знакомые интонации резали по сердцу. — Ольва.

— Как?! — Салех даже остановился, услышав имя девушки.

— Ольва. — повторила та. — Что вас так удивило?

— Ничего. — Салех постарался взять себя в руки. — Меня зовут Салех.

Дальше разговор пошёл обо всём и ни о чём, как это и водится у малознакомых людей. Ольва рассказывала о мелких шалостях их девичьей компании, которые заключались в таскании пирожков с королевской кухни или подсыпания чихательного порошка вредной старшей фрейлине. Салех нёс Ольву и в пол уха слушал её щебетание, наслаждаясь такой странной схожестью двух разных людей.

Лекарь осмотрел повреждённую лодыжку и не нашёл ничего угрожающего. Несколько дней покоя — был его вердикт. Ольва приуныла, видимо ей совсем не хотелось в разгар лета сидеть в своей комнате.

— Ваш кавалер, — лекарь кивнул на Салеха. — мог бы иногда помогать вам, милая леди, выбираться в сад. Иного выхода я не вижу. Но покой обязателен.

— Он не… — Ольва покраснела и замялась.

— У меня есть немного свободного времени. — сердце Салеха пустилось в галоп от перспективы снова держать в руках Ольгиного двойника. — Так что мне такое не в тягость.

Дальнейшие события, как впрочем и предыдущие, покатились по сценарию, написанному августейшими заговорщиками. Утром Салех приходил к Ратмару и справлялся, когда он сможет увидеть Ольгу, а весь остальной день посвящал Ольве. Последняя, как оказалось, тоже любила покачаться на качелях и бОльшую часть времени новые знакомые проводили там. Салех устраивал Ольву себе на грудь, легко раскачиваясь на сиденье, руки его при этом непроизвольно гладили девушку, как он привык ласкать Ольгу, если закрыть глаза, то создавалось впечатление, что он держит в руках свою белочку. Очень скоро Ольва перестала сопротивляться совсем уж откровенным знакам внимания со стороны Салеха. На четвёртый вечер их знакомства Салех уже привычно переступил порог комнаты Ольвы, неся её на руках, и аккуратно положил её на кровать. В сумраке, что был в помещении от того, что ещё не зажгли светильники, создавалось впечатление, будто на постели лежит Ольга. Не в силах отвести взгляд, Салех медленно разогнулся и нерешительно начал поворачиваться к выходу.

— Не уходи… — тихий шёпот знакомым голосом ударил по нервам. — Мне плохо одной, побудь рядом… — почти знакомым жестом его взяли за руку и притянули на кровать.

Кровь в жилах Салеха закипела. Он совсем не ожидал такого откровенного предложения. А собственно говоря, что он теряет, если проведёт одну только ночь с Ольвой, так неимоверно похожей на его жену? Да ничего. Никто не узнает. У него так давно не было женщины. И Салех решительно начал снимать с себя одежду.

Алекс практически вбежал в библиотеку, где Ольга читала какую-то книгу по астрономии, пытаясь хоть чем-то занять себя, чтобы не думать о грустном.

— Малышка, — Алекс нежно взял её за руку. — Там Салех требует встречи с тобой. Ты пойдёшь?

Пойдёт ли она?! Да побежит, полетит! Ольга поторопилась за принцем. Неужели она наконец покинет эту надоевшую ей до чёртиков золотую клетку?! Салех заберёт её на Алиан, а там уж они между собой сами разберутся в создавшейся ситуации. Разрешать все спорные моменты по своему, по семейному. В комнате перехода во дворце Алекс, словно прощаясь, нежно целовал и гладил Ольгу. В его прикосновениях не было прежней страсти, только светлая грусть, как перед расставанием. Он словно пытался запомнить каждую чёрточку её лица, касаясь его губами. Ольге на ум внезапно пришло слышанное где-то слово: кохает. Именно кохает. И она невольно ответила принцу, жалея его, прощая ему её похищение, её слёзы, её тоску по Салеху. Пусть получить чуточку счастья, может именно эти мгновения он будет вспоминать в течении всей его долгой жизни, она подарит ему их, а Салеху ничего не скажет, незачем.

— Пойдём, малышка. — Алекс с трудом оторвался от её губ. — Сейчас всё решится. Я приму твой выбор… — и повёл Ольгу по коридору.

Они дошли до двери какой-то комнаты и остановились. Ольга в радостном предвкушении встречи хотела уже влететь в неё, когда Алекс удержал её за руку, приложив палец к губам.

— Тссс… Давай ему сюрприз сделаем.

Он достал из кармана какую-то загогулину, засунул её в замочную скважину, покрутил, тихо, почти неслышно щёлкнул замок, дверь на хорошо смазанных петлях бесшумно открылась, и Ольга услышала какие-то знакомые звуки. Картина, что предстала перед ней, ударила в самое сердце, выжигая и убивая всяческую надежду. Её Салех был с другой. Ей он шептал те слова, которые говорил лишь Ольге, уверяя в вечной верности, другую ласкал своими руками, которыми касался и её. Горло перехватило, ни одно слово не могло выйти из него. И если бы не поддержка Алекса, упала бы на пол, потому что ноги отказались держать. Сколько времени продолжалась эта пытка, Ольга сказать не могла, всё было словно в тумане. Прийти в себя она смогла только тогда, когда те, на кровати, разомкнули свои объятия.

— Это то, о чём ты хотел со мной поговорить? — голос Ольги звучал звонко и напряжённо.

Салех подскочил, словно ужаленный, услышав эти слова. Ольга, его Ольга стояла у двери комнаты, в широко раскрытых глазах блестели слёзы, губы немного дрожали, а руки непроизвольно гладили сильно увеличившийся живот. Она пришла, его любимая белочка! Ещё хмельной от только что полученного удовольствия и неожиданной радости от того, что снова видит её, Салех не сразу понял, в какой ситуации застала его Ольга.

— К чему было так утруждаться, чтобы показать насколько я тебе надоела? — её слова с трудом доходили до него. — Если ты нашёл другую, можно было просто сказать мне об этом.

— Другую? — он искренне не понимал. — У меня кроме тебя нет никого.

— А это кто? Тень отца Гамлета? — Ольга указала на девушку, молча лежащую на постели.

Только теперь до Салеха дошло, что он натворил, только теперь заметил за спиной Ольги Алекса, который победно улыбался. Застонав, словно раненый зверь, Салех без сил опустился на кровать. Он проиграл, позорно, грязно, бесславно. Ольга никогда не простит его, она не поймёт, что в этой девчонке, что лежала сейчас рядом, он видел только её, Ольгу, именно ей он шептал все ласковые слова, именно её любил.

— Молчишь… — продолжала добивать Ольга. — Правильно, сказать-то нечего. — шальная мысль пришла ей в голову. Она поняла как можно окончательно добить Салеха. — Теперь я могу сказать! Слушай! Ребёнок, которого я ношу, не твой!

— Не мой?! — рык умирающего зверя. — А чей?!

— Его! — Ольга кивнула на Алекса. — Мой принц, уведи меня отсюда! Я больше не могу видеть это ничтожество!

Резкий звук закрываемой двери Салеху показался последним ударом молотка по крышке гроба, в котором он похоронил свою надежду, а Ольга любовь к нему. Чьи-то нежные руки погладили его по спине. Он вздрогну, вспомнив, что не один. Подстава! Именно подстава! Молнией эта мысль ударила в голове. Он резко повернулся к девушке, схватил её за запястья, отрывая от себя.

— Кто ты?!

— Ольва. — был тихий ответ. — Ты забыл как меня зовут?

— Не притворяйся, я спросил кто ты? Откуда тебя выкопали, чтобы меня подставить?

— Я давно при дворе, никто специально меня не искал. В чём ты меня подозреваешь, какая такая подстава?

— Тебя нанял это чёртов принц, чтобы ты соблазнила меня!

— Тебе было со мной плохо? И потом, если бы ты не захотел, никто не смог бы тебя соблазнить. Уж тем более я. — она снова прижалась к нему, поглаживая лёгкими касаниями. — Я люблю тебя, мой неистовый Салех…

Ольва не кривила душой, она действительно влюбилась в этого мужчину. Расчётливая, холодная, жадная стерва незаметно исчезла, осталась только нежная молодая женщина, которая беззаветно любила и жаждала ответной любви. Лишь бы он взял её с собой, в свой мир, лишь бы не оставил здесь одну. А там она сможет залечить его сердце, укроет своей заботой и любовью так плотно, что он совершенно исцелится. И в благодарность подарит ей свою.

* * *

Алекс торжествовал! У них всё получилось так, как задумывали и даже лучше! Ольга сама сказала именно те нужные слова, которые окончательно оторвали ей от прошлого. Сейчас надо скорее в Горный Замок, его лайне необходимо лечь, отдохнуть, сегодня на её долю выпало трудное испытание. Но он, её спутник, будет рядом, поддержит и утешит.

— Не плачь, моя единственная. — шептал он в комнате перехода, губами собирая солёные капли с ей лица. — Всё позади, уже позади. — выводил из портала в замке. — Сейчас мы примем душ, вода смоет всё плохое.

Он ни на мгновение не замолкал, не давая Ольге скатиться в пучину отчаяния, его руки поддерживали, раздевали, ласкали. Она принимала все его знаки внимания, но сама оставалась безучастной. Но Алекс уже был твёрдо уверен, что это продлится не долго, он сможет снова зажечь свет жизни и страсти в её глазах, надо только немного потерпеть и приложить максимум усилий. А это он сможет.

Утром Алекс с сожалением выбрался из постели. Надо было идти к Ратмару и рассказать как всё прошло. Он полюбовался на спящую лайну, поцеловал за ушком. Ольга не проснулась. Да, так и надо. Сегодня ночью он наконец исполнил свой супружеский долг, влив при этом в неё необходимую энергию. Теперь она будет спать дня три, пока её тело не закончит свою перестройку. Очень удачно получилось, что при этом и маленький тоже изменит свой ещё не рождённый организм.

— Я уже в курсе. — встретил Алекса Ратмар. — Осталось только отослать Салеха. Ты будешь с ним говорить?

— К чему? — Алекс пожал плечами в своей излюбленной манере. — Между нами всё выяснено. Мы враги до скончания жизни. Для нас он не опасен. Жаль конечно держать закрытыми порталы между Алианом и Зортом, но тут уж ничего не поделаешь, лучше перестраховаться.

— А ты сам? Так и будешь в горах?

— Буду. — Алекс был непреклонен. — Пока не родится второй малыш. Тогда окончательно порвётся любая ниточка, ведущая к Салеху. А он с чужим ребёнком её не примет, его собственнический характер я изучил, надеюсь, не плохо. Будет страдать, рычать, сгорать от разлуки, но не сможет быть рядом, не простит связи, пусть и законной, со мной.

На столе короля ожил переговорник.

— Ваше величество, к вам просится господин Салех.

— В каком он состоянии? — Ратмар хотел быть готовым ко встрече с бывшим другом.

— Адекватен.

— Пусть войдёт.

— Сама судьба даёт нам возможность поговорить. — Алекс ничуть не волновался. — Я буду с тобой. Тем более, что он наверняка захочет видеть нас обоих.

Бессонная ночь наложила на Салеха свой отпечаток. Лицо потемнело, губы были сжаты так, что казалось ещё немного и они просто побелеют от отсутствия в них крови, под глазами залегли глубокие тени, но сами они горели яростным огнём ненависти.

— Здравствуй, Ратмар. — он полностью игнорировал находящегося в кабинете Алекса.

— Здравствуй и проходи, садись. — Ратмар поднялся из-за стола.

— Некогда рассиживаться. — Салех мотнул головой. — У меня две просьбы.

Ратмар согласно кивнул, разрешая их озвучить.

— Во-первых, я хочу всё же увидеть Ольгу.

— Вам мало того, что вы вчера натворили? — Алекс был немного удивлён настойчивости проигравшего. — Не думаю, что она захочет вас видеть. Тем более, что в данный момент она спит и сон её продлится не менее трёх дней.

— Что ты с ней сделал? — обеспокоенно дёрнулся Салех.

— Всёго лишь исполнил супружеский долг. — Алекс смотрел с вызывающим превосходством. — Она же моя спутница и вчера, во многом благодаря вам, мы, наконец, стали совершенно законной парой.

Супружеский долг… СУПРУЖЕСКИЙ долг… СУПРУЖЕСКИЙ ДОЛГ!!! Как можно исполнять этот долг, после которого беременная женщина будет спать трое суток?!!! Что он там сделал с Ольгой?!!! В каком она состоянии?!! Нет, он сейчас придушит этого ублюдка!!! А потом заберёт Ольгу и вылечит, всё простит и забудет. Салех побелел и начал подниматься с кресла.

— Сидеть! — Алекс был готов к таким поворотам. — Ты что же решил, что я за ночь измучил свою лайну до полусмерти? Идиот! Я всего лишь влил в неё живительную энергию, которая вылечить её организм и МОЕГО ребёнка! А сделать такое можно только при исполнении этого самого долга.

— Так! — Ратмару надоело смотреть на эту сцену, и он стукнул ладонью по столу. — Здесь всё ясно. Салех, Ольгу ты не увидишь, у неё теперь есть другой спутник, и он по праву может распоряжаться ею. Таковы наши законы. Насколько я помню, в твоём мире ваши мужчины тоже могли приказывать своим жёнам. Так что такое положение вещей для тебя не открытие. Если в первом вопросе мы всё выяснили, давай второй.

— Отправьте меня на Алиан. — Салех вновь был обыгран вчистую.

— Хорошо, но ко мне утром приходила Ольва. Она просит, чтобы ты взял её с собой.

— Эта подстилка? — Салех скривился.

— Ах какой благородный гнев! — Ратмар выплёвывал слова. — Попользоваться девушкой можно, получить от неё удовольствие должно, а вот потом помочь, так нет! Подстилка! А тебя кто к ней в постель тянул? Кто шантажом заставлял? Или же под страхом смертной казни у тебя на неё встало? Хотел быть верным Ольге, так и оставался бы таким, но ты же захотел одной задницей на два базара успеть! И рыбку съесть и сковородку не испачкать!

— Это ваша подстава!

— Ты уверен? Докажи! — Алекс, в отличии от короля, был совершенно спокоен. И что ему волноваться? Самое главное уже сделано, осталось только получать удовольствие.

Крыть Салеху было нечем. И на этом поле он получил сокрушительное поражение.

— Так что мне ответить Ольве? — Ратмар терпеливо ждал.

— Где она будет жить? — Салех был близок к тому, чтобы согласиться.

— Если не у тебя, то в нашем бывшем доме. Так что?

— Пусть собирается. Как только будет готова, отправляйте нас. — Салех стремительно вышел из королевского кабинета. Он ненавидел женщину, которая подставила его, но зачем-то брал её с собой. Такого раздрая он не понимал. Зачем тащить Ольву на Алиан? Это вопрос так и остался без ответа.

* * *

Принц Кирилл делал первые шаги. Этот маленький бутуз совершенно не стремился этого совершать. В замке все его баловали, носили на руках, и малыш прекрасно этим пользовался. Малыши вообще очень быстро понимают, что можно, а что нельзя. Ольга с трудом отбирала его у няни и Алекса. Последний особенно нежно относился к карапузу и практически не спускал с рук. Но и он вынужден был признать, что научиться уверенно ходить Кириллу просто необходимо.

— Давай, сынок, иди к папе. — Алекс протянул руки, приглашая сына сделать самостоятельно несколько шагов.

Кирилл поколебался, оглянулся вокруг, увидел, что никто не спешит ему на помощь, няни нет, а мама с большим животом сидит на диване и хитро улыбается, поморщился и стал аккуратно и неумело переставлять ножки. Добрался. Алекс подхватил его на руки и расцеловал в обе пухлые щёчки.

— Ну а теперь пойдём к маме. — он снова поставил мальчика на пол. Тот ухватил отца за палец и поковылял к Ольге.

— Ляля. — пролепетал он, дотрагиваясь до её живота.

— Да, малыш, там твой братик. — Алекс положил свою руку рядом с маленькой ладошкой. — Пинается.

В дверях комнаты появилась няня.

— Ваше высочество, — она обратилась к Ольге, — принцу пора кушать и спать. А вас ждёт лекарь на очередной осмотр.

— Да, Ния, забирайте Кирилла. — Ольга тяжело поднялась. — Проводи меня. — обратилась она к Алексу.

— Безусловно, моя лайна, ты же знаешь, я всегда рядом.


14

И ничего не возразишь. Действительно, Алекс был всегда рядом. Нет, конечно, он отлучался по своим делам, не сгрузишь же всю работу в службе Безопасности на заместителя. Но где бы он ни был, каждый день возвращался в замок, хоть на несколько часов, чтобы побыть с семьёй. С момента своего похищения Ольга ни разу не вышла за стены этого места, ни разу не появилась во дворце или где-нибудь ещё. Ратмар и Стана регулярно навещали. Но в последнее время король приходил один — не хотел рисковать наследником, Стана дохаживала последние дни. Подданным было сказано, что принцесса Ольга решила первые два года, привыкая к титулу, пожить в своём горном замке. Народ объяснение скушал без вопросов, мало ли какие причуды у королевский семьи. Главное, что теперь можно жить без опасения, что в любой момент могут придти, схватит и уложить на пыточный станок для забавы короля и его прихлебателей. На Стану и Ратмара просто молились, Алекса, Свейна и Ольмара очень любили, потому что жизнь в стране налаживалась семимильными шагами. Ожило производство, снизились налоги, воспряла духом торговля. И, хотя до кардинального улучшения было ещё далеко, все поверили, что чёрная полоса их мира закончилась.

— Алекс, — Ольга тяжело опиралась на руку спутника. — я уже не могу видеть эти стены, этот снег, эти горы. Меня тошнит от них. К чему вся эта паранойя с моей безопасностью? Кому я нужна? От кого ты меня прячешь? От Салеха? Так он не придёт, у него есть другая, на которую он меня променял.

Ольга так и не узнала, что трюк с Ольвой был чистой воды подставой, и была искренне уверена, что Салех её бросил. Никто из посвящённых в это грязное дело не разуверял её, считая что так и должно быть.

— Малышка, — Алекс остановился и повернул её к себе, нежно поцеловав в губы. — вот родится наш второй сынок, немного подрастёт и сразу переедем в Дом-На-Лугу. Поверь, так будет лучше для всех.

На самом деле, для удержания Ольги и Кирилла в горах совершенно не было никаких причин, но Алекс не мог решиться переселить семью. Здесь он один мог уходить и приходить, принося с собой запахи и новости внешнего мира. Здесь Ольга была полностью в его власти. А там… Там она могла встречаться с другими людьми. С хорошими или плохими, добрыми или не очень, а главное, там были мужчины. Алекс с содроганием вспоминал коронационные балы, когда Ольгу касались чужие руки. Тогда только железная выдержка и предчувствие обладания лайной удерживали его от опрометчивых действий. Он едва сдерживался даже тогда, когда Ольга общалась с Ратмаром, хотя от короля-то уж никаких подвохов нельзя было ждать. Но всякий раз, едва он её касался в дружеском жесте, Алекса переворачивало от дикой ревности. Так что же будет, когда он исполнит данное слово, и они будут жить в другом месте?

— Началось… — Ольга согнулась от нахлынувшей боли, схватившись за живот.

С Кириллом она промучилась шесть часов. И в этот раз было не меньше. Алекс снова был рядом, как и в первый раз он помогал лекарю принимать роды.

— Как назовём? — он поднёс Ольге малыша, который спал, крепко спелёнутый.

— Даниэль. — ответила она и провалилась в глубокий исцеляющий сон.

* * *

Салех уже привык к одиноким холодным вечерам. После позорного возвращения с Зорта, он старался приходить домой только переночевать. А иногда пропадал на работе сутками. Изредка забегал к Ольве, оставаясь у неё на одну или две ночи, но после того как, придя без предупреждения, застал у неё Вирана, прекратил ходить туда.

— А что ты ждал? — Виран не думал смущаться. — Она молодая красивая женщина. Ей требуется ласка и забота. А ты приволок и бросил на произвол судьбы. Да, она любила тебя, но ты своим отношением все чувства в ней убил.

— Каким таким отношением? — Салех искренне не понимал дракена.

— Потребительским. Ты же в ней видел только женщину для постели и не более. Приходил, уходил, переспав, не сказав ласкового слова. Больше туда не ходи. Мы с Ольвой в ближайшие выходные заключаем союз, и она переезжает к нам в клан. Моя семья давно просит об этом. Я первое время не вмешивался, думал ты её вместо Ольги привёз, женишься, будете жить, детей заводить. А ты из неё пытался личную проститутку сделать.

— Что заслужила, то и получила.

— А ты? Значить и ты своё одиночество заслужил. В общем, на свадьбу не приглашаю, ей ты не рад. А в остальном, надеюсь, останемся партнёрами. Одно дело делаем, Алиан от внешней угрозы защищаем.

Потянулись тоскливые серые вечера. Два года без Ольги… Два долгих серых холодных года. Никогда он не мог подумать, что будет так страдать из-за женщины. Он, которому стоило только пальцем шевельнуть, и какая-нибудь крастока немедленно совершенно добровольно была в его объятиях, повизгивая от счастья, что на неё обратил внимание сам Салех, красавец и ловелас. Даже здесь, на Алиане, на него засматривались молоденькие девушки. Казалось, чего переживать, бери любую и устраивай свою жизнь. Но нет, не мог себя заставить. Только иногда приходил к Ольве, потому что она, особенно в сумерках спальни, безумно была похожа на Ольгу. Сегодня он снова, уже не замечая, что это вошло в привычку, мерил шагами кухню, не желая подниматься в опустевшую спальню. Он вообще старался спать на первом этаже, на диване. Слишком сильны были сладкие воспоминания, режущие сердце. Внезапно он услышал сильный и частый стук в дверь. На пороге стоял незнакомый мужчина лет пятидесяти.

— Чем обязан? — неприязненно спросил Салех. Он уже не ждал ничего хорошего от внезапных визитёров.

— Позвольте представиться, — мужчина не смутился от такого неласкового приёма. — граф Ирьян. У меня кое-какие новости с Зорта. Можно мне пройти, не разговаривать же нам на крыльце. Не стоит.

Салех нехотя отодвинулся, давая возможность графу, или кто он там на самом деле, пройти в дом.

— Ну? — буркнул он, когда пришелец удобно устроился в кресле в гостиной.

— Принцесса Ольга родила второго сына. — лучезарно улыбаясь поведал тот. — Вы, я вижу, совсем этому не рады.

— Зачем пришли? — Салех был каменно мрачен. — Неужели только для того, чтобы сообщить мне эту «приятную» новость? Не поверю.

— И правильно сделаете. — Ирьян совершенно не смутился. — Действительно, давайте сразу к делу. Вы человек решительный и рассусоливать не привыкли. Так вот, вы хотите вернуть свою беглую жену? Хотите, знаю. А я хочу вернуть свою безбедную жизнь и удовольствия власти над людишками. Да, именно то, что некоторые приближённые к прежней королевской семье потеряли два с лишним года назад при перевороте наследников. Сейчас мы, остатки древних и почётных родов своих королевств, вынуждены влачить серое существование в других мирах. Нас не боятся, не почитают. Мы не можем позволить себе ни одно из тех удовольствий, что так занимали нас на родине.

— Вам что, пыток и крови не хватает? — Салех скривился в непритворной ненависти.

— Не хватает. И не надо так реагировать. Я с вами играю в открытую. В убийстве, особенно медленном и долгом, есть своя прелесть. Крики и мольбы жертвы… Они возбуждают… — граф закатил глаза в воспоминаниях. — Каждому своё, молодой человек. Вас заводят сладкие стоны вашей жены, а меня вопли умирающих от моей руки.

— От меня-то что надо? — Салех уже пожалел, что пустил на порог этого извращенца и подумывал свернуть ему шею.

— Всего лишь убить несколько человек. В своём прошлом вам часто приходилось это делать. Не удивляйтесь, перед тем как прийти к вам, мы всё разузнали. За это мы позволим вам после нового переворота на Зорте забрать принцессу себе. Она нас не интересует.

— Кто эти люди?

— Король Ратмар Первый, принцы Ольмар, Свейн и конечно ваш злейший враг принц Алекс.

— А Стана?

— Королева вернётся на пыточный станок, с которого её и украли в своё время. Надо будет завершить недоделанное. Хватит девочке бегать от своей судьбы.

— Мне надо подумать. — голова Салеха начинала гудеть от разных мыслей. — Я не могу так сразу дать ответ.

— Подумайте, подумайте, — согласно кивнул гость. — два дня вам хватит? Вот и ладно. Я пожалуй пойду, не провожайте меня. И помните, главный приз вашего участия- принцесса Ольга.

Два дня Салех был словно в бреду. Первым порывом было отправиться снова по цепочке миров и рассказать всё Ратмару. Ну не мог он хладнокровно отправить его и Стану на смерть. Ольга никогда не простит ему такого. Он вновь потеряет её, получив в полное и нераздельное владение только тело, но не душу. А он хотел всё. Потом, немного остыв, сообразил, что на дорогу к Зорту в прошлый раз потратили семь дней и сейчас будет не меньше. Значит, он опоздает на встречу с заговорщиками и они зароются в норы, из которых их очень сложно будет выковыривать. Надо сделать видимость помощи, а самому действовать так, как велит сердце, то есть, выкрасть Ольгу и детей, а с королевской семьёй пусть разбираются любители садизма. Следом за такими «благородными» мыслями пришли другие. А что если и действительно помочь этим нелюдям? Свалить всю вину на них, а Ольгу вроде в последний момент «успеть вырвать из лап»? Она будет ему благодарна за себя и детей. Тогда представится шанс отомстить августейшей семейке за предательство его, Салеха, за подставу с Ольвой. А главное, самое главное! Вернуть домой Ольгу, которую он запрёт на все замки и даже выйти на улицу, чтобы погулять с детьми, она будет просить разрешения. Хватит! Дал ей воли. Сначала Академия на Земле, потом работа в ЦБ здесь, на Алиане. Ничего, поплачет и смирится! Она женщина, а удел всех женщин быть послушной и верной спутницей мужчины.

Салех закрыл глаза и глубоко вздохнул. Он уже чувствовал вкус Ольгиных губ. Надо же! Прошло два года, а он до сих пор помнит эту сладость… Но Стана… Она тоже красивая женщина. И не должна умереть на пыточном станке. Вот кто должен умирать долго и мучительно, так это Алекс. Ни Стана, ни Ратмар, ни их другие родственники не должны быть подвергнуты пыткам. Обычная смерть от пули, быстрая и практически безболезненная. А вот этот принц, ненавистный Алекс, должен долго мучиться. Года два, столько, сколько по его вине он, Салех, существует без Ольги. С другой стороны, что это он рефлексовать начал? Кто-то на Земле когда-то сказал: для достижения цели все средства хороши. Если уж совсем хладнокровно рассуждать, то ни Ратмар, ни Стана ему друзьями не являются. Знакомили с жизнью на Алиане, вводили в курс дела? Так Аланни велел. Устроил на хорошую работу? Ну тут совсем просто, место было вакантным, никого смещать и подсиживать не требовалось. Умение воевать у Салеха было своё. И чем же, спрашивается, он обязан королевской семье Зорта? Да ничем! Более того, он сейчас на сто процентов уверен, что Кирилл его сын. В своё время надо было просто хладнокровно всё просчитать и тогда стало бы совершенно ясно, что его провели, как младенца и сыграли на горячей крови. Завтра он даст своё согласие на участие в операции.

— Вы совершенно правильно решили. — граф Ирьян был доволен. — Осталось только разработать план наших действий.

— Главное выкрасть Ольгу. — начал перечислять Салех. — За ней обязательно придёт Алекс. Выручать брата кинется Стана, а на неё мы выудим Ратмара. На первый взгляд всё просто. Не понимаю, почему вы сами не смогли до этого додуматься?

— Только на первый взгляд. — граф усмехнулся. — Если бы всё было так, то и вас нанимать было не зачем. Принц Алекс держит вашу бывшую жену в горном замке, код к порталу для прохода туда знает только он один. Всё необходимое поступает в эту цитадель только в его присутствии. Даже его верные слуги не знают этого заветного набора знаков. Так что к принцессе и принцам подхода нам нет. А вот вы можете попробовать выманить её, памятуя ваши прежние отношения. Есть какие-нибудь идеи?

— Он что, собирается их там всю жизнь держать?

— По слухам нет. Во всяком случае, до исполнения принцу Даниэлю года. Но мы так долго ждать не хотим.

Ещё год без Ольги! Нет, о таком нет сил думать, особенно теперь, когда замаячила возможность вернуть беглянку.

— Я что-нибудь придумаю. — твёрдо заверил заговорщика Салех.

На этом и расстались.

* * *

Принц Алекс держал портал для того, чтобы занесли необходимые вещи в Горный Замок. Два с лишним года он никому не говорил кода, два с лишним года оберегал и прятал свою семью. Ещё год… Надо продержаться ещё год. Он понимал, что отнимает у Ольги свободу и не только у неё. Принц Кирилл тоже лишён общества других детей. Пока он маленький, это не сильно скажется на развитии, но вскоре вопрос социальной адаптации встанет ребром. Тогда волей-неволей придётся переезжать в Дом-На-Лугу, их самый красивый и удобный дворец. О многом думал он, пока верные слуги носили большие ящики с продуктами и всякими разными необходимыми в быту мелочами. Ольга, его лайна, его принцесса, королева его сердца… Он много раз видел её слёзы. Очень тяжело ей далась измена Салеха. Когда же она, наконец, его забудет? Скорее всего никогда. Ведь всю жизнь перед глазами будет Кирилл, которого Алекс просто обожал, несмотря на то, что мальчик со временем становится похожим на настоящего отца. Ладно, вот уже и последний ящик поставили на место, последний носильщик ушёл в портал, возвращаясь в город, пора закрывать проход. Сегодня он уже не понадобится.

Ольгу Алекс нашёл на солнечной террасе, где она играла со старшим сыном, пока младший, плотно покушав маминого молочка, спал, сладко причмокивая во сне, засунув в рот палец.

— Папа! — Кирилл уже уверенно топал ножками. — Ня!

Хитрец протягивал ручонки, требуя поднять его. Алекс подхватил его и несколько раз подбросил в воздух. Кирилл визжал от восторга.

— Тише, вы, Даниэля разбудите! — Ольга хоть и сердилась, но улыбка невольно осветила её лицо. Она очень сильно боялась, что после рождения родного сына, Алекс охладеет к старшему, но этого не произошло, Кирилл продолжал вертеть им, словно большой плюшевой игрушкой.

— Не разбудим, смотри как крепко спит. — Алекс подошёл к ней, держа Кирилла на руках, наклонился и поцеловал.

— Не надо… — Ольга отстранилась.

— Почему не надо? Почему ты всегда стараешься отодвинуться, уклониться? Я же вижу, что тебе со мной хорошо, но ты сама себе запрещаешь получать удовольствие, словно наказываешь за что-то. Ольга, отпусти себя, не прячься, дай себе возможность быть счастливой!

— Я уже однажды попыталась это сделать, и что получилось? Сам знаешь. Я не наказываю себя, я боюсь. Иногда мне кажется, что на мне проклятие какое-то, закрывающее дорогу к счастью.

— Чушь, малышка, совершеннейшая чушь! Напридумывала себе невесть что и страдаешь. — Алекс нежно провёл губами по её шее. — Перестань, всё будет просто прекрасно.

Ольга покачала головой, но ничего не сказала. Она была уверена в обратном. Там, на Земле, как только ей стало казаться, что Салех действительно её судьба, пришли боевики, и им пришлось бежать на Алиан. На новом месте всё складывалось просто замечательно. Ольга понемногу преодолевала мужской шовинизм мужа, заставляя его, пока в мелочах, признавать её право на своё мнение, пошла на работу, забеременела, наконец. И вдруг, бац! Такой удар со стороны того, кому доверяла и кого, как ей казалось, полюбила. До сих пор эта сцена стоит у неё в глазах. А принц Алекс? Тоже уверяет, что любит, что жить без неё не может, лайной называет. Но так ли это? Обжегшись один раз, начинаешь сомневаться и в другой.

Поздно ночью, когда все слуги разошлись отдыхать, и кухня опустела, у одного из ящиков приподнялась сама собой крышка. В щели блеснули два настороженных глаза. Всё тихо. Сидящий в ящике ещё некоторое время подождал, и только потом аккуратно выбрался из него. Вот и всё, половина дела сделана. Он в замке. Салех огляделся. Как он и предполагал, его ящик принесли на кухню. Теперь надо очень тихо пробраться в жилую часть и найти комнату Ольги и детскую. Военное прошлое не проходит даром, тот, кто воевал, всегда в трудный момент сможет вспомнить и применить необходимые навыки. Так и Салех, который на Земле у боевиков считался лучшим мастером маскировки и скрытых действий, свои умения нисколько не растерял. Через некоторое время он уже стоял над кроваткой старшего из принцев. Сомнений не было, это его сын. Даже в таком возрасте у него ясно были видны черты Салеха. Ярость жаркой волной начала подниматься к сердцу. У него украли не только Ольгу, но и сына, его первую улыбку, первый лепет и первые слова, первые шаги. Он поцеловал сынишку и отправился дальше обследовать весь замок. Территорию врага надо знать. А плана этой цитадели ни у кого не было. Придётся смирить своё нетерпение и тщательно всё подготовить.

Через несколько дней Салех досконально изучил всё необходимое. Код к порталу действительно знал только Алекс. В этом-то и была основная загвоздка. Как заставить его назвать необходимую комбинацию символов? Придётся рисковать. Другого выхода нет.

— Вот мы и встретились снова, моя белочка… — услышала Ольга, заходя в детскую, где после обеда спали оба сына. — Я пришёл за вами. Бери Кирилла и пойдём, попросим Алекса отправить нас на Алиан. — в спину упёрлось остриё ножа. — Кричать не надо, детей разбудишь. Нам лишний шум ни к чему.

— Салех, не дури. — голос Ольги предательски задрожал. — Если хочешь, можешь убить меня, но мальчиков пощади.

— Оленька, — голос Салеха был обманчиво ласков. — Мне твоя смерть не нужна, мне нужна твоя жизнь, вся, до последней капельки. Ты принадлежишь мне и только мне. И придётся подчиняться всем моим приказам, даже дышать с моего позволения будешь. Идём, моя белочка, идём.

Ольга осторожно взяла на руки старшего сына, краем глаза заметив, что Салех так же бережно поднял из кроватки Даниэля.

— Салех, прекрати этот балаган. — она пыталась достучаться до сознания бывшего мужа. — Ты ведь сам меня бросил, нашёл себе другую, зачем ты здесь?

— Это была подстава. Мне подсунули эту девку.

— Не ври. Я своими глазами наблюдала ваши постельные игры.

— Фигня. Я имею право расслабиться. А тебя рядом не было, вот и пришлось пользоваться тем, что было под рукой.

— Так я тебе только для постели и была нужна?! — Ольга даже остановилась, но почувствовав сильный укол под лопаткой, была вынуждена продолжить свой путь.

— Нет. Я до сих пор тебя люблю, иначе не пришёл бы сюда. После того, как мы выберемся, ты из дома и шагу не сделаешь. Хватит, дал тебе воли, вон что получилось. У тебя не будет времени на разные глупости, будешь занята детьми. Я так думаю, что шестнадцать- семнадцать ребятишек не предел. Кормящей и беременной женщине некогда ни о чём постороннем думать.

— Алиша не позволит издеваться надо мной!

— А мы на Алиан и не пойдём. У меня появилась возможность поселиться в другом, не менее гостеприимном мире. Там не будет ни Алиши, ни Аланни. Только я твой господин и бог.

Ольга потрясённо замолчала. Неужели это её Салех? Или его подменили? Никогда, даже на Земле, где он действительно мог её запереть на все замки, ничего подобного не намечалось. Кто и какими методами разбудил самые тёмные уголки его натуры? И что теперь ей делать? Вот попала из огня, да в полымя. Сначала не знала, как сбежать от Алекса, теперь надо прятаться от Салеха. Ну почему же так не везёт. Не иначе над ней висит какое-то проклятье.

За разговорами и невесёлыми думами они не заметили, как дошли до комнаты перехода.

— Ваше высочество! — няня Илта уже догоняла их. — Зачем вы взяли малышей? Им же спать положено!

— Стоять! — голос Салеха был не громким, но твёрдым. — Зови сюда принца. Поговорить надо.

Илта округлила глаза от удивления. Она никогда раньше не видела этого мужчину. Как он оказался в замке, да ещё и нёс на руках маленького Даниэля?

— Илта, — Ольга едва сдерживала слёзы. — позови его высочество. Только быстрее, а то маленькие проснутся, и в этом случае я не знаю, что может случиться. Скажи только: Салех здесь.

Алекс влетел в комнату перехода и замер. Его лайна и оба сына были живы. Хвала небесам!

— Открывай переход! — Салех с ненавистью и удовлетворением смотрел на взволнованного принца. Вот только страха на этом гадском лице не было, что не давало полностью насладиться видом побеждённого врага.

— Оставь детей, отпусти Ольгу, и давай поговорим как мужчина с мужчиной. — Алекс пытался сбить накал страстей.

— Ну уж нет. Хватит, наслушался тебя до сыта. Делай, что сказал.

— А если не буду?

— У меня в руках ТВОЙ сын. Понял?

— Неужели рука поднимется?

— У меня нет выхода. Откроешь портал по-хорошему, оставлю его тебе. Нет, значит всё равно уйду, но захвачу всех.

— Хорошо. — Алекс поднял руки, словно желая открыть проход.

Салех не заметил в какой момент в ладонь его врага скользнула так хорошо знакомая чёрная коробочка с одной единственной кнопкой. Сделать ничего он уже не успевал. Миг, и вся группа замерла, опутанная силовыми линиями.

— Вот и всё. Видишь, как просто. Даже дети не проснулись. — Алекс не торопясь подошёл совсем близко. — Сейчас я отделю Ольгу с Кириллом, потом заберу у тебя Даниэля. А после всего этого, всё же поговорим. Ты должен помнить, что я могу избирательно манипулировать силовыми потоками. Помнишь? Я мог освободить только одну твою руку, а могу и только палец.

Когда подоспела охрана, дети и мама были свободны.

* * *

Ратмар мрачно уставился на листы со стенограммой допроса Салеха, которые несколько часов назад принёс Алекс.

— Читай. — протянул он документы. — А я к Ольге. Вернусь часа через три, тебе должно хватить времени на ознакомление.

И вот теперь, когда всё прочитано, появился один важный вопрос: как захватить графа Ирьяна. Старая сволочь! Сидел тихо, как мышь, о нём и думать забыли, а поди ж ты… В кабинет вошёл Алекс.

— Ознакомился? — с порога спросил он.

— Конечно. Вопросов по Салеху нет. Тут всё ясно, он пришёл только за Ольгой. Не смотря на всю его ненависть к нам, сдавать нас не собирался. Ему подробно объяснили, что такое «лайна», и он совершенно верно рассчитал, что тебя, братец, не стоит укладывать на пыточный станок, надо лишь увести жену и детей. Тогда через несколько лет ты сам умрёшь в страшных муках. Хотя первоначально был готов передать нас всех в руки этих садистов. Но спас всех, как ни странно, младенец, наследный принц Никас.

— Стане говорил?

— Нет и не буду. Нечего ей такое знать, ещё молоко пропадёт. Что с Салехом делать будем?

— Он требует встречи с Ольгой. Наедине. После этого готов сдать всех заговорщиков с потрохами. Более того, пообещал лично принять участие в задержании. — Алекс задумчиво взъерошил волосы. — Я покопался у него в голове, не врёт.

— А Ольга как? И малыши?

— Сорванцы даже не проснулись. А Ольга тоже хочет поговорить с бывшим мужем. Без свидетелей.

— Может рискнём и дадим им эту возможность? — Ратмару было неудобно просить Алекса об этой услуге, но иного способа добраться до врагов не было.

— Я разрешу им поговорить. Но не потому, что Салех обещает помочь, из-за того, что этого просит Ольга. Единственное чего я опасаюсь, так это то, что могут всплыть некоторые детали того, как мы их разводили. И обязательно поставлю на лайну силовую защиту, чтобы он и прикоснуться к ней не смог.

На следующий день Ольга первый раз за два с лишним года смогла покинуть Горный Замок. Алекс прямым переходом привёл её в королевский дворец, откуда они переместились в государственную тюрьму для особо опасных преступников.

— Он здесь. — принц подвёл её к двери камеры. — По времени не ограничиваю, но прошу сильно не задерживаться, Даниэль проголодается. — провёл губами по шее. — Любимая…

Когда дверь камеры начала медленно открываться, Салех каким-то шестым чувством уже знал, кого увидит. И не ошибся. В проём шагнула Ольга и остановилась, сделав всего два шага вовнутрь. Дверь мягко встала на своё место, оставляя их одних. Салех встал с лежанки. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Потом Салех качнулся, пытаясь сделать шаг на встречу, чтобы привычным жестом обнять и прижать к себе Ольгу.

— Не пытайся. — она выставила руку, останавливая его. — Не сможешь, на мне силовая защита, да и не хочу я, чтобы ты ко мне прикасался.

— Почему? — голос Салеха был глухим.

— Не догадываешься? — Ольга слегка усмехнулась. — Не надо, Салех, не играй в непонимание. Ты всё великолепно чувствуешь.

— Я люблю тебя…

— Не верю. Там, на Алиане, на Земле, ты действительно любил меня. По-своему, согласно своему воспитанию. Ты хотя бы старался понять меня, принять мои желания, шёл мне на встречу. Знаешь, когда я услышала твой голос у себя за спиной в Горном Замке, готова была броситься тебе на шею, не смотря на ту сцену во дворце два года назад. Я простила бы тебе эту измену, хотя боль от неё и жила в душе. Я сама собрала бы мальчиков и помогла бы тебе уговорить Алекса открыть портал. Единственное, о чём я беспокоилась, так это то, сможешь ли ты принять Даниэля как своего собственного сына. И нож под лопатку не смутил меня. Понимала, что ты не знал, как я отреагирую на твоё появление. Но то, что ты потом сказал… Именно твои слова выжгли все те остатки любви, которые я сохранила. Сейчас там пусто. Я никогда не смогу любить человека, который во мне видит секс-рабыню и племенную кобылу, каждый год рожающую детей, хочет она того или нет. А ведь эту судьбу ты мне выбрал.

Салех со стоном опустился на лежанку и закрыл руками лицо. Какой же он идиот! В который раз своими руками порушил их счастье! Его жаркая кровь, его неуёмный темперамент сделали своё чёрное дело.

— Оля, я никогда бы не сделал того, что наговорил тебе там. — он попытался хоть что-то исправить, особо в общем и не надеясь.

— И в это не верю. — не купилась Ольга.

— А его ты любишь? — Салех замер, ожидая ответа.

— Нет.

— Тогда почему?..

— Что, почему? Почему я с ним, а не с тобой? Потому что он действительно меня любит. Потому что я для него единственная и другой никогда не будет, даже через сотни лет. Хочешь сказать, что я эгоистка и расчётливая стерва? Ну скажи и будешь не прав. У меня есть выбор? Целых три! Первый, гордо удалиться в какой-нибудь мир и попытаться самой вырастить детей, не имея при этом твоими молитвами никакого образования и профессии. Как ты думаешь, насколько обеспеченно мы будем там жить? И что я смогу дать своим детям, кроме нищеты и гордости? Второй, уйти с тобой, стать постельной игрушкой, полностью бесправной рабыней. Ежедневно подчиняться твоему диктату, выполнять все твои прихоти и дрожать за жизнь Даниэля, потому что не факт, что ты сможешь принять его как родного сына, имея других детей. И, наконец, третий. Остаться с Алексом, зная, что он никогда мне не изменит, не бросит, не унизит. Кирилла он любит как своего сына и весь Зорт уверен, что принц Кирилл от него. Здесь у меня большие возможности заняться чем-либо интересным, не заботясь о хлебе насущном. Мои дети, сколько бы их ни было, всегда будут обеспечены всем необходимым. Рассуди здраво и ответь мне, какой из вариантов я выберу?

— Ты боишься, что я тебя запру и лишу возможности быть свободной? — Салех ещё на что-то надеялся. — Но ведь и он тебя на два с лишним года запер в замке в горах.


15

— Ради моей безопасности. И оказался полностью прав. Да и потом, Алекс честно предупредил, что эта мера временная, как только подрастёт Даниэль, мы переедем в другое место. Только про опасность заговора мне ничего не было известно. Но это к нашему делу не относится. Ты не ответил, сам на моём месте что бы выбрал? Молчишь… Нечего сказать, потому что понимаешь, я права. — Ольга не заметила, как начала нервно мерить шагами камеру.

— Прекрати волноваться, молоко пропадёт. — неожиданно для самого себя вырвалось у Салеха.

Ольга потрясённо посмотрела на него, потом упала на стул, стоящий у стола, закрыла лицо руками и горько зарыдала.

— Почему, ну почему ты так изменился?… — слова прорывались сквозь слёзы, она выталкивала их, глотая буквы и окончания. — Что произошло?.. Я ведь любила тебя… Как же больно…

В камеру влетел Алекс и с ненавистью уставился на Салеха.

— Что ты с ней сделал?! — принц склонился над Ольгой, обнял её, стараясь защитить от всех неприятностей мира.

— Ничего, — Салех сам был поражён реакцией на его простые слова. — Пальцем не тронул, словом не обидел.

— Да и не смог бы тронуть, на ней защита. — Алекс продолжал успокаивающе гладить жену. — Пойдём, моя лайна, пора, нас ждут.

— Стой, не уходи! — Салех решился. — Я помогу взять всех, кто меня направил. И графа Ирьяна тоже. С одним условием.

— Говори.

— Последний поцелуй. Я хочу в последний раз поцеловать Ольгу.

— Нет. Я женой не торгую, даже в государственных интересах!

Ольга подняла заплаканное лицо и внимательно посмотрела на Салеха, потом перевела взгляд на Алекса.

— Сними защиту.

— Но…

— Сними. Я так решила.

— Я не оставлю тебя с ним одну.

— Пусть при тебе, снимай.

Салех несмело, словно не веря в происходящее, поднял руки и обнял Ольгу, зарывшись лицом в её густые каштановые волосы. Закрыл глаза и втянул носом такой знакомый, родной и любимый запах. Исчезла камера и ненавистный счастливый соперник. Они снова были на Земле, в его спальне, куда он привёз дрожащую и испуганную Ольгу, свою невесту, не верящую в то, что она не просто его очередная любовница. Прочертил губами дорожку от виска до уголка рта, накрыл её губы жарким, долгим, чувственным поцелуем. Время остановилось, Вселенная замерла, давая Салеху навсегда запомнить сладость обладания и горечь потери.

— Прости меня, моя белочка, за всё прости и прощай. — он нашёл в себе силы оторваться от Ольги. — Будь счастлива.

Алекс стремительно вывел Ольгу из камеры. Да, в этот раз переиграли его. Ещё немного и Салех смог бы вернуть его лайну себе. Всё, хватит, больше никаких экспериментов.

* * *

Алекс стоял у окна своего кабинета в Службе королевской безопасности и ждал, когда приведут Салеха. Вчера был казнён граф Ирьян, глава заговорщиков, последний, остававшийся в живых. Землянин выполнил все свои обещания, и теперь настала пора с ним расстаться. Раздался зуммер вызова от секретаря.

— Ваше высочество, он прибыл.

— Пусть войдёт.

Салех спокойно прошёл к столу и без приглашения уселся в гостевое кресло.

— Наше сотрудничество закончено. Что теперь со мной будет? — казалось он не испытывал никакого волнения перед своим завтра.

— Вам будет выплачена солидная сумма денег для обустройства в любом из миров на выбор. — Алекс протянул пластиковую карточку. — Ненавидишь? — вдруг резко спросил.

— Ненавижу. — скупо ответил Салех, принимая плату.

— Мог бы убить, убил?

— Да.

— Честный ответ. Что я могу для тебя сделать? Только Ольгу не проси, не отдам.

— Знаю. Мне надо хоть иногда видеть их. — Салех смотрел в глаза принцу. — Издали.

— Хорошо, — решение далось с трудом, Алекс даже поморщился, словно от мучавшей его боли. — Они не должны тебя видеть. Можешь приходить, я дам распоряжение пропускать тебя через порталы. Чем займёшься?

— Разумные много воюют. Пойду в наёмники. Это то, что я хорошо знаю и умею. На Землю не вернусь, если это тебя волнует.

Салех поднялся и беспрепятственно вышел из кабинета.

— Вот и всё. — сам себе сказал Алекс. — Всё. Пора готовиться к переезду в Дом-на-Лугу, как и обещал.

Сутки спустя со станции наблюдения за порталами пришло известие, что Салех ушёл с Зорта.

* * *

Ольга и Алекс неторопливо шли по улице одного из крупных городов России.

— Мне не нравится твой мир. — Алекс с брезгливостью посмотрел на группу пьяных подростков, шедших впереди них и громко обсуждающих достоинства и недостатки проходящих мимо девушек. — У нас за такое сразу схлопотали бы наказание, если бы посмели себя так вести. Куда смотрят власти, допуская эту распущенность? Ну а воздухом невозможно дышать! Все эти архаичные двигатели внутреннего сгорания? Бред! Вернёмся домой, сразу к лекарям, проверить, что мы тут надышали.

Ольга была вынуждена согласиться с мужем. Прошло почти десять лет с того времени, как она покинула Землю, но, кажется, ничего не изменилось. Родной город напоминал помойку и не шёл ни в какое сравнение со Столицей. Даже самые чистые и светлые улицы центра не выдерживали конкуренции с её окраинами. Зачем же она так сюда стремилась? Зачем настаивала на походе в своё прошлое? Побывать на могилах родителей? Попыталась, но за эти годы неухоженные надгробия были кем-то снесены, а может и нет, Ольга плохо помнила их расположение. За прошедшее время добавились новые холмики и привычные ориентиры затерялись. Побродив несколько часов по погосту, она признала, что не сможет найти то, что искала. Да и надо ли? Ведь они всё равно живы в её сердце, стоит ли поклоняться тлену?

— Ну что? Давай домой? — Алекс терпеливо ждал её решения. — Или хочешь на Алиан?

— Домой. — Ольга ещё раз окинула панораму большого города с высоты колеса обозрения, на котором они решили прокатиться напоследок. Больше она сюда не придёт. Нет ничего здесь дорогого, что заставляло вновь и вновь возвращаться. Третий раз в жизни Ольга подвела черту под своим прошлым. Первый раз был самым болезненным. Там, на Зорте, в камере, с Салехом. Тогда душа выла и корчилась от боли, и только благодаря терпению и постоянной поддержке Алекса, она смогла отпустить прежнюю любовь. Второй раз на Алиане. Тоже было не просто.

— Алиша, — Ольга сидела на полу среди подушек в круглой комнате домика, куда уже приходила со Станой и разговаривала с богиней. — объясни мне, что случилось с Салехом? Почему из заботливого и ласкового он превратился в мерзкого тирана?

— Он просто стал самим собой. — грустно ответила та. — Когда мы забирали вас с Земли, то видели, что вы не пара. Да, он искренне любил тебя, скорее всего, любит и сейчас. Но по-своему, как вещь ему принадлежащую. Так он устроен, так его воспитали, изменить что-либо было невозможно. Но мы с Аланни попытались дать ему шанс. В сущности, человек он не плохой. Надеялись, что ты своим присутствием сдержишь тёмную сторону его души. Но первый же стресс сорвал ограничения, и собственническая сущность Салеха показала себя во всей красе.

— А если бы не было этого стресса?

— Мы пытались проследить эту линию вашей судьбы. Есть в тебе, девочка, что-то, что не даёт темноте поглощать свет. Я до конца не разобралась в этом. Но ты смогла бы сдерживать своего мужа долгое время, скорее всего всю вашу жизнь. Не плачь. — она вытерла Ольгины щёки. — Не вини себя. Что сделано, то сделано. Смотри вперёд, у тебя ещё будут радости в твоей долгой жизни. Прощай. На Алиан ты больше не придёшь, я не вижу такой необходимости.

Да, Алиша была права, на Алиане Ольгу ничего не держало. На выходе из рощи, в которой стоял домик богини, встретился Виран. Он тоже изменился. Впервые на памяти Ольги не стал распускать руки, стараясь хоть немного прикоснуться к ней.

— Привет. — дракен пытливо заглянул в глаза. — Поговорила?

— Поговорила. А ты здесь зачем?

— Тебя ждал. Хотел последний раз увидеть. А знаешь, я вылечился от тебя! Сейчас я это отчётливо понял.

— Хоть одна хорошая новость! — Ольга счастливо рассмеялась. — Как удалось?

— Я женился на Ольве. На той девушке, с которой… Ну та, что на тебя очень похожа… — пояснил он, увидев вопросительный взгляд Ольги. — У нас скоро двойня будет, маленькие драконята. Мальчик и девочка!

— Золотая парочка! Поздравляю! — Ольга расцеловала Вирана в обе щёки и поспешила к Алексу. Больше приходить на Алиан она не собиралась. Права Алиша, незачем.

И вот теперь она покидает навсегда Землю. Здесь тоже подведена черта, которая оказалась самой лёгкой. От того ли, что за те девятнадцать лет, прожитых здесь, не нажила ни врагов, ни подруг, может и от того, что особо ничего не привязывало её к этому миру, а на Зорте есть два сорванца, которые любят маму, а она их, расставание с миром детства было совершенно безболезненным. И снова Алиша оказалась права, смотри вперёд.

Дома их встретили визгом и писком. Кирилл и Даниэль немедленно повисли на шее. Ольга радостно расцеловала любимые мордашки, которые были испачканы чем-то сладким и липким, не иначе как стянули из кухни десерт и втихую слопали.

— Юные принцы! — голос Алекса бы строг, но глаза смеялись. — Как вы себя ведёте? И что это у вас на щеках? Я подозреваю, что это был сладкий пирог, который не до жил до обеда?

Малолетние «преступники» быстро умелись умываться.

— А славные у нас мальчишки растут. — Алекс обнял Ольгу, целуя за ушком. — Не пора ли им подарить сестрёнку?

— Вдруг это будет братик?

— Мы будем стараться… — губы продолжили своё путешествие по шее Ольги.

— Ну а вдруг… — сладкая истома охватила всё тело, ноги стали подгибаться и Ольга практически повисла на муже.

— Тогда мы будем стараться ещё и ещё…

* * *

Мужчина, лежащий на кровати, умирал. Ничего нельзя было сделать, чтобы продлить эту жизнь. Алекс задумчиво смотрел на него. Сорок лет прошло с тех пор, когда они вот так, вживую, виделись. Седина сменила когда-то бывшими тёмными волосы, лицо сплошь избороздили морщины, появились несколько шрамов. И только глаза не изменились, были те же, чёрные и горячие.

— Ты меня вытащил? — голос лежавшего был хриплым, словно сорванным.

— Я.

— Зачем?

— Не знаю. — Алекс пожал плечами. — Может из-за Ольги. Она не захотела бы бросить тебя умирать в том болоте. Если б вы подали сигнал раньше, то тогда тебя ещё можно было вылечить.

— Следил за мной? — голос Салеха был равнодушным.

— Скорее приглядывал.

— Ничего, скоро я освобожу тебя от своей персоны. Только вот…

— Говори, что смогу, сделаю.

— Кирилл. В последний раз… Только поторопись, мне не долго осталось.

— А Ольгу?

— Не надо. Не будем ей рвать сердце. Сам знаешь, ей нельзя волноваться сейчас. Потом всё расскажешь, если захочешь.

Алекс согласно кивнул. Да, Ольге нельзя испытывать никаких потрясений. После четырёх мальчишек, у них наконец-то будет дочка. Очень скоро. Так что Салех совершенно прав.

За эти годы Салех приходил на Зорт двадцать семь раз. И каждое его посещение отмечалось СБ, доклады которой своевременно ложились на стол её главы. Первое время Алекс постоянно ждал подвоха, какой-нибудь каверзы, но Салех упорно держал слово, наблюдая за сыном со стороны, не делая никаких попыток сближения. Тогда Алекс успокоился и в один из визитов незаметно подвесил Салеху маячок, вживив в позвоночник, благодаря которому ему удавалось несколько раз вытаскивать того из беды. Но «срок годности» у техники тоже не безразмерный, поэтому в последний раз еле успели.

— Дождался… — голос лежащего был еле слышен. — Дай руку… парень. — даже в последние мгновения жизни Салех был верен слову. — Просто сядь рядом.

Кирилл вложил свои пальцы в слабеющую руку старика. Тот глубоко вздохнул, сморгнул одинокую слезу и навсегда закрыл глаза.

— Кто это был? — принц вопросительно посмотрел на Алекса.

— Враг, которого можно было уважать. Маме ничего не говори, не надо.

Кирилл понятливо кивнул головой. В последнее время отец готовил его к работе в СБ, одной из заповедей которой было: не обо всём говори, что видишь.

Вот и перевёрнута последняя страница прошлого, думал Алекс, развеивая прах Салеха над Землёй, выполняя волю ушедшего. Откуда пришёл, туда и вернулся. Прощай.

КОНЕЦ


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • X