Ольга Ивановна Коротаева - У смерти две руки

У смерти две руки 983K, 228 с. (Академия Магсквера-1)   (скачать) - Ольга Ивановна Коротаева

Ольга Коротаева
У смерти две руки


Пролог

10 лет назад

Борис потирал сухие ладони, глаза его горели от предвкушения, кончики ушей покраснели.

— Это будет сегодня вечером, — таинственно прошептал он. — Ты придёшь?

— Разумеется, — томно проговорила Маша, закидывая ногу на ногу так медленно, чтобы показать богатому наследнику кружевной край шёлковых чулок. — Я ни за что не пропущу!

Борис сглотнул, не отрывая взгляда от её длинных стройных ног. Щёки его заалели, пальцы судорожно сжали край стола. Маша довольно улыбнулась, опустила ресницы и скромным жестом одёрнула задравшуюся юбку.

— Борис! — Строгий голос преподавателя вернул парня из грёз на грешную землю. — Займите своё место!

— Так он на месте! — на всю аудиторию крикнул Николай. — У ног своей богини!

Воздух задрожал от взрыва смеха, лицо Маши покрылось розовыми пятнами. Она оттолкнула мямлящего оправдания Бориса и встревоженно покосилась на Даниила. Лицо юноши, словно высеченное величайшим мастером из слоновой кости, было бледным, чёрные глаза смотрели перед собой, правильный подбородок слегка подёргивался. Казалось, он не слышит ни смеха, ни иных звуков, находясь в своём, одному ему понятном мире.

Плечи Маши расслаблено опустились, на лице появилась очаровательная улыбка, розовые щёки заиграли милыми ямочками. Пунцовый Борька уже исчез из поля её зрения, смех затих. Начинался томительно долгий урок магии денежного потока. Длинные тонкие пальцы Марии поигрывали ручкой из красного дерева, так подходящей под её новый трёхмерный лак для ногтей. На белоснежном листе вместо нудных формул возникали цветы, облака и море.

Мария мечтательно улыбнулась и вновь незаметно покосилась на Даню. Тот смотрел в окно, так что ей были видны лишь его блестящие чёрные волосы, собранные в длинный хвост, да нервно подрагивающие плечи. Конечно, он переживает! Кто бы остался спокоен? Никому не известный сирота, чудом просочившийся в Академию Магсквера, сегодня вечером станет членом закрытого клуба «Два меча», попасть в который светит лишь самый избранным! Но самое главное: ночью красавчика ждёт замечательный сюрприз…

Даниил, словно ощутив её горячий взгляд, резко обернулся. Маша вздрогнула и поспешно отвела взгляд, ругая себя за малодушие. Да что она делает? Самая красивая студентка в Академии, она должна была просто улыбнуться. Обычно этого хватало, чтобы любой парень упал перед ней на колени и молил о свидании. Но всё перевернулось в тот день, когда в тяжёлые двери вошёл высокий стройный брюнет с блестящими, словно от годами сдерживаемых слёз, печальными глазами. Сердце её дрогнуло, кожу щёк опалило румянцем. В тот самый миг она решила, что именно ему суждено стать её второй половинкой.

Препод что-то бубнил, Маша вздохнула, ручка выскользнула из её пальцев и, брякнувшись о гладкое дерево скамьи, утонула в пышной шевелюре сидящего ниже Пети. Толстяк обернулся и, выудив из волос упавший на него предмет, протянул Маше.

— Держи, богиня! — без тени иронии произнёс он.

Маша брезгливо, двумя пальцами, приняла свою ручку и поспешно отвела взгляд от узких карих глаз парня. Лишь бы не заметили, что она общается с Петром! Затравят же. Этот нескладный парень, словно состоящий из двух шаров: круглого тела и круглой шевелюры, — привлекал к себе ненормальное внимание почти всех девушек Академии. Маше было невдомёк, почему девчонки бегают за ним. Да, он из богатой семьи, отличник и даже член их закрытого клуба. Но он же урод! Невероятно толстый, с лоснящейся кожей и короткими, похожими на сосиски пальцами. К тому же, от него постоянно несёт какими-то лекарствами, словно парень живёт в аптеке.

— Изменник! — театрально вскрикнула Таня. — Да как ты можешь? При мне-то!

Маша растерянно повернулась к подруге и гадливо скривилась, наблюдая, как та игриво кидает в Петю карандаши и тетради. Брови Тани нахмурились преувеличенно строго, непропорционально крупная нижняя губа оттопырилась так, что подруга стала походить на обиженную мартышку.

— Кто богиня? А? Говори! — сурово спрашивала она у смеющегося парня.

Тот закрыл голову пухлыми руками, пытаясь увернуться от сыпавшегося на него канцелярского града. Исчерпав свои карандаши, Таня схватила Машины. Аудитория снова заколыхалась от смеха.

— Тишина! — грозно рявкнул преподаватель.

Маша боязливо покосилась на Даниила, неподвижный парень всё ещё смотрел в окно. Лежащий перед ним лист был абсолютно чист. Маша представила, как запускает пальцы в чёрные пряди, вдыхает запах его тела, как Даня проводит пальцем по её влажным губам, и судорожно вдохнула, непроизвольно сжав колени. Скорее бы вечер!

* * *

Свет факела вырывал из дрожащей темноты тёмные молчаливые фигуры в широких серых балахонах, разбрасывал оранжевые блики на стеклянной поверхности пузатых бутылей. Живое пламя зло шипело и плевалось, заполняя едким дымом небольшое помещение кладовой Академии.

— Ведите жертву! — зычно гаркнул один из присутствующих.

Парочка фигур метнулась к двери, втаскивая длинного сопротивляющегося парня. Из-под кляпа вырывалось невнятное мычание, руки крепко связаны за спиной, расширенные глаза в свете факела блестели, словно чёрные бусины. Даню протащили в середину комнаты и поставили в нарисованный мелом круг. Громко лязгнул металл. Фигуры отступили за белую линию, пропуская невысокую фигуру в алом балахоне, в руках которой сверкали лезвиями два острых меча. Тело Даниила крупно задрожало, мычание стихло. Он ждал.

Красный обошёл его, нарочно лязгая оружием. Даня ощутил, как холод коснулся его запястий, кожу на голове стянуло от страха, но незнакомец лишь разрезал верёвки, удерживающие его руки. Даниил тут же вытащил кляп изо рта, собираясь что-то сказать, но тут одна из серых фигур, маленькая и тонкая, метнулась к нему и прижала к его разгорячённым губам холодную ладошку. До его слуха донёсся лёгкий шёпот:

— Ночью я стану твоей…

Даня вздрогнул всем телом и замер. Его тут же окружили семь серых фигур, оттеснив узнанную им Машу. Парень распрямил плечи и смело взглянул на алого. Чтобы сейчас ни произошло, он всё выдержит. Ради неё.

Незнакомец поднял вверх скрещенные мечи и прокричал:

— Во имя луны!

Даня с изумлением уставился на месяц, сияющим серпом зависший над остриями. В руках каждого из окруживших его серых фигур возник блестящий в свете луны сосуд.

— Коснись каждого зелья, жертва! — проговорил алый, не опуская мечей. — Поворачивайся через правое плечо и повторяй за мной слово в слово! Колавироп…

— Колавироп, — нараспев проговорил Даня, окуная указательный палец в алую жидкость первого сосуда.

— Дущукер, — подсказал алый, когда Даня коснулся оранжевого зелья.

Парень послушно повторял чудные слова, произнося их как можно медленней. Он почти пел, полностью сосредоточившись на звуках. Сердце колотилось, как сумасшедшее, губы предательски дрожали. Даня старался держать в голове воздушный образ красавицы Марии, не давая недугу, поразившему его ещё в раннем детстве, испортить этот вечер.

Каждый раз, когда он окунал палец в цветное зелье, кожа его начинала немного светиться. Но когда он поворачивался к следующему сосуду, свет испарялся. Напряжение сковало его плечи, горло саднило, скулы сводило от постоянного контроля. И вот последний сосуд, в котором мерцала ночным небом тёмно-фиолетовая жидкость. Даня выдохнул с некоторым облегчением.

— Нагокупегош! — истерично крикнул алый, мечи противно заскрежетали над его головой.

̶ Нагокуп-п-п…

Спина Дани покрылась липким потом, недуг схватил его за горло, вырвавшись из-под контроля в самый последний момент. Парень заикался, он никак не мог выговорить последний слог. Свечение на его пальце разгоралось всё ярче и ярче. И вот уже фиолетовое пламя затмило тусклый свет факела, выхватив из темноты над алым старую лампу в виде полумесяца.

Даня уже не пытался выговорить непослушный слог. С бьющимся сердцем он смотрел, как фиолетовое пламя поглощает палец за пальцем. Странно, но боли не было. Как не было и ощущений в объятых пламенем пальцах. Его кисть словно перестала существовать. Серые балахоны замерли, словно изваяния. Мечи выпали из рук алого, наполнив осветившуюся каморку пронзительным лязганьем. Это словно вывело людей из ступора.

Вопли перекрывали звон разбитой посуды, фигуры лихорадочно заметались по комнате, у выхода возникло столпотворение. Крику боли протяжно вторил стон. Даня подумал, что в панике кого-то затоптали. Сам же он был неестественно спокоен и не отрывал заинтересованного взгляда от разрастающегося пламени. Данина одежда сжималась и тлела, словно бумага. Фиолетовые капли падали на пол, разливаясь по дереву потухшими чернильными кляксами. Магический огонь перекинулся на правую стопу, и пламя разгорелось с новой силой. И вот уже он не ощущает ноги до колена и руки до локтя.

— Даня, нет, — судорожно рыдала в углу маленькая серая фигурка.

Маша и не собиралась убегать. А может, попросту не могла подняться на ноги. Парень равнодушно посмотрел на неё.

— Это ради тебя, — горько проговорил он. И добавил шёпотом: — Это из-за тебя!

В каморку ворвался ещё один странный балахон, на сей раз белый. Это оказался преподаватель магии искусств. Его белоснежная ночная сорочка развевалась, словно парус, седые волосы топорщились, будто наэлектризованные. В его спину врезалась маленькая фигурка преподавательницы стихийной магии.

— Что вы стоите? — завизжала она, вытаращив глаза на объятого пламенем студента. — Его нужно спасать!

Седой удержал женщину, прошипев сквозь зубы:

— Необратимая магия! Его уже не спасти…

— Можно попытаться спасти оставшуюся часть! — яростно крикнула женщина и уверенно вырвалась из рук коллеги.

Словно ведьма, возрождённая из древних сказок, в чёрном одеянии и с распущенными волосами, она прыгала вокруг Даниила. Руки её совершали резкие махи, оставляя в воздухе туманный след ломаных линий. В уши Дани ворвалось её завывание, она пела неизвестные ему заклинания. Фиолетовое пламя постепенно затихало, оседая на растрескавшейся коже парня чёрной гарью.

Седой преподаватель осторожно помог Марии встать. Лицо её, освобождённое от балахона, было смертельно бледным. Вой преподавательницы нарастал, он неприятно резал слух, но огонь быстро таял. Над головой Дани взорвалась старая лампа в виде полумесяца, на плечи посыпались пыльные осколки. Стихийница замерла, звуки умолкли, Даня упал, как подкошенный. Под его телом недовольно звякнули мечи.

Он повернул голову вправо и с изумлением посмотрел, как лезвие вонзилось в его почерневший локоть. Но не было ни боли, ни крови. Словно это была не рука, а обгоревшая в костре деревяшка.

— Он жив, жив, — услышал он успокаивающий говор преподавателя.

И судорожные всхлипы Маши растаяли в темноте забытья.


Глава 1

— Джо!

Я вздрогнула от неожиданности. Горячий кофе обжёг мне пальцы. Оглянулась на дверь.

— Джо, спаси!

— Ать за ногу! — выругалась я, отставляя кружку с кофе.

— Джо! Тащи сюда свой пятый размер!

— Да иду я, иду! — рявкнула я, нехотя поднимаясь с мягкого кухонного диванчика.

Раз уж старушка намекнула на мои формы, значит дело действительно худо. На пороге беззвучно возник Андрей. Обе его руки были заняты пухлыми пакетами. Маленькие чёрные глазки мужчины смотрели на меня снизу вверх с немым вопросом. Как всегда, извиняющаяся улыбка тонула в его бороде.

— Кошки! — страдальчески простонала я, заломив руки.

Наш штатный ангел понимающе кивнул и тенью скользнул на кухню, водрузив пакеты со снедью на стол. Я обречённо потопала наверх.

— Джо, спаси!

— Я иду! — грозно проговорила я, отдуваясь. — И та тварь, которая не спрячется, лишится завтрака!

Я поднялась на второй этаж и, зло расписывая в стороны многочисленные подушки, быстро пересекла огромную комнату по направлению к некогда узорчатой двери. Потянула на себя изодранную в хлам панель и грозно сверкнула глазами.

— Гав! — выдала я.

В ответ раздалось привычное шипение. Кошки, проникшие в комнату своей любимой хозяйки, тут же бросились врассыпную. В стороны полетели разноцветные мотки, на пол с грохотом повалились многочисленные шкатулочки, щедро осыпая блестящий пол загадочными приспособлениями и предметами, больше похожими на орудия для особо изощрённых пыток.

Несколько пушистых интервентов метнулось мимо меня в двери, большинство когтистых злодеев беспрекословно покинуло мастерскую. Но я заметила ещё одну рыжую тварь на качающейся занавеске, плюс к ней мелкого пятнистого хулигана, который невесть как умудрился забраться на люстру.

— Гав-гав! — гортанно пророкотала я.

И последние диверсанты исчезли из святая-святых мисс Фёклы. Я обвела взглядом разгром, который здесь устроили эти наглые твари. Дорогущие рамки валялись на полу, канва с них была беспощадно сорвана, мотки эксклюзивных ниток с диким названием «мулине» спутаны в разноцветные комки. Похоже, кошки порезвились на славу.

— Ну всё! — гаркнула я, кулаки мои сжались. — Жрать не дам!

— Джо! — жалобно простонала Фёкла, вылезая из шкафа. — Они же не нарочно…

— Вы шутите, мисс? — взвилась я, разводя руками. — Они точно специально! Я узнаю эту рамку! Она пришла на прошлой неделе. Я заплатила за неё двести баксов на ебей! А теперь она годится только на растопку!

— Ангел всё починит! — старушка умоляюще сложила свои маленькие ладошки и посмотрела на меня прозрачным цветом небесных глаз.

Сердце моё дрогнуло, руки беспомощно опустились.

— Если ещё хоть одна тварь ворвётся в вашу мастерскую, — упрямо проворчала я, — утоплю, чесслово! Давайте я вас причешу, а то волосы как облако… Эти шкодники вас не поцарапали?

— Ну что ты, Джо! — Тихий шелест её смеха меня успокоил. — Я сразу спряталась в шкаф!

— А дверь Грыз открыл? — недовольно спросила я, проводя бежевой щетиной расчёски по серебряному шёлку волос Фёклы. — Наверняка его Васька подбил! И зачем вы тащите в дом всех колдовских котов в округе? От них, наоборот, избавиться все пытаются…

— Вот именно, Джо, — мягко проговорила Фёкла. — Горе-маги испортят жизнь животному да норовят избавиться. Это неправильно!

— А рисковать деньгами, домом и вашим здоровьем правильно? — возмущённо воскликнула я.

Впрочем, злость моя была бесполезной, поскольку этот спор был давним и неразрешимым. Фёкла стояла на своём: коты будут жить здесь. Старая мисс не поддавалась ни на уговоры передать их в приют магических тварей, ни раздать обычным людям, которым даже такая непокорная частичка магии — радость и спасение от обыденности.

— Вы их слишком балуете, — не сдавалась я. — Сами же позволяете садиться вам на шею, а потом вот…

Я многозначительно махнула рукой на разгром.

— Животным нужна дисциплина! — поучительно заявила я. — Если не показывать им, кто в доме главный, можно этого дома вообще лишиться…

— Но у меня же есть ты. — Прозвучал последний, самый надёжный аргумент Фёклы.

Я хмыкнула. Конечно! Твари меня боятся, я и работу-то эту получила только благодаря своему незаурядному авторитету среди колдовских котов. Уж не знаю, за что мне такое счастье, ведь кошек я не особо люблю. Возможно, именно моя бытность метловой гонщицей внушает им уважение.

Размышляя об этом, я уложила волосы мисс Фёклы и помогла старушке облачиться в её вечный шерстяной костюм, который она не снимает ни зимой, ни летом. Кажется мне, у неё спрятано не меньше десятка одинаковых костюмов, поскольку каждое утро серая мышиная ткань была свежей, выглаженной и вкусно благоухающей ванилью.

Фёкла спустилась к завтраку, а я задержалась в кошачьем зале, выискивая глазами ту самую тварь, появление которой в доме вызывало чуть ли не ежечасную катастрофу. Васька, величественно растопырив блестящие подушечки передних лап, драл когти о старый диванчик. Хотя, не такой уж он был старый, этот диван. Вся проблема состояла в том, что он приглянулся наглому чёрному коту с разодранным ухом в первый же день, как его притащила к нам некая фермерша, родственница мисс Фёклы. Дескать, он задрал у неё несколько кур за одну ночь.

Я прошла к диванчику, не сводя глаз с кота. Тот старательно делал вид, что ему вообще нет дела до моего присутствия, и не прерывал своего медитативного занятия. Но стоило мне подойти на расстояние шага, он опустил лапки на пол, развернулся к мебели задом и мелко потряс хвостом, напоминая другим котам, что есть его собственность. И я не позавидую тем животинам, кто водрузит на диванчик свои когти.

Склонившись, я схватила обмякшего кота за шкирку и повернула к себе мордой. Взгляд зелёных глаз был одновременно обречённым и терпеливым. Васька знал, что убегать бесполезно. За месяц обитания в нашем доме он понял, что наказание неминуемо. Но всё равно не переставал хулиганить.

— Ты на сутки лишён еды, — сурово заявила я. — А если ты ещё раз посмеешь вскрыть замок в святая-святых мисс, то я из тебя самого фарш сделаю!

Кот раскрыл пасть, выдавая длительно шипение.

— Ну и что, что я не ем мяса! — парировала я. — Продам в столовку Академии. После гранита науки кошачий фарш у студентов пойдёт на ура…

Кот издал жалобный мявк.

— Последнее предупреждение! — сурово заявила я, опуская кота на диван.

Тот мгновенно стал вылизываться, словно это не он, а я всю ночь по помойкам скакала и посмела схватить его светлость немытыми руками! Я погрозила наглецу пальцем.

— И не забывай, Васька…

Тут раздался звонок. Кошки мгновенно навострили уши, парочка поспешила к лестнице проверить, кто пришёл. Я хотела было продолжить запугивание вожака кошачьей стаи, как услышала голос Андрея.

— Мисс Евгения!

Я болезненно скривилась, по шее поползли мурашки. Андрей предпочитал называть меня по полному имени. Но он и понятия не имел, что каждый раз я снова и снова слышу: «Мисс Евгения приближается к финишу! Что с её метлой? Она падает!». Я глубоко вздохнула и отогнала неприятное видение.

— Я же много раз просила, — простонала я. — Просто Джо!

Андрей уже поднимался на второй этаж, в руке он держал рулон мусорных пакетов и тряпки для ликвидации разгрома, учинённого кошками.

— Я уже много раз говорил, мисс Евгения, — привычно ответил он, — что не привык фамильярничать с милыми девушками.

И с бесстрастным лицом прошёл в разгромленную комнату. В спину ему я буркнула, что никакая я не мисс, да и милой меня трудно назвать, но он, конечно, не слушал. Вздохнув, я спустилась вниз.

Меня не так уж интересовало, кто меня спрашивает. Родственники мои проживали очень далеко от Магсквера, а так называемые друзья исчезли из моей жизни вместе с победами на гонках. Скорее всего, это просто какой-нибудь невезучий сосед, который пострадал от нашей линяющей гвардии. Или принесли новый заказ для мисс Фёклы. Какие-нибудь австралийские ниточки по сказочной цене. Но в холле меня ждал сюрприз.

— Джо! — радостно воскликнула Лада и бросилась ко мне на шею.

Я остолбенела, изумлённо глядя на бывшую подругу. Она была такой же стройной и красивой, как и в тот вечер, когда мы виделись в последний раз. Когда я и не предполагала, что он будет последний…

— Ты совсем не изменилась! — воскликнула она, хватая мои руки, которые выглядели связкой сарделек на фоне её изящных пальчиков.

— Ты тоже, — с завистью проговорила я, рассматривая свежее личико и лучащиеся голубые глаза. — Разве что, причёска… Зачем ты обстригла свои прекрасные золотые локоны?

Она весело рассмеялась, слегка запрокинув голову, отчего полностью стали видны её белоснежные ровные зубки. Я сильнее стиснула губы.

— А ты забыла? Я же всегда хотела причёску, как у тебя! — отсмеявшись, проговорила она. — И вот сбылось, наконец-то! А как удобно в полёте! Ничего в глаза не лезет… Ой, прости!

Она прижала белую ладошку ко рту, а сама уставилась на меня глазами испуганной лани. Я понимающе хмыкнула:

— Да ладно! Одно время я жутко переживала, а теперь смирилась с неизбежным.

— Это так грустно, — её пальчики сжали мою ладонь почти до боли, а голубые глаза наполнились слезами. — Ты была лучшей из всех, кого я знаю! Я давно хотела сказать… Ты прости меня, трусиху! Я каждый день собиралась приехать к тебе в клинику, даже два раза топталась под окнами. Но так и не решилась зайти. Мне страшно даже приставить, что ты чувствуешь…

— Всё уже в прошлом, чесслово! — перебила я её. Ощутив, как защипало глаза, я поспешила переменить тему. — Ты же пришла не за тем, чтобы излить душу? Что-то случилось?

Лада отдёрнула руки, словно внезапно обожглась. Ей овладела несвойственная суета, взгляд её заметался.

— Да, у меня щекотливое дело, — неуверенно проговорила она. — Случилось нечто странное и страшное.

— Лада, ты меня пугаешь, чесслово, — голос мой задрожал.

Да, мы давно не общались с подругой по мётлам, но от этого я не перестала любить её. Я всегда заботилась о Ладе, как о младшей сестре… до того злополучного момента, пока мне не пришлось заботиться исключительно о себе.

— Нет, — Лада, ощутив моё волнение, снова бросилась ко мне на шею. Порывисто обняла и проговорила: — У меня всё в порядке! Это… с моим другом беда!

— Другом? — насторожилась я. — Ать за ногу, Лада! Ты опять связалась с каким-нибудь проходимцем? Что такое? Ему срочно нужны деньги? Или он просит у тебя почку?

— Да нет же! — Лада топнула своей крохотной ножкой. — Он хороший!

— У тебя все хорошие, — мрачнея, ответила я. — У меня совсем немного денег, но я, конечно, помогу…

— Да нет же! — Лада по-детски махнула кулаками. — Ему нужна помощь, а не деньги! Денег у Антона и так много…

— Его зовут Антон, — терпеливо проговорила я, усаживая подругу на скользкий гостевой диван. — И что у него случилось?

— Его хотят убить! — с расширившимися от ужаса глазами прошептала Лада.

— А, понятно, — не сдержавшись, хихикнула я. — Его жена узнала о вашей дружбе и хочет отрезать ему голову? Ну, или то, что тебе в нём так понравилось?

— Джо! — протестующе воскликнула покрасневшая Лада. — Я серьёзно…

— И я, — теряя терпение, рявкнула я. — Ты бы не просила, не будь он твоим любовником…

— Да, мы спали! — крикнула она, из глаз брызнули слёзы. — Но это не то, что ты думаешь! Я люблю его и собираюсь замуж…

— Ать за ногу, — потрясённо произнесла я, ладони мои вспотели. — Я надеюсь, ты познакомишь меня с человеком, который уговорил на брак метловую гонщицу?!

— Да он здесь, у порога, — Лада метнула беспокойный взгляд на входную дверь. — Но боится зайти…

Я понимающе усмехнулась, а Лада обхватила мою ладонь холодными руками и быстро произнесла:

— Джо, все мои мечты могут рухнуть из-за какого-то маньяка, который решил убить моего Тошу…

Я поперхнулась, услышав, как Лада называет своего любимого. Впрочем, это их дело.

— Пожалуйста, упроси ведьму Фёклу принять его! — взмолилась Лада.

— Тссс, — я испуганно прижала ладонь к её рту. — Мисс! Мисс Фёкла! Иначе, уговаривать будет некому… как и принимать некого.

— Мисс, — пискнула Лада. — Уговори, Джо! Молю тебя, спаси моё счастье!

— Попробую, — буркнула я, вытирая с ладони её алую помаду. — Богатый, говоришь? Давай его сюда.

Лада радостно бросилась к выходу, а я тяжело поднялась с дивана. Предстоял тот ещё разговорчик с мисс Фёклой. Но при всём нежелании уламывать старушку, я ощущала растущее чувство восторженной тревоги. Словно пёс, который почуял скорую прогулку по парку. Сердце отбивало чечётку, а руки подрагивали от нетерпения заняться делом. Настоящей работой, а не тявканьем на кошек! Давненько у мисс Фёклы не было клиента. Давненько я не откладывала в волшебную коробочку свою часть гонорара.

У лестницы я разминулась с Андреем, который осторожно нёс поднос с дымящейся чашкой. До меня донёсся аромат мяты.

— И как ты угадываешь, кто что любит? — привычно изумилась я. — Лада действительно пьёт зелёный чай с мятой! Но придётся тебе принести ещё чашечку, с ней друг…

— Предположу, что джентльмен предпочтёт виски, — чопорно заметил Андрей, а губы его дрогнули в извиняющейся улыбке. — Несмотря на ранее утро.

— Не сомневаюсь, — хмыкнула я и побежала вверх по лестнице.

Фёкла к этому времени позавтракала и наверняка находилась в своей мастерской. Отвлекать старушку до двенадцати не стоило, но у меня было некоторое преимущество. Утром я спасла её от нашей когтистой стаи. Так что за мисс должок.

Кошачья комната встретила меня тишиной и резким запахом. Я поморщилась: Андрей ещё не успел прибрать за любимцами хозяйки. У парня столько хлопот с утра! Царское место пустовало: Васька изволил прогуляться. А за ним увязалась почти вся ватага. Лишь белоснежная Дашка вальяжно развалилась у огромного окна на золотистом квадрате нагретого утренним солнцем паркета. Дверь в мастерскую была немного приоткрыта. До меня донеслись рваные диалоги из очередного корейского сериала. Я страдальчески вздохнула: опять эта чёртова дорама! Отвлечь мисс будет сложнее.

— Мисс Фёкла! — громко позвала я, открывая дверь.

И замерла на пороге, изумлённо оглядывая абсолютно чистую комнату. От утреннего разгрома не осталось и следа. Чудесник Андрей за короткий срок умудрился привести всё в божеский вид. Вот уж действительно ангел!

— Не мешай, — раздражённо буркнула Фёкла, не поднимая седой головы от полотна, правая рука её быстро мелькала над рождающимся шедевром, левая скрывалась под рамкой.

— Я на минуточку, — терпеливо проговорила я, мягко ступая по тёплому ковру. — Вы уже посмотрели счета за нитки, которые я ещё позавчера положила на стол? — невинно поинтересовалась я.

Длинные прозрачные шторы не мешали яркому солнцу наполнять мастерскую дрожащими лучами.

— Нитки, уникальные оттенки которых вы заказывали индивидуально…

— Да помню я про эти счета, — недовольно отозвалась Фёкла.

Она склонилась ещё ниже, словно стараясь спрятаться за рамкой. Из динамиков вогнутого телевизора раздался жуткий женский крик. Старушка тут же вытянула шею, словно встревоженная цапля, рука её замерла над вышивкой, взгляд приковался к экрану.

— Как банально! — восхищённо пробормотала Фёкла. — Он пьёт её кровь…

— А вы пьёте мою! — Я воздела руки к потолку. — Ать за ногу! Вы знаете, что мы и так уже едва сводим концы с концами, и всё равно заказываете свои финтифлюшки!

— Джо, это не финтифлюшки! — возмутилась Фёкла, рука её опустилась на полотно, светлые глаза смотрели укоризненно. — Эти нитки мне жизненно необходимы…

— А ещё вам жизненно необходим свежий творог каждый день! — парировала я. — А ещё нам приходится кормить целую стаю наглых кошек! Андрей всю голову себе изломал, что ещё вкусного можно сделать из макарон и морковки! Если так пойдёт и дальше, то в ход придётся пустить кошачьи котлеты…

Фёкла содрогнулась, комнату вновь наполнил женский крик, на сей раз самой мисс Фёклы, которая неловко дёрнулась и уколола себе палец.

— Из-за тебя я испортила свой шедевр! — прошипела она, прижимая к повреждённому пальцу маленькую тряпочку.

Я насмешливо посмотрела на багровую капельку, попавшую на канву.

— Ничего страшного, — заметила я. — Вы легко спрячете это вышивкой. — А вот спрятаться от счетов за электричество, которые придут со дня на день, вам не удастся!

— Гнать бы тебя поганой метлой, — зло ответила Фёкла. — Чего ты добиваешься, Джо? Испортить мне утро? У тебя получилось!

В дверях показалась любопытная мордочка Дашки. Кошка решила посмотреть, что же делают с хозяйкой, что та шипит и плюётся, словно десять разъярённых фурий. Но внимание животного отвлёк алый моточек пряжи в ногах Фёклы, не замеченный Андреем. Кошка тут же пригнулась к полу, быстро переступая задними лапками.

— Я хочу, чтобы ваши беззаботные утра продолжались, — возразила я и быстро захлопнула перед злодейкой дверь. — Но для этого нам нужны деньги! А вы гоните всех клиентов… поганой метлой!

— Деньги, деньги, — тихо проговорила Фёкла, рука её снова замелькала над вышивкой. — Опять эти деньги… Да, ты права. Спокойствие можно только купить.

— Да, да, купить, — довольно повторила я и невольно улыбнулась. Фёкла сдалась быстро, даже слишком. Значит, старушка и сама думала об этом. — На деньги, которые пришли к вам сами!

— Какие шустрые, эти деньги, — усмехнулась Фёкла, в голубых глазах заиграли ироничные блики. — Только позови, а они тут как тут!

Я бросила взгляд на телевизор, судя по целующимся молодым людям, скоро конец серии. Так что самое время приступать к главному.

— В холле вас дожидается посетитель, — деловито начала я. — Это жених моей сестры по мётлам.

— Жених? — Фёкла изумлённо приподняла седые брови. — У метловой гонщицы?

— Богатый жених! — с нажимом заметила я. — Прошу вас, мисс, выслушайте его!

Фёкла ничего не ответила, рука её потянулась за ножничками. Щелчок, и новая нить уже лезет в ушко иглы. Если она приступит к вышивке, клиент будет ждать ещё минут десять-пятнадцать. Я не знала, насколько тот терпелив. А вот нервная Лада, если я сильно задержусь, точно устроит скандал. Внешне милая и привлекательная, гонщица обращалась в фурию, стоило ей выйти из себя.

— А кошки отправились гулять, — словно невзначай обронила я, искоса наблюдая, как старушка завязывает узелок на конце нити. — Видимо, вдоволь наигрались утром…

Фёкла раздражённо передёрнула костлявыми плечиками. Нить упала на канву. Я довольно улыбнулась, положив ладонь на ручку двери. Конечно, теперь старушка будет ворчать до самого вечера. Но аргумент сработал, а это главное.

— Хорошо, — сквозь зубы проговорила Фёкла, осторожно отодвигая громоздкую рамку с метровой вышивкой. — Я поговорю с ним. Сейчас спущусь.

Я кивнула и быстро ретировалась за дверь. Подхватив под мышку отирающуюся у мастерской Дашку, быстро сбежала вниз по ступенькам. Покосилась на бледное лицо Андрея, который растерянно топтался на пороге кухни, и поняла, что терпение моей подруги уже исчерпано.

В холле от стены к стене кидалась тонкая фигурка Лады. Короткие волосы её стояли дыбом, невидящие глаза сверкали бешенством, растопыренные пальцы нервно касались стен, мебели, пола. На краю диванчика сжался невысокий джентльмен с лицом, неудержимо похожим на крысиную морду. Он даже втянул голову в плечи, заметив кошку на моих руках. Взгляд его стал ещё более затравленным.

— Метла, метла, мне нужна метла, — смятенно пробормотала Лада.

Она беспорядочно металась по комнате до тех пор, пока не врезалась в меня. В глазах её возник свет узнавания, подруга схватила меня за предплечья, а я крякнула от неожиданной силы в изящных пальцах. Пушистый хвост кошки, которая сидела на моих руках, тоже оказался в тисках метловой гонщицы. Дашка возмущённо мявкнула и вцепилась когтями в кисть Лады. Но та даже бровью не повела.

— Метла! — умоляюще проговорила подруга, не отрывая от меня безумного взгляда. — Дай мне метлу!

— Прости, — горько усмехнулась я. — Я могу дать тебе только мой скутер. Это единственное, на чём я сейчас перемещаюсь.

— Пойдёт! — мрачно пробормотала подрагивающая Лада. — Где он!

— Во дворе, — отмахнулась я. — Иди, развейся, а мисс Фёкла пока переговорит с джентльменом.

— Спасибо, — прошептала Лада, руки её расслабились, хвост кошки оказался на свободе.

Я грозно посмотрела на Дашку, та виновато втянула когти и сделала вид, что она молчаливая муфта в моих руках. Исцарапанная в кровь Лада тут же исчезла за дверью. Андрей осторожно высунулся из кухни, оценивая обстановку, и тут же исчез. Через минуту он появился, уже со спокойной миной прошёл к гостевому столу, в руках его золотился новенький веник. Раздался звон осколков чашки, заметаемых на совок. Я посмотрела на посетителя.

— Мисс Фёкла скоро примет вас, Антон, — деловито проговорила я.

Агромаг ещё больше втянул голову в плечи, тело его пронзила крупная дрожь, словно присутствие Лады его успокаивало, а теперь он остался без моральной поддержки невесты. На столе стоял пустой стакан.

— Виски? — невинно предложила я, делая вид, что не замечаю его состояния.

Джентльмен нервно закивал, сцепленные пальцы его исчезли между коленями. Посетитель словно старался занимать как можно меньше места. Андрей бросил на меня выразительный взгляд и театрально бросил веник на пол. Он прошёл к бару и, подхватив пузатую бутылку, приблизился к агромагу. Я сразу поняла причину его недовольства: бутылка была опустошена уже на треть. Судя по всему, наш штатный ангел не раз подливал Антону виски. Но спокойнее тот не становился.

Когда стакан вновь опустел, а Андрей исчез со всем инвентарём из чистой комнаты, спустилась старая мисс. На голове её красовался розовый шёлковый платок, который делал глаза Фёклы ещё более пронзительными. Поскрипывая по полу пушистыми домашними сапожками, она прошла к креслу, расположенному в светлой части холла, и суетливо устроилась на подушках. Посетителю пришлось неудобно развернуться к ней.

— Слушаю вас, — просто сказала Фёкла.

Антон раскрыл рот, но зубы его предательски клацнули. Посетитель смущённо нахохлился. Дашка вырвалась из моих рук и медленно прошла к хозяйке, мимоходом она пренебрежительно мазнула хвостом по брючине мужчины. Посетитель словно по мановению волшебной палочки расслабился, спина Антона выпрямилась, глаза посмотрели на Фёклу без тени царившей в них прежде паники.

Дашка прыгнула старушке на колени, сухая ладонь Фёклы ласково провела по белой шёрстке. Старушка вежливо поблагодарила магокошку за проявленную к клиенту магию целительства. Дашка довольно затарахтела на всю комнату, глаза её смежились. С кухни донёсся звон высыпаемых в урну осколков чашки.

— Меня зовут Антон, — ровно начал джентльмен. — Я агромаг. Вывожу новые сорта, и весьма успешно. Я с отличием закончил Академию Магсквера пять лет назад…

— Поздравляю, — раздражённо перебила его Фёкла. — И чего вы хотите от меня?

— Я не хвастаюсь, — смущённо пробормотал Антон, пальцы его пробежались по чёрному стеклу гостевого стола, оставляя мутные отпечатки. Я порадовалась, Андрей не видит непристойного, с его точки зрения, обращения с мебелью. — Я хочу объяснить, с чего всё началось.

— Хорошо, — милостиво кивнула Фёкла, зябко поджимая ноги, кошка перебралась на стопы старушки и снова замурлыкала. — Объясняйте, раз нельзя это пропустить.

— Нельзя, — серьёзно кивнул Антон. Он весь вытянулся в струнку, гордость прошлых достижений добавляла ему значимости в собственных глазах, он словно стал выше и даже немного привлекательнее, перестав походить на запуганную мышь. — Это имеет прямое отношение к делу. Так вот, я закончил Академию Магсквера пять лет назад. В Академии я состоял в закрытом клубе «Два меча», вы наверняка знаете о нём.

Фёкла отрицательно качнула головой, лицо её приняло скучающее выражение, взгляд скользнул к лестнице. Я поняла, что она сожалеет, что позволила себя уговорить выслушать гостя вместо того, чтобы смотреть свой любимый сериал. Антон растерянно моргнул, не зная, как отреагировать на невежество старушки, и решил пояснить:

— Это закрытый элитный клуб для самых одарённых и…

— Это тоже имеет отношение к делу? — не сдержалась Фёкла.

Старушка терпеть не могла выскочек и хвастунов, которые кичатся полученными бумажками и тратят время на разглагольствования о собственной значимости. Больше потому, что у самой мисс диплома не было, поэтому маги снисходительно обзывали её ведьмой, опуская до уровня шарлатанов.

— Не очень, — смутился Антон. — Но возможно… В принципе, нужно знать лишь то, что членов клуба не так уж много. И мы каждый год встречаемся в загородном поместье Академии. Последняя встреча проходила недели три назад и закончилась весьма печально. Один из моих друзей трагически погиб…

С лица Фёклы мгновенно слетела вся скука, глаза расширились, тонкие губы жадно приоткрылись.

— Насколько трагически? — деловито уточнила она.

Антон растерянно моргнул, лицо его побледнело, под маленькими глазами обозначились серые подпалины.

— Это ужасно, — содрогнулся он, глядя перед собой невидящими глазами. — Николай висел в воздухе, вместо головы у него был светильник в виде месяца, который пронзали два меча. Его адвокатская мантия пропитана кровью. Красные струи текли по рукам и ногам. Головы так и не нашли…

— Светильник, пронзённый мечами? — недоверчиво сощурилась старушка. — Вы не шутите?

— Какие уж тут шутки, — мрачно ответил позеленевший Антон. — Я видел всё это собственными глазами!

Фёкла нетерпеливо опустила ноги на пол, пригревшаяся Дашка свалилась на пол, и, возмущённо подёргивая пушистым хвостом, прошествовала к лестнице. Старушка подалась вперёд, скулы её напряглись.

— А почему светильник? — напряжённо спросила она. — Видится мне, что вы знаете ответ.

Антон поёжился, бледные губы его скривились.

— Это символ нашего клуба, — пробормотал он и добавил громче: — То есть, не светильник, конечно! Полумесяц и два меча.

— Ага! — резко отозвалась Фёкла.

Старушка откинулась на спинку кресла, её узловатые пальцы потёрли острый подбородок.

— На мечах была кровь? — осведомилась она.

Посетитель отрицательно покачал головой.

— Нет. Я понимаю, вы думаете, что ему отрезали голову. Но это не так. Судя по шее, голову оторвали…

— Не вам судить о том, что я думаю, — резко заявила старушка. — Так что вам от меня нужно? Найти убийцу?

Антон снова качнул головой.

— Нет. Убийца известен…

— Вот как? — подняла брови Фёкла. — Его уже поймали? Хорошо. Так что вам нужно?

Антон вскочил с места, ударился об стол, тот покачнулся, пустой стакан, дребезжа, покатился по полу. Но посетитель словно и не заметил этого.

— Убийца известен, но не пойман, — сказал он, нервно шагая из стороны в сторону. — И это не единственная его жертва. Через две недели ещё один член нашего клуба был обнаружен мёртвым в своём собственном доме…

— Дайте угадаю, — подала я голос. — Со светильником вместо головы?

Антон остолбенел, глядя на меня крысиными глазками. Тут я заметила, что белки болезненно-розовые, словно агромаг не спал неделю.

— Да, — тихо отозвался он. — Юра великолепный художник… был художником и руководителем галереи. Говорят, все его холсты плавали в крови…

— Врут, — сурово оборвала Фёкла. — В теле человека не так много крови. Так что же убийца? Сбежал?

Челюсть Антона задрожала, колени подкосились. Хорошо, что он стоял рядом с диваном, иначе бы джентльмен попросту рухнул на пол. Агромаг сел и поспешно затараторил:

— Нет, убийца не сдвинулся с места. Он так и живёт в своей маленькой квартирке, смеётся нам в лицо и угрожает убить всех!

— Что?!

Лицо мисс Фёклы вытянулось. Антон быстро закивал, продолжив:

— Да-да! Он убьёт нас всех! И я уже неделю не могу ни есть, ни спать! Я трясусь от страха при каждой движущейся тени, я не могу больше так! Помогите мне!

Я изумлённо уставилась на посетителя. Теперь понятно, почему на него не подействовал вискарь! Не спать неделю, дрожать и ждать жуткой смерти. Это может сломать любого.

— Помочь привлечь убийцу к ответственности? — деловито уточнила Фёкла.

Антон замотал головой, нервно хихикая.

— Нет-нет! Конечно, нет. Помогите мне избежать смерти. Только мне. Я не хочу умирать!

— А как же остальные члены вашего клуба? — растерянно моргнула старушка. — Они что, не боятся?

— Шутите? — скривился Антон. — Да все уже обосрались от страха! Но они заслужили это… Даня вправе убить их всех! После того, что они с ним сделали.

— Ать за ногу! — не сдержалась я.

Мне стало противно в обществе этого субъекта, я не понимала, как Лада смогла клюнуть на это убожество. Даже если прибавить к нему пару сотен миллионов!

— А что они с ним сделали? — заинтересовалась мисс Фёкла.

— Сломали ему жизнь, всего-то! — истерично рассмеялся Антон. — Это было десять лет назад…

Я слушала рассказ посетителя, не отрывая от него внимательного взгляда. По поведению Фёклы я решила, что старушка заинтересована. Поэтому важна была любая деталь, любая мелочь, которая смогла бы помочь пролить свет на загадочное дело о кровавой люстре.

В холле появился Андрей, тихой тенью прошмыгнул он по комнате. В моей руке задымилась чашка свежесваренного кофе, на столе появился чистый стакан с виски, а у Фёклы её неизменный отвар из особых трав.

Когда Антон рассказал о светильнике, исполняющем в обряде мистический образ, я невольно вздрогнула. Теперь стало понятно, почему все так уверены, что убийца именно Даниил.

— Но он же стал инвалидом! — воскликнула я. — Калека не смог бы оторвать голову здоровому человеку. Даже маг! Правда?

Задав этот вопрос, я покосилась на Фёклу, старушка задумчиво потирала подбородок.

— В Академии учат стандартной магии, для исполнения которой нужны обе руки, — строго ответила та и добавила тише: — Но в истории существовали и однорукие маги. Чем занимается этот молодой человек? Как он зарабатывает на жизнь?

— Ему не нужно работать, — некрасиво скривился Антон. — С тех пор он не нуждается в деньгах. Каждый год, на встрече клуба, мы скидываемся, кто сколько может… и хочет отдать калеке. В итоге получается немалая сумма, на которую можно прокормить небольшую армию. Или жить весь год на широкую ногу, что Даня и делал все эти годы. Он пишет ужасные рассказы…

— Так он писатель? — заинтересованно уточнила Фёкла. — И пишет ужасы? Успешно?

— Да не особо, — равнодушно пожал плечами Антон. — Но он много лет отдал своему увлечению. Сам пишет, сам издаёт, денег-то много. А ещё он изучает древнейшую историю магии.

— Угу, — отметила я, понимающе посмотрев на посетителя. — Поэтому вы и решили, что он мог найти способ творить магию без второй руки?

Антон подскочил и резво подбежал ко мне, снова опрокинув стакан, на полу появилась продолговатая клякса, в воздухе распространился аромат жжёных шин. Я машинально отпрянула от безумного взгляда мужчины. Тот приподнялся на носки, стараясь смотреть мне в глаза.

— Не только! — восторженно проговорил он. Я подумала, что неплохо было бы вызвать магдока, специализирующегося на психах. — Он сам это подтвердил!

— Ать за ногу, — пробормотала я, отступая от неадекватного посетителя.

Пронеслась мысль, что я даже не успею вызвать скорую, если этот сумасшедший накинется на меня. Мобильный остался в моей комнате. А что, если он действительно чокнутый и вся эта история — бред? А Ладу он приворожил. Мужик сам признался, что выращивает какую-то травку. Но мисс Фёкла была абсолютно спокойна и внимательна.

— Каким образом он это сделал? — спросила она.

— Даня разослал всем мейлы. — Антон вдруг поник, словно вспышка выжала из него последние силы. Спина его сгорбилась, руки повисли плетьми, веки почти смежились. Он практически навалился на меня, не в силах сам стоять. Возможно, резко подействовал вискарь. А если он отключится? Что с ним делать? Но джентльмен упрямо бормотал: — И после первого убийства, и после второго. И обещал, что так будет с каждым.

Я осторожно взяла его за плечи и препроводила к дивану. Снова бесшумно возник Андрей. Бросив на буйного посетителя укоризненный взгляд, он принялся за приборку. Я усадила Антона и покачала головой, давая знать ангелу, что нести чистый стакан не нужно.

— А как же полиция? — Мисс Фёкла потёрла горбинку на носу, что означало крайнюю степень удивления: — Что они думают по этому поводу? Странно, что при подобных фактах, калека ещё не арестован.

— Они его арестовывали, — безжизненно ответил Антон. — Но отпустили. Магослед ничего не показал, а письма разосланы из центрального офиса Академии, их мог послать любой преподаватель и даже студент… если постарается.

— Хорошо! — Фёкла стукнула ладонями по поручням кресла. — Подведём итог. Вы не хотите, чтобы я помогла привлечь убийцу к ответу. Вы не хотите, чтобы я спасла жизни других членов клуба. Вы только хотите спастись сами. Правильно?

— Я заплачу сто тысяч, — просто ответил посетитель.

Я радостно улыбнулась: хорошие деньги! Я присоединю к своему накоплению целых десять кусков, а делать почти ничего не придётся. Мы просто спрячем дядьку в подвале, а когда всё утихнет, отпустим. Или нет, будем вытягивать из него по сотне в месяц за защиту и проживание. Тогда мы все долгое время будем в шоколаде! А я быстро соберу нужную сумму на покупку мечты…

— Нет, — ответила Фёкла, и сердце моё упало.

— Ать за ногу, — злобно прошипела я, мысленно расставаясь с образом новенького мотоцикла.

— Двести тысяч! — чуть громче сказал Антон.

Я облегчённо вздохнула: мисс набивает цену. Это хорошо! И правильно, мужик в таком состоянии, что грех не воспользоваться. А двести тысяч намного лучше, чем сто. В два раза лучше!

— Нет.

Услышав ответ мисс, я уставилась на неё, очень выразительно вращая глазами. Но старушка не отреагировала, она спокойно смотрела на посетителя.

— Триста тысяч! — крикнул он. И тут же добавил тише: — Пятьсот!

— Нет.

Я сглотнула, перед глазами всё поплыло. Да как она может?! Пятьсот тысяч! Я сжала кулаки, сдерживая желание придушить старушку.

— Чесслово, — простонала я. — Пятьдесят кусков!

Фёкла саркастично усмехнулась, едва глянув в мою сторону, и снова холодно посмотрела на посетителя. Тот заломил руки.

— Но почему?

— Не думаю, что вам грозит реальная опасность, — покачала головой старушка. — Во всяком случае, не сейчас. Давайте поступим следующим образом. Вы напишете сейчас мейлы всех членов клуба, кто получил письма от Даниила. Это возможно?

Антон дрожащими пальцами вытащил из кармана смартфон. Фёкла кивнула и продолжила:

— Если в течение месяца ваше состояние не изменится, я соглашусь на ваше предложение.

Антон растерянно посмотрел на возникшего Андрея, тот с извиняющейся улыбкой подсовывал посетителю чистый лист и карандаш. Машинально приняв всё это, он перевёл сокрушённый взгляд на мисс Фёклу.

— То есть вы даёте мне месяц, — хрипло отозвался он. — А вы можете гарантировать, что меня не попытаются убить за этот месяц?

— Не могу, — качнула головой Фёкла и тут же подалась вперёд всем телом, проговорив: — Но я могу утверждать, что в течение месяца вас не попытается убить калека Даниил!

Джентльмен вздрогнул, оставляя на листе ломаную линию.

После того, как Антон написал мейлы членов клуба, Фёкла попросила переслать на наш мейл те два письма, которые он якобы получил от Даниила. Я недоумевала, зачем старушке всё это, если она отказалась от дела. Посетитель впал в аморфное состояние и бесспорно выполнял всё, что от него требовали. Глаза Антона опустели, словно окна старого дома, в котором старики уныло ожидают смерти.

Я поспешно вытолкала его и заперла дверь. Подумав, отключила звонок и наказала ангелу ни за что не открывать дверь. Да, это малодушно. Но я сейчас не смогла бы посмотреть в глаза Ладе. Пусть это будет ответ на её отсутствие, когда я вся переломанная валялась в клинике. Имею право мстить… К тому же, я обещала, что мисс Фёкла примет его, так она и приняла. Я ни слова не сказала, что мы займёмся этим делом!

Успокоив совесть подобными размышлениями, я вбежала по ступенькам наверх, справедливо полагая, что Фёкла вернулась в мастерскую. Каково же было моё удивление, когда я обнаружила в комнате лишь Дашку, гоняющую алый моток по ковру. Подхватив урчащее создание, не выпускающее добычу из пасти, я плотно прикрыла дверь мастерской. Бросив кошку на подушки, спустилась вниз и заглянула на кухню.

— Ангел, где мисс?

Андрей не обернулся. Руки его с закатанными по локоть рукавами были белы от муки. Он изо всех сил нажимал на бежевый комок эластичного теста, раскатывая его по доске, и тут же скручивал обратно.

— Мисс Фёкла прошествовала в кабинет, — отдуваясь, пробурчал Андрей. — А ещё кто-то барабанил в дверь. Но я следовал вашим указаниям, мисс.

Я благодарно улыбнулась и на цыпочках прокралась через весь холл: вдруг Лада подслушивает у двери. Прикрыв двери кабинета, я обвела любопытным взглядом полутёмную комнату. В носу засвербело от книжной пыли, с которой не удаётся бороться даже ангелу!

Что Фёкла забыла здесь? Не в её привычках читать до наступления темноты. Но кресло-качалка пустело, тёплый клетчатый плед одиноко висел на деревянной ручке. Я заглянула в альков и лицо моё вытянулось.

— Вы здесь?! — поражённо воскликнула я, обнаружив Фёклу.

Старушка пялилась в мерцающий монитор, сухая рука её нервно дёргала мышку.

— Джо! — раздражённо воскликнула она. — Как включить этот ваш интернет?

Я склонилась над мисс, положив свою широкую ладонь на её костлявые пальцы.

— Я же показывала вам, — с лёгким недоумением проговорила я. — Вот нажимаете тут, открывается браузер. А что вы хотите? Включить одноклассников?

— Нет, покажи мне почту, — нетерпеливо отозвалась старушка, не отрываясь от экрана. — Я хочу прочитать эти письма.

— Письма от калеки?

Возмущение моё росло. Оно подкреплялось мыслью о пятидесяти тысячах моей доли, которые пролетели мимо, словно недосягаемая стая воробьёв над голодной кошкой. Зло выдернув мышь из рук мисс, я щёлкнула клавишей, экран мелькнул, показав несколько новых писем. Я нажала на то, которое переслал нам Антон. Прикольная у него тут фотка. Лучше, чем в жизни…

Фёкла, щурясь, принялась читать вслух.

Вы посмеялись надо мной,

Над бедным круглым сиротой.

Мне обещали чудеса,

А лишь толкнули в небеса.

Но я — живой. И да, я зол!

И час расплаты ваш пришёл.

И первый заплатил сполна,

Пав от хромого колдуна.

Он, избранный в смертельный клуб.

И кто же следующий труп?

По моей спине поползли мурашки, взгляд скользнул по напряжённому лицу Фёклы.

— Какой жуткий тип! — проворчала я. — И как же его отпустила полиция? Калека же практически признался в убийстве!

— Чушь! — фыркнула Фёкла. — Кто-то написал жуткие стихи и разослал их членам клуба с мейла Академии, да без подписи. Это не доказательство. Открой второе письмо.

Я послушно щёлкнула мышкой. Сердце колотилось, я и сама хотела прочитать, что же сочинил неизвестный после второго убийства.

Наш элитный смертный клуб

Пополнил новый свежий труп.

Сияет гордо на плечах

Знак месяца да при мечах!

Расплата скоро к вам придёт,

Хромой колдун вас всех найдёт.

Не спрячется и не уйдёт

Круг семерых, он весь падёт!

И напоследок к вам вопрос:

Теперь кто будет без волос?

Рука моя, сжимающая компьютерную мышь, задрожала. На душе словно заскреблись кошки. Перед внутренним взором маячил пустой взгляд отвергнутого посетителя. Мисс Фёкла отказала ему, а значит, отправила на верную смерть! Этот Даниил явно маньяк и не остановится на достигнутом.

— Без волос, — задумчиво пробормотала Фёкла, перечитывая стих.

— Написал бы уж сразу, что без башки! — возбуждённо отозвалась я. — Вам не стыдно, мисс? Как вы могли отказать этому человеку? Вы же обещали…

Я выпрямилась и сурово посмотрела на старушку сверху вниз. Губы мои сжались.

— Я обещала выслушать его, я это сделала, — парировала Фёкла, я недовольно скривилась: она оправдывалась точно так же, как и я. — Распечатай мне эти письма, Джо!

— Для коллекции? — иронично осведомилась я. — Ладно, сделаю. Но вы совершили непростительную глупость, отказавшись от пятисот тысяч! И это в тот момент, когда нам так необходимы средства…

— Глупость?! — Лицо Фёклы потемнело, глаза сузились, у меня даже язык к нёбу прилип. — Ты забываешься, Джо!

— Ать за ногу, — пробормотала я, не в силах сдерживаться. — Да чёрт с ними, с деньгами! Неужели вы сможете спокойно спать, зная, что сумасшедший калека зажигает лампочки вместо голов?

— Не обсуждается, — строго отрезала мисс. — Я же сказала этому джентльмену, что он сможет получить от меня требуемое…

— Через месяц! — воскликнула я. — А члены их клуба мрут по штуке в неделю! И судя по второму письму, первыми погибнут именно те семеро, что держали чашки на ритуале. А значит, и Антон! Или вы предполагаете, что маньяк сначала займётся другими?..

— Я уверена, что именно так! — перебила меня Фёкла. — Антон явно тот, кто был в красном плаще. И предположу, что если его не убили первым, то оставят на сладкое.

У меня оледенел затылок от такого «десерта». Но в словах Фёклы была логика, и сердце моё немного успокоилось. Месяц жизни у посетителя скорее всего оставался. Старушка поднялась и потянула меня за рукав лонгслива.

— Садись, — твёрдо приказала она. — Набери письмо.

Я послушно опустилась на стул и уныло приготовилась набивать очередной заказ каких-нибудь ниточек. Фёкла опустилась в качалку и легонько оттолкнулась, взгляд её был прикован к люстре, белеющей на потолке.

— Уважаемые члены клуба «Два меча», — начала Фёкла и руки мои, опущенные на клавиатуру, невольно дрогнули. Я поражённо уставилась на мисс. Та же невозмутимо продолжала: — Тех из вас, кто ещё имеет голову на плечах, я приглашаю на внеочередную встречу закрытого элитного клуба «Два меча», которая будет проходить через неделю, в следующее воскресение пополудни. Мисс Фёкла, известная многим как ведьма Фёкла. Разошли по всем мейлам, которые нам любезно предоставил Антон.

Старушка замолчала, не отрывая глаз от потолка. Я уважительно посмотрела на её сухую фигурку. Раз уж мисс упомянула нелюбимое прозвище, настроена она весьма серьёзно. И тут меня осенило.

— Гениально! — воскликнула я. — Какая же я дура, что сомневалась в вашем уме! Гораздо практичнее потребовать деньги со всех членов клуба, чем брать их только у одного…

Я с энтузиазмом сделала рассылку и развернулась к Фёкле, уточняя:

— Только как мы их всех разместим в нашем подвале?

— Этого не потребуется, — скрипуче рассмеялась старушка. — Помоги мне подняться, Джо!

Я бросилась к мисс и, бережно поддерживая её под руку, сопроводила в мастерскую. В кошачьей комнате нас ожидала пушистая гвардия в полном составе. В воздухе витало напряжение, словно сейчас снова наступила весна. Даже животные почуяли, что мы снова в деле. Мисс остановилась и обвела их нежным взглядом, немного задержавшись на довольной морде Васьки. Лишённый домашнего завтрака, тот явно не расстроился, а восполнил эту незначительную потерю удачной охотой.

— Василий! — манерно произнесла Фёкла. — У меня к тебе задание. Сегодня приходил клиент, присмотри за ним, но не приближайся. На смену тебе наша целительница Дарья, она его сегодня видела и даже немного пообщалась…

Дашка развалилась на той же подушке, на которую я её недавно бросила. Она лениво приподняла свою белую мордочку, рядом алел спутанный моток нитей, которые она стащила из мастерской мисс. Я перевела взгляд на Ваську, но тот уже исчез, и покачала головой. Фёкла всё продумала!

Старушка заняла своё место у деревянного станка, а я нажала кнопку пульта. Экран осветился синим. Подождав, пока телик соединится с инетом, я подключила дораму. Мисс Фёкла заслужила свои спокойные часы!


Глава 2

Резкий звонок в дверь вырвал меня с форума байкеров. Я недовольно закрыла обсуждение «Призрака» и посмотрела на часы: ещё и десяти нет! А встреча назначена на полдень. Кто же такой нетерпеливый? Звонок повторился, значит, Андрей всё ещё на базаре, и дверь придётся открывать мне. Фёкла не спустится до двенадцати, так что посетителю придётся куковать у нас пару часов, а мне — составлять ему компанию.

Размышляя о скучной перспективе, я направилась к двери. Но внезапно всё изменилось. На шею мне бросилась рыдающая Лада. Щёки её были покрыты разноцветными пятнами от потёкшей косметики, рот некрасиво открыт, личико сморщилось, словно у маленького ребёнка.

— Это всё ты! Ты виновата! — выкрикивала она между рыданиями, кулаки её били по моим плечам. — Это из-за тебя!

Я удивлённо смотрела на свою извечную соперницу по гонкам, а руки мои легко перехватили её ослабевшие от плача локти. Я бросила настороженный взгляд на улицу. Высокая трава давно не стриженного газона почти скрывала блестящее древко метлы, на хвосте которого радостно топорщились прутья. Лада уткнулась мокрым личиком в мою чёрную водолазку. Ткань мгновенно намокла. Я с трудом оторвалась от вида гоночной метлы.

— Что случилось? — едва сумела вымолвить я. — Что я такого сделала?

Лада лишь всхлипывала, плечи её вздрагивали, из горла раздавались невнятные звуки. Тщательно заперев дверь, я провела бывшую подругу в холл и посадила на диван. Она откинулась на спинку, словно кукла. Я выбрала в баре стакан и подхватила бутылку водки. Звук льющейся жидкости и запах спиртного привлекли внимание Лады. Она жадно потянулась к столу и, запрокинув голову, одним глотком выпила водку. Резко втянув ноздрями воздух, на мгновение замерла. Я встревоженно смотрела в её красные глаза.

— Его нет, — тихо сказала она, а по щекам вновь покатились крупные слёзы. — Его нигде нет!

— Кого нет? — удивлённо уточнила я, но спина похолодела от ужаса.

Лада не ответила, не сводя безумного взгляда с бутылки водки. Ответа и не требовалось. Гонщица резко схватила бутылку и изо всех сил метнула её в стену. Звон разбитого стекла скрыл звук открываемого замка входной двери. В холл с любопытством заглянул Андрей, щёки его побелели. Он обречённо вздохнул, разглядев мокрое пятно на стене и рассыпанные по полу осколки. Кажется, Андрей скоро возненавидит мою подругу. Такого поведения не выдержит даже ангел!

— Может, он просто уехал, — предположила я. — В подобном состоянии любой захотел бы сбежать…

Мрачная Лада провела дрожащей рукой по золотистому ёршику волос и отрицательно качнула головой.

— Антон бы мне сказал.

— Он был сильно напуган, — рассудительно возразила я. — А доведённые до отчаяния люди иногда совершают странные поступки.

Она подняла на меня глаза, и я содрогнулась от неожиданно-ледяного выражения.

— Возможно, — бесцветным голосом произнесла она, слёзы перестали катиться из расширенных глаз. И эта Лада была весьма неприятной. — Но утром в его почте я увидела это…

Она протянула мне смятый лист. С замирающим сердцем я приняла бумажку и, расправив её на колене, прочитала распечатанный текст.

Я всех приветствую опять!

Считаю, вам полезно знать,

Что алой мантии теперь

Новый хозяин нужен, верь!

Вы не ищите хладный труп

Вступил он в наш смертельный клуб.

Не потерял он головы,

А телом заплатил, увы.

И, как всегда, вопрос, друзья:

Кому из вас счёт вышлю я?

— А мисс Фёкла утверждала, что калека к нему придёт в последнюю очередь, — растерянно пробормотала я.

— Знаю, — со злостью выплюнула Лада, глаза её сверкнули. — Тоша говорил. Но ему было всё хуже и хуже, постоянно мерещилось, что за ним следят…

Я хлопнула себя по лбу.

— Точно!

И, подскочив, метнулась к лестнице. Лада растерянно окликнула меня, но объяснять было некогда. Я бегом поднялась по лестнице и заскользила по паркету кошачьей комнаты. Васька удивлённо приподнял уши, ко мне подбежал новенький серый котёнок и потёрся о чёрную кожу брюк.

— Ты здесь? — удивлённо обратилась я к зеленоглазому чудищу, разлёгшемуся на диване. — Сегодня же твоя очередь! Дашка ещё не появлялась?

Васька прижал уши, словно ожидая наказания. Но вины его тут не было, сменять Дарью ему было положено лишь после того, как кошка вернётся домой. Так решила мисс Фёкла. Но сегодня в дом пришёл лишь тощий дрожащий котёнок, которого наверняка выгнал очередной горе-маг.

Я постучала в новенькую дверь мастерской, впрочем, безо всякой надежды. Дверь была звуконепроницаемой, с новейшим замком сложной конструкции. Даже Грыз пока не смог взломать её, и мисс Фёкла наслаждалась утренней безмятежностью. Так что до двенадцати она недоступна, даже случись нечто экстраординарное. Я недовольно стукнула по двери кулаком. Никакие мои доводы не подействовали на старушку, когда она выбрала эту модель двери. Ведьме был не страшен ни пожар, ни другие катаклизмы. Всё компенсировал желаемый покой и одиночество в первой половине дня.

Я неохотно спустилась к убитой горем подруге. Лада сидела прямо, не отрывая глаз от суетливых действий Андрея, который поспешно мыл стену. Ангелу явно хотелось скрыться с глаз метловой гонщицы, как можно скорее. Услышав мои шаги, он нервно оглянулся.

— Дашка пропала, — хмуро заметила я. — Надо бы стаю пустить на её поиски, да к мисс до двенадцати теперь и на танке не прорвёшься!

Андрей молча кивнул и вернулся к работе. Я присела рядом с подругой, неловко спрятав кисти рук под мышки.

— Я ничего не могу сделать, — тихо призналась я. — Единственное, что могу тебе предложить, это подождать до полудня и принять участие во встрече членов клуба «Два меча», которую организовала мисс Фёкла.

— Зачем? — отрешённым голосом спросила Лада.

Я пожала плечами: рассказывать о планах старушки по сбору денег со всех членов клуба не было смысла. Если Лада захочет присутствовать, сама всё узнает. Подруга сидела неподвижно, не отрывая глаз от смущённого Андрея. Тот уже закончил приборку и спешно ретировался на кухню. Я встала и заперла бар на ключ. Так, на всякий случай. Ладу не интересовали мои телодвижения, она невидяще смотрела на влажную стену.

Я сходила в кабинет за ноутбуком, устроилась рядом с метловой гонщицей и с головой погрузилась в обсуждение желанного «Призрака». В течение двух часов я лишь иногда посматривала на неподвижную подругу. Та словно впала в забытье, не реагируя ни на что. Звонок в дверь заставил меня вздрогнуть, но Лада так и не шелохнулась. Андрей, по-кошачьи мягко ступая по полу, направился к двери. Через минуту в комнату вошёл первый посетитель.

Я захлопнула ноутбук и поднялась навстречу, придирчиво разглядывая мужчину с идеальной причёски до дорогущих блестящих ботинок. Мне не нужно было знать его имя, чтобы понимать, кто передо мной.

— Виктор, добрый день! — подчёркнуто вежливо поприветствовала я посетителя. — Вы приехали раньше времени, придётся подождать.

— Я бизнесмаг, мисс…

Он замер в вопросительной паузе, я скрипнула зубами и натянуто улыбнулась:

— Просто Джо, пожалуйста.

— Я бизнесмаг, мисс просто Джо! — ровно проговорил Виктор, и я поняла, что уже начинаю ненавидеть этого хлыща. — И я ценю своё время. Полчаса я выделил специально, чтобы переговорить с ведьмой Фёклой с глазу на глаз!

Я весело оскалилась, намеренно не поправляя его «ведьму», ибо надеялась, что старушка спустит напыщенного бизнесмага с лестницы в первую же минуту встречи.

— Вы потеряли свои драгоценные полчаса, — мстительно ответила я. — Мисс Фёкла не спустится раньше двенадцати, и это не изменить даже ради вас!

Виктор нахмурился, холёная рука его скользнула в карман, вытянув серебристый смартфон с покусанным знаком. Я предложила гостю присесть, взгляд бизнесмага надменно мазнул диван, и тут лицо его полностью преобразилось: презрительные складки у губ разгладились, глаза умиленно расширились.

— Мисс Лада! — высоким голосом провозгласил он. — Вы меня не помните? Я был представлен вам на прошлой гонке…

Я поморщилась от его щенячьего восторга, но это было предсказуемо. Даже в теперешнем состоянии, со следами смазанной косметики и красными от слёз глазами, моя подруга была неотразима. Джентльмен практически упал перед ней на колени, с противным звуком присосавшись к её безвольной руке в якобы вежливом поцелуе. Лада не соизволила даже взглянуть на бизнесмага, но Виктору, казалось, этого было и не нужно. Он вывалил на несчастную целый воз витиеватых комплиментов. Его ловкие руки гладили колени метловой гонщицы, а голос его сочился тошнотворной сладостью. Мне захотелось разбить что-нибудь о его напомаженную голову, руки нервно сжали ноутбук.

Виктора от травмы, а ноутбук от скоропостижной кончины спас новый звонок. Я поспешно поднялась, намереваясь опередить исполнительного Андрея. На пороге, улыбаясь во все десять оставшихся зубов, стоял изрядно помятый жизнью джентльмен.

— Вау! — возопил он, уставившись на мой бюст: единственное, что привлекало во мне мужчин. — Это я удачно зашёл!

Я невольно поморщилась от его смрадного дыхания и отступила, скрестив руки на груди.

— Борис, — несколько истерично представился вошедший, сбрасывая грязный пиджак прямо на пол.

Серые подпалины под бегающими глазами и дрожащие бескровные губы навевали мысли, что я не зря заперла бар на ключ. Борис скользким взглядом оглядел холл и, заметив парочку на диване, резким отточенным движением залихватски поднял несвежий воротничок потрёпанной рубашки.

— Кого я вижу! — громогласно возвестил он. — Сама мисс Лада! Я бесконечно счастлив оказаться в вашем обществе, о неотразимая и…

— Борька, не обезьянничай! — грубо прервал его Виктор. — Ты разве не видишь, в каком она состоянии?

Я с ещё большей неприязнью покосилась на бизнесмага: да он сам только что растекался медовой лужицей у ног Лады! И ему было наплевать, в каком она состоянии. Борис саркастично усмехнулся:

— Ну, и ты не хворай, Витёк! Цирковое представление ещё не началось? Что так? Не все клоуны сбежались?

Новый посетитель безошибочно двинулся к бару, словно гончая по следу. Я легко перехватила его за шиворот и подтолкнула к дивану, вежливо промолвив:

— Присаживайтесь, пожалуйста! Мисс Фёкла спустится ровно в двенадцать.

Джентльмен недовольно нахмурился и плюхнулся на диван, отчего Лада чуть вздрогнула. Виктор хотел было усесться между ними, но чувство брезгливости пересилило. Он опустился на ручку дивана, вновь завладев холодными кистями метловой гонщицы.

— Ишь как вцепился, — недовольно проговорил Борис, всё его тело подрагивало, губы скривились. Он походил на заведомо слабого самца, который и не надеялся на внимание, но уйти тоже не может. — Словно клещ!

Я раскрыла ноутбук и, старательно делая вид, словно увлечена инетом, исподтишка наблюдала за посетителями. Виктор не прерывал слащавых речей, склоняясь к ушку Лады всё ближе. Та никак не реагировала, взгляд влажных глаз Лады был пуст, бледные губы подрагивали. Борис нервно подпрыгивал на месте, переставлял ноги, перебирал пальцы, вертелся. Он, словно побитый пёс, всё не мог найти себе удобную позу. Скорее всего, он просто сломленный стихией. Часто бывало, что магические силы запросто перемалывают слабого мага. А на выходе получалось нечто, способное лишь вяло существовать. Хотя, чаще всего, такие люди заканчивают самоубийством.

Вдруг Лада зашипела, будто разбуженная гадюка, вскочила и взметнула руку. Раздался хлёсткий звук пощёчины. Виктор плюхнулся на пятую точку, рука его была прижата к щеке, между пальцами видна алая кожа, а глаза изумлённо вытаращены. Лада как ни в чём не бывало снова опустилась на диван, взгляд её потускнел, словно вспышка гнева присутствующим лишь померещилась. Борис громогласно захохотал. Он театрально схватился за живот и сполз на пол, где, словно ребёнок, колотил пол грязными ботинками.

Виктор моментально вскочил и, оправив свой безупречный костюм, сконфуженно отошёл к стене. На щеке его расплывалось голубоватое пятно. Я довольно улыбнулась: рука у моей бывшей подруги тяжёлая! И, невзирая на внешнюю хрупкость, Лада была весьма сильной особой. Иначе гонщица просто не удержит в руках беснующуюся от скорости метлу. Борис всё ещё хихикал, сидя на полу. Он то восторженно посматривал на побитого Виктора, то переводил опасливый взгляд на неподвижную Ладу.

Резкий звонок возвестил о приходе нового «клоуна», по меткому выражению Бориса. Скрипнув зубами, я нацепила на лицо вежливую улыбку. На этот раз за порогом толпилось сразу несколько джентльменов. Впереди, словно главнокомандующий, стоял странный субъект. Его правая рука спрятана за пазуху серебристого балахона, струящегося до самых ботинок. Подбоченясь, он попытался смотреть на меня свысока. Учитывая, что незнакомец, как и многие, был намного ниже меня, это было непросто.

— Мирослав! — представился он таким тоном, словно в двадцатый раз объяснял ребёнку, как называется солнце.

— А это? — я перевела ироничный взгляд на растерянно толкающихся, словно подростки, джентльменов за спиной мага, знаменитого на весь Магсквер. — Ваша свита или охрана?

Тщательно подстриженная бородка Мирослава мелко затряслась, чёрные глаза сузились.

— В вашей ауре хватает тёмных дыр, — прошипел он, касаясь пальцами чего-то невидимого. — А ещё я вижу венец безбрачия…

— А я вижу венец величия, — фыркнула я. — Проходите, Мирослав. И свиту приглашайте. Сейчас я стулья из подвала принесу.

Я отступила в сторону и отвесила шутовской поклон. Мирослав, бросая на меня высокомерные взгляды, медленно вплыл в помещение. Следом за ним последовали и другие джентльмены. Они толкались и перебрасывались колкостями, некоторые бросали заинтересованные взгляды на мою грудь, другие разглядывали холл. При виде восседающей на диване Лады, каждый из них восхищённо ахал.

Одиннадцать, двенадцать, тринадцать… Хоть у Васьки диван отбирай! Где их всех размещать-то? Рассылая порядка тридцати приглашений на встречу, я и не предполагала, что прибудет так много членов клуба. Неужели они все боятся калеку? Или же это любопытство? Не так много человек может похвастаться тем, что посетили дом ведьмы Фёклы.

— Как здесь грязно! — воскликнул Мирослав, в холёных руках его запорхал невесть откуда взявшийся чернильно-чёрный веер со смешной черепушкой на ручке. Так это его он прятал за пазухой! — Ничего, друзья, я быстро почищу это пространство! Жаль, я не прихватил с собой чёрных свечей. Но я ведь и подумать не мог, что знаменитая Фёкла так запустила своё обиталище… Впрочем, что ещё ждать от безграмотной ведьмы?

— Ать за ногу, — тихо пробормотала я и метнула на мага злой взгляд. — Вставить бы тебе эту свечку сам знаешь куда!

И поймала изучающий взгляд Бориса. Тот вольготно развалился на ковре, заломив руки за голову. Но как только он понял, что привлёк моё внимание, как лицо мужчины расплылось в дебильной ухмылке, а глаз словно поразил мгновенный нервный тик.

Мужчины по очереди представлялись мне, а я делала пометки в списке. Увы, больше никто не представлял особого интереса, поскольку участвовали они в злополучном ритуале лишь как зрители. Наш холл мгновенно превратился в местный филиал фанклуба метловых гонщиц. Вокруг Лады колыхалось и искрило всеми оттенками галантности облако покорённых сердец. Я поджала губы: не так давно и я была одной из гонщиц. Собственно, лучшей! И, даже невзирая на внешнюю непривлекательность, собирала вокруг себя толпы поклонников. Но это в невозвратном прошлом…

Меня потянули за рукав, я оглянулась и посмотрела в абсолютно круглые глаза Андрея.

— Мисс Евгения! — прошептал он, голос парня дрожал от паники.

Я понимающе кивнула:

— Да-да, сейчас иду за стульями. А ты попросил бы ещё и у соседей, что ли. Кто знал, что они все завалятся…

В глухом подвале, освещённом лишь тусклым фонариком, я собирала старые стулья по три в обе руки. Обычно эта мебель служит лишь раз в месяц тихому собранию старушек, которые устраивает мисс Фёкла. Понятия не имею, что творят бабульки! Мне ещё ни разу не позволили присутствовать. Впрочем, как и ангелу, как и кошкам, так что мне было не очень обидно.

Поднимаясь, я споткнулась о чёрный от копоти старый котёл, загремели стулья. Ать за ногу! И чего я схватила сразу столько? Лучше бы два раза спустилась, зато осталась бы без синяков! И вообще, надо было мужиков привлечь, пусть сами себе стулья тащат, раз понаехали… Впрочем, ещё далеко не все понаехали. Точнее, не те, которых хотелось бы видеть в первую очередь. Из смертного круга не хватало троих, да ещё существовала загадочная красотка Мария, которая, судя по рассказу Антона, и подбила всех на эту авантюру.

Гремя стульями, я завалилась в холл и замерла от удивления. В помещении стояла гробовая тишина. Я подумала, что уже спустилась Фёкла, и призвала посетителей к порядку. О, это у мисс получалось блестяще! Но старушки в её законном кресле не оказалось. Я пожала плечами: может, уже наговорились. Или Лада взбесилась и устроила всем полный финиш своей гоночной метлой.

С грохотом я поставила стулья у стены и обвела гостей любопытствующим взглядом. Мне кажется, или народу ещё прибавилось? Вот этот молодой джентльмен явно новенький. Впрочем, при пристальном взгляде стало понятно, что не очень-то он молодой, просто из той породы людей, которые до старости щенок. Должно быть, это Илья, который руководит благотворительным фондом. Нервная улыбка подрагивала на его алых, словно подведённых, губах, а яркие голубые глаза косились в тёмный угол у входной двери. Я его помнила по многочисленным скандалам. Говорят, что он гей и зовёт себя Илюся…

Я бросила настороженный взгляд в ту сторону, куда испуганно таращился Илюся, и вздрогнула. Как же я не заметила этого? Высокий, облачённый в чёрное, с длинными тёмными волосами, распущенными по плечам, и печальными глазами джентльмен. Он всем телом опирался на трость из чёрного дерева, правая нога его была неестественно вывернута. Гостя не было в списке приглашённых, потому что его никто не жаждал здесь видеть.

— Позвольте представиться. — Он склонил голову в галантном полупоклоне. Пальцы его левой руки побелели от напряжения почти до оттенка набалдашника из слоновой кости в виде черепа. Другая рука его, затянутая с чёрную перчатку, уныло висела плетью вдоль тела. — Даниил! А вы мисс Фёкла, я полагаю?

— Нет, я — Джо! — Неуместно громкий, мой ответ прозвучал выстрелом в мёртвой тишине холла. Я пояснила чуть тише, стараясь унять дрожь в голосе: — Меня зовут Джо. Я помощница мисс Фёклы. Сама она спустится в двена…

Я покосилась на часы и тут же поправилась:

— Мисс спустится с минуты на минуту, чесслово! Прошу вас, джентльмены, присаживайтесь!

И, не имея больше терпения, широкими прыжками я помчалась наверх. Сердце моё колотилось, как пожарный набат, в глазах плясали цветные искры. Я забарабанила в металлическую дверь, напрочь позабыв, что она звуконепроницаемая.

— Мисс! Мисс, он здесь! Калека здесь!

И едва не рухнула под ноги старушке, неожиданно лишившись опоры в виде запертой двери. Мисс удивлённо смотрела, как я размахиваю руками перед её носом, пытаясь удержаться на ногах. В руке Фёкла держала маленькую сумочку, голову украшал белоснежный платочек.

— Даниил внизу! — торжественно выпалила я. — Со всеми! Калека…

— Не стоит называть его так, Джо, — спокойно сказала Фёкла и посеменила к лестнице.

Я нетерпеливо сжала зубы, пытаясь вздохнуть спокойнее. Старушка спускалась очень медленно и осторожно. Конечно, в её-то возрасте! Но она отказывалась переселиться вниз, заявляя, что телу нужна хоть какая-то физкультура. Помощи при посторонних Фёкла не принимала, так что мне оставалось просто ждать. А это было самое сложное. В голове ежеминутно происходил взрыв догадок и новых версий, зачем Даниил самолично заявился на встречу членов клуба с Фёклой.

Я едва дождалась, пока старушка спустится, и сбежала по ступенькам следом за ней. Фёкла невозмутимо устроилась на кресле и обвела присутствующих бесстрастным взглядом ясных глаз.

— Благодарю вас, джентльмены, что приняли моё приглашение.

Ответом была тишина. Кажется, посетители даже не дышали. Мало кто рискнул присесть на принесённые мной стулья. Троица устроилась на диване, остальные прижались к стенам. Борис же так и остался вальяжно лежать на полу, но и он переводил встревоженный взгляд с Фёклы на Даниила. Последний так не сдвинулся с места. Его красиво очерченные губы тронула мягкая улыбка, но в глазах сверкала едва сдерживаемая ярость.

— Благодарю и я вас, что не соизволили пригласить на встречу нашего узкого круга друзей, — язвительно отозвался Даниил. Его низкий наполненный болью голос отдавался в моём животе неприятной вибрацией. — Но я не гордый, сам пришёл.

— Могу я поинтересоваться целью вашего визита? — спокойно спросила Фёкла.

— Конечно, можете! Что за вопрос? — резко ответил Даниил, я невольно вжалась в стену, полностью разделяя страх присутствующих перед этим человеком. Он же на мгновение прикрыл глаза и продолжил мягким бархатным тоном, словно кот замурлыкал от удовольствия игры с пойманной мышкой: — Меня привело любопытство. Я многое слышал о вас, и, узнав о встрече, решил, что это прекрасный повод познакомиться. А ещё мне захотелось посмотреть в глаза моих друзей по клубу. Впрочем, любопытство моё полностью удовлетворено, и я могу оставить старых приятелей по Академии сплетничать обо мне, как это происходило много-много лет. Всего хорошего!

— Да что же вы все стоите, как истуканы? — услышала я разъярённый голос Лады. Гонщица с силой оттолкнула закрывающих её мужчин и высочила к незваному гостю.

— Вот же он! — яростно закричала она. Глаза Лады расширились настолько, что едва не вылезали из орбит, искусанная губа дрожала. — И если здесь нет ни одного нормального мужика, способного призвать убийцу к ответу, я сама сделаю это!

Она с диким рёвом бросилась на чёрную фигуру гостя, а я кинулась ей наперерез и сжала брыкающуюся Ладу в объятиях. Даниил даже не шевельнулся. Взгляд его чёрных глаз, казалось, ничего не выражал, кроме любопытства, словно метловая гонщица не смогла бы и коснуться его. Внезапно я ощутила внимание Даниила на себе, по спине моей пробежались мурашки, ладони вспотели, а в лицо бросилась краска. Что со мной происходит? Чтобы скрыть свою странную реакцию от взгляда мужчины, я потащила упирающуюся Ладу в угол и, лишь услышав, как хлопнула входная дверь, вздохнула с облегчением.

Этот звук словно стал сигналом к началу бестолкового гвалта, который тут же поднялся в холле. Я отпустила обмякшее тело Лады, — подруга бессильно прислонилась к стене и зарыдала. Я хмуро повернулась к мисс. Старушка опустила подбородок на ладонь, опираясь локтем в ручку кресла. Взгляд её потемнел, губы сжались в тонкую бесцветную линию. Поведение Даниила явно озадачило Фёклу. Мужчины вокруг меня кричали, каждый до хрипоты старался доказать свою точку зрения. Утробно зарычал Мирослав:

— Я вижу на его ауре отпечаток смерти!

Не выдержав, я расхохоталась. Утирая слёзы, я согнулась пополам. Мне вторил клубный шут Борис, который без стеснения катался по полу под ногами присутствующих.

— Тихо! — резкий голос Фёклы отсёк и разговоры мужчин, и моё нервное веселье. Лишь Борис продолжал хихикать в кулак. — Джентльмены, прошу присесть и выслушать меня. Я не займу много вашего времени. И прошу вас не тратить моё.

Невнятный говор и резкий скрип двигаемых стульев через минуту смолкли. Мисс Фёкла обвела гостей внимательным взглядом:

— Я пригласила вас, чтобы сделать деловое предложение. Всё просто. Кто хочет сохранить голову на плечах, подпишет этот договор. Я возьму с каждого члена клуба по сто тысяч. И по пятьсот тысяч с тех, кто принимал непосредственное участие в самом ритуале, который имел для Даниила печальные последствия.

Поднялся встревоженный ропот.

— Голову? — громко поинтересовался Борис. — А тело при голове тоже сможете оставить? Я вот тут утречком письмецо получил, где сказано, что третий клоун заплатил всем телом!

— Заткнись! — прошипела Лада. Гонщица подскочила к пьянице и замахнулась, Борис побледнел, а я едва успела оттащить разъярённую подругу, которая кричала: — Заткни свой грязный рот!

— Мисс Лада, — ровным голосом обратилась к моей подруге Фёкла.

Та вздрогнула, словно её окатили ледяной водой и замерла.

— Это предложение касается и вас.

Лада дрожа, высвободилась из моих рук и шагнула к старушке.

— Меня? — тихо спросила она. — Как это?..

— За миллион я верну вашего жениха живым, — сухо ответила Фёкла. И тише добавила: — А если не удастся, за пятьсот тысяч я верну вам его тело. Разумеется, с головой.

Я ошарашенно смотрела на дрожащие плечи Лады, радуясь, что не вижу её лица. Кулаки её то сжимались, то разжимались, спина напряжённо выпрямилась. Мисс Фёкла в своём уме? Откуда у метловой гонщицы такие деньги?!

— Я согласна, — глухо отозвалась Лада.

Я удивлённо оглянулась на старушку, а комната вновь наполнилась разговорами, кто-то кричал:

— Мирослав! Спросите Мирослава!

— Предсказание, — с завыванием вторил ему высокий мужской голос. — Нужно предсказание!

Но маг лишь мрачно потирал подбородок, игнорируя обращённые на него вопросительные взгляды.

— А какой наглец, да? — восклицал Борис, не обращая внимания на самого известного друга по клубу. — Явился сюда, чтобы посмотреть в глаза своим жертвам. Как удав! А никто даже не пикнул. Только баба…

— Боренька, — мягко произнёс белокурый Илюся, положив тонкую руку на плечо пьянчуге. — Не стоит хамить метловой гонщице, это весьма суровые женщины.

— Да ему не светит внимание Лады, вот он и ерепенится, — заржал джентльмен с квадратной челюстью и куцыми бровями. — И рожей не вышел, и денежек нет!

— Кстати, да, — Борис хлопнул себя по лбу. Казалось, он ничуть не обиделся на друзей. — Я же нищий! Так что с меня вам не получить ни пятисот тысяч, ни пятисот рублей! От меня все отреклись. Надо мной даже драные ведьмы в подворотнях потешаются!

Я вскинулась и посмотрела на мисс, но Фёкла и бровью не повела.

— Если вы подпишете договор, — спокойно ответила она, — ваш отец оплатит этот счёт. Я разговаривала с ним на этой неделе. Он против того, чтобы выделить деньги лично вам, но и мысль лишиться единственного сына, его тоже не радует.

Борис замолчал, челюсть его забавно отвисла, глаза наполнились слезами.

— Разве? Ну, это… я не знаю… да, раз так, — потрясённо промямлил он.

Я поспешно отвернулась. Договор мною был уже давно подготовлен, я положила бумаги на стол и щёлкнула кнопкой ручки. Первым, как ни странно, подошёл Мирослав. Молча, избегая смотреть по сторонам, он поставил свою подпись и поспешно ретировался. Хлопнула дверь, на лицах гостей отразилось недоумение. Но через минуту один за другим они потянулись к столу. Предпоследним подошёл Виктор. Он отмахнулся от предложенной ручки и обратился к Фёкле:

— Мне необходимо переговорить с вами с глазу на глаз.

— Нет, — спокойно отозвалась мисс, изучающе разглядывая бизнесмага. — Или вы соглашаетесь на общих условиях, или отказываетесь.

— Я хочу уточнить один вопрос, — упрямо проговорил Виктор. Он вздохнул, странно покосился на любопытных котов, выглядывающих со второго этажа, и нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Голос его зазвучал очень тихо: — Правильно ли я понимаю? Вы берётесь остановить убийства и призвать Даниила к ответственности…

— В договоре прописано, — громко ответила мисс Фёкла, — что я обязуюсь сохранить членам клуба «Два меча» жизни и головы на плечах от посягательств на них Даниила. В случае с Антоном, последнее при условии, что на момент подписания договора жизнь, равно как и голова, ещё находилась при нём. Это всё!

Лицо Лады покрылось смертельной бледностью, глаза увлажнились. Но Фёкла не взглянула на неё, старушка не отрывала внимательного взгляда от смущённо переминающегося Виктора.

— Тогда я вынужден отказаться, — нерешительно проговорил тот. — Но если бы мы переговорили наедине, без свидетелей. Может, наверху…

Фёкла отрицательно покачала головой. В холле стих даже шёпот, лишь с улицы донеслись споры тех, что уже успел покинуть дом. Казалось, посетители прислушиваются. Лицо Виктора побледнело, губы беззвучно шевельнулись, он тряхнул головой с такой силой, что его безупречная причёска рассыпалась. Бизнесмаг бросил на меня взгляд, полный отчаяния, словно умолял помочь. Я недоумённо пожала плечами: даже если бы я и захотела… если уж мисс Фёкла что-то решила, её ничего не переубедит.

Неожиданно Виктор сорвался с места и опрометью выбежал из нашего дома. Следом вышли практически все, кто подписал договор. В комнате оставалась лишь бледная Лада да пригвождённый новостью Борис. Я протянула ему ручку, предлагая поставить свою подпись, но тот отрицательно мотнул головой. Я озадаченно оглянулась на безмятежную Фёклу. Ведьма, казалось, ничуть не удивилась поведению пьяницы.

— Я правильно понял, что отец не даст вам денег, если я не подпишу этот договор? — сипло спросил Борис.

Мисс Фёкла медленно кивнула. Помятый джентльмен тихо присвистнул и обречённо махнул рукой.

— А плевать мне на него и его деньги! — сквозь зубы проговорил он.

Борис круто развернулся на каблуках и, не прощаясь, покинул наш дом. Я недоумённо пожала плечами.

— Лишь двое из круга подписали договор. Двое из пятерых, оставшихся в живых! Как так?

Мисс Фёкла откинулась на спинку кресла и, сложив ладони, прикрыла глаза.

— Всё идёт по плану, Джо, — спокойно отозвалась она. — Я предполагала, что так и будет.

— Но мисс, — возразила я. — Двое отказались, а двое даже на встречу не заявились! Пластический хирург Пётр и некий Иван, о котором мне так и не удалось ничего разузнать…

— Трое из шести! — надломленным голосом поправила меня Лада. — Трое из круга подписали договор! Я подписала его за Антона.

Я осторожно кивнула, а подруга моя тяжело вздохнула. Да, она подписала, и даже если Антон ещё жив… но откуда у гонщицы миллион? Это совершенно невозможно. Я не стала высказывать вслух своих сомнений, Ладе и так сегодня досталось.

— Тебе не стоит садиться на метлу в таком состоянии, — заботливо проговорила я, обнимая подругу за дрожащие плечи. — Давай я подвезу тебя!

— Хорошая мысль! — вдруг заявила мисс Фёкла. — А заодно поищешь Дарью.

Я удивлённо вскинулась: так старушка знает о пропавшей кошке!

— Я? — брови мои поползли вверх. — Не проще ли послать нашу ленивую гвардию? Заодно разомнутся…

Фёкла покачала головой.

— Они заняты.

— И чем же, стесняюсь спросить? — усмехнулась я. — Не все яйца вылизали до блеска?

— Джо! — возмущённо воскликнула Фёкла, впалые щёки её слабо порозовели.

Я пожала плечами, даже не думая извиняться. Краснеет Фёкла или не краснеет, котята по весне у нас всё равно появляются! Хвала небу, не магические, а то дом давно бы превратился в питомник для кошек. Ать за ногу! Кого я обманываю? Он уже превратился!

Я подхватила подругу за локоток и увлекла к выходу. Свою любимую драную косуху я обнаружила валяющейся на полу. Судя по следам, по ней прошёлся весь хвалёный клуб. Я хмыкнула: вот тебе и джентльмены! Получим с них деньги, сразу отнесу в химчистку. А пока придётся походить так. Я покосилась на Ладу и неуверенно подхватила старенький шлем, который моя извечная соперница по гонкам хмуро позволила надеть на себя. Я кивнула на прощание Андрею и вытолкала подругу за дверь.

— Метлу не забудь, — ворчливо бросила я и быстро двинулась к своему старенькому скутеру.

Поставила ногу на полик и поджидала подругу, нежно протирая потрескавшийся жёлтый бок. Лада угрюмо устроилась позади меня, неловко махая метлой. Затылок мой взорвался от боли, подруга нервно хихикнула:

— Прости. Как хоть её приладить-то? Можно я потом её заберу? Или ты завезёшь как-нибудь…

Я сжала зубы и отрицательно помотала головой.

— Вот уж нет! Я к метле ни за что не прикоснусь.

Лада вздохнула и просто вытянула руку в сторону, удерживая древко вертикально. Скутер медленно двинулся, яркое солнышко лезло мне в глаза, плечи моментально нагрелись под чёрной кожей косухи, подмышки вспотели. Андрей всегда недоумевал, почему я летом таскаю кожанку. Но парень ни разу не падал со скутера, а мне приходилось, и не раз. Разодранные об асфальт локти заживают неприятно долго…

— И чего так медленно? — недовольно прокричала Лада.

— Ать за ногу, — проскрипела я себе под нос. — Не нравится, лети сама! До первого столба…

— Что?

— Лада, это всё, что я могу из него выжать, — громко ответила я. — Чесслово!

Подруга нетерпеливо ёрзала за моей спиной, метла раздражающе маячила справа. Я молчаливо терпела, понимая, как противно метловой гонщице тащиться со скоростью пятьдесят километров в час… В лучшем случае, пятьдесят. Спидометр давно не работает. Мимо величаво проплывали кривые обрезки берёз в игольнице спиленных веток. Пахло сухими листьями. Впереди то и дело с сердитым жужжанием пролетали блестящие автомобили.

Дом Антона встретил нас весёлым шумом ветра, затерявшегося в листьях ещё не опиленных деревьев. За рябыми берёзками стыдливо скрывалось длинное одноэтажное здание. Многочисленные окна радостно блестели, словно приветствуя хозяйку. Я свернула на серую дорожку, в стороны полетел мелкий гравий, колёса прокручивались. Я остановилась, щёлкнула опора, Лада мгновенно соскочила, метла в её руках описала круг.

— Зайдёшь? — деловито спросила она.

Я кивнула и внимательно оглядела квадратные клумбы, расположенные по обеим сторонам дорожки. Разномастные листья без цветов, которые росли в них, я бы приняла за обычные сорняки.

— Лад, ты тут кошку не видела? — спокойно спросила я подругу. — Беленькая такая, мордочка острая. Ласкуша…

— Кошку? — удивлённо остановилась гонщица, пальцы её поскребли подбородок, глаза скользнули в сторону дома. — Да бегала тут какая-то. Достала ором своим, спать не давала, так и хотелось её прибить… Насчёт цвета не уверена, но кажется серая.

— Понимаю, — усмехнулась я. — Ночью все кошки серы!

Скорее всего, это был Васька, деликатная Дашка не стала бы орать. А этот наглец вместо того, чтобы следить за хозяином дома, видимо, попросту развлекался с местными кошками. А что он серый, Ладе показалось. Вздох вырвался помимо воли. Дашку жалко. Если она попалась убийце на глаза, то, скорее всего, тот попросту умертвил животное. Любой маг с первого взгляда отличит магическую кошку от обычной.

Лада звякнула ключами, скрипнула распахнутая дверь, в нос мне ударил острый запах трав, а лицо опалило влажным жаром. Шаги подруги загремели внутри дома, а я осторожно осматривала крыльцо. Ать за ногу! Надо было магослед из подвала захватить. Он конечно совсем старенький, но надёжный.

— Джо? — Услышала я голос Лады. — Ты чего там зависла? Будешь водку?

— Нет! — громко отозвалась я. — А от воды со льдом бы не отказалась.

Пальцы мои осторожно коснулись двери, провели по косяку. Следов взлома нет. Я присела и тщательно осмотрела шершавые доски у порога. Пальцем ткнула в углубление, а затем внимательно рассмотрела прилипший к потной коже мусор. Кошачьи волоски. Белые. А ещё короткая чёрная щепка. Шея покрылась испариной: я вспомнила трость Даниила.

— Держи, ищейка! — Лада протянула мне высокий запотевший стакан. — Сразу бы сказала, что хочешь осмотреть место преступления.

Я благодарно улыбнулась и принялась жадно пить ледяную воду, стекло приятно охлаждало мои пальцы. На дне звякнули неровные льдинки.

— Что нашла? — с мрачным интересом уточнила Лада.

Я показала ей находку, после чего пришлось выдержать весьма выразительный взгляд подруги.

— Слышь, сыщик, — раздражённо бросила она. — Нюх, как у собаки — глаз, как у орла! Я не разбираюсь в видах щепок и категориях грязи. Скажи по-человечески, что это.

Я аккуратно выудила из кармана куртки изрядно измятый прозрачный пакетик, который таскаю с собой на всякий случай, и стряхнула в него и шерстинки, и щепочку.

— Это улики, — важно ответила я. — Но сказать, какие конкретно, я не имею права. — Личико Лады обиженно вытянулось, я быстро добавила: — У меня договор с мисс Фёклой. Я собираю всё, что найду, и узнаю всё, что смогу. А выводы делает она. И поверь, у неё это получается мастерски! На то и ведьма… А мы с тобой можем только лишь строить предположения.

— Мне сейчас не помешало бы хоть какое-нибудь предположение, — болезненно скривилась Лада.

Я молча спрятала пакетик в карман, сердито прожужжала застёгиваемая металлическая молния.

— Покажи то письмо, — опасливо попросила я, — которое ты прочла утром.

Лицо Лады побледнело, она сухо кивнула и исчезла за дверью. Дом снова наполнил стук её каблуков. Я последовала за подругой по длинному помещению, старательно оглядываясь по сторонам. Мебели в доме было крайне мало. Зато имелось множество столов, практически полностью заставленных лотками с зеленью. Над столами, несмотря на солнечный день, ярко сияли огромные лампы. Воздух был влажен и густо пах травой. Лицо моё мгновенно покрылось испариной. Я скинула куртку и пожалела, что не могу снять и кожаные брюки. По ногам катились капли пота, место пониже спины противно взмокло.

— Как здесь жарко! — пожаловалась я подруге.

Лада стояла перед закрытой дверью, лицо её лишь немного порозовело. Думаю, что мои щёки были краснее её помады. Подруга пожала плечами.

— Я привыкла, — бесцветным голосом ответила она. Рука Лады то касалась двери в кабинет, то безвольно повисала. Гонщица вздохнула, её расширенные глаза смотрели на меня с мольбой. — Я подожду тебя тут. Утром, когда я прочла то письмо…

Голос её стих, Лада резко отвернулась. Я сочувственно качнула головой и толкнула дверь, та беззвучно распахнулась. В лицо ударила волна прохладного воздуха. Я жадно вдохнула его и шагнула внутрь кабинета. Лада прикрыла за мной дверь. Я замерла, наслаждаясь вихрями, которые низвергал на меня с потолка шумный кондиционер. Сердце забилось, на затылок, казалось, вылили ведро ледяной воды. Разница температуры между кабинетом и остальной частью дома весьма значительная. Вскоре мои зубы мелко застучали: да здесь не выше десяти градусов! Интересно, как можно работать в таком холоде? Во всяком случае, без шубы.

Я судорожно обхватила себя руками и оглядела многочисленные шкафы, набитые пыльными книгами, склонилась над куцым ковриком, пытаясь отыскать чёрные щепки. Затем подошла к столу, заваленному книгами, бумагами, канцтоварами. Посреди всего этого беспорядка возвышался огромный монитор, из-за которого едва можно было увидеть высокую спинку кресла и кусочек белой накидки на нём. А вот и шуба!

Я обошла стол и замерла, как вкопанная.

— Лада! — сипло позвала я и, прокашлявшись, крикнула: — Иди сюда! Скорее!

Дверь хлопнула, загрохотали недовольством шаги.

— Чего тебе, Джо? А-а!

Я сжалась от дикого крика, который издала Лада. Стук падающего тела возвестил меня о том, что подруга в благополучном обмороке. Я завистливо сглотнула, жалея, что не подвержена подобным ухищрениям.


Глава 3

Я устало присела за домом. Там, где тень накрывает прямоугольной прохладой нецветущие клумбы, было тихо и безлюдно. Тяжело вздохнула, рука моя полезла в карман. Кожа брюк набухла от пота и противно скрипела. Куртка вообще валялась где-то в доме. Да плевать! В нос бил неприятный запах пота. Увы, он распространялся именно от меня. И я предпочла бы провалиться сквозь землю вместо того, чтобы подписывать протокол. Весьма симпатичный полицейский изо всех сил старался не морщиться, я же изо всех сил старалась не краснеть. Мы оба никудышные актёры…

Наконец удалось выудить телефон из брюк, пропищали кнопки набираемого номера.

— Андрей?

И тут же усмехнулась: вот дура! А кто же ещё может ответить по мобиле ангела?

— Мисс Евгения? — тем же тоном вторил парень.

Можно было бы подумать, что Андрей шутит. Но чувство юмора у парня отсутствовало напрочь, зато с лихвой компенсировалось тонким чутьём на грани магии. Я поймала себя на том, что молча тереблю трубку, размышляя о достоинствах нашего штатного ангела.

— Что-то случилось, мисс? — обеспокоенно спросил Андрей.

Я пожала плечами: чуйка его и на сей раз не подвела. Но как об этом сказать?

— Дашка нашлась, — тихо произнесла она. — Мёртвая.

— Совсем? — ахнул Андрей.

— Ать за ногу! Нет, конечно! Башка сдохла, а ноги бегают, — прокричала я и тут же жалобно простонала: — Прости, ангел! Сама не понимаю, что несу…

— Это вы простите, — потрясённо пробормотал Андрей. — Мне не нужно было задавать дурацких вопросов. Я сейчас же сообщу мисс Фёкле о трагедии.

— Нет, подожди, — торопливо проговорила я, пока тот не отключился. — Это не всё. Дашку я нашла в доме Антона, кошка была пришпилена двумя мечами к спинке кресла в кабинете агромага. Да, мечами. Но не было ни лампы, ни месяца…

Я услышала в трубке шаги и пыхтение Андрея. Молодчина! Он поднимался к Фёкле.

— Здесь полиция, они странно себя ведут… Точнее, они стали подозрительно себя вести сразу после обследования кабинета магоследом. Наверняка что-то обнаружили, но молчат. Нас с Ладой допросили, меня попросили задержаться. Говорят, что скоро прибудет сам старший следователь Магсквера! Мне намекнули, что тот захочет поговорить с нашей ведьмой. Думаю, к доктору я сегодня не успеваю…

— Успеваешь, — услышала я сухой голос старушки.

Ать за ногу! Ангел включил громкую связь. А я её ведьмой назвала. Я невольно хмыкнула, представляя покрасневшего Андрея, который держал трубку около уха Фёклы.

— Сразу как освободишься, лети к Петру, — строго продолжила мисс. — Говори ему, что хочешь, но сделай так, чтобы док пришёл ко мне на встречу!

— Слушаю и повинуюсь, — кисло буркнула я.

— А обо мне не беспокойся! — Я вдруг услышала кашляющий смех Фёклы. — Я буду только рада пообщаться с Климом… Если, конечно, он успеет приехать до восьми.

Мой рот скривился в язвительной усмешке, пискнул отключённый телефон. Заявись к Фёкле хоть вся полиция Магсквера, никто не пробьётся к мисс после двадцати ноль ноль. Даже те, кто сумеет продраться сквозь орду кошек, намертво зависнут под новой звуконепроницаемой дверью.

Улыбка моя растаяла, а сердце глухо ударило о рёбра. Я оперлась спиной о разгорячённый камень стены. Бедная Дашка! Милое, безвредное, ласковое создание. Иногда я просыпалась от тяжести на теле. Это Дашка приходила ко мне и укладывалась спать то на искалеченной коленке, то на раздробленных локтях, а то и на голове. Она лечила меня, боль уходила, и сон из рваного переходил в глубокий.

А теперь я буду содрогаться от воспоминания белой шерстки, пронзённой окровавленными мечами. Клумбы перед глазами потеряли очертания, по щеке скользнула противная влага. Я хлюпнула носом и нахмурилась.

— Мисс? — Из окна высунулся молоденький полицейский, взгляд его приковался к моему покрасневшему носу. — Вас ожидает старший следователь Клим!

Я кивнула и поспешно отвернулась. В горле запершило, глаза защипало. Как бы прогнать эти непрошеные слёзы? Ать за ногу! Да я же кошек всегда терпеть не могла. Но сейчас мне безумно жаль этот комок белой шерсти. Пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями, я подняла лицо и глубоко вдохнула. По синему небу текли облака, шаловливо перетекая высокими лентами и клубясь низкими барашками. Словно белоснежные кошечки играют с нитками мисс Фёклы…

— Мисс? — в распахнутом окне вновь появилась розовощёкая физиономия полицейского.

— Да иду я, иду! — недовольно буркнула я

Сунула мобилу в задний карман брюк и вытерла испарину со лба. Затем подхватила подол лонгслива и помахала им, груди стало немного прохладнее, но запах, увы, не улетучился. В дом я возвращалась медленно, неохотно переступая порог.

Полицейские распахнули все окна и включили кондиционеры. Лада пыталась протестовать, она обвиняла полицейских в том, что они уничтожают годы работы агромага, называла их солдафонами и убийцами, но те не реагировали. Впрочем, даже после всех манипуляций находиться в доме было крайне неприятно. Одежда быстро становилась сырой, да и дышать было весьма затруднительно. Терпкий аромат растений доводил присутствующих до одури. Люди часто выходили на воздух. Но зато травы маскировали жуткий запах пота.

Я ещё больше замедлила шаг и хмуро покосилась на закрытую дверь кабинета. Лучше бы поговорить с Климом здесь, чем смотреть, как очередной полицейский пытается не морщить нос. Парень в форме у двери галантно распахнул дверь, пришлось пройти. За спиной щёлкнул замок, у меня нехорошо засосало под ложечкой. За столом, рядом с креслом, небрежно прикрытым окровавленной занавеской, на деревянном стуле восседал грузный джентльмен лет шестидесяти.

Он что-то размашисто записывал поверх убористого мелкого почерка подчинённого, рыжеватые усы его по-кошачьи подрагивали, желтоватая кожа на гладко-выбритой голове блестела.

— Присаживайтесь, — пробурчал он.

Я растерянно покосилась на единственное кресло, где под занавеской висел трупик Дашки, и сипло ответила:

— Спасибо, я постою.

Он вскинул на меня заплывшие жирком пронзительно-умные глаза и неожиданно усмехнулся. Лицо Клима сразу преобразилось, на щеках заиграли ямочки, усы вскинулись, словно крылья неведомой птицы, высокий лоб покрылся лесенкой морщин. Я невольно улыбнулась в ответ.

— Простите, мисс, — благодушно пророкотал он. — Привычка.

Но при всей внешней дружелюбности, которой так и светилось лицо Клима, взгляд его оставался колюче-внимательным. Плечи мои невольно напряглись, захотелось отступить в тень и спрятаться от всевидящего ока.

— Вы работаете у мисс Фёклы? — учтиво уточнил он.

Мои брови поползли вверх: за пределами нашего дома Фёклу называют исключительно ведьмой. Я коротко кивнула и подавила желание скрестить руки на груди. Старший следователь мог по-своему интерпретировать этот жест. Сейчас он тоже начнёт расспрашивать про клуб «Два меча» и про визит Антона. Полицейские любят елозить по одному месту, пытаясь поймать народ на вранье.

— Это хорошо, — удовлетворённо проговорил Клим. — Старушке не помешает общество нормальных людей.

Я растерянно моргнула. Старушкой Фёклу называю лишь я… да и то про себя. Очень странный мужик. Клим покосился на моё вытянутое лицо и весело расхохотался.

— Вы, видимо, не знаете, что мы с Фёклой старые друзья, — соизволил объяснить Клим. И добавил: — Точнее, она поработала моей доброй крёстной феей, благодаря которой я в своё время и получил место старшего следователя.

Я медленно покачала головой: ну и дела! Так вот почему старушка не против пообщаться с этим типом! Обычно она полицейских и на дух не переносит.

— С лирическими отступлениями закончим, — сурово проговорил Клим, лицо его вновь стало походить на блестящую жёлтую маску. — У меня к вам всего несколько вопросов.

Плечи мои вновь напряглись, руки невольно сжались. Зашуршала бумага, Клим копался в исписанных листах. Выудив один, где его крупным почерком стояла размашистая надпись, он удовлетворённо кивнул.

— Вот. Мисс Лада сообщила, что вы обнаружили у порога некий мусор, который посчитали настолько важным, что спрятали в пакет. — Он бросил на меня быстрый взгляд: — Надеюсь, это не сокрытие улик?

Я вздрогнула и беспокойно огляделась, пытаясь вспомнить, где бросила свою куртку.

— Нет, конечно, — смущённо пробормотала я. — Я просто забыла об этом.

— Я так и понял, — с довольным видом кивнул следователь, но его колючий взгляд давал понять, что ни фига он мне не поверил. А зря. Щепка и шерстинки запросто вылетели у меня из головы. — И где сейчас этот пакетик?

— В моей куртке, — призналась я. — Но я понятия не имею, где она есть. Я сбросила её… здесь так жарко!

— Так лето на дворе! — сурово покачал головой Клим, словно за использование верхней одежды в тёплый природный период полагается административное наказание. — Зачем вам куртка?

— Я на скутере, — сумбурно объяснила я. — Это как бы защита от травм… падения…

Лоб мой покрыла испарина, тело бросило в дрожь. Я до боли сжала зубы и затаила дыхание. Как не вовремя приступ паники! Сколько я боролась с психологической травмой, но до сих пор слова типа «падение» вводят меня в ступор. В ушах словно снова прозвучал усиленный динамиком голос: «Она падает!». Я глубоко вздохнула, прогоняя цветные круги перед глазами.

Инспектор не сводил с меня внимательного взгляда, словно ловчий кот с замешкавшейся мышки. Всё, меня записали в психи! И теперь я под подозрением. Все полицейские одинаковы: раз травмированный, значит обозлённый и может причинить вред. Губы мои растянулись в злой усмешке.

— Я действительно понятия не имею, где моя куртка, чесслово! — громко проговорила я.

Клим поджал губы и коротко кивнул.

— Денис! — позвал он.

Заскрежетал замок, дверь отворилась, в кабинет просунулась голова пунцового от жары юноши. Он на мгновение прикрыл веки, наслаждаясь прохладной волной кондиционера, а потом вопросительно уставился на следователя. Тот перевёл взгляд на меня:

— Как выглядит ваша куртка?

— Кожанка, старая, половина заклёпок сломано, оставшиеся ржавые, — послушно ответила я. — А ещё на ней следы ботинок…

— Следы? — удивлённо приподнял густые брови Клим. — На вас напали?

— На куртку напали, — едко хмыкнула я. — По ней пробежалась толпа перепуганных магов.

Следователь удовлетворённо кивнул и перевёл взгляд на голову, парень мгновенно исчез. Снова щёлкнул замок. Я поёжилась: они что, боятся, что я сбегу? Как? Вокруг десятки полицейских. Клим снова зашуршал протоколами.

— Вот, — медленно проговорил он, выуживая лист. — Вы вызвались проводить мисс Ладу, якобы она была не здорова, но в доме сразу бросились искать белую кошку…

— Нет! — воспротивилась я. — Я просто спросила Ладу, не видела ли она в округе животное. Дело в том, что Дашка увязалась за Антоном и пропала… Вам это действительно интересно?

— Конечно, — серьёзно ответил Клим. Он положил локти на стол и опёрся всеми подбородками на тыльные стороны ладоней. — Иначе я бы не спрашивал.

— Странно, — я пожала плечами. — Вы единственный, кто заинтересовался самой кошкой. Другой следователь больше спрашивал про Антона и клуб «Два меча».

— Я знаю, о чём вас спрашивали, — Клим выразительно покосился на исписанные листы. — А теперь я хочу узнать то, о чём спросить забыли. Если я буду повторять за подчинёнными их работу, своей мне заниматься будет некогда!

Я нахохлилась, словно ученица перед строгим директором. Неожиданно возникло острое желание ничего ему не рассказывать. Пусть идёт к Фёкле, если хочет. А я больше и рта не раскрою без надобности. В конце концов я ни в чём не виновата! А ещё мне нужно к доктору попасть, и неизвестно сколько времени придётся угробить на уговоры Петра.

— Это ваша кошка? — уточнил Клим, бросая несколько строк поверх листа.

— Да, — сухо ответила я. — То есть это кошка мисс Фёклы, Дарья.

— Когда она пропала? — не поднимая головы, спросил следователь, быстро записал мой ответ.

В дверь постучали.

— Да! — гаркнул Клим.

Замок щёлкнул, в кабинет просунулся тот самый парень, он отрицательно покачала головой. Следователь перевёл на меня тяжёлый взгляд, я старалась держаться невозмутимо. Но сердце упало: кто-то стащил мою любимую куртку!

— Что было в пакете? — почти прорычал Клим, его взгляд, казалось, прожигал меня насквозь.

— Несколько белых шерстинок и одна чёрная щепка, — нехотя ответила я.

— Чёрная, в смысле крашеная? — Клим насторожился, казалось, даже уши встали торчком, словно у гончей.

Я покачала головой, размышляя, стоит ли упоминать о трости Даниила. И решила умолчать. Клим добавил две строчки поверх опуса своего подчинённого. Отложил ручку, которая ту же покатилась по столу, дребезжа на лакированной поверхности, и ударилась о пресс-папье из белого мрамора. Кожа на моей голове словно стянулась, дыхание перехватило. Резьба по камню изображала кошку, сидящую на полумесяце. Лампа не требовалась! Убийца использовал имеющийся атрибут…

— Что с вами? — Голос Клима донёсся до меня словно сквозь вату. — Вам плохо?

— Да, мне плохо, — машинально ответила я.

— Денис! — гаркнул Клим. — Проводи мисс Джо на воздух. Пора бы всем нам убраться отсюда. Чёрт его знает, что выращивает в своих горшках этот горе-агромаг!

* * *

Ветер раздувал мокрый от пота лонгслив и приятно охлаждал мою кожу. Старенький жёлтый скутер нёсся по дороге, из-под колёс то и дело, словно брызги, метались стайки наглых воробьёв. Я сосредоточилась на луче света, который вырывал из вечерней темноты кусок дороги, и старалась не допускать и мысли о том, что еду без защиты. Пусть и эфемерной, — всего лишь кожаная куртка! — но хоть какой-то преграды между мной и жестоким миром.

Хорошо, что меня наконец отпустили. Эх, надо было сразу прикинуться больной, как Лада. Ведь её из дома на руках вынесли, высокий рыжий магдок разрешил полиции по-быстрому допросить гонщицу прямо в кабине скорой помощи, да сразу же увёз в клинику. А я парилась в доме Антона несколько часов! Этот главный следователь ещё тот жук! Надо бы порасспросить о нём старушку. Будет он нам вставлять палки в колёса расследования? Или будет нагло использовать в своих целях? Впрочем, всё это потом. Сейчас нужно успеть в клинику к доктору Петру. Говорят, что в его дом не пускают абсолютно никого, кроме семьи и прислуги. И единственный шанс поговорить с магом красоты — застать его на рабочем месте. Я попыталась прибавить скорости…

Огромное белоснежное здание с широкой лестницей и обширной парковкой возвышалось среди невысоких коттеджей, расположенных в самом богатом квартале Магсквера. Внезапно мой маленький скутер попал в окружение ламборджини и порше. А я, в потёртых кожаных штанах и пропахшей потом чёрной водолазке, смотрелась среди этого великолепия, как мятый окурок на витрине с бриллиантами. И люди косились на меня примерно с тем выражением лица, с каким смотрят на вшивую ободранную кошку, которая невесть каким образом пробралась в фешенебельный ресторан.

Вопреки ожиданиям, на парковку меня впустили без проблем. Свободное место нашлось рядом с шикарным автомобилем в бело-сиреневых тонах. Эмблема цепочки из четырёх колец на его радиаторной решётке практически пахла огромными деньгами.

Немолодой джентльмен в форменной одежде поприветствовал меня с пластмассовой улыбкой на лице, после чего распахнул блестящие двери в белостенный холл. Я решительно шагнула прямиком к стойке администратора, игнорируя изумлённые взгляды нескольких богато-наряженных миссис, ожидающих приёма в бежевых кожаных креслах.

— Мне срочно нужно переговорить с доктором Петром! — заявила я тоном, не терпящим возражений.

Симпатичная девушка поднялась с места, лицо её осветилось заучено приветливой улыбкой.

— Добрый день, мисс! — приятным голосом проговорила она. — На какое время вы записаны?

— Я не по титькам! — намеренно грубо обрубила я. — Мне необходимо переговорить с Петром по поводу серийных убийств, произошедших в Магсквере!

— Я сожалею, — милое личико мисс выдало самую печальную улыбку на свете. — Но если вы не записывались, доктор не сможет вас принять!

Я оперлась грудью на стойку, отгораживающую администратора от зала. Больное колено гудело, плечи ломило, в животе уже бурлило от голода. Мисс, видимо почуяв исходящее от меня амбре, невольно отшатнулась, кукольное личико её дрогнуло.

— Послушай… те, мисс, — прошипела я. — Мне по фигу, запись тут у вас или нет! Я поговорю с Петром, даже если мне придётся к имеющимся уже трупам добавить ещё и ваш!

Бархатные щёки мисс побелели, глаза расширились, алые губки дрогнули, она с трудом выдавила:

— Я сожалею, но если вы без записи…

— Ать за ногу!

Я перегнулась через стойку и попыталась поймать администратора за шиворот, но мисс ловко выскользнула из моих пальцев, а потом и из зала. Щёлкнул автоматический замок. Я поспешно перелезла через стойку и метнулась к едва различимой на фоне стены двери, но не обнаружила ни ручки, ни даже замочной скважины. Открывалась дверь изнутри.

В бешенстве я вскочила на стойку, на пол медленно спланировали белоснежные листы бумаги, и скользнула безразличным взглядом по сжавшимся в ужасе богатым курочкам. За батареей искусственных пальм в кадках виднелась ещё одна дверь. Я поспешно спрыгнула, нога неловко подогнулась, больное колено пронзила боль, я взвыла и упала на четвереньки.

— Вот она! — возопил голос администратора.

Я попыталась подняться, но боль снова опустила меня на колени. Раздался короткий хлопок двери, по натёртому до блеска полу застучали шаги. Внезапно в шею что-то вонзилось. Я вскрикнула и подскочила, забыв даже о колене. Руки схватили за плечи высокого джентльмена в белом докторском костюме. Я увидела, что в пальцах его дрожал огромный пустой шприц. Держась за мужчину левой рукой, я пощупала место укола.

— Ай! — запоздало вскрикнула я. — Больно же!

За мужчиной я заметила трепещущую фигурку администратора.

— Я вашу жэ не трогал, — цинично усмехнулся человек в белом.

Явно доктор, но не Пётр. По моим данным, тот был невысок и весьма широк в талии. А этот длинный и тощий, как вешалка. И, кажется, я его видела где-то, причём совсем недавно… Перед глазами поплыли разноцветные пятна. Что же он мне вколол?

— Ать за ногу! — испуганно взвыла я и изо всех сил двинула кулаком доктора в висок.

Глаза магдока закатились, он мягко осел на пол. Администратор тоненько взвизгнула и отступила к стене, прижав ко рту обе ладошки. Глаза её стали похожи на два синих блюдца. Я цеплялась слабеющими пальцами за стойку, ноги подкашивались. В ушах звучало бессвязное мычание, кажется, моё собственное. Единственное, что мне не давало отключиться — маниакальное желание поговорить с доктором Петром. Я уцепилась за эту мысль.

— Пгрить, — выдавила я, нащупывая дорогу к открытой двери. — Док!

Пальцы пульсировали, линии расплывались, уступая место дребезжащему белому сиянию. Администратор и не думала останавливать меня, явно не желая повторить участь доктора. Я ввалилась в закрытую часть клиники, за спиной зашумели встревоженные крики ожидающих посетительниц. Кажется, кто-то вызывал полицию. Я упрямо брела вперёд, шатаясь, словно разбуженный зимой медведь. И так же, как шатун, готова была придушить каждого встречного, кто помешает мне добраться до Петра.

Рука, опирающаяся на стену, внезапно провалилась. Кажется, это дверь. Может, доктор здесь? Я облокотилась о косяк, глаза закатывались, ноги подкашивались. Словно издалека, нарастая, приближался дикий визг. Полуодетая женщина промчалась мимо меня, прижимая к обнажённой груди яркую сумочку. Я пыталась у неё спросить, где доктор, но раздался лишь хрип, а напуганная миссис припустила ещё быстрее.

С трудом я повернулась и уставилась на одинокую кушетку на фоне деревянной ширмы. На полу валялись вещи, видимо, одежда сбежавшей посетительницы. Не в силах далее удерживать тело я, скользя спиной по косяку, медленно осела на пол. Из-за ширмы кто-то выглянул.

— Что вы кричите? — Услышала я скрипучий голос.

Я попыталась сфокусировать взгляд на светлом пятне, но лица разглядеть не смогла. В глазах снова начало двоиться, а в ушах зашумело. Кажется, миссия моя провалена. Ко мне приблизилась тёмная фигура, я ощутила тепло мягких рук. Это явно женщина, немолодая.

— Ого-го! — воскликнула она, склоняясь ко мне. — Милочка, разве можно так сильно переживать? Вы вспотели, словно грузчик. Пойдёмте-ка со мной!

Она практически взвалила на себя моё обмякшее тело, я едва могла переступать ногами. Из горла по-прежнему раздавались лишь глухие хрипы. Раздался звук падающих капель, в нос ударил острый запах хлорки. Женщина ловко раздела меня, я вздрогнула от прикосновения к коже прохладной воды.

— Ничего, — тихий голос успокаивал меня, словно это не незнакомка, а моя родная бабушка. — Петя хороший доктор, он вам поможет, милочка… Эх, как вас жизнь поколотила! Места живого на теле не осталось. Бедная мисс!

Я прикрыла глаза и судорожно вздохнула. Простое сочувствие этой женщины подействовало на меня сильнее проклятого укола. Я запрещала себя жалеть кому бы то ни было и сама себя не жалела. Чтобы иметь силу жить дальше. Но несколько слов, и я ощутила, что на грани. Если она произнесёт ещё хоть что-то, я разрыдаюсь, как соплячка.

— Мне плохо, — с трудом выговорила я. — Это укол. Что мне вкололи?

— Что? Укол? — она удивлённо склонилась надо мной. — Анестезия, что ли? Вас готовили к операции? Что же вы в смотровой делали?

— Ждала доктора, — процедила я, язык слушался уже лучше, холодный душ помог мне немного прийти в себя. А может, лекарство потихоньку утрачивало своё действие. В любом случае, это шанс, которым надо воспользоваться. — Мне срочно нужно кое-что ему сказать. Это вопрос жизни и смерти! Пожалуйста, позовите его…

— Да-да, конечно, — засуетилась добрая женщина, натягивая на моё мокрое тело больничный одноразовый халат. — Пойдёмте, я провожу вас до кушетки.

Я сжала зубы, пытаясь подняться самостоятельно, но помощь мне всё равно потребовалась. В глазах почти перестало двоиться, я с любопытством покосилась на профиль женщины. Её острый крючковатый нос не вязался с мягким, добрым выражением почти прозрачных глаз, а губы казались квадратными. Странно, что в царстве красоты работает настолько страшная миссис.

Со вздохом облегчения я опустилась на кушетку, едва поборов желание лечь на неё. Я понимала, что если хоть немного ослаблю контроль, то могу и отключиться. Шум в ушах постепенно утихал. Старушка вышла, тихонько прикрыв за собой дверь, которая почти сразу же распахнулась. В комнату практически влетел забавный толстячок. Живой взгляд карих глаз, подвижное лицо, джентльмен до смешного походил на раскормленного мопса. Так и хотелось схватить его за пухлые щёки и нежно потрясти, словно любимого пса. Пётр быстро пощупал мне пульс, заглянул в глаза, отогнул губу. При этом он тараторил так быстро, что я едва его понимала.

— Что случилось? Вам плохо? С чего началось? Вы что-то приняли? Ой, какой налёт! Вы хоть ели что-нибудь? Ах! Зачем вам операция? Такая грудь — подарок небес! Ох… Что с вами приключилось? Ничего, милая, всё исправим! Так, этот шрам практически уберём, тут придётся повозиться…

Я ощутила, как халат медленно сползает с меня, а доктор изучает моё обнажённое тело сантиметр за сантиметром, делая быстрые пометки в карте. Я потянула ткань на себя, пытаясь прикрыться. Он мягко, но непреклонно отвел мои руки, не замолкая при этом ни на секунду.

— Не стоит стесняться, я же доктор! Плечи срослись неправильно. Какой злодей вас лечил? Но самое трудное — это колено…

— Постойте! — Я пыталась прервать и водопад слов, и мельтешение его рук. — Я не пациентка, чесслово! Стойте! Пётр! Я помощница мисс Фёклы… Ведьмы Фёклы! Я по поводу убийств…

Магдок вдруг замер, взгляд его остекленел, по круглым щекам словно прошла рябь. Пётр опустил руки, я торопливо натянула халат. Теперь доктор уже не казался весёлым добродушным пёсиком, губы его холодно сжались, на лице появилось брезгливое выражение, он отступил, словно боялся испачкаться.

— Как вы проникли сюда? — сурово спросил магдок. — Впрочем, не важно! Я чётко дал понять ведьме Фёкле, что не собираюсь участвовать в организованном Антоном балагане. У меня много работы и нет времени на всякие глупости.

— Но убийства… — начала было я.

— Убийства — дело полиции, — сухо обрубил Пётр. — Прошу вас одеться и покинуть мою клинику. — Тут его лицо вновь осветилось тем приятным выражением, неуловимо похожим на мордочку мопса. Доктор добавил: — Но я буду рад, если вы доверите мне своё тело. Право, я действительно могу вам помочь!

— Но Пётр, — попыталась возразить я, отгоняя последние симптомы действия укола. — Прошу всего один раз встретиться с мисс Фёклой!

— Нет! — решительно рявкнул он и поспешно направился к двери.

Я упрямо сжала зубы. Фёкла сказала: доставить любой ценой!

— А если Даниил попытается прикончить всех членов клуба лишь для того, чтобы завладеть вашей женой? Что тогда вы будете делать?

Он резко обернулся, глаза сузились, я невольно отшатнулась от мелькнувшей в них ярости. Шея похолодела. Я впервые подумала, что Петра тоже нельзя исключать из подозреваемых.

— Если вы не уйдёте добровольно, — проговорил он. — Я прикажу вас выставить.

В двери, тяжело дыша, ввалился долговязый доктор, на лице его лиловой тенью темнел синяк. Его злой взгляд остановился на мне. Я скрестила руки на груди, полупрозрачный халатик особо ничего не скрывал. Магдок с усилием перевёл взгляд на хмурого Петра.

— Там это… полиция! — хрипло произнёс он. И виновато добавил: — Я просил посетительниц не вызывать их, но, видимо, кто-то всё же позвонил.

— Я разберусь, — обречённо проговорил Пётр и кивнул на меня: — А ты проследи, чтобы мисс как можно быстрее покинула клинику. Без ведома полиции, разумеется.

Доктор сухо кивнул, на щеках его шевельнулись желваки, долговязый шагнул ко мне, заворачивая рукав. Пётр удержал его за плечо, доктор обернулся.

— Вежливо! — веско добавил Пётр. — Это наша потенциальная клиентка.

И быстрым шагом выкатился из комнаты. Долговязый скрестил руки на груди и прислонился к стене.

— Одевайтесь! — приказал он.

Я медленно сползла с кушетки и огляделась в поисках своих брюк с водолазкой. Но моих вещей нигде не было видно. Магдок со вздохом оттолкнулся от стены и наклонился, поднимая вещички сбежавшей клиентки. Сунув тряпки мне в руки, рявкнул:

— Быстрее! Или вы хотите, чтобы полицейские застали вас в таком виде?

Я вздрогнула: вот уж нет! На сегодня хватит унижений. Глянула на доктора.

— Отвернитесь!

Тот вскинул рыжие брови, отчего синяк словно вытянулся.

— Чтобы вы двинули мне уткой по затылку? Нет уж, увольте! Одевайтесь.

Я вздохнула, обречённо натягивая бордовую юбку и крохотный розовый топик. Юбка сползала с моей тощей задницы, а топ едва прикрывал мой пятый размер. Глаза доктора расширились.

— Это не мои вещи, — угрюмо буркнула я. — Где мои, понятия не имею. Тут бабулька была, страшненькая такая…

— Нет времени, — нетерпеливо отмахнулся доктор. Он вцепился в мою руку и потащил по коридору. Мои босые ноги зашлёпали по прохладному кафелю. — Доберётесь домой, там переоденетесь. Если я найду ваши вещи, отправлю вам…

Я спотыкалась на лестнице и едва поспевала за мужчиной. Бежать в узкой юбке было совершенно невозможно, да ещё я не совсем отошла от той дряни, которую мне вкололи. Кстати об уколе.

— Что это было? — с подозрением спросила я, едва переводя дыхание. — Что было в том шприце?

— Успокоительное, — не оглядываясь, буркнул доктор. Он резко остановился у тёмных дверей, я сходу налетела на него. Лоб мой взорвался от боли, а магдок недовольно потёр свой затылок. Потом суетливо покопался в карманах, я ощутила в руке бумагу. — Вот деньги на такси. Уходите!

Доктор вытолкнул меня в темноту, хлопнули металлические двери, заскрежетал засов. Я боязливо поёжилась, всматриваясь в ночную мглу. Видимо, это чёрный ход. Передо мной была лишь заасфальтированная площадка со следами подтёков, а в нос бил противный запах химии. У бетонной стены одиноко притулился мусорный бак. Всё это так отличалось от ярко освещённого белоснежного фасада здания, что казалось, это совершенно другое место.

— Вот она, обратная сторона красоты, — мрачно усмехнулась я. И тут же хлопнула себя по лбу: — Ать за ногу!

Как же я такси вызову? Мобила-то осталась в брюках. А брюки где-то там, за дверями и засовами. Я сунула купюру в топ и хмуро потопала к калитке, босые ноги неприятно хлюпали по разноцветным лужам. Я поморщилась: надеюсь, у меня не облезет кожа, или, что ещё хуже, не вырастут волосы от пролитой нерадивыми грузчиками химии.

* * *

Широкая спина Андрея в полосатой футболке подрагивала, руки порхали над плитой, по кухне расползался упоительный аромат жареных вегетарианских сосисок. Желудок мой требовательно заурчал, я сделала успокоительный глоток горячего кофе. Скоро, скоро завтрак!

Я вновь посмотрела на Фёклу, которая сидела напротив меня. Её тихий смех, похожий на сухой кашель, не умолкал.

— Ох, прости, Джо! — едва переводя дыхание, вымолвила она. — Но как представлю тебя на скутере, в юбке, задранной до пояса, пробирающуюся по закоулкам…

— А стоило бы посочувствовать! — недовольно буркнула я. Впрочем, губы мои то и дело непослушно расплывались в улыбке. — У меня до сих пор в ушах стоит свист мужиков, которым довелось видеть, как колыхается на ветру мой пятый размер!

Фёкла зажмурилась и уткнулась лбом в стол, тощие плечики её дёргались от хохота. Андрей повернулся к столу, рука его держала сковородку, а на лице — выражение сочувствия. Старушка пережила приступ смеха, рука её подхватила ложечку для ежеутреннего творога. На мою тарелку плюхнулись ещё шипящие жаром сосиски.

— Я надеюсь, что вы не простудились, мисс, — заботливо проговорил ангел. — Кататься ночью голышом очень опасно для здоровья!

Мисс Фёкла подавилась творогом, впалые щёки её покраснели, Андрей невозмутимо постучал старушку по спине и повернулся к плите. Фёкла весело посмотрела на меня.

— Зато теперь Магсквер будет неделю гудеть о новой леди Годиве! — тихо прошелестела она. — И не беда, что за славу придётся заплатить лёгким насморком.

Веселье слетело с меня, словно шляпа, унесённая порывом ветра. Вкус сосисок перестал быть ярким и сочным, я отложила вилку и с трудом проглотила едва прожёванный кусок.

— Боюсь, плата намного серьёзнее, — мрачно ответила я.

На глаза навернулись слёзы, из груди вырвался тяжёлый вздох. Сухая ладошка Фёклы накрыла мою ладонь.

— Это всё равно бы произошло, — тихо сказала она. — Так или иначе…

— В смысле? — вскинулась я.

— Кошек всегда не больше тринадцати, — ровно проговорил Андрей, не отрываясь от работы. — Если появляется четырнадцатая, значит, кто-то пропадёт. Или погибнет.

В душе моей росло возмущение, я вырвала руку и двинула кулаком по столу.

— Так нужно просто отдать лишнюю! — негодующе воскликнула я. — Зачем ждать, пока кто-то сдохнет?

— Опять ты за своё, — тяжело вздохнула Фёкла, без аппетита ковыряя белоснежную массу в тарелке. — Сколько раз твердить, что магокошку не передашь. Она сама выбирает дом. Навсегда!

Андрей положил передо мной золотистые тосты и баночку абрикосового джема. Похлопав меня по плечу, он сказал с лёгкой улыбкой:

— Есть вещи, которые не изменить, мисс.

Я содрогнулась. Наверное, так улыбается смерть, когда приходит за жертвой. Тихой извиняющейся улыбкой. Мол, простите, но ваше время вышло.

— Значит, доктор наотрез отказался от встречи, — деловито начала Фёкла, отодвинув опустевшую тарелочку. — Хорошо, пока оставим как есть. Как он тебе, Джо?

Я пожала плечами и вновь подхватила вилку. Печаль не избавляет от боли в пустом желудке: вечером я не нашла на кухне ничего, кроме засохшего бутерброда с сыром, который оставил мне добрый ангел. Ковыряя ни в чём не повинную сосиску, пробурчала:

— Мутный тип. Такое ощущение, будто у него раздвоение личности. Или даже растроение. То заботливый доктор… Мисс, я действительно ему поверила! И понимаю, почему женщины складываются в штабеля у его ног. Но он полностью изменился, узнав, что я не пациентка. Противный такой стал… А когда я упомянула его жену, так вообще взбеленился. Будь в этот момент под его рукой скальпель, он бы меня прирезал. Чесслово!

Фёкла покрутила миску из-под творога, наполняя кухню дребезжащим грохотом. Андрей ловко перехватил у неё тарелку и закинул в посудомойку. Тогда мисс стала задумчиво перестукивать пальчиками по столу.

— Портрет ясен, — пробормотала она. — Но очень мне интересно, почему он не сдал тебя полиции…

Я встрепенулась, вспомнив о кошачьих усах Клима.

— Кстати да! Приезжал ли к вам старший инспектор?

Фёкла отрешённо покачала головой, явно думая совершенно о другом.

— Нет, — ответил за неё Андрей и улыбнулся: — Но он звонил и просил о встрече сегодня днём. И поинтересовался, будешь ли ты дома. Ему очень хотелось бы поговорить с тобой о неком важном деле.

— Понятно, — уныло кивнула я и перевела вопросительный взгляд на Фёклу: — А я буду дома?

Старушка вновь кивнула, тонких губ коснулась странная улыбка.

— Мне тоже нужно, чтобы ты присутствовала на нашей встрече, Джо, — заметила она. — Я примерно представляю, что за разговор приготовил старший следователь.

Я с удивлением заметила на лице Фёклы тень беспокойства.

— Он сказал, что вы с ним друзья, — проговорила я. — Нет, не так! Он сказал, что вы его добрая фея…

Фёкла неожиданно расхохоталась, а Андрей зло грохнул сковороду в раковину. Я удивлённо приподняла брови и покосилась на ангела: губы парня поджаты, глаза осуждающе буравят мисс Фёклу.

— Что это значит? — спросила я у них.

Андрей тяжело вздохнул и вернулся к посуде, а Фёкла равнодушно пожала плечами и поднялась.

— Потом, Джо. Благодарю за завтрак, ангел, творог волшебный! — Она направилась к выходу, её домашние сапожки шаркали по натёртому до блеска полу. — Джо, покорми кошек и отправляйся к Даниилу.

Я подавилась остатками тоста. Андрей невозмутимо похлопал меня по спине. Глотнув воды, я прохрипела вслед удаляющейся старушке:

— Что? Куда? Как?!

— Ну, не знаю, — донеслось из холла. — Он же писатель, так поищи его в библиотеке! Джо, ты словно первый день на работе…

Я перевела озадаченный взгляд на Андрея, тот потешно поднял брови и пожал плечами.

— Ать за ногу! — пробормотала я.

* * *

Солнышко весело разбрасывало лучики по кошачьей комнате, искрилось в стёклах и зеркалах, переливалось всеми цветами радуги на подушках. Я ласково прижимала к груди мягкие тушки, целовала пушистые лобики. По щекам моим катились крупные слёзы, они падали на шёрстку нервно-вздрагивающих кошек. Те таращили на меня совершенно круглые, офонаревшие от непонимания подобной перемены глаза.

И только маленький серый котёнок испуганно жался в углу. Я ничего не могла с собой поделать, рычала на него и отпихивала от мисок с кормом. Это из-за него Дашке пришлось уйти. И не просто из дома, а из жизни.

Васька высокомерно посматривал на это безобразие со своего дивана, не думая сам приближаться к еде. Я тепло улыбнулась ему, ощущая сочувствие. Наверное, он тоже переживает смерть подруги и напарника по слежке.

Когда кошки наелись и разбрелись по углам, расположившись в самых немыслимых позах на утреннее вылизывание, Васька неожиданно спрыгнул с нагретого места. Быстро, словно охотник, он бросился к серому котёнку. Сердце моё замерло в испуге, мне показалось, что он сейчас разорвёт малыша.

Но Васька подхватил того зубами за шкирку и потащил к мискам. Я ошарашенно смотрела, как мелкий обречённо висит, поджав все четыре лапки. Кошак сплюнул серого и двинул лапой по ушку. Тот медленно, прижав пузо к полу, пополз к еде. А чёрный кот уселся между мной и котёнком, буравя меня светящейся зеленью глаз.

— Ты бы лучше Дашку так защищал! — обиженно буркнула я.

В ответ наглая скотина повернулась ко мне задом и потрясла хвостом! Я неудержимо расхохоталась и села прямо на пол, скрестив ноги. Боль словно растворилась, оставив после себя лишь малую толику грусти. Васька, словно в награду, подошёл ко мне, его чёрная лоснящаяся голова поднырнула под мою руку. Я послушно провела ладонью по жёсткой шёрстке.

Воздух наполнило тарахтение, Ваське вторили все кошки, словно подпевая солисту. По щекам моим вновь покатились слёзы, а сердце наполнилось такой горячей благодарностью, что всё моё тело бросило в жар. Чёрный котяра разлёгся на моей больной коленке и, непрестанно мурлыча, подставлял голову под мою ладонь раз за разом. Глаза его жмурились от удовольствия, чёрная шерсть разноцветно искрилась в ярких лучах солнца. Как же сильна магия у этого кота! Даже шесть лоснится волшебством…

— Ну ладно, — проворчала я, пытаясь аккуратно спихнуть Ваську с колена. — Полечил уже! Теперь иди пожуй, что там осталось…

Но кот вцепился в ткань моих чёрных брюк всеми когтями, я тихо пискнула от боли.

— Ты что? — удивлённо спросила я.

Васька шустро забрался по футболке мне на плечи. Я крякнула от тяжести.

— Со мной хочешь, что ли? — предположила я, а кот довольно потёрся об меня и два раза лизнул ёршик волос, словно говоря: умница!

— Ну, не знаю, — с сомнением протянула я и покосилась на закрытую дверь в мастерскую старушки. — Команды не было. И вообще, я направляюсь к убийце, который пришпилил твою подругу к креслу в доме агромага!

Васька укусил меня за ухо, я взвыла и попыталась стащить кота с плеч. Но тот упирался, и мне пришлось смириться, чтобы не остаться исполосованной его острыми коготками.

— Ладно, — пропыхтела я. — Сдаюсь! Но, если что, каждый сам за себя! Мне тоже не хочется получить люстру вместо башки.

Васька тут же успокоился и улёгся на моих плечах, прикинувшись меховым воротником. Я тяжело вздохнула: шея уже вспотела. Помятуя о вчерашнем, с утра я вылила на себя половину дезика. Я надеялась, что не буду так сильно потеть в лёгких хлопковых брюках и футболке с длинным рукавом. Только вот не рассчитала маниакальное желание Васьки сопровождать меня на встречу с потенциальным убийцей.


Глава 4

Я считала, искать Даниила в библиотеке абсолютно бесполезно. Как и вообще не имело смысла искать эту самую библиотеку. Кому они нужны? Поэтому я сразу направилась в академический квартал, где писатель проживал до сих пор в одном из многоквартирных домов. Те были построены для иногородних студентов и преподавателей, которые не могут позволить себе самостоятельное жильё. Как правило, это молодые люди, которые сами недавно закончили учёбу.

Скутер мой тащился по краю дороги, я боялась разгоняться из-за кота, обвивающего мою шею. И боялась я не за жизнь скотинки, — что ему сделается-то? — а именно за свою шею. Нервно сглатывая, я косилась на встречные группы мужчин, молясь, чтобы никто не узнал во мне ночную леди Годиву. При любых звуках, похожих на свист, я вздрагивала и невольно прибавляла скорости, которую тут же сбрасывала, ощущая давление когтей на шею.

Так что не стоит удивляться, что я вздохнула с великим облегчением, когда припарковала свой скутер у безликого серого здания, отличающегося от других только огромной жёлтой цифрой «15». Немолодая мисс с объёмной сумкой, дешёвый кожзам которой бугрился от напиханных под завязку книг, с подозрением покосилась на меня. Крупная, словно оттопыренная, нижняя губа её дрогнула. Она встала как вкопанная, а я непонимающе моргнула. Вроде, мисс мне незнакома. Но, как оказалось, я не была причиной её заминки. Незнакомка хлопнула себя по лбу, словно вспомнила о чём-то и развернулась к дому. Через пару шагов поднесла руку к лицу и, быстро глянув на часы, чертыхнулась. На некрасивом лице появилось сомнение, мисс замерла на месте на мгновение и, обречённо махнув рукой, побежала в сторону Академии.

Я же двинулась к обшарпанному подъезду, взгляд мой скользнул по странной железной будке на газоне перед домом. Странным было как отсутствие входа для собаки, как и вообще наличие здесь будки. Рука моя коснулась кнопок домофона, динамик отозвался противным пиликанием. Никто не отвечал. Возможно, Даниил уже в Университете. Говорят, он часто даёт бесплатные лекции по древнейшей магии. Я пессимистично огляделась в поисках скамьи, на которой мне придётся ждать писателя.

Васька приподнял голову, уши его встали торчком. Я машинально погладила кота и шагнула к замеченным в стороне лавкам, как дверь пискнула и медленно отворилась. Навстречу мне, неуклюже опираясь на чёрную трость левой рукой и подволакивая правую ногу, вышел сам Даниил. Взгляды наши встретились, по моей спине пробежались мурашки, в горле пересохло.

Его чёрные глаза глядели на меня со спокойным любопытством, губы чуть подрагивали, словно он решал: улыбнуться или нет.

— Я так полагаю, вы ко мне, — ровно произнёс Даниил.

От звука его глубокого голоса сердце моё забилось чаще, а в лицо бросилась краска. Неужели я его настолько сильно боюсь? Я заставила себя приветливо улыбнуться, осознавая, насколько кривым и наигранным выглядит мой оскал.

— Да, я к вам, — ответила я. И поспешно добавила: — Я бы с удовольствием договорилась о встрече заранее, но у меня нет ни номера вашего телефона, ни мейла…

— Дело в том, мисс, — усмехнулся Даниил, и от его ироничной улыбки у меня скрутило желудок, — что у меня нет ни телефона, ни компьютера. Я просто нищий калека…

Нервный смешок вырвался у меня помимо воли. Как же, нищий! Судя по рассказу Антона, клуб снабжает жертву своего безрассудства огромными средствами. Похоже, всё это Даниил прочёл на моём лице. Он насмешливо покачал головой.

— Я живу лишь на те деньги, которые зарабаотываю собственным трудом. Суммы, великодушно подаренные мне друзьями по Академии, я целиком направляю на создание кафедры истории древнейшей магии и на пополнение библиотеки…

Ать за ногу! Так библиотека существует. Фёкла и тут была права. Как ей удаётся видеть людей насквозь?

— О, — не сдержала я сарказма, — в том числе и своими нетленками!

— В том числе, — вновь улыбнулся Даниил. И осведомился: — Вы не против, если мы пообщаемся по пути в Академию? Мне необходимо кое-что передать завучу. Не хотелось бы, чтобы он ждал меня дольше, чем привык.

Я помотала головой и удивлённо посмотрела на писателя, который вдруг направился к будке. Загремели ключи, скрипнула железная дверь, и я поняла, что это не будка, а маленький гараж. Даниил выкатил из железной коробки инвалидное кресло. Я нерешительно шагнула вперёд.

— Вам помочь?

— Нет!

От яростного взгляда мужчины я остолбенела, дыхание перехватило, спина мгновенно взмокла. Я напомнила себе, что это не немощный калека, а жестокий убийца, который не пожалел даже безобидную кошку! Я глубоко вдохнула и поджала губы.

Вновь звякнули ключи, чёрная палка пристроилась на специальном держателе коляски. Даниил привычными рваными движениями уселся в кресле. Он подтянул правую ногу и тщательно разместил неподвижную стопу на перекладине, затем уложил на колено правую кисть, затянутую в чёрную перчатку. Лицо его вновь стало мягким, взгляд спокойным, словно вспышки гнева и не было.

— Извините, если я вас напугал, — тихо промолвил он. — Просто тема помощи, тем более от молодых симпатичных мисс, для меня крайне болезненна.

Я сдержанно кивнула, безропотно проглотив даже «симпатичную мисс». Уж кто-кто, а я могла понять, как больно ранит жалость окружающих. Коляска выехала на тротуар, колёса задребезжали по серому асфальту. Даниил внимательно осмотрел меня снизу вверх, и я снова ощутила, как краснеют мои щёки.

— А вас зовут…

— Джо, — резко ответила я, невольно скрещивая руки на груди. — И прошу, никаких «мисс»!

Он обезоруживающе улыбнулся, а я досадливо прикусила нижнюю губу.

— А джентльмена на ваших плечах как зовут? — серьёзно поинтересовался Даниил.

Тут я вздрогнула, словно от удара и бросила на мужчину уничтожающий взгляд. Вот бы Васька вцепился в его тщательно расчёсанные волосы да располосовал когтями бледные щёки! Но увы, кот спокойно лежал на моих плечах и не пытался отомстить за Дашку.

Даниил чуть заметно приподнял чёрные брови.

— Вас трудно понять, мисс. — Он выставил ладонь и тут же поправился: — Джо! Прошу прощения. Вас трудно понять, Джо!

— Не так уж трудно, — нехотя буркнула я. — Это кот, просто кот, а не джентльмен! — Васька недовольно фыркнул мне в шею. Я отступила в сторону с пути Даниила и вызывающе спросила: — И на кой вам его имя?

Он не ответил. Я осторожно покосилась на профиль писателя: губы его снова растянулись в улыбке, а тонкий прямой нос смешно поморщился. Правая рука лежала на пульте коляски, управляя движением, Даниил ловко объезжал выбоины на асфальте. Мимо прошёл невысокий улыбчивый джентльмен средних лет, он вежливым кивком поздоровался с калекой. Над головой промчалась ворона, оглашая округу нудным карканьем, ветер шелестел в листьях молодых осинок, растущих по краям тротуара.

— Хороший агрегат, — нарушила я молчание. Даниил вопросительно посмотрел на меня, я кивнула на коляску. — Дорогой, наверное?

— Наверное, — эхом вторил Даниил. После недолгой паузы, он пояснил: — Это подарок, коляска сделана индивидуально.

Я иронично усмехнулась:

— А как же отрицание благотворительности? Или в ваших принципах есть исключения?

Даниил остановил коляску, голова его повернулась ко мне, взгляды наши встретились. Я вновь ощутила, как спина покрылась мурашками. Чёрный омут глаз писателя притягивал меня, лишал воли, подавлял. Сразу вспомнились слова Бориса, помятого жизнью и неуёмным потреблением спиртного: «Явился сюда, чтобы посмотреть в глаза своим жертвам. Как удав!». В горле пересохло, Васька недовольно заворочался.

— Я умею различать, где подарки от чистого сердца, а где жалкие подачки, — медленно произнёс Даниил.

Я кивнула, избегая смотреть в его глаза. Коляска продолжила движение. Страх отступил, и с языка у меня сорвался очередной вопрос:

— А трость? Тоже подарок?

— Трость я выиграл, — спокойно пояснил он.

— У кого? — спросила я

И тут же прикусила язычок: да какая тебе разница? Совсем не то спрашиваешь. Но не могу же я спросить у него — а вы точно убили тех двоих и кошку? Представляю, какая будет реакция! Хотя нет, не представляю. Я боязливо покосилась на Даниила: он беззвучно смеялся.

— У старого друга, который обожает подобную чудную атрибутику. Может, вы хотите провести у меня в доме инвентаризацию? — уточнил он, глядя на меня снизу вверх, в чёрных глазах плясали смешинки. — Приходите вечером, я с радостью расскажу вам, как ко мне попали все мои вещи!

Щёки предательски налились жаром. Ать за ногу! А чего я испугалась? Не на свидание же он меня приглашает? Может, заманивает к себе, чтобы по-тихому башку отрезать. Посмотрев на меня, Даниил расхохотался в полный голос. Я обиженно засопела, кулаки сжались, на глаза навернулись слёзы. Да он издевается!

— Так вы зададите свой главный вопрос? — ещё посмеиваясь, уточнил Даниил. — Ради которого пришли сегодня ко мне в столь ранний час.

Я вздрогнула, всё моё возмущение мгновенно испарилось, ладони вспотели. Но язык словно присох к нёбу. Даниил вдруг остановился, взгляд его приковался к обочине. Я недоумевающе оглядела сочную траву. Что привлекло его внимание?

Васька вдруг фыркнул, голова кота поднялась, лапы напряглись. Он спрыгнул на землю, я подвигала плечами, ощутив свободу и лёгкость. Чёрный кот шмыгнул в приземистый куст, в сторону с недовольным мяуканьем бросилась тощая рыжая кошка. Она остановилась поодаль, жёлтые глаза смотрели обиженно, хвост дёргался. Васька важно вышел из кустов, что-то таща в пасти.

Я сглотнула, поняв, что это маленькая птичка. Котяра положил добычу у моих ног и потёрся о штанину, требуя похвалы. Я нервно отступила. Ясно, что птичку задушила рыжая, но всё равно было неприятно.

— Что ж, — выдохнул Даниил, наклоняясь к дохлой птице. Пальцы его подхватили тушку. Я поёжилась, заметив его хитрый взгляд, брошенный на меня исподлобья. Он выпрямился и промолвил: — Я отвечу на ваш невысказанный вопрос, Джо.

Он поднёс мёртвую тушку к губам, словно собирался её поцеловать, и, потянув носом воздух, широко открыл рот, выдыхая так, будто пытался отогреть птичку своим дыханием. В глазах его мелькнул красный отсвет, а птичка вдруг шевельнулась. Даниил смотрел на меня в упор, губы его улыбались, но глаза излучали лишь холод. Я же не могла оторвать взгляд от птицы. Та встрепенулась, вскочила на его ладони, пёрышки её распушились, клювик открылся. Я услышала чириканье. И тут же птичка упорхнула. Даниил медленно опустил руку на пульт.

— Хорошего дня! — проговорил он и нажал на кнопку.

Я растерянно смотрела на удаляющуюся коляску. Сердце грохотало, казалось, в ушах, в голове царил сумбур, руки дрожали.

— Ать за ногу, — потрясённо прошептала я и облизнула губы.

* * *

Руки мои, обхватывающие горячую чашку, задрожали.

— Он реально оживил птицу! — громко сказала я, от одного воспоминания моя спина покрылась липким потом. — Без заклинаний, без пассов руками. Просто дохнул на неё, и она улетела! До сих пор не верится…

Андрей склонился над столом, звякнули тарелки, я отодвинула чашку с кофе в сторону.

— Может, птица не была мёртвой, — пожал плечами Андрей, аккуратно раскладывая столовые приборы. — А его дыхание просто привело её в сознание…

— Да ты поэт, ангел! — иронично скривилась я. — Дыхание в сознание… Она сдохла, уж поверь! И Васька подтвердит. Наш бравый котэ бросил трупик передо мной с таким гордым видом, будто это голова дракона!

— Значит, есть ещё что-то, чего ты не знаешь, — спокойно ответил Андрей, в его руках и обычный половник напоминал волшебную палочку: парень мог налить суп, не пролив ни капли! — Может, всё это было подстроено. Допустим, в кустах была не только кошка, но и магдок.

Я неудержимо расхохоталась.

— Неужели ты думаешь, что ради меня устроили весь этот спектакль? Но зачем?

Андрей снова пожал плечами.

— Делать выводы не в моих обязанностях, — ровно проговорил он. — Но если уж на то пошло, то подобное позёрство я бы соотнёс с тем, каким способом были совершены все убийства. Протыкать мечами старую лампу, установленную жертве вместо головы — тоже своего рода спектакль.

Я содрогнулась и помотала головой, опустевшая чашка брякнулась о поверхность стола.

— Не знаю, как это может быть связано, — запротестовала я. — Совершенно разные вещи! Я не могу себе представить, чтобы человек по понедельникам отрывал людям головы и пронзал кошек мечами, а по вторникам оживлял птиц…

Андрей склонился над деревянной доской, в его изящных руках сверкнул острый нож, ровные ломтики нарезанного хлеба падали на бок.

— То есть ты не веришь, что Даниил убил этих людей, — равнодушно подытожил он.

Теперь пришла моя очередь пожимать плечами.

— Я лишь сказала, что не могу себе представить…

Андрей резко выпрямился и бросил на меня странный взгляд.

— Ну ничего, — сочувственно проговорил он. — Требуется лишь время…

Я растерянно моргнула, а сердце в груди отчаянно забилось, тело бросило в жар.

— Время для чего?

— Чтобы представить, — мрачно ответил Андрей, нож заскрежетал о доску, крошки посыпались в раковину. — За время службы у мисс Фёклы я повидал столько всего, что теперь мало о чём могу сказать, что не могу себе этого представить.

— А, — облегчённо протянула я, а по затылку пробежались мурашки. — Всё может быть, как говорится. Но лично я всё же сомневаюсь. Не стал бы убийца так нагло себя вести. Утром мне всего лишь показали фокус, который доказывает, что калеке подвластна некоторая часть магии. В принципе, такая малая часть не даст ему даже места сиделки в клинике, а тем более, не сделает магдоком. Я склоняюсь к тому, что настоящий убийца этого парня использует как красную тряпку, успешно отвлекая всех от истины.

— Интересная теория.

Я подпрыгнула на стуле и изумлённо посмотрела на Фёклу. Старушка оперлась о косяк, сухие руки её скрещены на груди, тонкие губы поджаты, взгляд светлых глаз пришпиливает меня, словно игла бабочку.

— Но это лишь один из сотен возможных вариантов, Джо, — назидательно проговорила она. — Я прошу тебя не делать никаких выводов, это очень мешает течению расследования. Не забывай свои обязанности и не бери на себя больше, чем сможешь унести.

— Ать за ногу, мисс, — выдохнула я, театрально схватившись за грудь. — Я чуть инфаркт не схватила, чесслово! Зачем так подкрадываться?

— Никто и не подкрадывался, — повела плечиками старушка, она медленно направилась к столу. — Просто ты была излишне увлечена шелухой теорий. И это очередное подтверждение, как они вредны. Когда фактов мало, теории бесполезны ещё, а когда собирается достаточное количество фактов, они бесполезны уже, потому что истина на виду.

— Я запомню, — удручённо проговорила я, опуская ложку в ароматный суп. — Но как себя вести с Даниилом? Если считать его убийцей, то нужна осторожность…

— Осторожность нужна со всеми, — строго кивнула Фёкла, присаживаясь. Андрей галантно пододвинул её стул. — Независимо от того, убийца перед тобой или нет. В конце концов, им может стать каждый… в определённых обстоятельствах.

Я проглотила суп и не ощутила его вкуса, что было печально: Андрей готовил божественно! Аппетит пропал, я вяло ковыряла кусочек цветной капусты. Фёкла же спокойно поднимала ложку за ложкой, но её внимательный взгляд буравил меня.

— Ты ничего не ешь, — словно невзначай заметила она. — Тебе нездоровится?

— Я худею, — огрызнулась я, бросая ложку на стол.

На лице Андрея появилось настолько огорчённое выражение, что я тут же пожалела о своей несдержанности.

— И десерт не будешь? — несчастным голосом уточнил парень.

Я открыла рот, чтобы заверить ангела в простом отсутствии аппетита, как раздался звонок в дверь. Фёкла недовольно покосилась на часы: старушка отказываться от десерта не желала.

— Принесла кого-то нелёгкая, — буркнула она.

Андрей обречённо потянул завязку белоснежного кухонного фартука.

— Я открою, — торопливо проговорила я, подскакивая с места. Это был мой шанс сбежать с кухни и избежать допроса Фёклы о причинах отказа от еды: старушка чересчур рьяно радела о моём правильном питании.

За дверью стоял долговязый джентльмен в строгом костюме. Я заметила багровый синяк на его скуле и нервно рассмеялась:

— О! Пришли требовать сатисфакции?

Длинное лицо магдока, покрытое рытвинками постакне, расплылось в довольной улыбке. Между крупными передними зубами зияла заметная щель. В зелёных глазах играли золотистые искорки, солнечные лучи делали его рыжеватые волосы похожими на светящийся нимб.

— Вы меня узнали…

— Трудно не узнать своё творчество, — саркастично фыркнула я. — Что вам нужно?

— Однако, вы чрезвычайно гостеприимны, — усмехнулся магдок. — А между тем, я к вам с хорошей новостью.

— О! — Я вспомнила, что доктор работает на Петра. Может, сам великой маг красоты снизойдёт до нашего скромного жилища? Я отвесила шутовской полупоклон: — Хорошим новостям в этом доме всегда рады!

— Вот и хорошо.

Рыжий доктор без церемоний пододвинул меня в сторону и переступил порог, с любопытством покрутил головой, на пол полетела объёмная сумка, сам же он прошёл прямиком в холл и плюхнулся на гостевой диван. Закинул ногу на ногу и снова белозубо улыбнулся.

Я с силой хлопнула дверью, едва оправившись от наглости непрошеного гостя.

— Меня, кстати, Захар зовут, — громко представился он.

— А что в сумке? — я легонько пнула сброшенную ношу. — Шприцы? Опять хотите меня чем-нибудь уколоть?

Захар рассмеялся и легко поднялся с дивана.

— Я бы не отказался, — бесстыдно проговорил он и подошёл вплотную ко мне, я не могла оторвать взгляд от тёмного пятна на его лице. Может, добавить для симметрии второй фингал? Захар подмигнул: — Может, меня ждёт награда за хорошие новости? — и быстро присел на корточки, раздалось «зырк» расстёгнутой молнии, руки Захара жестом фокусника потянули края сумки, сам он посмотрел на меня снизу вверх, весело скалясь: — Оп-па! Я нашёл вашу одежду!

— Ого! — воскликнула я и, ощутив жуткий смрад, исходящий из сумки, отстранилась. — А я думала, вы — доктор, а вы — обыкновенный сыщик!

Захар поднялся, взгляды наши встретились, я ощутила неприятную неловкость.

— Я необыкновенный! — с нажимом проговорил он. — В чём предлагаю вам убедиться сегодня за обедом…

Я отшатнулась так, словно он плюнул в меня ядом. Запнулась о сумку, руки мои замахали в поисках опоры, я едва не рухнула на пол, но Захар шагнул ко мне и сжал в объятиях. Ярость заклокотала в моём горле, перед глазами потемнело, я услышала скрип собственных зубов.

— Она не голодна, — услышала я спокойный голос Андрея.

Захар поспешно опустил руки, а я едва не бросилась к ангелу, чтобы расцеловать своего спасителя. Но тот опрометью улизнул в подсобку, так что пришлось снова развернуться к магдоку.

— Да, верно, не голодна, — холодно процедила я. — Потеряла аппетит с тех пор, как Пётр наотрез отказался пойти нам навстречу и помочь в расследовании.

Злость всё ещё бурлила во мне, руки дрожали, брови хмурились: и почему я ему не врезала? Доктор прекрасно бы смотрелся с двумя фингалами! Заявился сюда да ещё имеет наглость тащить на свидание.

— Ну, — протянул Захар, глаза его сузились, словно у кота на охоте, — мы можем и это обсудить. Возможно, я подскажу некоторые способы воздействия на моего непосредственного начальника… К тому же, я случайно забыл ваш мобильник в том кафе, в которое и приглашаю вас на обед!

Кровь бросилась мне в лицо: этот хлыщ и шантажом не брезгует!

— Да зачем я вам сдалась? — не выдержав, воскликнула я. — Что, в вашей клинике женщины закончились?

— О! — Захар воздел руки и выразительно посмотрел на мой пятый размер. — Я сражён природной красотой!

Я вспомнила, что в клинике была почти что голой, и покраснела ещё сильнее. Рука моя нащупала спинку стула. От скорой расправы доктора спасла Фёкла. Старушка появилась как нельзя вовремя.

— Молодые люди, — сухо проговорила она. — Выясняйте отношения на нейтральной территории!

— Да нет никаких отношений, — взвыла я. А Захар посмотрел на мисс Фёклу с заметной симпатией. — И нечего нам выяснять…

— Как это нечего? — белые брови Фёклы поднялись вверх. Она многозначительно посмотрела на меня: — А как же способы воздействия, которые нужно обсудить?

Крыть мне было нечем, я глухо зарычала и пнула дурно пахнущую сумку в дальний угол холла. Но тут же хлопнула себя по лбу и с надеждой посмотрела на мисс.

— А как же главный следователь? — уточнила я тем же тоном. — Он ведь просил меня быть на встрече…

Мисс пожала плечами и молча направилась к своему креслу. Устроилась на мягких подушках и иронично посмотрела на высокого доктора.

— Вы не против подышать свежим воздухом примерно полчаса?

— Я люблю свежий воздух! — с готовностью ответил противный магдок. — Могу подышать и час, если нужно.

Я закатила глаза, а мисс кинула короткий взгляд на часы и кивнула на дверь.

— Джо, открывай Климу! А заодно проводи джентльмена.

В этот же миг раздался требовательный стук. Я указала Захару на дверь, тот понимающе кивнул и направился к выходу. На пороге в одиночестве стоял толстый Клим, под мышкой его был прижат серый куль. Следователь попытался пропустить магдока, но мужчины никак не могли разминуться в проёме двери. Тогда Клим прижал молодого человека к косяку и, пыхтя, протиснулся в холл. Захар невольно крякнул от тяжести дородного тела следователя, я же поспешно вытолкала гостя и захлопнула дверь.

Обернулась к Климу и с удивлением посмотрела на зелёную визитку в его руках, которую тот изучал, нахмурив брови.

— Магдок клиники Петра, — изумлённо присвистнул он. — Какие интересные у вас посетители…

— Этот молодой человек пришёл к Джо, — невинно улыбнулась Фёкла. — Они идут на свидание, так что, Клим, прошу, не задерживай мою помощницу.

— О! — понимающе протянул следователь, буравя меня хитрым взглядом маленьких глаз. — Пегий жеребчик для рыжей бестии!

Я улыбнулась через силу, стараясь не очень громко скрипеть зубами.

— Что ж, — промолвил Клим, толстые пальцы его принялись развязывать узелки серой тряпицы. — Я не займу много времени. У меня для вас хорошая новость, Джо!

— Да ладно! — саркастично отозвалась я. — У меня сегодня прям день хороших новостей, чесслово!

Клим вытащил из мешка нечто невероятно грязное, в нос мне ударил острый запах мочи.

— Мы нашли вашу куртку!

Я присмотрелась к некогда чёрной вещи и зажала пальцами нос.

— Вы что, её у бомжа отобрали? — гнусаво спросила я.

— Примерно, — таинственно улыбнулся Клим и протянул мне косуху. — Вы признаёте, что эта вещь — ваша?

Я отшатнулась и бросила быстрый взгляд на Фёклу, та едва заметно кивнула.

— Да, — я с отвращением, двумя пальцами приняла куртку. — Вроде она. Но трудно точно утверждать… После всего, что с ней произошло, её просто не узнать!

— Можете забирать, — снисходительно разрешил следователь. — Наши эксперты с ней уже поработали.

— Благодарю покорно, — фыркнула я и поспешно запихала куртку в сумку с вещами, которые притащил Захар.

— Да не за что, — буркнул Клим, занимая весь диван своим обширным телом, — пакетика с уликами, которые вы незаконно изъяли на месте преступления, в ней всё равно не оказалось…

— В таком случае, — подала голос Фёкла. — Джо и не совершала неправомерных действий, в которых вы её, старший следователь, только что неосторожно обвинили.

— Не пойман — не вор, — громогласно захохотал Клим.

— Это всё, что ты хотел от моей помощницы, Клим? — сурово спросила Фёкла.

Следователь резко оборвал свой смех и пристально посмотрел на меня, усы его опустились, уши едва заметно дрогнули.

— Джо сама сказала мне, что улики существовали, — спокойно проговорил он, маленькие глазки ещё больше сузились. — И кража куртки неизвестным была явно не случайной. Значит, та щепка для кого-то чрезвычайно важна. Хотел бы я обследовать её магоследом!

— Я надеюсь, Клим, ты не намекаешь, что Джо сама избавилась от куртки и утаила гипотетическую улику? — усмехнулась Фёкла.

— Кто знает, — развёл огромные лапищи Клим. И повторил с угрозой в голосе: — Кто знает…

— Ты пока свободна, Джо, — махнула тонкой рукой старушка. — Жду тебя через пару часов.

Я подхватила свой рюкзак и попятилась к двери. Мне почему-то жутко не хотелось поворачиваться спиной к толстому джентльмену.

* * *

— Сводница! — обвинила я Фёклу сразу, как только вернулась. Я переступила порог дома и с силой хлопнула дверью. Но старушка и бровью не повела. Я воздела руки к потолку: — Как вы могли так со мной поступить? Знали бы вы…

И оборвала себя на полуслове. Что-то не так. Фёкла рассеянно поглаживала серого котёнка, который свернулся калачиком у неё на коленях. По лицу мисс бродили тени, седые пряди выбились из-под цветастого платочка. Я кинула рюкзак и медленно подошла к ней, присела на колено и заглянула снизу вверх, пытаясь поймать взгляд голубых глаз.

— Мисс? — встревоженно спросила я. — С вами всё в порядке?

Фёкла посмотрела на меня невидящим взглядом, словно мысли её были за тысячи километров отсюда. Медленно в них проявилось узнавание, а на щеках мисс проступили алые пятна. Бескровные губы шевельнулись. Я сочувственно сжала сухую ладошку Фёклы.

— Опять видение?

Я могла бы и не спрашивать, и так всё ясно. Но я не могла терпеть эту звенящую тишину. И куда только подевался Андрей? Мисс медленно вздохнула, словно только что получила возможность дышать, и откинулась на спинку кресла. Я поднялась и поспешила к бару.

— А Клим давно ушёл? — преувеличенно весело спросила я, наливая несколько капель коньяка. Сейчас самое главное — отвлечь мисс от видения, иначе она может сутки провести в тяжёлой задумчивости. — Чего он к вам так рвался? Рассказал хоть чего-нибудь?

Я вернулась к мисс и медленно прислонила стеклянный край бокала к почти белым губам, янтарная жидкость полилась ей в рот. Горло Фёклы судорожно дёрнулось, старушка закашлялась. Пятна на щеках постепенно расплылись равномерным румянцем, в глазах появилась жизнь, я вздохнула с облегчением и тихо рассмеялась:

— А вы всё-таки подлая сводница, мисс! Знали бы вы, в чьи объятия меня толкнули! Ать за ногу!

— Джо! — прохрипела Фёкла. — Я просила тебя не выражаться?

— А я просила вас лезть в мою личную жизнь? — взмахнула я руками и проговорила, подражая голосу Фёклы: — Они идут на свидание!

Фёкла едва заметно усмехнулась и коснулась своей шеи, словно убеждаясь, что она ещё на месте. Я услышала её тихий подавленный стон и нервно брякнула:

— Знали бы вы, что мне пришлось пережить! Как вспомню его вялый язык в моём рту, так сразу тошнить начинает! В следующий раз ваша очередь целоваться с этим сексуальным маньяком, так и знайте!

Наградой мне стал кашляющий смех Фёклы. Это доказывало, что старушка потихоньку приходит в себя. Я прикусила губу, сдерживая вопросы. Ах, как любопытно узнать, что же такое она видела! Но по собственному опыту я знала: лучше не лезть в странные отношения ведьмы и мироздания. Как-то она ответила на мой вопрос о видении, так я неделю боялась глаза закрыть!

— Тебе что-нибудь удалось узнать? — почти нормальным голосом спросила Фёкла, и захихикала, словно десятилетняя школьница: — За такую цену информация должна быть соответствующей!

— О, да, — мрачно протянула я. Присела на ручку кресла мисс и задумчиво почесала затылок. — Представляете, у нашего доктора есть грешок: незаконнорождённый ребёнок! Захар случайно узнал об этой тайне. Когда шла проверка клиники, всплыли странные счета. Петру пришлось объяснять проверяющему, куда уходят некоторые суммы…

— Вот как, — задумчиво отозвалась Фёкла. — А законный брак их бесзетен, верно?

— Захар говорит, что это грехи бурной юности, — жёстко усмехнулась я.

— Что-то ещё интересное? — Фёкла подняла на меня взгляд.

Я порадовалась, что вселенская пустота покинула эти живые и умные глаза.

— Он много чего болтал, — покачала я головой. — Но обо всём этом уже давно знает великий и ужасный гугл!

Фёкла кивнула, вид у неё был довольный.

— Если он ещё что-то вспомнит, сразу сообщай! — проговорила она.

Я вскочила и возмущённо уставилась на мисс.

— Что?! Да если он ещё хоть раз припрётся сюда, я мигом сделаю из него полноценного енота!

— Джо, — поморщила нос Фёкла.

— Что «Джо»? — взъярилась я. — У меня сейчас только одно желание: помыться! А ещё протереть спиртом мой измятый пятый размер…

— Джо! — Щёки Фёклы залились ярким румянцем.

— А как вы думаете, мисс, где были его руки, когда он полез ко мне целоваться? — мстительно спросила я и задумчиво покрутила в руке бокал с коньяком: — Кстати, да, изнутри тоже надо всё проспиртовать…

— Подожди! — Ладонь Фёклы легла на мою руку и отвела бокал в сторону. — Ты мне трезвая сейчас нужна. Скоро придёт Виктор.

— Хе, — усмехнулась я. — Он так рвался поговорить с вами с глазу на глаз. И до встречи с членами клуба, и после… А вы отказали. Неужели вам стало любопытно?

— Нет, Джо, — покачала головой Фёкла. — Я примерно представляю, о чём будет идти речь. Джентльмен будет торговаться. С одной стороны, он до дрожи в коленках боится за свою жизнь, а с другой, у Виктора нет требуемой суммы.

— Как это нет? — удивилась я. — Он же удачливый бизнесмаг! Только его ботинки стоят столько же, сколько весь наш дом со всеми кошками. Уж я-то знаю! В бытность метловой гонщицей, мне приходилось учиться разбираться в мужской одежде, чтобы сразу отделять зёрна от плевел… то есть спонсоров от проходимцев.

— Тогда ты плохо училась, — нахмурила брови Фёкла. — На троечку. Да, ботинки дорогие, но они взяты на прокат!

— На прокат? — опешила я. — Как вы узнали?

— А разве ты не видела штамп на подошве, когда он уходил? — хитро сощурилась мисс.

— Дела… — ошарашено протянула я и тут же усмехнулась: — Должно быть, он спускает деньги на женщин! Помните, как он плющом оборачивался вокруг Лады?

— Ты опять спешишь с выводами, не имея достаточно фактов, — назидательно произнесла Фёкла. — Думаю, стоит послушать, что нам споёт сам джентльмен. А потом проверить это.

Я понимающе кивнула:

— Проверять естественно предстоит мне. Так где он, этот бизнесмаг напрокат?

Фёкла посмотрела на часы.

— Что-то задерживается, — пробормотала она. — Может, передумал? Странно, он так настаивал на встрече. Если только… — Рука её коснулась шеи, губы болезненно скривились. — Может, видение было про него? Тогда у нас большая проблема…

Мисс посмотрела на меня, глаза её словно заволокло дымкой. Я вздрогнула, бокал выскользнул из моих пальцев, раздался звон стекла, на брюки мне попали брызги, в воздухе распространился запах спирта.

— Что? — хрипло спросила я. — Что вы видели?

Фёкла отвела взгляд и тяжело вздохнула. Впрочем, я догадалась, что за видение её посетило.

— Вы видели, кто? — настороженно уточнила я. — Или где?

— Это большая комната и множество столов. Много молодых людей выходит оттуда, — глухо ответила старушка. — Примерно одного возраста, уже не дети, но ещё не взрослые. Я не очень представляю…

— Академия! — ахнула я. — Это аудитория?

Фёкла немного помолчала, кусая губы, потом медленно произнесла:

— Возможно. Остаюсь лишь я… лишь жертва. Затем появляется один силуэт. Он стоит между мной и окном, солнце слепит мне глаза. А потом чёрная тень и смерть. — Плечики её дрогнули. — Ужасная смерть!

Она снова коснулась своего горла. Я сглотнула, пустой желудок мой скрутило, кожа на затылке оледенела. Хорошо, что я не обладаю таким жутким даром. Не хотелось бы ощутить то, что происходит с жертвой. Фёкла сжала мою ладонь сухими пальцами.

— А самое страшное, — задумчиво произнесла она, — что смертное заклинание произнесла я!

Я отшатнулась, дыхание перехватило.

— Он сам себя убил? — сипло прошептала я.

Фёкла едва заметно пожала плечами:

— Выходит, так. Помоги подняться, Джо.

Я подала старушке руку, Фёкла аккуратно поставила домашние сапожки на чистое место пола, серый комочек соскользнул с колен мисс на подушки. Котёнок поднялся, розовая пасть его раскрылась в зевке, спина выгнулась горбом.

— А раньше вы видели подобное, — осторожно спросила я.

Фёкла отрицательно покачала головой.

— Только то, что уже происходило, — невесело улыбнулась она. — Я не уверена, что сейчас увидела именно настоящее, Джо. Нужно проверить…

— Как? — непонимающе моргнула я.

— Придётся тебе прокатиться до Академии и поискать труп, — вздохнула Фёкла, отнимая руку от моего плеча. — Только смотри внимательно по сторонам. Возможно, за тобой будут следить…

Она направилась к лестнице, сверху выглянула любопытная мордочка одной из кошек.

— В смысле? — растерянно окликнула я старушку. — Кто за мной будет следить? Убийца?

— Нет, конечно, — прохрипела поднимающаяся старушка. — Полиция. Постарайся не преподнести Климу победу на блюдечке с голубой каёмочкой…

Я растерянно моргнула, глядя на её спину. Какую победу? О чём она? Я пожала плечами и направилась к выходу. Подумала, брать ли рюкзак, и махнула рукой. Вызволенный из плена сотовый у меня с собой, да есть немного мелочи в карманах. Поеду налегке.

На крыльце я столкнулась с Андреем, в руках тот нёс огромную пыльную коробку с красными штампами. Я простонала:

— Опять какая-нибудь хрень из телемагазина?

Андрей осторожно опустил ношу на крыльцо и молча обтёр своё красное лицо клетчатым платком.

— Не знаю, — наконец отозвался он. — Описи нет.

Я недовольно покосилась на посылку:

— Ать за ногу! Ещё не получили ни рубля, а она уже шикует…

— Значит, мисс уверена в победе, — проговорил Андрей. — И это хорошо, не хотелось бы снова проиграть старшему следователю…

— Снова? — насторожилась я. — Ты о чём?

— Они поспорили, упадёт ли кот на все четыре лапы, — туманно ответил Андрей, вновь поднимая тяжёлую посылку. — Пожалуйста, помоги.

Я распахнула входную дверь и проговорила:

— Что за странный спор? Правда, мне этот Клим действительно напоминает отъевшегося хитрого котяру, чесслово!

Андрей не ответил, он исчез в доме вместе с коробкой. Я спустилась по ступенькам и из благодатной тени крыльца попала в раскалённый до дрожи воздух улицы. Прислонила руку ко лбу и посмотрела на чистейшее небо, губы растянулись в вялой улыбке. Прекрасный день для поиска трупа! Я обошла крыльцо, скутер терпеливо ждал меня под сенью раскидистой яблони. Пахло жухлой травой, едва заметный ветерок лениво шевелил листья. На горячем от солнца сидении скутера свернулся калачиком чёрный кот.

— Опять?! — простонала я. — Васька, у тебя что, других дел нет? Не стану я тебя на шее таскать в такую жарищу! Да и нельзя в Академию с животными.

Кот потянулся всем телом, когти его вонзились в потёртую кожу сидения. Я бросилась к наглому животному:

— Ты что делаешь?! Да я тебе когти обрежу по самые уши! — Я подняла кота за шкирку и посадила на ветку, мстительно приговаривая: — Вот тут и сиди! А мне труп пора искать.

Кот потешно перебирал лапками, балансируя на качающейся ветке, глаза его округлились, пасть раскрылась. Я же поспешно вскочила на скутер и направилась в Академию Магсквера. Рёв мотора перекрывал истеричное мяуканье.

* * *

Коридоры Академии были пусты, мои шаги множились эхом, духота разрывала лёгкие. В огромные окна лился солнечный свет, в воздухе танцевали миллионы пылинок. Я заглянула в очередную аудиторию. Нудное бурчание невысокого преподавателя сопровождалось поочерёдным зеванием абитуриентов, растёкшихся на партах. Я тоже зевнула и прикрыла двери.

В своё время мне не пришлось протирать штаны на этих скамьях, так как я постоянно находилась на лётном поле, и зачёты мне ставили автоматом за победы на гонках. А как же! Лучшая гонщица Академии… когда-то была.

Я прислонилась к тёплой стене в конце первого этажа. Платок, которым я вытирала лоб, был уже влажным от пота. Все аудитории были заняты, ни одной пустой не встретилось, как и ни одного трупа. Голова моя уже гудела от усталости, лицо перекосило от извиняющейся улыбки, которую приходилось выдавать в каждом классе. Последняя дверь, и придётся переходить на второй этаж. Если мне не изменяет память, там лишь пара лабораторий да зал практических заклинаний. Может, Фёкла ошиблась, и ей привиделось нечто давно произошедшее?

Я судорожно вдохнула и ввалилась в очередную аудиторию. Немногочисленные студенты с любопытством покосились на моё красное от жары лицо. Хоть что-то необычное в их скучной жизни. Я оскалилась и открыла рот, чтобы извиниться перед преподавателем, но из горла вырвалось лишь невнятное мычание. У доски, опираясь левой рукой на чёрную трость, стоял Даниил.

— Прошу вас, Джо, проходите, — сказал он так спокойно, словно я одна из его студенток. — Я рад, что вы решили посетить мою лекцию.

В аудитории раздались смешки, я поспешно выпрямилась и закрыла рот.

— Извините за вторжение, — напряжённо проговорила я. — Я очень спешу, ищу кое-кого…

Даниил улыбнулся и кивнул студентам.

— Какая удача! Я могу продемонстрировать вам, как это работает на практике. — Он вновь обернулся, тёмные глаза его иронично заблестели, губы тронула лёгкая усмешка: — Если мисс не откажет в помощи калеке…

Я вздрогнула, вспомнив, как Даниил отреагировал утром на моё предложение помочь. Взгляды студентов буравили меня, раздались крики.

— Соглашайтесь! Это весело.

— Да она трусит…

— Прошу вас, соблюдайте тишину, — ровно произнёс Даниил и обратился ко мне: — Джо ничего не боится, верно?

Сердце грохотало, казалось, в горле, я сглотнула комок. Что он затевает?

— Я постараюсь помочь, — проскрипела я. Прикрыла дверь и громко спросила: — Что нужно делать?

— Повторять за мной, — не отрывая от меня тёмного взгляда, нараспев проговорил Даниил. — Врокугор…

Спина моя похолодела, во рту мгновенно пересохло. Человек в видении Фёклы в присутствии кого-то тоже сам произнёс заклинание, а потом умер. А что, если он просто повторял за Даниилом? И калека уничтожил жертву с такой вот мягкой улыбкой на губах…

— Джо, не бойся! — крикнул прыщавый парень с последней парты. — Это тебя не убьёт!

Я серьёзно посмотрела на Даниила:

— Обещаете?

Загадочная улыбка на лице мужчины стала ещё шире.

— Всё зависит от того, насколько точно вы исполните пассы, — Он кивком указал на доску, где было нарисовано человеческое тело. В нескольких местах стояли красные штрихи. — Коснитесь макушки в указанном месте, — требовательно сказал он.

Я подняла руку и прикоснулась к своим волосам.

— Врокугор, — дрожащим голосом повторила я за Даниилом.

Каждое касание сопровождалось чудным словом, я послушно твердила их, надеясь, что Даниил не станет избавляться от меня на глазах у студентов. Слова тот произносил очень медленно, громко и нараспев. Чёрные глаза цепко следили за моими движениями, после каждой точки маг одобрительно кивал. Когда я коснулась колена, он строго изрек:

— А теперь произнесите имя или название того, что вы ищете.

Я выпрямилась, вперив в Даниила пристальный взгляд и громко сказала:

— Труп!

Даниил растерянно моргнул, рот его раскрылся, словно он что-то хотел спросить, но передумал. По залу прокатился испуганный ропот. А вокруг меня заструился чёрный туман. Словно живое существо, он вился вокруг моих рук и ног, стелился по полу и вновь подскакивая к моей голове.

— Что нужно делать теперь? — спросила я у помрачневшего Даниила.

Тот равнодушно пожал плечами.

— Здесь нет того, что вы ищете, иначе заклинание сработало бы. Это глупая шутка, Джо…

— Смотрите! — истерично крикнула студентка в розовом платье. — Оно похоже на стрелку!

Я опустила глаза и с изумлением увидела, как тёмный туман сгустился, обретая форму, действительно похожую на указатель. Сердце замерло, я машинально шагнула в указанном туманом направлении.

— Джо, стойте! — жёстко приказал Даниил, я настороженно покосилась на калеку, тот неуклюже спускался с кафедры, трость его застучала по полу. — Я с вами. А вы оставайтесь в аудитории! — бросил он студентам.

Те возмущённо загалдели. Даниил, не обращая на это внимания, приблизился ко мне, сердце моё забилось быстрее. Я поспешно опустила глаза на стрелку, но той уже не было. Туман то скользил по моим ногам, словно нетерпеливое существо, призывая к движению, то метался к двери. Я боролась с желанием убежать из Академии без оглядки. И от Даниила, и от его заклинаний, и от возможного трупа. Сжав кулаки, я пошагала за чёрным туманным хвостом. Судя по ритмичному постукиванию, Даниил спешил за мной.

Туман струился в сторону двери на лестницу. Неужели всё-таки труп на втором этаже? Но Фёкла видела аудиторию, а их там нет. Или не было в моё время.

— Наверху проводят занятия по теории? — оглянулась я на калеку.

Из дверей аудитории выглядывали любопытные студенты. Двое парней даже непослушно направились за нами. Даниил качнул головой, с трудом переводя дыхание:

— Нет, на втором этаже проводятся лишь практические уроки. И сегодня там никого нет, профилактика.

Я открыла дверь на лестничную площадку и растерянно проследила за движением туманной стрелки.

— А внизу? Есть аудитории?

Даниил не отвечал, я обернулась и вопросительно посмотрела на его побледневшее лицо. Он с трудом кивнул.

— Да, — тихо ответил он, — есть. Факультет истории древнейшей магии, не так давно переделали из старого склада.

Я вздрогнула и затаила дыхание: новый факультет, который организует сам Даниил! Калека приближался, лицо его становилось всё мрачнее. Поодаль за нами небольшой группой следовали студенты. Молодые люди жались к стене, боясь, что их прогонят. Даниил застыл у лестницы.

— Мне не спуститься самостоятельно, а лифт закрыт на ремонт, — сухо сказал он. — Но одну вас я не отпущу.

Я невесело усмехнулась: а я и не пойду одна! Никогда не любила подвалы. Я обернулась и поманила студентов.

— Ребята, помогите-ка!

Парни быстро смекнули, что от них хотят, и втроём подхватили Даниила. На лице того застыло точно такое же выражение, как на морде у Васьки, когда я брала его за шкирку, а тот понимал, что наказание неизбежно. Я нервно рассмеялась, Даниил бросил на меня выразительный взгляд, и я поспешно прикрыла рот ладонью. Студенты толкались и пыхтели, трость стучала по перилам, я поспешила вперёд, стараясь не упустить движение чёрного тумана.

В темноте подвала пахло сыростью, зато было прохладно. Я с трудом различала черноту стрелки и шла вперёд, нащупывая руками влажные стены. Раздался щелчок, и коридор озарил тусклый свет. Даниил стоял на ногах, грозя пальцем студентам.

— Ни шагу дальше. — Дребезжащий голос его прокатился эхом по коридору, я поёжилась. — Это может быть оп-пасно!

От волнения Даниил стал немного заикаться. Я подождала, пока он доковыляет до меня, и мы двинулись за чёрным туманом. Тот суетливо заклубился около высокой двойной двери.

— Это ваша? — глухо уточнила я.

Даниил кивнул, чёрные брови сошлись на переносице, по бледным щекам заходили желваки. Я толкнула двери, руки мои предательски дрожали. В темноте раздавался мерный звук капель, словно протекал кран. В нос ударил запах сырого железа.

— Выключатель сп-права, на уровне… чуть ниже п-плеча, — уже сильно заикаясь, проговорил Даниил.

Я судорожно шарила ладонью по прохладной стене. Сердце моё бешено заколотилось, я уже знала, что сейчас увижу. Яркий свет залил большую аудиторию, посреди которой спиной к входу висел человек. Тёмная дорожка крови перечеркнула штамп на подошве дорогих ботинок. Чёрный туман волчком завертелся вокруг трупа и распался.


Глава 5

— Это я удачно зашёл!

Я вздрогнула и с ужасом уставилась на довольного толстяка в форме.

— Клим? — нервно воскликнула я. — Как быстро полиция работает. Я в восторге, чесслово! Вы на метле, что ли?

Следователь усмехнулся в усы.

— Мётлы — это по вашей части, — хитро сощурился он. И перевёл внимательный взгляд на застывшего на скамье калеку: — Вообще-то, я заехал пообщаться с вами, Даниил. Но вот, не повезло…

— Да уж, не повезло, — мрачно фыркнула я и покосилась на мёртвое тело. — Вот Виктору действительно не повезло!

Клим медленно обошёл труп, внимательно разглядывая безголовое тело со всех сторон.

— А я говорю, — тихо пробормотал он, — как не повезло Даниилу: видимо, в магазинах закончились лампы в виде полумесяца. — И добавил громче: — Впрочем, вас Джо тоже везучей не назовёшь! Очень интересная у вас способность оказываться на месте преступления.

Я передёрнула плечами, губы мои недовольно сжались. Тишину нарушал лишь лёгкий гул за дверью, где собралась практически вся Академия. Щёлкнула по полу капелька крови. Я судорожно сглотнула и осторожно покосилась на калеку. Даниил молча смотрел перед собой, словно его всё происходящее совершенно его не касалось. Бледное лицо его было расслаблено, чёрные глаза пусты, как у Фёклы во время видений. Я облокотилась затылком о стену и, ощущая приятную прохладу, прикрыла горящие веки.

Дверь вновь распахнулась, и из коридора в аудиторию ворвался шум множества возбуждённых голосов, который так же резко прекратился с хлопком двери. Я уставилась на тщедушного субъекта с чёрными кудряшками и широким носом, пытаясь вспомнить, где я его видела. Тот скользнул равнодушным взглядом по трупу, вяло кивнул мне и бросился к Даниилу, чуть ли не падая перед ним на колени.

— Силы Магсквера, какое несчастье! — заголосил он. — Как ты, дружище?

— Всё в п-порядке, Мирон, — внешне спокойно произнёс Даниил. — Но, видимо, открытие новой кафедры п-придётся отложить…

Клим хохотнул, буравя мужчин хитрющим взглядом узких глаз.

— Это уж точно! А вы — завуч Академии, если я не ошибаюсь?

Тот выпрямился и почти бегом направился к Климу, заранее вытягивая руку для рукопожатия.

— Позвольте представиться, Клим, меня зовут Мирон, — скороговоркой произнёс он. — Я действительно завуч Академии Магсквера! Приказывайте, я в вашем полном распоряжении. По указанию высокого начальства, разумеется.

Клим сухо кивнул, проигнорировав протянутую руку Мирона.

— Тогда разгоните зевак и вызовите полицию.

На забавном личике завуча появилось растерянное выражение.

— Но вы уже здесь… — промямлил он.

— Вот именно! — злобно рявкнул Клим. — Здесь только я! Ни инспекторов, ни магоследа! И как мне, по-вашему, вести расследование убийства?

Даже я вздрогнула от его рыка, а маленький человечек так весь затрясся, словно осиновый лист на ветру. Он практически растворился, сразу поспешив исчезнуть из аудитории. Клим пробурчал себе под нос что-то неразборчивое, а я снова покосилась на Даниила. Спина его выпрямилась, плечи приподнялись, словно в ожидании удара в спину, скулы на бледном лице напряглись, взгляд прикован к следователю.

— Магослед п-покажет на меня, — медленно произнёс он. — И вы это знаете.

— Посмотрим, — холодно отозвался Клим.

Я недоумённо посмотрела на калеку.

— Почему на вас?

Даниил медленно повернул голову, зрачки его глаз расширились, губ коснулась горькая усмешка.

— Это же моя кафедра, Джо, — тихо пояснил он. — То есть, должна была стать моей. Теп-перь всё изменится.

— Всё равно не понимаю, — пожала я плечами.

— Джо! — покачал головой Клим. — Я был о вас лучшего мнения. Неужели и вы считаете, что Даниил — обычный калека? Оставьте! Парень творил здесь магию, а значит, магослед покажет на него.

Я подскочила и возмущённо крикнула:

— Но это же неправильно! Он же не убивал Виктора. Когда я пришла в Академию, Даниил вёл занятие. Это могут подтвердить все его студенты! — Я повернулась к калеке. — Ну, что же вы молчите? На вас вешают убийство!

Даниил неожиданно рассмеялся, я вздрогнула и неосознанно отступила. Клим с интересом склонил голову набок, глаза его сузились до мелких щёлок. Смех калеки стих, но губы его всё ещё улыбались.

— У нас не берут показаний, Джо, — нараспев произнёс он, заикания словно и не было. — Поберегите свою пылкую речь для инспектора. Старший следователь пытается вывести меня из себя, чтобы получить чистосердечное признание. А вы и повелись…

Я поперхнулась и закашлялась, в лицо мне бросилась краска. Ать за ногу! Какая же я дура!

— В любом случае, — намерено не обращая внимания на Клима, сказал мне Даниил, — для ареста фактов мало. Они могут задержать меня из-за показаний магоследа. Но ненадолго. Как и в прошлый раз. Все преподаватели проводят практические занятия, это не запрещено законом.

Его спокойствие пугало меня. Чесслово, я сама не понимала, почему верю, что он не убивал. А я верю! Стоит посмотреть в его чёрные глаза, как все сомнения тают. Он невиновен! Клим вразвалочку подошёл ко мне и дружески похлопал горячей ручищей моё плечо.

— Ох уж, эти женщины! — снисходительно произнёс он. — Сначала скрывают улики, потом заявляют об алиби… Что дальше, Джо? Возьмёшь на себя его вину?

— Что?.. — вскрикнула, едва не задохнувшись от возмущения. — Да вы о чём?

Клим протянул руку к Даниилу.

— Позвольте взглянуть на вашу трость!

Тот выглядел слегка растерянным, передавая вещь следователю. У меня закружилась голова, я прижала руку ко рту и опустилась на стул. Клим внимательно разглядывал трость, пальцы его скользили по блестящей поверхности, отмечая все неровности.

— Чёрное дерево, — прокомментировал он и бросил на Даниила быстрый взгляд исподлобья: — По показаниям мисс Лады, из дома её жениха Антона была похищена улика — чёрная щепочка редкой породы дерева. Именно Джо, которая ревностно отстаивает вашу невиновность, и сокрыла эту важную улику от следствия…

Кулаки мои сжались, я снова вскочила и прошипела:

— Да что вы несёте?

Но тут Даниил повернулся ко мне и от его внимательного взгляда слова застряли у меня в горле. На глаза навернулись слёзы, губы задрожали.

— Это несправедливо! — всхлипнула я и уткнулась лицом в ладони. — Я же ничего не скрывала. Просто мою куртку украли…

— Тише, тише, — Клим бережно обнял мои подрагивающие плечи. — Я ничего не расскажу вашему жениху… Как его там? Захару!

От стыда и гнева у меня потемнело перед глазами. Не сдержавшись, я вскрикнула и ударила Клима локтем в толстый живот. Тот согнулся пополам, послышался судорожный вздох.

— Ать за ногу! — прошипела я, едва удерживаясь от желания добавить ему по лоснящейся шее. — Это чмо не мой жених! И вообще, нет у меня женихов!

Раздалось бульканье, я отшатнулась от колыхающегося тела Клима. Может, я ему что-то повредила? Не хватало ещё того, чтобы к висящему трупу добавился лежачий. В панике я оглянулась на Даниила. Тело его немного наклонилось вперёд, рука его оперлась о стол, палец касался губ, тёмный взгляд, казалось, пронзал меня насквозь. Я невольно сжалась и резко отвернулась, пытаясь скрыть краску стыда. Что я творю? Фёкла меня по головке не погладит…

Тем временем бульканье перешло в хохот, Клим тяжело опустился на скамью, толстые пальцы его утирали с лица слёзы, усы его подрагивали. Я неприязненно покосилась на следователя: если бы не он, я бы не выставила себя такой идиоткой! Мне было так неловко, что я готова была спрятаться даже за трупом.

Скрипнула дверь, я благодарно посмотрела на входящих полицейских. Клим поднялся им навстречу, лицо его приняло суровое выражение, усы опустились. Я села на скамью так, чтобы не видеть Даниила. Уши мои пылали, живот сводило. Спектакль Клима был ужасен, но сердита я была на саму себя. Как я могла? Мне же не пятнадцать лет… Я закрыла глаза, зубы мои скрипнули от злости.

Я что-то отвечала младшему следователю, затем диктовала инспектору показания. Меня попросили встать, молодой полицейский поднёс полупрозрачную трубку. Меня проверяли магоследом уже после Даниила, и я с интересом рассматривала синие пятна, которые плавали по стеклянной поверхности. Калека не обладал сильной магией, но всё же она присутствовала. У меня нехорошо засосало под ложечкой: он вполне мог убить всех этих людей… и Дашку. Поверхность магоследа медленно темнела. Губы мои горько скривились. Правильно: я уже лет сто не пользовалась своей силой.

И тут спина моя похолодела. Я вздрогнула и подняла голову, случайно столкнувшись взглядом с Даниилом. Мне показалось, что он посмотрел на меня многозначительно. Лицо моё онемело, руки задрожали. Как это возможно? Я же недавно, под руководством калеки, произнесла заклинание! Оно вызвало тот чёрный вихрь, который и привёл нас в подвал. Но магослед не учуял последствий. Что же это за магия такая?

— Вам плохо? — заботливый голос юноши вывел меня из задумчивости, я с трудом оторвала взгляд от калеки.

— Да, мне плохо, — с надеждой проговорила я и покосилась на тёмное пятно на полу, над которым ещё недавно висел труп. — Меня мутит от вида крови.

— Потерпите, пожалуйста, ещё немного, — улыбнулся он. — Осталось только подписать результаты магоследа, и вы свободны.

Я кивнула, прикрывая глаза рукой, словно не хотела видеть кровь, хотя на самом деле избегала пронзительного взгляда Даниила. Ещё немного, и я провалюсь от стыда сквозь землю! Когда же это, наконец, закончится?

Затрещал телефон, я вздрогнула всем телом и вцепилась в карман брюк. Полицейские разом оглянулись на меня. Смущённо улыбаясь, я скользнула в дальний уголок аудитории и практически залезла под парту.

— Да Андрей! — прошипела я в трубку. — Что тебе? Я не могу говорить…

— Джо! — От крика Фёклы я почти оглохла и потрясла головой: когда же старушка поймёт, что не обязательно так орать на сотовый? — Ты где пропала? Что с тобой?

— Что со мной?! — возмутилась я. — У вас что, склероз? Вы послали меня за трупом! Виктора я нашла, теперь кукую рядом с его безголовым телом в компании вашего разлюбезного Клима, чтоб он подавился три раза!

— Что? — орала Фёкла, я недовольно отстранила трубку, беспокойно покосившись на прислушивающихся полицейских. — Какой труп? Ты о чём? Виктор сейчас сидит у нас в холле, мы ждём только тебя! Куда ты спрятала договор? Джо!

Я подскочила на месте, больно ударилась плечом о парту, уронила сотовый. Молодой полицейский сочувственно улыбнулся мне с той стороны аудитории. Я виновато пожала плечами и опустилась на карачки, шаря в поисках трубки. Рука моя наткнулась на что-то мягкое и склизкое. Я брезгливо отдёрнула руку и посмотрела на испачканные пальцы, в нос ударил запах крови. В глазах потемнело, ноги стали словно ватные, из горла вырвался крик:

— Голова! Его голова!

Послышался топот ног, сильные руки вытащили меня из-под парты, я держала окровавленную руку вытянутой как можно дальше от себя, живот скрутило.

— Идиоты! — яростно орал Клим. — Почему не осмотрели аудиторию?

Он схватил меня и практически за шиворот потащил в сторону. Я тяжело дышала, не сопротивлялась и старалась не думать, где только что копалась моя рука. Дурнота подкатывала волнами, унося шум. Кто-то вытер мои пальцы, под нос что-то совали. Резкий запах нашатыря заставил меня отпрянуть. Я вскочила и посмотрела в сторону Даниила, но того не было в аудитории. Может, его уже увезли в участок. Раздался рык Клима:

— Это не Виктор! Немедленно выяснить, кто это!

— Мисс, — обратился ко мне тот молоденький полицейский, лицо его было бледным и серьёзным. — Я вызвал вам такси. Пойдёмте, я провожу…

На улице я поблагодарила парня и шатающейся походкой направилась к канареечно-жёлтой машине, которая притулилась между синим полицейским фургончиком и машиной скорой помощи. Но после двух шагов перед глазами снова потемнело, тошнота снова подкатилась к горлу, меня вырвало. Из машины высунулась голова шофёра.

— Мисс, скорая помощь чуть правее, — крикнул он. — Беленькая такая…

— Юморист, ать за ногу, — прохрипела я.

Вечерний ветерок обдал меня свежестью, глаза сфокусировались на группе молодых людей, которые переговаривались около двухцветного автомобиля. Они насмешливо косились на меня и посмеивались. Я нахмурилась и поспешно залезла в такси. Таксист развернулся, чайные глаза его излучали живейший интерес, а губы кривились, обнажая неровные зубы.

— Так это вы вызвали такси? — уточнил он.

— Нет, это полиция. Но для меня, — недовольно буркнула я. — И мне, судя по всему, попалось самое доброжелательное такси во всём Магсквере!

— Прошу прощения, мисс, — виновато стушевался водитель. — Просто вызов принял именно я, потому что иногда подвожу из Академии своего друга примерно в это же время. Понимаете, он калека…

— Даниил? — насторожилась я и тут вспомнила парня. Точнее, его зубы на фото из выпускного альбома. — Так вы — Иван?

Водитель нахмурил белесые брови.

— Мы знакомы? Простите, мисс, я бы вас запомнил… — он выразительно покосился на мою выдающуюся часть тела.

Я скрестила руки на груди и откинулась на сидении.

— Нет, не знакомы, — сквозь зубы процедила я. — Но моя начальница очень хочет с вами познакомиться.

К нам от здания Академии направлялся полицейский, знаками он показывал на выезд, чтобы такси освободило проезд чёрному фургону.

— Что за начальница? — равнодушно спросил Иван, узкая рука его передёрнула рычаг, левая крутанула руль, такси двинулось, шурша гравием.

Я мстительно назвала адрес Фёклы, и он заметно побледнел. Я усмехнулась: мало кто из таксистов не осведомлён, чей это дом. Удача под вечер всё же улыбнулась, и я привезу старушке подарочек!

Огни Академии остались позади, за окнами значительно потемнело, в такси тихо звучал джаз. Я подвигала гудящими стопами, мечтая поскорее скинуть кеды. Это был жутко длинный день.

— А правда, что ведьма Фёкла держит магических кошек? — робко нарушил молчание Иван.

Я поймала его взгляд в зеркале заднего вида и устало кивнула. Зевнув, я добавила:

— Да, эти твари достают меня с утра… и до утра!

— Хотелось бы посмотреть, — мечтательно пробормотал таксист.

Я отмахнулась:

— Да чего там смотреть? Обычные кошки. То наглые и шкодливые, то ленивые обжоры. Мелкие комки шерсти…

— Вы не любите кошек? — поднял Иван светлые брови.

— Не умею готовить, — фыркнула я. — Да и не ем я мяса. По мне, так собаки лучше.

— Чем же? — ревниво спросил он.

Я пожала плечами и надула щёки, собираясь с мыслями.

— Их хоть потискать можно как следует! А кошку придушить боишься. Собаки верные, добрые и преданные! И они простые: посмотришь в глаза, и всё понимаешь. А от кошки всегда каверзы какой-нибудь ждёшь, даже когда она довольна и вроде улыбается…

— Я вас прекрасно понимаю, мисс! — вдруг расхохотался Иван. — У меня так же с женщинами!

Я хмыкнула и покосилась на водителя.

— Вы сказали, что часто подвозили из Академии Даниила, — осторожно напомнила я. — Но куда? Ведь его квартира в академквартале…

Фривольная улыбка растаяла на лице Ивана, в уголках губ залегли упрямые складки, взгляд сделался колючим.

— Понятия не имею, — грубо ответил он. — Мне называют адрес, я везу.

Я равнодушно пожала плечами, словно и не заметила перемены в его настроении, и посмотрела в окно. Темноту дороги протыкали жёлтые столбы от света фонарей, за ними чернели очертания деревьев. В массе листвы порой вспыхивали светлячки зажжённых окон невидимых в ночи домов. Скрипнули тормоза, я невольно качнулась.

— Алмазная семь, — тусклым голосом произнёс Иван. — С вас триста восемьдесят…

* * *

В залитом светом холле было тихо, диван пустовал. Я заглянула в кухню, но и там никого не оказалось. Иван мрачно топтался у порога, на лице его было смятение, сменяющееся порой решимостью. Как бы не свалил!

— Мисс Фёкла! — крикнула я.

На лестнице послышались быстрые шаги, я увидела Андрея. Губы его кривила растерянная улыбка, глаза взволнованно сверкали.

— Джо! — с облегчением воскликнул он. — Ну, наконец-то! Иди скорее сюда!

Я с сомнением оглянулась на таксиста.

— Не могу, — поспешно произнесла я, многозначительно подмигивая Андрею. — Со мной гость!

— Джо…

Услышала я слабый голосок Мисс Фёклы, и сердце моё ёкнуло.

— Да что опять натворили эти проклятые кошки? — зашипела я и, махнув на всё рукой, метнулась к лестнице, по пути закатывая рукава. — Опять Васька поди! Шкуру спущу, чесслово!

— Магокошки? — замирающим голосом произнёс Иван, глаза его забегали, руки задёргались. — А мне можно посмотреть?

За мной послышались быстрые шаги. Я же бежала по лестнице, перескакивая через несколько ступенек сразу. Андрей прижался к перилам, пропуская нас, а потом сразу же спустился вниз. Мысль о его паническом бегстве мгновенно улетучилось у меня из головы, стоило мне узреть кошачью комнату. Все, без исключения, кошки стояли, выгнув спины, и издавали угрожающее урчание. Морды обращены в сторону стены. У окна, в щёлке между дверью и косяком, испуганно выглядывала мисс Фёкла.

— Джо, — простонала она.

Кажется, старушка в порядке, хотя и изрядно напугана. Я вздохнула с некоторым облегчением и посмотрела, на что же так уставились коты. В тёмном углу, прикрывшись искромсанными подушками, съёжился человек. Ткань его некогда безупречного костюма топорщилась рваными лоскутами, бледное лицо сплошь покрыто красными полосами, кое-где виднелась кровь.

— Виктор? — удивлённо воскликнула я. — Что вы здесь делаете?

— Да я просто посмотреть хотел, — дрожащим голосом произнёс бизнесмаг. — А эти твари…

Кошки заурчали громче, Васька издал грозный «мявк», я прикрикнула:

— Стоять! То есть — гав!

Но, к удивлению моему, кошки не послушались. Васька медленно, выгнув спину мостом и прижав уши к самой голове, боком приближался к жертве. Виктор издал сдавленный крик ужаса и закрыл голову исцарапанными руками.

— Васька!

Я попыталась перехватить кота, но тот ловко проскользнул между моими руками, перескочил через рыжую кошку и бросился на Виктора. От лестницы к нему метнулся Иван.

— Назад! — крикнула я таксисту, который безрассудно решил вступить в бой с магическим котом.

Но Иван и ухом не повёл. Он ловко перехватил Ваську за длинное тело и прижал к груди. Я зажмурилась от ужаса. Сейчас будет два трупа! Васька разберётся с наглецом, а потом закончит с Виктором, чьё глупое любопытство привело магических котов в состояние войны. Но новых криков не последовало. И даже урчание стихло. Я осторожно приоткрыла один глаз. Иван сидел на полу, рука его поглаживала блестящую шёрстку Василия, под локоть его маниакально лезла пятнистая Тоська. Остальные кошки также медленно брели к таксисту. Они покачивались и выглядели так, словно до икоты объелись кошачьей мяты. Дом, казалось, даже сотрясался от растущего мурчания. Фёкла осторожно вышла из укрытия.

— Не может быть! — умильно покачала она головой. — Настоящий зоомаг!

Виктор медленно опустил руки, которыми прикрывал голову, и уставился на таксиста, которому кошки даже на голову залезли.

— Ваня?

— Привет, Витёк, — кивнул ему Иван.

* * *

Виктор держал бокал с виски двумя руками, пальцы его белели от множества пластырей, на лице практически татуировка из йода. Андрей придирчиво разглядывал своё творчество, всё ещё касаясь кое-где царапин ватной палочкой.

На диване, в окружении довольных кошек, восседал Иван. Лица его ни на секунду не покидала улыбка, кривые зубы сверкали в свете ламп, чайные глаза щурились почти так же, как у Васьки, который вальяжно разлёгся на коленях таксиста.

— А ты всё ещё таксуешь? — высокомерно уточнил Виктор, отодвигая в сторону палочку с йодом.

Иван равнодушно пожал плечами.

— По специальности мне в Магсквере работы не найти, а уехать я не могу, — ответил он. — Зато ты, я смотрю, в шоколаде! Жаль, что мне не досталось бизнесмагии…

— Что вы! — уважительно воскликнула Фёкла, не сводя с таксиста восхищённого взгляда. — Ваш дар намного дороже! Он редкий и высокооплачиваемый. Но в городе действительно не востребованный. Почему же вы не можете уехать?

— Из-за матери, — губ Ивана коснулась горькая улыбка. — Она не подпускает к себе никого, кроме меня, а перевозить её опасно.

Я стояла, прислонившись к стене, на душе скребли кошки. Ох, уж эти магокошки! Они меня не послушались. И если бы не Иван, Виктор пострадал бы гораздо сильнее. Эх, лучше бы его разорвали! А я ведь сама привезла в дом зоомага. Сама подвела себя под увольнение. Зубы мои заныли, плечи опустились, я ревниво покосилась на чёрного кошака. Предатель…

— Джо!

Я вздрогнула и вопросительно посмотрела на Фёклу, старушка развела руками, словно извиняясь. Я понимающе усмехнулась: сейчас мне сообщат, что в услугах моих больше не нуждаются! И переломанная жизнь бывшей метловой гонщицы ещё раз развернётся!

— Так где же договор? — строго спросила Фёкла. Я непонимающе приподняла брови. Мисс произнесла медленно, по слогам: — До-го-вор!

— А! — поняла я. — Вам нужен договор с членами клуба «Два меча»?

— Воистину! — воскликнула Фёкла, воздев руки к потолку. — Ты о чём так замечталась, Джо? О жареных пирожках?

Я сглотнула, понимая, что действительно голодна, как зверь. Тоскливо посмотрела в сторону кухни и направилась в кабинет. Куда же я его закинула? Эх, всё моя неаккуратность! Ещё один повод меня уволить. Ать за ногу! Где этот проклятый договор?

Бумаги я нашла в приоткрытом старом сейфе. Облегчённо вздохнув, я подняла их и нервно вздрогнула. В самом углу железного ящика испуганно сжался маленький серый комочек. Новенький? Что он тут делает? Почему не кайфует в объятиях зоомага, как остальные? Котёнок зашипел, когда я попыталась вытащить его из сейфа. Я махнула на упрямца рукой и вернулась в холл. Иван всё так же балдел в компании магических котов. Вот уж точно, обожает их! Виктор одним глотком допил виски, бокал звякнул о стол. Затем бизнесмаг подошёл ко мне и нетерпеливо потянул за листы.

— Вы не против, если я ознакомлюсь? — ворчливо спросил он.

Я разжала пальцы и сдавленно зевнула.

— Да пожалуйста.

Взгляд Виктора заскользил по строчкам, а Фёкла произнесла, словно невзначай:

— Кстати, Джо! А почему ты решила, что Виктор погиб?

Бизнесмаг вздрогнул, листы посыпались из его ослабевших пальцев, я бросилась собирать их. Виктор круто развернулся на каблуках, я покосилась на его шикарные ботинки, стараясь разглядеть подошву, точнее — штамп на ней.

— Что вы сказали? — испуганно воскликнул бизнесмаг.

— Ох, прошу прощения, — Фёкла покачала головой, но на лице старушки не было и тени раскаяния. — Джо обнаружила труп в Академии и решила, что он ваш.

Краски, за исключением йодной сетки, исчезли с лица Виктора. Он бросил на меня затравленный взгляд. Я поднялась, поправляя пачку листов.

— Да, но я ошиблась, — медленно произнесла я, не отрывая взгляда от его исцарапанного лица. — На трупе был костюм, очень похожий на тот, в котором вы были на общей встрече. И ботинки, — Я положила договор на столик и с интересом склонилась к ногам Виктора. — Позвольте, я посмотрю подошву…

— Нет! — он отшатнулся так, словно я, поигрывая ножом, предложила посмотреть, что у него в животе.

— Если вы хотите, чтобы мы помогли сохранить вашу голову, — строго сказала Фёкла, — то вам тоже придётся нам помогать! Покажите Джо то, что её интересует.

Виктор застыл, по исполосованным щекам заходили желваки, взгляд метнулся к заинтригованному Ивану.

— Пообещайте, что это останется в тайне, — тихо произнёс он. — Иначе, это может отразиться на моём бизнесе. — Он горько усмехнулся: — И я не смогу оплатить ваши услуги!

— Если я права, — сухо произнесла Фёкла, — вы и сейчас не сможете их оплатить.

Виктор вздрогнул и сжался, а я поспешно выпрямилась. Судя по поведению мужчины, мне уже не требовалось проверять подошву его ботинок. Но если Фёкла права, то зачем она попросила принести договор? Я выразительно посмотрела на старушку и высоко подняла брови, чтобы та точно догадалась. Губ Фёклы коснулась лёгкая усмешка.

— А что же, по лицу не было понятно, что это не Виктор? — громко спросила она.

Я сжала губы, стараясь не улыбнуться: понятно, что Фёкла намерено запугивает бизнесмага. Но зачем, если тот неплатежеспособен? Я повернулась к мужчине и чётко произнесла:

— Потому что у трупа лица не было, как и головы. Я и решила, что это Виктор… Впрочем, как и старший следователь Клим. И даже ваш старый друг Даниил, которого задержала полиция. Но потом я нашла голову…

Тут я вспомнила, как это случилась, и невольно содрогнулась, взгляд мой упал на руку, пальцы пошевелились, словно стирая несуществующую кровь.

— Уже известно, кто это? — сочувственно спросила Фёкла. Я отрицательно качнула головой. Старушка перевела взгляд на Виктора: — Что же, зато нам известно, что это не вы.

— Я подпишу договор, — глухо произнёс Виктор, Фёкла довольно улыбнулась. Покусывая губы, бизнесмаг тихо добавил: — Могу я попросить у вас рассрочку платежа?

— Разумеется, — холодно ответила Фёкла. — Полгода вас устроит? Вносить равными долями ежемесячно.

— И без процентов, — Виктор поднял глаза, старушка согласно кивнула.

Бизнесмаг резко склонился над столиком, отрывисто подписал договор и опрометью вылетел из дома. Я удовлетворённо кивнула, разглядев-таки на подошве его ботинок тёмный прямоугольник.

Фёкла повернулась к зоомагу:

— А теперь с вами…

— У меня нет денег, — простодушно улыбнулся он. — От слова «совсем»!

— Зато у меня есть к вам предложение, — ничуть не смутившись, проговорила Фёкла. — Я предлагаю вам работу!

Сердце моё облилось кровью, из горла невольно вырвался стон. Фёкла коротко взглянула на меня и снова обратилась к Ивану:

— Вы подпишете договор, а я буду вычитать из вашего жалования… ну, допустим, половину, в счёт погашения долга.

Иван склонился к столику, потревоженный Васька недовольно заворочался на его коленях. Брови зоомага полезли вверх. Он присвистнул.

— Чтобы отработать такую сумму, я должен пахать на вас как минимум девять жизней!

— Достаточно одной, — рассмеялась Фёкла и тут же строго продолжила: — Той, которая сейчас под угрозой. Или же вы не боитесь?

Иван невесело усмехнулся:

— Я же не дурак! Конечно, боюсь. Но работник из меня… — Он поморщился. — Вы уже знаете о моей матери. Ей постоянно нужен уход, причём, она может меня вызвать и днём, и ночью. Таксовать — единственное, что я могу себе позволить.

— У вас будет свободный график, — спокойно сказала Фёкла.

Я перевела на Ивана взгляд, полный ненависти, губы мои кривились от горечи. Тот потёр нос, поднял глаза к потолку и нахмурился.

— А что конкретно я буду делать? — уточнил он.

Фёкла ласково улыбнулась и кивнула на кошек:

— Ваша работа — забота о них!

Лицо Ивана вытянулось, глаза сверкнули.

— Заботиться о магических кошках? — воскликнул он тоном голодного ребёнка, которого бесплатно приглашали в кондитерский отдел. — Правда? А что ещё?

Фёкла постучала указательным пальцем себя по подбородку и поцокала языком.

— Ну, — протянула она, — наверное, иногда потребуются ваши водительские умения. Возможно, ещё какие-то несложные услуги… А ещё я предлагаю вам бесплатное питание и проживание.

Я бессильно заскрежетала зубами, а Иван выглядел потрясённым. На шее его судорожно дёрнулся кадык, зоомаг хрипло произнёс:

— Тогда я согласен… разумеется, согласен! Спасибо…

Фёкла кивнула на столик:

— Подпишите договор!

Иван медленно обхватил ручку дрожащими пальцами, затем тщательно вывел на листе свою подпись. Старушка одобрительно улыбнулась и сказала:

— И вот вам первое задание: отвезите Джо!

Я зло крикнула:

— Уже?!

Лицо Фёклы растерянно вытянулось, губа дрогнула.

— Джо? Что с тобой?

— Ать за ногу! — пробурчала я, борясь со слезами. — Ладно, я уйду. Сейчас вещи соберу…

— Куда собралась? — сурово уточнила Фёкла, встревоженно приподнимаясь с кресла.

— Понятия не имею, — обиженно выкрикнула я. — Чесслово, можно было бы подождать и до утра! Или вам так не терпится от меня избавиться?

Фёкла посмотрела на меня, как на тяжелобольного ребёнка, и медленно опустилась обратно в своё кресло.

— Джо, ты с ума меня сведёшь! — осуждающе покачала она головой. — Что ты себе напридумывала? Я не собиралась избавляться от тебя! Я решила, что раз ты приехала на такси, то скутер твой остался в академквартале…

— Ну да, — непонимающе моргнула я. — Он там.

Фёкла хитро сощурилась и поманила меня пальцем, я направилась к её креслу.

— Нельзя оставлять его там, — многозначительно произнесла она. — Понимаешь? Утром вернутся… студенты. Мало ли что они сделают с твоим скутером…

— Старая мисс права, — неожиданно подал голос Иван, а Фёкла сморщилась так, словно у неё резко заболели зубы. Я тихо хихикнула, не удержавшись: зоомаг в первый же рабочий день наступил на любимую мозоль Фёклы! — Украдут! Точно украдут.

Фёкла покачала головой и дёрнула меня за ворот футболки:

— Вот-вот! И возьми с собой Грыза…

И тут до меня дошло. По спине прокатился холод, я невольно отшатнулась и прижала ладонь ко рту. Фёкла медленно кивнула и отпустила мою одежду. Я нервно хихикнула и посмотрела на мисс так, словно она отправляла меня на подсудное дело. Впрочем, так ведь оно и есть. Не зря же нужно взять с собой кота, способного проникнуть почти в любое помещение. Старушка желает, чтобы я обшарила квартиру Даниила, пока тот задержан!

— Мисс, но я просто без сил, — простонала я, не испытывая ни малейшего желания проникать в чужую квартиру. — У меня был чудовищно длинный и сложный день!

— Джо, — проникновенно ответила Фёкла, — пойми, что другого случая может и не быть!

— Да-да, — поддакнул Иван. — Свистнут ваш скутер, и поминай, как звали… Если он ещё на месте!

— Скорее всего, на месте, — уныло произнесла я, сдаваясь. — Там столько полиции… Думаю, мисс Фёкла права, время до утра у меня есть. Иван, подождите меня в машине, пожалуйста. Я переоденусь и возьму Грыза прогуляться.

— А Грыз — это кто? — с интересом уточнил Иван.

И тут в ответ на его голос сверху послышался топот. Огромный мейкун скакал по лестнице с таким видом, словно его ждала свежатинка. Я в ужасе передёрнула плечами, а лицо Ивана осветилось самой счастливой улыбкой на свете.

— Какой красавец! — восхитился он. — Можно я его возьму?

Васька ревниво подскочил и, дёргая хвостом, спрыгнул с дивана. Следом за ним потянулись и остальные кошки. Я изумлённо покачала головой: вот уж действительно талант! Хорошо, что я не обладаю такой магией. Вот парень обожает кошек, я же их только терплю. И мисс права, пусть зоомаг с ними и возится. Меня же не увольняют, что очень радует.

Иван просительно смотрел на меня, даже дыхание затаил. Я снисходительно кивнула и направилась в свою комнату. Прикрыв дверь, облегчённо вздохнула и потянула дверцу шкафа. На пол полетели грязные брюки и футболка. Я заметила на ткани багровые точки и поморщилась: эту одежду тоже придётся выбросить! Чёрные футболки кончились, — то есть чистые и чёрные, — так что я натянула домашнюю тунику и леггинсы. Для ночной вылазки сойдёт!

Фёкла поджидала меня в опустевшем холле.

— Джо! — старушка метнулась ко мне и схватила меня за руки. — Пока ничего не говори Ивану! Как и другие члены клуба, я всё ещё считаю, что он под подозрением. Если он не убийца, то мы обрели прекрасного работника. А если убийца…

— То наши магокошки помогут расправиться ему с остальными, — мрачно рассмеялась я. — И с нами заодно. А вы рисковая, мисс!

— Глупо было бы упустить зоомага! — упрямо пробормотала Фёкла. — Да ещё практически за бесплатно.

— Это довод, — кивнула я и вытянулась в струнку: — Ладно, отправляюсь на дело. Если что, прощайте!

Фёкла иронично покачала головой, с которой почти сполз фиолетовый платочек, обнажив белоснежные локоны.

— Ох, Джо, — сварливо ответила она. — Вечно ты сгущаешь краски. Клим говорил, что в первый раз Даниила продержали сутки. Не думаю, что писателя отпустят раньше, чем начнётся новый рабочий день. Полицейские тоже люди и по ночам хотят спать.

— Удивляюсь я на вас, мисс, — иронично хмыкнула я. — Полицейских вы не любите, но даёте им право на отдых. А я тем временем…

— А ты тем временем получаешь не только пищу и кров, — строго проговорила Фёкла, — но и десять процентов от дохода! К тому же, Джо, ты сама уговаривала меня взяться за это дело. Я исполняю свою часть работы, а ты, будь добра, делай свою!

— И поворчать нельзя, — пробормотала я, поспешно запихала в сумку Захара испачканные кровью вещи, и выскочила в ночь.

* * *

Тишину квартала Академии нарушал лишь стук моего сердца, мне казалось, что его слышит даже Грыз, который важно шагал впереди. Жёлтый скутер остался у обочины, тоскливо припав к сочной траве. Иван давно уехал, но я ещё долго делала вид, что занимаюсь починкой скутера, чтобы убедиться в отсутствии зрителей.

И сейчас мейкуну предстояло первое испытание — вскрытие домофона в доме Даниила. Котяра лениво прыгнул в открытое окно прямо с земли и беззвучно исчез. Через несколько минут томительного ожидания домофон пискнул, и я тут же дёрнула за ручку двери. Грыз недовольно хлопал хвостом по грязному полу.

— Ничего, — прошептала я и тихо хихикнула. — Новый работник тебя отмоет! Ваня ещё не в курсе, какое это занимательное занятие…

Грыз что-то проурчал и быстро помчался верх по трём ступенькам. Я поднималась следом, взгляд заскользил по обшарпанным дверям в поисках номеров. На этой ничего, тут мелом выведено непристойное слово. Свет фонаря резанул глаза из маленького подъездного оконца. Как же понять, какая из квартир — Даниила?

Я на что-то наступила, Грыз недовольно уткнулся мордой в моё колено и выдернул хвост из-под моей ноги. Я невольно покачнулась и ухватилась за доски, которыми была заколочена одна из дверей на площадке. Шикнула на кота, который многозначительно потёрся боком о соседнюю дверь. Блестящие глаза Грыза посмотрели на меня, лапа его поскребла старый коврик у входа. Видимо, это та самая квартира.

Я несколько раз стукнула костяшками пальцев по шершавой поверхности. Тишина. Посмотрела на мейкуна, тот обнюхивал порог. Грыз поднялся на задние лапы, нос его, влажно блестевший при тусклом свете, ткнулся в замочную скважину. Щелчка я не услышала, только протяжно заскрипела дверь. Сердце моё застучало чаще, вытянутая рука провалилась в темноту квартиры. Грыз коснулся моей ноги пушистым хвостом и тихо скользнул вниз по лестнице, считая свою миссию выполненной. Я пожала плечами: или подождёт или сам доберётся домой!

Темнота чужой квартиры показалось мне бархатной, пахло травами и мужским одеколоном. Я шла вперёд, ведя перед собой руками. Пальцы наткнулись на что-то длинное и скользкое, это нечто покачнулось, раздался шум падения. Я пожалела, что не захватила фонарик. Придётся включать свет.

Я шагнула назад и наткнулась бедром на острый угол, взвыла от боли, по полу, звеня, прокатилось нечто стеклянное. Ать за ногу! Где этот выключатель? Пальцы судорожно шарили по стене, щёлкнул тумблер, я сощурилась от желтоватого света, который залил небольшую прихожую. На полосатом коврике валялся длинный чёрный зонт, около тумбы на боку лежала толстостенная ваза. Я облегчённо вздохнула: ничего не разбилось!

Я поставила зонт в угол, подняла вазу и потёрла ушибленное место. На вешалке у входа висел тёмный плащ, я быстро обшарила его. Но в карманах было пусто, и я не узнала о владельце квартиры ничего, кроме того, что тот пользуется приятным парфюмом.

В тумбе обнаружились лишь старые, исписанные мелким неразборчивым почерком жёлтые листы бумаги да потрёпанные книги. В верхнем ящичке несколько абсолютно одинаковых чёрных перчаток. По коже рук пробежались мурашки: такие носит Даниил на изувеченной руке. Мейкун не ошибся с выбором квартиры.

Я осмотрела всю прихожую: ничего интересного. Толкнула белую дверь с мутными стеклянными вставками, справа нашёлся выключатель. Мебели в комнате было мало. Я недоумённо посмотрела на ровное, без единой складочки покрывало. Как калека мог так тщательно заправить кровать?

На одном столе ровными стопками возвышались ряды книг, второй завален тетрадями и письменными принадлежностями. Деревянный стул с выцветшим тканевым сидением словно поджидал своего хозяина, ещё один, точно такой же, стоял в углу. Ни ноутбука, ни телефона, никаких украшений или картин. Даже зеркала не было! Выходит, та ваза в прихожей — единственный предмет роскоши.

Даниил не привирал, когда говорил, что живёт по средствам. Я невесело усмехнулась: примерно так и представляла жильё преподавателей. Только вот аккуратность Даниила показалась мне подозрительной. Ни носков на полу, ни вещей на спинках стульев…

— Настоящий книжный червь! — проговорила я, касаясь корешков разноцветных учебников. — Ничего интересного…

— Вы всё же решили провести у меня инвентаризацию, Джо?

От его тихого голоса моё тело сжалось, а сердце подскочило к горлу. Я резко развернулась и встретилась взглядом с Даниилом. Калека прислонился к косяку, рука его опиралась на тонкую сучковатую палку.

* * *

Чашка обжигала мне пальцы, я осторожно поставила её на стол. Взгляд мой скользнул по вороху бумаг и задержался на тёмном прямоугольнике окна. Из открытой форточки веяло влажной прохладой. Я услышала, как Даниил шумно хлебнул чая, и невольно улыбнулась. Но посмотреть на калеку так и не решилась. Нога моя нервно подрагивала, руки то теребили низ туники, то трогали горячий фарфор чашки. Молчание становилось невыносимым. Я покачала головой, губы мои поджались, по спине прокатилась волна жара.

— Долго вас полиция мурыжила? — с трудом выдавила я.

— Меньше, чем вы рассчитывали, — неопределённо усмехнулся Даниил.

Я вперила взгляд в пол, ощущая, как щёки вновь заливает краска.

— Я же попросила прощения, — буркнула я. — И вы вроде приняли мои извинения.

Я искоса посмотрела на улыбающегося мужчину. Его чёрные глаза таинственно сверкали, лицо в свете лампы казалось высеченным из драгоценной слоновой кости. Дыхание моё перехватило, я вновь потупилась, пальцы ухватились за чашку, словно это руки утопающего вцепились в спасительную соломинку.

— Принял, — наконец промолвил он.

Пауза снова затягивалась, я глубоко вздохнула и решилась задать вопрос:

— Полиция выяснила личность трупа?

Губы Даниила скривились в усмешке, глаза холодно сверкнули.

— Мне они не докладывали.

— Да, конечно, — стушевалась я. — Но хоть что-то вы слышали?.. Что могло бы помочь нашему расследованию.

— Я не участвую в вашем расследовании, мисс…

— Джо! — воскликнула я, пунцовея. И тише добавила: — Я же просила.

— Тогда разговаривайте со мной, как с нормальным человеком, Джо! — неожиданно рявкнул он низким голосом. Тело калеки наклонилось, зрачки расширились, пальцы здоровой руки, обхватывающие чашку, побелели. — Или вы тоже видите перед собой жалкого калеку?

Тело моё затрепетало, на глаза навернулись слёзы, я вскочила и неожиданно для себя обняла мужчину. По моей шее скользнули его волосы, грудь всколыхнулась от прикосновения к его щеке. Чашка Даниила звякнула о стол, сам он посмотрел внимательно на меня. Я мгновенно утонула в тёмном омуте его необыкновенных глаз. Провела пальцами по его щеке, ощущая приятное покалывание от лёгкой щетины. Дыхание перехватило, мысли в голове скакали, словно белки. Что я делаю? Как он отреагирует? Я точно сошла с ума. Нет, плевать!

Я зажмурилась от ужаса и удовольствия и прильнула ртом к его прохладным губам. Сердце замерло в груди, в ушах зазвенело. Я вложила в поцелуй всю нежность, на которую только была способна. Мне хотелось, чтобы он всё понял без слов. Понял, что я верю в его невиновность. И что мне всё равно, что он — калека. Потому что он — удивительный!

В какой-то момент я вдруг осознала, что он не отвечает. Спина мгновенно заледенела. Ать за ногу! Хорошо же я выгляжу со стороны: влезла в квартиру к мужику да ещё и вешаюсь ему на шею. Стало горько и стыдно, я медленно отстранилась. Щёки мои словно накачали анестезией, а в горле застрял комок. Только бы не разреветься!

Я бросила на Даниила злой взгляд.

— Похоже, мне опять придётся просить прощения, — медленно произнесла я, стараясь сдержать боль в голосе. — Чесслово, я не собиралась набрасываться на вас, как-то так получилось… Видимо, день выдался особо неудачным.

Даниил внимательно наблюдал за мной, я невольно поёжилась от его тёмного пронизывающего взгляда.

— Ты хочешь меня? — спокойно спросил он.

Краска бросилась мне в лицо, живот словно сжался в комок, перед глазами всё поплыло. Я ощутила себя такой униженной, словно внезапно оказалась голой на сцене. Я не знала, что ответить, не знала, как вообще выкрутиться из этой ситуации. Даниил неожиданно потянул меня за тунику, я пошатнулась и едва не свалилась на него. Рука мужчины обхватила мой подбородок, губы жёстко накрыли мой рот. Он целовал меня так, словно наказывал за что-то, но мне было всё равно. Мысли разбежались, глаза смежились…

Даниил резко отодвинул меня, тело его выпрямилось, он самостоятельно прошёл пару шагов до кровати и откинулся на спину. Я, словно заворожённая, двинулась за ним и смущённо присела на кровати. Почему-то я не могла оторвать взгляда от чашек на столе. Даниил провёл рукой по моей спине, я закрыла глаза, всем телом впитывая нехитрую ласку.

— Раздевайся, — ровно произнёс он.

Дрожащими руками я стянула тунику и расстегнула лифчик. Даниил потянул меня за руку, и я послушно легла на мужчину. Всё это было как-то неправильно, странно. В животе у меня сжался ледяной комок, в голове пульсировала острая боль. Даниил нашарил мои губы, жадно втягивая в себя, рука его сжала мою грудь. Я вздрогнула: зачем я это делаю?

Рука мужчины надавила на моё плечо, я послушно опустилась. Руки мои расстегнули брюки, я еле могла дышать. Пряный аромат, исходящий от мужского тела затуманил мой разум. Пахло так, словно Даниил ежедневно купался в каком-то дивном озере, которое окружали целебные травы.

— Иди ко мне, — хрипло прошептал он.

Я, оставляя влажную дорожку поцелуев на его теле, поднялась к лицу Даниила и несмело взглянула в омут его тёмных глаз. Холода там не было и в помине, взгляд его казался бархатным. Из приоткрытых губ вылетало рваное дыхание. В груди моей дрогнуло, по животу растеклось тепло, я невольно засмеялась, прикасаясь к его губам. Даниил нетерпеливо обхватил меня за талию, направляя моё тело. И я отдалась движению, позволяя волнам удовольствия уносить меня в иные измерения, где царило лишь тепло его тела, пряный запах и требовательные губы.

* * *

Я лежала, уставившись в белый потолок. Моё тело подрагивало под тонким одеялом, но отнюдь не от прохлады. Даниил перевернулся во сне, его губы уткнулись в моё плечо, дыхание обожгло кожу. Сердце моё затрепетало, мысли в голове спутались. Я не понимала, как пошла на такое. Спазмы стыда сменялись волнами счастья. По потолку плыли разноцветные пятна, в ушах шумело.

В груди больно кольнуло от воспоминания, как Даниил после секса сразу поднялся и проковылял в ванную. А я в смятении сидела на кровати, прижимая тунику к обнажённой груди. Казалось, что раковина его души, едва приоткрывшись, тут же захлопнулась. Возникли мысли о постыдном побеге, но убежать я не успела. Даниил вернулся, безапелляционно накрыл меня одеялом и, поцеловав в щёку, пожелал спокойной ночи. Я лежала без движения до тех пор, пока не услышала его сонное дыхание.

Время тянулось, а сон всё не приходил ко мне. Я невольно покосилась на руку, затянутую в чёрную перчатку, и приподнялась.

— Даня, — позвала я, осторожно поглядывая на бледное лицо Даниила.

Веки его подрагивали, под густыми ресницами залегли тени так, что не было понятно, спит он или подсматривает. Любопытство пересилило, я протянула руку и коснулась чёрной ткани. Даниил не шевельнулся, на лице его не пробежало и тени. Я смелее потянула ткань, открывая взору тёмную чешуйчатую кожу. По спине поползли мурашки: словно змеиная! Если верить Антону, та была нечувствительна.

Неудержимо захотелось проверить это. Я осторожно выскользнула из-под одеяла и крадучись приблизилась к столу. Яркая луна освещала его поверхность не хуже лампы. В толстой коричневой тетради белел пушистый кончик пёрышка. Я весело улыбнулась: отличная возможность пощекотать Даниила! И если змеиная его кожа действительно окажется нечувствительной, можно продолжить с более нежными участками… А то спать он завалился!

Я мечтательно улыбнулась и медленно потянула пёрышко, которое оказалось украшением на ручке для письма. Тетрадь неожиданно соскользнула с пачки бумаг, в тишине комнаты звук шлепка показался мне громом. Я вздрогнула и развернулась к кровати, но Даниил не пошевелился, дыхание его было ровным. Какой крепкий сон, даже завидно. Я просыпаюсь по ночам даже от лёгкого шуршания кошачьих лапок!

Улыбаясь, я склонилась и протянула руку к раскрывшейся посередине тетради. Поигрывая ручкой-пером, развернула лист, заполненный ровным почерком так, чтобы в свете луны можно было прочесть записи Даниила. Дыхание перехватило, словно меня ударили по животу, на глаза навернулись слёзы. Я отчаянно хватала ртом воздух, не в силах совладать с эмоциями.

Стихи, те самые! Я торопливо полистала тетрадь. Вот про первую жертву, вот про Антона… По щекам моим потекли слёзы, сердце забилось сильнее, страх сжал за горло. Я дошла до последней страницы.

Пусть неизвестен вам пока

Труп, что нашли после звонка.

Он тоже привлечён к суду,

Вступил он в клуб, да на беду.

Тогда в подвале не был он,

Но в сговоре мной уличён.

Теперь привычный мой вопрос:

Чья жена не сдержит слёз?

Кожа на моей голове стянулась от ужаса. Чья жена? Он планирует убить магдока! Я аккуратно вложила перо в тетрадь и осторожно поднялась. Сглотнула и прислушалась к сонному дыханию Даниила. Положила тетрадь на место и, радуясь не скрипучему полу, метнулась за одеждой. Путаясь в тянущихся леггинсах, быстро осмотрелась. В комнате негде спрятать мечи или лампы, здесь всё забито книгами. Я тихо выскользнула из квартиры, молясь о том, чтобы мой скутер, вопреки прогнозу Ивана, всё же оказался на месте.


Глава 6

Я распахнула глаза и в ужасе уставилась на часы. Маленькая стрелка подрагивала на десяти. Кошки! Мисс Фёкла не сможет выйти из комнаты, её атакует голодная стая. А всё потому, что я проспала. Я села, рука оперлась на подушку, и я невольно поморщилась: та была противно сырой от ночных слёз. Ладно, высушим! Я покосилась на оконную раму, которая слабо покачивалась от сквозняка, ноги мои коснулись прохладного пола. Обхватив подушку, я решительно шагнула к окну, но тут же замерла на месте.

Тучи сгрудились над Магсквером, словно толстые базарные тётки в серых балахонах, они суетливо толкались и бежали в сторону центра города. В воздухе ощутимо пахло приближающейся грозой. Я вздохнула и бросила подушку обратно на кровать: сама высохнет! Скрипнули защёлки на закрываемых створках, я поспешно задёрнула занавеску, ощущая неприятные мурашки, пробежавшие по спине. Ненавижу грозу!

Я раскрыла шкаф, на полке одиноко пылился ни разу не выгулянный толстый свитер, который связала мне мисс, и из моей груди вырвался вздох. Любимая одёжка в сумке магдока ожидает сожжения. Вчерашнее мне тоже захотелось сжечь, лишь бы лишний раз не вспоминать о случившемся. А хлопковый костюм в стирке… Дверца скрипуче захлопнулась, а я увидела на стуле у кровати свои аккуратно сложенные вещи: чистые и выглаженные. Умильно улыбнулась: Андрей настоящий ангел! Но вопрос гардероба остаётся открытым.

Я покосилась на волшебную коробочку. Нет! Я обещала себе, что не возьму оттуда ни рубля, чтобы ни случилось. Вот закончим дело, я получу свою долю и тогда уж по магазинам. А пока… Я погладила прохладное стекло, за которым размещена картинка вожделенного «Призрака». На лице нервно дёрнулся мускул: дело ещё не закончено.

Я горестно вздохнула и быстренько оделась. Бросила проверочный взгляд в овальное зеркало и невольно вздрогнула. Лицо одутловатое, веки опухли так, что зелень глаз почти не видна. Я похожа на раздувшуюся лягушку! А волосы больше напоминают смятую инопланетную траву, по которой вдоволь покатались марсианские собаки. Я трусливо сбежала от зеркала.

В холле меня встретила приятная прохлада, с кухни доносился сладковатый запах свежей выпечки. Я сглотнула обильную слюну и, словно завороженная, двинулась на аромат. Чёрт с ними, с кошками! Когда я сама ела в последний раз?

Андрей повернулся ко мне, в руках его краснела объёмная прихватка.

— Доброе… — Он осёкся, улыбка растаяла на его лице, глаза расширились. — Мисс Евгения, что с вами? Вы заболели?

Я криво усмехнулась и плюхнулась на стул. Локти уперлись в идеально чистую поверхность стола.

— Лучше бы заболела, — пробормотала я.

Андрей шагнул ко мне, его прохладная рука легла на мой лоб. В чёрных глазах мужчины мелькнуло сочувствие:

— Горячий, — заботливо проговорил он. — Я заварю липового цвету…

Я поморщилась.

— Ты сейчас похож на гиперзаботливую бабушку! Тебе не идёт, чесслово. Хочешь помочь, завари мне лучше кофе покрепче.

— Вам бы лучше полежать, — неуверенно предложил Андрей.

Я горько рассмеялась.

— Спасибо! Я уже вчера полежала, теперь не знаю, что делать после такого «отдыха». И вообще, мне кошек надо кормить!

Андрей растерянно улыбнулся.

— Так их Иван уже покормил…

Я хлопнула себя ладонью по лбу: зоомаг, которого мы вчера наняли! Я совершенно забыла о нём. И с предвкушающей ухмылкой покосилась на Андрея.

— И как?

Тот пожал плечами и открыл дверцу духовки, по кухне распространился божественный аромат корицы. Я едва слюной не подавилась. Из недр кухонной техники показался чёрный противень, на котором золотились пузатые булочки. Андрей аккуратно переложил их на блюдо. Задвигаемый противень тихо звякнул, на стол шлёпнулась красная в горошек прихватка.

— Сами посмотрите.

Движимая любопытством, пересилившим даже голод, я подорвалась со стула и бегом поскакала вверх по лестнице. Кошачья комната была погружена в полумрак, лампы мёртво поблёскивали по углам, в распахнутое окно врывался сырой ветер, оставляя на полу мокрые следы мелкого дождя, длинная занавеска мягко колыхалась в такт.

На подушках восседал Иван, на лице мужчины застыло странное выражение. Над ним, обхватив голову зоомага огромными лапами, нависал Грыз. В растрепанных волосах Ивана, словно лёгкие всполохи пламени, мелькал алый кошачий язык. Мейкун тщательно вылизывал голову человека, словно это был котёнок, а воздух сотрясался от мурчания.

Я невольно рассмеялась: кошачья благодарность нелегка! Иван посмотрел на меня совершенно очумевшим взглядом, стараясь не двигать головой. Я бы тоже не шевелилась, если бы моя голова оказалась во власти когтей Грыза!

— Джо? — раздался тонкий голос Фёклы. — Это ты?

Я удивлённо покосилась на дверь в мастерскую. Та была распахнута! А наглые пушистые твари облепили зоомага и не обращали на открытый путь в кладовую клубочков никакого внимания. Вот это действительно магия!

— Мисс? — я заглянула в мастерскую, но смотрела не на старушку, а на тёмный экран. — Что случилось? Инет отрубили или, — о, ужас! — закрыли дораму?!

Фёкла оторвалась от вышивки, лицо старушки сморщилось в ехидной улыбке, рука её зависла над канвой.

— Что там, Джо? — тихонько хихикая, спросила она. — Как Иван?

Я хохотнула, спина моя оперлась о косяк, руки скрестились на груди, и кивнула Фёкле:

— Картина маслом! Вам лучше самой посмотреть, это неописуемо!

Фёкла осторожно выскользнула из-за рамки и суетливо проковыляла к двери. Улыбка на лице старушки расширилась, обнажая её крепкие ровные желтоватые зубы.

— Идиллия, — прошептала она. — Знаешь, когда я поднялась утром, кошки не обратили на меня никакого внимания. Даже Васька ходил хвостом за нашим Иваном! Я открыла дверь, а никто и усом не повёл! Раньше нас с тобой приходилось проявлять чудеса ловкости, чтобы я попала в мастерскую. А сегодня… я решила провести эксперимент и оставила дверь открытой.

— Понятно, — иронично хмыкнула я. — Если уж вы дали отставку утренней дораме, дело серьёзное! Я так понимаю, проверка удалась на славу.

Фёкла удовлетворённо кивнула.

— Очень хороший зоомаг, — произнесла она и неожиданно захлопнула дверь, щёлкнул замок. Я недоумённо приподняла брови, а Фёкла как ни в чём не бывало посеменила к рамке. Старушка спокойно уселась, казалось снова полностью сосредоточившись на вышивке, и вдруг заботливо спросила: — А с тобой что, милочка?

Я вздрогнула. Неужели я думала, что Фёкла не заметила вида моего кошмарного? Старушка подмечает всё и видит больше, чем окружающие. Я медленно опустилась на стул, руки мои затряслись. С одной стороны, рассказать о прошедшей ночи необходимо в интересах дела. Но с другой… У меня пересохло во рту, язык не ворочался, всё тело задрожало, словно стоял лютый мороз.

— Настолько плохо? — взволнованно спросила Фёкла, не поднимая от полотна напряжённого лица. — Вчера я как увидела Грыза, так горько пожалела, что отправила тебя в дом калеки. Андрей звонил в полицию, но там не отвечали. Звонил тебе, но ты сотовый дома оставила. Я так переживала, что Даниил вернулся раньше, чем я рассчитывала, и убил тебя… Я уже хотела послать к нему Ивана и Андрея, но, к счастью, услышала рёв твоего скутера. Что случилось?

Я помотала головой, не в силах ответить. Фёкла молчала, губы её поджались, глаза не отрывались от рисунка вышивки. Я была благодарна ей за это невнимательное внимание. Из моей груди вырвался тяжёлый вздох, рукой я провела по своим взъерошенным волосам, облизала сухие губы.

— Он застал меня, — тихо, почти шёпотом, проговорила я. — И… я провела с ним ночь.

Рука старушки дрогнула, она замерла, но головы так и не подняла. Щёки её побелели.

— Он принуждал тебя? — глухо уточнила она и хищно скривилась: — Если так, он об этом пожалеет…

— Нет! — воскликнула я и уткнулась лицом во вспотевшие ладони. — Нет. У меня словно… крышу снесло. Я сама накинулась на него. Ать за ногу!

Фёкла медленно отложила иглу и подняла бледное лицо, глаза её смотрели на меня изумлённо. Но в них я не заметила ни намёка на осуждение. И тут меня прорвало, я рассказала обо всех событиях в квартире Даниила. Стихи я прочитала по памяти.

— Я надеюсь, что хорошо их запомнила, — виновато добавила я. — Надо было захватить с собой или снять на мобилу, но я так испугалась…

— Ты правильно сделала, — оборвала меня мисс. — Оставаться было опасно.

Она соединила ладони, пальцы её коснулись губ, глаза были полузакрыты. Я молчала, испытывая одновременно облегчение и болезненную пустоту в груди.

— Не одобряю я такие отношения, Джо, — наконец произнесла мисс. Она подняла на меня ясные глаза и добавила: — Этот человек красив и умён, но он принесёт тебе лишь боль. Постарайся выбросить его из своего сердца. А теперь… Пожалуйста, включи мне сериал и закрой за собой дверь. Обсудим дальнейшие действия по нашему делу в двенадцать часов.

Плечи мои напряглись, губы поджались. Ать за ногу! Старушка насмотрелась сериалов и мнит себя великим знатоком в отношениях! А сама и носа за порог не высовывает. Сердито пыхтя, я ткнула кнопку телика и изо всех сил хлопнула дверью.

— Джо? — тихо позвал Иван. — У меня ноги затекли. Что делать?

Грыз всё ещё не отпускал его, волосы зоомага были словно вымазаны гелем. Я раздражённо пожала плечами и рявкнула:

— Ты же у нас зоомаг! Я в таких случаях говорила… гав!

Кошки вздрогнули одновременно, словно единый организм, Иван вскрикнул от боли, по комнате пронеслось шипение. Возможно, отыгрываться на зоомаге не стоило, но настроение моё всё же чуточку улучшилось. И я без зазрения совести бросила Ивана на милость кошек и сбежала вниз по лестнице.

С кухни доносился дразнящий аромат кофе. Я благодарно улыбнулась Андрею и потопала с кружкой к компьютеру. Хлебнув оживляющего напитка, открыла дверь в кабинет и шагнула в полутьму, нашаривая левой рукой выключатель. Как потемнело! Дождь неистово колотил в почти невидимые за плотными шторами окна. Пальцы надавили на тумблер, раздался хлопок, с потолка посыпались ослепительные искры. Я вскрикнула, кофе обжёг мне пальцы, а кружка, гремя, прокатилась по полу.

— Мисс Евгения! — обеспокоенно позвал Андрей. — Что случилось?

— Ать за ногу, — прошипела я, дуя на ноющие пальцы.

Шагнула и тут же взвыла, больно запнувшись обо что-то. Дверь распахнулась, свет из холла, обтекая тёмную фигуру Андрея, влился в кабинет. На полу оказалась огромная коробка.

— Вы в порядке? — быстро спросил Андрей и, безуспешно пощёлкав выключателем, добавил: — Вы что, решили поработать с компьютером в грозу? Хорошо, что обошлось одной лишь лампочкой.

Он прошёл вглубь кабинета, тёплый свет торшера вырвал из темноты рабочий стол, кресло-качалку, арку и тёмную кляксу кофе на полу. Андрей придирчиво осмотрел люстру и покачал головой. Я же склонилась над коробкой.

— Ага! Это её ты притащил вчера. А почему коробка в кабинете? И что в ней?

Андрей пробубнил что-то про быстро заканчивающиеся лампочки и исчез, а я с любопытством потянула за картонку. Пахло свежими печатными красками и новой бумагой. Я так удивилась, что забыла о ноющей боли в обожжённых пальцах. Присев на корточки, я запустила в коробку обе руки, вытаскивая на свет толстые прямоугольники книг. Провела пальцами по золотистому тиснению на шершавой обложке. Это всё его книги! Строчки, сочинённые убийцей. Дрожащими пальцами я раскрыла первую страницу…

* * *

Гудки прервались щелчком.

— Лада? — напряжённым голосом спросила я. — Привет!

— Джо, — выдохнула в трубку та. — Что-то стало известно об Антоне?..

Голос подруги испуганно задрожал, а я виновато провела ладонью по разгорячённому лбу. Ать за ногу! Я не подумала, как отреагирует Лада на мой звонок.

— Нет, Лада, пока ничего, — торопливо ответила я. — Я звоню с просьбой.

— А, — уныло отозвалась Лада. — Что тебе, Джо?

— Ты можешь проверить почту Антона? — выдавила я из себя. — Не было ли новых писем? Особенных…

— Я попробую, — бесцветным голосом перебила меня Лада. — Знаешь, я уехала из его дома, мне постоянно мерещатся странные звуки… Если он не менял пароль, то я сейчас посмотрю на своём ноуте. Повиси немного.

Я прислонилась к окну, наблюдая, как наполненная разгорающимся солнечным светом капля медленно стекает по размытому фону стекла. В форточку врывалось весёлое щебетание птиц, рваные остатки туч быстро разгонял нетерпеливый ветер. Трава газона сияла яркой зеленью до боли в глазах…

— Джо? — позвала Лада.

Я вздрогнула и угукнула, жадно прислушиваясь.

— Ничего, — со злостью в голосе проговорила подруга. — И это… я буду посматривать. Если что будет, сама сообщу. А ты звони, если что-то станет известно, хорошо?

— Договорились, — разочарованно протянула я, но в трубке уже раздавались лишь короткие гудки.

Я не винила подругу. Неизвестно, как бы я сама вела себя на её месте. Тяжёлый вздох вырвался из груди, пальцы мои схватили толстую мягкую ткань, я резко задёрнула штору окна кабинета. Обернулась к креслу, на клетчатом пледе лежала раскрытая книга. Я невольно сглотнула, ощутив мурашки на коже.

Ать за ногу! Что должно твориться в башке у того, кто пишет такие вещи? После прочтения половины одной лишь книги мне стало непонятно, почему он отрывает головы людям. Точнее, почему он отрывает только головы? Если внедрить в жизнь хотя бы треть того, что я прочла, то Магсквер потонет в крови!

Заставлять себя читать дальше не было ни сил, ни желания. Поэтому я щёлкнула выключателем, торшер погас, и направилась в холл. Скоро спустится мисс Фёкла, будет возможность отвлечься от невесёлых мыслей. Лучшее лекарство — это работа.

Сырой воздух наполнил дом, свежий сквознячок заметался по полу. Я неловко застыла посередине холла, размышляя, чем занять последние минуты. Со второго этажа тяжело и медленно на негнущихся ногах спускался взъерошенный Иван. На предплечье его свернулся клубочком серый котёнок.

— О! Кого-то уже освободили? — без тени сочувствия хихикнула я. — Похоже, Иван, у Грыза вы вызываете мощный родительский инстинкт!

Зоомаг тревожно покосился на второй этаж, рука мужчины машинально коснулась свежих царапин на висках. Но беспокойство его не оправдалось, наверху не было видно ни единой мордочки. Иван медленно продолжил спуск, старательно цепляясь за перила. Внизу он вздохнул с облегчением и произнёс с дрожью в голосе:

— Я так не уставал даже после ночной смены! Ощущение, что меня вывернули наизнанку и хорошенько отжали.

— А этот, смотрю, всё-таки выполз из сейфа, — я кивнула на котёнка. — Вчера безуспешно пыталась вытащить его оттуда. Кстати, это первый магокот, который залез в кабинет. Может, это кот учёный? Раз его тянет к книгам…

Иван бережно провёл грубыми пальцами по мягкой шёрстке.

— Он действительно странный. Явно магический, но совершенно иной. Я, конечно, много лет без практики…

Я с интересом приподняла брови:

— Может, потому, что он ещё котёнок?

Иван поджал губы и передёрнул плечами, котёнок сполз с плеча на его руки, вывернулся животиком вверх и потянулся, мягкие лапки обнажили острые коготочки.

— Полистаю старые лекции на досуге, — задумчиво проговорил зоомаг.

Потянуло сквозняком, кожа моя пошла пупырышками. Ветерок донёс неприятный запах, я недовольно обернулась на сумку магдока, брошенную у входа. Глянув на часы, вдруг предложила новому сослуживцу:

— Не хотите на костёр?

— Не хочу! — грубо хохотнул он. — Я вроде не из ведьм.

— Вроде? — саркастично сощурилась я. — То есть вы не уверены на все сто? Расслабьтесь, я просто хочу сжечь старьё на заднем дворе. Хотите присоединиться?

— Только не к старью, — снова расхохотался он.

Я криво улыбнулась:

— Шутка, повторенная дважды — уже диагноз. Ладно, как хотите…

Подхватила воняющую сумку и толкнула дверь, едва не сбив молоденького полицейского.

— Что вы топчетесь на пороге? — раздражённо буркнула я. — Разве вас не учили, что в дверь нужно звонить? Или хотя бы стучать, как ваш старший следователь!

— Я как раз и собирался постучать, — широко улыбаясь, проговорил парень, потирая пальцами ушибленное плечо, — но тут вылетели вы…

— И, заметьте, даже без метлы! — саркастично прокомментировал Иван из-за моей спины. — Не задерживайте её, молодой человек! Джо спешит на костёр!

Я неприязненно покосилась на зоомага: кажется, мы не сработаемся! Придушу при первой же возможности.

— Конечно-конечно, — парень поспешно отошёл в сторону.

Я фыркнула и быстро сбежала по ступенькам крыльца. Я действительно спешила: нужно сжечь вещи до того, как спустится мисс. К моему удивлению, полицейский последовал за мной. Гравий захрустел под нашими ногами. Во влажном после дождя воздухе носились упоительные ароматы цветов. Птицы наперебой возносили хвалу возродившемуся солнцу. Я с удовольствием вдохнула свежий воздух и беспечно бросила сумку в середину круга, сложенного из плоских чёрных камней. Щедро полила её самовозгорающимся зельем и минуту пялилась в ожидании огня.

— Слишком влажно, — нерешительно произнёс полицейский. — Можно я вам помогу?

— А вы знаете заклинания вызова огня? — саркастично хмыкнула я. — Как мне повезло! Но нет, спасибо. Ещё дом подожжёте…

— Нет, — парень серьёзно покачал головой. — Не заклинание.

Он медленно подошёл к каменному кругу, протянул руку, сложил пальцы определённым образом, и сумка мгновенно вспыхнула пламенем, словно была целиком погружена в самовозгорающееся зелье. Я удивлённо присвистнула.

— Костромаг! И вы служите в полиции. Что вам там делать? Жечь старые дела или лишние улики?

Парень, смеясь, пожал плечами.

— Ну не банки же мне грабить!

— Эх, какая карьера пропала, — притворно вздохнула я.

— Осторожнее, Джо, — донёсся голос Ивана. Я помотала головой в поисках его обладателя: зоомаг стоял под яблоней, рядом с моим скутером. — В древности костромаги охотились на ведьм! В наше время костромагия запрещена, а ведьмы почти сплошь шарлатанки, но кто его знает…

Кулаки мои сжались, я едва сдержалась, чтобы не метнуть в него остатки зелья.

— Ать за ногу, Иван! — крикнула я. — Я бы посоветовала вам быть поосторожнее! Вы так быстро подцепили кошачью наглость, как бы не пришлось вскоре вылизывать себе яйца!

Молоденький полицейский покраснел так, что, казалось, сейчас задымится. Мне стало неловко за свою вспышку, я поспешно отвернулась и широкими шагами направилась к дому.

— Пойдёмте! — бросила я на ходу. — Мисс Фёкла вот-вот спустится. Вы по поручению Клима, как я понимаю?

— Можно и так сказать, — дипломатично отозвался тот, стараясь не отставать.

Иван, к моему облегчению, не стал нас преследовать. Кажется, моя неприязнь к котам распространилась и на зоомага. Надеюсь, он не будет метить мои кроссы…

— Джо! — крикнула Фёкла, едва я только переступила порог. — Вот ты где! У меня есть мысль. Мне немедленно нужен магослед, тащи его скорее! — Она почти бежала навстречу, размахивая руками. Глаза мисс горели нетерпением, а волосы на непокрытой голове взлохматились. — И ту куртку, в которой ты была, когда нашла трупик Дарьи…

Я остолбенела, по спине прошёлся неприятный холодок. Не знаю, зачем она нужна старушке, но мисс бы не стала так переживать из-за мелочи. Может, она не успела ещё сгореть? Это же кожа! Я метнулась обратно к двери, но полицейский схватил мою руку.

— Нет, мисс, поздно…

В дом вошёл Иван, на румяном лице его сверкала широкая щербатая улыбка. Он дружески хлопнул полицейского по плечу так, что тот невольно покачнулся.

— А ты молодец, костромаг! Представляете, от сумки не осталось даже пепла!

Я обречённо прислонилась к стене, а мисс Фёкла чуть склонила голову набок, глаза её сощурились. Услышав новость, она словно мгновенно забыла о куртке.

— Молодой человек, я не ослышалась, вы — костромаг? И служите в полиции? Удивительно! А звать вас…

Юноша выступил вперёд и вытянулся в струнку, щёлкнули каблуки его форменных туфель.

— Денис, мисс! — представился он, а я невольно хихикнула от такого словосочетания. Полицейский же бесстрастно протянул Фёкле конверт. — Я принёс вам повестку.

— Опять двадцать пять, — проворчала Фёкла, нехотя принимая бумагу. — Что Клим придумал на сей раз?

Юноша, неловко переминаясь с ноги на ногу, проговорил тем же официальным тоном:

— Согласно статье 77 магического кодекса Магсквера возбуждено уголовное дело об убийстве магического животного. Мисс Фёкла вызывается для дачи показаний по этому делу как официальная владелица.

— Бред, — отсекла Фёкла. — У меня нет документов на владение кошки…

— Но ваша помощница признала факт владения на месте преступления, — мягко возразил Денис. — И соседи подтвердили, что кошка Дарья несколько месяцев проживала в вашем доме. Этого достаточно для…

— Вы правы, молодой человек, — уныло оборвала его Фёкла. — Этого достаточно. Так что же вы обратили в пепел?

— Ту самую куртку! — виновато простонала я. — Она воняла так, что я решила её сжечь. Самовозгорающееся зелье не подействовало, а Денис предложил свою помощь…

— Джо! — перебила меня Фёкла. — Если вздумаешь ещё хоть что-то сжечь в моём доме или около него, сначала спроси меня, хорошо? И никогда не пользуйся услугами костромага. Ты не знаешь, с чем имеешь дело! Даже заклинания не так опасны, как стихийная магия…

— Простите, мисс, — неожиданно вмешался Денис, круглые щёки его пунцовели, синие глаза возмущённо горели. — Но мисс Джо не виновата. К тому же, у меня золотой диплом академии Магсквера по костромагии. Я не смог бы…

Фёкла отмахнулась от полицейского, словно от мухи:

— Что сгорело, то из пепла не вернёшь! — И вперила в меня тяжёлый взгляд. — Джо, делай что хочешь, но притащи ко мне доктора сегодня же! Поняла?

Я вздрогнула от неожиданности и невольно отшатнулась, мой затылок больно ударился стену. Старушка иронично покачала головой и добавила чуть мягче:

— И узнай, было ли письмо…

— Не было, — сухо ответила я.

Мисс одобрительно улыбнулась и скрылась на кухне. Полицейский переминался с ноги на ногу, явно желая что-то добавить. Он выразительно покосился на Ивана. Понятливый зоомаг усмехнулся и шагнул к лестнице, бормоча:

— Пойду-ка я пошушукаюсь с котами о яйцах…

Я тихо рассмеялась, но потом пригорюнилась ещё больше: как же мне притащить сюда Петра? Это невозможно! Полицейский нерешительно тронул мою руку.

— Мисс, а вы меня не помните?

— Хватит мне мисскать! — вспылила я и тут же виновато добавила: — Простите, Денис. Вы тут ни при чём, просто я терпеть не могу это обращение. Зовите меня просто Джо.

— Хорошо, Джо, — послушно ответил он и снова спросил: — Так вы меня не узнаете? Я был в доме Антона, у двери, помните? А потом в Академии провожал вас до такси…

— Возможно, — я равнодушно пожала плечами. — И что с того?

Он покраснел.

— Я сам вызвался отвезти повестку мисс Фёкле, — кусая губы, произнёс он.

Я окинула юношу недоумённым взглядом сверху вниз. И тут до меня дошло. Я нервно рассмеялась, уши парня стали совсем пунцовыми.

— Вы же совсем юный! — растерянно ахнула я.

— Мне уже двадцать один! — Парень гордо поднял подбородок.

— Ать за ногу! — умилилась я. — Совсем большой мальчик…

Я только что переспала с убийцей, осталось совратить ребёнка, и я смогу работать сексмагиней! Прекрасный послужной список, Джо!

Плечи Дениса опустились, голова поникла, взор потух.

— Я понимаю, что в ваших глазах кажусь… мальчиком, — с трудом проговорил он. — Но вы мне очень нравитесь. Всегда нравились. Я следил за вашими победами, горевал о вашей травме… И когда я увидел вас там, в доме Антона, меня словно молнией поразило.

Я вздохнула с некоторым облегчением: мальчишка — обыкновенный фанат! А-то я уж решила, что парень влюбился. Я дружески похлопала Дениса по плечу:

— Ну, полно! Не обижайтесь, — примирительно проговорила я. С фанатами нельзя обращаться иначе, чем дружески, в ином случае они легко превращаются в преследователей. Даже такие вот милые мальчики. — Мне очень приятно, что вы следили за моей карьерой и что переживали… после её окончания. Вы хороший человек!

Денис взглянул на меня, в синих глазах засияла надежда.

— А можно?..

— Автограф? — понимающе улыбнулась я. — Разумеется!

Я огляделась, пытаясь сообразить, на чём можно оставить свою роспись, но парень помотал головой и упрямо продолжил:

— А можно пригласить вас на свидание?

Улыбка моя превратилась в оскал, но я изо всех сил пыталась сохранить дружелюбие. И, конечно же, кивнула. Иначе нельзя.

— Разумеется, друг мой! — сквозь зубы проговорила я и положила руку на плечо Денису. — Но только немного позже, хорошо? Сейчас столько работы и у вас, и у нас. Убийства и всё такое… Давайте, как только закончим дело, так сразу где-нибудь это и отметим.

Открытое лицо юноши словно засветилось изнутри. Я медленно, стараясь не давить, вела его к выходу. И вот цель была близка, но тут раздался настойчивый звонок. Потом в дверь заколотили так, словно к нам ломилась дюжина пьяных водмагов. Я угрюмо распахнула дверь, не ожидая ничего хорошего.

Ничего хорошего и не было: на крыльце, привалившись к деревянной опоре, пьяно покачивалась Лада. Думаю, даже дюжина ожидаемых мной водмагов не смогла бы уничтожить столько спиртного, сколько приняла метловая гонщица. Глаза её были подёрнуты пеленой, размалёванный рот криво ухмылялся, лицо тоже в полосах помады, тонкие пальцы в грязи, под ногами валялись две метлы. Я вздрогнула и невольно отступила в глубь дома.

— Да ладно тебе, — воскликнула она и предприняла попытку вытащить меня из дома, но тут же снова привалилась к спасительному столбу. — А ну, выходи!

Лицо моё заледенело, руки задрожали, Денис же восторженно проговорил:

— Это же настоящие гоночные мётлы? — Парень благоговейно опустился на одно колено, пальцы его трепетно скользнули по древку.

Лада не обратила на полицейского внимания, она рывком оттолкнулась от опоры и, покачиваясь, направилась в дом.

— Иди ко мне, подруга дней моих суровых, — пьяно хихикнула она, пытаясь схватить мои руки. — Пора уже дать твоей силе свободу!

— Лада, — отбивалась я. — Что ты творишь? Какие мётлы? Как ты полетишь в таком состоянии?

Гонщица остановилась посередине холла и развела руками, отвратительно скалясь:

— А как я в таком состоянии пойду?

Сверху показалось любопытное лицо Ивана. Зоомаг мгновенно оценил обстановку и весело осклабился:

— Да, в таком состоянии лучше прилечь! А у меня тут столько подушек… — зазывно подмигнул он.

— Ага, — зло буркнула я. — А ещё там полно и других котов! Не боишься конкуренции, Иван?

— Это ещё кто? — сощурилась Лада. — Симпатичный…

— Да это наш новый зоомаг, — вздохнула я. — Фёкла надеялась, что он положительно повлияет на котов… Но увы, кажется, те отрицательно влияют на него самого.

Лада расхохоталась и, закатив глаза, сильно покачнулась. Я бросилась на помощь подруге, но та резво ухватила меня за предплечья и с неожиданной силой потащила к выходу.

— Лада, пусти! — упрямилась я, а сердце замирало одновременно от ужаса и предвкушения.

Денис осторожно приподнял метлу, веточки шаркнули по полу, древко зазвенело от нетерпения. Мётлы чуют силу, которой я давно не давала выхода.

— Лада, стой! — кричала я, пытаясь вырваться из её цепких пальчиков. — Нельзя! Это же опасно…

— Ко мне! — взвизгнула несносная подруга.

Метла вырвалась из рук Дениса и влетела в дом. Лада удовлетворённо покрутила древко в руках:

— Ах, как звенит! Это упоительная песня, ты не находишь? Метла хочет тебя…

Я в панике закричала:

— Мисс Фёкла! Помогите!

Из кухни высунулось бледное лицо Андрея. Он с ужасом покосился на Ладу и громким шёпотом изрёк:

— Мисс обедает!

— Война войной, а обед по расписанию, — захохотала Лада и сунула метлу мне в руки. — Не будем мешать кушать мисс ведьме!

Мои ладони словно ожгло огнём, волосы встали дыбом, ноги оторвались от пола. Вокруг нарастало напряжение, в уши врезался жуткий визг. Я знала, что никто не визжит, это сила рвётся на волю. Но нельзя! Нельзя позволить ей вырваться… Она, как долгое время зажатая пружина, может натворить великих бед. И Лада это знает. Ать за ногу!

Я закричала не своим голосом, пытаясь выбросить метлу из рук, но непослушные пальцы всё сильнее сжимались вокруг древка. Визг нарастал, он рвал пространство, ветер бросился мне в лицо, весь мир завертелся. Я услышала восторженный вопль Лады:

— Она летит! Повеселимся…

Моё тело сотрясала дрожь, мир закрутился, из глаз брызнули слёзы. Я отчётливо понимала, что это конец, я сейчас умру. Я не смогу обуздать эту силу, эту распрямившуюся пружину, я разобьюсь в лепёшку!

— А-а-а!

Мой собственный крик едва прорывался сквозь свист силы, цветные пятна слились в единый поток, я не понимала, где небо, где земля. Жить оставалось несколько секунд, до первого столкновения.

— Стой, идиот! Джо, этот дурак полицейский схватил метлу!

Крик Лады отрезвил меня, я приказала себе подобрать сопли. Идиот, зачем он схватил метлу? Они же сейчас полны напряжения от моей неизрасходованной силы! Я, может, и выживу… как в тот раз. Но юноше точно грозит гибель.

Я с трудом оторвала от древка руку, ладонью вытерла лицо от слёз. Неимоверным усилием заставила метлу застыть на мгновение. Этого было достаточно, чтобы понять ситуацию. Моя метла опрометью носилась вокруг дома Фёклы. Высоко над задним двором зависла вторая. Она дёргалась в разные стороны, брыкалась и вибрировала, пытаясь сбросить безрассудного юношу. Тот молча цеплялся за палку и с ужасом смотрел вниз. Ноги Дениса болтались в воздухе, словно тот пытался подтянуться и оседлать метлу. Глупый! Для костромага это невозможно в принципе.

Денис находился на волосок от гибели. Я направилась к парню, с трудом превозмогая жуткое сопротивление. Метла поднимала полицейского всё выше и выше. Я силилась увеличить скорость и уже различала его круглые от ужаса глаза. Протянула руку, но метла в руках Дениса завибрировала сильнее. Ать за ногу! Моя сила звала её. Древко дёрнулось и послушно влетело в мою ладонь, а парень сорвался и беспомощно ухнул вниз.

Сердце моё подпрыгнуло к горлу, я бросилась за ним, водоворот земли стремительно приближался, грозя проглотить наши хрупкие тела. В последний момент я схватила руку полицейского, вывернула древко вверх. Переносицу сдавило, желудок скрутило, в ушах зазвенело от напряжения. Раздался треск, метла, не выдержав потока силы, разлетелась на щепки. Я моментально перескочила на вторую. И вовремя — зелёный квадрат лужайки был уже перед самым носом. Парень кубарем покатился по мокрой траве, а я судорожно спрыгнула на землю. Метла же свалилась к ногам смертельно бледной Лады.

— Вот это вираж, — пробормотала она практически синими губами. От пережитого ужаса гонщица даже протрезвела. Она зажмурилась, по щекам её покатились слёзы. Лада бросилась ко мне на грудь и запричитала: — Милая Джо, прости! Прости меня, дурочку! Сама не знаю, что на меня нашло! Так хотелось погонять с тобой, как в старые времена…

Я осторожно отстранила её, руки мои тряслись, дыхание перехватило. Не в силах что-то произнести, я просто покачала головой.

— Отличное представление, Джо! — раздался голосок Фёклы: — Браво!

Я покосилась на крыльцо, на котором стояла старушка. Ать за ногу! Она спокойно прихлёбывала супчик, держа тарелку на своей ладони. Рядом, вцепившись белыми пальцами в крыльцо, прямо в кухонном фартуке стоял бледнющий Андрей. За ним, в дверях, маячила любопытная физиономия Ивана. Балкончик на втором этаже был густо облеплен кошками. Они вытягивали шеи, топорщили ушки, на меня смотрело множество разноцветных бусинок их глаз. На лужайках соседних домов собирались люди.

Во мне поднималась волна злости, адреналин ещё бурлил в крови, кулаки сжались, я угрюмо направилась к лежащему на земле полицейскому. Но стоило мне увидеть тёмные круги под его глазами и подрагивающие губы, как вся злость мгновенно растворилась.

— Зачем вы схватили метлу? — вскричала я. — Вас в детстве разве не обучали не прикасаться к опасным вещам?

Руки Дениса заскользили по мокрой траве, он попытался подняться. Я склонилась над юношей, помогая ему сесть. Он с трудом сглотнул и дрожащим голосом произнёс:

— Простите, Джо. Я просто хотел спасти вас…

Я замерла от растерянности, не веря своим ушам.

— Спасти? Меня?! — захохотала я.

Не в силах устоять на ногах, я присела на корточки и уперлась ладонью в землю. По щекам потекли слёзы от смеха и облегчения, я вытерла их, размазывая по лицу грязь.

— Вы же костромаг, — хрюкнув от смеха, простонала я. — Каким образом вы хотели спасти метловую гонщицу? Показательным самосожжением в воздухе? Вы же не владеете магией полёта!

— Вы знаете, — робко улыбаясь, проговорил Денис. — В тот момент я совершенно забыл об этом. И к тому же, я не безнадёжен. Вы заметили, что я два раза почти сел на неё?

Я снова неудержимо расхохоталась. К нам не спеша подошла Лада, походка её была твёрдой.

— Что за веселье и без меня? — виновато улыбнулась она.

Я махнула рукой на полицейского, щёки Дениса немного порозовели, жуткие подглазины почти ушли. Он снова стал похож на живого человека.

— Ты представляешь? — веселилась я, прижимая вторую руку к ноющему от смеха животу. — Костромаг решил, что сможет оседлать метлу! Ать за ногу, если он это сделает, я выйду за него замуж!

— Обещаете? — деловито уточнил Денис. — Я возьму пару уроков…

Тут мы с Ладой прыснули от смеха уже вдвоём.

— Идите уже, — едва дыша, простонала я, — жених!

— Джо! — Помятое личико Лады расплылось в ехидной усмешке. — Разве наш герой не заслужил награду?

Денис замер, глаза его сверкнули.

— Конечно, — хмыкнула я, не в силах больше смеяться. — Пусть возьмёт на память метлу!

— Джо, — Лада осуждающе поцокала язычком.

Я оглянулась: крыльцо опустело, а на балконе одиноко развалился Грыз. Беглый взгляд доказал, что соседи, поняв, что представление закончено, тоже разбрелись. Вздохнула:

— Ладно-ладно. Держите, герой!

И, склонившись к парню, чмокнула его в нос. Лицо Дениса потемнело от разочарования, а я улыбнулась и подмигнула:

— Зря вы от метлы отказались. Знаете, сколько стоит такая? Годовое жалованье средней руки полицейского!

Денис поднялся, руки его одёрнули полы формы, оправляя одежду, пухлые губы обиженно поджались.

— Прошу прощения, мисс, — официально склонился он. — Я должен идти. Служба!

И, резко развернувшись, пошагал от дома. Лада проводила парня задумчивым взглядом.

— Зря ты с ним так, — проговорила она.

Я отмахнулась:

— Подруга, разуй глаза! Он же ещё ребёнок! Наивный… — я горько усмехнулась. — Вот спасать меня полез. Совершенно без башни!

Лада посмотрела на меня, глаза её странно сверкнули, губы скривились.

— Джо, — жёстко проговорила она. — Я не замуж тебя выдаю. Протри зенки! Он же полицейский!

— Ну да, — непонимающе кивнула я. — Представляешь? Костромаг в полиции!

— К дьяволу костромагов! — зло прошипела Лада. — Он полицейский, и ты сможешь узнавать от него, как идёт расследование! Я как представлю, что полиции уже что-то известно об Антоне, но они молчат, так хочется разнести всю их контору…

Я вздрогнула и посмотрела на удаляющуюся фигурку Дениса. А ведь правда! Клим не даёт нам никакой информации. У полиции новёхонькие технологии и куча народа. Зачем идти параллельно, когда можно опережать?

— Хвала ветру! — простонала Лада, закатив глаза. — Ты всё-таки не безнадёжна!

Я вскочила на ноги и бросилась за полицейским.

— Эй, парень! — закричала я. — Денис, стойте!

Он остановился и терпеливо ждал, когда я подбегу. Я перешла на шаг, восстанавливая дыхание. Ать за ногу, он же совсем мальчик! У меня неприятно заныла челюсть, когда я выдала лживую улыбку.

— Я передумала, — кисло проговорила я, ненавидя себя в эту минуту. — Свидание так свидание!

Колючесть в его взгляде мгновенно растворилась, лицо расплылось в счастливой улыбке, и от этого мне стало ещё противнее. Денис шагнул навстречу, его горячие руки сжали мои пальцы. Он неожиданно склонился в поклоне и поцеловал тыльную часть моей ладони. Я зажмурилась от стыда: это ужасно, чесслово!

— Может сегодня часиков в семь? — предложила я, скрипя зубами от натужной улыбки. — Только где?

Денис выпрямился и подмигнул:

— Вам нравится трактир «Брыдкий магокот»?

Я невольно расхохоталась, теперь совершенно искренне.

— Во всяком случае, название чудесное, — ответила я, утирая выступившую слезу.

— Я за вами заеду, — выдохнул он, голос парня дрожал, глаза на испачканном лице сияли. — В семь!

На душе у меня снова заскребли кошки, но я заставила себя улыбнуться. Денис побежал к дороге, порой подпрыгивая, словно ребёнок, получивший долгожданную игрушку. На плечи мне легла ладошка Лады. Я обернулась и проворчала:

— Ну я и тварь! На что ты меня подбила? Посмотри на него: ещё верит в сказки.

— Ещё верит в любовь, — в тон мне проговорила Лада.

Я с удивлением воззрилась на неё.

— Ой ли? — ахнула я. — Ты же у нас вроде как влюблена в успешного агромага! И у вас даже взаимно…

Лада тяжело вздохнула и опустилась на землю, тонкие пальцы её коснулись сочной травы, кожа заблестела от влаги.

— Да-да, — отстранённо ответила она. — Вроде как.

Я присела на корточки, не желая пачкать единственные чистые брюки. Лада вымучено улыбнулась, глаза её стали печальны.

— Надеюсь, что так, Джо. Надеюсь, что он действительно любит. Просто он единственный из всех, кто со мной спорит. Остальные же только вздыхать способны да преданно в глазки заглядывать…

Я невольно усмехнулась:

— Вот-вот, подруга! Поклонники именно так себя и ведут, — я многозначительно кивнула в сторону, в которую удалился Денис. — Мы же с тобой давно знаем, что это не любовь.

— Парень ещё молод, — упрямо возразила Лада. — Может, мы ошибаемся на его счёт, и он действительно в тебя влюблён.

Мимо с оглушительным щебетом пролетела стайка птиц, из кустов недовольно вышел пятнистый кот. Он бросил на меня взгляд, полный разочарования из-за неудачной охоты, и потрусил по дорожке, гравий слегка шуршал под его лапками.

— Мы, — скривилась я. — Вот ты и проговорилась! Ты тоже не веришь и правильно делаешь. Кто полюбит переломанную жизнью старую деву? У тебя хоть красота есть, а у меня же была лишь скорость. А теперь нет ничего…

Лада рьяно замотала головой.

— Опять ты за своё! — раздражённо пробурчала она. — Надоела, чесслово!

Я расхохоталась, услышав своё любимое словечко в исполнении прекрасной блондинки. Лада шутливо потянула меня за нос, многозначительно скосив глаза на мой пятый размер.

— У тебя есть весомое достоинство! — громко заявила она. — Поверь, это дороже красивых глазок. Я всегда завидовала тебе, даже на операцию пошла. Благо, Антон меня поддержал и даже спонсировал…

Я недовольно высвободила свой нос и недоумённо нахмурилась.

— В смысле? Что за операция?

Лада приложила свои ладошки к груди, губки её обиженно надулись.

— Ты чего, подруга, совсем ослепла? — возмущённо спросила она. — Ты глянь, какие буфера мне Пётр сделал! Не могу поверить, что ты даже не заметила.

Я нервно рассмеялась и прижала руку ко рту. Неужели эта дурочка пошла к магдоку, чтобы увеличить грудь? Лада засопела, щёки её налились румянцем.

— Чё ты ржёшь? — недовольно буркнула она. — Конечно, с твоими не сравнить. Я бы хотела больше, но Пётр сказал, что это чревато. Он и так сделал мне размер, максимальный для моего роста и веса. Они классные, Джо! Вот потрогай…

И прежде чем я успела воспротивиться, Лада схватила мою руку и прижала к своей груди. Я вздрогнула и серьёзно посмотрела на подругу: у меня возникла хорошая идея. Лада, иначе поняв мой взгляд, просияла.

— Ага! Вот именно! От настоящих не отличить…

Я нетерпеливо склонилась к ней:

— Лада, ты когда операцию делала? Давно?

Пушистые ресницы её запорхали, словно крылья бабочки.

— Да месяц примерно, — растерянно проговорила она. — А что?

— А Пётр тебя не предупреждал об возможных осложнениях? — хищно улыбнулась я. — Тебе можно летать или напиваться?

Кровь отхлынула от её щёк, губы зашевелились, словно она что-то припоминала.

— Наверное, нет, — медленно ответила Лада. — Я и не слушала особо. Да всё со мной в порядке! Чего ты тут придумываешь?

Я заговорщически подмигнула ей.

— Есть у меня одна мыслишка, — воодушевлённо проговорила я. — Поможешь нам в расследовании? Позвони Петру и расскажи, как напилась и свалилась с метлы, пусть срочно приедет сюда. А уж тут мы с Фёклой его тёпленького и возьмём!

Лада ахнула, глаза её расширились.

— Так это он злодей? — потрясённо прошептала она. — А как замаскировался! Выглядит таким лапочкой, прям ванильный пирог! А как он всё свалил на калеку, гениально! — И тут лицо её дёрнулось, глаза её сузились, а тонкие ноздри раздулись: — Да я ему за Тошика яйца отрежу!

Я рассмеялась и схватила её за напряженно-жёсткие, словно проволока, руки.

— Тогда встань в очередь, — хихикая над её кровожадностью, сказала я. — За Даниилом. Он оторвёт магдоку голову, а ты уж там отрезай, что хочешь…

И рассказала ей про новый стих убийцы, умолчав впрочем, как он стал известен мне.

— А почему вы решили, что речь о магдоке? — с подозрением спросила Лада, не желая расставаться с образом лапочки-убийцы. — У многих есть жёны.

Я пожала плечами.

— Мне кажется, это очевидно. Даниил стал калекой из-за прихоти его жены. Красотка довела парня до инвалидного кресла, а сама выскочила за другого. Как говорят в полиции, мотив налицо!

— Тогда было бы логичней, если бы он сразу отрезал Марии голову, без всего этого затяжного спектакля! — в тон мне промолвила Лада.

Я сжала кулаки, стараясь унять дрожь, и проговорила:

— А если предположить, что он ещё её любит?

Лада поджала губы, и плечи её на миг приподнялись.

— Тогда он полный придурок! Ждать десять лет, потом вдруг начать убивать всех без разбора. И только после этого пришить муженька бывшей подружки, надеясь, что она теперь будет жить с ним… Тебе не кажется это нелогичным?

— Кажется, — тяжело вздохнула я. — Да и на придурка Даниил не похож… к сожалению. Но факты — упрямая вещь!

— Когда фактов мало, теории бесполезны ещё, а когда собирается достаточное количество фактов, они бесполезны уже, — продекламировал мужской голос любимую фразу Фёклы.

Мы с Ладой испуганно дёрнулись и обернулись на Андрея. Губ его касалась извиняющаяся улыбка, в руках был поднос, на котором дымились две чашечки. Запах мяты, смешиваясь с ароматом крепкого кофе, дразнил обоняние.

— Да ты просто ангел! — благодарно улыбнулась я, принимая кофе.

Лада сдержанно кивнула. Она осторожно поднесла пузатую чашку ко рту и легонько подула на горячий чай. Хлебнула, прикрыла глаза, словно прислушиваясь к ощущениям.

— Если мисс закончили тренировку, — словно невзначай заметил Андрей, помахивая опустевшим подносом, — попрошу убрать метлу. Кошки проявляют острый интерес к прутьям. Мисс Евгения обмолвилась, что ваш транспорт стоит недёшево. Будет жаль, если он облысеет…

— Да уж, — буркнула Лада. Она поднялась и раздражённо сунула чашку Андрею в руки. Выудила свой сотовый и, зло потыкав в кнопки, неожиданно закричала в трубку: — Пётр, спасите! Я упала с метлы! Кажется, я повредила ваш шедевр… Как-как? Да напилась! Правда? Я не помню…

Она, не прерывая разговора, широко пошагала к дому Фёклы, Андрей оторопело посмотрел на меня.

— Что это было?

— Одна моя идея, — довольно хмыкнула я, представляя, как на лысине Петра заблестели бисеринки холодного пота, — в исполнение Лады. Из неё вышла бы отличная актриса, тебе не кажется? Идём, сейчас к нам на всех парах прискачет доктор.

Небо быстро светлело, тучи клубились уже где-то за Магсквером. Солнце в лёгких пёрышках облаков, постепенно набирало силу. Влажный горячий воздух поднимался с земли. Я медленно приближалась к дому, следуя за озадаченным Андреем. На красных досках крыльца разноцветными пятнами виднелись кошки. Казалось, вниз соизволила спуститься вся наша чёртова дюжина. Вожделенная метла уже стояла в углу прутьями вверх. Вокруг валялось несколько выдернутых веточек. Я вздохнула с облегчением: ущерб не велик… особенно по сравнению со второй, которая развалилась на мелкие щепки от воздействия моей силы.

В холле звенел смех Лады. Сама она возлежала на диване и качала ножкой, модная кроссовка серела засохшей грязью. В кресле восседала мисс Фёкла, на голове её красовался цветастый платочек, а на лице сияла широкая улыбка. Я сощурилась с подозрением: что же такого смешного рассказывала старушке моя подруга?

Андрей скрылся на кухне, Лада повернула голову в мою сторону и помахала сотовым.

— Сейчас приедет ваша жертва! Я назвала адрес, но не сказала, что это дом ведьмы.

Я перевела взгляд на старушку, улыбка на лице мисс застыла, словно маска. Из ситуации возможны два выхода: либо старушка надуется, либо разразится нудной лекцией о бесполезности бумажного подтверждения статуса мага и упадке образования. И будет совершенно бесполезно убеждать мисс, что слово «ведьма» в устах Лады — не унижение, а наивысший комплимент от гонщицы. Так что пора спасать подругу.

— Лада! — невинно позвала я. — Ты почему лежишь? С тобой всё в порядке?

Та резво вскочила и потопала в мою сторону.

— Нормально, — ухмыльнулась она. — Я же изображала самого больного человека в Магсквере. Разве, не в этом суть ловушки? Хотя нет, не в порядке… я бы не отказалась чего-нибудь пожевать!

Со стороны кухни раздался грохот, зазвенел металл, в дверях показалось белое лицо Андрея. Я сочувственно улыбнулась: для нашего штатного ангела Лада была чем-то вроде стихийного бедствия, и весть о том, что гонщица посетит его территорию, жутко напугала Андрея.

— А то я после твоего звонка так занервничала, что накатила на пустой желудок, — виновато добавила Лада. — Вот и свалилась на твою голову.

— Скорее я на твою, — хмыкнула я, вспоминая, как едва не приземлилась на подругу.

Лада благодарно улыбнулась мне:

— Так что, примете нахлебницу?

— Петру же ещё добраться надо, — кивнула я подруге. — Думаю, у нас есть некоторое время…

Раздался требовательный звонок в дверь. Я вздохнула:

— А может, и нет.

Я вопросительно посмотрела на Фёклу, та выпрямилась в кресле и кивнула мне. Я улыбнулась, довольная своей идеей, и направилась к двери. На пороге, вместо низенького толстяка, стояла роскошная женщина. Тщательно-уложенная причёска украшена фиолетовым цветком, с которого на лицо опускалась воздушная вуалетка. Она прятала глаза незнакомки, но не скрывала её нервно подрагивающие маленькие губы. Руки в кружевных перчатках мяли сумочку с такой силой, что, казалось, фиолетовая кожа модного аксессуара сейчас порвётся.

— Добрый день, мисс…сис? — от неожиданности пролепетала я. — Вы к кому?

Женщина пару секунд смотрела на меня. То есть, я думаю, что смотрела, поскольку её лицо было обращено в мою сторону. Потом она резко, словно птица, отвернулась и вздрогнула. Я непонимающе оглянулась на Ладу, к которой теперь было приковано внимание гостьи. Вдруг женщина подорвалась с места, по полу застучали каблучки. Она подбежала к Ладе и, отбросив сумочку, изо всех сил ударила мою подругу по щеке.

— Дрянь!


Глава 7

Я с трудом оттащила разъярённую Ладу, которая без лишних слов вцепилась обидчице в волосы. От тщательно уложенной причёски за мгновение не осталось и следа, смятый цветок висел у гостьи на щеке, а вуалетка сиротливо белела на полу. Лада вырывалась из моих рук, короткие волосы её стояли дыбом, она шипела, как рассерженная кошка. Посетительница поспешно отступила от нас, пальцы её подхватили оторванный рукав, который медленно сползал по белоснежному плечу.

— Это тебе за то, что запудрила ему мозги, дрянь! — исступлённо кричала женщина. Голос её был неприятно высок, в ушах моих противно зазвенело. — О! Я вижу, что ты ещё хуже, чем о тебе рассказывают… Даниил слишком добр и доверчив, а ты воспользовалась его состоянием, стерва!

Лада вдруг замерла, а мои руки словно лишились силы и невольно опустились.

— Что? — слаженно спросили мы с подругой.

Лада растерянно добавила:

— Вы о чём?

— Действительно, — подала голос Фёкла. Привалившись к ручке кресла, она с интересом смотрела на буйную гостью. — Мне бы тоже хотелось знать. Вы в моём доме, миссис, извольте вести себя прилично, как и подобает вашему положению…

Посетительница вздрогнула, тонкие пальцы её суетливо коснулись пряди волос, которая упала на круглое лицо, миндалевидные глаза настороженно покосились на Ладу, тяжёлое после короткой борьбы дыхание вырывалось сквозь приоткрытые пухлые губы.

— Вы знаете, кто я? — с вызовом спросила гостья.

— Предположу, что вы — жена магдока Петра, — ровно проговорила Фёкла. — Мария, верно?

Лада рассмеялась, её ироничный взгляд скользнул по посетительнице снизу вверх, светлые брови взметнулись вверх.

— Если вы подозреваете меня в связи с вашим мужем, миссис, то расслабьтесь! — заявила она. — Не мой типаж этот ваш Пётр…

— А Даня твой типаж, да? — мгновенно окрысилась Мария, её милое личико некрасиво исказилось, глаза сузились. — Он оторван от жизни и рад даже малой толике внимания! А ты соблазнила его, тварь!

— Кого я там соблазнила? — нервно хихикнула Лада, её растерянный взгляд обратился ко мне.

По спине моей побежали мурашки, виски пронзило ноющей болью.

— Даниила, — тихо проговорила я.

— Убийцу? — лицо Лады удивлённо вытянулось. — Вы спятили?

— Он не убийца! — Гостья с угрозой двинулась на Ладу, но тут же остановилась, понимая, что явно слабее метловой гонщицы. — Он хороший человек и давний мой друг… — Она помолчала, взгляд Марии скользнул в сторону старушки, брови гостьи сошлись на переносице: — Или это ваш способ вести расследование? Признавайтесь, мисс Фёкла, вы сами отправили свою помощницу Джо в постель к Даниилу? Решили, что она подобным методом вытянет признание во всех этих ужасах, в которых Даню обвиняют кретины из академического клуба?

Лада нервно рассмеялась, восхищённый взгляд гонщицы был прикован ко мне, мои щёки обожгло жаром. Я глубоко вдохнула и посмотрела на красавицу Марию с высоты своего роста.

— Джо — это я!

У гостьи вырвался короткий смешок, на щеках на мгновение заиграли ямочки. Но тут же бархатные щёки покрыла мертвенная бледность, рот гостьи приоткрылся, серые глаза почти округлились. Из приоткрытого рта послышалось невнятное мычание… Лада зло расхохоталась и быстро шагнула к гостье. Прежде чем я успела остановить подругу, гонщица отвесила Марии хлёсткую оплеуху. Женщина ахнула и отступила, прижимая руку к горящей щеке.

— Я не привыкла быть в долгу, — пожала плечами Лада и с равнодушным видом уселась на диване, закинув нога на ногу.

Но для Марии она словно перестала существовать. Даже получив пощёчину, гостья не отвела от меня взгляда. Казалось, она была в шоке.

— Но вы же просто уродина, — пробормотала она, изумлённо разглядывая меня снизу вверх: — Здоровая тощая бабища с огромными титьками…

У меня перехватило дыхание, на глаза невольно навернулись слёзы. Лада мгновенно подскочила с дивана.

— Джо, кажется, я сдвинула с места её единственную извилину, — яростно воскликнула она. — Щас тресну ещё разок, чтобы поставить на место…

Мария испуганно прижалась к стене, взгляд её метнулся к Фёкле, старушка приподняла седые брови:

— Мне кажется, вы должны извиниться перед моей помощницей, — спокойно проговорила она. — Если, конечно, хотите, чтобы мы вам помогли.

Я непонимающе посмотрела на мисс:

— Помогли? Чем? — Тут я вспомнила о нашем деле и жёстко ухмыльнулась: — А! Мария присутствовала на обряде посвящения. Так вы тоже боитесь мести Даниила? Приехали подписать договор? Так сказали бы вместо того, чтобы кулаками махать…

— Не буду я подписывать ваш дурацкий договор! — возмущённо воскликнула Мария. — Ещё раз повторяю — Даня никого не убивал! Это добрый, хороший человек. А вы…

— Стоп! — рявкнула Фёкла. — Все личные разборки прошу вынести за порог моего дома. Говорите по делу, пожалуйста. Так что же вас привело?

Мария посмотрела на старушку так жалобно, что та невольно откинулась на спинку кресла. Губы гостьи задрожали, серые глаза влажно заблестели. Она неровной походкой направилась к мисс и вдруг, не дойдя лишь пару шагов до её кресла, упала на колени. Лицо её уткнулось в ладони, хрупкие плечики задрожали.

Фёкла беспомощно посмотрела на меня, но я упрямо поджала губы и сложила руки на груди. Не собираюсь сочувствовать этой фифе! Пусть хоть вся тут на слёзы изойдёт. Лада, полностью солидарная со мной, вновь уселась на диван и с интересом воззрилась на представление.

Фёкла недовольно нахмурила брови, с кряхтением выбралась из кресла и склонилась над плачущей женщиной. Сухая ладошка мисс легла Марии на плечо.

— Полно, милочка, — проговорила она. — Слезами ещё ничего не удавалось исправить, уж поверьте мне. Расскажите о вашем горе, и мы… — Она покосилась на меня и поправилась: — И, возможно, я сумею вам помочь.

Плечи Марии замерли, женщина подняла лицо на Фёклу и едва заметно кивнула, словно некрасивая сцена с пощёчиной и слёзы выкачали из гостьи все силы. Старушка мягко улыбнулась и указала на стул. Сама же вернулась к своим мягким подушкам.

Мария поднялась и, стараясь держаться ко мне спиной, подошла к стулу. Секунду она стояла в замешательстве, потом решительно передвинула его ближе к креслу Фёклы и уселась перед самым носом старушки.

— Прошу простить моё поведение, — тихо начала она, голос её звучал безжизненно, тем не менее, мы с Ладой прекрасно всё слышали. — Просто я очень переживаю! А Даня… он очень доверчивый, и женщины постоянно используют его…

— То есть вы не верите, что он совершил эти убийства, — прервала её Фёкла.

— Нет, конечно!

Я не видела глаз Марии, но уверена: в этот момент они были кукольно круглыми. Руки её вцепились в сидение стула, ноги в изящных туфельках гостья поджала под себя. Я горько выдохнула:

— Да вы хоть читали его книги?

Мария резко обернулась, взгляд её был полон злобы.

— Не только читала, — высокомерно проговорила она. — Я помогала ему их писать!

— Верю, — не сдержала я сарказма. — Вы так переживаете за бедного калеку. Даже интересно, насколько далеко зашла ваша сердобольность?..

— Джо! — коротко рявкнула Фёкла.

Я недовольно сжала челюсти. Старушка вновь обратилась к гостье:

— Хорошо, — спокойно произнесла она. — Раз вы близки с Даниилом, возможно, у вас есть подозрения, кто мог подставить его?

Мария сжалась, словно от резкого порыва ветра, и отвела глаза.

— Мой муж, — тихо и медленно ответила она, опустив низко голову.

Фёкла резко выпрямилась, я ощутила на себе её тяжёлый взгляд и сжалась от неприятного ощущения в груди. И тут же себя одёрнула. Как можно ревновать случайного любовника, да ещё и потенциального убийцу? Это глупо, Джо!

Старушка коснулась плеча Марии.

— Вы боитесь своего мужа? — заботливо уточнила она. И скрипуче добавила: — Он вас бил? Угрожал?

Мария вдруг откинула голову и заливисто расхохоталась, но нервный смех тут же перешёл в рыдания. Я в смятении посмотрела на гостью: может, она сумасшедшая?

— Нет, — всхлипывая, проговорила она. — Вы спросили, кто мог подставить Даню. Мой муж очень ревнив, он способен на многое, но он не убийца… Но я не поэтому к вам пришла. Я хочу, чтобы вы нашли мальчика… моего воспитанника.

Я быстро посмотрела на Фёклу: старушка казалась растерянной. Она отдёрнула руку от гостьи, словно обожглась, и отступила к креслу.

— Найти ребёнка, — глухо пробормотала она, голос её звучал странно, глаза опустели, как при видении.

Мария сорвалась с места и схватила руки Фёклы, из глаз жены магдока снова полились слёзы. Она быстро заговорила:

— Да, это сын моей близкой подруги, Татьяны. Ромашка… Роман прекрасный любознательный мальчик! Он пропал, уже третий день ищем. Я в отчаянии, а Даня посоветовал обратиться к вам…

— Подождите, а полиция? — прервала её Фёкла. Пустота ушла из её взгляда, он стал колючим. — Они ищут сына вашей подруги?

Мария мелко задрожала, она оглянулась, словно ожидала увидеть полицейских.

— Только не это! — испуганно воскликнула она. — Нельзя полицию! Это очень… деликатное дело. Пожалуйста, мисс Фёкла, найдите мальчика! Я заплачу, сколько скажете. У меня есть сбережения, Пётр ничего не узнает…

Я встрепенулась при упоминании о деньгах. Пока что мы не получили ни рубля от тех, кто подписал договор, дело оказалось сложным и запутанным. И ещё не факт, что Фёкла с ним справится. Так, может, найдём мальчишку и хотя бы оплатим счета? Я с надеждой посмотрела на мисс. Та задумчиво потирала горбинку на носу, я удовлетворённо кивнула: возьмётся!

— Вы не желаете, чтобы ваш муж узнал о мальчике? — деловито уточнила Фёкла. — Расскажите, с кем мы можем контактировать, чтобы сохранить вашу тайну.

К моему удивлению, щёки Марии густо покраснели. Она помотала головой.

— Нет, нет! Петя знает о мальчике… разумеется! Он выплачивает Тане пособие на его содержание.

Я едва сдержала смешок: так вот о каком внебрачном ребёнке упоминал Захар! Доктор согрешил с подружкой жены, а та души не чает в его сыне. Ну дела…

— Но он не в курсе, что Ромашка исчез, — горько закончила Мария. — И я прошу вас соблюдать эту тайну. Знают только Таня, я и Даниил.

Фёкла высвободилась из рук жены магдока и поднялась с кресла. Мисс прошлась по холлу, заложив руки за спину. Она резко остановилась и развернулась к посетительнице. Скрипнули её домашние сапожки.

— Вы хотите сказать, что мальчика, пропавшего третий день как, искала лишь мать, вы и калека? — жёстко уточнила она. — Миссис, а вы в курсе, что в Магсквере сейчас находят трупы людей и убийца всё ещё на свободе? И что за мать ваша подруга, я не понимаю…

Мария с отчаянием помотала головой:

— Да, вы не понимаете! — вскричала она. — Но… но я не могу объяснить! Пожалуйста, найдите его…

Она вновь зарыдала, ноги Марии подкосились, жена магдока театрально рухнула на колени перед мисс. Мой рот невольно скривился, я иронично посмотрела на подругу и кивнула на гостью: мол, смотри, какая драма! Но Лада поджала губы, между светлых бровей залегла жёсткая складка. Она сочувствует этой актрисе?! От возмущения я шагнула вперёд и произнесла:

— Хорошо, мы найдём мальчика. За сто тысяч!

— Джо! — негодующе воскликнула Фёкла. — Пропал ребёнок, какие могут быть…

Я сжалась от страха, что мисс возьмётся за дело бесплатно, но тут Фёклу прервал звонок в дверь. Одновременно с непрекращающейся трелью раздался требовательный стук.

— Это, должно быть, магдок, — деловито кивнула Лада. Она растянулась на диване, рука её коснулась лба, и простонала: — Запускайте, я готова.

̶ Петя?! — Лицо Марии побелело так сильно, что её кружевной воротник по сравнению с кожей женщины стал смотреться серым. Тело жены магдока покачнулось, пальцы вцепились в юбку Фёклы: — Он не должен узнать. Умоляю, спрячьте меня!

— Зачем же? — удивлённо отозвалась мисс, не обращая внимания на барабанный стук в дверь и непрекращающийся трезвон. — Прошу вас, миссис, присядьте. Джо, помоги!

Я брезгливо потянула женщину за худую руку и заставила сесть на стул, Фёкла устроилась в своём кресле, Андрей неторопливо отпирал замок на двери. Та распахнулась, в холл вкатился Пётр, следом за ним влетел взволнованный Захар.

— Где пациент? — зычно вопросил суровый доктор, взгляд его щурящихся глазок обшаривал помещение. Заметив сжавшуюся фигурку жены, Пётр вздрогнул, кожаный саквояж плюхнулся на пол, внутри что-то подозрительно звякнуло. — Мария?!

Андрей невозмутимо запер дверь. Я заметила, как ключ исчез в кармане его фартука, и умилилась: ну просто ангел! Сам же он тоже скрылся в кухне, тихо закрылась дверь.

— Что ты тут делаешь? — обрёл дар речи Пётр. Он бросился к жене, пухлые пальцы его коснулись растрёпанной причёски, затем провели по синему подтёку на щеке: — Что с тобой случилось? Что здесь происходит?!

Он выпрямился и обвёл присутствующих разъярённым взглядом.

— Докто-о-р, — несчастным голосом простонала Лада, рука её слабо поднялась. — Я здесь…

Я невольно улыбнулась: ах, актриса! Не знай я, тоже бы бросилась к подруге, как это сделал Пётр. Джентльмен, казалось, мгновенно забыл о своей жене и склонился над пострадавшей. Захар, всё это время не сводивший с меня пристального взгляда, словно очнулся. Он подхватил брошенный саквояж и двинулся к пациентке.

Ладу посадили, вскоре рубашка её скользнула на пол, голова Петра заслоняла мне вид на обновлённые прелести подруги. Впрочем, я и не горела большим желанием разглядывать чьи-то буфера.

— Привет! Рад тебя видеть.

Я вздрогнула от неожиданности, рядом стоял Захар, его щербатая улыбка вызывала у меня неприятную дрожь. Я недовольно покосилась на Фёклу: та внимательно наблюдала за магдоком. Это по милости мисс я оказалась в такой ситуации! Как же теперь вести себя с помощником Петра? Тот приблизился и шепнул мне на ухо:

— Что делаешь вечером?

— На свидание иду, — брякнула я.

— А когда собиралась мне сказать о нашем свидании? — игриво спросил Захар.

Я покосилась на него, не понимая, что мужику нужно. Тот подмигнул:

— Так где и во сколько?

Я мрачно ухмыльнулась, собираясь сообщить нахалу, что уже встречаюсь с полицейским, как раздался голосок Фёклы:

— Джо!

Я неопределённо пожала плечами и тихо направилась к старушке. Та поманила меня пальцем, я послушно склонилась.

— Узнай, сколько денег, по мнению Захара, Пётр перечислял Татьяне. Точные суммы, Джо.

Я выпрямилась и осуждающе посмотрела на мисс.

— Не проще ли спросить у миссис?

— Видится мне, не всё так просто, — загадочно улыбнулась старушка.

Зубы мои заскрипели от злости. Но делать нечего, я направилась к Захару. За его спиной я заметила ухмыляющуюся физиономию Ивана. Зоомаг свесился с лестницы, горящие глаза его не отрывались от Лады, из уголка рта стекала тонкая струйка слюны. Захар проследил за направлением моего взгляда и понимающе похлопал Ивана по макушке.

— Классная работа у тебя, парень! — восхищённо прошептал зоомаг.

— Побереги хвост, котяра, — усмехнулась я и с удовольствием щёлкнула Ивана по носу. — Свали, пока Лада тебя не заметила.

Подруга моя кивала, доктор тихо бубнил, в руках его мелькала антибактериальная салфетка. Захар бесцеремонно потянул меня за рукав.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— А? — оглянулась я. — Давай в восемь в трактире… какой-то там кот…

Захар тихо рассмеялся:

— Брыдкий магокот? Крутяк, Джо! Не знал, что ты такая продвинутая! А я, дурак, не решался пригласить тебя в это место…

В груди неприятно похолодело: а почему, интересно? Эх, надо было бы прочитать об этом заведении заранее. Впрочем, сегодня мне и поесть ещё было некогда, не то что зависнуть в инете…

— Так что попрошу без лихачеств, Лада, — громко сказал магдок, поднимаясь на ноги. — Хорошо ещё, что вы так легко отделались…

Он потёр лысину, его задумчивый взгляд скользнул по жене. Мария тихо сидела на стуле: сосредоточившись на своих ладонях. Захар бросился к дивану: ловкие руки его быстро собрали в саквояж инструменты Петра.

— Мария? — позвал жену магдок.

Женщина не шелохнулась. Я невольно поёжилась, отметив, насколько неестественно спокойным стало лицо посетительницы. Словно истерики и драка, которые Мария устроила в доме Фёклы, мне лишь померещились. При муже она стала больше похожа на куклу, чем на живую женщину.

Пётр нахмурился и обвёл холл внимательным взглядом, использованная салфетка упала на пол. Лада за его спиной потянулась к блузке, я услышала восхищённый вздох Ивана.

— Джо? — Я вздрогнула от удивлённого голоса магдока. Пётр не отрывал от меня взгляда маленьких глазок. — Вы ведь Джо, верно? Приходили ко мне недавно, разнесли полклиники…

— Так уж и полклиники, — обиженно буркнула я.

— Вот оно что! — Пётр усмехнулся, каблуки его скрипнули, магдок резво развернулся к метловой гонщице: — А вы с ними заодно, Лада? Вот уж не ожидал от вас…

— Что? — невинно уточнила блондинка, ресницы её растерянно хлопали, губки надулись: — Вы о чём, Пётр? Я просто упала с метлы… Да, я выпила! Не верите? Это подтвердит даже полицейский, который приходил к ведьме…

— Ведьма Фёкла! — Пётр хлопнул себя по лбу. — А я запамятовал ваше имя…

— Мисс, — скрипучим голосом поправила старушка. — Мисс Фёкла, пожалуйста.

Пётр резво побежал к двери, пухлая его рука опустилась на ручку. Конечно, дверь не поддалась, Андрей надёжно запер её.

— Ага! — воскликнул он. — Это ловушка! Вы похитили мою жену, избили её, заманили меня… Зачем? Вам нужны деньги? Сколько?

Фёкла выпрямилась в своём кресле, взгляд её стал колючим, пальцы вцепились в подлокотники.

— Пятьсот тысяч, — громко произнесла она. — Столько стоит ваша жизнь по нашему договору. Вы готовы заплатить эту сумму? Если нет, то вы свободны. Но учтите, если вы переступите порог этого дома, никто больше не даст за вашу жизнь и рубля.

— Как вы смеете мне угрожать? — прорычал Пётр. — Захар, немедленно звони в полицию!

— Нет! — вскрикнула Мария.

Женщина подскочила, Пётр вздрогнул и обернулся к жене. Та, заломив руки, с мольбой посмотрела на Фёклу. Захар нерешительно замер с сотовым в руке.

— Вам угрожаю не я, — ровным голосом ответила Фёкла. — А убийца, жертвами которого уже пали ваши товарищи по Академии…

Пётр решительно пошагал к старушке, потрясая кулаками.

— Я не такой идиот, как мои однокурсники, мисс! — сурово произнёс он. — Я не буду подписывать ваш дурацкий договор. Как бы вы ни старались, я не заплачу вам ни рубля. Можете похитить всех моих слуг, даже повара! Слышите? Ни рубля!

Фёкла безразлично пожала плечами и обронила:

— Тогда прошу покинуть мой дом и вас, и вашу жену.

Мария прижала ладони к щекам, из груди её вырвался стон:

— Петя, прошу!

Магдок словно сдулся, вся его резкость и злоба улетучились, он уныло посмотрел на жену.

— Маша, нельзя поддаваться на шантаж. Тебя снова могут похитить и избить…

— Меня никто не избивал, — глухо отозвалась Мария, пряча глаза. — Я… упала…

Пётр невесело хохотнул:

— На чей-то кулак? — Он смерил меня подозрительным взглядом. — И я даже знаю, на чей! Вот Захарка до сих пор с отметиной бегает…

Я ощутила, как щёки мои покраснели, со стороны дивана раздался короткий смешок. Но, к счастью, Лада удержалась от комментариев. Захар же невольно тронул зеленоватую скулу.

— Это я, — всё-таки произнесла Лада. Гонщица поднялась с дивана и взмахнула руками. — Да, это я… случайно.

Лицо Марии побелело, она прижала ладошку ко рту. Пётр угрожающе шагнул к пациентке.

— Случайно?!

— Ну да, — делано пожала плечами Лада. — Я ж говорю — напилась, села на метлу, свалилась… на вашу жену. Случайно!

Пётр застыл, растерянно оглянулся на жену.

— А ты случайно прохаживалась под пьяной метловой гонщицей?

Мария быстрыми шагами приблизилась к мужу, пальчики её вцепились в его рукав.

— Я пришла к мисс Фёкле, чтобы подписать договор! — решительно выдохнула она. — Я боюсь за тебя, дорогой! Я…

— Мы же это обсуждали, — сердито покачал головой Пётр. — Всё это глупости! Мне ничего не угрожает…

— Нет, милый, — с жаром подхватила Мария, всё больше входя в образ испуганной жены. — Я так не считаю. Да, ты убедил меня тогда, но… но…

Она растерянно обернулась к мисс Фёкле в поисках поддержки, старушка тут же мотнула головой.

— Но выяснились новые факты этого дела, — строго сказала она. — У нас есть серьёзные причины полагать, что следующей жертвой убийцы станете именно вы…

— Я?! — круглое лицо Петра вытянулось. — Что же это за причины?

Фёкла кивнула мне, и я прочитала по памяти тот стишок, что прочла в тетради у Даниила. Мария побледнела, руки её безвольно повисли, Пётр испуганно схватил жену, явно опасаясь, что та упадёт в обморок. Он бережно поднял жену на руки и отнёс к дивану, предварительно шикнув на Ладу. Гонщица с усмешкой поднялась, уступая место следующей актрисе.

— Как вы можете? — огрызнулся Пётр, укладывая ослабевшую жену. — У моей жены болезненная впечатлительность…

Мария схватила его руку и прошептала:

— Умоляю, подпиши! Или это сделаю я…

На лице Петра проступили красные пятна, он решительно поднялся.

— Хорошо, — недовольно буркнул он. — Я подпишу что хотите, лишь бы вы оставили нас в покое! Но учтите, не потому, что я испугался убийцы или ваших стишков. Я иду на этот шантаж, чтобы сохранить душевное здоровье моей жены!

— Стишки не наши, — недовольно заметила я. — А убийцы…

— Плевать, — отмахнулся Пётр. — Давайте ваши бумажки и отоприте двери, Марии нужен свежий воздух!

Я быстро побежала в кабинет за документами, пока он не передумал. Двинулась об коробку с книгами, взвыла, рассыпала листы договора.

— Ать за ногу, Даниил, — злобно прошептала я, собирая бумаги, — тебя и твою лицемерку-любовницу!

Жаль, что костромаг уже ушёл. Надо было сжечь все эти книги. И зачем Фёкла купила их?

В холле стояла напряжённая тишина. Захар стоял, прислонившись к стене, Лада лисой крутилась около запертого бара, старушка неподвижно сидела в своём кресле, Мария изображала обморок на диване. Пётр нетерпеливо выхватил договор из моих рук. Пока он искал свободное место, чтобы поставить подпись, я ощутила, как меня потянули за руку, и недоумённо оглянулась на Марию.

Не поднимая глаз, та что-то совала мне в ладонь. Я приняла бумажку и отступила. Пётр удовлетворённо кивнул и бросил ручку на стол. Та покатилась по стеклянной поверхности и брякнулась на пол.

— Всё? — напряжённым голосом уточнил магдок. — Теперь мы можем идти?

— Лишь один вопрос, — немедленно отозвалась Фёкла. — Каким цветом загорелось зелье в ваших руках, когда Даниил коснулся его?

Я удивлённо оглянулась на старушку. И с чего она решила задать этот странный вопрос? Пётр часто заморгал, на широком лице впервые отразилась тень страха.

— Фиолетовое… кажется… я… я точно не помню, — заикаясь, проговорил он и резко поднял жену на руки. — Всё, открывайте двери!

Беззвучно возник Андрей, дверь распахнулась, прохладу холла атаковали жаркие волны нагретого воздуха. Пётр растворился в ярких лучах солнца, заливающих крыльцо. Захар, прежде чем последовать за магдоком, послал мне воздушный поцелуй. Я скривилась и махнула ему рукой. Да-да, помню, в восемь. А целоваться будешь с брыдким магокотом!

Лада оставила попытки вскрыть бар и тяжело вздохнула:

— Ну, как я понимаю, представление закончено. Пойду и я…

Она двинулась к выходу, не обращая внимания на широкую улыбку Ивана, с благоговением взирающего на гонщицу с лестницы. У порога Лада обернулась ко мне.

— Ты звони, Джо, если что.

Андрей торопливо захлопнул за ней дверь и вытер со лба несуществующий пот. Я усмехнулась и подняла руку. В ладони лежал обрывок клетчатой бумаги. Торопливым почерком на нём выведен номер и имя «Таня».

* * *

Ложка моя гоняла кусочек картофеля по дну тарелки. Суп пах пряностями и на вкус был очень хорош, но я не могла сосредоточиться на еде. В голове царил сумбур. Мысли вращались вокруг дела, которое запутывалось с каждым днём. И уж лучше думать об убийствах, чем о прошедшей ночи. Я содрогнулась, картошка опять соскользнула с ложки.

— Мисс Евгения, — не выдержал Андрей, половник брякнул о стол, парень сел со мной рядом. — Или суп несъедобен, или вы действительно приболели. Гордости моей предпочтителен второй вариант, но в разборки вступает совесть. Спасите меня от чувства вины.

— Суп ангельский, — буркнула я, решительно откладывая ложку. — И я здорова… почти. Всё это ерунда, Андрей, не стоит обращать внимания.

— Стоит, если страдает аппетит! — безапелляционно заявил он. — Если расскажете мне, возможно, вам станет легче. Вы же знаете, мисс, что дальше меня не пройдёт…

Я вздохнула и посмотрела на окно. Раскрытые створки чуть покачивались от приятного сквозняка, цветастые занавески слабо колыхались. В кухню ворвался птичий гомон: воробьи обнаружили пшено, которое Андрей щедро насыпает в кормушку по утрам. Со второго этажа послышалось мужское пение. Я не разбирала, о чём поёт Иван, но видимо, кошкам нравилось, поскольку тут же раздалось ритмичное подмявкивание. Я невольно улыбнулась, рука моя коснулась кисти Андрея.

— Знаю, — благодарно проговорила я. — Но меня тревожит то, о чём я не могу поговорить даже с зеркалом. Во всяком случае, пока…

Андрей понимающе кивнул и поднялся, тут же тряпкой протирая жирные капли со стола.

— Тогда советую поступить, как я, — улыбнулся он. Я приподняла брови, а парень пояснил: — Погрузитесь с головой в работу, тогда мучительные размышления отступят, хотя бы ненадолго. Благо, дело сейчас есть…

Я кивнула и с хрустом куснула маленький пирожок с луком.

— Я пытаюсь, — с набитым ртом пробурчала я. — Но Фёкла всегда одёргивает меня. Мол, только собирай факты. А знаешь, как мучительно копить кусочки этой мозаики, не понимая всей картины в целом?

— Предположу, что мне это известно, — важно кивнул Андрей. — Но ты можешь поговорить со мной не только о личных делах, но и о деле. Не утверждаю, что смогу тебе помочь, но, возможно, ты сама чего-то поймёшь, если произнесёшь вслух сомнения и страхи.

— Ать за ногу! — удивлённо отозвалась я. — Ты же не любишь, когда я трещу о делах…

Андрей пожал плечами, руки его ловко выдернули почти пустую тарелку у меня из-под носа. Остатки супа с бульканьем отправились в ведро, в котором ангел готовил ужин нашей чёртовой дюжине.

— Я против того, чтобы вы болтали о деле с посторонними, — строго отозвался он.

Я едва не подавилась пирожком. Проглотив недожёванный кусок, откашлялась и уточнила с вызовом:

— Ты про Ладу, что ли? Она моя старая подруга, практически сестра! Я никогда ничего от неё не скрывала …

— Вы давно её не видели, — угрюмо возразил Андрей, тарелка звякнула о металл раковины. — Люди меняются…

Я минуту буравила его тяжёлым взглядом, Андрей до блеска натирал рабочий стол, не обращая на мой гнев внимания. Не выдержав, я расхохоталась, ладонь моя ударила по колену.

— Ох, как ты её полюбил, — всё ещё посмеиваясь, заметила я. Качая головой, добавила: — Неужели она тебя настолько пугает, ангел?

Андрей насупился, тряпка полетела в раковину, он резко повернулся ко мне, взгляд карих глаз стал колючим.

— Она несёт разрушения, — выдохнул он. — Это ненормально. Я бы был с такой женщиной очень осторожен.

— Будь, — хмыкнула я. — А я её с детства знаю. Ты прав, разрушения её преследуют, мы даже звали Ладу «мисс катастрофа». Но это давно в прошлом…

Андрей коснулся моего плеча, голова его склонилась набок, словно у ворона. Я невольно поёжилась от странного блеска его глаз.

— Прошлое часто становится будущим, — низким голосом произнёс он.

Я передёрнула плечами и поднялась.

— Ненавижу, когда ты так смотришь, — с дрожью в голосе произнесла я. — Словно Фёкла во время видения, чесслово! Прямо мурашки по коже… Вот что ты хотел сказать этим?

Андрей моргнул и выпрямился, на лице его вновь появилась извиняющаяся улыбочка.

— Что я бы был с такой женщиной очень осторожен, — послушно повторил он.

Я, недовольно бурча, выскочила из кухни. Со второго этажа всё ещё лилась монотонная песня. Я оглянулась на старинные часы в холле: ещё есть время. Рука моя решительно ухватилась за блестящие перила, деревянные ступеньки слабо заскрипели под ногами. Я осторожно заглянула наверх, стараясь, чтобы меня не сразу заметили. Рука моя прижалась к губам, я изо всех сил пыталась не рассмеяться.

Иван разлёгся на подушках, закинув руки за голову. Взгляд устремлён на Ваську, восседающего на его груди. Чёрный кот мелко переступал передними лапками и разевал пасть. Низкому приятному голосу зоомага вторило ритмичное мяуканье. Рядом с ними выписывал необычные кренделя маленький серый котёнок. Мои плечи затряслись от едва сдерживаемого хохота, когда новичок упал на спинку и, задрав лапки, стал крутиться по полу, словно танцор.

Вдоль стены важно прохаживался Грыз. Заметив меня, он подошёл и ткнулся мокрой мордой мне в нос. Считая приветствие выполненным, побрёл обратно к стене. Иван замолчал и приподнял голову. Котёнок тут же перестал плясать и, вытянув задние лапы, принялся их вылизывать.

— Тебе понравился наш дуэт, Джо? — невинно уточнил зоомаг.

Я отняла ладонь ото рта, наконец давая волю смеху.

— Великолепно! — Я даже похлопала их выступлению. — Если с деньгами станет совсем худо, отправим вас на центральную площадь Магсквера. Будете петь-плясать, а Грыз будет обходить зрителей со шляпой в зубах…

— Можно ограничиться последним, — хитро сощурился Иван. — Грыз добудет денег и без нашего позора.

Я погрозила зоомагу пальцем.

— Не смей развращать наших котов! — строго сказала я. — Они и так от рук отбились, ещё не хватало, чтобы Грыз занимался вымогательством…

Иван усмехнулся, принимая сидячее положение. Бережно подхватил Ваську и невинно заметил:

— Я и не думал посылать Грыза на дело, Джо! Ты просто представь, как на улице к тебе подходит эта громадина и приветливо расплывается в оскале. Лично я бы отдал всё, что у меня есть! Но, если что, он и это сможет. Магокоты быстро учатся…

Я подошла к ним и присела на корточки, серый котёнок уселся рядом и посмотрел на меня. Я вздрогнула от необычно умного взгляда круглых глаз. Кажется, даже его зрачки не были вертикальными, а больше напоминали человеческие. Интересно, это у всех магических котов так? Раньше я не обращала на такие мелочи внимания. Как и на магокотов вообще. Не лезут, и ладно. Васька довольно щурился на руках зоомага, раздавалось громкое мурлыкание.

— Ты часто видишься с друзьями из Академии? — спросила я.

Иван заметно напрягся, недовольный Васька спрыгнул с его рук и ушёл к светлому пятну на паркете. Там вальяжно разлёгся, греясь на солнышке. Серый котёнок шустро покатил игрушку в угол. Иван вздохнул и обхватил руками поджатые колени, взгляд его стал печален.

— Да не особо, — проворчал он. — В основном только с Даней и общались да с Машей иногда.

Шея моя невольно напряглась, пальцы скрючились, я прошипела:

— С Машей? — одёрнула себя и продолжила безразличным тоном. — Кстати, эта Маша, какая она… была?

— Красивая, — мечтательно проговорил Иван и горько усмехнулся. — И избалованная. К ней тянулись абсолютно все, но Машка всегда такая несдержанная была. Могла и книжкой запустить, и заклинанием, если что не по ней было…

— И голову оторвать? — невинно спросила я.

Иван вздрогнул и непонимающе уставился на меня чайными глазами. Невесело рассмеялся, запрокинув голову, отчего его неровные зубы напомнили яму, утыканную кольями. Я невольно содрогнулась.

— Маша не убийца, — нежно сказал он потолку.

— Не уверена, — упрямо пробормотала я. — Мне кажется, у неё не все дома. То она буйная, на людей бросается. То она тихая, заботливая жёнушка. То отчаявшаяся женщина, которая потеряла ребёнка… да ещё не своего. Странно всё это. Во всяком случае, я легко могу представить, как она протыкает Дашку…

— Дашка это кто? — приподнял брови Иван.

— Магокошка, — понурилась я. — В доме Антона её пригвоздили мечами к креслу.

Зоомаг сжал челюсти, светло-коричневые глаза его зло полыхнули. Но он снова покачала головой:

— Маша не могла…

— А что у неё за магия? — встрепенулась я. — Какой диплом она получила?

Иван наморщил свой крупный мясистый нос, возведя глаза к потолку.

— Кажется, она так и не получила профессию мага, — неуверенно проговорил он. — То ли прогуливала много, то ли у неё неопределённая магия…

Я удивилась:

— Так ты не знаешь? Странно.

Иван невесело хмыкнул и пожал плечами:

— Так она из богатых, им незачем работать. Маша могла себе позволить прогулять почти все последние курсы, и её всё равно держали в Академии. И диплом наверняка выписали… ну, просто бумажку. К учёбе у Машки никогда не было интереса.

— А что такое неопределённая магия? — заинтересовалась я.

Иван посмотрел на меня так, словно я внезапно облысела.

— В смысле? — нервно хихикнул он. — Неопределённая магия, как есть… Ты же вроде училась в Академии.

Я тяжело вздохнула:

— Вроде. Я училась только летать и побеждать, Иван. Или ты не знал, что метловые гонщицы имеют право не посещать занятий?

— Не знал, — пожал тот плечами. — Незачем было. А неопределённая магия — такой термин… для тех, чья прирождённая магия непотребна или опасна. Их просто держат в Академии, чтобы были на виду. А потом отсылают работать подальше в глушь. А ещё для богатых наследников, которые вовсе не обладают магией. Но учиться в Академии престижно…

Я невольно ахнула:

— Так Мария бездарна?

Почему-то в этот момент мне стало легче, как если бы выяснилось, что она на самом деле уродина, а внешность лишь магия.

Иван покачал головой.

— Скорее всего. Но это лишь моё предположение. Или она обладала сексмагией, которую родители запретили развивать… по понятным причинам.

Злой смех вырвался у меня из груди: конечно, по понятным! Такая версия мне нравилась даже больше. И подтверждалась тем, что Марию в Академии боготворили все. И тут же я вздохнула: если так, то Даниил у неё на надёжном крючке.

Я потёрла пальцами лоб. Ать за ногу! Опять я о нём думаю! Как же мне переключить себя на работу? Нервно вздрогнув, я отвернулась от внимательного взгляда Ивана. Рука моя подхватила кошачью игрушку, но серый не шелохнулся. Котёнок сидел в углу и не сводил с меня тяжёлого взгляда. Я невольно поёжилась и запустила в него пищалкой.

— Ладно, — буркнула я, поднимаясь, — поехали к твоей знакомой, а то время поджимает.

Иван вскочил на ноги и быстро прошёл к двери в мастерскую. Васька лениво приподнял голову, иронично наблюдая за зоомагом. Лязгнул замок, Иван сбежал за мной по ступенькам. Из подвала медленно поднималась Фёкла. В руках старушки я заметила небольшой грязный котелок. По спине поползли мурашки.

— Это то, о чём я думаю? — с замиранием сердца спросила я.

Мисс саркастично усмехнулась.

— Поменьше думай, Джо, — огрызнулась она. — Будет проще жить…

— Я смотрю, вы сегодня прям светитесь благодушием, — обиженно буркнула я. — Платок что ли жмёт?

Фёкла грозно посмотрела на меня, котелок брякнулся на пол, старушка отряхнула ладони от пыли.

— Сроки поджимают, — наконец соизволила ответить она. — Джо, на улицах бродит убийца, а у нас ребёнок не найден. Чего ждём?

Я недовольно скривилась:

— Если бы это зависело от меня, я давно была бы на месте! Но нерадивая мамаша почему-то решила, что дело неспешное. Типа, она занята до трёх… интересно, чем? Уж не поисками сына, это точно!

Иван смущённо топтался рядом. Старушка вновь подхватила котелок и отмахнулась:

— Кыш отсюда! И чтобы привезли мне кучу фактов.

— Слушаюсь и повинуюсь, — сложилась я в шутовском поклоне.

Фёкла, не обращая на мои кривляния никакого внимания, поспешила в сторону кухни. Я посочувствовала Андрею, которому придётся оттирать старенький котёл от накипи. Но на душе посветлело. Фёкла решила, что пора провести ритуал? Возможно, ей нужно посмотреть направление, а может, у нас уже достаточно фактов для выяснения истины.

День встретил нас с Иваном разогретым воздухом, в котором носились лёгкие пушинки. Открытую шею тут же начало жалить яркое солнце. На небе ни облачка, от утренней грозы не осталось и следа. Жёсткая от жары трава колола щиколотки, а гравий хрустел под ногами. По привычке я направилась к скутеру, но Иван потянул меня за рукав.

— Мне кажется, на машине будет быстрее, — невинно сообщил он.

Я с тоской посмотрела на скутер, по облезлому боку мелькали тени от яблоневых листьев. Кажется, я уже скучаю по нему. И по жизни, в которой не было зоомага. Вздохнув, я потопала следом за Иваном, широкая спина которого уже маячила у самой дороги. Канареечно-жёлтое такси ярким пятном выделялось на фоне зелени. Я слегка поморщилась от неприятного запаха разогретого асфальта и нырнула на заднее сидение.

Тут же захотелось выпрыгнуть обратно и отправиться к Татьяне на скутере или даже пешком. Какой же спёртый противный воздух в машине! А бёдра почти свело от горячей кожи обивки. Я вцепилась в ручку двери, пытаясь выскользнуть, Иван же бесстрастно завёл автомобиль и нажал несколько кнопок. Стекло мягко опустилось, в машину ворвался поток воздуха. Такси двинулось вперёд, мимо поползли деревья, всё более ускоряясь, я с удовольствием подставила лицо горячему ветру.

— Интересно, почему Татьяна до сих пор живёт в академквартале, — крикнула я, наслаждаясь потоком.

Иван быстро оглянулся, губы его расплылись в усмешке.

— Джо, такое чувство, что ты или училась в какой-то другой Академии, или тебя все пять лет держали в подвале…

Я откинулась на спинку сидения и мрачно проворчала:

— Да примерно так оно и было. Так почему?

Иван мельком глянул на меня и вновь перевёл взгляд на почти пустынную дорогу.

— У Тани не было влиятельных родственников, её семья не из богатых, да и с внешностью ей не особо повезло. Единственной возможностью зацепиться в Магсквере для неё была Маша. Поэтому Таня терпела все выходки подруги, практически была её тенью все пять лет. За это родственники Марии посодействовали, и Татьяна поступила в аспирантуру…

— Вот как? — озадаченно протянула я. — Это же путь для избранных. Я слышала, что аспирантами становятся лишь самые одарённые. А ты говоришь, туда можно попасть по блату?

— Разумеется! — хохотнул Иван. — Не думаю, что Татьяна действительно занимается разработкой новых заклинаний. Но зато она осталась в Магсквере, бесплатно живёт в академквартале и даже получает небольшое жалованье. Скорее всего, её устраивает такая жизнь.

Я перебирала пальцами по разгорячённой обивке сиденья. Судя по описанию Ивана, эта мисс звёзд с неба не хватала и была рада даже вниманию толстяка. Только вот мать из неё получилась не особо хорошая… Впрочем, выводы делать рано, сначала нужно поговорить с Таней.

Когда такси въехало в академический квартал, сердце моё затрепетало. Перед глазами встала ночная картина моего бегства из квартиры Даниила. Я одёрнула себя, напомнив, что единственный способ покончить с мучениями — довести дело до конца. А поиск ребёнка теперь тоже часть этого запутанного дела.

Такси дёрнулось и остановилось, скрипнул поднятый ручник, Иван с улыбкой повернулся ко мне.

— Мне пойти с вами, Джо?

Я замешкалась с ответом. С одной стороны, они долгое время учились вместе, и, возможно, Иван будет мне полезен. С другой, парень тоже под подозрением и может помешать нашему разговору, если тот примет неблагоприятный для него оборот. С сомнением я покачала головой:

— Подожди меня здесь.

Я захлопнула горячую дверцу машины и подула на пальцы. Какая жара! В академквартале, где стояли одинаковые дома и почти не было растений, пекло настигло своего апогея. Я не без оснований боялась получить солнечный удар. Прикрыла ладонью огненный ёршик волос и огляделась в поисках нужного дома. Огромная цифра 25 сразу бросилась в глаза. Я решительно направилась к подъезду. Пиликнул домофон, тут же пискнула открываемая дверь. Я торопливо потянула ручку на себя.

Увы, в подъезде было не приятнее, чем на улице. Да, лучи не палили голову, зато в нос тут же ударили неприятные запахи мочи и хлорки. Закашлявшись, я поспешно побежала вверх по лестнице. С ужасом покосилась на приоткрытые двери, ловила носом обеденные ароматы. Люди пытались выжить, устраивая сквозняки, но запускали в дом жуткий смрад из подъезда. Чем выше я поднималась, тем легче становилось дышать. И всё равно в голове возник печальный образ ребёнка, который вынужден здесь жить.

Квартира Тани находилась на самом верху. Женщина ждала меня у распахнутой двери. Я замерла на ступеньке, узнав её. Оттопыренная губа, гладко зачёсанные в тощий хвост волосы, без признаков чёлки. Это она выходила из дома Даниила утром понедельника! Неприятное чувство болезненной злости пронзило грудь, я скрипнула зубами и сухо уточнила:

— Татьяна?

Та напряжённо кивнула, не сводя с меня острого взгляда маленьких глаз неопределённого цвета. Она тоже узнала меня. Я приблизилась и посмотрела на Таню сверху вниз. Та задрала голову и невольно отступила.

— Можно пройти? — прорычала я, довольная её испугом. — Или будем разговаривать на лестничной площадке?

Женщина шустрой мышью нырнула в квартиру. Я шагнула следом и с любопытством оглядела старенькую прихожую и вытертый, некогда разноцветный коврик под ногами. Больше в коридоре ничего не было, даже зеркала. Я саркастично усмехнулась: я и сама не красавица, но, если бы имела такое лицо, как у Тани, тоже избавилась бы ото всех зеркал. А в груди ворочалось неприятное чувство каждый раз при воспоминании о том, как она вышла утром из подъезда Даниила. Что она тогда забыла? Уж не коричневую ли тетрадь?

Татьяна прошла в единственную комнату и указала на продавленный диван.

— Присаживайтесь.

Голос её мне показался противно-скрипучим. Может, пацан банально сбежал? Я бы точно свалила от такой мамаши. Таня присела на диван рядом со мной, сжала свои колени, скрестила пальцы и уставилась на голую стену с таким интересом, если бы там был телевизор. На меня смотреть она тщательно избегала. Я скользнула взглядом по пустому столу, одинокой книжной полке и старой пыльной картинке на обшарпанной зелёной стене. Интересно, а где же жил ребёнок?

— Планировка квартиры у вас, как у Даниила, — сорвалось у меня с языка.

— И как у всех остальных жителей академквартала, — бесцветным голосом проговорила Таня. — Дома типичного плана…

— А что вы делали в понедельник в доме Даниила? — вновь не удержалась я.

Татьяна вздрогнула всем телом, но не обернулась. Она ещё сильнее выдвинула челюсть вперёд.

— Я искала Рому, — тихо сказала она. — Он часто убегает к Дане.

Я озадаченно покачала головой: интересно, зачем? Но спрашивать об этом не стала. Фёкле нужны факты, не зря же она притащила из подвала котёл. Я вытащила маленький блокнот, пальцы скользнули по листам, отыскивая чистый.

— Когда вы в последний раз видели сына? — уныло спросила я.

Татьяна резко обернулась, я с удивлением посмотрела в её маленькие глаза, полные злобы.

— Не в последний! — прошипела она.

Я растерянно моргнула, не зная, что ответить. Губа женщины задрожала, по круглым щекам прокатились две слезинки. Но Таня не отвернулась, не зарыдала, она произнесла твёрдым голосом:

— Я покормила его обедом в воскресение. Потом ушла на кафедру. Вечером вернулась, Ромы дома не было. Больше он не приходил. Даня тоже его не видел с воскресения. И другие преподаватели…

— Преподаватели? — уцепилась я за слово. — То есть Роман посещал Академию?

— Разумеется, — серьёзно кивнула Татьяна. — Он очень любознательный мальчик. И в библиотеке проводит времени больше, чем другие дети за играми…

Я решительно поднялась и подошла к столу, палец мой оставил на его исцарапанной пыльной поверхности чёткий след, затем я провела рукой по корешкам книг, стоящих на полке.

— Стихийная магия, — прочитала я. — Первый год, второй… Это ваши учебники? Или их изучал юный маг?

— Это учебники с моей кафедры, — ровно ответила Татьяна. — Я аспирант…

Я резко развернулась.

— Стойте, — прервала я. — Вы до сих пор аспирант? Я слышала, что учёба длится лишь три года.

— Я не смогла защититься на высшего мага, — вяло ответила Татьяна. И неохотно добавила: — Три раза не смогла…

Я озадаченно подошла к голому окну и провела пальцем по пыльному подоконнику, в углу которого стоял цветочный горшок. Сухая земля отстала от стенок, а в середине скукожился засохший росток. По шее моей пробежались мурашки.

— А где же спал ребёнок? — с вызовом в голосе спросила я. — В прихожей на коврике?

— Нет, конечно, — так же безжизненно ответила Татьяна. — Мы спим с ним вместе на этом диване.

Я с трудом сдержалась, чтобы не влепить ей пощёчину. Да что же она как мёртвая-то?

— А вещи его где?

Плечи её приподнялись, губа обиженно оттопырилась. Татьяна молчала. Я хмыкнула: ни шкафа, ни ящиков в комнате нет.

— Вы меня за дуру принимаете? — не выдержала я, хватая женщину за безвольную руку. — Квартира выглядит заброшенной, здесь невозможно жить и взрослому, а тем более ребёнку. Говорите правду!

Я заставила Татьяну встать, но она упорно отворачивала от меня лицо. По щекам вновь скользнули слёзы. И тут я вздрогнула от неожиданно посетившей меня мысли.

— Если только, — пробормотала я, растерянно выпуская её руку, — вы не можете показать мне свою настоящую квартиру. Вам угрожают? Вас шантажируют? Таня, говорите! Это ведь не ваша квартира! Вы тогда, в понедельник, и отнесли сюда книги? Но книги это ещё не жизнь.

Татьяна смотрела на меня во все глаза, рот её приоткрылся, но не раздавалось ни звука. Женщина медленно отступила к стене. Я схватила её холодные вялые кисти рук.

— Мария оплатит услуги ведьмы Фёклы, слышите? — с жаром заговорила я. — Мы поможем вам! Чем бы вас ни запугивали, обещаю — мы спасём мальчика!

Таня посмотрела за мою спину и крикнула:

— Нет! Не сработает…

Оглянуться я не успела, как голову пронзила сильная боль. Она волнами накатывалась на глаза, давила на уши, сковывала шею. Я замычала и рухнула на колени. Подняла руки к лицу, пытаясь содрать это нечто, причиняющее мне столь сильную боль. Но ногти царапали голую кожу, не облегчая страданий. Ноги стали совсем ватными, колени задрожали. Я повалилась на бок, в бедро уткнулось что-то острое. Новая боль пронзила тело, стало очень горячо. Мной овладела тошнота, она нарастала вместе с головокружением. Казалось, голова просто взорвётся. Кажется, я кричала. А потом нечто, сковывающее мне голову, просто исчезло. А я с облегчением провалилась в темноту.


Глава 8

— Джо…

Я попыталась разлепить веки, поднесла руку ко лбу и тут же скорчилась от ноющей боли в висках. Сильно кольнуло в боку. Я застонала и ощутила тёплые руки на плечах.

— Джо, ты как? Кто же тебя так?

Я сморщилась от головной боли и приоткрыла один глаз. Серый потолок кружился, я с трудом сосредоточилась на белом пятне лица.

— Иван? Ты, что ли?

— Я что ли, — буркнул зоомаг. — Джо, ты в курсе, что ты вся в крови?

— Что? — я извернулась, пытаясь рассмотреть, почему так горит мой бок. — Ать за ногу! Больно!

— Разумеется, больно, — тихо сказал Иван, осторожно приподнимая край рубашки. Ткань неохотно отлипала от кожи. — Я посмотрю, что там…

— И что? — с нетерпением спросила я, прижимая окровавленную ладонь к ноющему лбу.

— Дырка, — огрызнулся Иван и тут же поправился: — Ничего страшного, Джо. Просто царапина. Тебя словно ножом полоснули. Кто напал на тебя? Неужели Танька? Вот уж не ожидал от неё…

Иван попытался помочь мне сесть, я оперлась ладонью о пол и тут же ощутила новую боль. Я вскрикнула и отдёрнула руку, по запястью потекла капля крови. Иван молча отодвинул меня и заглянул под диван. Я услышала его протяжный свист.

— Ну ничего себе, — пробормотал зоомаг. — Целый склад холодного оружия!

— Только не говори, что там куча мечей, — буркнула я и, ощущая сильное головокружение, привалилась к стене.

Одежда вся в крови! Откуда её столько, если Иван говорит, что рана неглубокая. Сама я посмотреть не решалась, при одной мысли об этом, меня начинало тошнить.

— Не говорю, — хмыкнул Иван. Он обернулся, чайные глаза его потемнели, губы скривила усмешка. — Ты уже видела, да? Интересно, откуда они здесь.

— Ать за ногу, Ваня, — взмолилась я. — Тебе не кажется, что пострадавшей нужно помочь? Например, вызвать скорую, а? Перевязать, на худой конец! Где твоё джентльменское поведение?

— Дома забыл, — задумчиво проговорил Иван, вытаскивая один из мечей.

По коже моей пробежался озноб, меч был как две капли воды похож на тот, которым проткнули Дашку. Иван положил меч на диван и выгреб из-под него ещё несколько подобных.

— Ровно десять, — пробормотал он. Рука зоомага поочерёдно касалась пыльных рукоятей.

— Приготовлены для остальных членов круга? — невольно ахнула я. — Если не считать двух клинков, которыми пронзили Дашку. Возможно, Антону полагалось тоже висеть с лампой вместо головы, но он каким-то чудом избежал этой участи. Может, Фёкла права и он всё ещё жив? Ать за ногу, как же больно! Вань, у тебя хоть аптечка есть?

Иван повернул ко мне своё бледное лицо и медленно кивнул.

— В машине. — И деловито уточнил: — Полицию вызывать?

Я помотала головой, зоомаг кивнул и тут же ретировался из заброшенной квартиры. Я осторожно покосилась на распахнутую дверь: кто же был за моей спиной? И что этот кто-то применил? Я со стоном опустилась на пол и выудила из кармана сотовый. Пять часов! Сколько же я была в отключке? Часа полтора? И что всё это время делал Иван? Кожа на затылке оледенела: а что если он сам и напал на меня?

Со стороны открытой двери послышались торопливые шаги. В квартиру ворвался запыхавшийся зоомаг, на пол брякнулась полупрозрачная коробка. Иван деловито приподнял меня и прислонил к дивану, словно это было не моё тело, а бревно. Без стеснения задрал мне рубашку до самой шеи и дотронулся до кожи рядом с раной.

— Осторожно, — инстинктивно сжалась я.

— Я осторожно, — пробурчал Иван, подтягивая коробку ногой.

Он быстро достал пузырёк и пузатый пакет, зубами рванул его, вытаскивая белоснежную салфетку. Щедро плеснув на неё из пузырька, прижал к моему боку. Я вскрикнула от боли и неожиданности и попыталась оттолкнуть зоомага. Иван, не обращая на моё сопротивление внимания, прижал меня плечом к стене и наскоро обмотал длинным бинтом.

— Вот! — с довольным видом подытожил он, любуясь своей работой. — Я конечно не магдок, но на фермерской практике мне часто приходилось перевязывать лошадей…

Я поспешно опустила рубашку и скрипнула зубами. Кобылой обозвали!

— На людях тебе ещё тренироваться и тренироваться, чесслово, — пробурчала я, стараясь несильно морщиться от тупой боли в боку. — И… это…

— Спасибо? — подсказал Иван, приподняв лохматые брови.

— Спасибо? Щас! — сухо рассмеялась я, с подозрением посматривая на зоомага. — Где тебя так долго носило? Где ты был, пока я тут полтора часа кровью истекала? Заснул что ли? Ты видел Татьяну? Она одна была или с кем-то? Почему отпустил её?..

— Джо, подожди! — Иван выставил обе ладони, словно защищаясь. — Я никого не видел, за всё время из подъезда никто не выходил. Зашла только какая-то парочка… Я забеспокоился, что ты так долго, решил тоже зайти — посмотреть…

— А домофон? — с подозрением спросила я.

— Так я же говорю, парочка заходила в дом, я увязался за ними. Сказал, что слишком долго клиента жду, хочу поторопить. Потом прошёлся по этажам, смотрю — дверь нараспашку. Заглянул, а ты плаваешь в луже крови…

Я вздохнула с некоторым облегчением и недовольно слизнула выступившую кровь на запястье. Ворчливо попросила:

— Пластырь дай!

Иван послушно покопался в аптечке. Я задумчиво прилепила светлую полоску на ранку. Преступники могли вылезти в окно на первом этаже. Могли скрыться в любой из этих квартир. Может, всё-таки вызвать полицию? Но при мысли о Климе и его подколках мне стало совсем худо. Ну уж нет! Не отдам я тебе мечи, Клим! Это моя добыча, за которую я заплатила кровью.

— Помоги-ка мне подняться, — попросила я.

Зоомаг с готовностью дёрнул меня за руку, да так, что в плече что-то хрустнуло.

— Ать за ногу! Напомни мне, если я вдруг забуду, никогда больше не просить твоей помощи, — пробубнила я, потирая руку. — И заверни мечи в покрывало. Вон, возьми с дивана. Фёкла получит свою кучу звенящих фактов…

Иван сдёрнул коричневую ткань, в воздух взметнулось облако пыли, я чихнула несколько раз подряд. Иван с довольным видом расстелил покрывало на полу, звякали один за другим падающие в середину мечи.

— Осторожно, острые, — предупредила я и снова чихнула. — Обмотай побольше, чтобы не прорезалась ткань…

Огляделась: увы, лампы здесь спрятать абсолютно негде. Всё на виду. Я похромала в коридор и заглянула в старенькую прихожую. Сверху торчал обрывок серой тесёмки. Я машинально потянула на него, двери антресолей распахнулись, на меня повалились пыльные коробки. Я закричала, пытаясь закрыть голову руками. Коробки оказались довольно тяжёлыми, больно били по плечам и с шумом перекатывались по полу.

В дверях мгновенно возник Иван, глаза его горели, в руке блестел один из мечей. Я уселась на коробку и хмыкнула:

— Кажется, я нашла лампы… на свою голову.

Иван оценил масштабы и подмигнул:

— Сама нашла, сама и потащишь!

— Чесслово, — возмутилась я. — Ничего, что я ранена и почти что в обмороке?!

Иван усмехнулся:

— Не считая жуткого пятна, выглядишь ты неплохо!

— Ничего себе, комплимент, — проворчала я.

— Ну, мы не на свидании, чтобы комплименты отвешивать, — рассудительно заметил Иван, собирая коробки одна на другую.

Я хлопнула себя по лбу:

— Свидание! Я совсем забыла, что у меня свидание сегодня… да ещё целых два!

— Забей, — отозвался Иван из комнаты, зазвенели собираемые в кучу мечи. — Ты же раненая, я ничего не перепутал?

— Не могу, — мрачно ответила я, посматривая на часы. — Это для дела надо. Вань, где мне быстро достать приличные шмотки? А то у меня из одежды только кошмарный свитер остался. Давно хочу скормить его моли, да та тоже чурается ведьмовской вязки…

Иван появился в дверях, на его спине качнулся большой коричневый куль, на груди крест-накрест перевязи, на лице широкая ухмылка.

— Зачем моль разводить? Отдай его Грызу. Парень за час из него лоскуты нарежет когтями… и у тебя будет такой модно-драный прикид, что все красотки удавятся от зависти!

Я усмехнулась, а зоомаг осторожно присел на корточки и приподнял четыре коробки, установленные одна на другую.

— Эти две сможешь унести? — сухо уточнил он.

Я аккуратно опустилась, стараясь не тревожить рану, и обхватила оставшиеся коробки.

— Нормально.

Иван кивнул и медленно двинулся к двери. Я последовала за зоомагом, рассматривая куль на его спине. Сквозь коричневую ткань почти у самой шеи поблёскивало железо. Бугры от рукоятей оттягивали ношу вниз.

Ступеньки давались мне с трудом, полутьма подъезда давила на нервы, в тусклом свете, продирающемся сквозь замызганные оконца, клубилась пыль. Я испуганно покосилась на приоткрытые двери, ожидая, что в любой момент может выскочить Татьяна или тот неизвестный, который… Интересно, что же он со мной сделал? Никогда не ощущала ничего похожего. А уж пыток в своё время пришлось испытать столько, что вспомнить страшно…

Руки задрожали, коробки покачнулись. Я обеспокоенно прислонилась к стене, удерживая их. Иван обернулся, взгляд его обеспокоенно скользнул по моему лицу. Приступ паники опять накрыл меня крайне не вовремя.

— Ты в порядке? Побледнела-то как! Тебе срочно шоколад нужен, чтобы потерю крови компенсировать. Кило, не меньше. Говоришь, на свидание пойдёшь? Требуй сладкого, да побольше…

Я едва заметно пожала плечами. Может, Иван прав? Ну его, это свидание. Всё равно душа не лежит к шпионажу. А как про Захара вспомню, так сама готова отправиться к Грызу в лапы. Пусть котяра нарежет меня на лапшу, чтобы уж точно дома осталась. В ушах зашумело, темнота чуть отступила, я кивнула зоомагу: мол, всё в порядке. Мы снова побрели вниз по ступенькам.

Запах мочи и хлорки сгущался, я уже едва могла дышать, переставляла ноги и молила небо, чтобы эта мука закончилась как можно скорее. Скрипнула дверь, в лицо моё опалило жаром. Вроде дело к вечеру, а прохладнее ничуть не становилось. Я устало прислонилась к стене дома, наслаждаясь более-менее свежим воздухом.

Когда голова перестала кружиться, я приоткрыла глаза. Ко мне шёл Иван, руки его уже были свободны. Только он принял две оставшиеся коробки, как с дороги послышалось судорожный скрип колёс, канареечного цвета машина вдруг подорвалась с места и помчалась напрямую через зелень газонов. В стороны с визгом и протестующими криками разбегались возвращающиеся после занятий студенты.

Коробки выпали из опустившихся рук Ивана, он, совершенно позабыв о ноше, схватился за голову. Раздался звон разбитого стекла. Одна коробка раскрылась, по асфальту, с лязганьем, покатилась металлическая трубка. Я осторожно присела на корточки и приподняла смятую картонку.

— Это точно были лампы, — холодно прокомментировала я. — Но теперь уже никто не разберёт, в виде полумесяца ли они были, или ещё какой формы. Молодец, Иван!

— Да плевать на лампы! — зоомаг со злостью пнул коробку, та, звякнув осколками, отлетела на несколько шагов. — У меня машину угнали! Я же говорил, в академквартале нельзя оставлять транспорт без присмотра! Стоило на секунду отвернуться, и какой-то юный гений решил поразвлечься…

Я глянула на сотовый.

— Уже шесть. И нет ни машины, ни доказательств, ни нормальной одежды… Вань, у тебя деньги есть?

Зоомаг нервно рассмеялся.

— Есть! В такси…

— И что теперь делать? — пригорюнилась я. — Ну и гадина эта Мария! Подружке под стать, чесслово! Послала, так послала…

Скулы Ивана чуть порозовели, глаза смягчились, он кивнул на сотовый:

— Так позвони ей, — проговорил он. — Расскажи, что Танька напала на тебя. Может, это заговор? Может, она специально спрятала мальчишку, чтобы вытащить из Машкиного мужа побольше денег.

Я мрачно пожала плечами: если бы красотка и свой телефон написала на том клочке, было бы проще. По спине побежали мурашки, я судорожно набрала номер Татьяны. Недоступен. Разумеется! Но нужно было проверить. И покосилась на Ивана.

— Придётся всё-таки вызвать полицию, — нехотя сказала я. — Мало того, что мы сокрыли улики, так ещё и машину с ними у нас угнали. Худо дело… И это если не думать о том, что малолетним преступникам попались острейшие мечи!

— Не малолетним, — возразил Иван. — Угонщики не были мелкими…

— Когда ты умудрился рассмотреть их? — удивилась я. — Угонщики? И сколько же их было?

Иван передёрнул плечами и яростно пнул вторую коробку.

— Двое, — буркнул он. — Но я видел лишь силуэты.

Я вытерла со лба выступивший пот и шагнула в тень выступа. Возможно, это Татьяна и её сообщник, по милости которого я в таком состоянии. Тогда машину не просто угнали, а преступники украли улики. Как бы ни хотелось свалить, а придётся сообщить в полицию. Пусть обследуют квартиру магоследом. Меня же не просто оглушили, это была магия.

— Не грызи ногти, — строго сказал Иван. И насмешливо добавил: — Тебе вроде не пять лет.

Я недоумённо посмотрела на руку, на губах ощутила металлический привкус крови. Я виновато спрятала руку за спиной.

— Сама не заметила, — нервно ответила я. — Как подумаю о Климе, так противно становится… Приедут, снова несколько часов промурыжат. А то и арестуют за сокрытие улик.

— За что арестовывать? — рассудительно спросил Иван и пожал плечами: — Мечей никто не видел, машину у нас угнали. В любом случае, лично мне полиция без особой надобности. Убийцы ли угнали такси, студенты ли, я всё равно быстрее найду свою тачку там, где её бросят. Пошурую по своим связям. Так что предлагаю просто зайти к моему другу. Возьмём у него рубашку какую для тебя да денег немного займём, чтобы добраться до ведьмовского дома…

— Что за друг? — уточнила я, обдумывая слова зоомага: Иван явно избегает встречи с полицией. Но прямо об этом не говорит.

— Даниил. Он живёт совсем недалеко отсюда…

— Нет! — подскочила я, забыв о боли, жуткой жаре и даже о подозрительном поведении Ивана.

Тот похлопал меня по плечу:

— Полно, Джо! Мы же только что убедились, что это не он прикреплял лампы на головы трупам.

Моё тело мелко затряслось.

— Ни за что! Я не пойду… И вообще, мы ещё ничего не выяснили. Может, он с Татьяной заодно. Может, это он оглушил меня, подкравшись сзади…

Иван заливисто рассмеялся:

— А перед этим забрался на шестой этаж! Прости, Джо, я себе этого не могу представить.

Я упрямо помотала головой и предложила:

— Ты сходи один, а я тут подожду. Только не говори ему, что я здесь…

Иван пристально посмотрел на меня, в уголках губ залегли жёсткие складки. Мне стало нехорошо при мысли, что он догадался, почему я так сопротивляюсь, щёки мои начали предательски гореть. Зоомаг вздохнул, рука его крепко обхватила моё предплечье, Иван с силой потянул меня вперёд.

— Не ты первая, не ты последняя, — цинично сказал он. От растерянности я сдвинулась с места. А Иван неожиданно мягко произнёс: — Знаешь, Джо, Даня сильно изменился после того случая. Он и раньше не был открытой книгой. Как дикий магокот, сторонился всех. Но после трагедии вокруг него словно сгустилась аура таинственной печали. Мужчины не могли находиться с ним рядом и получаса, чтобы не впасть в депрессию. Зато девчонки бегали за ним стаями. Машку это так бесило, что она совсем перестала посещать Академию. Любой на его месте выгодно женился бы да жил припеваючи, но Даня не такой… Ему любовь подавай!

Я потрясённо молчала. С одной стороны, мне стало легче. Я поняла, почему ночью набросилась на него, как кошка по весне. Это его магия. Но с другой стороны, в душе росло возмущение: вот ведь гад! Ещё уточняет у своей жертвы, хочет ли она его. От мысли, что я пополнила коллекцию калеки, мне стало гадко и противно.

Духота всё же потихоньку спадала, над головой с диким щебетом проносились птицы, слабый ветер сухо шуршал листвой. Прохожие столбенели, завидев нашу парочку. Смех и разговоры смолкали, нас долго провожали недоумёнными взглядами. К дому номер пятнадцать я подходила даже раньше моего сопровождающего. Кулаки мои сжимались, рваное дыхание вырывалось сквозь сжатые зубы. Мне не нужны его деньги, не требуется помощь. Я желала лишь одного, оторвать ему…

— Джо! — позвал Даниил.

Я подпрыгнула на месте, едва сдержавшись, чтобы не вскрикнуть от неожиданности. Инвалидная коляска Даниила небыстро ехала по дорожке с противоположной стороны, сам калека приветливо махал мне здоровой рукой, на лице его сияла широкая улыбка. За ним быстрым шагом двигался маленький кудрявый Мирон, завуч Академии. Сердце у меня опустилось, щёки оледенели. По лицу Даниила пробежала волна беспокойства, рука его опустилась на пульт.

— Джо, это кровь? — взволнованно проговорил он. — Что с тобой?

— Порезалась, — нехотя отозвалась я.

— Когда брилась, — в тон мне ответил Иван. Он подошёл к калеке и радостно пожал тому левую руку. — Привет, дружище! Рад тебя видеть. Мы к тебе в гости, примешь?

Даниил с трудом отвёл от меня тяжёлый взгляд, я с облегчением выдохнула, ощущая, как ровнее стало биться сердце. Калека оглянулся на завуча и произнёс:

— Мирон, прошу простить меня. Давай обсудим всё утром.

Завуч быстро-быстро закивал, лицо его расплылось в улыбке, но глаза с любопытством посматривали в мою сторону.

— Конечно-конечно, о чём разговор, всё обсудим завтра, — протараторил он, и не думая уходить.

Даниил направил коляску к подъезду, я обречённо смотрела, как он рывками выбирается из кресла. Почему-то вспомнила день, когда предлагала помощь. Губы мои невольно скривились: сейчас мне бы и в голову не пришло помогать ему. Всё равно, что пытаться помочь горе стоять, а реке течь. Каждое движение отточено до мелочей, словно танец странной уродливой птицы.

Калека на прощание махнул Мирону, который так и не сдвинулся с места, и вошёл в дом. Мы с Иваном последовали за ним. Я болезненно заморгала в полутьме, руки мои вцепились в зоомага, я спотыкалась о ступени и натыкалась на стены, словно слепая неуклюжая лошадь.

Скрипнула дверь в квартиру Даниила, сердце моё вновь болезненно сжалась. Лучше бы я злилась на калеку. Но вся ярость мгновенно улетучилась, стоило мне вновь посмотреть в его чёрные глаза. Но теперь я знала, что это магия, и надеялась, что смогу противостоять ей.

Зазвенели ключи о толстые стенки единственной вазы, брякнул о прихожую набалдашник трости. Зашумел включённый чайник. Всё, как вчера. Губы мои задрожали. Я обречённо топталась в коридоре, не смея переступить порог комнаты. Иван же вольготно расселся на кровати.

— Дань, одолжи нам денег, — без обиняков начал он и саркастично усмехнулся: — А то так есть хочется, что переночевать негде…

Даниил доковылял до стула и аккуратно опустился на него. Я волком посмотрела, как он похлопал по сидению рядом, и отрицательно помотала головой. Губы его дрогнули в неопределённой улыбке, взгляд переместился на Ивана.

— Что же с вами произошло?

— У меня угнали машину, — зло хохотнул Иван. — А Джо порезали мечом. Точно таким же, какие нашли при Николае в загородном клубе…

Я внимательно смотрела на Даниила, стараясь не упустить ни малейшего движения на его правильном лице. Калека медленно повернул голову в мою сторону, губы его приобрели голубоватый оттенок, глаза слегка расширились.

— Порезали? — тихо переспросил он.

Я сглотнула ком в горле и произнесла чужим голосом:

— На меня напала ваша подруга Татьяна. Точнее, она заманила меня на квартиру в двадцать пятом доме, которую выдавала за свою, а напал на меня некто со спины. И этот некто применил магию. А потом мы с Иваном обнаружили десяток мечей и лампы в виде полумесяца…

Даниил не отрывал от меня пристального взгляда чёрных глаз, меж бледных губ мелькнул язык, калека кашлянул, словно убеждаясь, что не лишился голоса, и хрипло уточнил:

— Ты как?

— Ать за ногу, — рявкнула я. — Голова чумная от магии, бок разрезан, и как я по-твоему?

К моему неудовольствию, на лице его отразилось облегчение, Даниил почти улыбнулся.

— Да нормально она, — весело добавил Иван, хлопая себя по коленям. — Сам перевязку делал. У тебя нет для Джо одежды, Дань? Желательно, без кровавых пятен.

Но Даниил, казалось, не слушал друга. Он шевельнулся, словно собирался подняться, но потом рука его опустилась, пальцы забарабанили по столу.

— Джо, не стой в дверях, — строго сказал он. — Присядь, а лучше приляг. Я попрошу магдока Академии осмотреть тебя.

— Спасибо, належалась уже, — огрызнулась я, сложив руки на груди. В боку тут же кольнуло, и я скорчилась от боли. И добавила сквозь зубы: — Не нужны мне твои магдоки. Лучше скажи, зачем тебе всё это понадобилось!

Брови Даниила немного приподнялись.

— Что «всё это»?

Я горько усмехнулась, не сводя с калеки пристального взгляда.

— Всё! — упрямо повторила я, ощущая, как горят щёки, а глаза защипало от слёз. — И я в том числе…

— Ой-ёй, — протянул Иван, резво поднимаясь с кровати. — Что-то мне вдруг на воздух захотелось… Джо, дай-ка мне свой сотовый, позвоню знакомым. Может, что про машину свою чего узнаю.

Зоомаг вытащил телефон из моих сцепленных пальцев и выскользнул в дверь. Даниил поднялся, опираясь о стол здоровой рукой.

— Если ты не присядешь, Джо, то мне придётся постоять, — проговорил он.

Я не сдвинулась с места. То, что я собиралась высказать, невозможно проговорить в дружеской беседе за чаем. Я глубоко вдохнула, прогоняя постылые слёзы, которые уже готовы были скользнуть по щекам. Даниил ждал, он высоко поднял подбородок, глаза его стали холодными и колкими.

— Ты знаешь о мальчике? — язвительно спросила я. И тут же кивнула: — Конечно же, знаешь! Я видела, как Татьяна выходила из твоего подъезда в понедельник утром. Мне она сказала, что искала у тебя сына, но я не верю. Скорее всего, вы обсуждали, как вытащить из Петра побольше денег.

Я пытливо всматривалась в лицо Даниила, но оно больше походило на холодную маску. Он никак не отреагировал на моё обвинение. Я невольно шагнула навстречу, руки мои сжались, я страстно желала вцепиться в его горло.

— Что молчишь? — воскликнула я. — Ты слышал? Мы нашли ваши мечи и лампы! И пусть Татьяна угнала машину, этот факт уже в копилке ведьмы Фёклы. Зачем всё это жуткое представление с отрыванием голов? Зачем было запугивать членов клуба? Что за странная месть спустя столько лет? Если вы с Татьяной хотели денег, можно было бы сразу спрятать мальчика. Его отец заплатил бы больше…

— Джо, отец Романа — я!

Его окрик, словно удар хлыстом, причинил мне боль. Дыхание перехватило. Я, словно рыба, выброшенная на берег, хватала ртом воздух. Перед глазами плясали разноцветные пятна, сердце стучало, как сумасшедшее. Я коснулась рукой макушки, голова моя ещё хранила мутное состояние после нападения, и нервно рассмеялась.

— Ничего не понимаю. А почему Пётр платил Татьяне деньги, если Роман не его сын?

Он опустился на стул, нога неловко вывернулась, но Даниил не стал её поправлять. Впервые за вечер он отвёл глаза.

— Потому что его мать не Татьяна, — тихо промолвил он. — А…

— Мария! — ахнула я, в моей голове разрозненные кусочки встали в единую картинку. — Вот почему она так странно себя вела, вот почему она не посещала занятий в Академии… в своё время.

Перед глазами потемнело, я прислонилась спиной к стене. Даниил схватился за край стола, лицо его выглядело обеспокоенным.

— Джо? — взволнованно произнёс он. — Ты так побледнела. Я всё же позову доктора…

— Нет, — отмахнулась я. — Мне уже лучше.

Я прошла к столу и плеснула из чайника кипятку. Покосилась на кровать и осторожно опустилась на стул рядом с Даниилом. В груди было холодно и пусто, словно что-то вырезали. Я уже не ругала себя за прошлую ночь. Что противопоставишь магии? Накатилась жуткая усталость.

— Понятно, — с безразличием в голосе проговорила я и отхлебнула горячей воды. — Студентка забеременела. Отцу ребёнок не нужен. Богатая семья обеспечила Татьяне будущее, чтобы та взяла на себя заботу о малыше. И слухи пустили, что это грешок Петра. С чем тот и согласился… почему — не важно.

— Мария так решила, — попытался вставить Даниил. — Но я всегда…

— А теперь что? — нетерпеливо перебила я. — Зачем сейчас, спустя столько лет, избавляться от ребёнка? И не говори, что ты ни при чём. Если бы ты захотел, нашёл бы мальчика с помощью заклинания, как я в Академии нашла труп… И кстати, о трупах. Зачем было убивать членов клуба? Или ты, наконец, нашёл заклинание, которое не отследить магоследом? Не просто же так ты вкладывал в новую кафедру всё, что получал от старых друзей. Я видела! После того, как обнаружили труп неизвестного, меня проверяли магоследом. Ни-че-го!

Даниил побледнел, губы его сжались в тонкую полоску, на впалых щеках заходили желваки. А я уже не могла остановиться, склонилась к самому его лицу и холодно спросила:

— Ты убил этих людей? Скажи мне!

Калека подался вперёд, наши носы почти соприкоснулись, чёрный металл его глаз буравил меня, но я была слишком зла, чтобы бояться.

— Да, — чётко произнёс Даниил. — Я их всех убил. И не один раз. Самыми разными способами! Смакуя каждую деталь, впитывая каждую капельку крови. И записал всё за этим вот столом!

Я отшатнулась, непонимающе посмотрела на белую ладонь калеки, которой он хлопал по тетрадям.

— Ты их убил… в книгах? — растерянно уточнила я.

Даниил устало потёр лоб и протянул мне одну из тетрадей.

— Да, Джо, — ровно ответил он. — Я уже давно отомстил членам клуба. В своём стиле. Моя месть — мои книги.

Я нажала большим пальцем на тетрадь, та выгнулась, листы с шуршанием сменяли друг друга. Мелкий неразборчивый почерк, скачущие строчки, жуткие рисунки… Пальцы мои разжались, тетрадь шлёпнулась на пол. Я медленно оглянулась на заваленный стол. Даниил кивнул и слегка улыбнулся:

— Да, таких тетрадей десятки, Джо. Я сохранил все черновики, чтобы помнить, сколько злобы во мне было…

— Почерк, — пробормотала я, разгребая в стороны тетради и книги. — Там был совершенно другой почерк!

Даниил с трудом поймал несколько книг, едва не полетевших вслед за тетрадью.

— Ты о чём?

Я вздрогнула и повернулась к калеке.

— Ночью я увидела на твоём столе тетрадь, внутри была вложена ручка с белым пёрышком. И стихи…

— Стихи? — Даниил удивлённо приподнял брови. — У меня на столе? Никогда не писал стихов. Это пошло…

— Те самые, жуткие стихи, которые получали все члены клуба. — Я ещё раз переложила пачки тетрадей, надеясь, что пропустила ту самую, коричневую. И печально добавила: — Сейчас тетради нет!

Даниил схватил меня за руку и заставил вновь опуститься на стул.

— Джо, объясни, — обратился он ко мне. — Я ничего не понимаю.

Я невесело рассмеялась и прикоснулась холодными пальцами к своему горячему лбу.

— Каждый раз после убийства всем членам клуба приходили кошмарные стишки, в которых был намёк на то, что убийца — ты, разве не знаешь? — уточнила я. Даниил спокойно кивнул, а я продолжила: — Я видела ночью тетрадь, в которой собраны все эти стихи… и плюс новый, про неизвестный труп. Почерк там был красивый и округлый… Может, это писала Татьяна?

Даниил минуту смотрел на меня. Потом он порывисто поднялся и проковылял к книжному шкафу, скрипнула дверца, в руках Дани появилась стопка тонких тетрадок, обвязанных потрёпанной жёлтой лентой. Я нетерпеливо поднялась и подошла ближе.

— Что это?

— Татьяна помогала мне при создании книг, — спокойно ответил Даниил. — Она переписывала черновики для издательства. Вот её почерк.

Я ревниво разглядывала завиточки и наклон букв. Нехотя покачала головой.

— Нет, совсем не он, — разочарованно протянула я. — Буквы крупнее и завиточков нет.

Даниил цокнул языком, скрипнула другая дверца, в руках калеки появилась новая стопка. Он потянул за цветную тесёмку и раскрыл зелёную тетрадь.

— Такой?

Я вздрогнула, узнав знакомый почерк. Ровные буквы заполняли строчки аккуратно и экономно.

— Это почерк Марии, — грустно заметил Даниил.

Он протянул мне тетрадь, остальные тщательно перевязал, убрал на полки, вновь щёлкнули дверцы. Я разглядывала линии, пытаясь сообразить, зачем богатой красавице это было нужно. Даниил тронул мой локоть.

— Ты поэтому сбежала? Из-за стихов?

— Не сбежала, а спокойно ушла, — огрызнулась я, вспоминая, с каким отчаянием и страхом мчалась к скутеру.

— Джо, — мягко позвал Даниил.

Я вздрогнула и нехотя посмотрела на него. Чёрные глаза снова излучали бархатную тьму. Даня приподнял мой подбородок, его палец коснулся моих губ. Руки мои задрожали, колени подкосились. Это же магия! Джо, не поддавайся! Он точно применяет какие-то странные знания, невозможно реагировать так на человека. И ты не первая, Джо, и не последняя. Но сколько бы я себя не убеждала, сил отступить не было. Точно сомнамбула, я обвила руками его шею, потянулась к губам…

— Джо? — раздалось из коридора.

Я вздрогнула всем телом и вяло оглянулась на дверь, в которую влетел радостный Иван. Он потрясал моим телефоном так, словно это был наивысший приз.

— Они нашли мою машину! Представляешь, даже деньги на месте! — Зоомаг резко остановился. — Ой, я не вовремя…

Дыхание моё замерло, щёки опалило жаром, я медленно убрала руки с шеи Даниила. Тот смотрел на зоомага спокойно, по лицу его не было понятно, зол он или нет. Словно калеке было всё равно. Я сжала зубы: а кто сказал, что ему не всё равно? Я всего лишь одна из коллекции. И я снова бросилась ему на шею. Стыдно-то как!

— Кстати, — Иван протянул мне сотовый. — Тебе там какой-то Денис трезвонит. Говорит, что ты опаздываешь на свидание…

Даниил вскинул голову и посмотрел на меня таким злым взглядом, что я едва не выронила телефон. Я с усилием улыбнулась ему и поднесла трубку к уху.

— Да, Денис. Извините, немного поменялись планы. Нет-нет, всё в силе. Вы можете забрать меня из академквартала? Прямо сейчас!

Я поспешно отключила телефон. Да наплевать, в каком я виде! Зато Даниил не будет считать, что я намертво застряла в его магической паутине. Избегая смотреть в его чёрные глаза, я поспешила к выходу, помахивая тетрадкой.

— Спасибо за помощь в расследовании, Даниил. Доброй ночи! — нагло заявила я и хлопнула дверью в комнату так, что задребезжали стеклянные вставки.

Не разбирая дороги, я помчалась к выходу, неловко задела тумбочку, звякнула по полу треклятая ваза, загремели болтающиеся внутри ключи. Иван догнал меня уже у домофона и схватил за руку. Дыхание его было рваным, глаза вытаращены.

— Только не говори, что реально собралась на свидание, — сурово проговорил он. — Я тебя никуда не отпущу. Ты посмотри на себя: ранена, вся в крови… Да и Фёкла нас ждёт!

— Ты и сам всё можешь рассказать мисс, — упрямо заметила я, выдернула руку и направилась к дороге, рассматривая мимо проезжающие автомобили. — Кстати, где твоё такси?

— Скоро подгонят, — сухо отозвался Иван. Но, не выдержав, весело добавил: — Его нашли совсем недалеко, у трактира «Брыдкий магокот», представляешь? Так что, скорее всего, это были просто студенты! Некогда это было и моё любимое местечко…

— Опять этот магокот! — сварливо проворчала я. И обеспокоенно обернулась на дом Даниила. — Кстати, а мечи-то в машине?

Иван присвистнул и покрутил пальцем у виска.

— Ты как себе представляешь мой разговор с приятелями? — саркастично спросил он. — Эх, братва, гляньте там, на заднем сидении есть склад незарегистрированного оружия? Да, и сразу с полицией приезжайте, чего уж по три раза мотаться.

— Не смешно, — фыркнула я, боязливо оглядываясь на дверь подъезда. Кажется, Даниил не собирается меня преследовать. Я вздохнула с облегчением, но глаза мои, почему-то были на мокром месте. Проклятая магия! Я нервно добавила: — Про деньги-то ты у них спокойно спросил…

— Так то же деньги! — отмахнулся Иван. — Да и не так много их было, чтобы переживать.

Тёмную зелень газона лизнул свет фар, из-за угла с визгом вырулила приземистая бордовая тачка. Подняв клубы пыли, она затормозила рядом с нами. Дверь распахнулась, и я с изумлением уставилась на лихача. С лица Дениса медленно сползла улыбка, глаза округлились.

— Это что, кровь? — взволнованно выдохнул он.

— Нет, ать за ногу! — раздражённо отозвалась я. — Это соус! Что-то не так? Надо было предупредить, что на свидание нельзя с пятнами крови. Если что, я прямо с задания…

— А вид такой, словно прямо из морга, — хихикнул Иван.

— Ещё одно слово, и я точно кого-нибудь туда отправлю! — угрожающе зарычала я. — Причём, не на своих двоих!

— А я доползу, если что, — нагло парировал Иван, надавливая на моё плечо. — Садись уже, принцесса, в свою карету! А то вон и моя подъезжает, видишь?

Он многозначительно посмотрел на меня, я понятливо кивнула и захлопнула дверцу. Полиции незачем знать об угоне и о том, что лежит на заднем сидении. В боку кольнуло, я поморщилась.

— Может встретимся в другой раз? — неуверенно предложил Денис.

Я зло посмотрела на него, едва не проорав, что другого раза не будет. Но на лице юноши было написано такое искреннее беспокойство, что я немного смягчилась. Денис не виноват в том, что у меня сложились странные отношения с Даниилом. Я осторожно покосилась на окна первого этажа. Интересно, наблюдает ли за нами калека? На всякий случай, я натянуто улыбнулась полицейскому и коснулась его плеча.

— Вот скажите мне, — как можно мягче произнесла я. — Если бы вы ждали свидания, но на опасном задании вас немного задело… совсем чуть-чуть. Неужели вы отменили бы встречу?

— Нет, конечно, — тут же отозвался Денис, лицо его просветлело. — А вас задело совсем чуть-чуть?

Я уверенно кивнула, стараясь не морщиться от боли.

— Конечно, пятно выглядит страшно, я понимаю. Но во мне ещё осталось много крови, я уверена.

— А что случилось-то? — полюбопытствовал он.

Плечи мои напряглись, глаза сощурились.

— Мы о работе будем говорить?

— Нет-нет! — торопливо заверил меня Денис.

— Тогда поехали! — выдохнула я и покосилась в зеркало заднего вида: Иван пожал руку невысокому человеку и исчез в машине.

Денис послушно дёрнул за рычаг и крутанул руль. Фары такси зоомага растворились в зеркале заднего вида. Полицейский покосился на сидение автомобиля.

— Теперь всем буду хвастаться, — весело заметил он. — На моём сидении кровь самой знаменитой метловой гонщицы!

Я недовольно покосилась на пятна.

— Только не говорите, что лишили меня девственности, — мрачно ответила я. — Не поверят.

Уши Дениса покраснели, руки на руле дёрнулись. Я испуганно ухватилась за ремень безопасности. Умирать не хотелось, невзирая на все неприятности, которые ворвались в мою жизнь.

— Простите, Джо, я сморозил глупость, — пробормотал полицейский, с трудом выравнивая машину.

— Мы квиты, — нехотя буркнула я, пристёгиваясь. — Кажется, Денис, вы водите машину ещё хуже, чем сидите на метле…

Денис иронично покосился на меня.

— Кажется, я догадался, — в тон мне проговорил он. — Вы решили встретиться со мной, чтобы показать свою тёмную сторону. Но как бы вы ни старались меня уколоть, Джо, ничего у вас не получится! Это будет замечательное свидание!

— Оптимист, ать за ногу, — пробормотала я себе под нос.

Что же, пусть думает что хочет, лишь бы вытянуть из парня сведения о нашем деле. Машина завернула в тёмную подворотню, скрипнули тормоза. Я осторожно выглянула из окна.

— Не очень похоже на популярный трактир, — недовольно проговорила я, многозначительно кивая на батарею мусорных баков вдоль железного забора.

Денис вышел из машины и распахнул дверцу с моей стороны. Парень протянул мне руку и улыбнулся.

— Это чёрный ход, Джо, — пояснил он. — Сейчас не праздник семи мертвецов, когда ваш наряд был бы кстати… Вы же не хотите, чтобы все пялились на вашу окровавленную одежду?

Я проигнорировала предложенную помощь и самостоятельно выбралась из авто. Небольшая площадка, за исключением баков, была пустой. Серые стены едва заметно поблёскивали вкраплениями песка, шумели круглые вентиляторы, пахло вкусной едой, над головой светлел кусок вечернего неба. Из-за забора доносился заливистый собачий лай. Голова моя слегка закружилась, бок заныл от тупой боли. Но я упрямо сжала челюсти и натянуто улыбнулась. Денис показал на прямоугольник невзрачной двери. Я с недоумением осмотрела её в поисках ручки или замка.

— И как мы зайдём?

Денис загадочно улыбнулся, подошёл к одному из вентиляторов и проорал:

— Аля!

Несколько минут полицейский насвистывал до боли знакомую мелодию и прохаживался вдоль стены. Я привалилась к двери, пытаясь вспомнить, что же это за песня. Металл под моим плечом дрогнул, раздался скрежет, я поспешно отшатнулась. Зверь со скрипом открылась, на пороге стояла субтильная мисс с белыми волосами и огромными глазами.

— Привет, милый, — кивнула она Денису и перевела взгляд карих глаз на меня.

Сразу стало понятно, что Аля далеко не так молода, как мне показалось в первую секунду. Но многочисленные лучики морщинок словно придавали её лицу ещё больше свечения. Короткое каре абсолютно белых волос украшено сверкающими стразами, стройная фигурка в умопомрачительном алом платье с множеством блёсток сверкало при малейшем движении. Аля рассматривала меня с не меньшим любопытством.

— Это мисс Евгения, — поспешно произнёс Денис. — Я вам рассказывал о ней…

— Да-да, помню, — рассеянно отозвалась Аля. И приглашающе махнула рукой. — Что ж, посмотрим! Заходите.

Я нырнула в темноту подсобного помещения. В спину мне дышал Денис, а впереди мелькали блёстки платья хозяйки трактира, на которые попадал свет тусклой лампы. У широкой занавеси, из-за которой раздавался мерный гул множества голосов, Аля остановилась, я ощутила её сильные пальцы на своём запястье.

— Милый, ты иди в зал, — нежно проворковала хозяйка, обращаясь к Денису. — А я посмотрю, что можно сделать с нашей красавицей. И не переживай, я попрошу Клару, и машину твою переставят…

Лицо парня в неровном свете выглядело бледным и болезненным. Я нервно хихикнула, представив, как смотрюсь сама, да ещё с кровью на боку. Но Аля почему-то не обращала на это внимания. Она нетерпеливо потянула меня в тёмный угол. Я растерянно оглянулась на Дениса, но тот уже исчез за занавесью. Скрипнула дверь, яркий свет ослепил меня до боли в глазах. Я машинально прикрыла их ладонью и осторожно шагнула вперёд. Тишина неожиданно сменилась взрывом смеха, раздался весёлый голос:

— Это ещё что за громадина?

— Ой, девочки! Кинг-Конг жив!

— Цыц, — шикнула Аля, отпуская мою руку. — Ни одна из вас ещё не выглядела лучше в свой первый вечер в «Магокоте»!

— Уж точно! — хохотнула одна из девиц. — В крови ещё никто не появлялся! Аля, ты притащила к нам жертву вампира?

Я часто заморгала, пытаясь привыкнуть к яркому освещению, и убрала ладонь. К подобным словам я давно привыкла, сестры по мётлам тоже не славятся сладкоречивостью. Но спускать оскорбления не в моих правилах. Но чтобы отвечать, нужно видеть соперницу. А перед моими глазами плавали лишь разноцветные пятна да блики от множества ламп, заливающих помещение нестерпимым светом.

— Так, посмотрим. О, какие глаза красивые! И волосы славные, жаль только короткие… Зачем ты, милая, стрижёшься под мальчика? Грудь конечно шикарная, но будет трудно что-то подобрать… Да и рост…

Я нервно вздрагивала каждый раз, когда ощущала на теле прикосновения Али. Глаза более-менее привыкли, и я с любопытством посмотрела на множество своих отражений в лучах света. Я могла видеть свою спину, профиль и даже макушку, освещённую так ярко, что рыжина волос смахивала на пламя.

Комната оказалась намного меньше, чем я предполагала. Да и девиц всего три, их полуголые отражения тоже множились в десятках зеркал, расположенных на стенах и даже потолке. Аля коснулась моего бока, и я со стоном отшатнулась, сбив один из потёртых деревянных стульев. Запутавшись в его ножках, я рухнула на прозрачный столик, на пол полетели баночки, карандаши и кисти.

— Неуклюжая корова! — окрысилась высокая брюнетка, толкая меня в сторону от своего места.

Я снова наступила на многострадальный стул и машинально схватилась за шикарные волосы смеющейся блондинки. Красивое личико тут же исказила гримаса боли и злобы. Она с диким криком вцепилась в меня, и мы упали на блестящий кафельный пол. Я пыталась перехватить быстрые руки девицы, стараясь, чтобы её длинные алые ногти не дотянулись до моего лица.

— Думаю, это подойдёт, — удовлетворённо сказала Аля, вытаскивая из кучи разноцветного тряпья изумрудное платье.

Хозяйка словно не замечала завязавшуюся драку. Она улыбнулась и схватила свободной рукой блондинку за волосы. Та с шипением вцепилась в тонкую руку Али, но подчинилась. Я смогла подняться на ноги и поспешно подхватила шуршащее платье, которое сунула мне хозяйка.

— Примерь-ка!

Я изумлённо таращилась на вещь, не имея понятия, как такое одевается, а Аля вдруг активно захлопала в ладоши.

— Чего стоим? — закричала она на девушек. — Клиентов ждём? Тогда вам дорога в сексмагини. А ну бегом одеваться! Скоро выход!

Блондинка злобно глянула на меня и плюхнулась на стул, брюнетка с ворчанием ползала по полу, собирая косметику. Невысокая мисс с пепельными волосами тронула меня за руку.

— Давай я помогу.

Я невольно улыбнулась, услышав её мелодичный голос. Благодарно кивнула и посмотрела в зеркало, но не на себя. Аля порхала вокруг брюнетки, белые волосы хозяйки пухом взлетали в воздух, быстрые руки творили настоящее чудо. Лицо мисс, и так от природы красивое, превращалось в настоящий шедевр.

— Ты не обижайся на них, — шепнула моя помощница. — Они не злые, просто ты новенькая. Каждая из нас прошла через это… Руку вот сюда! Да, теперь наклонись, а то я не дотянусь. Какая же ты высокая! Тебя как зовут?

— Джо, — машинально ответила я, с трудом отводя зачарованный взгляд от зеркала. — А тебя?

— Нина, — мягко улыбнулась обладательница волшебного голоса. — Ты не волнуйся, у тебя всё получится! Вот, садись на моё место, сейчас Аля тобой займётся.

Я сердечно поблагодарила Нину, та упорхнула к цветному вороху тканей и блёсток, и несмело подняла глаза в зеркало напротив себя. Дыхание моё замерло, в лицо бросилась краска. Широкие плечи мои охватывали изумрудные кружева, а декольте было постыдно низким, так что весь мой пятый размер колыхался, словно подошедшее тесто на кухне у ангела. Талия под этим безобразием выглядела невероятно тонкой, а тощие бёдра скрывала пышная юбка.

— Нравится? — подскочила ко мне хозяйка «Магокота».

— Ужас… но, — протянула я.

Впрочем, этот клоунский наряд мог мне помочь вытянуть из Дениса нужные сведения. Аля радостно улыбнулась.

— Этот цвет так подходит к твоим глазам! Давай-ка сюда повернись… Вот, прикрой веки. Теперь смотри прямо, теперь вверх…

Я послушно подставила лицо, делая всё, что прикажет волшебница красоты. Перед глазами мелькали кисти разной величины, жутко чесался нос, и всё время хотелось чихнуть. Но я терпела, и не потому, что не хотелось нарушить магию, а просто потому, что субтильная Аля излучала мощную властность. Не возникало и мысли о возможном неподчинении.

Я испуганно покосилась в зеркало, не узнавая особу, отражённую в нём. Нервный смех застрял в горле, когда на голову мне нахлобучили пышный рыжий парик. В искусственных волосах сверкали многочисленные стразы.

— Это перебор, — протестующе воскликнула я.

Но меня уже подталкивали в спину. Нина в нежном фиолетовом одеянии потянула мою руку, коротко хлопнула дверь, отсекая яркое освещение гримёрки, прошуршали тяжёлые занавеси. Я озиралась в полутёмном помещении в поисках Дениса. Люди за столиками освещены алыми круглыми фонарями, свешивающимися с потолка, их голоса слились в единый гул. Аля толкнула меня в яркий столб света.

— Дорогие гости, — прозвучал в динамиках её усиленный голос. Я огляделась, но самой хозяйки уже не видела. — Сегодня вам безумно повезло. В «Магокоте» премьера. Выступает несравненная Евгения!

Шум аплодисментов оглушил меня. Я прижала ладони к ушам, щурила глаза и пыталась рассмотреть лица людей за столиками. Где же Денис? Куда мне идти? Сколько же здесь народу! Аплодисменты стихли, в наступившей тишине я услышала короткий свист, за ним последовали одиночные смешки.

— Эй, красотка! — крикнул молодой парень справа. — Давай, мы ждём!

Я удивлённо посмотрела на него: это он мне?

— Милая! — крикнул кто-то с задних столиков. — Не дразни меня, я уже весь горю!

Смех нарастал, крики сменяли один другой. Спину мою прошиб холодный пот. От что, меня ждут выступления?! Но что я должна делать? Я не умею ни петь, ни плясать… Руки задрожали, во рту пересохло.

— Ну хоть буфера покажи! — захохотал толстяк у стены, по виду явный водмаг.

Щёки мои налились жаром, перед глазами всё поплыло. Я отшатнулась и наступила на шлейф платья, каблук намертво застрял в ткани. Я покачивалась, пытаясь удерживать равновесие, а зал затрясся от хохота. В руку мою вцепилась Нина, она помогла мне освободить каблук и прошептала:

— Все хорошо, ты справишься! Читай заклинание…

Заклинание? Я непонимающе смотрела в её синие глаза. Нина растворилась в темноте тяжёлых занавесей, а я перевела взгляд на столики. Заклинание!

— Врокугор, — громко произнесла я и, сдёрнув парик, коснулась макушки.

Народ в зале притих, раздавались лишь отдельные смешки.

— О! Стриптиз! Ай, молодца…

Я, старясь не обращать на выкрики внимания, продолжала произносить слова заклинания, которому научил меня Даниил. Схема, нарисованная на доске, словно стояла перед глазами, белые линии, красные точки.

— Денис! — завершила я.

Поднялся черный вихрь, зал ахнул. Заклинание обернулось вокруг меня, словно юркая лисица, и бросилось в толпу. Раздался визг, люди заметались в стороны, загремели падающие стулья. Тёмный туман на миг окутал мужскую фигуру и рассыпался. Воцарилась гробовая тишина. Я с радостью бросилась к Денису и схватила его за безвольную руку.

— Вот вы где! — с облегчение проговорила я. — Ну и шуточки у вас…

Лицо полицейского было бледным, глаза смотрели на меня с болью и неверием.

— Мисс Евгения, — официальным тоном произнёс он. — Вы арестованы за применение опасной магии в общественном месте. Пройдёмте со мной.

Он высвободил свою руку и положил ладонь мне на плечо. Я растерянно посмотрела на парня.

— Это очередная шутка?

Парень серьёзно покачал головой и подтолкнул меня, я послушно двинулась через живой коридор, со всех сторон до меня доносился взволнованный шёпот. Вдруг перед нами возникла маленькая женщина с белыми волосами.

— Отличное представление, Евгения, — не обращая внимания на Дениса, проговорила она и что-то сунула мне в руки. — Возвращайтесь, я готова предоставить вам работу в «Магокоте»!

— Спасибо, — кисло улыбнулась я. — Буду знать, что не пропаду…

Ощутив суровый толчок в плечо, я направилась к красным дверям, у которых столпилось несколько мужчин. Один из них махнул рукой:

— Джо! — крикнул Захар. — Отличное представление! Я тебя жду у входа, а ты на сцене! Я прям обалдел…

— О! — вскрикнула я, упираясь каблуками в пол. — Ты вовремя! Скажи, какую сумму переводил Пётр для мальчика? Это были одинаковые суммы или каждый раз разные?

— Что? — Лицо магдока удивлённо вытянулось. — А, вон ты про что! Всегда десять тысяч. А ты куда? У нас же свидание! Я столик заказал…

— Мисс арестована, — громко оборвал его Денис, рывком направляя меня к выходу. — Все свидания переносятся в магскверскую тюрьму.

̶ Арестована? — опешил Захар. — За что?

Денис молча толкнул меня в двери, перехватил под руку и быстро повёл к бордовому автомобилю, который только что подъехал к входу. Кивнул парню, протягивающему полицейскому ключи, и усадил меня на заднее сидение. Быстро обошёл авто и сел в машину, зеркало заднего вида отразило его хмурый взгляд.

— Я вынужден, Джо, — несчастным голосом проговорил он. — Правонарушение видели десятки людей!

Я уныло пожала плечами:

— Лично я понятия не имела, что это правонарушение, Денис. И, честно говоря, я не думаю, что кто-то, кроме вас, это тоже понял…

Полицейский нахмурился, рука его опустилась на ручник, взревел мотор, автомобиль рванулся вперёд.

— В «Магокоте» собираются студенты, Джо, — мрачно сказал он. — Мало кто из них не посещал лекции по запрещённым практикам. Вы же учились в Академии! Как могло получиться, что вы не знаете простых вещей? И каким образом вы знаете вещи архисложные?!

Я невесело рассмеялась в ответ.

— Всё моё обучение проходило за пределами аудиторий. Я же метловая гонщица. А это заклинание… его мне показал Даниил. Собственно, с помощью этого вихря мы и нашли труп в Академии.

Денис резко нажал на тормоз, я едва не разбила себе нос о переднее сидение. Рана в боку заныла. Полицейский со злостью ткнул в панель, затикал сигнал аварийки. Парень развернулся ко мне и прошипел:

— А почему в показаниях об этом ни слова, Джо? Вы хоть понимаете, что это подсудное дело? Нельзя учить студентов запрещённой магии!

Я болезненно сжалась, прижимая руку к боку.

— Ать за ногу, Денис! Повторяю для тех, кто на бронепоезде: я не знала, что это запрещённая магия! Он же преподаватель. Я слышала, что Даниил открывает кафедру истории древнейшей магии…

— Правильно слышали, Джо, — сурово кивнул парень. — Истории! Не практики. Вы хоть понимаете, что теперь все его лекции можно рассматривать как нарушение закона… Да что там! Подумайте, что сотворят обучаемые им студенты? Древнейшую магию запретили не из-за прихоти. Её не засечь магоследом, а некоторые запрещённые практики даже не требуют магического дара! Преступность возрастёт на порядок, сколько невинных людей может пострадать… А я считал, что вы более разумная, Джо!

— Выходит, менее разумная, — потрясённо пробормотала я.

В голове зашумело, перед глазами всё поплыло, в горле встал комок. Денис угрюмо отключил аварийку и завёл автомобиль. Я с тоской смотрела, как мимо пролетают тёмные силуэты деревьев, как постепенно растут здания, обретая очертания небоскрёбов. Впереди сверкал огнями центр Магсквера. А меня ожидало тюремное заключение.


Глава 9

В спёртом воздухе камеры предварительного заключения было невозможно нормально дышать. Пахло чесноком, потом и дешёвым табаком. Я сидела на мягком, почти новом, диване жуткого кирпичного оттенка. Пышные юбки изумрудного цвета окружили меня плотным кольцом так, что больше на диване никто бы не поместился. Впрочем, помятого вида мисс в коротком грязном платье и не претендовала на комфорт. Она вяло прислонилась к толстой чёрной решётке, взгляд её мутных глаз был прикован к кусочку окна, который виден за углом короткого коридора.

Вдруг мисс пошевелилась, тонкая шея её изогнулась, белесые глаза закатились, и бесчувственное тело свалилось на дешёвый коричневый линолеум. Я пару секунд смотрела на её неподвижное тело и неуверенно подала голос:

— Э-эй! Тут мисс упала в обморок. Это нормально?

Из-за угла высунулось одутловатое лицо, полицейский оценивающим взглядом скользнул по мне и исчез. Я пожала плечами: с того ракурса ему не было видно, что случилось с задержанной. Возможно, так принято. Я же первый раз в тюрьме…

Но через несколько минут всё же раздались быстрые шаги. К нам приближалась высокая фигура в некогда белом халате, накинутом прямо на пиджак. Доктор остановился у камеры и нетерпеливо постукивал коричневым ботинком, поджидая неторопливого толстяка-полицейского. Тот брёл медленно, маленькие глаза его равнодушно скользили по светлой зелени крашеных стен, руки заткнуты за невидимый под свисающим брюхом пояс. Магдок подёргивался, словно хищная птица, пока полицейский задумчиво и кропотливо перебирал звенящие ключи в поисках нужного. Щёлкнул замок, решётка с едким скрипом приоткрылась.

Доктор ужом проскользнул внутрь, сухощавое тело его словно бы переломилось пополам, склоняясь к пострадавшей. Он пощупал тонкое запястье арестантки, приподнял синюшное веко и мрачно посмотрел на полицейского. Тот неторопливо полез в карман, зашуршала цветная обёртка, толстяк закинул в рот розовый комочек жвачки. Магдок безнадёжно оскалился и торопливо полез в карман своего пиджака. Я с интересом смотрела, как долговязый раз за разом набирает чей-то номер и ругается сквозь зубы.

Челюсти полицейского двигались медленно, невидящий взгляд буравил стену. Он опёрся спиной о решётку, отчего зелёная рубашка его натянулась, обнажая между пуговицами белесую кожу с редкими волосками. Я поморщилась и перевела взгляд на доктора.

Неожиданно полицейский устало махнул рукой, развернулся и потопал к окну. Девица, словно по команде, встрепенулась. Её крупные челюсти сомкнулись на жилистом запястье доктора. Тот выдал чудовищный крик и изо всех сил ударил заключённую по голове телефоном. Безумные глаза девицы снова закатились, тело расслабилось. Вот только челюсти доктор не смог разжать.

Стук множества каблуков, в камеру ворвались трое полицейских, воцарилась суета. Кто-то потянул меня с дивана. Я послушно поднялась, пузо толстяка ткнулось мне в больной бок, я скорчилась, но отступать было некуда. Клетушка явно не рассчитана на такое количество человек. Я посмотрела на мужчин сверху вниз и по стеночке выскользнула из камеры. Немного постояла в нерешительности, наблюдая за суматохой, но никто не обращал на меня внимания. Тогда я не торопясь двинулась по коридорчику.

За углом, возле широкого распахнутого окна стоял железный стол, на котором лежали раскрытые папки, да слабо шелестели на сквозняке листы бумаги. За столом, к моему удивлению, сидел Денис. Рука его быстро передвигалась по листу, оставляя за ручкой ровные строчки. Он не поднял головы, словно не обращая внимания на мою неправомерную прогулку. Я прислонилась к створке окна и с удовольствием вдохнула чистый воздух.

— Как противно воняет в тюрьме, — жалобно простонала я.

Раздался короткий смешок, уши Дениса дрогнули:

— Это ещё не тюрьма, Джо, а следственная камера. И здесь очень даже неплохо. В тюрьме намного хуже. Там пахнет гниющими заживо людьми…

— Верю на слово, — мрачно перебила я, постукивая ногтями по пыльному подоконнику. — Лишь бы не пришлось проверять. А долго ещё мне здесь куковать?

Денис вздохнул, отложил ручку в сторону и поднял на меня глаза.

— К счастью, нет, — грустно отозвался он. — Я звонил Фёкле и обрисовал ситуацию. Скоро приедут внести за вас залог. Потерпите, Джо.

Я передёрнула плечами, представив, какую выволочку мне утроит мисс, когда я вернусь домой. Интересно, откуда они взяли деньги, мы сейчас на мели. И кого за мной послали: ангела или Ивана? Я предпочла бы последнего, как ни странно. Хотелось узнать о судьбе мечей, чтобы подготовиться к обороне перед гневом Фёклы.

— А можно я подожду здесь? — нерешительно попросила я. — В камере реально воняет, да ещё, кажется, там девица решила кони двинуть.

Денис вдруг дружелюбно улыбнулся.

— Конечно! Садитесь. Могу же я хоть раз воспользоваться своим служебным положением. Надеюсь, вы не будете применять против меня какие-нибудь запрещённые заклинания?

Я развела руками:

— Даже если бы от этого зависела моя жизнь, — печально проговорила я. — Я не смогла бы. Я действительно знаю только то заклинание, которое показал Даниил в Академии. И для меня самой загадка, как я его вообще повторила, такое сложное! Наверное, я сильно испугалась в трактире…

— Да, кстати, — смущённо прервал меня Денис. — Вы, наверное, решили, что я подстроил выступление, но это не так! Я только потом вспомнил, как на днях рассказывал Але про одну свою знакомую, которой срочно нужна хоть какая-нибудь работа. Несчастная не смогла поступить в Академию, а возвращаться ей некуда. И Аля решила что это вы. Когда я увидел красавицу в зелёном платье, мне и в голову не пришло, что это вы… То есть, вы, конечно, красивая, но там была… совершенно другая. Я понял только тогда, когда вы парик сняли…

Денис смущённо умолк, а я молча пожала плечами. Что тут ответишь, я и сама себя не узнавала в зеркале. За столом воцарилось неловкое молчание, лишь со стороны камеры доносился шум возни. Зазвенела клетка, где-то хлопнула дверь. Денис покачнулся на стуле и заглянул за угол.

— Пусто, — ответил он на мой немой вопрос. — Видимо, нарушительницу увезли…

Я зябко передёрнула плечами.

— Такая странная, — пробормотала я. — А что она натворила?

Денис пожал плечами, руки его пошевелили папки на столе.

— Предположу, что изготавливала запрещённые зелья… или распространяла. Магдок ждал результатов анализов, а теперь, видимо, ему пришлось увезти и её в клинику. Пока мы одни…

— И свидание переносится в магскверскую тюрьму, — грустно повторила я слова полицейского.

Уши Дениса предательски покраснели, рука подхватила карандаш, но записывать парень ничего не стал. Взглядом он уткнулся в лист. Я иронично хмыкнула:

— Видимо, полицейским нельзя встречаться с преступницами. Да?

Рука Дениса опустилась, карандаш глухо брякнулся на стол, парень поднял бледное лицо, уголки его губ подрагивали.

— Да мне всё равно, Джо, — глухо проговорил он. — Хотите, я отпущу вас прямо сейчас?

Я вздрогнула и оторопело посмотрела на него.

— Ну, решайтесь, пока есть время, — бесцветным голосом произнёс он.

Я беспокойно огляделась.

— Вы что, действительно предлагаете мне бежать? — растерянно уточнила я. — Но зачем? Я не сделала ничего плохого…

— Честно? — лицо Дениса озарилось надеждой.

Я нервно хихикнула и помедлила с ответом, вспомнив об утаённых мечах.

— Во всяком случае, я никого не убивала, — уверенно проговорила я.

— Я верю вам, — с некоторым облегчением произнёс Денис и вдруг широко улыбнулся. — Это хорошо! Ещё несколько часов назад я готов был даже уехать из Магсквера, искать работу в глуши, чтобы вас покрывать…

Я поперхнулась и закашлялась.

— Вы готовы были покрывать убийство?! Вы же полицейский…

Денис зашипел, прижав палец к губам и вдруг подмигнул.

— Так я и устроился на эту работу из-за вас.

Я обхватила ладонями гудящую голову.

— Что? Я уже ничего не понимаю! — возмущённо ответила я. — Если вы готовы меня отпустить, зачем надо было арестовывать меня при всех?

Денис помрачнел, пальцы его покатали ребристую ручку по железной поверхности стола, я поморщилась от противного звука, издаваемого ею.

— Лучше уж я, чем вороны из следственного, — проворчал он. И подняв голову, настороженно буравил меня колючим взглядом: — Джо, ответьте мне честно, тот парень с лошадиным лицом, который говорил про деньги, он действительно пришёл на свидание?

— На деловое свидание, — торопливо поправила я. — Мне нужно было только узнать сумму…

— Я так и думал, — кивнул Денис и тихо уточнил: — А со мной вы пошли на свидание тоже за информацией?

Я вздрогнула, сердце словно упало в желудок, по шее пробежались мурашки. Я подалась вперёд и выпалила:

— Это не моя идея, чесслово!

— А чья? — бесцветным голосом спросил Денис. — Мисс Фёклы?

— Нет! — воскликнула я и замялась. — Мне так стыдно! Я не должна была поддаваться на уговоры. Ать за ногу! Да я вообще не умею кокетничать, выведывать что-то, разводить… Павел пытался вбить это в меня, но бесполезно. Я совершенно бездарна, мне никогда не достичь успехов Лады…

— Зато она так и не смогла обойти вас на метле, — раздражённо перебил Денис. — Джо, что вы хотели узнать?

Я беспомощно пожала плечами:

— Как идёт расследование, кого вы подозреваете…

Денис невесело рассмеялся.

— Да никак! Клим подозревает абсолютно всех и никого конкретно. И на будущее, Джо, если что хотите узнать, спрашивайте. Не стоит играть со мной…

— Не буду, — клятвенно пообещала я, заливаясь краской стыда: — Тем более что и не умею. Но раз вы разрешили задавать вопросы…

Желваки задвигались на гладких щеках Дениса, взгляд потемнел.

— Да? — обречённо переспросил он.

— Почему вы сказали, что пошли в полицию из-за меня?

— А, вот вы о чём! — Губы Дениса дрогнули в лёгкой улыбке, взгляд смягчился. Парень сложил пальцы, его округлый подбородок опёрся на руки, он посмотрел сквозь меня. — Я как-то увидел вас на гонках. Вы пролетели совсем близко. Глаза горели огнём, лицо словно светилось, такая сила от вас исходила, что люди пригибались к земле… Я был очарован. С того дня не пропустил ни одной гонки. И был на той самой…

Я замерла, на грудь словно водрузили каменную плиту, я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Перед глазами словно воочию встало поле для гонок. Мягкая трава полыхала зеленым огнём, подчиняясь ветру и силе гонщиц, с чистейшего неба лились солнечные лучи, восторженный гул толпы наполнял меня экстазом. А потом падение, пыль, грязь, кровь…

— Ох, простите, — обеспокоенно произнёс Денис, заметив моё состояние. — Я напомнил вам о трагедии. Мне жаль… Но с того дня я и сам не мог ни спать, ни есть, я только об этом и думал. Так не могло быть! Так не должно было случиться. И я решил, что во всём разберусь.

Я с трудом проглотила комок, образовавшийся в горле, и прохрипела:

— В смысле, во всём разберётесь?

Денис резко вскочил с места и заложил руки за спину.

— Но это же было явно подстроено! — вскричал он. И добавил тихо: — Вас решили списать со счетов, и я не мог это так оставить. Вы знаете, что я костромаг. А это значит, человек без будущего. Мой дед оставил мне достаточно денег, чтобы я смог безбедно прожить всю жизнь, а при известной доле везения и оставить наследство возможным потомкам. Но я был не способен сидеть сложа руки, когда творится несправедливость!

Я грустно покачала головой.

— Нет, Денис, нет. По каждому несчастному случаю ведётся серьёзная проверка. Это моя вина, я допустила ошибку…

— Вы ошибаетесь! — Денис упал передо мной на колени, его горячие ладони обхватили мои кисти. — Я докажу. Я уже многое выяснил… Конечно, хотелось бы полностью распутать дело, наказать виновных и уже потом бросить к вашим ногам их жалкие судьбы! Но жизнь свела нас раньше. Это не ваша вина! Вас подставили.

Я смотрела в стену, не видя перед собой ничего, по спине словно протекали волны страха и боли, желудок скрутило. Как это возможно? Кто способен на такое? И неужели я отказалась от своей силы потому, что кто-то решил «списать меня»?

— И что же вы выяснили?

Мой голос звучал чуждо и глухо. Денис медленно поднялся, из груди его вырвался тяжёлый вздох, щёки побелели, в глазах свернул злой огонёк.

— Скажите, Джо, вас никогда не предлагали проиграть? — невесело рассмеялся он. — Уверен, что не предлагали. Вы слишком честная, они боялись, что вы проговоритесь. Всё просто: деньги!

— Деньги!? — вскинулась я. — Какие деньги? Выигрыш не так велик, чтобы подвергать человека смертельной опасности. Я же выжила только благодаря удачной случайности…

— Я знаю, Джо, — серьёзно кивнул парень. — Но дело не в выигрыше. Тотализатор. На гонках крутят огромными средствами. Вы всегда выигрывали, но в тот раз кое-кому было необходимо, чтобы вы проиграли…

— Кое-кому? — сквозь зубы прошипела я.

Денис опустился на стул, глаза его сузились, руки напряглись.

— Кажется, вы догадываетесь кому именно?

Я обречённо пожала плечами.

— Разумеется. Кто, кроме Паши мог бы взяться за подобное. Мне сейчас даже странно, что я раньше не догадалась. Наш тренер-садист многое мог себе позволить… безнаказанно.

Денис опустил взгляд, брови его сошлись на переносице, он нехотя спросил:

— Джо, а вы знаете, чей труп нашли в Академии?

Голова моя затуманилась, я неосознанно коснулась большим пальцем указательного, словно стирая то, во что я вляпалась тогда в Академии. Желудок скрутило от одного воспоминания. Но всё изменилось в миг, когда я поняла, на что намекает полицейский. Губы мои невольно растянулись в хищной ухмылке, по спине побежали мурашки. Мне стало жаль, что я не лизнула тогда его кровь, не попробовала, насколько она сладка…

— Я надеюсь, что вы действительно только сейчас поняли это, — мрачно проворчал Денис, избегая смотреть на мою неприкрытую радость.

̶ Мне безумно жаль, что я не знала в тот момент, — срывающимся голосом проговорила я. Хотелось плакать, смеяться, прыгать по комнате, словно сбесившаяся кошка. — Как мне жаль!

— Вот поэтому, Джо, я и не хотел, чтобы вы попали в руки воронов из следственного, — тяжело вздохнул Денис. — Они бы с превеликой радостью повесили бы на вас это убийство. Достаточно одного взгляда на ваше лицо, и все присяжные подпишутся под словом «виновна»…

— Я заслужила эту радость, — сквозь зубы прошипела я. — Знали бы вы, что он творил…

— К сожалению, знаю, — тихо ответил он. Лицо Дениса побелело, глаза потемнели. — И поверьте, он бы получил по заслугам, если бы я успел завершить своё расследование. Теперь же большинство показаний, добытых мной доказательств утратили свою ценность. По закону Магсквера, компенсацию моральных и физических унижений невозможно возместить с родственников покойного. Но зато можно призвать к суду других участников тотализатора. Это мошенничество…

Но я не слушала полицейского. Какая разница? Я пыталась вспомнить, что ощутила, когда мои пальцы проникли в голову покойника, но теперь испытывала совсем иные эмоции. Как жаль, что я не могу получить его голову сейчас, вытряхнуть из черепушки мозги, выколоть глаза…

— Джо!

Я перевела затуманенный взгляд на Дениса. Лицо молодого полицейского было угрюмым, взгляд осуждающим.

— Лучшая месть — месть по закону, — назидательно проговорил он, словно легко читая мои мысли. — И восстановление вашей репутации. — И добавил тише: — Вы же не убийца, Джо…

̶ Нет, к сожалению, — печально вздохнула я.

В этот момент я полностью понимала Даниила, который раз за разом описывал убийства в своих книгах, упиваясь сладостью мести.

— Хорошо, — Денис поднял руки, словно сдаваясь. — Поживите с этим, мы поговорим о вашем деле в другой раз, когда вы будете готовы не только наслаждаться смертью врага, но и мыслить здраво.

Я вздрогнула и с подозрением уставилась на него. Слишком уж слаженно всё получается. Помощником по делу об убийствах в Академии Клим назначает парня, который проводит самостоятельное расследование о мошенничестве. Сдаётся мне, это не жизнь свела нас с Денисом.

— А Клим знает об этом? — спросила я у полицейского.

— О чём это знает Клим? — весело спросил сам старший следователь Магсквера, вкатываясь в помещение. Сразу стало тесно, я поднялась и отступила к коридору.

— Доброго, Клим, — ровно отозвался Денис, на лице его я не заметила и тени беспокойства. — Подозреваемая уточнила, в курсе ли вы её проступка.

Клим хитро сощурился, на широких щеках его заиграли ямочки.

— В курсе, конечно, — громогласно ответил он. — Это моя работа, мисс. Говорят, у вас была шикарная премьера в «Магокоте». Поздравляю! — Он повернулся к Денису и как бы вскользь заметил: — Я всегда подозревал, что стихийники склонны к запретной магии. Вы ведь тоже с факультета стихий? Костромаг, если я не ошибаюсь?

— Вы никогда не ошибаетесь, Клим, — бесцветным голосом отозвался Денис.

— Хороший ответ, — по-кошачьи усмехнулся следователь и царапнул меня ироничным взглядом. — Кстати, Джо, а почему вы не в камере? И где мои сотрудники? Неужели все сражены вашей неземной красотой?

Я покраснела и обхватила себя руками, в боку тут же кольнуло, я едва сдержалась, чтобы не скорчиться от боли.

— Мои коллеги сопровождают задержанную в клинику, — тем же тоном проговорил Денис. — С ней случился приступ. Магдок с ними. А за мисс Евгению скоро внесут залог…

— Отпусти Джо, — неожиданно расхохотался Клим. У меня брови поползли на лоб, и даже на лице Дениса отразилась тень удивления. — Под мою ответственность.

— Но я уже оформил документы, — попытался возразить полицейский. — Залог…

— Какой к магокоту залог?! — тут же вскипел Клим. — Мисс Джо провела показательный сеанс древнейшей магии перед студентами в качестве назидания и ознакомления. Не так ли? Всё это происходило в пределах академквартала. Учите законы, Денис, или я поставлю под сомнение вашу компетенцию!

Парень покраснел до ушей и вытянулся в струнку, проговорив:

— Это ваше право, но я буду настаивать, — упрямо проговорил он, — на правильности моего решения.

— А в чём проблема-то? — недоумевающе спросила я. — Если меня всё равно отпускают, какая разница, с залогом или нет?

Денис посмотрел на меня так, что я подавилась концом фразы, а старший следователь неудержимо рассмеялся.

— Действительно! Денис, давайте без пререканий. Джо и так натерпелась, вечер испорчен, а если мы с вами столкнёмся лбами, ей придётся и ночь провести в нашем клоповнике…

Я невольно вздрогнула и гадливо покосилась в сторону клетушки. Ночевать в вонючей каморке ой как не хотелось. Клим вежливо коснулся моего локтя.

— Если позволите, я подвезу вас до дома мисс Фёклы, мне всё равно нужно в тот район…

Денис бросил на меня многозначительный взгляд, но я лишь растерянно пожала плечами. Поговорить мы могли бы и в другом, более уютном, местечке. К тому же раненый бок мой ныл всё сильнее, усталость сжимала виски, а желудок урчал, словно голодный Грыз. И я позволила Климу увлечь меня к выходу, стараясь не обращать внимания на обречённость в глазах Дениса.

* * *

Серебристая машина старшего следователя была под стать Климу, высокая и короткая, словно обрубленная, всего на два места. Я задрала ногу на высокую ступеньку, туфли предательски заскользили на подножке, и торопливо плюхнулась на широкое сидение. Пышные юбки окружили меня зелёным мерцающим туманом. Клим с недовольным бормотанием отыскал под изумрудной пеной рычаг переключения передач.

Мотор взревел раненым зверем, машина рывком двинулась с места. Клим крутанул руль, авто с рычанием забралось на тротуар, полицейский патруль торопливо отскочил в сторону. Старший следователь, не обратив внимания на то, что едва не сбил человека, вывел машину в распахнутые ворота. Ветер со свистом ворвался в приоткрытое окно, юбки мои заколыхались, словно бурное море.

— Хорошо выглядите, Джо, — нарушил тишину Клим. — Вам очень идёт.

Я вздрогнула и уставилась на следователя, не зная, что и ответить. Тот усмехнулся, не отрывая глаз от дороги.

— Я и предположить не мог, что вы такая… эффектная женщина!

— С-спасибо, — нервно икнула я и с тоской посмотрела в окно.

Уступая ярким огням Магсквера, ночь устремилась высоко в небо. По разноцветным улицам текли ручейки праздных гуляк. В окно влетел обрывок весёлой мелодии и тут же растаял, оставшись где-то позади, а ветер донёс неприятный аромат жареного мяса. Я торопливо подняла стекло и с любопытством посмотрела на старшего следователя.

— Так зачем всё-таки вы отпустили меня? — ровно спросила я. — Хотели поговорить без присутствия подчинённых?

Клим усмехнулся в усы, взгляд его бегло скользнул по мне и вернулся к дороге.

— Я давно пытаюсь пообщаться с вами, неуловимая Джо, — весело произнёс он. — Да всё не получается. То мне недосуг, то вас днём с огнём не сыщешь…

— И вот случилось, — насторожилась я. — О чём мы будем говорить?

— Предлагаю вам сделку, — без обиняков сказал Клим. — Вы мне расскажите то, что мне хотелось бы узнать, а я поделюсь с вами тем, что вы не успели выжать из Дениса.

Я вздрогнула всем телом, щёки мои залились румянцем, глаза увлажнились от стыда. Клим действительно знает всё, что происходит. Или нет? Что-то же он хочет узнать у меня. Я осторожно покосилась на старшего следователя, тот хмуро смотрел перед собой в ожидании ответа. Сделка, так сделка. Я коротко кивнула:

— Кого вы подозреваете в убийстве?

— Бориса, — коротко ответил Клим.

Брови мои поползли вверх, рот приоткрылся.

— Пьяницу?!

Клим снова усмехнулся и бросил на меня саркастичный взгляд.

— Вы не в курсе, что он стихийник?

Я согласно покачала головой.

— Подозревала. Судя по его неадекватному поведению, сила разрушила его личность…

Клим кивнул и продолжил:

— Лунная магия, самая коварная. Из слабого человека она может сделать овощ. Такие приливы и отливы силы не каждый способен выдержать. Но вот например Мирослав, его собрат по дару, смог подчинить стихию. А Борис так и не определился. И я считаю, что его безумие выросло из членства в клубе «Два меча»…

— Почему? — растерянно перебила я. — Он не смог подчинить силу, потому что состоял в клубе?

— Нет, конечно, — пожал плечами Клим. — Борис вступил в клуб для того, чтобы поклоняться силе луны. Он ведомый силой. И я предполагаю, что он считает остальных членов клуба предателями. Он же не участвовал в том печальном ритуале…

— Как не участвовал?! — воскликнула я. — Антон говорил, что именно Борис собрал всех членов клуба в тот раз.

— Правильно, — кивнул Клим. — Но сам он в это время ждал свидания с женщиной своей мечты… Как ты понимаешь, его не состоялось.

— Вот это да, — потрясённо протянула я. — Но почему же он начал убивать спустя столько лет?

— Я же объяснил, что он стихийник, слабый и податливый, — нетерпеливо буркнул Клим. — Луна совсем вывернула его мозги, пьянство завершило дело. Он слетел с катушек…

— Но магослед… — начала было я.

— Показал следы применения лунной силы в кабинете Антона и на твоей куртке, когда мы её нашли, — жёстко ответил Клим.

— Так его уже арестовали? — спросила я.

Следователь отрицательно покачал головой.

— Его ищут, — коротко ответил он.

Я откинулась на жёсткую спинку сидения, прокручивая в голове поведение Бориса, его слова на встрече членов клуба. Всё равно не могла понять, как состыковать сумасшедшего маньяка и все эти происшествия. Не может всё быть так просто!

— Теперь ваша очередь, — невинно промолвил Клим, я невольно сжалась, руки вцепились в поручни, перед внутренним взором сверкнули мечи под диваном в заброшенной квартире. — Мне стало известно, что вы сумели поговорить с доктором Петром. Мне, как ни странно, это не удалось, у магдока очень влиятельные покровители…

Я с трудом сдержала вздох облегчения и с любопытством покосилась на следователя.

— Да, он приезжал к Фёкле домой, и его жена Мария тоже приходила…

— Я знаю, — нетерпеливо перебил Клим, а я нахмурилась: надо бы послать кошек проверить, кто за нами следит. — Он рассказал вам про потерю?

— Потерю? — я постаралась скопировать невинный взмах ресницами, которым Лада сводит джентльменов с ума, а по спине поползли мурашки. Мы же обещали не сообщать в полицию про исчезновение мальчика. — Какую потерю?

— Вы не умеете лгать, Джо, — недовольно поморщился Клим. — И вы неблагодарны, я вот рассказал вам чистую правду…

Я едва сдержала смешок. Да, следователь рассказал мне кое-что, но явно не всё, что известно. Я постаралась придать своему голосу как можно больше убедительности.

— Клим, я расскажу вам о том, что я знаю. Но ни о каких потерях Петра я и не слышала. Разве что Захар рассказывал о десяти тысячах, которые доктор переводил Татьяне ежемесячно. Но Пётр делал это добровольно…

— Десять тысяч? Я о десяти миллионах, которые украл у Петра его друг по Академии художник Юрий! — рявкнул Клим, челюсть моя отвисла.

Следователь скользнул по моему растерянному лицу разочарованным взглядом, рука его нервно дёрнула рычаг, машина резко затормозила. Клим одарил меня тяжёлым взглядом.

— Я же сказал, Джо, из вас никудышная актриса! — прорычал он.

— Чесслово, — растерянно пробормотала я. — Я не знаю ничего о десяти миллионах! И Пётр ничего не говорил об этом. Он вообще, мало чего говорил, только ругался на нашу выходку. Мы же его обманом заманили, а жена его уговаривала подписать договор с Фёклой.

Я замолчала, размышляя о новости.

— Если бы у Петра украли такую сумму, он бы не избегал разговора с вами, — рассудительно заметила я. — И сам бы заявился в полицию, чтобы привлечь преступника к ответственности…

— Не всё так просто, Джо, — усмехнулся Клим. — Судя по показаниям Виктора, Юрий обманом заставил доктора купить уникальное произведение искусства. Но после перевода денег оказалось, что это подделка. Юрий умыл руки, заявив, что он всего лишь посредник и сам не получил своей комиссии. Пётр обращался к адвокату Николаю, но тот встал на сторону Юрия…

— Погодите, — нетерпеливо перебила я. — Вы же сказали, что считаете убийцей Бориса. Тогда зачем вам копать под Петра?

Клим недовольно скривился:

— Мне намекнули, что стоит сосредоточиться на Борисе и не лезть к Петру. Но меня это не устраивает, Джо. Неудавшийся луномаг мог сделать грязную работу, но у него не хватило бы мозгов так хорошо замести следы. И видится мне за этим рука магдока…

— Но даже если вы правы, — возразила я. — И Борис действительно убил адвоката и художника по указке Петра, то как объяснить исчезновение Антона? Или он тоже замешан в афере? И смерть простого тренера не стыкуется с вашей теорией…

Клим подался вперёд, глаза его цепко следили за малейшими моими движениями.

— Вообще-то, не простого тренера, а вашего, Джо, — холодно проговорил он. — Я абсолютно уверен, что это убийство стоит рассматривать отдельно от других дел… Не так ли, мисс?

— На что вы намекаете? — возмущённо воскликнула я.

— Я не намекаю, — пожал Клим обширными плечами. — Я говорю прямым текстом, что именно у вас самый сильный мотив для убийства Павла. Я читал ваши заявления об изнасилованиях и побоях…

Дыхание моё перехватило, на глаза навернулись слёзы, сердце бешено заколотилось.

— Не смейте, — прошипела я сквозь зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не расквасить его мясистый нос.

Клим схватил мою руку, я дёрнулась, словно обожглась.

— У нас сделка, Джо, помните? — давил он. — Я не арестовал вас потому, что полностью поддерживаю. Премерзкий человек! Использовал своё служебное положение, совершал насилие над невинными детьми. Да я бы сам придушил гада! Он полностью заслужил то, что с ним произошло…

Сердце моё глухо билось о рёбра, спина вспотела, тяжёлое дыхание вырывалось сквозь сжатые зубы, ногти впились в ладони. Клим склонился к моему лицу, глаза его сузились.

— Я не осуждаю вас… Но скажите мне правду, Джо: это вы убили Павла?

Затылок мой оледенел, в горле запершило. Я до боли закусила язык, вспомнив обречённый взгляд Дениса. Парень знал, что мне предстоит, и всячески пытался спасти меня от унижения. А я, словно бабочка, метнулась на свет да обожглась. Клим стелился комплиментами и запудривал мне мозги с одной лишь целью — выудить из меня признание. Я с трудом произнесла:

— Или отпустите меня немедленно или предъявляйте обвинение! Я больше не скажу ни слова.

Трясущиеся пальцы мои судорожно вцепились в скользкий крючок, дверь распахнулась, я скользнула вниз. Каблук подвернулся, я, подскакивая на одной ноге, с ненавистью стащила жутко неудобную обувь и с криком забросила переливающиеся туфли в ближайшие кусты. Выместив ярость на обуви, я обмотала шуршащий шлейф на руку и пошлёпала по прохладному асфальту в сторону Фёклиного дома.

* * *

Сверчки трещали с таким надрывом, словно пытались докричаться до равнодушной луны, которая висела в чёрном небе блёклой лампой. Пахло сухой травой и землёй. Передо мной мерцал многочисленными огнями дом мисс Фёклы. Алая краска ночью казалась кроваво-бордовой, я нервно передёрнула плечами и шагнула на дорожку. Под босыми ступнями перекатывался гравий, ноги щекотали длинные травинки. На асфальтированной площадке перед домом желтело такси Ивана.

Я поднялась на крыльцо и неловко потопталась у двери, ощущая себя загулявшим подростком. Сердце колотилось так, словно за дверью меня ожидала мама с ремнём. Я усмехнулась и решительно нажала на ручку двери в полной уверенности, что Андрей ещё не запер двери на ночь. Скрипнули петли, меня окатило ярким светом.

— Возвращение блудной помощницы, — услышала я насмешливый голос Ивана. — А где Андрюху потеряла? Он поехал вызволять из тюрьмы некую преступницу…

— Разминулись, — буркнула я, не в силах препираться с таксистом. — Где Фёкла?

Глаза мои привыкли к свету. Я мрачно смотрела на зоомага, восседающего на диване в окружении сытых и довольных жизнью кошек.

— В кабинете, — Иван склонил голову в сторону закрытой двери.

— В такси было то, что… положили? — быстро уточнила я, направляясь к кабинету.

Иван обернулся и многозначительно посмотрел на меня.

— Если ты о мешке и коробках, — нарочито медленно проговорил он. — Этого не было.

Сердце облилось кровью, зубы скрипнули. Я очень надеялась, что у меня останется хоть один козырь на руках. Теперь же приходилось идти к Фёкле лишь со слухами.

Кабинет освещал лишь желтоватый свет от торшера, светлая люстра на потолке так и зияла чёрным патроном без лампы. Фёкла восседала в кресле-качалке, клетчатый плед укрывал её худые ноги, в руках белела книга. Старушка посмотрела на меня поверх коричневой оправы поблёскивающих очков.

— Это ты, Джо? — удивлённо спросила она. — Я не сразу и признала…

— Я бы переоделась, — я смущённо пожала плечами. — Да уже не во что. Что не сожгла, осталось в трактире. Всё равно, костюм испорчен, весь в крови…

— Я всегда говорила, — наставительно перебила меня Фёкла, — что тебе стоит чаще носить платья.

— Не дождётесь, — ехидно брякнула я. — Никогда не пойму, зачем тратить на это деньги. Кстати, о деньгах, где вы наскребли сумму на залог? Уж я-то знаю, что на счёте пусто…

— Андрей занял у своей невесты, — раздражённо ответила Фёкла.

— Настоящий ангел, — умилилась я. — Обдерёт невесту, но своих в тюрьме не бросит! Хвала ветру, Клим решил допросить меня без свидетелей и за хорошее поведение отпустил без залога. Так что кошелёк загадочной подруги нашего штатного ангела не пострадает…

— А почему ты сама не позвонила? — брюзгливо продолжала старушка. — Ты же знаешь, как я не люблю эти официальные звонки.

— Телефон остался в окровавленной одежде, — оправдывалась я.

Фёкла опустила глаза и поджала губы. Я с изумлением поняла, что она читает одну из тех самых книг, из коробки.

— И кстати, о крови, — едко заметила я. — Зачем вам это читать? Это же ужасно!

— Ты не права. Весьма поучительно, — ровно отозвалась Фёкла. — Так что от тебя хотел Клим?

— Чтобы я призналась в убийстве, — негодующе буркнула я. И пожала плечами в досадливом недоумении: — И как вы можете с ним общаться? Скользкий тип, не угадаешь, какую каверзу от него ждать в следующий момент.

— Клим не плохой, — бесстрастно проговорила Фёкла, глаза её бегали по строчкам книги. — Мне нравится его ум и нестандартный подход к делу. Но методы его я не одобряю…

— А о чём вы с ним поспорили? — с любопытством спросила я. — Андрей сказал странную фразу. Упадёт ли кот на все четыре лапы. Вы что, с Климом решили устроить соревнования среди нашей чёртовой дюжины? Интересно, на кого поставил Клим? А вы? А ещё ставки принимаете? Я бы присоединилась. С какой высоты запускать будем? Не то, чтобы я сильно заботилась о лапах Грыза или Васьки…

— Не в прямом смысле, Джо, — тихо рассмеялась Фёкла, оторвавшись от чтива. — Разумеется, не в прямом.

— Жаль, — картинно вздохнула я. — Какой тотализатор могли бы закрутить…

И вздрогнула от произнесённого слова, всё веселье как рукой сняло, я устало провела по лицу рукой и с недоумением уставилась на разноцветную ладонь.

— Ать за ногу! Разрисовали, как куклу! Хороша же я была… Я так не переживала даже когда выходила первой на гоночное поле. До сих пор не понимаю, как с языка слетело это проклятое заклинание.

Фёкла положила раскрытую книжку на колени и скрестила пальцы.

— Джо, присядь, — строго сказала она. — И расскажи всё подробно.

Я, откинув пушистый хвост платья, уселась на краешек стула. Во время моего рассказа о сегодняшних приключениях старушка иногда кивала, чаще осуждающе цокала языком и пару раз даже вздрагивала. Я говорила всё тише, всё чаще прерываясь на зевоту, смотреть на Фёклу отяжелевшими веками становилось всё сложнее.

— Посмотри-ка договор, — прервала она меня, когда я рассказывала о Борисе и его неудачном свидании.

Не желая вставать, я всем телом потянулась за папкой на другом конце стола. Перебрала листы и тут сон отступил, я удивлённо присвистнула.

— Похоже, Клим сказал правду, — с неудовольствием проговорила я в ответ на вопросительный взгляд мисс. — На странице, где указано вознаграждение пятьсот тысяч шесть подписей! Тот самый гей, Илюся, подписался. То есть, получается, он был под одним из серых балахонов…

Фёкла несколько минут молчала, не отрывая тяжёлого взгляда от обложки книги. Я благостно прикрыла глаза и прислонилась головой к прохладной стене. Казалось, упади я со стула, тут и усну, и никакими клинками и лампами до утра меня не поднять.

— Джо!

Я встрепенулась, словно птица, листы договора посыпались на пол. Фёкла смотрела на меня и… улыбалась!

— Думаю, мы уже можем провести ритуал! Конечно, ты сегодня натворила много глупого и даже опасного, но твои действия принесли нам много интересных фактов…

— Ага, — зевнула я и медленно поднялась. Я так устала, что махнула рукой на бумаги на полу: завтра соберу. — Раз так, я пойду спать, пожалуй…

— Сначала поднимись к кошкам! — строго приказала Фёкла.

Я остановилась на пороге и обернулась к креслу, брови мои приподнялись:

— На кой? Ими теперь Иван занимается.

— Не перечь, — сурово ответила старушка и помахала книгой: мол, убирайся.

Я подмигнула мисс:

— Так и скажите, что вам понравилась моя идея с запуском кошек! Хорошо, я пойду обрадую Ивана о предстоящем развлечении, но за это вы скажете мне, о чём поспорили с Климом…

— Я скажу тебе об этом, Джо, когда придёт время, — сухо отрезала старушка.

Она уткнулась в книгу, губы мисс поджались, брови сошлись на переносице. Я пожала плечами и, хоть совершенно не хотелось карабкаться на лестницу, побрела на второй этаж. Хлопнула входная дверь, я оглянулась. Андрей с сумрачным видом прошествовал через опустевший холл, выключил свет и, не глянув на меня, исчез на кухне. Я минуту помедлила, с вожделением принюхиваясь к аромату гречневой каши, но всё же решила подниматься дальше. Даже если я сумею прожевать хоть что-то в таком состоянии, всё равно не пойдёт впрок под обиженным взглядом Андрея, которому пришлось клянчить денег и мотаться в полицию, да всё зря.

Кошачья комната встретила меня полутёмной тишиной. Шторы мягко колыхались от ночного ветерка, приятная прохлада коснулась моего разгорячённого лица, вальсирующие тени от ветвей на паркете магнетически подействовали на меня. Я тяжело опустилась на кошачьи подушки и повернулась к Ивану, наблюдающему за мной. Глаза зоомага немного светились, словно у кошки, на губах играла улыбка предвкушения.

— Не нравится мне всё это! — Я с опаской покосилась я него. — Чего вы с мисс задумали?

— Я тут полистал старые лекции, — прошелестел тихий, словно ветерок, голос Ивана, — пока мы ждали тебя из тюрьмы. И решил немного попрактиковаться…

— Вань, — несчастным голосом простонала я. — Тебе не кажется, что сегодня надо мной и так порядочно напрактиковались? Или ты решил меня добить?

— Ляг и закрой глаза, — попросил Иван. И добавил хитро: — Только не подглядывай!

— Это точно ничем хорошим не кончится, — пробормотала я.

Я и так почти уже лежала, да и глаза держать открытыми было крайне сложно. Поэтому я махнула рукой и провалилась в дремоту. Вскоре приятное тепло окутало меня, небольшая тяжесть навалилась на тело, кожи коснулась лёгкая щекотка. Я с трудом разлепила веки и вздрогнула: надо мной навис Иван.

В одной его руке белела тетрадь, в которую он порой бросал пристальные взгляды, из другой исходили тонкие струи золотистых сияющих точек. Они рассеивались у пола, окутывая шерсть котов, облепивших меня со всех сторон, лёгким мерцанием. Васька величественно восседал на моём животе и нагло драл когти об изумрудное платье. Сквозь дыры в ткани уже виднелись бинты, которые мне наложил днём Иван.

Зоомаг заметил, что глаза мои открыты и переместил руку к моему лицу, сверкающие точки посыпались на мои веки. Я ощутила лёгкое дуновение, словно кожи коснулась тонкая паутина.

— Спи, — тихо сказал Иван и вернулся к тетради.

Вякнул сопротивляющийся Васька, которого я обняла, словно игрушку, скрипнул подо мной паркет, я перевернулась на бок, проваливаясь в мягкий уютный сон.

* * *

Звук насторожил меня, лапы напряглись, я прижалась к земле. Пичуга с паническим свистом взметнулась с дерева. Я иронично фыркнула: друг друга испугались. Не паникуй, птица, не ем я мяса! Нос мой дрогнул, усы встопорщились. Или ем?

Чтобы отвлечь себя от вожделенной погони за добычей, я осторожно коснулась носом земли и прислушалась к миллионам пахучих следов. Яркая метка Васьки сбивала меня с толку, не давала сосредоточиться. Вот ведь наглый котяра! Даже Грыз с ним не связывается…

Тут я озадаченно села, пушистый пятнистый хвост лёг на траву. Только сейчас я поняла, что Грыз — это девочка! Лёгкое замешательство быстро прошло: мне-то какая разница? Лишь бы по весне котят не принесла. Хвост нервно дёрнулся. А я сейчас тоже кошечка? Как бы это… не осчастливить Фёклу. Доказывай потом, что это проделки Ивана. Ой, то есть его магии. Я недовольно мяукнула. Если снова стану человеком, первым делом выцарапаю зоомагу глаза!

Кусты шевельнулись, и я снова пригнулась к земле. Пора линять, котов здесь хоть отбавляй! Вспомнят ещё, вредные, как я с ними обходилась, будучи человеком. Я тихо посеменила к высокому жёлтому скутеру, мимоходом поморщилась от Васькиной метки на яблоне и скользнула на пористый асфальт. Слепящий свет полоснул меня, дыхание перехватило, я остолбенела, не в силах двигаться. Земля задрожала, мимо с диким рёвом и грохотом пронеслось нечто огромное.

Ослеплённая и оглушённая, я метнулась в сторону, ударилась о бордюр и забралась в тёмный уголок. Поводила ушами: кажется, где-то яростно долбит дерево дятел. Через пару минут я поняла, что никакого дятла нет, это моё сумасшедшее сердце стучит. У кошек всё иначе.

Захотелось увидеть чёрного человека. Я же кошка, ничего не случится. Страх растворился, как и гул земли от проехавшего одинокого автомобиля. Я выбралась из-под припаркованной машины и легко побежала. Ветер гладил мягкую шёрстку, животная сила в лапах приятно пружинила. Ощущения настолько сходные с полётом на метле, что я жмурилась от удовольствия. Ах, как я скучаю по своей силе! Я бежала всё быстрее и быстрее, словно действительно стремясь взлететь. Как жаль, что кошки не летают! Зато время летело так скоро, что я не заметила, как оказалась в Академическом квартале.

Дом Даниила нависал тёмной громадой, сотни запахов враждебно окружали меня. Я обошла дом и, безошибочно определив обиталище калеки, легко забралась на подоконник. Затем прыгнула в раскрытую форточку и замерла, покачиваясь на тонкой створке окна. Мерное дыхание спящего казалось преувеличенно громким. Мне никак не удавалось привыкнуть к усиленным кошачьим чувствам. Усы мои дрогнули, ушки прижались к голове, я спустилась на пол.

От ножек кровати пахнуло железом, мой нос уткнулся в пушистый коричневый плед, глаза сощурились. Запах Даниила казался самым манящим из всего, что я когда-либо ощущала. В теле моём нарастала вибрация, я мягко поставила лапки на кровать, секунду лишь помедлив, запрыгнула на лежащее тело. Осторожно пробираясь по мягкому одеялу, лапки проваливались, спящий не пошевелился. Я пробралась по туловищу Даниила к самому его лицу и потыкалась влажным носом в шершавую от лёгкой щетины кожу его лица. Калека вздрогнул и потянулся во сне, губы его тронула мягкая улыбка.

— Ромашка, — низким шёпотом отозвался Даниил. Его тяжёлая тёплая ладонь легка мне на загривок, пальцы погрузились в шерсть, почёсывая мою шею. Вибрация в моём теле усилилась, я опустилась на грудь Даниила, впитывая ласку всем телом. — Где ты был так долго? Я уже начал волноваться.

Я с удовольствием подставляла голову под ладонь человека, когти мои то сжимались, то разжимались. Что бы ни случилось в прошлом, что бы ни готовило мне будущее, я хотела бы остаться в этом моменте навсегда.

Даниил приподнялся, прижимая меня к груди здоровой рукой. Волосы его скользнули по плечам чёрным каскадом, калека повернулся, яркий свет луны, льющийся из окна, посеребрил мою шерсть. В чёрных глазах человека медленно таяли обрывки снов, на бледном лице отразилось удивление.

— Ты не Рома, — пробормотал он. — Кто же ты? Как сюда попала? Явно магическая…

Почему-то стало обидно, что Даниил не узнал меня в кошачьем обличии. Я прижала ушки и обхватила зубами его запястье, задние лапки забарабанили его обнажённую грудь. Даниил шутливо прижал меня к одеялу.

— Какая игривая, — насмешливо проговорил он. — Ты случайно не из магокотов ведьмы Фёклы? Пришла следить за мной? Если хочешь, оставайся. Только веди себя тихо, не мешай мне спать, хорошо? А если увидишь котёнка, не прогоняй. Это свои. Всё, ложись!

Даниил опустился на подушку и прижал к себе моё тельце. Я ощущала на шее его пальцы и жмурилась от наслаждения. Вибрация сотрясала моё тело, я опустила мордочку на шею Даниилу. Заботы Джо растворились без остатка, страхи отступили, проблемы исчезли. Всё это не имело никакого отношения к мурчащей кошке, пригревшейся на груди калеки.


Глава 10

Я вздрогнула, глаза распахнулись, кожа мгновенно покрылась холодным потом. Надо мной висела ведьма в белоснежном саване, серебряные волосы её развевались.

— Ать за ногу, мисс, — с трудом прохрипела я. — Так и сердечный приступ можно получить!

— Там стучат! — испуганно прошептала склонившаяся надо мной Фёкла.

Я с трудом поднялась, тело ломило, суставы неприятно похрустывали. Босая старушка в длинной ночной сорочке отступила в тень, я облегчённо вздохнула: распущенные волосы мисс жутковато смотрелись на просвет окна. С первого этажа донёсся неделикатный стук. Я нахмурилась. В дверь стучали так, как если бы визитёр уже полчаса топтался под дверью. Я перевела на мисс вопросительный взгляд: возможно, так оно и было.

— А где же Андрей? — хрипло спросила я. — Почему не открывает?

— Сегодня же среда, — с укоризной ответила Фёкла.

Ах, да! Ангел наверняка улизнул к своей невесте ещё вчера ночью. Не зря я прозвала среду голодным днём! Мало того, что приходится давиться едой из ближайшей забегаловки, так ещё и двери вот открывать…

— А Иван? — вспомнила я о зоомаге. Уж очень мне не хотелось спускаться к визитёрам в рваном платье. — Где наш новый работник?

— Его ночью вызвали к матери, — пояснила Фёкла.

— Ать за ногу, — скривилась я. — Кто посмел послать Ваньку к матери прежде, чем я?!

— Не ёрничай, — сурово прошипела старушка. — И спустись наконец!

— Ну, ладно, — неохотно проворчала я. — Не всё вам людей пугать, пойду и я порезвлюсь. Только если там кого-нибудь Кондратий хватит, ко мне никаких претензий!

Старушка серьёзно кивнула, у меня вырвался нервный смешок. Руки мои стянули концы порванного на животе платья, а по спине побежали мурашки. Бинта не было. Как не было и пореза на боку. Как такое возможно? Я оглянулась, но Фёкла уже скрылась в своей спальне. В дверь снова забарабанили.

Я быстро спустилась вниз, стараясь не обращать на свои чёрные после ночной прогулки ноги. Кажется, следы на паркете оставила вчера тоже я. Избегая наступать на ковёр, чтобы не быть линчеванной Андреем, я прошлёпала к двери, щёлкнул замок, на пороге стоял бледный Денис.

— Уже соскучились? — саркастически спросила я.

— Джо, что с вами приключилось? — взволнованно воскликнул полицейский. — Вы словно всю ночь с кошками дрались!

Я провела пятернёй по взъерошенным волосам, потёрла опухшие веки и усмехнулась, представив плачевное состояние неумытого от косметики лица. Плюс драное платье…

— Вы почти угадали, — смущённо пробормотала я. — А вы зачем ломитесь в такую рань? Только не говорите, что опять арестовывать меня будете!

— Пока нет, — рассмеялся Денис и протянул руку. — Я ваш телефон принёс. Вы его в «Магокоте» забыли…

Я растерянно улыбнулась и взяла сотовый. Палец мой коснулся кнопки, я посмотрела на время.

— Спасибо, конечно. Обязательно было это делать в шесть утра?

В раскрытую дверь вальяжно прошествовал Грыз. Я задумчиво проследила за котом взглядом. Ну и сон меня сегодня посетил! Подумать только: Грыз — девочка! Про остальное даже подумать стыдно…

— Мне в пять позвонила Аля, — Денис легонько пожал плечами. — Ваш сотовый надрывался так, что она рискнула ответить. Некий джентльмен очень просил позвать к телефону Джо. Он утверждал, что это вопрос жизни и смерти. Так что мне пришлось ехать в «Магокота», а потом к вам…

Пальцы мои вцепились в телефон, сердце застучало, во рту пересохло. Даниил? Не зря же он мне приснился. Чует моё сердце, случилось что-то плохое. В телефоне значился незнакомый номер. Я набрала его, дрожащими руками прижала трубку к уху.

— Даня? — не дожидаясь ответа, спешно проговорила я. — Что? Что случилось?

— Вообще-то это Захар, — прозвучал на том конце недовольный голос. — Джо, срочно нужна твоя помощь, немедленно приезжай к Петру домой!

Я облегчённо вздохнула и провела ладонью по ёршику волос. Потом до меня медленно дошло услышанное и я раздражённо топнула ногой.

— Ты что, реально держишь меня за дуру? — саркастически уточнила я. — Кто так женщин приглашает? Да ещё практически ночью… Из-за твоей прихоти пришлось поднимать на уши трактир «Брыдкий магокот» и половину полиции Магсквера!

— Вообще-то давно утро, Джо, — сердито проговорил Захар. — И это не повод пригласить тебя… Подумай сама, зачем мне звать тебя к своему начальнику домой? Джо, Пётр страшно напуган! Хочешь, он тебе позвонит?

— А что случилось? — мгновенно заинтересовалась я.

— Лучше один раз увидеть, Джо, — неопределённо хмыкнул Захар. — Давай, жду!

В ухо мне зазвучали короткие гудки, я медленно опустила руку, растерянно щурясь от выглянувшего из-за крыши соседнего дома солнышка.

— Да мне даже надеть нечего…

Денис схватил меня за руку.

— Джо, что там?! — взволнованно спросил он.

— Что? — я посмотрела на парня и медленно покачала головой: — Понятия не имею. Знаю только, что у Петра какие-то неприятности. Магдок напуган настолько, что пригласил меня в свою неприступную крепость…

— К Петру домой? — присвистнул Денис и безапелляционно проговорил: — Я с вами!

Я безразлично кивнула, размышляя о фуроре, который я произведу на магдока и его красавицу жену своим видом. И подпрыгнула на месте: Фёкла поможет! Втянула Дениса в холл:

— А вы кофе умеете варить?

Денис хмыкнул:

— А то! Как вы думаете, в чём заключаются мои обязанности, когда у нас появляется Клим? Да я лучший специалист в управлении!

Я кивнула:

— Вот и прекрасно! У ангела сегодня выходной, сварите нам кофе, пожалуйста. А я пока приведу себя в порядок, чтобы народ не шокировать.

Полицейский деловито прошествовал на кухню, я мысленно извинилась перед Андреем за то, что запустила силу тёмную в его светлую обитель, и поскакала наверх. В кошачьей комнате меня уже ждала Фёкла. Она нервно ходила по витиеватой тропинке паркета между разбросанными подушками. Синий платочек, который покрывал её седые волосы, оттенял её голубые глаза, которыми мисс напряжённо сверлила меня. Коты лениво следили за хозяйкой.

Едва я поднялась, старушка вцепилась мне в руку узловатыми пальцами.

— Кто это? — встревоженно прошептала она.

— Полиция, — мрачно ответила я, и заметив, как расширились глаза Фёклы, поспешно добавила: — Это тот юноша, который приносил вам повестку, помните?

— А, — выдохнула мисс и вяло улыбнулась: — Этот тот герой, который полез на метлу спасать метловую гонщицу? Такое не забывается. А что ему нужно? Неужели Клим теперь гоняет подчинённых круглосуточно? Как ему не терпится выиграть…

— Опять этот ваш загадочный спор, — обиженным тоном буркнула я. И серьёзно отчиталась: — Помощник Петра, Захар, звонил Денису на мой сотовый, чтобы передать от магдока просьбу срочно приехать к нему домой.

— Как витиевато… А почему твой сотовый у полицейского? — сурово уточнила Фёкла.

Я торопливо стащила платье через голову и буркнула:

— Потому что я забыла его в трактире, я ж говорила… Вот! — Я всучила изумрудное облако растерянной старушке. — Зашейте, мисс, пока я смываю в лица боевой раскрас. Ничего, что я воспользуюсь вашей ванной?

— Но Джо, — жалобно пробормотала старушка, при виде моей наготы щёки её порозовели.

— Что Джо? — вскипела я. — Это единственная вещь, которую я могу надеть. Или вы сами решили навестить магдока? Я только за!

Фёкла скользнула в мастерскую, я привычно гавкнула на кошек, чтобы они не лезли в святая святых хозяйки, и бросилась в противоположную дверь. Конечно, в другое время я бы не зашла так далеко. Мой визит в спальню старушки был равнозначен проникновению магокотов в мастерскую. Но выхода не было. Я перескочила через пушистый розовый коврик, обогнула круглую кровать и толкнула белоснежную дверь.

Внутри была практически копия ванной комнаты на первом этаже, за исключением самой ванны. Я с удивлением уставилась на полупрозрачную кабину. На серебристой панели кнопок было наверняка больше, чем в кабине самолёта. Я наугад ткнула копку и завизжала от неожиданно-ледяной воды, прыснувшей, казалось, со всех сторон. Дрожа от холода, я торопливо нажимала на всё подряд, но так и не поняла, как эта штука действует. Магокоты с ней, с этой техникой! Грязь смыла и ладно. Махнув рукой, я вылезла из душевой кабины, объёмное полотенце немного согрело меня. Я усмехнулась: зато взбодрилась так, что и кофе уже не нужен!

В кошачьей комнате было тихо. Я посмотрела на закрытую дверь мастерской и, поправив полотенце, присела на одну из подушек. Подо мной хрустнула бумага, я недоумённо вытащила из-под подушки старую исчёрканную тетрадь. Так это лекции зоомага! Я с интересом полистала страницы: Иван навеял мне кошачий сон или на самом деле обратил в кошку? Но в записях не было ни слова ни о том, ни о другом. Лишь о целебной силе магокошек и о том, как её усилить в несколько раз. Я невольно потрогала свой бок. Похоже, Иван лишь помог котам залечить мои раны. А сон про кошку не его магии дело…

Тут я услышала тихое шипение и подняла голову. Дверь в мастерскую приоткрылась, из узкой щели испуганно выглядывала мисс Фёкла. Я поспешно отложила тетрадь и разогнала любопытных котов. Старушка сердито заперла мастерскую и сунула мне в руки платье. Я сбросила полотенце и натянула его на голову. Влажная кожа моя противно скрипела, зелёная ткань собиралась в непослушные складки. Я яростно дёргала за края, мисс сжалилась и расстегнула на спине молнию, я с облегчением разгладила оборки.

— Чесслово, мисс, вы настоящая Золушка! — восхищённо отозвалась я, растерянно трогая место, где была дыра. — Спасибо!

— Спасибом сыт не будешь, — усмехнулась Фёкла и подтолкнула меня в сторону лестницы. — Лети к доктору, я жду новые факты, и сразу проводим ритуал.

— Сегодня? — недоумённо уточнила я, спускаясь по ступенькам. — Зачем так спешить? Надо же ещё обзвонить всех, кто подписал договор. Признавайтесь, вам что, срочно потребовалось купить новую рамку?

— Пропал ребёнок, Джо, — сурово проговорила Фёкла. — Это не шутки.

Я вдохнула и задумчиво покосилась на тетради зоомага.

— Мисс, а мальчик мог превратиться в котёнка? Такое вообще возможно? Мне сегодня приснился странный сон, но теперь я не уверена, что это был просто сон…

Но тут меня перебил голос Дениса:

— Джо, кофе готов! Где тут чашки?..

Послышался звон бьющейся посуды и проклятия, и я метнулась спасать парня, а точнее, остатки кухни и свои нервы, поскольку ворчать Андрей будет не меньше месяца.

* * *

Утро выдалось прохладным, над головой сгустились облака, ветер рвано залетал в окна машины Дениса. На коже моей волоски встали дыбом. Вдоль дороги, ведущей к дому магдока, выстроился ровный ряд одинаковых деревьев. На стекле показались одинокие капельки, я поёжилась от сырости. С тоской вспомнила свою любимую курточку, ныне почившую в огне.

Захар поджидал нас у высоких чёрных ворот, выделяющихся на фоне светлой кирпичной стены, словно повязка на лице одноглазого. Не успел автомобиль Дениса затормозить, как магдок уже распахнул дверцу и нетерпеливо потянул меня за руку.

— Ты зачем так вырядилась, Джо? — недовольно спросил он, с подозрением покосившись на полицейского. — Только не говори, что не успела переодеться…

— Не твоё дело, — раздражённо ответила я и высвободила руку из его цепких пальцев. — Ты будешь устраивать показательный сеанс дикой ревности или объяснишь, что случилось?

— Идём! — мрачно сказал доктор и стремительно развернулся.

Я невольно вздрогнула от хлопка дверцы и обернулась на Дениса, машина пискнула сигнализацией.

— Не нравится мне это…

Тот ободрительно улыбнулся:

— Полиция рядом, Джо.

Я кивнула парню и шагнула к небольшой дверце в воротах, в которой скрылся Захар. Громогласный скрип за спиной и одиночный удар, я обернулась, с удивлением понимая, что полицейский остался снаружи, а дверь закрылась автоматически. Я тронула красные огоньки на прохладной поверхности.

— Эй, тот парень со мной, — крикнула я суровому мужчине в стеклянной будке. — Откройте дверь!

Тот качнул головой:

— Велено впустить только вас, — проскрипел в динамике двери его голос.

Капли дождя, падающие с серого неба, жгли всё настойчивее. Я обхватила себя руками и растерянно посмотрела на длинный блестящий бело-сиреневый автомобиль, который стоял посреди огромного асфальтированного двора. На фоне его как-то терялся фонтан из светлого камня, а уж невзрачная статуя женской фигуры вообще смотрелась уродливо.

— Мне это точно не нравится, — пробормотала я.

— Джо! — Захар зазывно махал с высокого крыльца двухэтажного каменного здания. — Иди скорее!

Я поспешила в дом и, вздрогнув, ругнулась на далёкие раскаты грома. Ненавижу грозу! Сердце билось так, словно мне снова предстояло участвовать в злополучной гонке. Спокойно, Джо! Это просто паника. За дверью оказалось темно и пахло противным химическим освежителем. Меня потянули за руку, я послушно шагнула в щель между тяжёлыми звенящими занавесями, по лицу прокатились холодные полупрозрачные бусины, и я попала в огромное помещение.

В глаза мне бросилась унылая фигура Петра. Магдок притулился на краешке светлого дивана, настолько большого, что сам он показался ребёнком на фоне мебели. По осунувшемуся лицу Петра скользили невесёлые думы, под глазами залегли тёмные подпалины, руки то и дело сжимались. Казалось, он и не заметил прихода гостей.

— Док, — позвал Захар. — Джо здесь.

Пётр вяло встрепенулся, словно старый пёс, которого позвали гулять. Тусклый взгляд его остановился на мне. Магдок медлил, на лице его я прочла нерешительность.

— Полно, доктор, — улыбнулась я. — Не кажется ли вам, что уже поздно сомневаться? Вы полночи добивались, чтобы я приехала сюда. Что у вас случилось?

— Не полночи, — недовольно буркнул Пётр. — Всего лишь… — Он мельком посмотрел на часы, фыркнул и хлопнул ладонями по круглым коленям: — Не важно. Идём!

Магдок подорвался с места, быстрые шаги его стучали по сложному многоцветному паркету, пухлые руки толкнули зашторенные дверцы, за которыми оказалась обширная зелёная лужайка. В комнату ворвалось шуршание дождя, сквозняк донёс до меня запах мокрой листвы. Пётр нырнул в прохладную свежесть, Захар невежливо подтолкнул меня следом. У меня снова возникло нехорошее предчувствие.

Я неохотно вышла в сад, кожу головы защекотали капли дождя, на изумрудной зелени платья быстро расползались тёмные кляксы. Захар нетерпеливо тянул меня вперёд. Вода стекала по моему лбу, попадая в глаза, в кроссовках хлюпало, некогда пышные юбки платья уныло липли к бёдрам. Остро пахло свежими удобрениями.

Мы подошли к длинной линии кустов, Пётр неожиданно исчез в них. Я приблизилась и с опаской посмотрела на зияющую дыру в живом заборе, пальцы мои осторожно коснулись мокрых листьев и свежих надломов ветвей, как вдруг я ощутила сильный толчок в спину. С протестующим криком я провалилась в кусты, острые ветки впились в кожу рук, ткань платья затрещала, я запнулась и вывалилась с другой стороны природного забора. Ноги заскользили по сырой земле, я едва кубарем не покатилась по траве. Пытаясь устоять на ногах, я вцепилась в мокрый пиджак Петра. Магдок хмурился, не двигаясь с места. Из прорехи в кустах выглянула довольная физиономия Захара.

— Упс, — хищно ухмыльнулся он. — Кажется, мы застукали Джо на месте преступления, док! Вызывайте полицию.

— Что? — спросила я, отталкиваясь от склизкой одежды Петра. — Какое преступление? Вы о чём?

Захар многозначительно посмотрел на магдока, Пётр медленно вытащил телефон и отступил под дерево, толстые пальцы его тыкали в телефон, на широком лице выражение обречённости. Я ощутила боль в плечах от хватки длинных сильных пальцев его помощника.

— Полиция? Это магдок Пётр…

Я попыталась оттолкнуть Захара, но тот крепко держал меня. И тут взгляд мой скользнул вниз. Спина моя мгновенно заледенела, изо рта вырвался крик. На дне оврага в неестественной позе лежала Лада. Глаза её невидяще смотрели в небо, по белым рукам стекали капли воды, смешанные с кровью. Из живота, груди и даже бёдер торчали блестящие мечи.

— Знакомое оружие, не так ли Джо? — с издёвкой прокомментировал Захар, не отпуская меня ни на секунду. — Это ведь их ты украла из старой студенческой квартиры Бориса? А помогал тебе в этом ваш подельник Иван, которого старая ведьма недавно приняла на работу… О да, этому есть свидетели, парочка студентов. А теперь ты проникла на частную территорию и жестоко расправилась с подругой, которая подставила тебя на гонках. И кого теперь будут судить за убийство?

— У вас ничего не выйдет, — прохрипела я, содрогаясь от ужаса при одном взгляде на мёртвое тело. — Со мной приехал полицейский, он подтвердит, что это ты меня впустил в ворота…

— Это тот молодой костромаг, который всем рассказывал занятную историю про тотализатор на метловых гонках? — уточнил ухмыляющийся Захар. — Боюсь, присяжным не понравится, что парень давно влюблён в тебя. А ещё им не понравится история, как ты ворвалась в клинику. И как обманом выманила магдока из дому… Кстати, ты ведь уже пыталась убить несчастную с помощью метлы. Но лишь повредила ей имплантат в груди. Пётр подтвердит это. А на сладкое рассказ о том, как ты соблазнила помощника магдока, лишь бы подставить Петра! — Он склонился к моему уху и прошептал: — А я добавлю ещё много занимательных подробностей…

— Ах, ты сволочь! — в бешенстве вскрикнула я, замахиваясь локтем.

Захар взвыл от боли и схватился за рёбра. Я, ощутив свободу, рванулась вперёд. Нога моя скользнула по сырой траве, я неловко плюхнулась на согнутое колено и с ужасом поняла, что съезжаю по склону прямиком к трупу. Если я не остановлюсь, то погибну сама, налетев на острые мечи. И будет в канаве два окровавленных тела. И тут слева и чуть впереди в куцем кустике блеснуло древко, отполированное ладошками гонщицы. Метла Лады!

Я попыталась затормозить, из-под кроссовок полетели комья грязи. Я извернулась и бросилась к метле. Пальцы обвили скользкий держак, меня развернуло спиной к оврагу. Миг, и затрещали ветви, удерживающие прутья метлы, а я с ужасом оглянулась на сверкающие мечи. Небо озарил хищный оскал молнии, я взвизгнула и прижалась к рукояти всем телом.

— У меня получится, — хрипела я, осторожно взывая к безмолвной силе. — Должно получиться…

Я с ужасом смотрела на быстро приближающиеся мечи и неподвижное тело Лады. Она подхлестнула меня в тот день, упрямая, заставила взять метлу в руки. Подруга вызвала у меня взрыв силы. Нельзя пить силу по капле, это же стихия. Либо доверяешься ей полностью, либо забываешь о полётах. Слёзы смешивались с дождём, сердце стучало, как сумасшедшее. Будь проклят этот дождь! Всё как в той жуткой гонке… Только вот Лада не летит рядом, она мертва. Неужели я допущу, чтобы её смерть осталась неотомщённой? Я пересилила страх и закричала:

— Давай!

И направила древко метлы в тёмное небо, которое словно в ответ мне разразилось оглушительным громом. Метла стремительно взвилась вверх, я судорожно вцепилась в мокрый держак, чтобы не соскользнуть вниз. Капли дождя атаковали меня, они больно впивались в кожу, застилали глаза. Но сила во мне во сто раз превосходила грозу, волны магии затемнили моё сознание, метла нервно дёргалась в разные стороны. А я прижималась всем телом к рукояти, полностью доверившись освобождённой силе.

Раздался звон стекла, в плечо что-то вонзилось, я застонала от боли, покатилась по полу и ударилась обо что-то острое. Дрожащие пальцы выпустили держак метлы, я откинулась на спину и сжала зубы, сдерживая крик.

— Кто здесь? — испуганно пискнул тонкий голос. Перед моими глазами возникло светлое пятно от фонарика. — Кто вы?

— Джо, — прохрипела я, прижимая руку к повреждённому стеклом плечу. — Я Джо! Мария, помните меня? Вы просили найти мальчика… и кажется я нашла вашего сына…

— Мария? — раздался гулкий голос снаружи. — Что там?

— А-а, — женщина метнулась к дверям, взметнулся белый шёлк её халата, фонарик потух. — Ничего! Я скоро приду. Это… просто дерево. Ветки разбили окно. Такая жуткая гроза…

— Не бойся, — отозвался голос. — Я с тобой. Тебе точно помощь не нужна?

— Нет, я просто запру двери, а прислуга завтра всё уберёт…

Мария несколько секунд прислушивалась, а я пыталась медленно приподнялась, с головы моей посыпались мелкие блестящие осколки, плечо кровоточило. Жена магдока бросилась ко мне и опустилась на колени, глаза её были почти круглыми, руки вцепились в мои пальцы.

— Где он?! Где Рома?

— В доме Фёклы, — прохрипела я, прислоняясь спиной к углу кресла, о которое затормозила, влетев в окно. — Он в безопасности…

— Нет, — грустно улыбнулась Маша. — Никто из нас не в безопасности. Но чем Ромашка дальше от меня, тем лучше. Спасибо, что нашли моего мальчика! Как он?

— Нормально, — отозвалась я и с интересом посмотрела на женщину: — А вы знали, что ваш сын может превращаться в кота?

— Разумеется! — Нежная улыбка озарила её бледное лицо. — Но, к сожалению, не я одна… как оказалось.

— Если бы вы сказали об этом, когда пришли к Фёкле, нам было бы проще его найти, — невесело ухмыльнулась я, отнимая руку от плеча. — Вы не посмотрите, что со мной, а то я не вижу…

Мария опустила глаза на рану, ахнула и мгновенно скинула халатик. На стройном теле заблестела лишь короткая сорочка.

— Я боялась, — горячо шептала она, маленькие мышцы на худых руках округлились, раздался треск ткани. Мария неловко обмотала моё плечо лоскутами: — Я давно уже решила не верить никому…

Она подобралась на четвереньках под мою руку.

— Попробуйте встать, — прошептала она. — Вам нужно немедленно уйти из этой комнаты. Вдруг ему придёт в голову подняться сюда…

Я застонала, ощущая себя так, словно я снова в клинике и в моём теле переломано больше половины костей. Ноги не слушались, я навалилась на Марию, чтобы не упасть. Та заскрипела зубами, но к моему удивлению не сдалась. Она упрямо вела меня между тёмных теней многочисленных кресел к выходу. Я вздрогнула и остановилась:

— Метла!

— Потом, — сдавленно проговорила Мария. — Сначала вы. И молчите! Если он услышит, нам обеим конец…

Я двинулась к двери, одолевая шаг за шагом. Маленькая женщина под моей рукой пыхтела и скрипела зубами. Пахло жареным мясом, в спину дул сырой сквозняк. За дверью оказался небольшой коридор. Мягкий свет заставил меня сощуриться и опустить глаза на красный ковёр, на который падали капли с моего мокрого тела.

— Следы, — прошептала я.

— Вытру, — сипло ответила Мария, она из последних сил втолкнула меня в комнату напротив и прошипела: — Закройте дверь!

Я рухнула на пол, больное колено пронзила острая боль. Сжав зубы, я отползла по голому паркету и пнула дверь. Та медленно затворилась. Я откинулась на спину и отдышалась. Да, хорошо же я приземлилась… прикреслилась. Конечно, на моей последней гонке было намного хуже. Но там меня не поджидали убийцы с мечами.

Дыхание перехватило, в горле запершило, глаза наполнились влагой. Лада. Милая подруга, взбалмошная и неугомонная, порой трусливая, иногда безрассудно отважная. Больше её нет. Я всхлипнула и вытерла нос. Зачем её убили? Что здесь происходит? Неужели Клим прав, и магдок главный злодей? Я не могла поверить, что доктор, который творит красоту, может распороть живот той, кому вставлял имплантаты. Проще было представить злодеем Захара. А я-то уши развесила! Поверила, что тот влюбился, и даже пыталась что-то узнать. А негодяй ловко манипулировал мной…

Я вцепилась в край стола, приподнялась и посмотрела на покрасневшую повязку из шёлка, коснулась лица. Кожу саднило. Но в целом я уже чувствовала себя довольно сносно. Осторожно встала и, покачиваясь, подошла к большому окну. Дождь хлестал по стёклам, потоки воды размывали вид тёмного сада, ничего не разглядеть.

Я попала в ловушку, но больше меня бесило, что я и понятия не имею, для чего всё это подстроено. Неужели доктор решил избавиться от меня, обвинив в убийстве моей подруги? Да никто в это не поверит! Лада была хорошей подругой, это подтвердит любая из метловых гонщиц. Да и зачем избавляться от мелкой сошки вроде меня? Мой арест не помешает Фёкле провести ритуал и вывести вероломного доктора на чистую воду…

Дверь скрипнула, я вздрогнула и оглянулась на тонкую фигурку Маши в светлом проёме. Женщина поспешно прикрыла дверь, метла неловко брякнулась о стену. Жена магдока быстро подбежала ко мне, в протянутой руке Маши я с удивлением увидела аккуратно сложенные бумаги.

— Здесь примерно пять миллионов, — торопливо прошептала Мария. — Возьмите себе, сколько договаривались и ещё сколько посчитаете нужным. Увезите мальчика из Магсквера, денег должно хватить до его совершеннолетия. Может, в какой-нибудь пансионат… Пусть лучше его считают сиротой, но он будет в безопасности.

— Но что?.. — удивлённо начала было я, но Маша сунула метлу мне в руки.

— Улетайте! — умоляюще проговорила она, бледное лицо её вытянулось, глаза расширись, челюсть подрагивала. — Быстрее, прошу вас! Иначе будет поздно.

Мария шагнула к окну, щёлкнул замок, в комнату ворвался мокрый ветер, косые нити дождя оросили разноцветный ковёр, женщина подтолкнула меня к бушующей стихии.

— Летите же! И скажите Ромашке, что я его люблю…

Комната осветилась на мгновение, почти сразу же пророкотал гром. Я поверила Марии и беспрекословно сунула бумаги за пазуху. Пальцы мои обхватили держак, сердце отчаянно стучало в рёбра. Гроза уже не пугала меня так сильно, как то, что происходит в закрытом для посторонних доме Петра. Сила рванула метлу вперёд, я ощутила, как ветер прижал юбки к бёдрам, лицо мгновенно намокло, в ушах засвистело. Подо мной заскользили тёмные пятна деревьев.

Я привезу Фёкле новые факты, а ритуал всё расставит по местам. Злодеям не сойдёт с рук новое убийство! Но сначала Иван ответит мне на пару интересных вопросов. Например, почему зоомаг сразу не распознал в сером котёнке человека.

Пальцы сильнее сжали метлу, зубы заскрипели. Я сама виновата! И Иван говорил, что котёнок странный, и Лада же упоминала о серой кошке. А я решила, что ей показалось. Мальчишка наверняка что-то видел у дома Антона. И орал котёнок не просто так, он пытался предупредить… Возможно, и Дашку убили лишь потому, что спутали с ним!

Впереди показалась светлая полоса каменной стены, разделяющая тёмную зелень. Видимо, я летела в сторону от ворот, через обширные владения магдока. Но вот частная территория Петра заканчивалась, я почуяла свободу и прибавила скорости. У самой стены моё тело дёрнулось с такой силой, что держак вылетел из рук, древко на моих глазах распалось на части. Я полетела вниз, сверху сыпались прутья разбившейся от удара о невидимую стену метлы. Я сжалась в ожидании боли, в голове промелькнула паническая мысль, как бы снова не приземлиться на больное колено. Бок ожгло, и тьма поглотила меня.

* * *

— Уверен, Захар будет болтать. Надо избавиться и от него…

Голос гулко кружился в моём сознании, словно в хрустальной вазе перекатывался железный шар. Меня затошнило, тело скорчилось от боли. Я с трудом могла дышать. Лишь бы рёбра были целы, что вряд ли, после такого удара.

— Ты не прав! Я не мог и предположить, что Маша поможет гонщице бежать.

Я вздрогнула и распахнула глаза, с усилием прогоняя муть обморока, на грани которого балансировало моё сознание. Я знаю этот высокий противный голос. Вспомнилось, как Виктор полез в кошачью комнату. Конечно же, не из простого любопытства! Что интересного мог найти бизнесмаг у кошек? С них ни копейки не получишь. Уж я-то знаю. Но если предположить, что Виктор искал серого котёнка, который видел что-то в доме Антона, то всё становится на свои места.

— Возможно. — Раздался голос Виктора. — Но уничтожить целое поместье без следов затруднительно. А на Бориса точно уже не спихнёшь …

У меня нехорошо засосало под ложечкой. Я с ужасом посмотрела на обширную паутину на тёмном дереве потолка. Толстые грубые брёвна, из которых были сложены стены, казались кривыми и ненадёжными. Кожу неприятно кололи мелкие щепки, которыми был щедро усыпан дощатый пол. Пахло смолой, тленом и чем-то противно-сладковатым. Где я? Какая-то старая избушка. Я так и не смогла вылететь за пределы поместья магдока, врезавшись в невидимую стену неизвестного заклинания.

— Так вот зачем тебе бывшая гонщица! — восторженно воскликнул Виктор. — Браво! Ты всё рассчитал.

Я напрасно прислушивалась, второго голоса было не слышно. Не с собой же разговаривает Виктор? А может, у него раздвоение личности? Я невесело усмехнулась: да он же говорит по телефону! А где моя трубка? Выпала в полёте? Разлетелась на куски от удара? Я пошарила по ткани платья, из груди вырвался вздох облегчения. За бумагами, вручёнными мне Машей, я нащупала сотовый. Щурясь в темноте, набрала номер Андрея.

— Ангел, — прошептала я. — Спасай… Ать за ногу, я знаю, что у тебя выходной! Беги к Фёкле, сообщи, что меня захватили… Пётр и его шайка. Захар, Мария и Виктор точно тут! Они убили Ладу. Утыкали мечами… Да, Денис был со мной, но его не впустили. Я не знаю… Но ничего хорошего, это точно! Я в какой-то старой избушке…

Скрипнула дверь, под потолком зажглась одинокая лампочка без абажура. Я зажмурилась от яркого света, трубка выпала из моих исцарапанных пальцев.

— Обыщи её!

Услышала я голос Виктора. Я постаралась не шевелиться, пусть уж лучше думают, что я без сознания. Холодные пальцы легко коснулись моего тела словно паучьи лапки, прошлись по торсу. По спине моей пробежались мурашки. Хрустнули бумаги, края их царапнули мою кожу на груди. Будущее Романа оказалось в руках преступников.

— Как интересно, — пробормотал Виктор, раздалось шуршание бумаги: — Не предполагал, что Мария так привязана к этому уродцу! Она всегда делала вид, что мальчишка ей противен. Ты же знаешь! Жаль, что это поздно выяснилось…

Я с трудом подавила желание подсмотреть, кто же второй.

— Телефон ищи, — холодно приказал Виктор. — Должен быть при ней! Захар звонил ей на сотовый, а костромаг точно привёз девчонке трубку. Посмотри, может выпал.

Я ощутила, как холодные руки подлезли под моё тело, чужое дыхание неприятно коснулось моего уха. Может, это Илюся? Тот худенький джентльмен, похожий на состарившегося мальчика. Это было бы логично, он ведь тоже из злополучной семёрки.

Короткий возглас и моё тело оставили в покое. Нашёл-таки, противный! Надеюсь, Андрей уже отключился и Виктор не заметит, что я звонила. Иначе моя маскировка раскроется.

— Отлично, — пробормотал Виктор. — Держи мой, открой последнее сообщение от Мирослава, я перепишу номер костромага…

Спина моя похолодела, дыхание перехватило. Я вдруг вспомнила чёрный веер надменного мага. И слова Даниила о том, что он выиграл трость у того, кто предпочитает подобные аксессуары. Черепа… Он выиграл чёрную палку у Мирослава! И щепка у дома Антона могла упасть именно с веера, а не с трости. Так этот надменный маг в сговоре с Петром? Вот уж точно осиное гнездо!

Так, Джо, соберись! Они набирают сообщение Денису с твоего телефона. Что это может означать? Захар угрожал судом, Пётр якобы вызывал полицию… но возможно, этот жуткий спектакль был лишь с целью заманить меня в эту избушку? Тогда, получается, Мария тоже замешана. Но Виктор по телефону утверждал обратное.

Или они хотели, чтобы кто-то думал, что я здесь? Я сглотнула, вспомнив слова «уничтожение поместья». Без следов это возможно сделать, только если воспользоваться услугами костромага. А юноша, который считает, что любимая женщина в беде, конечно же решится отступить от правил.

Сердце моё заколотилось. Всё это было подстроено! Но целью была не я, заманивали преступники именно Дениса! И он, считая, что спасает меня, уничтожит весь дом с возможными уликами. Даже если ритуал Фёклы раскроет правду, полиция ничего не сможет доказать. А сам Пётр спокойно покинет Магсквер, когда все будут считать магдока мёртвым. Спина моя оледенела, кожа на голове сжалась. Они хотят уничтожить не только улики! Виктор обмолвился про Захара. Конечно, тот использовал меня, но я не желала смерти доктору. Я должна предотвратить трагедию!

Я осторожно приоткрыла глаза и посмотрела на Виктора, который прислонился к косяку приоткрытой двери. Немного ближе, спиной ко мне стояла невысокая фигурка человека неопределённого пола. Тот протягивала Виктору нечто невидимое мне. Лицо бизнесмага сосредоточено, брови нахмурены, в руках его чернел мой сотовый. Лучшего шанса и представиться не могло.

Осторожно подтянув ноги, я приподнялась. Тело тут же пронзила острая боль. Закусив губу почти до крови, я собралась с силами и молча прыгнула на маленького человека. Раздался испуганный женский вскрик, я припечатала их обоих к косяку весом своего тела. Телефон повалился на пол, в горло моё вцепились цепкие тонкие пальцы, я захрипела, руки мои ухватились за волосы женщины.

— Татьяна, — прошипела я сквозь зубы. — И как я не догадалась…

Скрипнула дверь. Голову мою пронзила знакомая боль, она волнами накатывалась на глаза, давила на уши, сковывала шею. Ать за ногу! Зря я отвернулась от Виктора. Хотелось содрать с себя магическое воздействие, но по горькому опыту я уже знала, что это бесполезно. Ноги подогнулись, я привычно завалилась на бок. Последнее, что я услышала, было:

— Таня, нет! Она нужна живой…


Глава 11

Буря властвовала в бугристом океане мрачного неба. Серую завесь дождя пронзали ломаные линии молний. В воздухе ощутимо пахло озоном. Руки мои сжимали блестящий бежевый держак новой метлы: замечательный подарок от любимой подруги. Тело дрожало от восторга и пронизывающей меня силы. Слева, чуть позади, мелькала в струях ливня светлая фигурка Лады, остальные гонщицы безнадёжно отстали. А впереди уже дрожала и трепыхалась на ветру тонкая лента финиша. Её кровавый оттенок был ясно виден на сером фоне разыгравшейся стихии. Я радостно пригнулась к метле и вдруг ощутила, как древко задребезжало под пальцами. Обеспокоенно оглянулась на фиксуру. Нити расползались на глазах, а за мной уже тянулся длинный след освобождённых прутиков. Метла загудела и рухнула вниз, а я успела лишь вскрикнуть. А потом грязь, боль и невероятная тишина…

Ать за ногу, опять этот сон! Сердце стучало так, что я едва смогла вдохнуть. Глаза были словно налиты свинцом, а в теле нет ни одного местечка, которое не пронзала бы боль. Я осторожно пошевелила пальцами. Перед внутренним взором кружилась буря, дождь и комья земли. Желудок скрутило, меня бы вырвало, да я ничего не ела. Во рту пересохло, на языке ощущалась неприятная горечь. Отголоски грозы нервировали, при каждом грохоте я невольно вздрагивала. Спокойно, Джо, гонки давно в прошлом. Вот только сны не отпускают.

К грохоту присоединились неясные голоса. Плечи мои невольно вздрогнули, шея заледенела. Это не отголоски грома, это чьи-то тяжёлые шаги. Над головой словно бродила дюжина пьяных водмагов. Я разлепила веки и с удивлением уставилась на светлые щели между тёмными шершавыми досками прямо у себя перед носом. Лопатки мои упирались в холодную податливую землю. Паника охватила меня, я забарабанила с доски расцарапанными пальцами.

— Эй! — закричала я. — Эй, кто-нибудь! Я здесь!

Доски исчезли, в глаза мне прыснул яркий солнечный свет, в ноздри ударил удушающий запах гари. Кто-то склонился надо мной, крупный и широкий.

— Пётр? — напряжённым голосом уточнила я, моргая ослеплёнными глазами.

— Джо! — Пророкотал низкий голос. Я узнала следователя Клима. — Ну хоть кто-то живой! Тащи её, ребята!

Я с облегчением позволила вытянуть себя из ямы, растерянно рассматривая хмурые лица полицейских. И только Клим улыбался, но и его улыбка больше смахивала на оскал.

— И как тебе удаётся оказываться в гуще событий, Джо? — вкрадчиво спросил он.

Я хотела ответить, что сама задаюсь этим вопросом, но у меня отнялся язык при взгляде на чёрную пустыню, которая простиралась вокруг. Местами от земли поднимались тонкие струйки дыма. Слева от меня, чуть поодаль на земле, лежал скукоженный кусок железа, больше напоминающий скомканную бумагу. Всё, что осталось от чёрных ворот. Рядом недобро щерился полукруг грязных от копоти камней некогда светлой стены, за которым возвышалась невесть как уцелевшая аллея. Та, что вела к дому магдока. Над пепелищем стремительно пролетела стайка птичек, их сварливые крики потонули в тени деревьев. Зелёный цвет листьев казался ещё ярче на фоне выжженного поля и высокого синего неба. Жуткие последствия силы костромага, о которой я раньше лишь читала.

Я опустила взгляд на Клима.

— Где Денис?

Голос мой прозвучал хрипло. Следователь невесело усмехнулся, сурово кивнул полицейскому, который стоял справа от меня. Парень беспрекословно шагнул мне за спину, запястья мои свели вместе, щёлкнул замок.

— Денис в тюремной клинике, — неожиданно мягко отозвался Клим. — Он без сознания, и я не думаю, что парень придёт в себя. После такого-то выброса. Скорее всего, он не жилец…

Зубы мои скрипнули от злости.

— Им всё же удалось, — с отчаянием проговорила я. И умоляюще посмотрела на Клима: — Неужели вы не понимаете? Это всё подстроено, чесслово!

— Разумеется, — серьёзно кивнул Клим. — Я обрисую вкратце, как ситуацию видит полиция, Джо. Получен звонок от Петра, который заявил об убийстве в своём поместье. Убийца им пойман собственноручно на месте преступления. Он сообщил, что это мисс Евгения. Голосовая запись имеется. Когда полиция прибыла на место, обнаружен истощённый костромаг и бывшая метловая гонщица, остальные погибли…

— Да я уверена, что сам Пётр живёхонек! — возмущённо воспротивилась я. — Он для того и затеял пожар, чтобы беспрепятственно улизнуть…

— Никто бы не смог выжить, — перебил Клим. — Потому костромагия и запрещена. В любом случае, экспертиза поможет определить личности умерших. Но уже известно, что смертей было не менее дюжины. Дюжины, Джо. Представьте только, что это сколько же, сколько водмагов на корабле! И это не считая трупа в овраге…

— Лада, — срывающимся голосом произнесла я. И, помрачнев, добавила: — Овраг естественно тоже уцелел…

Клим сурово кивнул.

— Он и остановил действие силы костромага. Не будь оврага, разрушений было бы гораздо больше, и Денис погиб бы на месте. Вам не удалось замести все следы, Джо…

— Да с чего вы взяли, — возмущённо воскликнула я, — что я заметала следы?

Клим сурово посмотрел на меня и покачал головой:

— В доме Дениса обнаружены документы его несанкционированного расследования трагедии на гонке. Эти документы ясно указывают на то, что гонщица Лада по просьбе тренера Павла подстроила ваше падение. Позже Лада получила перевод на миллион рублей от адвоката Николая. Он и его друг Василий не крали денег у Петра, они получили свою долю от баснословного выигрыша на тотализаторе. А продажа предметов искусства была лишь прикрытием для отмывания денег.

У меня отвисла челюсть. Лада хотела моей смерти? Это не укладывалось в голове. Может, поэтому она не появлялась в клинике? Ждала, что я умру? Нет, глупости! Это моя ошибка. Я же должна была проверить фиксуру сама. Это часть процедуры подготовки к гонке. А я почему-то решила, что Лада всё проверила.

— Я говорил вам, Джо, что из вас никудышная актриса? — усмехнулся Клим и добавил: — Как ни прискорбно, вы главная подозреваемая в этом деле. Имея в наличии столько улик, я имею полномочия отправить вас прямиком в тюрьму…

— Но зачем мне было их убивать? — хрипло спросила я. — Какой в этом смысл?

Клим пожал плечами:

— Всё просто. Месть. Мне интересно только, как вы заставили Бориса плясать под свою дудку. Возможно, сыграли на его ненависти к Петру. А может, он, как и Денис, был под действием ваших женских чар…

Во мне закипала злость. Какие, к чёрту, женские чары? Я же Джо, а не красавица Лада! Как может подчинить мужчину длинная рыжая уродина с непропорционально большими титьками? Но Климу всё равно, он даже не собирался мне верить. Факты удобно вписываются в его теорию, и следователь доволен. А остальное, если надо, подстроит под своё видение.

— Ать за ногу! — воскликнула я, хватаясь за любую возможность, как за соломинку. — Магослед же ничего не показал!

— Увы, магослед не панацея, — недовольно буркнул следователь. — Да он и не мог ничего показать. Вы же ручек не пачкали, а использовали других магов.

— А что же Антон? — с вызовом в голосе спросила я. — Его исчезновение тоже притянете за уши?

Клим холодно посмотрел на меня:

— Уверяю, мы обязательно найдём и его обезглавленный труп. Он же был женихом Лады, я ничего не путаю? Тоже подходит под месть подруге-предательнице. Уведите её, ребята.

Под ногами неприятно захрустела зола, щиколотки мои покрылись тонким слоем чёрной пыли, в носу засвербило, в глазах всё поплыло от едва сдерживаемых слёз. Вот зачем Виктор оставил мне жизнь. Им нужен кто-то, кто отвлечёт полицию, пока Пётр будет улепётывать из города.

Поздравляю, Джо, с новым званием! Оно прекрасно подходит под моё имя: дежурная жопа! Представилась следственная камера. Я вздрогнула, вспомнив пустой взгляд девицы. А ведь мне не светит даже тот жуткий диван кирпичного цвета. Денис говорил, что в тюрьме пахнет гниющими заживо людьми…

Я споткнулась и неловко оглянулась на следователя. Клим с важным видом выслушивал молодого полицейского, который размахивал руками и был крайне несдержан в эмоциях. Конечно, дюжина трупов! Клим намекнул, что я практически утопила корабль. Я горько усмехнулась: вот только крысы успели сбежать.

И тут меня осенило: костромаг сжёг только дом и гараж. Сад же остался нетронутым. И та избушка, в которой меня держали, тоже наверняка целёхонька. Я встрепенулась, поддавшись надежде. Но как же привлечь внимание старшего следователя?

— Клим! — закричала я, пытаясь вывернуться из жёстких рук полицейских. — Если вы меня отправите в тюрьму, то точно проиграете спор Фёкле!

Как бы я ни сопротивлялась, но трое парней сумели сдвинуть меня с места. Точнее, полицейские практически поволокли меня в сторону машин по чёрному полю. Я разочарованно вздохнула. Ну ладно, хотя бы попыталась. Чёрная пыль попала в лёгкие, я закашлялась, глаза заслезились. Я помотала головой и несколько раз чихнула. Ать за ногу, лучше бы не дёргалась…

— Стоять!

Полицейские послушно приостановились, я выпрямилась и, фыркая, вытерла свербящий нос. На ладони осталась чёрная полоса. К нам со всех ног бежал сам Клим, крупное лицо его раскраснелось, под ногами клубились чёрные тучи. Брови полицейских поползли вверх, лица вытянулись. Я довольно улыбнулась. Нащупала-таки слабину в суровом следователе!

— Отойти на несколько шагов, — пропыхтел Клим подчинённым и приподнялся на цыпочки, чтобы бросить на меня угрожающий взгляд. — Что ты знаешь про наш спор? Мисс Фёкла проговорилась? Старушка поклялась молчать, пока не придёт время…

— Она и молчала, — пожала я плечами. — Но я догадалась. И если вы хотите выиграть спор нечестным путём, я вам не позволю.

Лицо Клима побагровело, лапищи сжались, глаза сузились.

— О чём это ты? — угрожающим тоном спросил он.

Но мне терять было нечего, впереди маячила тюрьма. Я решила рискнуть и склонилась к лицу старшего следователя.

— Если вы упечёте меня за решётку, — прошипела я разъярённой кошкой, — то я вам обещаю, что использую каждую секунду свободного времени, ухвачу все шансы, применю все методы, мыслимые и немыслимые, но справлюсь со страхом и полностью верну свою силу! Я упаду на все четыре лапы, Клим. Чесслово!

Следователь молчал, по его красным щекам задвигались желваки, маленькие глаза потемнели от гнева. Но он не возражал! Неужели, они действительно поспорили обо мне? Я решила ковать железо, пока краска не сошла с лица Клима.

— Но я хочу предложить вам другой вариант, — поспешно прошептала я. — Предположите на минуту, что я права! Что всё это подстроено, костромага заманили и написали ему нечто такое, что Денис, не задумываясь, воспользовался запрещённой силой. Даже не знаю, что было в том сообщении, но если вы поищете мой телефон…

Лицо Клима странно дёрнулось, я неосознанно вцепилась в его обширные плечи:

— Так вы нашли мой сотовый! Где он?

— Не нашли, — неохотно проговорил Клим, отмахиваясь от моей хватки. — Но я прочёл сообщение в телефоне у Дениса…

— Вот! — кивнула я, прижимая руку к грязной повязке на плече: рана болела всё сильнее, и я уже боялась заражения. — Дайте мне шанс, я вам покажу избушку, в которой меня держали, пока костромаг уничтожал дом.

— Какую избушку? — недовольно нахмурился Клим. — Ваш повар тоже говорил про какую-то старую избушку…

Я подпрыгнула от радости: Фёкла и Андрей тоже пытались мне помочь! И тут же скорчилась от боли в боку, который повредила при падении с метлы.

— Только не говорите, Клим, что поверили в то, что можно укрыться от костромага за дощечкой в ямке, — хрипло засмеялась я. — Вы посмотрите на дом… На то, что от него не осталось!

Следователь нахмурил брови, щёки его побелели, он поспешно оглянулся на подчинённых.

— Чесслово, Клим, я разочарована, — дерзко надавила я. — Я была лучшего мнения о ваших умственных способностях…

— Хватит! — гневно рявкнул следователь. И неохотно добавил: — Показывайте свою избушку, Джо! Пока я не передумал…

Я послушно потопала по чёрному полю, молясь ветру, чтобы выбранное направление оказалось правильным. Если мы проплутаем до вечера, то мне и думать нечего будет о свободе. Клим решит, что я просто тяну время. Старший следователь отдавал короткие распоряжения по сотовому, за нами увязалось не меньше десятка полицейских. Я усмехнулась: хороший эскорт! Неужели меня так боятся?

Ноги стали абсолютно чёрными от сажи, в горле запершило, я беспрестанно чихала и молилась, чтобы зелёная кромка, которая означала конец пожарищу, приближалась быстрее. Намного быстрее.

— Клим! — воскликнул один из провожатых, рука его показывала немного правее. — Смотрите, трава примята. Здесь проехал автомобиль.

Я сощурилась, присматриваясь к пересекающимся следам на мокрой траве. Точно автомобиль! И, кажется, не один. Или проехался по одному месту не менее двух раз. Туда и обратно? Клим удивлённо поднял брови:

— Машина? Здесь?

— Разумеется! — иронично фыркнула я. — Или вы думаете, что заговорщики тащили моё отнюдь не лёгкое тело через весь сад?!

Полицейские вступили на траву, опустив головы, чуть ли не принюхиваясь к следу. Клим мрачно шёл за подчинёнными. Я же вертела головой во все стороны: сад магдока был великолепен! Конечно, в темноте грозы и страшном вихре полёта я не могла разглядеть этого. Тогда перед глазами была лишь кружащаяся тьма да моя рвущаяся сила и страх перед ней. А сейчас вокруг щебетали птицы, капельки воды искрились на травинках и листьях деревьев. Цветы благоухали так, что закружилась голова.

И если бы не обстоятельства, при которых я оказалась в этом волшебном месте, я бы присела на берегу прудика, зеркальную гладь которого слегка подёрнула ряска, и смотрела бы, как медлительно и прекрасно плывут по воде утки. Я жадно впитывала красоту… так, на всякий случай. Если всё же меня лишат свободы, в памяти будет место, о прогулке в котором стоит помечтать.

Мы шли по колено в сырой траве так долго, что кроссовки мои почти вернули белизну. Коричневые брюки Клима уже до бёдер потемнели от влаги. Раздавалось ясно слышимое хлюпанье ног в отсыревших ботинках. Мужчины с каждой минутой становились всё мрачнее. И тут сердце моё заколотилось: между изумрудных крон деревьев замелькали светлые пятна кирпичной стены. Я с воодушевлением огляделась.

— Где-то здесь, — поспешно сказала я полицейским. — Ночью я пыталась улететь из поместья, но наткнулась на странное заклинание, от которого сломалась моя метла. Если увидите обломки, значит это то место…

Под ногами хрустнула ветка, я склонилась и провела пальцами по прутику. Метловая гонщица безошибочно выделит нужный прутик среди кучи бестолковых веток. Искать обломки уже не было смысла, я посмотрела на сосредоточенного Клима.

— Избушка рядом, — хрипло проговорила я. — Думаю, вряд ли заговорщики всё это время ждали нас там, но всё-таки лучше не шуметь.

К нам подошёл хмурый молодой человек, он кивнул в сторону парочки полицейских, которые осторожно приближались к группе высоких сосен. Мы двинулись в ту же сторону. Трава здесь почти не росла, под кроссовками моими захрустели коричневые иголки. Только сейчас я разглядела среди кривых коричневых стволов неприметную избушку. Тёмные бревенчатые стены обложены потемневшими от старости еловыми лапами, тёмные глазницы окон без стёкол словно следили за нами.

Покосившаяся дверь приоткрыта, изнутри не доносится ни звука. Клим включил на сотовом фонарик, в другой его руке засеребрился шокер. Он сухо кивнул и растворился в полутьме домика, за ним последовали ещё трое полицейских. Через несколько минут изнутри донёсся грохот падения, я невольно дёрнулась, а сердце забилось сильнее.

— Джо, — раздался глухой голос Клима, и я облегчённо выдохнула. — Идите сюда!

Я покосилась на застывших у входа парней и неохотно шагнула в темноту домика. В нос сразу ударил знакомый сладковатый запах. Я наклонилась, протискиваясь через маленькую дверцу в помещение, где меня держали после падения с метлы. С потолка уныло светила одинокая лампочка, а впереди меня ждала ещё одна дверь, за которой раздавались приглушённые голоса. Я толкнула её и едва не вскрикнула от ужаса.

На полу лежала Татьяна, лицо женщины совершенно синее, язык торчит изо рта, красные глаза вытаращены, шею обхватывала верёвка. Я невольно подняла глаза вверх, где на тёмной балке покачивался обрывок. Я сглотнула комок в горле и с ужасом посмотрела на Клима.

— Татьяна, — с трудом прошептала я. — Она помогала Виктору, беспрекословно исполняла всё, что тот скажет. Видимо, это его последний приказ.

Клим поманил меня пальцем, лицо его было зеленоватого оттенка, губы подозрительно крепко сжаты. Я шагнула к джентльменам, которые скопились у третьей дверцы, больше похожей на вход в кладовую или подвал.

— Смотри, — сдавленно произнёс Клим и на несколько мгновений распахнул дверь.

Когда он её захлопнул, я согнулась пополам, живот сжался от спазма, изо рта потекла жёлтая жидкость. А перед глазами всё ещё стояла страшная картина. Пустые глазницы, неестественно вывернутая челюсть в немом крике. Труп мужчины, изъеденный крысами, больше походил на переломанную куклу из комнаты страха. И запах! Тот самый жуткий сладковатый запах. Я снова ощутила спазм и присела на корточки. В глаза мне бросилась маленькая золотистая скляночка.

— А это что? — хрипло спросила я, указывая на находку.

Старший следователь осторожно приблизился и присвистнул.

— Не трогать, — прошипел он.

— Клим, — раздался негромкий голос из соседней комнаты.

Клим поспешно выпрямился и шагнул к двери, а я невольно вытянула шею, с любопытством заглядывая за его плечо. Полицейский склонился над полом, на котором ровным слоем лежали щепки, в руках его серебрился светлыми волнами полупрозрачный магослед.

— Конечно же, есть результат, — пожал плечами Клим. — Ведь Борис был луномагом.

— Слишком сильные вибрации, — упрямо возразил парень. — Так фонит только в течение суток. А судя по трупу, тот мёртв уже день третий, не меньше. И смею напомнить, что магослед никак не отреагировал на тело.

Я осторожно выпрямилась, рука моя оперлась о стену, глаза вперились в следователя.

— Теперь вы верите, что меня подставили? — холодно спросила я.

Клим долго смотрел на меня. Я ощутила слабость, живот всё сводило, перед глазами плясали цветные пятна.

— Магослед не обмануть, — наконец проговорил он. — Но всё же это странно. Вы вполне могли убить Бориса ранее, а Татьяну повесить сегодня…

— А потом смиренно улечься в ямку, прикрыться досочкой и тупо дожидаться полицейских? — саркастично уточнила я.

Даже на лицах подчинённых Клима я видела, что они не верят в такое развитие событий, но Клим задумчиво жевал губы. Я по стеночке продвинулась к полицейскому с магоследом и склонилась над полом, рассматривая мусор. Глаз зацепил необычно-тёмный оттенок одной маленькой палочки, я вздрогнула и ткнула в неё пальцем. Щепка прилипла к коже, я приподняла находку.

— Магослед на это реагирует? — спросила я парня.

Тот провёл трубочкой около моего пальца и коротко кивнул. Я протянула руку Климу:

— Помните улику, которую я якобы сокрыла от вас? Это была вот такая же щепочка! И вы говорили, что от куртки, в которой она была какое-то время, фонило лунной магией! Но не от меня.

Я поднялась, взгляд мой устремился на молоденького полицейского, обследующего пол на всякий случай. Но магослед оставался прозрачен. Клим принял чёрную щепку и поднял на меня глаза.

— Эх, Джо, — недовольно проворчал он. — Ведь все улики подходили! И версия вашей мести такая удобная…

— Для вас возможно и удобная, — мрачно хмыкнула я. — Но лично мне тюрьма не кажется таким уж удобным местечком!

Клим вздохнул и укоризненно покачал головой. Видимо, следователю очень не хотелось расставаться с лёгким решением дела. Я решила поделиться своим видением.

— Помните, вы осматривали трость Даниила? — уточнила я, не сомневаясь. Конечно же, Клим всё помнит. Тот коротко кивнул. Я продолжила: — Калека сказал мне, что выиграл её у друга, который обожает подобную атрибутику. На встрече с членами клуба «Два меча» у Мирослава в руках был чёрный веер. А он луномаг, я ничего не путаю?

— Не путаешь, — неохотно отозвался Клим. — Я ту палку щупал долго, но не нашёл на трости ни единой выбоины, да и магослед ничего не показал. А если так фонит мелкая щепка, то сам предмет должен чуть ли не светиться от луномагии! Проблема в том, Джо, что такие люди, как Мирослав, за пределами моей компетенции. Но будь у меня более крепкие улики…

— Будут! — с надеждой воскликнула я. — Фёкла обещала сегодня провести ритуал. И если видение подтвердит вину Мирослава, ведь слова ведьмы будут достаточно крепкой уликой?

Клим вдруг встрепенулся, словно пробудившаяся сова, взгляд его стал острым.

— Конечно, мы возьмём показания с мисс Фёклы, — деловито проговорил он и добавил с нажимом: — Джо, но ты же осознаёшь, что ритуал может не только опровергнуть имеющиеся доказательства, но и подтвердить их?

Я растерянно кивнула, не понимая, к чему ведёт следователь. Клим пристально всматривался в моё лицо.

— Если ритуал подтвердит твою вину, то у тебя не будет даже шанса выйти из тюрьмы, — многозначительно произнёс он. — Ты готова провести за решёткой остаток жизни?

— Я не ангел, Клим, — просто ответила я. — Но я действительно никого не убивала.

Старший следователь глубоко вздохнул и кивнул полицейскому с магоследом.

— Ты! Обследуй территорию. Вы! Оформляйте трупы. Джо! Идём…

— В тюрьму? — уныло уточнила я.

— На Алмазную семь, — сурово отрезал Клим.

* * *

На заднем дворе мисс Фёклы ярко горел костёр. Оранжевые языки отчаянно стремились к сумеречному небу, огненные ленты сплетались в страстном танце, поглощая друг друга и осыпаясь сияющими искрами на подстриженную траву газона. Камни, образующие круг, светились красноватыми оттенками, совсем как глаза Даниила в тот миг, когда калека оживил птицу. Я с тоской покосилась на молчаливую фигуру писателя, одиноко стоящего в стороне, и поспешно шагнула к костру.

О раскалённые камни глухо ударился сверкающий чистотой котелок. Андрей отлично потрудился! Я потянулась к железным держателям, звякнул металл, прутья легко встали в специальные отверстия. Котёл покачивался в воздухе, серебристые бока его жадно лизало пламя, оставляя темнеющие следы копоти. Я сочувственно вздохнула: ангелу снова предстоит работа! Ветер пахнул мне в лицо дымом и осыпал яркими искрами, на грязной ткани некогда зелёного платья появились новые дырочки. Я закашлялась и поспешно отошла к яблоням.

Около моего скутера испуганно жались друг к другу несколько тёмных фигур — члены клуба «Два меча», которых нам удалось собрать за пару часов. К ним утиной походкой направлялся и бледный Илюся. Непривычно серьёзный Иван привалился к красной стене Фёклиного дома, рукава его рубашки были закатаны, руки сложены на груди, а на шее возлежал серый котёнок.

Широкая спина Клима замаячила перед моими глазами. Следователь недовольно осматривал двор. Причина его недовольства веселила меня, ведь Фёкла отказала в присутствии на ритуале всем его подчинённым! И Климу пришлось пойти на это. Правда, он пригрозил, что отправит меня в тюрьму сразу после ритуала, если от него не будет иного удобоваримого результата. Я нервно почесала ёршик волос, без толку отряхнула подол платья и посмотрела в сторону дома. Где же запропастилась сама старушка?

Тишина, нарушаемая лишь треском костра, уже звенела в ушах. Клим нетерпеливо прохаживался передо мной, словно сторожевой пёс. Краем глаза я заметила чёрную морду в кустах и вопросительно покосилась на Ивана. Губы его шевелились, глаза были затуманены. Я догадалась, что зоомаг командовал нашей чёртовой дюжиной. Видимо, коты стерегли двор от проникновения чужаков, будь то соседи или полицейские. Хоть какая-то польза от нового работника! Ромашка же беззаботно лежал на его плечах, серый хвост его по-дружески обвивал шею мага.

Я невольно улыбнулась, вспомнив реакцию зоомага на разоблачение мальчишки. Иван был в таком восторге и благоговении, что лишился дара речи на несколько минут. Он так потешно махал руками и кривил лицо, что Рома показался нам в обличие невысокого худенького мальчика. В тот момент по лицу Ивана даже прокатилась скупая мужская слеза. И он уже не оставлял ребёнка одного ни на секунду, словно это был его собственный сын… А вот Даниил, напротив, даже не посмотрел на котёнка.

Я скрипнула зубами и снова покосилась на сосредоточенное лицо калеки. Эх, не повезло Роману с родителями! Даже Фёкла была в шоке от вести, что мальчик практически рос в образе животного. Да где же она сама?! Я не выдержала и потопала обратно в дом, собираясь высказать старушке всё, что я думаю по поводу выбора цвета платочка, но так и застыла на пороге с открытым ртом.

По холлу нервно прохаживалась тонкая фигура, которую почти полностью скрывала глухая накидка. Видны были лишь босые ступни с непропорционально длинными узловатыми пальцами да обнажённые предплечья, которые украшали тяжёлые, больше похожие на железные наручники, тёмные браслеты. Правая рука ведьмы прижимала к капюшону сотовый телефон Андрея, виднеющиеся губы недовольно кривились.

— Передайте Мирославу, что счёт будет выставлен вне зависимости от его присутствия! Если он хочет уличить меня в шарлатанстве, пусть сделает это лично и прямо сейчас!.. Можете не утруждаться, тут уже присутствуют полицейские…

Фёкла замерла, увидев меня, рукой сделала знак выйти. Я шагнула назад и медленно прикрыла дверь. Задумчиво коснувшись свежей повязки на плече, устало опустилась на ступеньки крыльца. В больное колено ткнулся мокрый нос мейкуна. Я вздрогнула от неожиданности, задумчиво почесала ухо кошке.

— Зря она распинается, Грызка, — сообщила я ей. — Мирослав не дурак, добровольно не явится…

Дверь тихо отворилась, в проёме замаячила Фёкла. Капюшон лежал на плечах, белоснежные волосы распущены. На лице довольная улыбка.

— Явится, Джо, — иронично ответила она и подмигнула: — Кажется, мне удалось сыграть на его высокомерии. Чрезмерная уверенность в собственной неуязвимости ещё никому не помогала.

— Готова поспорить, что он не приедет! — Я печально покачала головой. — Если бы они уничтожили и избушку, тогда я бы поняла его уверенность…

— Всё может быть не так, как ты думаешь, Джо, — загадочно проговорила Фёкла, узловатые пальцы её подхватили серую ткань, капюшон скрыл голубые глаза мисс. — Когда фактов мало, теории бесполезны ещё…

— Да-да, — раздражённо перебила я. — Помню! Так сколько у нас фактов? Мне очень не хочется в тюрьму…

— Более чем достаточно, Джо, — неожиданно рассмеялась Фёкла. — Более чем!

— А с чего вы так разоделись, мисс? — задумчиво уточнила я, разглядывая браслеты. — Раньше вы никогда не переодевались для ритуала… да ещё в такие странные одежды.

— Раньше, Джо, у нас не было столько зрителей, — тихо ответила Фёкла. — И мне придётся провести этот спектакль для них, потому что нужно много раз выиграть и один раз красиво проиграть. Для дела, разумеется!

Я недоумённо посмотрела на её полускрытое лицо, а со стороны дороги донёсся громкий шум подъезжающего автомобиля. Скрип тормозов царапнул мои нервы, расшатанные событиями непростого дня. Я обернулась и изумлённо уставилась на бело-сиреневую машину. Именно она стояла во дворе у Петра! Через несколько минут на дорожке засеребрился балахон широко шагающей фигуры. За Мирославом гордо следовал Виктор. Я даже присвистнула от удивления.

— Вот это наглость!

— Это глупость и непомерное самомнение, — тихо поправила меня Фёкла. — Но нам это на руку. Идём, Джо. Пора обнажить истину…

Я неловко подтянула лиф откровенного платья и поднялась. Завтра же, как только получим деньги, куплю себе нормальную одежду. А эту сожгу!

* * *

Бока котла уже почернели от копоти, яркое пламя лизало непокрытые руки Фёклы, не причиняя никакого вреда ни коже, ни серому балахону ведьмы. По воздуху проносились прозрачные тени различных оттенков. Андрей, уткнувшись лицом в бумажку, громко зачитал очередной известный факт, после чего мисс смяла записку и бросила в бурлящее зелье. Над костром поднялась новая тень, её розоватый оттенок свидетельствовал, что правды там больше, чем вымысла.

Я покосилась на соседа, чья рука дрожала в моих пальцах. Незнакомый джентльмен, которого я даже не запомнила со встречи клуба в доме Фёклы, был сильно бледен. Он кусал бескровные губы и бросал затравленные взгляды на Мирослава, ладонь которого он держал второй рукой. Лицо луномага излучало скуку, губы высокомерно кривились, он всем своим видом показывал, насколько смешным ему кажется весь этот спектакль.

Мой взгляд скользнул далее по кругу взявшихся за руки людей. К сожалению, Даниил был скрыт языками пламени. Меня так и подмывало выскочить из круга и посмотреть, что с его чёрной рукой и кто её держит. А особенно выражение глаз этого везучего соседа… Андрей поднёс к лицу очередной лист, голос его дрогнул, я на миг ощутила на себе его сочувствующий взгляд. Голос ангела прозвучал глухо:

— В заброшенном охотничьем домике, что стоит на территории поместья магдока Петра, обнаружен труп Татьяны. Смерть наступила вследствие удушения от повешения.

Я нетерпеливо посмотрела на Мирослава, на лице мужчины словно застыла маска. А вот Виктор, который стоял слева от меня, задрожал всем телом. Щёки его побелели, глаза расширились. Он сделал попытку вырваться из круга, но не смог. Мне даже не пришлось его удерживать, это прекрасно делала магия Фёклы. А я-то гадала, зачем старушка заставила всех взяться за руки! На ритуалах, которые она проводила ранее, всё было иначе…

Лицо Клима помрачнело, когда над костром поднялась алая тень. Я с нетерпением посмотрела на новый лист в руках Андрея. Ну, читай же! И быстро перевела взгляд на Мирослава. Весть о найденном трупе Бориса он принял с тем же безучастным выражением лица. Но через пару секунд голова луномага медленно повернулась влево, его многозначительный взгляд был направлен на Виктора. Бизнесмаг обречённо опустил голову.

Я недоумевала: что это значит? Может, Мирослав приказывает подельнику принять вину на себя и тот соглашается. Или же Виктор должен был уничтожить избушку, но по каким-то причинам не сделал этого? Я нетерпеливо уставилась на бурлящее зелье, желая, чтобы истина раскрылась как можно скорее.

Андрей передал ведьме последнюю бумажку и отступил. Над костром взвился очередной алый призрак. Зелье приобрело ярко-зелёный оттенок, по поверхности плавали огромные пузыри. Глухой голос Фёклы выкрикивал неизвестные мне заклинания. Руки её нависли над котлом, пальцы растопырились, из ногтей полилась оранжевая сила видений. Призраки, парящие в воздухе, заметались. Они сталкивались, сливались между собой, становились всё гуще. И вот над каждым из нас зависла плотная непрозрачная маска.

Я ощутила, как Виктор предпринял новую попытку вырваться, но головы не повернула. Поскольку взгляд мой был прикован к загадочной маске надо мной. Изнутри та переливалась всеми оттенками тёмной зелени. Сердце забилось сильнее. Фёкла никогда не делилась своим даром, на ритуалах она лишь рассказывала, что видит. Теперь же мне предстояло увидеть истину через дар старушки. Да и не только мне… Маска накрыла моё лицо, к коже прикоснулась приятная прохлада, глаза закрылись, но я продолжала видеть.

Яркое солнце освещает весёлую зелень травы, которую прорезают три длинные тени. Мирослав медленно протянул руку. Чёрный веер накрыл голову незнакомца, глаза того закатились, но тело продолжало стоять. Луномаг нараспев читал заклинание, губы незнакомца двигались, послушно повторяя слова. Сердце моё замерло, затылок оледенел, я поняла, что последует дальше, но не смогла ни зажмуриться, ни отвернуться. Мёртвое тело приподнялось над землёй. Мирослав с равнодушным видом опустился на колено и за волосы подобрал оторванную голову. Ухмыляющийся Виктор достал из объёмной сумки старую лампу и мечи…

Несколько мгновений темноты подействовали на меня, как холодный душ. Между видениями был слышен лишь голос Фёклы, потрескивание огня, бульканье зелья да тяжёлое дыхание людей. Темнота медленно отступала перед светом ярких ламп в небольшом помещении. На фоне тёмных окон стоял высокий мольберт. Тонкокостный джентльмен в домашнем халате легко касался разноцветного холста тонкой кистью. Его вихрастую голову накрыл веер Мирослава. Художник вздрогнул, кисть выпала из ослабевшей руки. Меня затошнило, захотелось разорвать круг да содрать с лица проклятую маску. Голова невезучего художника также полетела в сумку.

В этот раз темнота была немилосердно короткой, я даже не успела перевести дух. Внимание моё привлёк алый ковёр на полу длинного коридора. К тёмной стене всем телом прижалась Мария, на лице женщины написан ужас, губы подрагивали, к груди она прижимала знакомую мне коричневую тетрадь.

Мужской голос глухо убеждал кого-то невидимого, что нужно запутать следствие. Это проще всего сделать, убив агромага, который не причастен к тотализатору. Женщина сжала в тонких пальцах телефон, в нерешительности поднесла его к глазам. Прозвучал тихий голос, она звала Бориса. Просила его предупредить Антона. Пусть бежит, прячется, спасает свою жизнь. Неожиданно дверь рядом с ней открылась, в коридор брызнул яркий свет, который переливался на серебристом балахоне мужчины. Мария поспешно опустила телефон и с улыбкой протянула Мирославу раскрытую тетрадь. Она исполнила его приказ и сочинила новый стих для Татьяны…

Сердце моё колотилось, казалось, уже в ушах. Ноги подкашивались так, словно я не спала неделю. В голове смешались новые видения и старые воспоминания. Мир кружился, но благословенная темнота и треск костра напоминали мне, что я — Джо, что я в безопасности. Но через пару мгновений я увидела бегущего со всех ног Виктора. Полы его мятого пиджака разлетаются, рот раскрыт в отчаянном крике. Он оглядывается, спотыкается, заваливается на бок. Его фигуру пронзает свет фар бело-сиреневого автомобиля. Раздался жуткий удар, затем треск костей под колёсами. Я тяжело дышала, проклиная Фёклу всем, что могла вспомнить. По лицу моему стекали капли холодного пота, руки онемели.

Но видение продолжалось. Из-под куста выскочил маленький серый котёнок. Со всех лап он бросился к длинному дому. Я бессильно застонала, понимая, как рисковал Ромашка. Котёнок бросался на окна, по округе разлеталось его отчаянное мяуканье. Хлопнула дверь, на пороге стояла Лада. В руках её блестела новенькая метла. Она шикнула на Романа и легонько поддала прутьями ему под хвост. Котёнок шмыгнул в кусты. Лада проворчала что-то себе под нос, перекинула ногу через древко и со свистом умчалась в небо. Котёнок осторожно вышел к крыльцу и снова принялся орать изо всех сил. В окне показалась крысиная физиономия Антона. А к дому уже приближались две фигуры.

Длинное помещение, многочисленные столы уставлены горшками. Я узнала тепличную комнату Антона, плечи мои напряглись, в горле запершило. Антон в одной лишь синей пижаме приник к окну, заострённое лицо побелело от ужаса, глаза расширились. Он отшатнулся, медленно отступил, спиной наткнулся на один из столов. Вдруг на лице агромага мелькнула отчаянная решимость. Руки его протянулись к одному из горшков, Антон поспешно ободрал листья ближайшего растения и набил ими себе рот. По его впалым щекам потекли зеленоватые струйки. Агромаг покачнулся, рука его схватилась за сердце. С трудом Антон дотянулся до чёрного пульта, в полу открылась дыра.

Когда распахнулась входная дверь, ни самого агромага, ни отверстия в полу уже не было. Мирослав быстрыми шагами прошёл к кабинету Антона. Следом скользнул Виктор, на плече которого болталась знакомая сумка. Через несколько минут луномаг вернулся, лицо его было перекошено от гнева, глаза сверкали. Он приказал Виктору искать маленького уродца, бизнесмаг послушно выскользнул за дверь. Во мне росло возмущение: уродцем маг обозвал Ромашку!

Мирослав ожидал помощника на пороге дома, с яростью обмахиваясь чёрным веером, на холёном лице его блестели крупные капли пота. Ничего удивительного, если вспомнить кошмарную жару этого места! Вскоре Виктор вернулся, в руках его отчаянно извивалась несчастливая Дашка. Мирослав быстрым движением ткнул веером в кошку, тело животного обмякло. Маг высокомерно кивнул подельнику и быстрыми шагами направился к дороге, где его нетерпеливо поджидал Захар. А на лице бизнесмага растянулась злая улыбка, он подхватил сумку и направился в дом.

Мне захотелось придушить Виктора, не спасло даже то, что видение не показало, как тот умертвил Дашку. Я задыхалась от ярости, глаза щипало то ли от дыма, то ли от слёз. Не сразу я поняла, что возникло новое место действия. Видение дрожало и расплывалось, какой-то джентльмен стоял спиной, и было в нём что-то до боли знакомое и противное. К нему приблизился луномаг в серебристом балахоне, человек резко развернулся, в груди моей кольнуло. Павел! Я услышала, как скрипят мои собственные зубы. Захотелось податься вперёд, но тело словно одеревенело.

Тренер спросил, зачем луномаг назначил встречу в аудитории Академии. Мирослав холодно ответил, что так он убьёт сразу двух зайцев. Во-первых, он не может допустить, чтобы с Даниила сняли подозрения, он слишком много сил вложил в то, чтобы навлечь подозрения на калеку. Хищная улыбка Мирослава и смертельная бледность Павла показали, что будет во-вторых. Луномаг нарочито медленно положил чёрный веер на голову моему бывшему тренеру. И вот тот уже послушно твердит заклинание. А я впитывала всеми клеточками своего тела каждое мгновение происходящего, молясь только об одном: чтобы Фёкла не прервала видение, чтобы я успела рассмотреть каждую гримассу боли, каждую капельку крови…

Мирослав вздрогнул и оглянулся на дверь, из-за которой послышались громкие ругательства. Оторванная голова мёртвого Павла неловко отлетела в сторону, а тело медленно приподнялось над полом. Луномаг осторожно приоткрыл дверь аудитории, рука его держала наготове чёрный веер. Темнота, которая накрыла меня, была сродни прохладному полотенцу, которое положили на лоб больного. Я судорожно вдохнула, понимая, что не смела даже дышать, пока на моих глазах умирал мой самый главный враг. Сейчас же на сердце было черно так же, как и на пепелище, которое осталось от дома Петра.

Посветлело, и я вздрогнула, узнав в новом видении себя. Высокая женщина в хлопковом костюме не отводила взгляда от пустых глаз Татьяны, подчинённой воле луномага. В этот момент на рыжую голову опустился чёрный веер. Но она… то есть я, не осталась стоять, как другие жертвы. Моё тело мгновенно рухнуло, словно подкошенное. Татьяна уныло сообщила Мирославу, что сила защищает меня, метловые гонщицы не подвержены воздействию стихийной магии, потому что они сами владеют стихией. Тот ухмыльнулся и ответил, что у него на гонщицу иные планы.

Я уже не понимала, стою ли я у костра на заднем дворе дома Фёклы, или я лежу под ногами безжалостного луномага. Тело моё онемело, я не ощущала ни рук, ни ног. И даже прохладная тень, словно дверь между видениями, уже не приносила облегчения. Глаза болели так, словно в них насыпали песка, губы ссохлись, на языке ощущался металлический привкус, голова кружилась. Нет, это уже очередное видение. Голова приятно кружилась от высоты и скорости. Лада летела над зелёными деревьями, навстречу ей приближался огромный красивый дом Петра. У чёрных ворот на узкой ленте дороги виднелась жёлтая точка такси. Любопытная подруга нырнула вниз, земля бросилась ей под ноги. Лада ловко соскочила с метлы и весело поинтересовалась у Захара, зачем тому мешок с гремящим железом, как старая ткань треснула, на асфальт, звеня, посыпались мечи. По лицу Лады скользнул ужас, метла выпала из её руки, блондинка отшатнулась. Захар мгновенно склонился и, подхватив один из клинков, проткнул грудь метловой гонщицы.

Меня затошнило, перед глазами крутились цветные кляксы. Кажется, я на миг потеряла сознание. Или это была теневая передышка между кадрами? Я уже ничего не понимала да и не хотела ни понимать, ни видеть. Сила Фёклы опустошила меня. Но пытка продолжалась, я снова оказалась в доме Петра. У разбитого окна стоял Мирослав, он протянул руку с веером и начитывал заклинание. И тут же я перенеслась на другой конец поместья, где метловая гонщица на всём ходу врезается в невидимую стену. Я с ужасом осознала, с какой высоты навернулась. Мне повезло, что я вообще осталась в живых! Но к доктору обратиться нужно обязательно, по моему богатому опыту такие падения никогда не остаются без последствий.

Вялое длинное тело волочили вдвоём, рыжая голова жертвы безвольно болталась. У мужчины звякнул телефон. Виктор выпрямился и приказал Татьяне втащить меня в домик, а сам застыл на месте, глаза его были прикованы к сотовому, на лице бизнесмага отразилось недоумение. Он пожал плечами и прошёл в домик, пальцы его ловко забегали по кнопкам, набирая номер. Виктор долго спорил с Мирославом. Потом зло пнул дверь, которая разделяла комнатки. Таня обыскала моё тело, бизнесмаг набрал сообщение Денису. В это время я с диким криком набросилась на них. На пороге возник Мирослав, за его спиной светлел тот самый шикарный автомобиль, который сбил Бориса. Луномаг приложил к моей голове раскрытый чёрный веер.

Когда моё тело безвольно рухнуло на пол, маг почти нежно погладил чёрными перьями некрасивое лицо Татьяны, а Виктор поставил на пол золотистую склянку. Женщине приказали через несколько минут разлить зелье. Мужчины торопливо выволокли меня за порог, Виктор раскрыл багажник, а Мирослав уселся на водительское сидение. Раздался шорох шин, в полуоткрытую дверь залетали сухие иголки.

Татьяна стояла посреди комнаты, глаза её покраснели, челюсть решительно выдвинулась вперёд. Она безвольно опустилась на колени и взяла склянку с самовозгорающимся зельем. И тут губы её дрогнули, она произнесла имя мальчика, которого растила. Лицо её разгладилось, и уже не казалось таким уж некрасивым. В глазах появилась жизнь, щёки порозовели, по гладкой коже скользнула слеза. Татьяна подняла лицо и зло плюнула вслед магам. Она осторожно поставила склянку в уголок и подхватила с пола моток верёвки. Привязанность к воспитаннику пересилило магическое воздействие. Женщина предпочла умереть, но дать нам шанс поймать преступника.

Вместо очередной тени между видениями перед моими глазами возник костёр. Маска безжизненно валялась под моими ногами тёмная и чешуйчатая, словно обгоревший кусок коры. Фёкла простёрла узловатые пальцы над зельем, втягивая из него оранжевые нити силы. Руки мои упали вдоль тела, ноги подкосились, я свалилась на землю, едва не столкнувшись лбом с Виктором. Тот не подавал признаков жизни, как и джентльмен справа от меня. Мирослав тяжело дышал, лёжа на спине. Я с трудом приподняла голову, но Даниила не заметила. Зато с немалым удивлением посмотрела на Клима. Следователь стоял на одном колене, одна рука его упиралась в землю, второй он вытирал пот, струящийся с багрового лица. У меня невольно возникло уважение к толстому мужчине.

Клим достал сотовый и коротко вызвал подчинённых. Задний двор тут же наводнили люди в форме. Фёкла скромно отошла к стене дома. Клим, опираясь на одного из своих парней, поднялся и приблизился к обессиленному луномагу. Следователь склонился над мужчиной и резким движением вырвал из серебристого балахона чёрный веер.

— Очень умно! — отдуваясь, пробормотал Клим, — Вложить свою силу в предмет, чтобы запросто пользоваться им, не пропуская через себя приливы и отливы лунной магии. Вот как вы пытались обуздать стихию и сохранить разум… Впрочем, судя по вашим действиям, крыша у вас всё равно поехала!

Широкое лицо Клима приняло официальное выражение, он пророкотал гулким голосом:

— По закону Магсквера видение официального лица признаётся доказательством первой степени. Я, старший следователь Магсквера, обвиняю вас, Мирослав, в убийстве четырёх людей… остальное уже не имеет значения, — добавил он тише. — Вы и так проведёте в тюрьме остаток жизни. Уведите его!

Полицейские подхватили Мирослава под мышки и нелюбезно потащили по земле. Я с любопытством приподнялась, опираясь на локти. Дорогие ботинки луномага безвольно подскакивали на неровностях газона. Приглашённые члены клуба потихоньку приходили в себя, то тут, то там послышались взволнованные обсуждения увиденных ужасов. Даниила я так и не увидела. Клим шагнул к Виктору, пухлая рука следователя резко дёрнулась, раздался звук пощёчины, голова бизнесмага откинулась, глаза распахнулись. Виктор судорожно вдохнул и заозирался, взгляд его был полон паники.

— Вы не совершили прямого убийства, — с сожалением в голосе произнёс Клим. — Так что степень вашей вины будут рассматривать присяжные…

— А Дашка? — протестующе воскликнула я. Возмущение придало мне сил, и я резким рывком приняла сидячее положение. — Она же магокошка!

— И то верно, — благодарно улыбнулся мне Клим. И снова обернулся к Виктору. — Вы обвиняетесь в жестоком убийстве магической кошки…

— А так же в краже денег, завещанных Роману его биологической матерью Марией, — снова встряла я, потянув следователя за рукав.

— Уведите его, — устало махнул рукой Клим. Он посмотрел на меня и виновато развёл руками: — С деньгами вопрос крайне сложный, Джо!

— В смысле? — насторожилась я.

— Всё имущество арестованных переводится в казну правительства Магсквера. Денежные вопросы вам придётся решать через верх…

— Это значит, что мальчик остаётся без средств? — жалобно уточнила я.

Клим с сожалением кивнул и добавил:

— Боюсь, что так.

— Ать за ногу, пять миллионов! — взвыла я.

— Вам также не удастся выставить счета ни арестованным, ни родственникам погибших, — сочувственно добавил Клим и махнул рукой: — До свидания, безбашенная Джо! Да, кстати! Передай Фёкле, что кот всегда падает на четыре лапы. А она опять проиграла…

От растерянности я даже поднялась и буравила широкую спину старшего следователя до момента, пока тот не скрылся за домом. Клим лишь на секунду разминулся с Андреем. Наш штатный ангел тащил большую коробку с красными печатями. Именно из-за неё на моих щиколотках полно синяков. Андрей сгрузил тяжёлую ношу у костра, внутри глухо громыхнули книги Даниила. Брови мои удивлённо поползли вверх.

— А это ещё зачем?

Я вопросительно посмотрела на Фёклу, но старушка, казалось, не видела ничего вокруг. Она устало прислонилась к стене дома, руки её дрожали, бледные губы были поджаты. Я медленно двинулась к мисс, но запнулась о безвольное тело Илюси. Как бы коллекция Мирослава не пополнилась ещё одним незапланированным трупом, если маленький человек не выдержал испытания силой видений. Я осторожно опустилась на колени и прислушалась к дыханию. Живой! Ладно, пусть отлёживается.

Я переступила через тело и приблизилась к старушке. Фёкла тяжело дышала, сухие плечи сотрясала крупная дрожь, лица под капюшоном не видно. Я осторожно тронула мисс за руку.

— Вы в порядке? — сочувственно уточнила я, вся моя злость мгновенно улетучилась. Я-то окунулась в видения на полчаса, а Фёкла с этим живёт всю свою жизнь. — Может, вам лучше прилечь?

— Это ещё не конец, — прохрипела старушка.

Я открыла рот в растерянности и возмущении, не зная даже, что ответить. Бесшумно подошёл Андрей, в руках его дымилась большая чашка. Я повела носом, учуяв не только аромат трав, но и спиртовые пары. Фёкла приняла настой дрожащими руками, медленно поднесла кружку ко рту, её тонкая шея заколебалась, раздались булькающие звуки. Кружка поднималась всё выше, капюшон соскользнул с головы ведьмы, обнажив белоснежные волосы. Фёкла оторвалась от настойки только тогда, когда внутри не осталось ни капли. Глаза её заблестели, щёки порозовели.

— Да, — твёрдо сказала она и решительно отставила кружку, та коротко звякнула о подоконник. — Это ещё не конец, Джо! Так, оттащите лежачих вот сюда, к дому. Те, кто может ещё стоять, подходите ближе к костру.

— Но зачем? — воскликнула я. — ритуал завершён, преступник выявлен.

Я оглянулась на костёр, и встретилась взглядом с Даниилом. Его губы тронула печальная улыбка, калека медленно кивнул. Но не мне, а Фёкле.

— Клим получил того, кто совершил все эти преступления, — сурово добавила старушка. — Старшему следователю этого вполне достаточно. Убийства прекратятся, а он сам получит хорошую премию. Но истина жаждет выйти на свет! И я обязана довести ритуал до конца.

— Так и скажите, что хотите прикончить всех нас, — пробормотала я и нехотя шагнула к костру.

Рука моя привычно подхватила кисть одного из мужчин, тех, кто сумел подняться. Фёкла заметила это и покачала головой.

— Не нужно, Джо, — флегматично сказала она. — Я заставила вас держаться за руки только для того, чтобы преступники не попытались бежать. Теперь в этом нет необходимости… Андрей, неси книги.

Лицо моё вытянулось, я осторожно покосилась на неподвижную фигуру Даниила. Тот смотрел на костёр, левая рука его неизменно опиралась на чёрную трость. Лицо калеки было непроницаемо, в тёмных глазах отражался огонь. Невзирая на изувеченные конечности, казалось, что Даниил самый устойчивый и выносливый из присутствующих. В этот момент я даже засомневалась, что он поддался слабости и упал после разрыва круга, как случилось практически со всеми. Во мне росло раздражение.

— Только не говорите, что нам придётся выслушивать их дурацкое содержание, — запальчиво заявила я. — Предупреждаю, что у меня от этого могут возникнуть мысли о показательном самосожжении!

— Не волнуйся, Джо, — сухо рассмеялась Фёкла. — Факты Андрей зачитывал только для старшего следователя и подозреваемых. А теперь в этом нет необходимости. Истина не требует слов.

Я нервно скрестила руки на груди и кисло покосилась на коробку.

— Ну если вы обещаете…

Фёкла молча бросила в огонь первый том, книга зависла над котлом и раскрылась. Словно подхваченные ветром, судорожно затрепетали страницы. Бумага медленно почернела и съёжилась. Дым над костром принял форму чёрного призрака. Тот тут, то там по нему заскользили алые змейки неизведанной силы. Челюсть моя отвисла, руки безвольно опустились.

— Что это? — высказал общий вопрос Андрей.

Голос его прозвучал хрипло и озадачено. Я сглотнула и невольно отступила. Если уж ангела проняло, значит, это на самом деле нечто из ряда вон выходящее. Взгляд мой невольно скользнул по застывшей фигуре калеки, и я вздрогнула от неожиданности. Даниил неотрывно смотрел на меня. Тёмный взгляд его показался мне непроницаемым до жути. По спине моей пробежались мурашки, я поспешно отвернулась.

В костёр полетела вторая книга, она растаяла так же, как и первая. В темнеющее небо поднялся новый призрак, практически двойник начального, только красные жилы извивались в иных направлениях. Я уже не отводила глаз, неотрывно наблюдая, как книги, том за томом, тают в огне, как тени накладываются друг на друга, как алые змейки образуют витиеватый рисунок. Сердце моё заколотилось быстрее, голова закружилась. Мне показалось, я уже знаю, что покажет видение.

Тишину прервали торжественные завывания Фёклы, я вздрогнула и опустила взгляд на бурлящий котёл. Из пальцев старушки полилась оранжевая сила, а над головой полыхнуло. Магический рисунок над костром становился всё ярче и ярче. До тех пор, пока в алом сиянии не проявилась сребристая фигура Мирослава. Лицо луномага было сосредоточенно, брови сошлись на переносице. Он читал книгу Даниила и периодически делал записи в толстую тетрадь. Затем в руках его появился другой том, а в тетрадь легли новые заметки. Маг небрежно отбросил прочтённую книгу и с довольным видом поднял тетрадь, губы его шевельнулись, я услышала заклинание, которое отняло столько жизней…

В груди у меня словно что-то оборвалось. Да, я уже догадывалась о том, кто надоумил луномага воспользоваться древнейшей магией, но, как дурочка, до последнего верила, что Даниил тут ни при чём. Видимо, в каждой книге калека оставлял часть ребуса. А его приятель из Академии разгадал рисунок заклинания. После этого Даниил мог спокойно наблюдать, как развиваются события в осином гнезде под названием «Два меча». Десять лет он писал рукописи. Какая холодная, продуманная и извращённая месть!

Перед глазами поплыло, в горле запершило, я судорожно вздохнула и закусила губу. Очень медленно я повернула голову и посмотрела на Даниила. Тот не отрывал глаз от видения. Правильное лицо его словно засияло изнутри таким тёмным удовлетворением, что сердце моё замерло. По щеке скользнула упрямая слеза, я недовольно хлюпнула носом и вытерла лицо. Ещё не хватало рыдать из-за мужика!

Я бросила непонимающий взгляд на старушку. Фёкла безмятежно втягивала пальцами оранжевые лучи, лицо её было спокойно, губы приоткрыты. Истина оказалась на виду, и ведьма явно испытала облегчение от этого. Зелень в котле уже потемнела, пузырьки становились всё меньше и меньше, пока совсем не исчезли. Видение рассеялось, словно зыбкий туман.

Старушка выпрямилась и откинула капюшон, седые локоны скользнули на спину. Взгляд голубых глаз буравил калеку, но, к моему удивлению, там не было ни тени осуждения. А мои зубы скрипели от едва сдерживаемой злости.

— Интересно, почему тех двоих вы отдали правосудию, а главного зачинщика нет? — возмущённо воскликнула я. — Доведи вы ритуал при Климе, Даниил отправился бы отсюда прямиком в тюрьму!

— Какая ты кровожадная, Джо, — иронично улыбнулась Фёкла. И веско добавила: — Поверь мне, так надо…

— Я готов был ответить по всей строгости закона, мисс, — подал голос калека. — Но я благодарен вам за подаренную мне свободу…

— Вы должны уничтожить все свои книги и рукописи, Даниил, — беспрекословно заявила старая мисс. — А также дать мне слово, что впредь будете использовать свои знания и мощь ума лишь на благо своих учеников.

Даниил сдержанно улыбнулся, голова его медленно склонилась перед Фёклой, тёмный водопад волос скрыл его лицо.

— Разумеется, — бесстрастно ответил он. — Именно так я и собирался поступить.

— Прошу вас немедленно удалиться, — устало проговорила старушка.

Калека выпрямился, лицо его приняло отстранённое выражение, тело покачнулось, здоровая рука вывела чёрную трость вперёд, и Даниил медленно двинулся в сторону дороги. Я стояла, не в силах даже пошевелиться, словно пригвождённая к месту, сердце моё обливалось кровью, но глаза уже были сухими. Даниил на мгновение замер рядом со мной, но чёрные глаза его смотрели в сторону.

— Я не требую понимания, — печально промолвил он. И добавил ещё тише: — И не жду прощения…

В горле у меня вновь запершило, кулаки невольно сжались так, что ногти впились в кожу. Но боль в груди была намного сильнее. Даниил медленно двинулся далее. Он дружелюбно кивнул Ивану:

— Не подвезёшь меня, дружище?

Зоомаг вопросительно посмотрел на Фёклу, та коротко кивнула. Котёнок торопливо покинул плечи Ивана. Я растерянно проследила за ним взглядом, пока Ромашка не исчез в кустах.

— Но почему?! — не выдержала я. — Почему вы подарили калеке свободу? Он же…

— Он же в своё время окажет бесценную помощь Магскверу, Джо! — безапелляционно заявила Фёкла. Старушка обвела суровым взглядом всех присутствующих: — Даниил совершил свою месть, и я не одобряю его действий. Но его вмешательство в будущем спасёт жизнь всем нам. Прошу вас, джентльмены, до времени не распространяться об этом. И не смею больше вас задерживать…

Я раздражённо сжала челюсти, раздался скрип моих зубов. Вот в чём дело! Фёкле было видение. Теперь понятно, почему старушка так лояльно отнеслась к калеке. Она подарила ему свободу в счёт его будущей помощи всему городу. Но мне всё равно решение мисс казалось неправильным.

— Ну и пусть посидел бы в тюрьме, — недовольно проворчала я. — А как придёт то самое время, так выпустил бы Клим его на денёк…

Все присутствующие на ритуале тоже находились в смятении чувств. Если после первой части мужчины обсуждали увиденное, сейчас же на заднем дворе Фёклы стояла плотная насыщенная тишина, нарушаемая лишь потрескиванием умирающего костра, да шорохом листьев.

— Вот-вот, — ворчливо отозвался приближающийся Андрей. — Ничего не меняется! Мисс опять подарила победу Климу. Старший следователь соберёт все призы, а мисс Фёклу так и будут обзывать ведьмой! Вот хоть бы раз поставила его на место! Сразу бы получила степень мага…

Старушка иронично усмехнулась и погрозила ему пальцем:

— Подумаешь, степень мага… Бесполезная бумажка!

Андрей обречённо махнул рукой и заметался по двору, словно медсестра по передовой. Он помогал подняться ослабленным, вызывал им такси да провожал к дороге. Я устало прикрыла глаза и лишь прислушивалась к шуршанию гравия.

Щиколотки моей что-то коснулось, плечи мои невольно вздрогнули, я посмотрела вниз. Ромашка усиленно тёрся о мои грязные кроссовки. Я присела на корточки и коснулась холодными пальцами серой шёрстки.

— Кажется, я понимаю, — тоскливо проговорила я, — почему ты не хочешь жить с отцом. Я и врагу бы не пожелала такого родственничка. А ведь на какое-то время мне показалось, что он тот самый.

— Хватит бездельничать, Джо! — фыркнула Фёкла и протянула мне чёрный котёл. — Давай за работу!

Я скривилась и бросила на Фёклу недоумённый взгляд.

— Ать за ногу! — брезгливо возмутилась я. — Если вы вздумали заставить меня мыть посуду мисс, я немедленно уволюсь, чесслово! Вы что забыли моё первое условие при приёме на работу? Я немою посуду, не готовлю и не прибираюсь в доме!

— Другое дело! — тихий шелест старушечьего смеха отрезвил меня. — Эту Джо я знаю! А минуту назад на этом самом месте страдала какая-то незнакомая мне размазня…

— Добрая вы, — обиженно буркнула я.

— И богатая, — деловито кивнула Фёкла. — Буду богатой, если ты подотрёшь сопли и оттащишь свой пятый размер к компьютеру. Рассылай счета, Джо! Дело-то завершено.

Старушка, раскачиваясь, направилась к дому, котёнок увязался следом за мисс. Его мягкие лапки игриво хватали подол хламиды Фёклы. Я вздохнула и посмотрела на тёмное небо. В это мгновение облако обнажило белый месяц, и серебристое сияние луны озарило безлюдный двор. А холодное сияние истины пронзило моё опустевшее сердце.

Месяц спустя.

Я нарочно сильно хлопнула дверью в кабинет и помахала пачкой бумаг перед носом старушки. Но та и бровью не повела, безмятежно развалившись в любимом кресле.

— Ать за ногу! Вот десятки пансионатов для сирот с необычными способностями! — активно доказывала я. — И каждый зубами готов вырвать мальчика из ваших рук. Мария хотела, чтобы Роман рос вдали от Магсквера, и мне это тоже кажется правильным…

— Роман останется в этом доме, — флегматично повторила Фёкла в который раз.

Серый котёнок, сидящий на полу, перевёл взгляд на меня и нетерпеливо переступил мягкими лапками. Мол, теперь твоя подача. Я в бессильной злобе приложила ко лбу прохладные листы.

— Ну, поймите же! — измученно простонала я. — Одарённому ребёнку нужен особый уход и правильное воспитание…

— Вот именно, Джо, — добродушно кивнула мисс. — Вот именно!

— А каким будет воспитание мальчика в доме, где живёт чокнутая ведьма, старая дева да пара странных мужиков?!

— Джо! — возмущённо воскликнула Фёкла. — Следи за языком в присутствии мальчика!

— Чесслово, мисс! — грозно проговорила я. — Мне придётся обратиться в комитет несовершеннолетних магов…

Фёкла вздохнула и неторопливо выкарабкалась из кресла, мягкие домашние сапожки прошуршали по полу, мисс приблизилась к столику и склонилась над пачкой свежей прессы. Узловатые пальцы её выудили из газеты длинное письмо. Старушка с удовлетворением цокнула язычком и вскрыла конверт.

— Кстати о комитете, — скрипуче проговорила она, глядя на меня поверх очков. — Они подтвердили мой запрос на временное опекунство над мальчиком.

Я охнула от неожиданности, а котёнок подскочил на месте с таким энтузиазмом, словно его позвали к завтраку. И когда Фёкла успела это провернуть?

— Джо, я понимаю твои опасения, — миролюбиво промолвила мисс. — Но не дело отправлять ребёнка в приют при живом-то отце. Ромашке здесь будет намного лучше. Он привык к кошачьей жизни… Отлично! Наши магокоты его опекают, защищают и поддерживают. В пансионате его постараются сломить и заставят не быть котом, а мы же научим его быть человеком!

Со стороны лестницы послышался грохот шагов, Иван практически кубарем скатился вниз. Рука его сжимала смятый лист, глаза светились воодушевлением, улыбка обнажала неровные зубы.

— Всё! — торжественно заявил он. — Я составил график для Ромашки! Это длительная реабилитация, которая поможет котёнку постепенно привыкнуть к человеческому телу.

— Вот, — одобрительно кивнула Фёкла. — Зоомаг будет заниматься с мальчиком. И уж точно с большим энтузиазмом, чем преподаватели из пансионата. За отдельную плату, разумеется, — добавила она, заметив растерянный взгляд Ивана.

Я не выдержала и рассмеялась. Мисс безболезненно могла обещать Ивану хоть три зарплаты в месяц! Тот всё равно по договору был должен старушке столько, что будет с нами как минимум десяток лет.

— Да что вы так вцепились в этого мальчишку? — всё ещё посмеиваясь, уточнила я.

Фёкла посмотрела на меня так, что улыбка растаяла на моём лице. Ясные глаза её помутнели на миг, по спине моей пробежались противные мурашки. Я сглотнула ком в горле и пробормотала:

— Если только вы что-то видели…

Старушка моргнула, пелена видения к моему облегчению исчезла из её глаз. Видимо, мальчик, как и его отец, в будущем совершит нечто важное. Сам Роман, смекнув, что решение принято и больше никто не возражает, тут же выскользнул за дверь. Я досадливо бросила на столик никому не нужные распечатки.

— Злые вы, — сдалась я. — Уйду я от вас… на целый вечер! Выберу футболку и отправлюсь на свидание.

— Чего там выбирать? — иронично фыркнул Иван. — Ты купила ать знает сколько одинаковых чёрных и бесформенных хламид!

— Зато они чистые и их пятьдесят! — благоговейно проговорила я. — Если ещё какая сволочь наденет на меня платье, чесслово… пожалуюсь костромагу!

Иван громогласно расхохотался, даже мисс слегка улыбнулась.

— А как дела у Дениса? — с любопытством спросила она.

— Клим надавил на нужные кнопки… ну, или иные места, — язвительно хмыкнула я. — И, кажется, дело на костромага сворачивают. Возможно, Денис даже не потеряет место в полиции. Виктор признался, что похитил из дома Дениса часть документов дела о тотализаторе по приказу Мирослава. Они хотели подвести все доказательства так, чтобы Пётр выглядел главным злодеем…

— Да я не об этом, — нетерпеливо отмахнулась старушка. — Как он себя чувствует?

— Я же сказала, — раздражённо поправила я, — что иду на свидание! В прошлый раз в «Брыдком магокоте» наше общение не задалось, так что Денис попросил вторую попытку. А я…

— Это хорошо, — удовлетворённо кивнула Фёкла. — Такие отношения я одобряю. Денис не причинит тебе боли…

— А я, — упрямо продолжила я, глядя на старушку исподлобья, — смекнула, что это отличный шанс получить бесплатный ужин в голодную среду!

— Хитрюга! — восхищённо ахнул Иван. И тут же деловито уточнил: — Может, тебя подвезти?

— Ха! — вскинулась я. — Рассчитываешь на то, что и тебя пригласят к столу? И не надейся!

— Ну и ладно, — обиженно буркнул Иван. — Иди, смеши народ!

— Чем это? — подозрительно уточнила я.

— Чем-чем, — осклабился Иван и подмигнул: — Ты хоть представляешь, как это смотрится со стороны? Такая большая тётка на таком маленьком скутере!

И поспешно скрылся на втором этаже, прежде чем в лестницу врезался брошенный мной тапок.

* * *

Из-за тяжёлых обитых железом дверей доносилась громкая музыка и гул голосов. Сердце моё забилось сильнее. В прошлый раз в этом заведении я оказалась практически полуголой в ярком свете прожекторов на всеобщем обозрении. Захотелось развернуться и свалить, пока меня кто-нибудь не узнал. Но я пересилила страх и упрямо схватилась за некогда золочёную, а сейчас вытертую до черноты ручку двери.

Приглушённое освещение, грязный пол, у дверей переговаривались незнакомые парни. На меня они не обратили никакого внимания. Я облегчённо вздохнула и шагнула в зал, как ощутила, что моя просторная футболка за что-то зацепилась. Я торопливо обернулась, и брови мои поползли вверх. За низеньким столом восседала уродливая карлица, на голове которой возвышалось алое перо длиной с рост самой хозяйки.

— Тыща, — грозно заявила она.

— Что тыща? — удивилась я.

— Ты чо, дылда, — невежливо заорала карлица, люди у входа повернулись к нам, раздались короткие смешки. — Вход в «Магокота» тысяча рублей!

В эту минуту в дверь впорхнула стайка девушек, их яркие платья расшитые пайетками на мгновение ослепили меня. Девчата весело смеясь, беспрепятственно прошли в зал. Я ткнула указательным пальцем в их сторону.

— А с этих мисс почему денег не взяли? — возмущённо спросила я.

— Женщины бесплатно, — бесцеремонно заявила карлица.

— Ать за ногу! — взъярилась я. — А я что, мужик, по-вашему?

— Кто ж тебя знает! — Лицо карлицы и без того уродливое, противно сморщилось, от её жуткого смеха по спине моей поползли мурашки. — Таких, как ты, лично я зову «оно»!

Кровь бросилась мне в лицо, я схватила карлицу за шиворот и приподняла, зал огласился её ужасающе-пронзительным визгом. Парни у входа уже хохотали в голос, а к нам спешила красивая женщина в белоснежном платье, которое почти сливалось с её волосами.

— Тише-тише, — беспокойно охала она. — Прошу вас, мисс, поставьте Клару на пол! Вы верно у нас впервые… мисс Евгения?!

— Добрый вечер, мисс Аля, — смущённо поздоровалась я, опуская карлицу.

Та недовольно встряхнулась, словно мелкая вредная собачонка, и проворчала:

— Так ты та рыжая с запретным заклинанием? Сразу бы сказала, а то драться… Вон, причёску испортила, стерва!

И подхватив оторванное перо, карлица, смешно покачиваясь на коротких ногах, пошагала по залу. Аля обхватила мои ладони своими мягкими тёплыми руками.

— Я так рада тебя видеть, несравненная Евгения! — воскликнула хозяйка «Магокота» и неожиданно обняла меня. У меня даже защипало глаза от такого непривычного радушия. — Без твоего мастерства в моём трактире словно чего-то не хватает… Ты готова выступить сегодня?

— Нет! — испуганно отшатнулась я, вся благодарность растаяла вмиг.

— Ничего-ничего, — ничуть не огорчилась Аля. — В следующий раз. Идём со мной, я посажу тебя за лучший столик!

Я молча следовала за изящной фигуркой хозяйки, хотя зубы мои скрипели от досады на свою доверчивость. Аля провела меня практически к самой сцене, наманикюренные пальцы её громко щёлкнули, около столика тут же появилась размалёванная официантка. Кроме коротких шорт и полупрозрачного топика, на ней ничего не было. У меня возникло подозрение, что мисс косметикой банально маскируется, чтобы в обычной жизни ни у кого не возникло подозрения, где она подрабатывает. Я благожелательно улыбнулась ей.

— Я жду друга…

— Не Дениса случайно? — радостно уточнила Аля. Я, обречённо вздохнув, кивнула. А хозяйка поспешно присела на коричневый покатый диванчик и прощебетала: — Это замечательно! Гуля, неси на троих «Дыхание весны»! За мой счёт…

— Вы очень добры, — смущённо пробормотала я, молясь, чтобы Денис наконец объявился.

Аля подпрыгнула на месте, рука её вытянулась вверх так высоко, словно за неё кто-то потянул с потолка.

— Деня! Мы здесь, — закричала она.

Бледный молодой человек повернул осунувшееся лицо в нашу сторону и попытался приветливо улыбнуться. Сердце моё дрогнуло: парень выглядел ужасно! Конечно, Денису повезло, что он вообще выжил, и про магию ему придётся забыть на несколько месяцев реабилитации, но всё же мне стало банально жаль полицейского.

— Вы уже здесь? — бесцветным голосом спросил Денис. Он пытался выражать радость, но сил на это у парня явно не было. — Прошу прощения, джентльмен не должен опаздывать. Но я до сих пор не могу привыкнуть, каким слабым и неповоротливым стало моё тело…

— Это пройдёт, — сочувственно проговорила я и тут же пожалела о своих словах.

Лицо Дениса буквально перекосилось от вспышки гнева. Пришла моя очередь извиняться, но полицейский не ответил. Парень тихонько опустился на кресло и смущённо закрыл лицо рукой, плечи его вздрогнули, я ощутила себя не в своей тарелке.

— Магдок предупреждал, что могут быть эмоциональные вспышки, — пробормотал Денис, не отнимая руки от лица. — Но мне всё равно очень стыдно. Джо, пожалуйста, постарайтесь не смотреть на меня так жалостливо, это слишком…

— Мне так неловко, чесслово, — виновато пробормотала я, не зная, куда деть руки.

К счастью, появилась Гуля, на столе возникли три кривых бокала, внутри плескалось нечто ярко-розовое. Я подозрительно принюхалась: пахло цветами и спиртом.

— Это точно можно пить? — с сомнением спросила я. — Больше похоже на духи!

— Это вкусно, — убедительно ответила Аля и одним глотком выдула свой бокал. — Попробуйте! Мой любимый напиток…

В зале неожиданно потемнело, в середине вспыхнули световые столбы. Аля радостно захлопала в ладоши и обернулась к Денису.

— Я так рада, что ты пришёл именно сегодня! На дебют своей протеже…

Я с любопытством посмотрела на худенькую мисс среднего роста в коротком сиреневом платье. Голубые глаза её широко распахнуты, подбородок подрагивал, она нервно переступала с ноги на ногу. Я сочувственно покачала головой, в зале раздавались первые крики, послышался свист.

— Ну хоть буфера покажи! — закричал знакомый голос.

Я подобралась, словно гончая, и медленно развернулась к толстяку за соседним столиком, губы мои непроизвольно растянулись в хищной улыбке, пальцы сжали бокал с розовой жидкостью.

— Я сейчас, — бросила я Денису. — Только поздороваюсь со старым знакомым…

И, не дожидаясь ответа, решительно поднялась из-за стола. Пара шагов, и я уже нависла над ничего не подозревающим мужчиной. На его растянутой футболке темнели пятна пота, пахло совершенно жутко.

— Кто-то тут явно смердит, — процедила я и медленно перевернула бокал.

По волосам толстяка потекли яркие струйки, широкие щёки покраснели, рот по-детски открылся. Я наклонилась к столу, за которым притихли друзья крикуна, и поставила бокал с такой силой, что тот громко брякнулся о деревянную поверхность.

— Вот теперь запах замечательный! — заявила я и, обратив взор к сцене, усердно захлопала в ладоши, выкрикивая: — Заклинание! Давай! Ты сможешь!

Когда я вернулась и опустилась за наш столик, Денис восхищённо посмотрел на меня. Аля же растерянно переводила взгляд с мокрого толстяка на костромага. В конце концов, хозяйка расхохоталась и хлопнула меня по плечу:

— А ты умеешь обращаться с водмагами, несравненная Евгения. Удваиваю гонорар!

А знакомая Дениса тем временем собралась с силами, лицо её приняло сосредоточенное выражение, руки взметнулись, последовали незнакомые мне пассы, в воздухе появилась огромная полупрозрачная сиреневатая бабочка. Зал взорвался аплодисментами, но тут мисс вздрогнула и запнулась. Заклинание прервалось, бабочка опала на пол ледяными стрелами. Увы, не только бабочка, но и чудесное платье тоже рассыпалось, а мисс испуганно прижала руки к груди. Посетители «Магокота» притихли. Взгляд мой упал на чёрные трусики, на которых изображён череп и кости. И чёткая надпись.

— Не влезай, убьёт, — вслух прочитала Аля. В тишине, воцарившейся в трактире, её спокойный голос прозвучал, словно пушечный выстрел. — Класс! Надо прикупить себе подобные…

Бордовая от стыда мисс бросилась к занавеси, а зал разразился криками, смехом и бурными аплодисментами. Аля откинулась на спинку дивана и залпом опрокинула бокал Дениса.

— Вообще-то я не сторонница стриптиза, — проговорила она, светлые брови её задумчиво приподнялись. — Но в целом идея мне понравилась. Боюсь, только сама она приняла всё чересчур близко к сердцу. Денис, мне кажется, твои утешения будут более действенны…

— Да, конечно, — засуетился румяный от смущения Денис, поспешно поднимаясь из-за стола. — Проводите меня, мисс Аля…

Я с тоской посмотрела, как костромаг и белоснежная женщина исчезли за кулисами. Весь месяц я тщательно сторонилась одиночества, чтобы избежать разъедающих меня эмоций. Я даже спала в кошачьей комнате, мотивируя это заботой о Ромашке. Конечно, всё это ложь. И сейчас я с ужасом посмотрела на свои руки, сжимающие край стола. Мысли, словно поджидающие в засаде хищники, тут же с ожесточением набросились на меня, закрутили в образах видений и снов. Сердце кольнуло, на глаза навернулись слёзы. Я невольно застонала.

— Вам что-нибудь принести?

Я подняла затуманенный болью взор и непонимающе посмотрела на официантку.

— Вы Гуля, да? — тихо уточнила я, она кивнула. — Есть что-то от боли?..

— Конечно, — широко улыбнулась официантка. — Клейстер для сердечных ран, Дурман для обманутых, Эликсир для одиночек, Заплатка от предательства…

— Названьица, — едко хмыкнула я и хлопнула ладонью о стол: — Несите всё!

Девица сочувственно кивнула и исчезла. Буквально через минуту передо мной стояли разномастные стаканы и бокалы. Я залпом выпила белый напиток и тут же запила его ярко-алым, Гуля нервно хихикнула.

— Советую обождать хоть минутку, — весело проговорила она. — Если вы продолжите в том же духе, придётся вызывать такси прямо сейчас…

— Не придётся, — беспечно отмахнулась я. Боль отступила, и я смогла даже улыбнуться: — У меня есть знакомый таксист, сам приедет за моим телом, если что…

— Тогда не вмешиваюсь, — кивнула Гуля и резво побежала к другому столику.

К сожалению, веселящее действие напитка оказалось кратковременным. Проклятущие мысли ожесточились после снижения контроля. Я большими глотками выпила оранжевую настойку и громко икнула. Последние бастионы подавления эмоций пали, и горечь хлынула полноводной рекой в моё трепещущее сердце. Голова моя безвольно упала на руки, а из глаз потекли слёзы.

— Можно присоединиться к веселью?

Я вздрогнула, по груди прокатился жар так, словно на меня вылили кипяток. Я медленно вытерла нос и неохотно посмотрела на Даниила. Тот стоял прямо напротив моего столика.

— Нельзя, — обрубила я.

Губ калеки коснулась лёгкая улыбка:

— Ты, наверное, решила, что я использовал тебя?

Я несколько мгновений непонимающе смотрела на него, пока до нетрезвого ума не дошёл смысл слов. И мрачно расхохоталась.

— Да я не из-за тебя так убиваюсь, не переживай! — намеренно грубо проговорила я. — Но ты меня использовал, это точно. Как пешку разыграл! А я-то дурочка носилась по городу, подставляла себя под нож… то есть клинок убийцы.

Улыбка Даниила стала шире, он осторожно присел на край диванчика и медленно произнёс:

— Прошу простить калеку, мисс, мне несколько затруднительно долго стоять…

— Что-то это было незаметно на ритуале Фёклы, — недовольно буркнула я. — Ну сел, так сел. Что будешь пить? Рекомендую этот… как его? Заплатка от предательства! По тебе напиточек…

Даниил отрицательно покачал головой.

— Я не могу позволить себе потерять контроль, — с тенью сожаления проговорил он. — Это может плохо кончиться…

— Для тебя? — иронично фыркнула я. — Или для меня?

— Для Магсквера, — серьёзно ответил калека, а по спине моей поползли мурашки. Даниил прислонил трость к столу и положил здоровую ладонь на мою руку. — Так что тебя тревожит, Джо?

По щекам моим снова заструились слёзы. Я сжала кисть в кулак и злобно посмотрела на мужчину.

— Я столько времени ругала себя за непростительную ошибку, — с трудом, глотая слёзы, произнесла я. — Столько раз желала повернуть время вспять и проверить-таки метлу перед тем полётом… Думала, ах, какая я беспечная дурочка! Мне метлу подарили, а я и запрыгнула. Но это же Лада! Она, как никто другой, знает все тонкости, подруга не могла не проверить метлу перед вручением мне. Не могла! А оказалось, что всё подстроено… Я всё равно бы упала, вне зависимости от того, провела бы я обязательную проверку или нет.

Даниил глубоко вздохнул, рука его соскользнула с моего кулака.

— Я кое-что тебе расскажу, Джо, — задумчиво проговорил он. — Возможно, это тебе поможет. Когда-то, давным-давно, у меня был друг. Я считал, что нет на свете человека ближе, чем он. Делился с ним всем, что было интересно мне. В то время я увлёкся древнейшей магией. Каким-то образом я понимал эту науку без усилий. Мне открылось интересное заклинание, о котором я тут же рассказал своему другу. И вот, во время бутафорской церемонии я вдруг понимаю, что оказался во власти необратимого заклинания, которое сам же и возродил из забвения…

— Мирослав обратил против тебя твоё же заклинание? — поражённо ахнула я. — Но как же? Последним стоял Пётр… Он сам нам сказал, что держал в руках фиолетовое зелье.

— Мой друг дружил не только со мной, — горько усмехнулся Даниил. — Да и жаждал он вовсе не дружбы, Джо. Пётр страстно желал жениться на Марии, а та была влюблена в меня. И вот мой добрый друг решил помочь Петру… разумеется, не безвозмездно!

— А он знал о последствиях? — нахмурилась я.

— Догадывался, — коротко хмыкнул Даниил. — Рано или поздно, Джо, твой близкий друг, даже если это лучший человек на свете, провезёт тебя мордой по асфальту самым болезненным образом просто потому, что только он знает, как это сделать.

Я потрясённо молчала, кусая губы. От откровения Даниила весь хмель словно испарился. Стало горько и грустно. После того случая он стал калекой не только физически. Все эти годы Даниил не позволил никому приблизиться к себе, даже собственному сыну. И я бы не пробилась…

— Джо, — позвал меня Даниил, я подняла глаза. — Ты справишься. Я уверен, ты вернёшь себе полную силу и будешь не раз побеждать на гонках!

Лицо моё оледенело. Даниил знал, что метловые гонщицы не выходят замуж. И этими словами он раздавил последние ростки надежды в моей душе.

— Но, — очень тихо добавил он, и сердце моё облилось кровью от этого короткого слова. — Ты знаешь, где тебя всегда будут ждать…

Я горько усмехнулась: как любовницу! Даниил ещё несколько мгновений смотрел на меня, словно ожидал ответа. Потом плечи его опустились, он медленно вывел трость и, опираясь на стол, поднялся и, не оглядываясь, пошёл прямиком к выходу. Я с трудом оторвала взгляд от его статной спины и залпом опрокинула фиолетовое зелье, жалея лишь о том, что это не то самое, что было в руках Петра.

— Вы не скучали, Джо? — уточнил за моей спиной Денис.

— Соскучишься тут, — мрачно буркнула я.

Денис опустился на диванчик, рука его коснулась блестящего от пота лба.

— С вами всё в порядке? — настороженно уточнила я, опасаясь новой вспышки гнева.

— Лучше, чем у агромага, — нарочито весело засме