Ольга Олие (Olanb Olie) - Воровство не грех, а средство выживания [СИ]

Воровство не грех, а средство выживания [СИ] 878K, 179 с.   (скачать) - Ольга Олие (Olanb Olie)

Olie
Воровство не грех, а средство выживания


Пролог


— Зи, что ты сегодня дёрганая такая? — рыкнул на меня напарник Федот. Я застыла, сама не понимая, что со мной происходит. — Нечего там волноваться, хозяева свалили на неделю, их проводили, в самолёт посадили. Так чего ты дёргаешься? Сигналку я отключу, ты влезешь в окно. Тысячу раз уже такое проделывали. А заподозрить нас никто и никогда не сможет, так как ты у нас уважаемый дипломат, в посольстве заседаешь, а я… впрочем, не важно. Всё! Баста! Нам через час выходить.

— Федь, скажи, моя интуиция меня хоть раз подводила? — я застыла посреди комнаты, которую мы сняли, чтобы можно было переодеваться перед налётом. Да-да, двое респектабельных граждан, отлично зарабатывающих, имеющих вес в высших структурах, — обычные воры. Хотя нет, не так. Мы воры необычные, берёмся только за практически невыполнимые задания. Благодаря моей интуиции, пластичности и гибкости — десять лет балета принесли хоть какие-то плоды — я могла пролезть в любую щель, а Фёдор, мой напарник, — специалист экстра-класса по технике. Он хакер от Бога, ну или, в нашем случае, скорее, от Дьявола.

— Нет, Зи, ни разу, — моё волнение немного передалось и ему. — Расскажи хотя бы, что именно тебя тревожит, — попросил он, внимательно всматриваясь в моё лицо.

— Да в том-то и дело, что я и сама не могу разобраться, — вздохнула я. — Просто ощущаю вот здесь, — я коснулась груди. — Это подстава. И ничем хорошим этот налёт не закончится. Нас или ждут внутри, или приготовили ловушку, из которой мы не сможем выбраться.

— Зи, я всегда доверял твоей интуиции, но сейчас я лично всё проверил, около особняка поставил следилки. Там никого не было, никто близко не подходил. Так что не стоит и париться, — отмахнулся Фёдор.

— Вот тут тянет, — я положила руку на солнечное сплетение. — Федь, расскажи мне ещё раз: кто делал заказ, что конкретно он говорил? Повтори мне ваш разговор дословно, — попросила я, глянув мельком на часы. Время у нас ещё было.

— Как обычно, на почтамт пришло письмо «до востребования». Я забрал. Там фото особняка, картинка комнаты, где одно из мест обведено красным кружком. Именно там находится тайник, из которого нам и предстоит достать флешку, нужную заказчику, — быстро выпалил Федя.

— Ты ведь потом с ним встречался? И он на словах тебе передавал инфу, — не спрашивая, а утверждая, произнесла я. Напарник кивнул.

— Да, встречался, он действительно сказал, что флешку надо вынимать осторожно, иначе на ней может сработать механизм и она взорвётся, а заказчику очень нужен компромат, что на носителе. Ещё заказчик предупредил, чтобы мы больше никуда не заходили, так как комнаты с секретом, везде стоят ловушки для воров, — усмехнулся напарник, а у меня вдруг возникло ощущение, что тревога связана с ним. Но этого просто не может быть.

С Федотом мы работаем уже семь лет. Встретились ещё в универе, когда учились на одном потоке международных отношений. Вспомнив нашу встречу, я улыбнулась…


* * *

— Девушка, а что вы делаете сегодня вечером? — подхватив меня под локоть, поинтересовался красавец-мажор, прекрасно осознающий свою неотразимость.

— Семерых по лавкам нянчу, мужа ублажаю, со свекровью выпиваю, с невесткой в карты играю, с деверем… — оторвавшись от учебника, который как раз просматривала перед экзаменом, выдала я. Пока юноша усмехался, я демонстративно обошла его и направилась к аудитории, где должен был проходить экзамен.

Вышла я оттуда довольная. Сдала. Счастливо улыбаясь, собралась звонить маме, чтобы вместе с ней порадоваться. Именно в тот момент меня снова взяли под локоть и на ухо прошептали:

— Твою успешную сдачу стоит отметить, — на этот раз я открыто улыбнулась. В данный момент ссориться ни с кем не хотелось, так как я была просто счастлива: именно этот предмет мало кто сдаёт с первого раз. Хорошо, если кому повезёт с девятого раза сдать. Потому от великой радости я согласилась с приглашением настырного обольстителя.

Сначала было кафе, после которого мы переместились в клуб. Везде были знакомые: или мои, или Федота, как представился молодой и интересный спутник. И мы со всеми обязаны были отметить мою сдачу. Ага, алкоголик праздник всегда найдёт, так и у нас в тот момент было. Упились мы в хлам. Мозг отказывался что-либо соображать. Неудивительно, что мы оказались в его квартире. Как только я почувствовала на своих губах его сухие, но такие горячие губы, меня словно током прошибло. Федота, как я поняла, постигла та же участь. Касания стали отрывистыми, кое-где — жёсткими и резкими. Я запустила руку ему в волосы, притягивая к себе и целуя с остервенением, едва ли не кусая его губы.

С трудом оторвавшись от моего лица, Федя впился в мою шею. Зубы, а затем язык, который зализывал укусы. Меня не переставало трясти от такого, я изгибалась и плавилась в руках умелого любовника. Он мучил меня долго, выцеловывая каждый миллиметр тела, играл с сосками, заставляя стонать в голос и извиваться, требуя большего. А когда получила… Взлетела высоко-высоко, и опускаться на землю не хотелось. Переход от эйфории ко сну оказался слишком стремительным.

А утром, проснувшись одновременно с Федотом… расхохоталась, наблюдая разбросанные по квартире вещи — не наши, надо сказать.

— Ты воришка? — ткнула я ему пальцем в грудь, после чего поцеловала. А он просто согласно кивнул. В свою очередь провёл подушечкой пальца по моему лицу и выдохнул в самые губы:

— Ты, я смотрю, тоже, — он не спрашивал, а констатировал факт. Но я ответила кивком. — Почему бы нам не стать командой? — хитро подмигнул он.

Мы тогда ещё пошутили по этому поводу, поприкалывались. Фёдор сообщил, что звать меня он будет только Зи, а то обычное Зинаида его не вдохновляло на подвиги, да и выговаривать долго. В тот момент я была влюблена и согласна на всё.

Но первый заказ нам поступил уже через неделю после того, как мы пустили инфу о двух профи. Нас несколько раз проверяли, нас пытались ловить, на нас давили. Но ни у кого не получилось ни приручить нас, ни подмять под себя. Мы как работали только вдвоём, так и продолжали работать. Свою репутацию прошибли лбами, можно сказать. Потому нас и оставили в покое. Правда, любовниками мы больше не были. Решили: дружба намного важнее любовных отношений, которые имеют свойство заканчиваться. Иногда дружеский секс для снятия стресса и поправки здоровья, конечно, был: искать на стороне кого-то не было смысла, а тут под боком ходячий секс — почему бы не воспользоваться?


* * *

Я так глубоко ушла в воспоминания, что пропустила момент выхода. Только когда меня подхватили на руки и вынесли из квартиры, я очнулась.

— Федь, ты что творишь? — слабо улыбнулась я. Сегодня мне всё казалось подозрительным. Даже взгляд друга и напарника, его жесты, поведение. Создавалось ощущение, что он со мной прощается. Но с чего вдруг? Да и не стал бы Федот юлить, он бы в открытую сказал, если бы решил завязать. Нет, определённо, это со мной сегодня что-то не так.

Я постаралась выкинуть из головы все негативные мысли и попытаться отрешиться от интуиции. У нас впереди серьёзное дело, нам предстояло украсть флешку и отдать заказчику. Хотя ещё в момент заказа я никак не могла понять, что здесь такого сложного, что несколько человек не справились? А о том, что воришек, пытающихся вломиться в особняк, постигли неудачи, я прекрасно знала — собирала информацию. Только из-за чего у них не вышло даже войти в дом, так и не удалось узнать.

На автомобиле мы приехали в посёлок, где находился особняк. Он стоял на окраине, окружённый только деревьями. Ни высокого забора, ни охраны — ничего и никого не было. Даже собак-сторожей не наблюдалось. И тем не менее такая, казалось бы, лёгкая добыча — а столько проблем принесла.

Снова в душе заворочались сомнения и тревога. Что же не так с этим особняком? Видимо, хозяин на сто процентов уверен в безопасности. Но для этого должна быть причина. И она явно не в обычной сигналке.

Вздохнув, как перед прыжком в воду, я вышла первая. Федя — за мной. Машину оставили за деревьями, чтобы с посёлка её нельзя было увидеть. А сами осторожно двинулись к дому. Оглядевшись по сторонам, я не заметила ни одной живой души. Даже звуков, характерных для загородных жителей, не было слышно. Я на миг застыла. Никогда не верила в мистику, но сейчас мне вдруг показалось, что мы находимся в другом измерении. Что-то неуловимо изменилось. Воздух стал чище? Атмосфера изменилась? Небо стало бирюзовее? Что? Я задавала себе вопросы и не находила ответа.

В какой-то момент перед глазами потемнело и мне показалось, что я вижу фигуру парня — высокого, статного, темноволосого и… с крыльями, — который ехидно и победоносно улыбался и приглашал нас в дом. Я тряхнула головой, потёрла глаза, и видение исчезло. Н-да, дожила. Уже глюки начались. Вот до чего волнение и тревога доводят. Пора расслабиться. Ага, сказать легко. Только чем ближе мы подходили к дому, тем более натянутым становилось тело. Я бросила мимолётный взгляд на Фёдора. Он шёл, сжав губы в тонкую линию. Оказывается, не я одна напряжена.

— Федь, мне неуютно здесь, — честно призналась я, на мгновение остановившись перед крыльцом. — Такое ощущение, что нас тут ждут. Ты ничего необычного не чувствуешь?

— Зи, прекрати, хватит! — впервые за семь лет сорвался на меня напарник. Его глаза налились кровью, я даже шарахнулась в сторону. — Ты уже сама себя накрутила до предела, а сейчас и мне пытаешься вынести мозг?! Если струсила, так и скажи, я сам всё сделаю. Твои услуги тут не особо и понадобятся, дверь я в состоянии открыть.

Обиды не было. По той простой причине, что в этот момент я шестым чувством поняла, почему многих постигла неудача. Само это место влияло на мозг, на восприятие. Когда-то я читала о новых разработках учёных, которые создали аппарат, влияющий на сознание, изменяющий его. Но проект запретили, так как он оказался слишком опасным — он делал из людей монстров: убийц, насильников и просто жестоких и беспощадных дельцов. Я бы не удивилась, если бы оказалось, что именно этот аппарат и установлен в особняке.

Ни слова не ответив, только отметив недоумённый взгляд Федота — он и сам был поражён своей агрессии, — я уверенно двинулась к двери. В том, что мы не выйдем из него, я уже была уверена. Только теперь некая сила гнала меня внутрь, назад повернуть просто не было сил.

— Зи, подожди, — в два прыжка догнал меня напарник и схватил за руку. — Пошли обратно. Ты была права, тут что-то нечисто с этим особняком. Я не хочу потерять тебя, — тихо добавил он, а я… вдруг цинично расхохоталась, вырвала свою руку и, подойдя к двери, распахнула её. В тот момент меня даже не озаботил тот факт, что дверь была не заперта.

Федя бросился за мной. Бок о бок, ни слова больше не говоря, мы двинулись в указанном на карте, присланной заказчиком, направлении. Нужная комната обнаружилась без труда. Отодвинув в сторону ковёр, я нашла несколько неплотно прилегающих дощечек ламината, нажала на них. Тайник открылся. Из него появился луч света, будто кто-то невидимый включил фонарик. Я отпрянула.

Федя застыл рядом со мной, недоумённо глядя на луч света. Несколько минут ничего не происходило. И вдруг я заметила, как взгляд напарника стал стекленеть. Он будто застыл. Я испугалась.

— Федя, Федь, что с тобой? Ты куда смотришь? Тебе плохо? Ответь мне? — я трясла друга, всё больше впадая в панику. А потом ничего лучшего не смогла придумать, как впиться в его губы поцелуем. Я целовала и кусала, сходя с ума от ужаса. Мне вдруг показалось, что я становлюсь сильнее, как физически, так и морально. Страх исчез, паника тоже. Появилось желание убивать.

Я резко отстранилась от друга, безвольной тушкой повисшего у меня на руках. Заметив едва заметную жилку на его шее, я захотела впиться в неё зубами, прокусить и наблюдать, как из Феди медленно уходит жизнь. Хотелось видеть его агонию.

— Эт-т-то я… винова… — на миг приоткрыв замутнённые глаза, с трудом выдавил из себя Федот, не договорив последнего слова. И вдруг, будто смертельно больной человек перед смертью, получивший последний глоток воздуха, быстро заговорил, боясь, что не успеет рассказать мне всего, что хотел: — Зи, мы не за флешкой пришли. Всё намного проще. Я продал тебя. Мне предложили эксперимент, в котором обещали сделать из меня неуязвимого и сильного. И я повёлся. Но предупредили, что нужна жертва. На эту роль я выбрал тебя. К тому же нам всё равно пора было завязывать с воровством. Ты не знала того, что знал я. Нас уже подозревали и приготовили ловушку. То дело, где нам предстояло проникнуть в архив и выкрасть документы, и было подставой. Но на него мы уже не попадём. Из этого дома мы не выйдем. Здесь повсюду стоят аппараты сумасшедшего учёного. И мы оба попали под их действие. Я чувствую, что моя жизнь закончилась. Прощай, милая. И прости меня за мою подлость, я любил тебя, но ты не приняла моей люб…

Больше Федот ничего не успел сказать. Его глаза так и остались открыты, рука безвольно повисла, а следом и он сам упал на пол. Я смотрела на него и пыталась отыскать внутри хотя бы отголосок жалости, но её не было. И этот человек, которому я семь лет верила, как себе, с такой лёгкостью меня предал? А ещё посмел что-то говорить о любви. Когда любят, так не поступают. Значит, не так уж и сильны были его чувства. Тут, скорее, сыграло роль другое: его просто-напросто задел мой отказ от отношений. Ведь до этого времени ему никогда не отказывали. Девицы увивались за ним стаями. Ему стоило только щёлкнуть пальцем — и любая бы упала и ноги раздвинула. А он… Впрочем, сейчас поздно о чём-то говорить.

Я встала и огляделась. Прислушалась к себе. Только собралась двинуться на выход, как вдруг застыла. Он сказал, нас уже начали подозревать? Но как? И что же мне теперь делать? И тут будто кто-то совсем рядом шепнул на ухо: подойти к тайнику и взять то, за чем мы пришли. А ведь действительно. Зачем-то же мы сюда явились. В жертву я не верю. Надо проверить.

Быстро опустившись на колени, я просунула руку внутрь. Странный потускневший свет мгновенно обжёг руку, будто я дотронулась до горячей лампочки. Вот зараза, значит, там стоит лампа, и при открытии люка она сама включается. Никакой мистики.

Внутри оказался свёрток. Вытащив, я размотала его и удивлённо воззрилась на книгу. Её страницы обветшали, переплёт был из очень мягкой кожи, на обложке стояла странная печать: круг, а в нём шестиконечная звезда, и посередине звезды — скрещённые кинжал и роза. Необычно, однако. И у кого такая бурная фантазия? Хотя, судя по древности книги, я уже ничему не удивлюсь. В старину владельцы книг были жуткими собственниками и всегда подписывали и клеймили то, что принадлежало им.

Прижав книгу к груди, я направилась к двери. Чувство тревоги ещё немного осталось. Мне казалось, что вот сейчас меня схватят за руку и остановят. Ещё более странным было то, что я всё же не умерла. Почему только Фёдор подвергся странному излучению лампы? Или это было что-то другое? В любом случае ответов на свои вопросы я уже не получу, пора отсюда выбираться.

Я уверенно подошла ко входной двери, открыла и собралась уже выйти, но от увиденного резко отпрянула и захлопнула двери. Постояла, протёрла глаза. Снова открыла. Картинка не изменилась, только в небе пропал летающий бронтозавр. Э? Это что? Я попала в век динозавров? Но как такое возможно?

Бросившись обратно в комнату, где был Федот, я застыла на пороге как вкопанная. Мой напарник, прижимая к себе… меня?.. стал испаряться. Образы двоих тускнели и, постепенно становясь прозрачными, полностью растворялись в воздухе.

— Всё, крыша уехала окончательно, теперь мне дорога только в дурку, — поставила я сама себе диагноз и как сомнамбула двинулась на выход. Будь что будет, не оставаться же мне здесь вечно. Надо проверить, куда я попала. Я только одним глазиком посмотрю и вернусь обратно. Перекантуюсь в этом доме до возвращения хозяев. А потом будем решать проблемы по мере их поступления.

Вот только моим планам не суждено было сбыться. Как только я вышла за порог дома, то открыла рот от удивления. Деревья вокруг были просто огромные. Чтобы их обхватить, надо было как минимум три меня, листьями можно было просто укрыться, как одеялом. Да и цвет у них был тёмно-фиолетовый с красными прожилками. Трава под ногами была такая мягкая, что, казалось, кто-то постелил ковёр под ноги. Вокруг ни души. Пения птиц тоже не доносилось. Я вздохнула, прикрыла глаза и, посчитав, что достаточно увидела для первого раза, хотела было вернуться в дом. Но… От ужаса я вскрикнула. Возвращаться было некуда. Дом исчез. На его месте высилась скала, на которую и взобраться-то оказалось невозможно, такая она была отвесная.

— Чёрт, кажись, я конкретно попала. И что теперь делать? Куда идти? Куда податься? Кого найти? Кому отдаться? Ой, что-то я не о том думаю, — спохватилась я, только сейчас заметив, что прижимаю к груди книгу.

Расстегнув кожаный, облегающий, как вторая кожа, комбинезон, я засунула её внутрь, застегнула замок, подтянула потуже пояс, на котором звякнули отмычки, и огляделась. Выбрала тропу — ага, можно подумать, было из чего выбирать — и направилась по ней. Уж куда-нибудь я точно попаду.

В тот момент я даже не задумалась о том, как я стану общаться с народом, если встречу, и что буду есть. Денег-то не было. Но самое главное — видимо, мозг пока пытался самостоятельно справиться с произошедшим, не давая мне скатиться в банальную истерику. Поэтому мысли убежали. Я не хотела думать о месте, в котором оказалась. Вот найду кого-нибудь, и пусть мне объяснит. А пока — только вперёд.



Глава 1

Иду. Насвистываю мотив прилипшей на язык песни. Внутри пусто. Мысли о Федоте покинули меня вместе с исчезновением дома. Сейчас мне вдруг показалось, что там осталась вся моя внутренняя сущность с тревогами, переживаниями, печалью. А по тропе вышагивает одна моя телесная оболочка, лишённая чувств и эмоций. С одной стороны — точно ничего хорошего, а с другой — на меня ещё не напала истерика и не поглотила меня. Потому что какой нормальный и здравомыслящий человек спокойно отреагирует на смерть друга и на странное исчезновение дома — он будто растворился в воздухе? Но крыша бы уехала в далёкие дали от последней увиденной картины, где оказалось, что и я умерла вместе с Федотом. Иначе откуда там взялся и мой силуэт? Ой, так, не думать! Не думать, я сказала!

Солнце постепенно перемещалось по небу. Мне стало жарко. Хотелось есть и пить. Но по пути не попадалось ни родника, ни какого-либо куста с ягодами. Словно это место решило испытать меня на прочность. А как хотелось кофе, просто не передать словами. Да и ноги гудеть начали. А, собственно, что мне мешает присесть и отдохнуть? На встречу я не опаздываю, торопиться мне некуда. Так почему бы и не устроить себе отдых? Заодно гляну, что за книгу я украла. Вдруг там чего полезного найду?

— Ага, средство по выживанию в чужом мире, — хмыкнула я вслух и сама от себя шарахнулась, настолько непривычно звучал мой голос в тишине странного леса, который всё никак не заканчивался.

Удобно разместившись под деревом, оперевшись спиной о ствол, я вытянула ноги, облегчённо выдохнула и, достав книгу, открыла её. Наверное, если б стояла, то точно выронила б талмуд из рук, так как стоило мне открыть обложку, как книга засветилась и стала сама шелестеть страницами, открывшись на той, какую посчитала нужной. Мои глаза увеличились в размерах.

— Только не говори мне, что ты живая и умная, в это я ещё не готова поверить, — выдала я, наблюдая за тем, как на странице стали появляться буквы. Сначала они были на незнакомом языке, но постепенно их форма менялась. Перебрав несколько вариантов, книга, наконец, перешла на русский. То, что я прочла, едва не заставило меня тихо-мирно скончаться на месте:

«Мир Эйтан. Людей мало, прав не имеют. Находятся в рабстве у эльфов, вампиров, оборотней и нагов. Драконы никаких дел с людьми не имеют. Они их сразу убивают, как только оказываются рядом. Пока ты находишься в запретном лесу, тебе ничего не грозит. Но как только выйдешь из него, сразу станешь добычей. Это неизбежно».

— Вот спасибо, успокоила, — возмутилась я. — Лучше бы посоветовала, как мне быть. Что-то в рабство никак не хочется.

Снова зашелестели страницы. Стали проявляться буквы. Я с нетерпением ждала ответа. И он появился: «Вставай! Если успеешь за час добраться до мёртвого водопада, сможешь изменить свою сущность. Нет — больше шанса не будет. По тропе прямо, на развилке налево и до упора. Через час мёртвый водопад исчезнет».

Я прочла написанное, резко подхватилась, спрятала книгу и бегом помчалась в указанном направлении. В этот момент я была благодарна родителям, которые едва ли не насильно заставляли меня тренироваться. Физическая подготовка помогла вовремя примчаться на место. И фигня, что прибежала к водопаду я вся исцарапанная, взмыленная, потная и грязная. На ходу раздевшись, сразу нырнула в небольшое озеро и поплыла к водопаду. Встав под сильно бьющие струи воды, испытала блаженство. Книга не написала, что пить воду нельзя, и я, открыв рот, глотала её, не имея ранее возможности напиться. Под струями я стояла до тех пор, пока всё не исчезло. А я, обнажённая, так и осталась стоять с поднятой вверх головой, сожалея о том, что не успела хотя бы прополоскать комбинезон. Сейчас придётся надевать потную и вонючую одежду. Бр-р-р-р… Что за напасть?

Вот только, подойдя к одежде, я оказалась приятно удивлена тем, что она лежала на траве чистая, приятно пахнущая, словно её не только постирали, но и выгладили.

— Прикольно, — поразилась я, одеваясь. — Так, и что теперь? Никаких изменений в себе я не чувствую. Неужели не сработало? Или это с моим везением так произошло?

Одевшись, я села на траву и снова открыла книгу. Та мне выдала: «Иди в город, ты и так слишком долго пробыла в запретном лесу, неизвестно, как это на тебе скажется».

— Подожди, а что с моей сущностью? Как мне быть дальше? — глядя на захлопнувшуюся помощницу, поинтересовалась я. Она с неохотой открылась на первой странице, и… я разочарованно выдохнула: «Ты уже большая девочка, учись сама справляться со своими трудностями. Меня стоит беспокоить только в случае опасности или крайней нужды. Единственное, чем я ещё могу сейчас помочь, это…» — дальше шёл текст, который я машинально прочла. Просто набор странных слов. И что это было? Для чего она этот набор мне продемонстрировала? Но ответ на мой вопрос книга давать отказалась. Хотя мне показалось, что на странице мелькнуло слово «переводчик». Что ж, скоро узнаем, правильно ли мне показалось. Или это снова плод моего воображения, как и летающий в небе бронтозавр.

Из леса я наконец вышла. И сразу навалились тоска, усталость и некая угнетённость. Будто на меня внезапно сбросили плиту многотонную. Неужели лес благотворно влиял на моё состояние? А почему его называют запретным? Что в нём такого? Я оглянулась. Мне показалось, что ветви деревьев помахали мне вслед, причём довольно дружелюбно. Я улыбнулась. Помахала в ответ. Ну а что, раз у меня съехала крыша, то мне можно всё, даже деревьям махать на прощание.

Теперь я шла, попутно разглядывая всё вокруг. Пустынная и пыльная дорога, на которой виднелись следы колёс. С одной стороны колосились поля, вдалеке были видны женщины в косынках. Но чем они занимались, разглядеть было сложно. С другой стороны — равнина, только кое-где возвышались холмы, на которых росли деревья. Красиво и умиротворённо. Впереди я видела город, как в старину, обнесённый каменной стеной. Здесь что, средневековье процветает? Интересно, о гигиене они что-нибудь знают? В противном случае я окончательно рехнусь. Мне нужен душ утром и вечером, а ещё я люблю полежать в ванне и погреть кости. А ещё… Ой, что-то меня не в ту степь понесло. Надо сначала посмотреть, что тут и как. Чем народ живёт, чем дышит. Может, если повезёт, то обчистить парочку состоятельных горожан — мне же надо на что-то жить.

Я подошла к воротам. Два охранника преградили мне путь. Я удивлённо воззрилась на них. Они терпеливо ждали. Я тоже. Стоим. Играем в гляделки. Первым не выдержал один из стражников:

— Гурн итандарт притладшар! — рявкнул он, а я поникла. Вот тебе и переводчик. Не сработал нифига. И как мне понять, что он там бормочет?

— Моя твоя не понимайт, — развела я руки в стороны. Стражники переглянулись. Нахмурились. Один из них сделал характерный жест пальцами, показывая, что я должна заплатить за вход в город. Я стала размахивать руками, доказывая, что не обязана платить. Но мужчины только разводили руки в стороны, всем своим видом демонстрируя, что без оплаты меня не пропустят. Зато я напоминала ветряную мельницу, отчаянно жестикулируя. Потом плюнула, вручила монетку одному стражнику. Тот кивнул и пропустил меня.

Отойдя подальше, я достала кошель, который успела снять с пояса того же стражника. Зря я, что ли, энергию тратила на жестикуляцию? Теперь хоть можно что-то купить поесть. Вот только с языком проблема. Как мне изъясняться с местными? Мы же друг друга не понимаем.

Недалеко от ворот раскинулся небольшой парк. Я прошла внутрь, села на скамью и задумалась: обращаться к книге или нет? Наконец, решила открыть её. Надо же узнать, что там с языковым барьером.

Не успела открыть, как передо мной тут же крупными буквами возник ещё один набор слов, значения которых я не знала. Но честно прочла написанное. А в следующую секунду книга захлопнулась, и у меня в голове произошёл щелчок. Будто там включили или выключили свет. Даже посветлело, как мне показалось. Осталось проверить, сработал переводчик или нет.

Я встала. Мимо меня шла девушка, в её руках была корзина, доверху наполненная продуктами. Я решилась узнать у неё, есть ли тут продуктовые магазины, кафе и гостиница, где можно перекантоваться пару дней.

— Девушка, вы мне не подскажете… — начала я и сама шарахнулась в сторону, когда девица с ужасом на лице воззрилась на меня и зажала себе рот рукой. Что это с ней? Она быстро присела в реверансе. — Вы чего? Я что, так ужасно выгляжу, что вы от меня шарахаетесь, как от чумной?

— Леди прекрасна, — тихо прошептала девица. А я едва в ладоши не захлопала от радости. У меня получилось. Я её понимаю. — Но к рабам не принято обращаться на «вы» и с почтением. Вы, видимо, из другого мира к нам пожаловали?

— Э? А что, у вас тут много иномирян? — осторожно поинтересовалась я. Та кивнула.

— Конечно. Ведь Вельмир — как перевалочный пункт для иномирян. А потом каждый уходит в своё место назначения. Только в нашем городе находятся порталы в иные миры. Потому и иномирян много. Кто-то сразу уходит, кто-то задерживается на день-два. А что вы хотели узнать? — вдруг спохватилась девушка.

— Здесь есть где-нибудь гостиница, кафе или, на худой конец, супермаркет? — задала я свои вопросы и поняла, что слова девушке незнакомы. Я вздохнула и зашла с другой стороны: — Мне бы на ночлег устроиться да перекусить чего-нибудь. Где это можно сделать?

— А, вам трактир нужен, там и кормят, и комнаты сдают. Это в ту сторону, пройдёте рынок, а за ним и увидите вывеску, её ни с чем не спутаете, — девушка даже рукой указала, в какую сторону мне необходимо идти. Я кивнула ей на прощание, чем удивила ещё больше, и отправилась в указанном направлении.

Хм, рынок — это, конечно, хорошо, народу много. Можно немного и поразвлечься. В своих способностях я не сомневалась нисколько. К тому же у меня, можно сказать, был врождённый талант к воровству. Да-да, у некоторых прекрасный слух — они становятся музыкантами или певцами; тем, чьим талантом является чувство стиля и буйная фантазия, определено стать писателями. А вот у меня талант к воровству. Я могу вытащить бумажник из внутреннего кармана любого индивида с лёгкостью виртуоза — проверено. И сейчас я уверенно шла на рынок.

Там действительно оказалось много народа. Я усмехнулась, потёрла руки в предвкушении. По пути мне удалось снять сумку у одного из торговцев, он даже не обратил внимания. А потом я начала чистку. Или обчистку, как там правильнее?.. Кошели я кидала в сумку не глядя. Обошла ряда три из пяти имеющихся. И тут в первом ряду раздался крик ужаса. Я обернулась, заметила устремившуюся к тому месту толпу. Но сама не пошла. Предпочла быстро ретироваться.

Как и обещала девушка, трактир я увидела, едва выйдя за ворота рынка. Огромная вывеска ясно показывала назначение сего заведения. Я уверенно толкнула дверь. Звякнул колокольчик. С одной стороны располагался огромный зал с обычными деревянными столами и стульями, а с другой была стойка. За ней находилась вполне себе милая женщина. Только глаза у неё были великоваты, таких в природе не существует, как я считала раньше. Она пристально уставилась на меня.

— Здравствуйте! Мне нужен обед и комната дня на три. А там будет видно, — уверенно произнесла я, выкладывая на стойку один жёлтый кругляшок. Женщина окинула меня взглядом, потом презрительно скривилась от моей монеты и процедила:

— Пять золотых!

Вступать с ней в перепалку я не стала. Пожала плечами, порылась в сумке и вытащила ещё четыре таких же. Вопросительно воззрилась на барменшу. Та кивнула, пальцем указала за один из столов. Не успела я присесть, как мне тут же принесли обед. Целых три блюда, да ещё настолько вкусные, что я едва язык не проглотила. Запила всё напитком, имеющим странноватый вкус: немного с горчинкой, немного хмеля и ещё едва уловимый запах мёда.

Откинувшись на спинку стула, я глянула на хозяйку. В зале пока никого не было. Мне захотелось отдохнуть до вечера. Да и дорога утомила, ноги просто гудели.

— Покажете мне комнату? — задала я вопрос. Женщина кивнула и… выплыла из-за стойки. Я икнула, сглотнула и поражённо уставилась на змеиный хвост, на котором, собственно, эта особь и передвигалась.

— Чего уставилась? Нагов никогда не видела? — рыкнула барменша. Я замотала головой. — Иномирянка, что ли? — я кивнула. — А-а-а, тогда ясно всё с тобой. Первый раз? — я снова кивнула. Слова застряли в горле. Я с детства панически боялась змей. А тут передо мной стоит огромная, да ещё и говорящая. Моё сердце готово было выскочить из груди от страха.

— Ладно, пошли, — смилостивилась змеелюдка и, быстро перебирая кольцами хвоста, стала подниматься по лестнице. К горлу подступила тошнота. В висках закололо. Но я стойко шагнула вслед за провожатой. Она взобралась на второй этаж, открыла одну из дверей, протянула мне ключ, а выходя, зашипела: — Не надо меня боятьс-с-ся, твой страх слишком ос-с-с-сязаем. Для моего народа он как наркотик. Отдыхай.

Я и слова вставить не смогла, женщина закрыла дверь и исчезла с глаз. Я облегчённо выдохнула. Осмотрелась. Хм, стандартная комнатушка, как в общежитии: кровать, тумбочка, шкаф. На единственном окне висел тюль. Запах в комнате стоял немного затхлый, потому, подойдя к окну, я широко его распахнула и вдохнула свежего воздуха. Стало чуть полегче. Головокружение прошло, тошнота тоже исчезла. Я едва ли не по пояс вывалилась из окна, обозревая окрестности… на всякий случай. Вдруг придётся воспользоваться этим путём.

Откуда у меня взялись такие мысли, я понятия не имела, но тем не менее огляделась. Около моего окна и двух следующих росло вьющееся растение. Его стебли плотно переплетались между собой. На вид оно выглядело довольно крепким. В случае надобности, думаю, я могла бы спуститься по нему на землю. Окно выходило в проулок с другой стороны от входа, потому видеть посетителей мне было не суждено. А так хотелось узнать, что за народ тут обитает. На рынке я видела много всяких разных особей, но все они показались мне людьми. Ничего нелюдского в них я не заметила: ни рогов, ни копыт, ни хвостов, ни крыльев, ни острых ушей. Всё было как у обычного человека. Тогда почему книга писала, что люди здесь рабы? Может, она ошиблась? Хотя вряд ли.

Отойдя от окна, подошла к двери, закрыла её на замок и завалилась в кровать. Да-да, не раздеваясь. Что-то на душе неспокойно было, а скакать голышом мне явно не импонирует. Заложив руки за голову, я отправилась в блаженное небытие. А проснулась резко, как от толчка. В комнате было темно, хоть глаз выколи. Даже в окно не пробивался свет. Тут что, ночи безлунные? Я прислушалась. Внизу стоял гомон. Значит, народу в таверне много. Мой желудок тут же заурчал. Я встала. И только собралась подойти к двери, чтобы спуститься вниз, как услышала за дверью шорох и приглушённый шёпот. Разговаривали двое: голос одного из собеседников был хриплым, будто ему связки надрезали, а у второго — картавый, он не выговаривал букву «р». Вместо неё произносил, как все картавые, «г». Я прислушалась.

— Ты абсолютно уверен, что именно эта девица смогла облегчить карманы? А вдруг ты напутал чего? — начал хриплый.

— Господин Зэйден, вы что? Я никогда не ошибаюсь, у меня глаз намётан. Я её запгиметил ещё на подходе к гынку. Она болтала с габыней. Я абсолютно увеген, что это её габота, — заискивающе и подобострастно зашептал картавый.

— Всё равно я не могу просто явиться к ней с обвинениями, должны быть доказательства, — задумчиво протянул хриплый.

— Так сумка с укгаденным! — воскликнул картавый, а я быстро кинулась к сумке, стараясь действовать бесшумно. Несколько кошелей я засунула за пазуху, а саму сумку устроила за окном аккурат в тесно переплетённых стеблях вьющегося растения. Теперь осталось ждать, как они собираются мне что-то доказывать. Хотя, если так разобраться, я могу им вообще не открывать дверь, а послать подальше. С другой стороны, зачем наживать врагов с первого дня пребывания в незнакомом мире?

Пока я размышляла, визитёры осторожно постучали. Выждав для приличия паузу, я подошла и распахнула дверь, недовольно уставившись на посетителей. Они, в свою очередь, разглядывали меня. Пауза затягивалась. Мне надоело ждать. Я грозно поинтересовалась у мужчин:

— Могу я узнать, какие цели привели вас ночью в покои честной девушки? Вы меня разбудили. Поэтому в ваших интересах предоставить мне убедительные аргументы, в противном случае я за себя не ручаюсь.

Если честно, я и представить не могла, что стану делать, если эти двое рассмеются мне в лицо. Да и вид у них был типично бандитский, несмотря на то, что один из них старался выглядеть респектабельно: сюртук, брюки, шляпа и трость — всё как в лучших домах Парижа и Лондона в средние века, но его выдавало лицо — грубое, обветренное. Было хорошо видно, что этот тип жесток и беспощаден. Даже его улыбка, напоминающая оскал, не смогла бы никого обмануть.

Второй тип заставил меня едва заметно скривиться. Хорошо, что в темноте моего лица не было видно, а слабого освещения в коридоре явно не хватало, чтобы детально рассмотреть мою мимику. Второй напоминал крысу. Такое же заострённое лицо, длинный нос, выдающиеся вперёд резцы. Типичный представитель грызунов. Только ушек на макушке не хватает. Таких обычно во всех фильмах делали предателями. Может, и здесь так же?

— Мы бы хотели с вами побеседовать, это весьма щекотливая тема, — осторожно начал хриплый. Его я про себя окрестила Хищником, уж больно он был на него похож. — И в коридоре её обсуждать мы не можем.

— Хм, я, вообще-то, незамужняя девица, и приглашать к себе в номер двоих мужчин не входит в мои планы, так как моя честная репутация может пострадать, — пафосно выдала я, а про себя подумала, что мою репутацию уже ничто не способно испортить. Но вслух, понятное дело, ничего не сказала.

— Мы даём вам клятву, что ваша репутация не пострадает, — Хищник поднял вверх ладонь, и… она засветилась. Я нервно сглотнула. Что это такое было только что? — Моя клятва принята, — словно читая мои мысли, произнёс мужчина. Я кивнула. Посмотрела на крысу. — А он останется здесь. С вами беседовать буду только я, — жёстко осадил двинувшегося было ко мне Крыса Хищник. Тот застыл, сделал шаг назад и согнулся в подобострастном поклоне. Только в его глазах я заметила недовольство и хитрость, но они тут же пропали.

— Ладно, входите. Но ненадолго, — предупредила я, а гость кивнул. Как только он оказался в комнате, у меня создалось ощущение, что она уменьшилась в размерах, стала сразу маленькой и неудобной. Хм, так и клаустрофобия разовьётся. Мне стало нечем дышать от нехватки воздуха. — Итак, чем обязана? — я застыла напротив мужчины, скрестив руки на груди.

— Если вы намерены остаться в городе, то вам необходимо вступить в гильдию. В противном случае вас ожидает смерть, — ровно, без единой эмоции, выдал гость. Я воззрилась на него, как на восьмое чудо света.

— В какую гильдию? Для чего? — я скептически приподняла бровь, сделав вид, что не понимаю, чего от меня хотят. Мужчина впервые усмехнулся, кивнул головой — явно не мне, а своим мыслям. А потом так же ровно ответил:

— Гильдию воров и наёмных убийц. Одиночек у нас не признают, они слишком лёгкая добыча. Если вас не взяли на рынке, то это вопрос времени. Вы умудрились взять вещь, за которую на вас будет объявлена охота. А вступив к нам, вы автоматически обретаете статус неприкосновенности. Мы просто вернём украденное владельцу, и инцидент будет исчерпан. Ваши возражения и попытки отрицать очевидное — бесполезны. Я вижу на ваших руках следы, характерные для воришки, хотя, вынужден признать, отменного вора, специалиста своего дела.

Я демонстративно оглядела свои ладони, покрутила их. Пожала недоумённо плечами. И только тогда заметила, как светятся в темноте глаза собеседника. Он не сводил восхищённого взгляда с моих ладоней.

— В чём подвох? — сразу же скрестив руки на груди, чтобы больше не привлекать к ним внимания, поинтересовалась я. — Пятой точкой чувствую, что не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

— Люблю умных собеседников, — краем губ усмехнулся мужчина. — Подвоха, в общем-то, нет, есть небольшие условия, — теперь пришла моя очередь скептически разглядывать гостя, взглядом как бы говоря: «Ага, я так и думала». — Эти условия просты: вы должны в казну гильдии отчислять с каждого… кхм… дела по десять процентов. И ещё одно условие: вы обязаны выполнять поручения, которые вам даст глава гильдии. Вот и всё. Больше никаких ограничений нет.

Я задумалась. Отрицать очевидное не стала, поняла, что смысла в этом нет. Уж очень уверенно говорил собеседник. В его глазах не было ни капли сомнения. Значит, если мне предстоит жить в этом мире, я должна согласиться. Хотя есть ещё вариант: слинять в другой мир. Та девушка-рабыня говорила, что этот город — перевалочная база для иномирян. И именно здесь находятся порталы. Так почему бы и мне не попытать счастья? Вдруг там никаких гильдий нет?

— Кстати, ещё один момент, — усмехнулся гость. — Если у вас нет никаких конкретных дел в других мирах, то соваться туда без талпара — самоубийство. Он у вас есть?

— А что это за зверь такой? — удивлённо поинтересовалась я. И тут же поняла, что у меня и документов-то никаких нет, удостоверяющих личность, не говоря уже о каком-то там «талпаре».

— Это направление в один из миров, — любезно пояснил собеседник. — С подписью и сургучом направляющей стороны. Если нет, то вы дальше портала всё равно не пройдёте. В других мирах с этим строго. Без талпара можно попасть только к нам.

— Нет, ничего у меня нету, — развела руками в стороны я. — А как насчёт времени подумать над вашим предложением? — хитро блеснула я глазами. — Мне необходимо взвесить все плюсы и минусы. А потом дать вам ответ.

— Вы можете думать до завтрашнего вечера. Но украденную вещь необходимо вернуть прямо сейчас, иначе до нашей следующей встречи вы не доживёте, — выдал гость и застыл в ожидании.

Нехотя я полезла за окно. Перед этим включила свет, так как найти в темноте искомый предмет не смогла бы. Втащив сумку в комнату, стала рыться в ней. Почти во всех кошелях были монеты. И тут я нащупала в одном нечто мягкое. Вытащила.

— Наверное, это оно и есть? — подбросив на руке и поразившись лёгкости кошелька, спросила я. Лента развязалась, и изнутри показалась… — А-а-а-а!.. Мама-а-а-а!.. Змея!

Сама не ожидая от себя такой прыти, я непроизвольно запрыгнула на гостя и вопила от ужаса прямо ему в ухо, чувствуя, как по моей кисти ползает это ужасное создание. Ещё немного, и я бы лишилась сознания.

— Вы чего? — поразился моей реакции собеседник, поддерживая меня одной рукой, а второй успокаивающе гладя по спине. От его рук шло тепло, которое не давало скатиться в истерику.

— Я… с детства… панически и до ужаса… боюсь змей… — с трудом выдавила я из себя, рвано выдыхая. — Уберите её от меня!

— Поздно, — поражённо выдохнул мужчина. — Она уже внутри вас.

— Чт-т-то-о-о-о?! — от моего возгласа мужчина вздрогнул, едва не уронив меня. Зато моё тело стало мелко-мелко трястись. Фантазия разыгралась. Я уже представила, как та тварь ползает по моему организму, как по Бродвею. Этого оказалось достаточно, чтобы на меня накатили паника вперемешку с ужасом. Дыхание спёрло, доступ воздуха оказался перекрыт. Я бы отправилась в небытие или бессознательность, но гость быстро встряхнул меня и жёстко произнёс:

— Артефакт принял вас, посчитав своей хозяйкой. Прекратите истерику, нам сейчас предстоит решить, что сказать хозяину вещи, которую он не получит назад.

— А давайте её из меня выковыряем, а? — жалобно заскулила я. — Мне не нужны змеи, от них никогда ничего хорошего не было.

— Не вздумайте этого сказать при хозяйке таверны, она вас за секунду разделает так, что вы не рады будете своей несдержанности, — предупредил гость. — И слезьте, наконец, с меня, а то ведь я могу и забыть о клятве, которую дал, входя в ваши покои, — хитро подмигнул гость.

До меня только сейчас дошло, что я всё ещё вишу на нём, как коала на дереве, обхватив ногами его талию. Но самое удивительное состояло в том, что я нисколько не раскаивалась. От мужчины исходило такое тепло, оно успокаивало, уносило прочь все тревоги, что мне никак не хотелось с него слезать. Но пришлось, особенно после стука в дверь, требовательного и громкого.

— Кого там ещё нелёгкая принесла? — спрыгивая на пол, недовольно поинтересовалась я, с неохотой направляясь к дверям. А распахнув их, застыла на пороге. Хорошо, что за моей спиной стоял мужчина, не давший мне упасть, иначе такого потрясения во второй раз мой мозг бы точно не перенёс. Слишком много всего за один день свалилось на меня.



Глава 2

Передо мной стояли двое. Один — змеелюд, от которого меня едва не стошнило, так как вся его кожа лоснилась и блестела, словно жиром намазанная. На ней были пульсирующие выемки, будто множество открытых ртов, которые искали, чего бы сожрать. Я едва сдержала рвотные позывы. Второй казался обычным человеком, вот только глаза у него были бесцветные, как у мертвеца, кожа — белая и гладкая, словно он её каждый день в молоке вымачивает, а вот губы — красные, будто накрашенные яркой помадой. Смотреть я предпочла на бледнолицего — от него, по крайней мере, не выворачивало.

— Чем обязана визиту? — зло поинтересовалась я. Но меня не слышали. Оба посетителя с ужасом уставились на мою руку, которой я придерживала дверь. Рукав комбинезона немного задрался, и отчётливо была видна татуировка. Что? Откуда она там взялась?! Я едва на месте не подпрыгнула.

— Как вы пос-с-с-смели? — зашипел змеелюд, двинувшись на меня. Только огромным усилием воли я сумела остаться стоять на месте, да ещё и найти в себе силы с насмешкой поинтересоваться:

— Посмела что? Будьте любезны конкретизировать вопрос. Пока я вас совершенно не понимаю.

— Да я тебя… — растопырив руки в стороны, словно собираясь схватить меня, грозно зарычал гость. — Я несколько лет его искал, а когда нашёл — появилась ты. Так ладно бы просто украла, но зачем ты его активировала? Ты хоть знаешь, что натворила?

— Во-первых, сбавьте обороты и поясните толком, в чём вы меня обвиняете, предоставьте доказательства обвинения, съёмки с камер, свидетелей, аргументы, подтверждающие преступление. Если ничего из перечисленного у вас нет, то наш разговор окончен, — холодно выдала я, собираясь захлопнуть дверь, но бледнолицый помешал мне это сделать. Он указал на моё запястье, которое опоясывала татушка змеи с короной на голове.

— Как вы объясните вот это? Отрицать наличие артефакта бесполезно, он красуется на вашей руке, — обвиняюще ткнул пальцем в мою кисть гость.

— А-а-а… Не напоминайте мне об этом ужасе. Я от страха едва своего гостя не придушила и не оглушила, так орала. Мне кто-то подкинул мешочек, симпатичный, надо сказать. Я, как особа чересчур любопытная, полезла смотреть, что там. А там оказалась змея. У меня на них хроническая непереносимость. А тут ещё она по руке поползла. Представляете мой ужас? — досадливо скривилась я, уставившись умильным взглядом на гостя: авось удастся его пронять? Не удалось.

— Не представляю, — жёстко выдал он. — Кто принёс вам кошель с артефактом?

— Вот дундук, — всплеснула руками я. — Откуда ж я знаю? Положили под дверь, постучали. Я открыла — никого, только подарок и лежал под дверью, — я врала так самозабвенно, что сама верила всему сказанному, у меня и сомнений не возникло в собственных словах. — А так как подарки я люблю, вот и стало интересно, я и всунула свой любопытный нос внутрь. А тут как раз и гость пожаловал, видимо, услышал мой крик.

— Она не врёт, — резюмировал бледнолицый, поворачиваясь к змеелюду. У меня был шок. Я даже голову набок склонила. А хриплый в это время нагнулся ко мне и шепнул:

— Он эмпат, прекрасно считывает эмоции, с лёгкостью распознаёт ложь и страх. Поздравляю, вам удалось его провести.

— Хм, детектор лжи? А можно мне такой для постоянного пользования? — видимо, я произнесла это слишком громко, так как бледнолицый зло зыркнул на меня, скрипнул зубами и сделал шаг в моём направлении, намереваясь войти внутрь. — Э? Простите, господа хорошие, но я вас не приглашала. Говорите, с чем пожаловали, чего от меня требуется, и уходите. С обвинениями не прокатило, так что, думаю, вопросы исчерпаны.

— Нам необходимо получить равноценную замену украденной вещи, — рыкнул змей. — А так как активировала артефакт ты, то и замену мне предоставишь тоже ты. Как тебе придётся её доставать, меня мало волнует, но через пять дней она должна быть у меня.

— Ни фига себе заявленьице, — офонарела я, вытаращившись на наглеца. — А луну с неба тебе не достать? С чего я должна идти у тебя на поводу? Ищи того, кто украл, и требуй с него. А сейчас попрошу вас покинуть мою комнату. Приказы вы будете отдавать своим рабам, а мне не стоит. Я ведь тоже разозлиться могу.

— Милая г'ёра, вы, очевидно, не совсем поняли всей серьёзности артефакта, — слишком ласково начал бледнолицый. Я кивнула, всем своим видом показывая, что я не только не поняла, но даже и не подозреваю, о чём речь. — Так как он принадлежит роду нагов, то они способны через артефакт влиять на вас. Это сложно, не спорю, но вполне возможно. Поэтому чтобы от вас отстали, вам просто необходимо достать равноценную замену, и тогда вас оставят в покое.

— Никогда не верь шантажистам — так меня всегда учила мама, царство ей небесное, — произнесла я, пытливо уставившись на бледнолицего. — Никогда. Ни один шантажист не ограничивался одним разом. Сейчас вам достань то, не знаю что, потом вы явитесь, чтобы вам добыли ещё одну вещицу, а за ней ещё и ещё. Вам знакома пословица: аппетит приходит во время еды? Нет? Зато я прекрасно знаю, что это такое и как оно бывает.

— Я даю вам клятву, это будет единственный раз, — мужчина поднял ладонь вверх, на ней тут же засветился круг с молнией в середине. Прикольно, однако. Но я посмотрела на змея.

— А он почему не даёт клятвы? Пусть и он сделает так же, только потом можем обсудить детали. Пока он этого не сделает, я и пальцем не пошевелю, ещё и такой ор подниму, что сюда сбегутся все посетители, и обвиню вас в попытке изнасилования, — я оскалилась, заметив ужас в глазах бледнолицего.

Змей что-то недовольно буркнул, рыкнул, но после грозного взгляда своего спутника ему ничего другого не оставалось, как принести мне такую же клятву. После всех формальностей я задала интересовавший меня вопрос:

— А почему вы сами не можете достать требуемое? Зачем вам посредники? Да и где гарантия, что следующая цацка не приклеится ко мне так же, как и эта? Что тогда делать будем?

— Вам необходимо её запечатать и не доставать до того времени, пока не передадите её нам, — наставительно произнёс бледнолицый. — Вот, возьмите эти перчатки, в них вам ничего не грозит.

Брать в руки протянутые вещи я не торопилась. Уж больно странно они выглядели. Вроде и обычная кожа, на первый взгляд — отличной выделки, вот только смущал тот факт, что перчатки были будто живые: они не просто висели в руках бледнолицего, а так и норовили надеться сами на его конечности, извивались и то сжимались, то расширялись.

В этот момент из-за моей спины выскользнул представитель гильдии, который до того бесшумной тенью маячил позади меня. Он не дал мне взять протянутую вещь. Только с немым укором бросил взгляд на меня. Я, конечно, удивилась, но в итоге только пожала плечами. Хочется ему проявить осторожность — пожалуйста, кто же против. К тому же перчатки и мне не внушали доверия. Их и в руки брать не хотелось, стрёмные были.

— Сначала мы их проверим и только потом решим, использовать вашу вещь или обойтись своей, — рукой, завёрнутой в платок, мой первый хриплый гость вырвал из рук бледнолицего перчатки и небрежно засунул их в карман. Змеелюду это не понравилось. Он с откровенной враждой посмотрел на хриплого. Но тому взгляд змея был как мёртвому припарка — абсолютно до фонаря. — А теперь потрудитесь изложить общую суть того, что вам нужно, — спокойно произнёс гость, но от его голоса — стального и властного — мурашки табуном помчались по телу, сбивая одна другую с ног.

— В мире Грайта существует забытая гробница, в ней находится один из некогда самых могущественных правителей сантратов — Таранханмунтиидрак. На его пальце остался перстень с фиолетовым камнем, обрамлённый изумрудами. Именно этот перстень вам и предстоит добыть и принести нам, — произнёс змей, а меня передёрнуло. Вот только расхитительницей гробниц мне ещё не доводилось быть.

— В чём подвох? — нахмурился хриплый, сверля взглядом змея. — Вы, наги, никогда не договариваете до конца, поэтому с вами не желает связываться ни один уважающий себя вор ни за какое золото мира. Сколько народу не вернулось с миссий, которые поручал и заказывал ваш народ. Поэтому сейчас я хочу знать все нюансы. Выкладывайте! — грозно потребовал первый гость.

Хм, значит, этот змей называется нагом, буду знать. Интересно, а кем является второй? Он ведь наверняка тоже нечеловек. Хотя отличительных признаков никаких не было, кроме слишком бледной фарфоровой кожи и нереальной красоты лица, которая, впрочем, не привлекала, а, напротив, отталкивала. В ней ощущалась опасность.

— Хэрм, объясни народу, в чём заключается подвох, — устало вздохнул змей, смотря на товарища. Мне показалось, что в этот момент они будто переговаривались без слов, так как на пару-тройку секунд просто зависли, пристально глядя друг другу в глаза. После этого бледнолицый кивнул и обернулся к нам.

— В общем-то, опасности как таковой и нет. Просто на подступах к гробнице стоят ловушки, ещё с древних времён, когда были живы сантраты. Именно они, позаботившись о своём безвременно почившем правителе, понаставили ловушек. Я принесу вам карту, которая поможет без проблем приблизиться к месту захоронения Владыки. А внутрь вы сможете войти без труда, замков и засовов на двери нет, охраны тоже нет. Никто не сможет вам помешать осуществить задуманное.

— Угу, если только сам Таранхан-кто-то-там не восстанет из мёртвых и не решит отстоять свою собственность, — буркнула я. Оба гостя вздрогнули, и я нахмурилась. — Так-так-так, а ну-ка, ребятки, с этого места поподробнее. Значит, моя шутка попала в яблочко? И он действительно может восстать из мёртвых?

— Это невозможно, — произнёс бледнолицый, вот только уверенности в его голосе я не ощущала. — Его несколько веков пытались привести в чувство, но он как был бездыханным, так и остался.

— Что-то я не совсем понимаю, так он умер или не умер? — я пытливо уставилась на гостей, пытаясь сообразить, что означают их слова. Как можно пытаться оживить мертвеца? Абсурд полный.

— Конечно, умер, иначе его не замуровали бы в гробницу, — отмахнулся от меня наг. — Поэтому я и говорю, что бояться нечего. Никакой опасности нет и быть не может.

— И почему я тебе не верю, не знаешь? — скептически приподняла бровь я. Чувствовался во всём этом подвох, да и змей вдруг стал суетливым, никак у него не получалось сдерживать себя и казаться спокойным. — От чего он умер? — спросила я. Вот тут-то и стала понятна причина их нервозности. Оба гостя переглянулись между собой, явно придумывая, что мне ответить, а меня вся эта ситуация стала напрягать всё больше и больше.

И за что мне такое наказание? Не успела получить второй шанс на жизнь, как меня сразу же, в первый же день, собрались эксплуатировать. Даже освоиться толком не дали, гады. К тому же эти хитрые жуки явно чего-то не договаривают. Было бы всё так просто, как они говорят, — уже б давно сами смотались и всё себе притащили. Так нет же, им нужен «козёл отпущения», если можно так сказать в данной ситуации, который подставит свою шею под неизвестные опасности. И надо же было такому случиться, что выбор пал на меня.

— Он просто утром не проснулся, — наконец выдавил из себя наг. — Сколько ни сканировали его ауру, ни пытались магией выявить отклонения, отравление, убийство — ничего не было обнаружено. Он всего лишь уснул так крепко, что за несколько веков ничто не смогло его разбудить.

— А почему ты сказал: «если бы живы были сантраты»? Они что, мертвы? Почему? Кто их убил? — засыпала я вопросами гостей. Бледнолицый поджал губы, недовольно глядя на меня. Потом попенял:

— Негоже самке быть такой любопытной, это может неблагоприятно сказаться на выборе супруга. Постарайся сдерживать свои порывы, а иначе может…

— Так, умник, ты на вопросы ответь и не дури мне голову. А в супруге я пока точно не нуждаюсь, да и не твоего ума это дело. Или ты сам вдруг решил претендовать на такую завидную роль? Не надейся, ты не в моём вкусе, — рявкнула я, чувствуя молчаливую поддержку хриплого. Не будь его, я бы не рискнула так откровенно себя вести — меня бы точно скрутили мгновенно и пинком под зад быстренько отправили бы обворовывать гробницу, а с ним я могла себе это позволить. — И хватит читать мне нотации. Я столько лет жила без них и ещё столько же проживу. Ты мне по делу излагай. Пока я не узнаю всего — с места не сдвинусь, и ищите потом другого идиота, который полезет к сонному Тарампампаму, — исковеркала я труднопроизносимое имя Владыки. Выговорить его я бы в жизни не смогла, мой язык бы точно сломался. Надеюсь, у них не такие труднопроизносимые имена, как у этого сантрата.

Оба гостя смотрели на меня так, словно готовы были вцепиться мне в глотку. Вот, как я и думала! Не будь за спиной хмыкающего хриплого — ему наверняка что-то в горло попало, поскольку он никак не мог откашляться, — я бы уже была или покалечена, или отправлена в неизвестном направлении.

Обернувшись и посмотрев в хитрющие глаза хриплого, я недоумённо приподняла бровь. И что, интересно, его так развеселило? Но вопрос, рвущийся с языка, я так и не задала, отвернулась и стала ждать ответа от двоих гостей. Те замялись, но потом Хэрм соизволил меня просветить:

— Я же уже сказал: разбудить его невозможно ничем, сколько ни пытались, никому не удалось, так что тебе нечего бояться. А больше никаких нюансов быть не может. Сантраты покинули мир, так как в нём появилось слишком много враждебно настроенных рас, они стали истреблять добродушный народ, коими и являлись сантраты — крылатые светлые существа с неизменной улыбкой на лице, никогда не пользующиеся оружием.

— Ага, оружием не пользовались, но ловушек наставили? Это новый вид доброты? — не удержалась от шпильки я. Вопрос оказался риторическим, отвечать на него никто и не подумал даже. И сразу же добавила: — Вот чувствую, что по закону жанра этот Владыка проснётся как раз в тот момент, когда я буду стаскивать с него перстень. И что мне тогда прикажете делать?

— Бежать, — невозмутимо ответил наг, отвернувшись от меня и уставившись в окно.

— Очень остроумно, — съехидничала я. — А других версий нет? Если я не успею снять перстень, то как тогда быть? Бежать без него? А вы мне потом другую задачку зададите? Отправиться в задницу к Сатане?

Оба визитёра снова переглянулись между собой. Их взгляды не предвещали ничего хорошего. Как я предполагала, сейчас я услышу нечто неприятное. Так оно и оказалось:

— Без перстня ты не сможешь вернуться сюда, портал тебя не пропустит, так как задание не выполнено. Поэтому тебе просто необходимо добыть кольцо и принести его нам. В противном случае ты останешься там, в жестоком и беспощадном мире, где к женщинам относятся ужасно, независимо от их расы. Так что… — бледнолицый развёл руки в стороны.

— Крутись как хочешь, но без перстня не возвращайся, — хмуро подытожила я. Гости синхронно кивнули. — А отказаться я могу? — на этот раз ответил мне хриплый:

— К сожалению, нет, таков закон нашего мира: раз у тебя оказалась чужая вещь и нет возможности возврата, то ты обязана вернуть равноценную владельцу. Поэтому об отказе речи быть не может.

— Сколько народу пыталось добыть кольцо? — сам собой пришёл на ум вопрос, от которого сейчас многое зависело.

— Семеро, — нехотя ответил мне наг. Заметив, что я ожидаю продолжения, добавил: — Никто из них не вернулся. Что с ними стало — тоже неизвестно. Мы даже пытались узнать, к кому они попали, но наши попытки не принесли результатов.

— А что значит «к кому они попали»? Может, эти семеро прекрасно устроились и горя не знают, живут припеваючи и в ус не дуют? — внесла я предположение, так как не хотелось думать о плохом.

— Нет, это невозможно, — отмёл мои доводы Хэрм. — Потому что новые лица сразу попадают под наблюдение, и их или сразу уволакивают в рабство, или долго таскают по единственному материку, пытаясь продать подороже.

— Ну и перспективы, — нахмурилась я. Эта затея мне всё больше и больше не нравилась. Она будила странное чувство тревоги. Как раз такого же характера, как было перед нашим с Федотом заданием.

Накатила тоска. Несмотря на предательство напарника, я почувствовала печаль, мне его, определённо, не хватало. И ведь я здесь меньше суток, а такое ощущение, что прошло уже достаточно много времени. Память, словно желая избавить меня от волнений, постепенно стирала произошедшее в том доме. Смерть Федота казалась сном, а моё пребывание в другом мире переносилось намного легче. Я тяжело вздохнула.

— Чувствую, что ничем хорошим эта идея не закончится, — выдала я недовольно. — Но где наша не пропадала? Кто не рискует, тот не пьёт мартини.

— Не пьёт чего? — заинтересовался наг, смотря на меня заблестевшими глазами.

— Напиток алкогольный такой есть, дорогой очень, — отмахнулась я от него, думая совершенно о другом: как мне без потерь выйти из этой паскудной ситуации? Пятой точкой чувствую, что они многое утаили. Но, с другой стороны, они ведь сами должны быть заинтересованы в получении перстня. Думаю, пакость они мне могут сделать по возвращении, но не раньше.

Наг продолжал что-то расспрашивать, но я настолько глубоко погрузилась в себя, что только махнула ему рукой, предлагая заткнуться: я изволю думать! Только что тут можно было решить и распланировать, если я даже в глаза не видела места, куда мне надлежит отправиться? Придётся действовать наобум, а это очень редко приносило хорошие результаты.

— Ладно, всё, что вы мне имели сообщить, я услышала, а сейчас, будьте так любезны, покиньте мою скромную обитель, мне необходимо подумать о задании и решить, как обойтись без потерь, — резко произнесла я, выныривая из собственных дум. Оба визитёра только кивнули и направились к двери, уже открыв которую бледнолицый обернулся, сверкнул красными глазами и жёстко выдал:

— Не забудь, у тебя всего пять дней на выполнение, потом начнутся проблемы, — не дожидаясь моего ответа, он вышел и аккуратно закрыл за собой дверь.

— Забудешь тут, как же… Всегда найдётся тот, кто напомнит об этом, — буркнула я. И тут же вспомнила о первом визитёре. Обернувшись к нему, я с удивлением обнаружила его стоящим со стеклянным взглядом, обращённым в пустоту. Офигеть! Что это с ним? Помер, что ли? Так уже б свалился, а то стоит, понимаешь, пугает меня.

Стоим. Время идёт. Хриплый изображает «статУю», я иногда тыкаю в него пальцем, проверяю, охлаждение трупа началось или пока ещё нет. Жду. От очередного моего тычка мужчина судорожно выдохнул. Я от страха отскочила, едва не приземлившись на пятую точку.

— Рехнулся? Так меня пугать, — возмутилась я. — Что это сейчас было? Ты чего замер как истукан?

— Я считывал информацию о гробнице и о самом Владыке сантратов. Меня удивил один момент: судя по всему, гробница полна сокровищ, и я не верю, что злобные и алчные рэндайки ещё не добрались до неё за столько времени. Вот мне и стало интересно, какая кара их постигла, — спокойно, но в то же время задумчиво произнёс гость.

— Хм, точно, как я не подумала об этом, — буркнула под нос я и уже громче спросила: — И как успехи? Удалось что-нибудь узнать?

— Слишком мало, именно это-то и странно. Я узнал о попытках добраться до гробницы, но ни у одного рэндайка ничего не получилось, а вот из-за чего — нигде информации нет.

— А как ты вообще искал инфу? — удивилась я. — Ты застыл словно мёртвый. Это и были твои поиски?

— У меня мозг устроен так, что я могу проникать во все системы и считывать информацию в разных мирах. Я менталист. От меня невозможно ничего скрыть или утаить. И если, как сейчас, мне не удалось найти полную инфу — значит, её просто нет. А это — самая большая странность.

— Но и отказаться нельзя от этого задания? — с надеждой на благополучный исход спросила я, но тут меня ждал облом:

— Нельзя. Потому надо подумать, как обезопасить тебя и в случае неудачи вернуть обратно.

— А это возможно? Тот тип сказал, что меня не пропустят порталы, если я не выполню задание, — удручённо произнесла я и от волнения взлохматила волосы, запуская в них пятерни.

— Всё возможно при должном старании, — щёлкнул пальцами гость. Перед ним тут же возник свиток. Он протянул мне перо и предложил подписать соглашение о вступлении в гильдию. Я взяла свиток и… поняла, что буквы мне абсолютно незнакомы. Но как же так? Язык-то я хорошо понимаю, почему читать не получается?

— Э? Странно, но я не знаю этого языка, — подняв на хриплого глаза, призналась я. — А как же я подпишу, не прочитав документ? А вдруг ты меня тут в рабство отдаёшь… э-э-э… или забираешь, не суть важно. А я сама себе подпишу приговор.

— Здесь только те условия, о которых я говорил, — произнёс гость, поднимая руку ладонью ко мне, в центре загорелся круг, который появился после его клятвы. Значит, он не врёт. Ладно, первый раз в жизни подписываю документ, исходя из доверия. Думаю, магическая метка не даст ему меня облапошить.

Быстро поставив подпись, вернула ему перо и документ. Он вдруг вспыхнул и исчез. Круто! Магия, однако. Я пока ещё не могла привыкнуть к таким штучкам, они были для меня в новинку. После техногенного мира сразу попасть туда, где на ладонях у люд… существ появляются светящиеся круги, где свободно разгуливают змеи, документы появляются из ниоткуда и исчезают в никуда, — от всего этого голова просто кругом шла.

— И что теперь? — поинтересовалась я. Хриплый на миг задумался, а потом удивил меня. Он улыбнулся, предложил свой локоть и безапелляционно произнёс:

— А сейчас я покажу тебе город и познакомлю с некоторыми из наших самых отъявленных воришек. Они специалисты своего дела. Если хочешь заслужить их уважение, то должна будешь у них стянуть что-нибудь, но так, чтобы они этого не заметили. Только предупреждаю сразу: это практически нереально. Но попытаться стоит. Идём?

Я не ответила, просто взяла его под руку. Все свои сбережения я сначала хотела оставить в комнате, но потом задумалась: а ну как сюда кто войдёт за время моего отсутствия? Мои сомнения развеял хриплый. Усмехнувшись, он потянул меня к выходу, успокоив:

— Сюда никто не сможет войти, не переживай за свои вещи и ценности. Идём, сейчас как раз самый горячий час, когда можно неплохо поживиться.

И снова я ему поверила. Смело вышла за дверь, закрыла её ключом, после чего хриплый, что-то прошептав, нарисовал в воздухе над дверью круг и внутри словно поставил точку. На мой вопрос, что он делает, он ответил, что ставит защиту. Я только плечами пожала, устав уже чему-то удивляться. И мы двинулись на выход.

Внизу таверна была забита посетителями. Свободных столов не было, за некоторыми, рассчитанными на четверых, сидело по шесть, а то и по восемь существ. Все мужчины. Ни одной девушки или женщины я не заметила. Вероятно, они не шляются по злачным местам. Неудивительно, что в мою сторону тут же были обращены десятки глаз.

Из-за одного из столов вальяжно встали двое. Один — высокий, довольно смазливый, но со сталью во взгляде брюнет, а второй — блондин, пружинистой походкой направившийся к нам. На лице светловолосого сияла улыбка, но и у него глаза оставались холодными. На его запястье я заметила замысловатый браслет — полукруг из светлого металла с нарисованными на нём узорами. Из нагрудного кармана сюртука торчала цепочка. У брюнета я заметила оттопыренный карман штанов. Украшений на нём не было. Я с сожалением вздохнула.

— Приготовься, — шепнул мне хриплый, на что я только угукнула. Двое парней подошли к нам. Они бросили мимолётный и насмешливый взгляд на меня и на мой наряд, потом темноволосый обратился к хриплому:

— Зэйден, с каких пор ты стал снимать девиц по тавернам? Тебе только пальцем щёлкнуть — и любая из гильдии вприпрыжку за тобой помчится.

— Хм, неуважаемый, а вас не учили, что в присутствии дамы некультурно говорить о ней в третьем лице? Я обязательно поищу специально для вас книгу по этике и эстетике. А то ваши манеры оставляют желать лучшего, — пока я говорила, я несколько раз обошла вокруг обоих парней. Они даже взглядом меня не удостоили. А зря. Пары мимолётных касаний для меня оказалось достаточно, чтобы в моих загребущих руках оказалось то, на что я обратила взгляд. Встав за спиной красавчиков, я продемонстрировала хриплому свои трофеи. Тот счастливо расхохотался. И только после этого, не дождавшись, пока ответят мне, сам ответил на вопрос воришки:

— Крэд, тебе придётся извиниться перед девушкой. К тому же она оказалась более профессиональной, чем ты.

— Что? Ты с ума… — говоривший резко обернулся ко мне, и его взгляд полыхал яростью и гневом… который в следующую секунду сменился на недоумение. А всё потому, что на вытянутых руках я демонстрировала ему свои трофеи: цепочку с часами из кармана блондина и его же браслет в одной руке, кошель с вензелями из кармана брюнета — в другой. Парень тут же хлопнул себя по карманам, схватил за руку товарища, который, сообразив, что явно происходит нечто необычное, обернулся и застыл.

— Вот это номер! — восхитился светловолосый. — И когда успела? Я даже ничего не почувствовал. Даже у меня так не получается.

— Мастерство не пропьёшь, но и за деньги не купишь, — пожав плечами, философски выдала я, постукивая ногой по полу в ожидании извинений от темноволосого. Тот, насупившись, молчал. Его поторопил Зэйден:

— Крэд, теперь ты понимаешь, что такую находку я просто не мог упустить. Поэтому тебе всё-таки лучше извиниться перед девушкой. Ты незаслуженно её оскорбил.

— Извини, — вполне себе искренне произнёс Крэд. Я думала, он будет злиться и возмущаться, но мужчина, вопреки моим ожиданиям, широко улыбнулся, протянул мне свою руку и представился: — Меня Крэд зовут.

— Зи, — в свою очередь представилась я, пожимая протянутую конечность. Юноша располагал к себе, даже несмотря на свою агрессию вначале. Следующим протянул руку для приветствия второй юноша. Он представился Шэном. А вот в нём искренности не ощущалось. Хотя на его лице и была широкая улыбка, но я чувствовала — с ним надо быть настороже.

— Зэйден, Зи, вы куда направлялись? — поинтересовался Крэд. Хриплый объяснил ему, что я только сегодня прибыла в город и мне бы хотелось его осмотреть, а заодно и в гильдии побывать. Оба парня изъявили желание отправиться с нами. Мы были не против.



Глава 3

Из таверны мы вышли вчетвером. Пока мы разговаривали, несколько мужчин наблюдали за нами, но, заметив, что мы уходим, тут же потеряли к нам всяческий интерес.

На улице немного похолодало. Я чувствовала это даже сквозь свой непродуваемый комбинезон. Зато трое моих спутников шли нараспашку как ни в чём не бывало. Им было комфортно. На миг я задумалась. Не мешало бы обновить гардероб! Не вечно же мне в одной вещи ходить, её и стирать иногда надо. Вот только деньги я с собой не брала, в кармане лежал только машинально засунутый туда кошель Крэда, Шэну я его вещи вернула сразу.

Зябко поёжившись, я вдруг почувствовала, как в области солнечного сплетения стало разливаться тепло. Сначала я не сообразила, что происходит, а потом улыбнулась сама себе. Книга. Вредная, но заботливая. Не дала замёрзнуть.

— Тебе холодно? — участливо поинтересовался Зэйден. — Надо бы зайти в лавку и купить тебе одежду потеплее. А то твоя совсем непригодна для нашего климата.

— Мне и весь гардероб не мешало бы купить, так как я прибыла без вещей, только в том, что на мне надето. Вот только я оставила все деньги в комнате, — честно призналась я.

— А мой кошель? — ухмыльнувшись, подмигнул Крэд. — Он-то у тебя с собой. Золотых там хватит на три гардероба.

— Это твой кошель, — упрямо произнесла я. — А стащила я его в качестве эксперимента.

Достав чужую вещь, протянула её темноволосому. Он расхохотался — искренне и заразительно. Взял меня за протянутую руку, на которой я держала завязанный мешочек, сжал ладонь и мягко произнёс:

— Зи, это теперь твой трофей, законный. Если ты смогла его вытащить так, что я ничего не заметил, то возвращать мне его не стоит. Сам ведь проворонил, — Крэд подмигнул мне и указал в сторону улицы, которая была ярко освещена огнями. — Идём, в квартале лавочников можно найти всё, что твоей душе угодно, причём одежда там из разных миров. Подберём тебе необходимое.

Я улыбнулась в ответ, бросив мимолётный взгляд на Шэна. Юноша хмурился, искоса поглядывая на меня. Было видно, что он чем-то недоволен, хотя причины подобного поведения я не могла понять. С чего ему на меня злиться? Из-за воровства? Так ведь Крэд отнёсся к нему с юмором, его искренность подкупала. Будь все его улыбки напускными, я бы, определённо, почувствовала.

Стоило нам ступить на освещённую улицу, как со всех сторон стали раздаваться призывные реплики. Одна из них меня заинтересовала. Зазывала широко рекламировал товар, привезённый с самой Земли. Около него собралась уже приличная толпа народа. Только я собралась ринуться туда, как Зэйден, перехватив меня за руку, прошептал:

— Зи, здесь действует неизменное правило: воровать нельзя. Лавочники платят нам процент с прибыли, а взамен ни один из воришек никогда не суётся в этот квартал.

— Да я и не собиралась, — пожала я плечами. — Меня зазывала заинтересовал. Я хочу увидеть одежду с Земли. Идём?

Мы двинулись к лавке, вошли внутрь. Я огляделась и… расхохоталась. Народу в лавке было немеряно. Я обернулась к Зэйдену и, преданно заглядывая тому в глаза, поинтересовалась:

— А обвинить в обмане здесь не возбраняется? — после того как на меня удивлённо посмотрели, пояснила: — Здесь нет ни одной вещи с Земли. Там не носят такого. Я вообще не понимаю, с чего эти хламиды, что у него развешаны, называются земными.

— Лаэра сомневается в качестве? — около нас нарисовался маленький мужичок с хитрыми глазами. Он поклонился Зэйдену, кивнул парням рядом со мной и снова устремил свой хитрый взгляд на меня, ожидая ответа.

— Лаэра удручена обманом. Здесь нет ни одной земной вещи. Где джинсы? Где ботфорты? Где парки, на худой конец? И откуда вы вытащили эти хламиды, которые на Земле ни в каком веке не носили, ни в одной стране? Уж поверьте мне на слово, я знаю, о чём говорю, — вскинув голову, процедила я.

В лавке повисла тишина. У мужичка хитрый взгляд сменился на злой и разъярённый. Он смотрел на меня минуты три, а потом вдруг сник, только и выдавив из себя не то восхищённо, не то поражённо — в этом я не разобралась:

— Землянка…

В первую минуту мне захотелось спросить: где она? И имела в виду я не себя, а землянки, которые выкапывали в лесу во время войны. Но вовремя прикусила язык, сообразив, что так он назвал именно меня.

— А теперь, уважаемый, подскажите, есть ли у вас настоящие земные вещи. Если нет, то мы пойдём дальше, потому что ни одну из этих хламид я и в пьяном угаре не надену на себя. Мне нужны практичные и тёплые вещи, — надменно произнесла я, собираясь разворачиваться на выход. Меня схватили за руку и, заискивающе глядя в глаза, предложили пройти за стойку, приподняв которую, согнувшись в три погибели, ожидали ответа.

Я пожала плечами — всё равно торопиться было некуда — и, обернувшись к своим спутникам, которые ожидали моего решения, прошла в другой зал. Мои сопровождающие двинулись следом за мной. Мужичок бежал впереди, указывая дорогу. Открыв одну из дверей, он пригласил нас войти. Как только я оказалась внутри, довольно крякнула. Здесь было именно то, что я и хотела. Вешалки в три ряда. Один ряд — брюки, джинсы, обтягивающие кожаные леггинсы. Второй ряд состоял из блузок, свитеров и рубашек. На третьем висели платья: длинные, короткие, с разрезами, из трикотажа, из шёлка… У меня разбежались глаза. Я не знала, к какой стойке кинуться первой. Вдоль одной из стен стояли в ряд туфли, ботинки, сапоги на каблуках и без оных. Я выдохнула. Обернулась к спутникам и изрекла:

— Сейчас я буду устраивать дефиле, а вы — оценивать, — те не совсем поняли сказанного, но согласно кивнули, когда я, нагрузившись одеждой, скрылась в примерочной.

А дальше началось развлечение. Для любой женщины нет ничего лучшего, чем видеть восторг в глазах мужчины. А на меня смотрели целых трое. Даже Шэн перестал кукситься и поражённо разглядывал меня, как только я появлялась перед ними в новом наряде. На мои вопросы, что мне лучше взять, Зэйден и Крэд в один голос выдохнули: «Всё». Н-да, тоже мне, советчики нашлись. Толку от них никакого.

Во время примерок книгу пришлось положить на небольшую лавочку, находящуюся в кабинке. Каждый раз, заходя внутрь для очередной примерки, я бросала машинально на неё взгляд, проверяя: на месте ли, не исчезла? Стоило войти после предпоследнего выбранного наряда, как я увидела, что книга светится. С чего это вдруг? Я осторожно подошла ближе, протянула к ней руку, она тут же сама распахнулась, словно недовольная моей медлительностью. На картинке был изображён брючный костюм с подвешенными на поясе ножнами. Я сдвинула брови.

— Не видела я там такого, — вслух произнесла я. Изображение сменилось. На стойке с брюками была нарисована вешалка, на которой и висел этот костюм. Не став пока ничего спрашивать, я выскочила, нашла искомый предмет, удивив своих спутников такой поспешностью, и показала книге. — Оно?

Перед тем как книга захлопнулась, на листе появилось одно слово согласия. Я пожала плечами, надела костюм для примерки и почувствовала себя в нём так, будто на мне броня появилась. Как я это поняла? Тяжело ответить, просто возникло чувство, что на меня надели бронежилет. Поблагодарила книгу, отобрала особо понравившиеся вещи, не забыв о костюме, посоветованном книгой, и вышла к лавочнику. Тот стоял довольный, что угодил лаэре. Как я потом узнала, это означает «леди» по-нашему. Приятно, однако, что тебя «леди» называют!

Мужичок споро упаковал наши вещи, пообещав, что всё доставят в трактир. Я расплатилась и, довольная, вышла на улицу, накинув на себя куртку, приобретённую у лавочника. Теперь ветер не доставлял хлопот. Книга, занявшая своё место на груди, продолжала греть меня изнутри. Радостная и счастливая, я разглядывала остальные лавки. Кошель всё ещё был полон. Мой гардероб обошёлся мне всего в пять золотых, что было совсем немного, учитывая, что выбрала я себе немало: две пары ботинок на каблуке, туфли на шпильке, две сумки, костюм, указанный книгой, две пары джинсов, два платья — длинное, с разрезами по бокам и открытой грудью, и короткое, облегающее тело, — три рубашки, две блузки, несколько маек-алкоголичек и куртку.

Теперь мой желудок требовал устроить и ему праздник. Я искала заведение, где можно перекусить. Но только собралась предложить спутникам наполнить желудки, как Крэд, указав на одну из лавок, предложил:

— Зи, не желаешь выбрать себе оружие?

— Зачем оно мне? Я всё равно не умею с ним обращаться, — пожала я плечами. В этот момент Зэйден как-то странно глянул на меня и нахмурился. Я не успела поинтересоваться, в чём дело, как темноволосый спутник тут же вызвался научить меня, обосновав это тем, что здесь нельзя без умения владеть оружием. Я не стала говорить, что Федот в своё время здорово натаскал меня в технике рукопашного боя. Пусть во мне останется загадка. Вдруг потом сюрприз будет. Как же я в тот момент была близка к истине! И сюрприз их ожидал очень и очень скоро. Но обо всём по порядку.

С предложением Крэда я согласилась, и мы зашли в лавку с оружием. Шэн странно повеселел, теперь он всё время что-то для себя обдумывал, но молчал, говорил в основном его товарищ, показывая на выставленные под стеклом образцы оружия и рассказывая, какое и для чего предназначено. Чего здесь только не было: короткие клинки с прямым лезвием, с изогнутым, с волнистым, похожим на штопор. Ага, таким наверняка кишки наматывать и вынимать удобно. Я даже содрогнулась от подобной мысли. Были и длинные мечи, которые даже на взгляд казались тяжёлыми и неподъёмными.

Мне понравились парные кинжалы. Лавочник достал их и предложил взять в руки, ощутить тяжесть и балансировку. Они удобно легли в ладонь. Я с удивлением обнаружила, что мне с ними комфортно. Несколько раз взмахнув обоими клинками, поразилась, насколько они удобны, будто продолжение моих рук. Больше покупать ничего не стала. Этого мне казалось достаточно. Расплатилась и теперь со спокойной душой предложила перекусить.

Парни со мной согласились. Зэйден сказал, что мы сейчас отправимся в гильдию, где нас и накормят. Там уже оказались осведомлены о новом члене и усиленно готовились к приёму. Я удивилась, но виду не подала, потому что немного устала всему поражаться.

Мы неспешно двинулись по улице. Квартал лавочников сменился тёмными улочками города, где практически не было фонарей. Я шла, всё время спотыкаясь. Зэйден хмыкнул, взял меня за руку и уверенно повёл за собой. Если я и хотела что-то рассмотреть, то это было просто невозможно. Передо мной были только силуэты домов да заборы вокруг них. Причём настолько высокие, что даже невозможно было разглядеть, был ли в окнах за ними свет. Луна спряталась за тучи, из-за этого видимость была отвратительная. Как я по дороге не сломала себе шею, осталось для меня загадкой. Так же как и путь, который мы прошли. Обратно одна вернуться я бы не рискнула.

Как я поняла, мои спутники прекрасно видели в темноте. Я даже пожалела, что сама не имею ночное зрение. Как было бы здорово.

Наконец, впереди показалось трёхэтажное здание, больше напоминающее огромный особняк. Ворота были настежь открыты. Зато стоило нам войти, как они тут же за нами закрылись. Сами. Мистика какая-то. Я даже вздрогнула, мне на миг показалось, что я в ловушке, а добродушные лица моих спутников сейчас преобразятся в оскаленные морды монстров. По спине пробежал холодок. Я пристально всмотрелась в Зэйдена. Но в нём ничего не поменялось. Страх немного отпустил. Я вздохнула свободнее.

Дверь передо мной открыл Крэд. Я вошла и зажмурилась от яркого света. После темноты улицы глаза сразу же заслезились. Я проморгалась, смахнула слёзы и только тогда огляделась. Ничего вычурного. Просто обставленный холл, где находилась куча народа, с интересом разглядывающего меня. А я, в свою очередь, разглядывала их. Мужчины и молодые юноши, даже несколько детей. За спинами мужчин стояли несколько девушек, исподлобья глядя на меня. Зэйден улыбнулся и представил меня:

— Это Зи. Ей удалось обчистить Крэда и Шэна. Они даже ничего не почувствовали. Так что теперь Зи — полноценный член нашей гильдии.

И тут все заговорили разом. Мне захотелось зажать уши, настолько все звуки смешались, действуя на мозг. В висках сразу застучало, голова начала просто раскалываться. Заметив, что мне нехорошо, хриплый махнул рукой. Все стихли. Он только осуждающе покачал головой.

— Ну и чего вы разгалделись? Давайте по очереди, а не все разом.

И тут на меня посыпались вопросы: откуда я прибыла, где училась мастерству, работаю ли я в паре, имею ли своего питомца-фамильяра… Я ждала, пока поток вопросов иссякнет, потом коротко рассказала, откуда прибыла, о смерти напарника, и своей, собственно, тоже. А вот что такое фамильяр — честно призналась о неведении, объяснив это тем, что в нашем мире такого нет и быть не может ввиду отсутствия магии. Несколько существ удручённо покивали головой, сочувствуя мне, наверное.

Зато Крэд оживился. Вопросительно посмотрев на хриплого и получив его хитрый и одобрительный кивок, юноша схватил меня за руку и предложил прогуляться. Ага, хороша прогулка получилась. Такое чувство, что мы мчимся на пожар. Мимо мелькали коридоры, двери, рисунки на стенах, которые даже рассмотреть не было возможности.

— Крэд, едрёна вошь, это, в твоём понимании, прогулка? — едва выдохнула я, пытаясь вырвать руку. — Мы от кого-то бежим? За нами маньяки гонятся? Или начался пожар?

— Зи, потом мы всё посмотрим, обещаю. Сейчас время поджимает, да и интерес зашкаливает, — засмеялся парень, ничего толком не объяснив. Только я собралась засыпать его новой порцией вопросов, как он открыл передо мной дверь и втолкнул внутрь. Я обомлела. Полумрак большого зала рассеивало множество свечей, расставленных вокруг овала, нарисованного прямо на полу. Именно к нему и подтолкнул меня Крэд. Я машинально ступила внутрь, обеспокоенно оглянулась и только собралась поинтересоваться, что дальше, как юноша прижал палец к губам. Я так и осталась стоять с открытым ртом.

По телу пробежал ветерок. Хотя откуда ему здесь взяться: ни окон, ни люков в потолке, да и дверь плотно закрыта. Но тем не менее я хорошо ощущала, как вокруг меня гуляет ветер, треплет мои волосы, забирается под куртку. Сначала было холодно, потом холод сменился обжигающим жаром. Теперь мне показалось, что меня засунули в пылающий костёр. Я едва не закричала, но всё быстро закончилось. Рядом со мной появилось облачко, такое густое и белое, что ничего нельзя было разглядеть. А внутри него явно что-то было, нечто тёмное и пушистое.

Облако зависло напротив моего лица, и… будто створки метро распахнулись, а оттуда вывалился тёмный пушистый комочек, я едва успела руки подставить. Существо тут же подняло голову, и… я обомлела и влюбилась. На меня смотрел колобок с маленькими ручками, небольшими ножками, на голове — рожки, синие глаза пристально вглядывались в меня. Вдруг на спине колобка появились крылья, и он, взлетев, завис в воздухе, продолжая меня разглядывать. Наши гляделки длились минуты три. И тут…

— И долго ты намерена молчать? Кто мне имя давать будет? Или ты решила оставить меня безымянным?

Интересно, я совсем рехнулась, или у меня всего лишь глюки начались? Я беспомощно глянула на Крэда, который едва сдерживал улыбку.

— Только не вздумай меня глюком назвать, я тебе этого не прощу. Мне не нравится это имя, — возмутился колобок.

— Крэд, эт-т-то кто? — скосив взгляд в сторону всё ещё висевшего в воздухе существа, шёпотом поинтересовалась я. — И почему он требует у меня имя?

— Потому что это твой фамильяр, — ответил юноша. — И тебе лучше побыстрее придумать ему имя, так как существо тебе попалось подстать тебе самой. Вредное и не терпящее промедления.

— Федот, — нисколько не раздумывая, ляпнула я. Колобок задумался, несколько раз повторил имя, будто перекатывая его на языке. Наконец, расплывшись в очаровательной улыбке, сел ко мне на плечо и довольно произнёс, прижимаясь к моей шее и обнимая её:

— Мне нравится имя. Теперь ты моя хозяйка. Я буду любить и помогать тебе, а ты взамен будешь меня вкусно кормить и жалеть. Федот любит ласку, обожает, когда его гладят и превозносят его красоту, а ещё…

— Стоп! — нахмурилась я. — Не гони коней, в процессе мы с тобой познакомимся со вкусами друг друга, — осадила его я. — Я тоже много чего люблю и не люблю. Обещаю, ты узнаешь об этом первым. Главное, чтобы не на своей шикарной шкурке.

Колобок нахмурился, к чему-то прислушался, а потом кивнул. А я в тот момент поняла, что мысли он хорошо читает, так как думала я в этот момент о том, что, если он начнёт задираться, я им буду посуду мыть. Хорошая губка получится.

— Я смотрю, вы нашли общий язык, — хохотнул Крэд, распахивая дверь. — А сейчас идём, познакомишь народ со своим фамильяром. Он станет тебе незаменимым помощником в будущем.

— Угу, — буркнула я. — И почему я сомневаюсь в этом? Пакостником и задирой — в это я быстрее поверю.

Юноша больше не стал сдерживаться и расхохотался, глядя на нас. Представляю, какую картину он увидел: надутая я и пыхтящий от натуги колобок, который явно порывался сострить, но быть губкой для мытья посуды никак не хотел.

Когда мы вышли к остальным, я познакомила всех с Федотом. Вот где мой пушистый колобок не только успокоился, но и сделался важным донельзя, когда его все восхищённо рассматривали, хвалили, гладили, тискали и едва ли не целовали. Я только рассматривала такое бурное проявление восторга и думала о том, что теперь точно возгордится мой фамильяр.

Когда все наигрались с пушистиком, нас наконец пригласили в столовую. За столами мне многие сделали предложение о сотрудничестве, но я мягко их все отклонила, мотивировав свой отказ тем, что я не могу идти на дело с незнакомым мне существом. Я не знаю привычек, повадок, действий, а такие бухты-барахты, как правило, ещё ничем хорошим не заканчивались. Многие со мной согласились, но нашлись и недовольные отказом. Ну это их проблемы. Мне пока вообще не нужен был напарник. Хотя бы самой остаться живой и относительно здоровой после задания, порученного мне змеем и бледнолицым. Как позже объяснил Зэйден, Хэрм был вампиром. Меня передёрнуло. Я представила, как он присасывается к моей шее и… ой, что-то моя фантазия разыгралась, да ещё и Федот как-то странно на меня посмотрел: обвиняюще и с долей скептицизма.

Я постаралась выбросить из головы свои бурные фантазии. Неизвестно, к чему они меня приведут, но явно ни к чему хорошему. А мне сейчас о задании думать надо. Вот, кстати, о нём. Интересно, мне брать с собой это крылатое создание или?.. Додумать я не успела, Федот подлетел ко мне и в самое ухо завопил:

— Конечно же, брать! Ещё чего удумала, без меня слинять. А кто тебя спасать будет, дурья башка?!

— Ещё одно нецензурное слово… — недовольно зашипела я, но колобок меня ни грамма не испугался. Эта пушистая зараза только улыбнулся так, что я растаяла. Вот как можно злиться на это чудо? Ох, чувствую, что этот ехидный комок станет скоро из меня верёвки вить.

— Он прав, ты просто обязана взять его с собой! Он почувствует опасность, поможет преодолеть ловушки, а может быть, даже спасёт от смерти, — произнёс Зэйден. Но в его взгляде было что-то такое, что заставило меня насторожиться. Прежде чем я подумала, у меня вырвалось:

— Надеюсь, не ценой собственной жизни? — хриплый ничего не ответил, только отвернулся от меня и заговорил с одним из парней, который так вовремя подвернулся под руку. Я закусила губу. Значит, я права, и фамильяр, спасая меня, может пострадать сам. Не хочу! Но что же придумать?

— Даже ничего не думай, я всё равно отправлюсь с тобой, — повиснув на моей шее, прошептал Федот. — И сбежать от меня нельзя, мы связаны, где ты — там и я. Поэтому ничего у тебя не выйдет.

Я вздохнула. Пришлось смириться с данным фактом. В этот момент ко мне подошла одна из малочисленных девушек. Протянула робко руку к колобку, глазами попросив разрешения погладить. И снова ехидина не дал мне и слова сказать, тут же подставляя бочину под руку девушки, и произнёс:

— Можешь погладить, потрогать, пощупать, потискать. Я люблю ласку, — и расплылся в своей фирменной улыбке. Девушка в ответ тоже улыбнулась, впрочем, так же как и я. Я наблюдала за ней, и у меня возникло ощущение, что она явно желает о чём-то спросить. Потому я ждала, когда она начнёт разговор. Но девушка не торопилась. Только потискав Федота, она обратила свой взгляд на меня. Я дёрнулась. На миг в нём скользнула такая ненависть, что у меня волосы дыбом встали. Вот те раз! И когда это я успела ей дорогу перейти? Но тут же она улыбнулась. Я грешным делом подумала, что моё воображение сыграло со мной злую шутку. Но сомнения были рассеяны пушистиком. Он едва заметно мотнул головой, показывая, что увиденное не было глюком.

— Ты что-то хотела у меня спросить? — не сумев скрыть холодности в голосе, спросила я. Девица начала напрягать. Я её не могла понять, да и не хотела, если честно. Пусть говорит, что ей от меня надо, и проваливает.

— Возьми меня в напарницы, — настойчиво предложила та, с вызовом глядя мне в глаза. Вот те раз! Ещё чего не хватало. Нафига мне нужна такая напарница, от которой каждую минуту можно ожидать ножа в спину? На выручку мне пришёл Федот. Я готова была его просто расцеловать.

— Ты что, с ума сошла? У моей хозяйки есть я. Зачем нам ещё кто-то? Нам и вдвоём хорошо. Я её никому не отдам. Так что поищи себе другого напарника. А Зи не трогай. Она моя!

Меня кто-то взял за руку. Я оглянулась. Крэд. Несмотря на улыбку, лицо у парня было озабоченным. Он кивнул головой в сторону коридора. Я сначала не поняла, что от меня хотят, но он поспешил пояснить:

— Зи, я ведь обещал тебе экскурсию по нашей гильдии? Идём, я всё тебе здесь покажу. Сможешь выбрать себе комнату. Трактир никак не подходит для девушки. Твои вещи перенесут сюда, пока ты не пожелаешь купить себе собственное жильё.

— И я с вами пойду, — безапелляционно заявила девица. На это Крэд мягко, но настойчиво ответил отказом.

— Нет, Дэш, нам с Зи необходимо поговорить. Наедине, — пояснил он. — Я хочу сделать ей предложение, тебе лучше остаться здесь.

— Но, Крэд, как же так? Ведь мы… — начала та.

— Стоп! Сколько раз тебе говорить? Никаких «мы» не существует и никогда не существовало. Я не знаю, что ты вбила себе в голову, но повторяю ещё раз: нет и ещё раз нет! Я — одиночка и не собираюсь менять устоявшуюся привычку.

Крэд взял меня за руку и потащил в один из коридоров. Несмотря на его сильную хватку, я даже не пикнула — понимала его чувства. Я бы точно так же отреагировала. Не нравилась мне эта девица категорически. Интересно, она тоже воровка?

— Она — наёмная убийца, — пояснил юноша. Я уже не удивилась его ответу. Наверняка у меня на лице написаны все вопросы. — И она вбила себе в голову, что мы должны быть вместе. Она убивает, я граблю. Бр-р-р… Ужасная перспектива. Я вообще против лишних смертей, к тому же ещё и нарваться можно, когда клан станет мстить за смерть товарища. А этого мне и даром не надо. Я ещё хочу пожить.

— Крэд, может, мы остановимся? Да и рука у меня уже онемела, — выдохнула я. Да, возмущение парня я вполне могла понять. Но почему должны при этом страдать мои конечности? Они мне слишком дороги.

— Ой, извини, — отпустив мою руку, тут же повинился юноша. — В моменты возмущения я не контролирую свою силу. Вот, смотри, это жилое крыло. На первом этаже находятся прачечная, столовая, холл для приёма заказчиков и три кабинета. Один из них — Зэйдена, второй принадлежит казначею, третий — библиотека. На втором этаже живут наёмники: убийцы, мучители и пугатели, на третьем — воры.

— Э? Крэд, а кто такие пугатели? И зачем нужны мучители? — я зависла от количества полученной информации, поэтому хотела сразу прояснить все моменты.

— Мучители приходят к должникам после пугателей, чтобы выбить долг. Обычно бывает так, что дают заказ, вносят предоплату — третью часть, а потом скрываются после получения заказа. Вот к таким и являются пугатели. Обрисовывают должникам перспективы — совсем не радостные, надо сказать, — что с теми будет в случае невозврата долга. Если на идиотов не действуют пугалки, тогда приходят мучители.

— Ага, раскалённый утюг на живот, кочергу в… кхм… куда-нибудь, — поправилась я. Крэд хихикнул, но согласился.

— Да, всё приблизительно так и происходит, — согласился он. — А вот и твоя комната. Если не понравится, то можешь выбрать любую другую. Завтра утром Зэйден принесёт тебе талпар. Если есть вопросы, то задавай, я никуда не тороплюсь.

Крэд ввёл меня в красиво обставленные покои, включил свет. И тут я заметила в его взгляде недвусмысленный огонёк. Хм. Я, конечно, девушка без комплексов, но не до такой степени, чтобы через пару часов после знакомства прыгать в кровать. Потому, заметив сумки с моими вещами из лавки, я только мотнула головой. Подойдя близко-близко к Крэду, облизнула губы, заставив его вздрогнуть, сделала томным взгляд и с придыханием произнесла:

— Не спеши. А то успеешь. Рано ещё в койку прыгать. Надо хотя бы узнать немного друг о друге. А потом можно и на секс без обязательств перейти. Не раньше. Спокойной ночи, Крэд. Завтра мне рано вставать, необходимо выспаться.

Юноша с сожалением вздохнул, разочарованно потупился и, пожелав мне спокойной ночи, вышел из комнаты, оставляя меня наедине с колобком, который вообще старался не отсвечивать до того момента, пока юноша не покинул нас. Только потом, открыв рот, собрался выдать целую тираду, но я его остановила, зажав ему рот рукой.

— Ни слова! Сейчас спать. Завтра у нас трудный день. И если честно, я боюсь, так как бегать по чужим мирам мне ещё не приходилось. А в своём мире всю операцию я просчитывала заранее, смотрела объект, изучала все подходы и, самое главное, пути отступления. Здесь же всё по-другому. Как заранее составить план операции, если я не представляю, с чем и с кем нам придётся столкнуться? А вдруг действительно по закону жанра этот Тарампампам проснётся? И как тогда быть? Без перстня обратно в этот мир мы не попадём. Вот и придётся куковать неизвестно где, пока не выполним задание.

Во время моего монолога Федот молчал, внимательно слушая меня. Когда я закончила, он прижался к моей шее, давая мне теплоту и спокойствие.

— Зи, ложись спать. У нас всё получится, вот увидишь. Не стоит паниковать раньше времени. Я с тобой. А значит, нечего бояться и думать о плохом. Ты ложись, а я пока поброжу вокруг. Должен же я узнать, что тут и как, раз нам предстоит здесь жить.

Я согласно кивнула, огляделась. Возникло непреодолимое желание принять душ. Но есть ли он здесь? Открыв первую дверь, я заметила небольшое помещение с минибассейном внутри. От радости я забыла обо всём на свете, раздеваясь на ходу. Только книгу бережно положила на бортик, а сама, до конца освободившись от одежды, нырнула. Какое блаженство!

Вымывшись, я завернулась в большое полотенце, взяла свои вещи и отправилась в комнату. Федота и след простыл. Но за него я не волновалась. Уже поняла, что этот ехидный проныра везде пролезет, всё разведает и останется цел и невредим. Уже лёжа в кровати, погладила мягкий переплёт книги. Словно в ответ на ласку, она чуть-чуть засветилась, но не открылась. Значит, разговаривать пока не желает. Я всё равно улыбнулась. У меня замечательные помощники, хотя и необычные: что книга, что колобок с крыльями. Машинально я пожелала книженции спокойной ночи и положила её под подушку. А ночью мне приснился странный сон.



Глава 4

Мне снилась моя же комната, только на кровати были бордовые шёлковые простыни вместо тех белоснежных, на которых я спала сейчас. Но этот факт нисколько не удивил, а даже отчего-то обрадовал. В окно заглядывала огромная полная луна. Будто фонарь, светящий прямо на кровать. Я сладко потянулась, пытаясь понять: я уже проснулась или ещё сплю? Необычное состояние: вроде и ясность мысли, но в то же время полный покой и нега. А ещё нечто нереальное и фантастическое.

Но больше всего меня удивило дальнейшее, из чего я сделала вывод, что это всё-таки сон. Я лежала обнажённая, раскинувшись на кровати, и смотрела… на кого? Надо мной навис мужчина. Только лица его я не видела, оно будто было скрыто дымкой, расплывчатое и размазанное. Зато его мощные плечи я рассмотрела в деталях. Гладкая кожа, совершенно не похожая на мужскую. Она была будто фарфоровая, слишком бледная, но не такая, как была у вампира. Фигура у мужчины была спортивная. Грудь безволосая. Я даже вздохнула от разочарования. Когда-то, в прошлой жизни, я любила перебирать волосы на груди Федота. Вот он был идеальным образчиком мужчины!

Ой, что-то я отвлеклась. У меня тут ещё один самец, а я о другом думаю. Я даже хихикнула. Моё ночное видение склонилось надо мной. Его волосы тут же нависли с двух сторон от меня. Но и их цвет я не смогла рассмотреть. Они будто сияли, мешая определить их цвет. От разочарования, что даже с такого близкого расстояния не могу его разглядеть, я застонала.

— Тебе больно? — над ухом раздался такой соблазнительный голос, что я вообще забыла, где я нахожусь и отчего стонала.

— А должно быть? — не удержалась от вопроса я. — Ты же ничего не делаешь, просто висишь надо мной.

— А стоит что-то делать? — хмыкнул он, и я улыбнулась. Определённо, он мне уже заочно нравился.

— Наверное, стоит. Иначе для чего ты вообще явился? И кто ты? Должна же я хотя бы знать, с кем собираюсь тра… кхм… секасом заниматься, — поправилась я. Меня в этот момент ни грамма не смутил тот факт, что передо мной незнакомый мужик, а я лежу перед ним вся такая обнажённая. Мой сон — как хочу, так и лежу. Хоть во сне удовольствие получить.

Ночной гость расхохотался. А потом наклонился и поцеловал меня, нежно проведя по груди. От этого касания жар разлился по всему телу. Мысли вылетели из головы. Если я таю только от одного его прикосновения, то что же будет дальше? Я замерла в предвкушении. Желание вскружило голову, грудь заныла, требуя прикосновений. А этот гад, как назло, вообще её упустил из виду. Я скривилась. Соски затвердели, требуя ласки. Будто читая мои мысли, ночной гость склонился над грудью, едва оторвавшись от моих губ, и стал медленно, дразняще обводить сначала один сосок, потом второй языком. Меня выгнуло. Я взяла его за голову, притянула ближе к себе. Из горла вырвался даже не стон, а хрип, так было приятно. А этот мучитель продолжал дразнить и обводить соски кончиком языка. Его рука погладила сначала внешнюю сторону бедра, потом внутреннюю. Я раскинула ноги пошире, давая доступ к влагалищу. Но он не торопился. Гладил бёдра, поднимался выше, щекотал пупок. Я уже просто не знала, в какую гимнастическую позу меня выгнуло. Приятно было везде. Я подставлялась под его руки, под его губы и стонала, требуя большего. Меня целовали, ласкали, сводили с ума, доводили до пика. Оргазм навалился лавиной, стоило невидимому любовнику коснуться языком низа живота. Я просто не выдержала. С криком кончила, содрогаясь в конвульсиях, и… проснулась.

Тело ныло. Приятная истома разлилась по нему. Я с трудом поднялась на кровати. Села. Помню, что ложилась спать в полотенце. Точно, вот оно валяется, сбилось и свалилось с кровати. Простыни белые, а совсем не бордовые. Рядом никого нет. Я одна в комнате. Хм. Вот это сон мне приснился! Настолько реалистичный, что я впервые в жизни испытала такое сильное удовольствие, какого никогда раньше не ощущала. А ведь всегда считала Федота непревзойдённым любовником. Мне не верилось, что может быть кто-то лучше него. Но оказалось, что только ради такого удовольствия стоило оказаться в другом мире и получить доказательство о наличии ещё более искусного любовника. Хоть такое и сложно вообразить, но факт остаётся фактом. Как такое возможно? И где шляется Федот-колобок? Что меня потрясло больше всего, что никаких угрызений совести по поводу близости с незнакомцем я не испытывала. Напротив, мне вдруг захотелось ещё раз повторить, но не во сне, а в реальности, чтобы я могла в полной мере ощутить всё наяву.

Я посмотрела в окно. Там начинались предрассветные сумерки. Значит, уже утро? Так быстро прошла ночь? Эх! А я даже выспаться толком не успела. Может, ещё слишком рано, и мне удастся часок поспать? Я завалилась обратно, укуталась в одеяло и только закрыла глаза, как сразу же и отрубилась.

Разбудило меня ласковое прикосновение к шее. Я улыбнулась, забыв, где нахожусь, и прошептала:

— Федот, кофе хочу, — обращалась я, естественно, к своему бывшему напарнику.

— Уже всё готово, ждёт тебя, вставай, и ты получишь свой кофе, — прошептал мне на ухо совсем другой голос. Осознание лавиной обрушилось на голову, я распахнула глаза. Чёрт. Федот, да не тот. Вздохнула, горько улыбнулась. Да, со временем память сотрётся, и я перестану вспоминать напарника, а пока всё слишком сложно. Ещё и сны непонятные снятся. Неужели я теперь каждого мужчину стану сравнивать с Фёдором? — Зи, ты всегда с утра такая несобранная, скуксившаяся и готовая зарыдать? — бухнулся ко мне под бок колобок.

Снова, как и вчера, я почувствовала, как от него исходит успокаивающее тепло. Всё-таки хоть он и вредно-ехидный, а такой… будто родной. Я смогла улыбнуться. Хандра убежала. Я подскочила с кровати, нацепив на себя простынь, схватила вещи из сумки, достала книгу из-под подушки и ушла в минибассейн для утренних процедур. Вышла оттуда бодрая и упакованная. Теперь можно и в другой мир отправляться.

В столовой, куда меня проводил Федот, мне уже накрыли, сумку с едой собрали. Когда я допивала свой кофе с булочкой, вошёл Зэйден. Пожелал доброго утра и протянул пластиковый прямоугольник. Это ещё что за кредитная карта? Как оказалось, эта штука вешается на шею. Она как идентификатор при переходе из мира в мир. Её не надо никому предъявлять. Порталы во время переноса сами считывают информацию. Н-да, круто у них всё организовано.

— Зэйден, а почему я не смогу вернуться обратно? Как будет известно, что я не выполнила задание? — вдруг поинтересовалась я, продолжая разглядывать прямоугольник.

— Смотри: видишь, одна половина — бледно-зелёного цвета? — я кивнула. — При выполнении задания карточка становится одного цвета вся, а если ты не справишься, то половинка так и останется бледной. Тогда портал не сможет считать информацию. Ему будет задан пункт твоей отправки, но не возврата. Теперь поняла?

— Ага, вроде дошло. Это как я покупаю билет в Питер, а потом с ним же хочу вернуться в Москву, но меня, естественно, никто не пустит с этим билетом в столицу, так как он в другом направлении, — перевела на свой лад я, но хриплый кивнул, подтверждая, что я поняла всё правильно. — Хорошо, а как этот пластик узнает, выполнила я задание или нет? — продолжила я выпытывать интересующие меня сведения.

— Ты же должна будешь надеть его на шею. А снять сможешь, только когда прибудешь обратно, потому что он теперь будет работать передатчиком и сканирующим устройством. Как только перстень будет у тебя в руках, ты должна будешь провести им по пластику, тогда он приобретёт нужный для возврата цвет. Ах да, чуть не забыл! Перчатки. Вот, возьми эти. Те, что притащили змей с вампир… мы назад им вернём их.

— А что с ними не так? — нахмурилась я. Вот чувствовала, что ничего так просто у тех прощелыг не бывает. И с перчатками гадость устроили. Но отвечать Зэйден не пожелал, только поторопил меня, сообщив, что мы опаздываем, ведь порталы тоже работают по времени. Пришлось срываться с места, натягивать на ходу перчатки и мчаться за хриплым.

Самое интересное было в том, что, натягивая перчатки, я не обнаружила на кисти змейку, к которой успела немного привыкнуть. Странно, куда она могла деться? Не испарилась же она и не сбежала? Татушки бегать не умеют. А у кого узнать — тяжёлый случай. Зэйден торопится, как на пожар, колобок прилип к шее, будто шарфик, и не отсвечивает. Книга спрятана на груди, за ней тоже не полезешь. Придётся терпеть и мучиться любопытством.

По пути нам встретились многие, с кем я вчера успела познакомиться, но напрочь забыла имена. Это моя самая большая проблема. Я и колобка назвала Федотом, чтобы не перепутать — это единственное имя, которое я никогда ни с каким другим не спутаю. Самое удивительное, что всегда поражало друзей, товарищей, сотрудников, с которыми я работала, и напарника, — любую информацию, независимо от объёма, я всегда запоминала точно и надолго. Но как только дело доходило до имён — ступор полный. Через пару минут я забывала, как зовут человека, с которым только что познакомилась. Вот как такое возможно? Иметь фотографическую память и такой казус с именами!

Потому я только кивала всем приветственно, с приклеенной улыбкой благодарила за пожелания успешного завершения дела и мчалась дальше. Ни Крэд, ни Шэн не вышли меня проводить. Ну и ладно.

Из гильдии мы вышли уже степенным шагом. Зэйден подставил локоть, за который я ухватилась, поразившись, что вчера не сломала ноги. Сейчас, при свете дня, я заметила во дворе несколько выкопанных ям, кучу камней, большие и маленькие доски, кирпичную кладку странной овальной формы. Заметив мой взгляд, Зэйден пояснил:

— Народ решил построить тренировочную площадку, чтобы не тащиться на пустырь за городом. Это далеко да и муторно. Вот они и занялись её обустройством.

— И как я вчера не покалечилась? — задумчиво протянула я, а хриплый только усмехнулся.

— Я тебя вёл, так что ничего бы не случилось. Не стоит переживать и иногда надо доверять спутникам, — он подмигнул, но в голосе ощущалась обида. Я поспешила успокоить мужчину.

— Зэйдэн, если бы я не доверяла, я бы не пошла с тобой и с парнями в гильдию. И никакая сила меня туда не затащила бы, испытывай я к тебе неприязнь. Так что нечего кукситься. И ещё, знаешь ведь, как говорят? «Доверяй, но проверяй». Вот это как раз для меня. Даже при полном доверии к напарнику я всегда сама проверяла много раз информацию и лично смотрела на объекты-задания. Поэтому тебе придётся привыкнуть к моей дотошности.

Кажется, я его убедила. Теперь он улыбнулся вполне искренне и указал рукой на несколько арок на холме. Всего таких арок было восемь. В каждой по два светящихся столпа света. Только цветовые гаммы были разные: голубовато-серебристые, серые, золотистые с красными всполохами, розовые с синими искрами, цвета морской волны, а один цвет вообще оказался тёмно-серым, мрачным, навевающим тоску и, откровенно говоря, ужас.

Ой, нет! Только не это! По закону подлости именно к тёмному и мрачному порталу подвёл меня Зэйден. Я дёрнулась, вопросительно посмотрела на него и не удержалась от вопроса:

— Ты ничего не перепутал? Может, мне в другой портал, а? Уж больно мрачный этот, туда и входить не хочется.

— Сожалею, Зи, но это именно тот портал, который тебе нужен. Надевай на шею талпар и входи внутрь. Удачи тебе!

Я вздохнула, надела прямоугольник на шею, обняла покрепче Федота и ступила в мрачный столп, кивнув на прощание Зэйдену. В глазах на миг потемнело. Уши заложило, как в самолёте при взлёте. Несмотря на то, что я продолжала стоять, мне показалось, что меня закружило и завертело. В висках застучало. А через пару минут всё прошло. Состояние стабилизировалось. Я поняла: прибыли. Мне уже выходить? Ответа не было, только нечто невидимое подтолкнуло меня на выход. Я даже оглянулась: кто тут есть, кроме меня? Никого не было. Но раз выгоняют, надо топать, куда послали.

Выйдя из столпа, огляделась. Передо мной были заросли кустарников и непроходимый лес. На земле виднелась едва заметная тропинка, которая почти заросла. Сразу видно: по ней давно не ступала нога ни одного существа. Что ж, я буду первой. Видимо, мне именно туда и надо. Как раз колобок отлепился от моей шеи, принюхался и взлетел.

— Иди за мной, никуда не сворачивай. Я буду первым прокладывать путь, так как хорошо чувствую опасность и ловушки — их здесь много.

— Угу, шаг влево, шаг вправо — расстрел. Это я уже поняла, — буркнула я, доставая карту, что выдали мне змей с вампиром. — Федот, смотри, мне дали карту с ловушками.

Колобок оглянулся, бросил взгляд на изображение, скривился и коротко посоветовал:

— Можешь её выбросить, она абсолютно неправильная. Ловушки находятся там, где их в принципе быть не может. Тебя обманули. Так что не забивай голову, а иди за мной.

Выбросить так выбросить. Я сделала, как мне было сказано. Дальше мы шли уже более уверенно. В мрачном лесу, сквозь который мы продирались, не слышно было ни единого звука. Птицы не пели, деревья не шумели, ветки не колыхались, даже ветерка не было. Всё словно застыло. Внутри меня рос страх. Состояние угнетённости всё больше сковывало тело и душу. Зато Федот беззаботно летел впереди и напевал песенку. Наконец, не выдержав, он резко застыл и обернулся ко мне.

— Если ты сейчас же не перестанешь себя накручивать, я тебя покусаю, — пригрозил он и… показал внушительные клыки. Ого! У моего пушистика и такое есть? — Зи, прекращай. Это место действует так на тебя. Чем больше ты впадаешь в панику, тем меньше сил у тебя остаётся. Лес-вампир вытягивает из тебя энергию. Не поддавайся ему. Давай песни петь?

— Давай. А какие? — я была рада, что колобок отвлёк меня от самобичевания, которым я только собралась заняться. Мы стали перебирать песни, которые я знала. Остановились на… «Ой, цветёт калина». Почему именно она пришла на ум, не знаю. Мне и слышать-то её доводилось всего пару раз на чьей-то свадьбе. Но тем не менее затянула я именно её. Федот подпевал. Состояние угнетённости прошло. На душе стало светло и радостно. Одна песня сменяла другую, мы всё шли и шли. В какой-то момент я даже решила, что мы на одном месте перебираем ногами, но Федот сообщил, что осталось немного. А однотипность создаёт сам лес, чтобы затуманить мозг и привести посетителя в панику.

— Вот мы и пришли, — озвучил летящий впереди меня колобок. — Сейчас начинается самый опасный участок пути. Иди ровно за мной, не торопись и старайся дышать через раз, так как многие ловушки рассчитаны ещё и на дыхание. Но самое главное — молчи. Пока всё не сделаем, ни слова не говори. Поняла? — я кивнула. Выдохнула, как перед прыжком с парашюта, и мы двинулись по раскинувшейся перед нами равнине к стоящему невдалеке строению из золотого камня.

Я шла, затаив дыхание, стараясь не отклоняться в сторону. Но один раз едва не нарвалась. Выдохнув и снова вдохнув воздух, едва успела прыгнуть вперёд, так как подо мной неожиданно разверзлась пропасть. Я бы в неё, определённо, свалилась, если бы Федот не успел потянуть меня за руки, поразив меня силой, таящейся в таком маленьком теле. Меня затрясло от страха, я зажала себе рот, чтобы не закричать и не дышать слишком громко. Колобок кивнул, успокаивающе улыбнувшись. Постепенно я смогла немного успокоиться, и мы двинулись дальше. На этот раз я вообще боялась дышать, чтобы не попасть в очередную ловушку. Вдруг Федот не успеет прийти на помощь?

Наконец, мы подошли к строению. Колобок принюхался и треснул меня по руке, которую я уже было протянула, чтобы открыть дверь. С укором посмотрев на меня, опустился на землю, взял горсть песка в руку и бросил на дверь. Она тут же вспыхнула, заполыхала огнём и… сама распахнулась. Я в шоке открыла рот. Вот тут-то я и поняла, что без своего помощника уже дважды была бы мертва.

Взглядом поблагодарив пушистика, я на этот раз вопросительно посмотрела на него. Он кивнул и первым влетел внутрь. Я двинулась за ним. Вокруг было светло от множества факелов, развешанных на стенах. Чистый, без единой пылинки пол, выложенный разноцветной плиткой. Стены каменные, гладкие, будто отполированные. Посредине стоял постамент, на котором лежал в ворохе подушек мужчина. Красив. Длинные тёмные волосы рассыпаны по плечам и подушке, глаза закрыты. Волевой подбородок притягивал взгляд. Чётко очерченные губы приоткрыты, именно они приковали мой взгляд. Нестерпимо захотелось поцеловать их. Меня словно магнитом потянуло к ним. В голове промелькнула мысль: вот он, мужчина моей мечты. Хочу! Я уже сделала шаг по направлению к мужчине, но меня за руку схватил Федот. В его глазах полыхал гнев. Укоризненно покачав головой, жестом показал стоять на месте и не двигаться. Дождавшись моего кивка, он сам подлетел к спящему покойнику. Несколько раз описал над его телом круги и только тогда опустился ниже, взял его руку в свою и снял перстень.

Принёс его мне. Очень осторожно, помимо перчаток, я ещё и через платок его взяла, сразу замотала и засунула в нагрудный карман, поближе к книге. В первую минуту возникло ощущение, что сейчас должен начаться фейерверк или случиться пробуждение Владыки. Но ничего этого не было. Вокруг стояла тишина. Кивнув на выход, пушистик первым вылетел за дверь, я — за ним. Но не удержалась и обернулась, чтобы бросить последний взгляд на мужчину своей мечты. Всё моё естество стремилось обратно, к нему. Подойти, прижаться посильнее, обнять, поцеловать и никогда его не покидать. Да что это со мной такое? Я даже головой мотнула, чтобы отогнать наваждение. Помог снова Федот, едва ли не насильно вытащив меня из гробницы.

Обратный путь прошёл намного легче. Мне не верилось, что всё так просто. Чувство великой подставы не покидало. Хотела спросить у Федота, но говорить пока поостереглась, он ясно дал понять, что голосовые ловушки ещё никто не отменял. Пока мы двигались по равнине, я думала. Мои опасения не оправдались. Закон жанра в этот раз не сработал. Владыка не только не проснулся, но и спокойно позволил снять с себя перстень. Тут явно что-то нечисто. Может, перстень не тот? Но на нём другого не было.

Что ж, единственный вариант узнать, насколько мы справились с заданием, — это портал. Если он доставит нас обратно — значит, всё прошло отлично. Вот только смутное беспокойство не желало покидать меня. Не бывает так всё легко и хорошо. Или это я себя так накрутила? Без подготовки, без проверки местности, с такой лёгкостью провести задание… Даже в моём мире у меня такого никогда не получалось.

Я вытащила талпар, вгляделась в него. Вроде он стал однотонным. Что же, скоро мы проверим, суждено нам попасть обратно в тот мир или нет. Федот постоянно оглядывался на меня, проверяя, иду ли я следом. Вот странный он, куда же я денусь-то?

Дойдя снова до леса, мы остановились. Я шумно выдохнула. Колобок подлетел ко мне, завис в воздухе перед моим лицом, упёр руки в бока — смотрелось довольно комично — и только тогда позволил себе возмутиться:

— Вот скажи мне, дурья твоя башка, что за странные желания у тебя возникли в гробнице? Какой «мужчина мечты»? Какие поцелуи? Ты вообще научишься когда-нибудь думать головой, а не поступать импульсивно? Я даже боюсь предположить, чем закончилось бы твоё путешествие, потащись ты сюда одна. Мало того что тебе карту фальшивую подсунули, не объяснили всех нюансов ловушек, так ещё и твои действия около спящего трупа наводят на размышления.

— Я сама не знаю, что на меня нашло, — честно призналась я. — Но в какой-то момент я почувствовала притяжение к мертвецу. Бр-р-р… Даже звучит стрёмно, — передёрнулась я. А потом предложила: — Федот, миленький, давай уже пойдём, а? Как-то неуютно мне здесь. Может, мы поговорим, когда вернёмся? А то сердце не на месте, ощущение подлянки всё растёт. Пошли к порталу? Только когда мы будем внутри него, я вздохну спокойнее.

Федот со мной согласился. И снова странность: до портала мы дошли намного быстрее, чем шли от него. Хотя дорога одна и та же. В чём секрет? Но в данный момент не хотелось думать о плохом, чтобы не накликать беду. Ведь известно, что мысли часто бывают материальны. Сцепив зубы, я не сводила взгляда с приближающегося тёмного столпа. Колобок летел впереди, насвистывая песенку. Я же превратилась в один сплошной комок нервов.

Перед порталом мы остановились. Федот запрыгнул ко мне на шею, и мы ступили внутрь портала. Снова те же ощущения, будто меня закружило в вихре. Заложило уши. В глазах потемнело. В тот момент, когда меня просто вытолкнуло наружу, я всё ещё была в полной прострации, в глазах темнота, уши заложены. Упала я на чьи-то подставленные руки.

Мгновенно возник образ спящего покойника, его тёплые объятия и нежный шёпот на ухо. Но что он шептал, я не расслышала, только счастливо улыбнулась. Моё задание закончилось вполне успешно, мы вернулись.

В тот момент я и предположить не могла, что всё только начиналось.



Глава 5

Когда я открыла глаза, то не сразу поняла, где нахожусь. Проморгавшись, удивлённо огляделась. Я была в своей комнате в гильдии. И как я тут оказалась? Ужасная мысль пронзила голову: весь наш поход за перстнем мне приснился, так же как перед этим — эротический сон. И сейчас пора вставать и отправляться на задание. Но где колобок? Бросил меня одну. А что, если… Чёрт, ещё немного, и я решу, что мне вообще всё приснилось, вплоть до моего перемещения в другой мир. Хотя нет. Раз я нахожусь в комнате гильдии, значит, перемещение мне точно не привиделось. Так, хоть что-то!

Засунув руку за пазуху, с облегчением почувствовала книгу. Она тоже не была сном. Рука наткнулась на свёрток. Перстень, замотанный в платок. Получается, мы всё же выполнили задание? Так, что-то у меня с головой не всё в порядке. Я сейчас наверняка похожа на сумасшедшую. С чем это связано? Не могу полностью восстановить цепочку событий, путаю сон с явью и даже не помню, как вообще оказалась в гильдии. Хотя нет, кое-что всё-таки удалось припомнить: сладкий шёпот мужчины мечты.

— Тьфу, зараза! Он-то тут при чём? — выругалась я вслух. — Тот тип остался в своей гробнице, здесь ему явно делать нечего. К тому же портал его, определённо, не пропустил бы с нами. И куда, чёрт возьми, подевался Федот?

— Ты чего возмущаешься? Здесь я, — перед моим лицом, словно из воздуха, возник колобок. Он с беспокойством разглядывал меня, а я, в свою очередь, его. — Ты помнишь, что было, когда ты из портала вывалилась?

— Нет, ничего не помню. Только звон в ушах, чей-то шёпот и темнота перед глазами, — честно призналась я. — Я что-то учудила? Иначе ты не смотрел бы на меня с таким осуждением.

— Учудила, — вздохнул мой колобок. Я напряглась. — Ты полезла целоваться к Зэйдену, постоянно твердя, что он — мужчина твоей мечты. Всю дорогу, пока он тащил тебя на руках, ты… — Федот замолчал резко, а я подпрыгнула на кровати, широко распахнув глаза и с нетерпением ожидая ответа. Не выдержала, поторопила его:

— Что — я? Федот, миленький, не молчи! Мне уже начинать краснеть? И самое главное, как сам Зэйден отреагировал на мои выходки? Надеюсь, он на них не повёлся? Я ведь не в себе была, он должен был это понять, он умный мужик.

— Ты начала его лапать и пыталась раздеть посреди улицы, — припечатал колобок. Я закрыла лицо руками. Краска мгновенно прилила к лицу, стало ужасно стыдно. — Только он прекрасно понял, что произошло что-то из ряда вон выходящее, что у тебя такая реакция. Не переживай, он сообразил, что твои излияния относились явно не к нему.

— Фух! Уже лучше, — сначала облегчённо выдохнула я, но потом спохватилась: — Стоп! Что значит, не к нему? А к кому? Ой, что-то меня вообще не в ту степь несёт. Я хотела спросить, что это вообще было! Откуда такой прилив любви? Да и в той гробнице такое же странное состояние было. Я до сих пор не могу понять, где сон, а где явь. Федот, а мы точно справились с заданием? Как-то всё оказалось слишком просто. Ты не находишь?

— У меня ощущение, что всё, напротив, довольно сложно. И это твоё состояние меня напрягает. У тебя даже цвет глаз изменился, они стали фиолетовыми. И от тебя исходит такая аура, которая притягивает и привлекает. Будто тебя чем-то сладким обмазали. Я видел, с каким трудом сдерживался Зэйден, его самого этот факт поразил.

— Ты хочешь сказать, что сейчас я будто мёдом намазана и на меня все мухи слетаться будут? — машинально произнесла я и… получила утвердительный ответ.

— Самое ужасное, что я даже не могу понять, с чем это связано. В гробнице я ничего не ощущал. Совсем никакой магии не было, но на тебя, определённо, было воздействие, и твои глаза об этом слишком ясно говорят, — нахмурился Федот. — И как убрать последствия…

— Зи, ты уже пришла в себя? — в двери просунулась голова Крэда. Я кивнула. — Там пришли твои заказчики, требуют тебя. Только, мне кажется, они не верят, что ты вернулась, — подмигнул мне юноша и скрылся с глаз. Выражение его лица мне не понравилось: слишком много обожания было, когда он смотрел на меня. Ёпта, да я теперь ходячий феромон! Этого мне только не хватало. Не хочу я искусственного обожания!

— Естественно, не верят, — буркнула я себе под нос, вставая с кровати. — С их картой я бы точно не вернулась, если б отправилась одна. Только я поражена, что они так явно демонстрируют своё удивление. К тому же нафига вообще меня в тот мир посылали? Им этот перстень нужен, как козе баян. Наверняка другое на уме было.

— Вот и выскажи им всё, пусть знают наших, чтобы впредь не хитрить и не обманывать народ, — мстительно заметил колобок. Я кивнула и с решительным видом двинулась на выход. Перчатки я до сих пор не сняла, ведь мне ещё перстень передавать этим гадам. Хотя в голове и промелькнула мысль ничего им не отдавать — ведь они явно его не ждали, — но потом я решила всё же вернуть заказ, чтобы они от меня отстали, а то ведь с них станется послать меня ещё куда-нибудь.

Крэд, заметив выражение моего лица, шарахнулся в сторону, вопросительно посмотрев на Федота. Тот сначала отмахнулся, но потом пояснил:

— Зи в бешенстве, сейчас уму-разуму учить будет нерадивых заказчиков, — юноша кивнул и бросился за нами, ему стало интересно, как я это делать стану.

Ворвавшись в кабинет Зэйдена, где и находились змей с вампиром, я уставилась на них, как на врагов народа. Не давая и слова сказать, набросилась сразу с обвинениями, причём на вампира. От змея я ничего хорошего изначально не ожидала, потому и предчувствовала гадость, а вампиров всегда считала… более честными, что ли. Даже в книгах они мне импонировали. А сейчас данный конкретный представитель кровососущих вызывал гнев и отвращение.

— Вы оба, — ткнула я в них пальцем. — Затеяли аферу, из-за которой можно и по шее получить. Мало того что карта в корне не верна, ловушки срабатывают на дыхание и голос — в одну я едва не попала! — так ещё и в самой гробнице чёрти что творится. Вы ведь знали… нет, вы были уверены, что я не вернусь. И перстень вам не упал. Отвечайте: зачем вы меня туда посылали? — я просто кипела от гнева, мне казалось, что ещё немного, ещё чуть-чуть и я сама наброшусь на вампира и перегрызу ему глотку. Могла бы и на змея наброситься, но он был слишком омерзителен, к нему и прикасаться-то противно было, не то что всякую гадость в рот тянуть.

— Давай перстень, — протянул руку змей, а я… плюнула на неё. И сразу как-то стало легче. Гнев ушёл, его место занял холодный рассудок. Я скептически посмотрела на зашипевшего нага, вытирающего ладонь о свой хвост, словно я его обожгла чем-то.

— Я отдам его только после того, как услышу правду. Без неё вы ничего не получите. И не надо на меня так зыркать, я в своём праве: вы пытались меня убить. Отрицать это бесполезно. Федот не даст соврать, он меня спас дважды: не дал свалиться в пропасть и… оттолкнул от трупа, — я не стала говорить о своём желании целоваться с Владыкой, ограничилась только общей фразой. Незачем этим двоим вводить в уши все подробности. — Я жду вашего рассказа. О том, что вы были уверены в моей смерти, свидетельствует ваше удивление моему возвращению. Тут вы не отмажетесь. А от тебя, вампир, я не ожидала змеиного гадства. Хотя недаром говорят: с кем поведёшься — от того и наберёшься. Ты уже не вампир, а подлюка-змеегад!

Клыкастый не выдержал и бросился на меня. Я шарахнулась в сторону, а в следующую секунду на вампире повисли Зэйден и Крэд. Они скрутили гостя и силой усадили на стул. Зэйден осмотрел заказчиков, достал из стола свиток, развернул его и, смотря на гостей, зачитал:

— Пункт пятый устава гильдии. Заказчик обязан сообщить все нюансы, которые могут привести к осложнению в выполнении заказа. Если заказчик умолчал о чём-то или намеренно не признался об опасности, его надлежит признать виновным и отдать суду. В суде будут изложены все ваши действия. Вы действительно пытались убить девушку. Поэтому ни о каком заказе не может идти речи. Её жизнь была намеренно поставлена вами под угрозу. В ваших интересах рассказать нам всё. Тогда есть шанс, что мы отпустим вас с миром и не станем выдвигать обвинений.

— А можно я их покусаю? — оскалилась я, совсем не понимая, что со мной творится. У меня чесались зубы, хотелось погрызть что-нибудь твёрдое: хоть кость, хоть непробиваемую кожу вампирёныша. Особенно её, чтобы сделать больно этой кровососущей сволочи.

Никогда я не была такой кровожадной. И что на меня такое нашло? Мои желания меня же очень сильно пугали. То мне хотелось громко смеяться, то я вдруг впадала в ярость. Такие перепады настроения настораживали своей необычностью и подозрительностью. Я обеспокоенно посмотрела на Федота: уж кто-кто, а он должен меня понять, как никто другой. Колобок подлетел ко мне и обнял за шею. Мне сразу стало хорошо, спокойно и уютно. Словно я вернулась в своё тело и в свои обычные ощущения.

Вампир с нагом переглянулись. Затем посмотрели на свои светящиеся ладони, поняли, что отсюда им два пути: или на суд, или, если всё расскажут, на свободу. Они выбрали второе. Говорить начал Хэрм:

— Вот уже несколько веков мы периодически посылаем пищу Владыке. Он спит, но иногда и ему нужна пища. Ею должна быть молодая красивая девушка. Именно поэтому и не вернулись ваши воровки. Оттуда нет возврата. Они или попадают в ловушки и становятся пленницами Таранханмунтиидрака, или, доходя до гробницы в целости и сохранности, влюбляются в него и навечно остаются там в качестве жен. Их невозможно увидеть или почувствовать, так как Владыка выпивает их досуха, превращая в бестелесных призраков. Они незримой тенью витают над гробницей, усиливая магию любви, под которую ты просто обязана была попасть. Вернуться обратно нереально, так как преодолеть притяжение к сантрату невозможно. И я поражён, что тебе это удалось.

— Будь я одна, точно там и осталась бы! — рявкнула я. Рассказ клыкастого поразил, разозлил и снова вызвал жажду убийства. — Как от этой гадости избавиться? На мне сейчас тоже эта магия любви, я стала ходячим феромоном. Оно мне надо? Гарем из недалёких влюблённых субъектов я точно не планировала.

— Избавиться… Я не знаю, мы не изучали сей феномен — не на ком было. Но сейчас… — глаза вампира загорелись, он уже в мечтах наверняка разложил меня на составляющие и засунул под микроскоп, сделав подопытным кроликом. Вот тут-то мои нервы и не выдержали. С рёвом, от которого шарахнулись все, и я в том числе, я запрыгнула на клыкастого, схватила со стола какую-то статуэтку и врезала вампиру по башке, а потом ещё вцепилась в его шею клыками.

Клыками?! Мама дорогая, откуда у меня клыки? Стоило осознать очевидное, ярость прошла так же быстро, как и поднялась. Я спрыгнула с Хэрма, вытерла рот тыльной стороной ладони и бросилась к себе, чтобы срочно прополоскать рот. Привкус железа и чего-то непонятного вызывал тошноту. Я всё-таки прокусила его шею, ещё и крови напилась. Фу, какая гадость!

Федот летел рядом со мной, но ни слова не произнёс. Только когда мы возвращались обратно, он осторожно поинтересовался:

— Зи, ты как? Уже лучше? — я кивнула, прислушалась к себе и радостно заулыбалась. Ко мне вернулось моё прежнее состояние. Теперь образ Тарампампама расплывался, я перестала испытывать к нему влечение. — Твои глаза снова обрели свой прежний болотный оттенок, — радостно выдал мой фамильяр и повис на моей шее. Я его обняла, прижала к себе и чмокнула в щёку.

Так мы и вошли в кабинет, где всё ещё находились обалдевшие Зэйден, Крэд, вампир и наг. Стоило мне войти, как клыкастый вздрогнул. Я хохотнула и выдала:

— Не шугайся, клыкастый, со мной всё в порядке. Кажется, твоя кровь явилась классным противоядием от всяких магий любви. Я в норме. Только заказ вы не получите. Отправили меня на смерть? Считайте, что меня для вас больше не существует. А сейчас вам лучше уйти. А то, неровен час, на меня снова нападет приступ кровожадности. Зэйден, ты занёс этих двоих в чёрный список? Чтобы они больше никогда и никого не отправили к Тарампампаму, — обратилась я к хриплому. У него приподнялась удивлённо одна бровь.

— К кому? — не сразу понял он. А потом до него дошло, что я так называю Владыку сантратов. Потому он только кивнул и обратил свой грозный взор на заказчиков. Те и спорить не стали — молча, хоть и недовольно, покинули кабинет.

— И всё? — удивилась я. — А где возмущения? Где требования вернуть заказ? Они вот так безропотно ушли, не попытавшись забрать необходимое? А мне с ним что теперь делать?

Я вытащила свёрток, развернула платок и стала любоваться произведением искусства. Вроде обычная печатка, но на гладкой поверхности, словно живая, сидела змейка с короной на голове. Два её глаза-алмаза поблёскивали. Казалось, она смотрит прямо в душу. Зэйден и Крэд залюбовались перстнем, так же как и я.

— Они не имели права на возмущение, — пояснил хриплый. — Теперь он твой как честно добытый трофей. Можешь снять перчатки и проверить, как он себя поведёт, — предложил он, что я с нетерпением и сделала. Помня о змейке, ставшей тату, я ожидала как минимум того, что кольцо само запрыгнет на палец, но… ничего не произошло.

Выждав несколько минут, я сама нацепила украшение на палец, но оно соскользнуло с него, не желая оставаться на моей руке. Я удивлённо глянула на мужчин, потом на колобка.

— И что это значит? Почему оно не захотело остаться на пальце? — с обидой спросила я.

— Потому что оно не приняло тебя, — пояснил Зэйден, не меньше меня поражённый этим фактом. — Видимо, оно предназначено кому-то другому. И ты должна его передать.

— Знать бы кому, — выдохнула я. — А примерь ты? Или Крэд? Вдруг оно кого-нибудь из вас примет? — предложила я товарищам. Они на мгновение застыли — явно не ожидали от меня такого предложения. Но всё-таки первым решился хриплый. Он осторожно взял кольцо с моей ладони, нацепил его на палец. Украшение соскользнуло. С Крэдом вышла такая же накладка. Никого из нас оно не приняло. — Н-да, значит, я его повешу на шею и буду всем предлагать примерить, авось и найдётся хозяин.

— Что ж, наверное, правильное решение, — согласился Зэйден. — А сейчас идём в столовую, все уже там, ждут только нас, — предложил хриплый, я кивнула. Но всё-таки меня мучили два вопроса, которые я и поспешила задать:

— Скажи, а эти двое больше не имеют ко мне претензий? Совсем-совсем? Они так просто исчезли с горизонта и больше не появятся? А вдруг кольцо предназначено кому-то из них? — Зэйден только мотнул головой, ничего не поясняя. Но у меня был ещё один вопрос, который не давал покоя: — А что с теми перчатками, которые вручили мне перед заданием?

— Мы вернули их обратно. Это перчатки-убийцы, они всасываются в кожу и выпивают энергию, после чего передают её тому, для кого она предназначена, а после смерти жертвы возвращаются к хозяину, — пояснил Зэйден. Меня передёрнуло. Вот недаром они мне сразу не понравились: ужасные, мерзкие и скользкие, похожие на змея.

Больше я вопросов не задавала. Хотя было желание побольше расспросить о мире, в котором мне надлежало жить, о его обитателях, об особенностях… Но самое главное — стало интересно, есть ли тут короли-императоры-цари-президенты. Но поговорить об этом я решила после завтрака, так как сейчас мой желудок просто вопил о еде.

Народа в столовой было мало. Как пояснил мне Крэд, который шёл рядом, многие разошлись на задания. Так как гильдия принимает разного рода заказы, то некоторые отправились в другие миры для их выполнения. Я только кивала. У меня в голове до сих пор ещё не укладывалось, что можно так запросто скакать из мира в мир, словно на прогулку. Это было необычно. Когда-то, в моей прошлой жизни, мне оставалось только читать иногда о таком, даже в мыслях не допуская, что однажды я сама попаду в сказку. Только эта сказка явно неправильная, хэппи-энда в ней что-то маловато, одни сплошные трудности. Но где-то глубоко в душе зрел азарт: а ведь я тоже наверняка много где побываю, что-то интересное увижу. Желательно бы, конечно, ещё и побродить, посмотреть на другие миры, а не так, как в первое и единственное задание: быстро туда и ещё быстрее обратно. Но там и оставаться страшно было, поэтому я была только рада, что мы так скоро вернулись.

Весь завтрак я витала в своих мыслях, не прислушиваясь к беседе за столом. Слегка вздрогнула от неожиданности, когда меня окликнул Шэн. О! Его я и не заметила. Когда только успел появиться?

— Ты что-то спрашивал? — виновато улыбнулась я. — Извини, прослушала. Повтори, пожалуйста.

— Я спрашивал, не желаешь ли ты взяться за это задание, — ровно и чуть недовольно повторил юноша. Рядом сидящий Крэд, увидев непонимание в моём взгляде, поспешил пояснить:

— Зи, ты, видимо, глубоко ушла в себя, не слышала, о чём мы говорили, — улыбнулся он. — Зэйден сказал, что из присланных заказов остался один, за который никто пока не рискнул взяться. Шэн и предложил его тебе. Задание обещает быть интересным. Не будь тебя, я сам бы с радостью взялся за него, но ты мне показала, что до профи мне ещё далеко. А там нужно особое мастерство.

— И в чём заключается задача? — мне действительно стало интересно, я даже есть перестала, уставившись на парня.

— Украсть ключ с шеи монарха страны Коуш. Он с ним не расстаётся ни на минуту. Бережёт как зеницу ока. Но именно этот ключ и понадобился заказчику.

— А зачем он ему? — не сдержала я любопытства. — И чем это чревато для самого монарха? Вдруг ключ от его мира, правда, я не понимаю сама такого, но ведь тогда туда полезет и жук, и жаба. А монарх слетит со своего трона.

В этот момент я попыталась представить, какая дверь должна быть у мира, чтобы её открыть. Хм, всякая чушь в голову лезет. Вот что значит фантазия зашкаливает. Уже двери в другие миры мерещатся, которые ключами открывают.

— Зи, мы не задаём вопросов, мы выполняем задание, — жёстко осадил меня Шэн. — Что станет делать монарх без ключа и как им распорядится заказчик — не наши проблемы. У нас своя работа, у них — своя. Не стоит смешивать чувства с заданием, которое необходимо выполнить. Ты ведь не жалеешь индюка, когда употребляешь его в запечённом виде? Иначе осталась бы голодной. Так и здесь. Ты выполняешь свою работу, получаешь солидный куш, кладёшь его в банк и наслаждаешься жизнью.

Такую речь от молчаливого блондина я не ожидала услышать, она меня поразила. Да, я в чём-то признала его правоту, но всё же посчитала, что какие-то моральные принципы и ценности должны ведь остаться в каждом. Во мне они и не желали проходить и исчезать. Но опять-таки, здесь другой мир и другие правила. Воровство тут не грех, а обычная работа, средство выживания.

— Зи, так как? Только у тебя может получиться снять ключ с шеи монарха так, что он этого даже не почувствует. Сделаешь? Оплата за заказ весьма высокая. Если хочешь, я пойду с тобой, — предложил Крэд и подмигнул.

— Нет, я одна справлюсь. У меня есть незаменимый помощник — мой Федот. Вот с ним и отправимся.

Я встала из-за стола, пожелала всем хорошего дня и вышла вслед за Зэйденом, который кивнул мне следовать за ним. Я так поняла, что он решил мне более детально рассказать, что именно я должна сделать.

Оказалось, мир Коуш населён феями. Но только я хотела возмутиться, что красть у этих добрых и милых созданий — кощунство, как Зэйден сразу пояснил:

— Феи — пакостники ещё те. Не верь их внешнему виду и ни единому слову. Они прощелыги, норовящие надуть и облапошить. С ними мало кто имеет дела, так как это чревато. А их монарх — тот ещё тип. Состроит глазки, надует губки, покорит сердца, а потом их сожмёт, покромсает и выбросит. Не попадись в его ловушку. Он силён в магии обольщения. И помни, у тебя задание.

— Хм, такое чувство, что перевелись настоящие мужики, каждый так и норовит использовать магию. Без неё они не могут добиться расположения девушки. Дожили, — скривилась я. — Но хорошо, что предупредил, я надеюсь, не получится как с Тарампампамом. И на меня не накатит волна обожания. Отвратительное ощущение.

— Вот, возьми амулет защиты, — протянул мне овальную подвеску на тонкой цепочке Зэйден. — С ним на тебя не подействует никакая магия обольщения. Главное, не снимай его.

— Я скоро буду обвешана, как новогодняя ёлка, — улыбнулась я, присоединяя амулет к уже висящему на шее перстню.

— До ёлки тебе ещё далеко, на ней много игрушек, на тебе пока только две, — подхватил мой шутливый тон Зэйден. — Так что аккурат к новому году, может, и посоревнуешься с ёлкой в украшениях.

— А у вас тоже есть такой праздник? — обрадовалась я. Зэйден кивнул. — А, точно, раз есть одежда с Земли, то почему бы не быть праздникам? — ещё один кивок хриплого. — Когда мне отправляться в Коуш? — спросила я, заметив, что Федот куда-то исчез.

— Завтра с утра. Сегодня отдыхай, можешь побродить по городу, осмотреться, изучить его. А я как раз сделаю тебе талпар, — предложил хриплый. Я кивнула. Но на пороге оглянулась.

— Кстати, а кто доставил мои вещи из трактира? Там ведь была твоя защита, а ты всё время был рядом, — поинтересовалась я. Все деньги были на месте, сумку с кошелями никто не открывал, я заметила, что она была закрыта так, как я её оставила. А деньги — первое, что я проверила, как только оказалась в комнате гильдии.

— У нас есть специальные бегуны, они занимаются доставкой вещей, разносом почты, приёмом заказов, отправкой извещений клиентам. Принеси-подай, по-простому. Вот один из мальчишек и принёс твои вещи, у него есть специальный амулет, способный снять мою защиту с моего же согласия. Они никогда не полезут рыться в чужих вещах, в этом можешь не сомневаться, — пояснил мужчина. Я кивнула и вышла. Сейчас надо отыскать Федота и побродить по городу. Мне его так до сих пор и не удалось рассмотреть при свете дня. Если только путь до порталов, но он прошёл настолько быстро, что я почти ничего и не увидела. И сейчас мне представился шанс наконец всё детально рассмотреть.

В коридоре меня ждали Крэд и Шэн, они мило беседовали с Федотом. Так вот куда он запропастился. Я улыбнулась, подошла к парням и предложила устроить мне экскурсию по городу. Оба согласились, хотя у Шэна на миг промелькнуло в глазах недовольство: он наверняка собирался отказаться, только вдруг передумал и отправился с нами.

Я заскочила к себе, чтобы надеть куртку и ботинки потеплее, так как завывание ветра было слышно даже сквозь закрытые окна. Парни же отправились на прогулку в лёгких куртках, да ещё и нараспашку.

— Мальчики, а вы не замёрзнете? — поинтересовалась я, разглядывая слишком лёгкие наряды парней. Крэд засмеялся, Шэн снисходительно улыбнулся.

— Зи, мы оборотни, нам холод не страшен, мы его не чувствуем. А если ты вдруг замёрзнешь, согреем, — подмигнул мне темноволосый.

— Что, вдвоём сразу? — в притворном ужасе округлила я глаза. — Я на групповуху не подписывалась.

— Ну вот, обломала, а мы так рассчитывали, — с фальшивой обидой произнёс Крэд, но, не выдержав, звонко и заливисто расхохотался.

Мы шли по городу, обмениваясь репликами. Шэн, по своему обыкновению, молчал, только изредка вставляя слово или фразу. Я всё никак не могла понять его отношения ко мне. Но в том, что я ему, определённо, не нравлюсь, сомнений не было. Тогда зачем он потащился с нами? Вот Крэд — другое дело: весёлый, открытый, интересный. Не умолкает ни на секунду. Он рассказал мне много полезного и про город, и про его жителей. Но самым любопытным в его рассказе были установки порталов. Как оказалось, город стоял на самом стыке потоков, что давало возможность из определённой точки попасть в другой мир. А также создать тоннель между несколькими мирами. Градоначальник, узнав об особенностях города, решил построить порталы. И вот уже несколько веков они исправно работают и приносят прибыль. Единственное, куда сложно попасть, это на Землю. Она закрыта. Но раз в сто лет туда открывается путь. По нему сюда, оказывается, я и попала.

Парни показали мне местную администрацию, где заседал градоправитель. Отличный, оказывается, мужик, всё делает для народа. Я даже удивилась такому. Но Шэн пояснил, что все оборотни слишком ответственно подходят к своим обязанностям. Нарушителей жестоко наказывают. Теперь мне стало понятно, чего так испугались вампир с нагом.

Крэд рассказал, что миром правят трое: вампир, наг и оборотень. Их так и называют: «Совет Трёх». Единой монархии нет. Но эти трое вместе непобедимы. Учитывая открытые порталы, в мир приходят многие, и не всегда с добрыми намерениями. Было много войн, ещё больше попыток захвата территорий, но Совет Трёх справился со всеми нападениями, отстояв свою власть. Сейчас всё спокойно, никто не суётся с войной.

— Крэд, скажи, а за воровство разве не предусмотрено наказание? — задала я интересующий меня вопрос. — Ведь это уголовно наказуемое нарушение, преступление, можно сказать.

— Зи, ты в своём уме? Это наша работа, — удивился юноша. — О каких преступлениях ты говоришь? Не спорю, в любом мире, где тебя поймают, каждый волен поступить с вором по своему усмотрению. Попался — сам виноват. Пока не достиг совершенства, нечего соваться на дело. Здесь же никого не наказывают. К тому же Зэйден рассказывал, что даже Совет Трёх несколько раз прибегал к услугам гильдии.

— Теперь поняла, — расплылась в улыбке я. Никогда и вообразить себе не могла, что любимым делом можно заниматься без риска сесть в тюрьму. Сейчас я была рада оказаться здесь. Этот мир был будто создан для меня. Подтверждало сей факт моё полное отречение от прошлого. Я больше не вспоминала Землю, не сожалела о её утрате. Даже напарник стал прошлым, которое, как я чувствовала, скоро совсем забуду. Образ Федота едва заметной дымкой таял перед глазами. Больше не было чётких очертаний, всё стало как в тумане.

Мы бродили по городу, не замечая ни времени, ни погоды. Начал накрапывать дождь. Я накинула на голову капюшон, продолжая путь. Из увиденного меня поразил контраст улиц: в одном районе они были широкие, ровные, гладкие, хотя покрытие дорог мне было незнакомо, но стоило свернуть на другую улицу, как там сразу появлялись маленькие проходы с булыжным покрытием. Несколько раз мне показалось, что я перенеслась в Венецию, старый район, где мы любили гулять с напарником. Даже развешенное на верёвках бельё напоминало о том времени. Из окон выглядывал народ, переговариваясь между собой. На нас практически никто не обращал внимания.

Только когда начало темнеть, парни засуетились. Обеспокоенно посмотрев на мокрую меня, Крэд предложил вернуться обратно. Я продрогла до костей, потому только молча кивнула головой, волнуясь о том, как бы спутники не услышали стук моих зубов.

Если они его и услышали, то виду не подали. Пару раз Крэд пытался меня обнять, но я отстранялась, чтобы не давать парню никакой надежды. В такие моменты я ловила полный уважения взгляд Шэна. Вот странный он. Я всё ещё не могу его понять, хотя очень хотела бы. Может, со временем у меня это и получится.

До гильдии мы добрались быстро. Федот отлепился от моей шеи, где всё время и находился, не отсвечивая. Раздевшись, я побежала в бассейн, где от воды шёл пар. Блаженство. Нет ничего лучше, чем горячая вода после такой мерзкой погоды. В воде я сидела около часа. Только согревшись и распарившись, выползла из воды, оделась в сухую одежду. Книга привычно заняла своё место на груди. Теперь я довольна жизнью.

А вот мой колобок, похоже, был чем-то удручён. Но сколько я ни спрашивала, он ничего не сказал. Ну и ладно, всё равно ведь не выдержит и расскажет, а я терпеливо подожду.

Вечером, после ужина, мы собрались в холле. Кто-то пел под странный инструмент, похожий на нашу гитару, только с тремя струнами и более округлыми боками. Кто-то танцевал. Некоторые мило переговаривались между собой. За накрытыми столами играли в карты и в кости. Была здесь и местная рулетка. Ого! Казино нервно курит в сторонке. Что меня удивило, так это то, что в зал входили незнакомые личности, присоединялись к игре, а потом так же молча исчезали, словно тени. Я наблюдала за приходящими с полузакрытыми глазами, меня начало клонить в сон. Ноги гудели от долгого хождения.

— Иди спать, — шепнул мне возникший рядом Крэд. — Тебе завтра рано вставать.

— Угу, — только и выдала я заплетающимся языком. Как же приятно, когда рядом есть тот, кто о тебе заботится, замечает малейшее изменение в настроении. Да просто дарит молчаливую поддержку. Я тепло улыбнулась оборотню, встала, подхватила Федота и направилась к себе.

Ночью мне снова приснился мой скрытый дымкой любовник. Мы ласкали друг друга до умопомрачения, пока нас не накрыл оргазм. Довольная и счастливая, я уплыла в объятия Морфея, до утра больше не проснувшись.

А с первыми лучами солнца меня разбудил Федот, сообщив, что нам пора.



Глава 6

— Тепло не одевайся, на Коуше жара невыносимая, — как бы между прочим обронил Федот, наблюдая за тем, как я натягиваю на себя куртку и тёплые ботинки.

— Но до порталов-то мне как-то надо дойти, — резонно заметила я. — Или ты предлагаешь мне околеть по дороге?

— Зи, ты хотя бы в окно иногда выглядывай. На улице днём тепло, это к вечеру дубак будет. Так что снимай с себя тёплые вещи, надевай лёгкую красоту да не забудь взять с собой пару нарядов. Феи обожают праздники, мы как раз на один такой и попадём. Тебе предстоит очаровывать и покорять, — соизволил улыбнуться колобок.

— Кстати, — я даже села на кровати от пронзившей меня мысли. — А кем мы там представимся? Не скажем же мы: «Здравствуйте! Мы пришли украсть ключ. Может, вы нам его добровольно отдадите и проводите с миром?». Нам ведь надо какую-то легенду придумать.

— Она уже готова. Ты отправляешься с дипломатической миссией. Попытаться заключить договор на поставку пыльцы. Она входит в состав многих лекарственных средств. И если тебе удастся подписать договор с феями, ты станешь самой богатой лаэрой города, — едва ли не потирая руки в предвкушении, произнёс пушистик.

— Боюсь, что, когда они обнаружат пропажу ключа, договор будет автоматически расторгнут, — удручённо ответила я, сожалея, что не быть мне самой богатой лаэрой.

— Вот глупая, — усмехнулся Федот. — Когда же ты привыкнешь к тому, что договоры невозможно расторгнуть, они магические. И монарху ничего другого не останется, как выполнять соглашение, — как маленькой объяснил мне фамильяр. Радость всколыхнулась внутри. Но трезвый ум тут же убил её на корню. «Сначала подпиши, потом радуйся». Н-да. Точно. Сначала надо хотя бы попасть на Коуш, а потом уже заняться делом. И прежде всего необходимо разведать обстановку, изучить контингент.

— Ладно. Идём? — быстро переодевшись, я схватила сумку с нарядами, засунула в неё пару кошелей на всякий случай — вдруг понадобятся — и направилась к двери. Колобок подлетел ко мне и обвился вокруг шеи. Я машинально погладила пушистый комочек.

По дороге мне попался Шэн. В его руках тоже была сумка. Если я и удивилась, то постаралась не подавать вида. К Зэйдену мы зашли вместе. Он выдал нам талпары, но провожать к порталам не стал. Мы ушли вдвоём. Подойдя к розовато-голубоватому столпу, Шэн приглашающе пропустил меня вперёд, а потом вошёл следом. И тут я не выдержала.

— Не поняла. Ты отправляешься со мной на Коуш? — он согласно кивнул. — Тоже за ключом? — на этот раз я получила отрицательный ответ. — А зачем тогда?

— Зи, такие вопросы, как правило, остаются без ответа. У нас с тобой одна точка назначения, но разные задания. О своём я умолчу. Может быть, позже ты о нём и узнаешь, но не сейчас. Ты наряды взяла? — резко перевёл он тему, и мне пришлось кивнуть. Больше мы не разговаривали.

Снова шум в ушах, лёгкое головокружение, ощущение взлёта. Машинально я схватила за руку Шэна, он прижал меня к себе. Стало легко и приятно. Жар, исходящий от оборотня, успокаивал и вселял уверенность. У меня возникло желание провести по его груди ладонью, почувствовать его голую кожу. Но я подавила свой порыв. Крэд бы такому обрадовался, а вот Шэн, уверена, останется недоволен моими действиями. Я и не подумала отстраняться, не та ситуация была. Лететь пришлось дольше, чем в первый раз. Но когда состояние стабилизировалось, я шумно выдохнула и отодвинулась. Да уж, с такими сексуальными красавцами, от которых так и прёт страстью, я скоро точно озабоченной стану.

Как только портал выбросил нас наружу, я восхищённо ахнула. Никогда не видела столько цветов. А самым поразительным был вид деревьев-цветов. Я даже рот открыла.

— Как же здесь красиво! — не сдержала возгласа удивления я. Оборотень снисходительно посмотрел на меня, как на малого ребёнка.

— Вам правда нравится? — сбоку от меня появился небольшой мотылёк. Я умильно разглядывала малыша, начиная понимать, откуда к нам пришла сказка о Дюймовочке. Этот летающий человечек ростом не больше напёрстка как раз и напоминал маленькую девочку из сказки. Его прозрачные крылышки больше его самого трепыхались за спиной.

— Очень нравится, — честно призналась я. — Здесь очень красиво. Всё такое яркое, цветущее. Душа отдыхает при виде этой красоты.

— Мы её сами создали, — хвастливо заметило маленькое создание и вдруг стало увеличиваться в размерах. Уже через пару минут передо мной стоял привлекательный юноша, с интересом разглядывающий меня. — Позвольте предложить вам руку и проводить во дворец. Вы ведь наверняка прибыли с миссией к нашему Повелителю?

— О, вы не только красивы, но и проницательны, — решила подсластить пилюлю я, на что идущий позади Шэн хмыкнул. Я не обратила на него внимания, беря фея под руку и двигаясь с ним по тропинке.

— Я польщён, — заулыбался юноша. — Феи — самые красивые существа во всех мирах. Я рад, что вы это заметили. Сегодня на балу я, так и быть, станцую с вами один танец.

— Я буду вам весьма признательна, — восхищённо произнесла я в ответ, а сама едва не скривилась от его самоуверенности. Никогда не любила таких парней, считающих себя самыми-самыми. От них хотелось бежать далеко и по возможности навсегда. Они никогда не говорят ни о чём, кроме себя любимого. Не слушают собеседника, не вникают в проблемы других. Глядя на этого напыщенного франта, я осознала, что больше не считаю его таким уж красавцем, коим он мне показался вначале.

Как только впереди показался замок, словно из сказки, я вздохнула с облегчением. Фей провёл меня внутрь и широким жестом показал на росписи по стенам, сообщив, что он тоже есть на картинах. Я только кивала, вполуха слушая болтовню сопровождающего. Он начал меня напрягать. Наконец, подведя к двери одной из комнат, юноша распахнул её и предложил мне войти. Кивнув на соседнюю дверь, он как бы невзначай обронил, обращаясь к Шэну:

— Твоя комната рядом. Располагайся.

После чего сам вошёл следом за мной. На мой удивлённый взгляд пояснил, что он может сделать мне одолжение и разрешит приласкать его и доставить удовольствие. Вот тут моё терпение лопнуло. Я вдохнула-выдохнула, постаралась не сорваться на крик, но потом, приняв вид оскорблённой невинности, выдала наглецу:

— Я премного благодарна за такое предложение, но вынуждена сдержаться, так как от вашей красоты у меня сводит конечности, замирает сердце и я боюсь показаться грубой или неуклюжей. Может быть, чуть позже или в следующий раз. А сейчас мне просто необходимо отдохнуть и отойти от потрясения и радости после вашего предложения.

— О, тогда, конечно, отдыхай, мне неуклюжие любовницы не нужны, я люблю опытных. Я попрошу кого-нибудь дать тебе уроки, как удовлетворить мужчину. А потом приду к тебе, — закивал как китайский болванчик сей индивид, быстро покидая покои. Я вздохнула с облегчением. И тут раздался хохот. От шеи отлепился Федот и, зависнув в воздухе, ржал как сумасшедший, тыкая в меня пальцем и пытаясь что-то сказать. Но у него ничего не выходило, кроме нечленораздельных звуков.

— Интересно, кого он к тебе пришлёт? — от двери послышался голос Шэна. Я недовольно посмотрела на ржущего колобка, потом на оборотня. Тот тоже едва сдерживал смех.

— А не пойти бы вам… поучиться, как удовлетворить женщину, — с досадой выдала я. Меня и так душила ярость от самовлюблённости фея, хотелось двинуть ему по башке чем-нибудь потяжелее, авось бы мозги на место встали. А тут ещё и эти двое насмехаются надо мной.

— Лично я умею, — пожал плечами Шэн. — Хочешь, преподам уроки? — предложил он, теперь я не могла сдержаться от колкости:

— Мне-то зачем женщину удовлетворять? Я мужчин люблю. Так что свои уроки оставь для кого-нибудь другого.

— Как знаешь, моё дело предложить, — равнодушно ответил оборотень. Моя колкость его ни на грамм не задела. Интересно, что же у него на уме? Какой-то он весь стрёмный и опасный. Вот не получается у меня доверять ему. На губах блуждает улыбка, взгляд колючий и холодный, что совершенно не вяжется с мнимой радостью. И что он вообще здесь забыл?

В дверь постучали. Дверь открыл Шэн. Федот немного успокоился, только хитро поглядывал на меня. Я показала ему кулак. Не подействовало. В комнату проскользнул ещё один фей. Оглядев меня, он заявил:

— Когда начнём? — я чуть воздухом не подавилась. — У нас мало времени. Они тоже участвуют? Кивок на оборотня и колобка.

— Э? Стесняюсь спросить, а что мы начнём? И в чём они должны участвовать? — осторожно поинтересовалась я.

— Как что? Меня отправили учить тебя доставлять удовольствие. Я пришёл. Давай начинать, у меня напряжённый график, — нетерпеливо повторил он.

— Что, вот так сразу? А как же принять душ с дороги, перекусить? Выпить бокал вина, наконец? — зверела я всё больше.

— Я потом и душ приму, и перекушу с бокалом нектара, а сейчас не задерживай меня, раздевайся.

— А почему ты думаешь, что я говорила о тебе? — сузила я глаза от гнева. — Я бы тоже не прочь искупаться, перекусить и выпить бокал мартини. А ты пришёл — и сразу в койку. Нет, дружок, так не пойдёт. Я девочка дорогая, цену себе знаю. Так что топай-ка ты туда, откуда пришёл.

Гость шарахнулся от меня, как от прокажённой. Не знаю, что он увидел в моих глазах, но через секунду его просто вынесло из моей комнаты. А я устало опустилась на кровать. Шэн и Федот притихли. Колобок осторожно приблизился и уселся на плечо. Оборотень, крадучись, подошёл и сел рядом. Вздохнул.

— Правильно, так с этими зазнайками и надо, — поддержал меня фамильяр. — Мы им ещё покажем, где раки зимуют и как с нашей девочкой обращаться надо.

— Плохо только то, что они уже знают: на тебя магия обольщения не действует, — тихо произнёс Шэн. — Но это лучше, чем идти у них на поводу и… и… — он запнулся, не зная, какое слово покультурнее подобрать. Я махнула рукой.

— Ты прав, это лучше, чем трахаться с кем попало. Я вообще сомневаюсь, что они способны удовлетворить женщину, думают только о себе и собственных удовольствиях.

— Феи — этим всё сказано, — выплюнул как ругательство Шэн. — Ладно, я к себе. Если что-то будет нужно, позови, я за стенкой. Чуть позже я за тобой зайду, чтобы проводить на бал.

— Подожди, я ведь даже не знаю, как мне на этом чёртовом балу приветствовать их монарха, — я машинально схватила оборотня за руку, останавливая. Тот мягко высвободил свою руку и встал.

— С этим ты легко разберёшься. Просто увидишь, как это делают другие. К тому же тебе не придётся притворяться, все уже знают, что ты не влюблённая дурочка. Потому теперь разговаривать с тобой станут по-другому.

— Как? — нахмурилась я, пытаясь сообразить, хорошо это или плохо. — Могут не заключить со мной контракт?

— Напротив, теперь они станут предлагать его. Но внимательно читай документы. Иначе…

— Проблема в том, что я не понимаю написанного языка. Он для меня как китайская грамота, — я опустила глаза в пол. — Буквы расплываются и не желают мне показываться.

— Ладно, с этим потом разберёмся. Отдыхай, — оборотень поспешно вышел. У меня создалось впечатление, что моё присутствие его напрягает, тяготит и раздражает. Да что ж это такое? Когда я ему в компот-то плюнуть успела? А может, это он так переживает из-за того, что я с него браслет сняла тогда и цепочку с часами увела? Их, кстати, я больше у него не видела. Ни одной, ни второй вещи. Точно! Его моя кража задела, вот и злится.

— Ты долго будешь сама с собой умные беседы вести? — не выдержал колобок. — Тебе наряжаться пора. Не стой столбом, переодевайся. Скоро за тобой явятся. А ты в штанах и нечёсаная. Иди в душ, а потом… покажем им истинную красоту.

— А где мы её возьмём? — воззрилась я на помощника. — Если только ты не себя имеешь в виду.

Не дожидаясь ответа, я скрылась в душе. Вслед мне неслись ядовитые окрики о моей глупости. Я усмехнулась. И где только таких выражений набрался? Ведь здесь такие явно не употребляют. Наверняка в моей голове пошарился, больше он их ниоткуда не смог бы достать.

Выкупавшись, вышла в одном полотенце и недовольно уставилась на Шэна, разлёгшегося на моей кровати и мило беседующего с Федотом.

— Тебя не учили, что находиться в комнате полуголой девушки по меньшей мере неприлично? — высушивая голову вторым полотенцем, спросила я.

— Правда? А ничего, что полуголой девушке через полчаса надлежит уже быть внизу на приёме? — с сарказмом ответил оборотень. — Хм, если ты явишься туда в таком виде, уверен — успех тебе обеспечен, — не удержался от шпильки блондин. Я сжала губы и сузила глаза, но отвечать не стала. Что ж, сейчас проверим, насколько мне обеспечен успех среди одного отдельно взятого язвительного индивида.

Подойдя к сумке, вытащила платье с двумя разрезами почти от пояса. К нему достала туфли. С нижним бельём решила не заморачиваться. Разгладила платье, скинула с себя полотенце, демонстративно не смотря на Шэна, надела наряд. Теперь можно и причёской заняться.

— В тебе что, никакого стеснения нет? Здесь же мужчины. Могла бы смутиться, — хрипло поинтересовался Шэн.

— Знаешь, как говорили в моём мире? — прищурилась я. — Врачи и телохранители — не мужчины, они бестелесные существа, которых нечего стесняться.

— Я — мужчина! — рыкнул Шэн. — И вполне могу это доказать, — его последняя реплика была сказала сексуальным шёпотом. Шэн с грацией хищника стёк с кровати и двинулся в мою сторону. Его глаза полыхали, губы были приоткрыты. На шее билась жилка, от которой я с трудом отвела взгляд.

— Доказывать ты будешь с другими, не со мной, — с трудом взяв себя в руки, произнесла я. — А сейчас сядь, где сидел, и не мешай мне.

Больше на Шэна я старалась не смотреть. Сейчас он был как никогда хорош: белая рубашка с распахнутым до груди воротом, смокинг, узкие брюки, подчёркивающие фигуру. Ух! Точно, я скоро озабоченной стану, особенно когда такой самец рядом. Хоть и не нравился мне именно этот оборотень, но было в нём что-то, что притягивало, некий животный магнетизм.

Стараясь отвлечься, я занялась макияжем и причёской. Благо под рукой перед зеркалом лежало много всего: и шпильки, и заколки, и разнообразные цветы с ободками. К моему удивлению, в круглой косметичке в виде цветка нашлись и тени, и тушь, и карандаши. Моему счастью не было предела. И я оторвалась по полной программе. Когда через полчаса я повернулась и сообщила своим помощникам, что готова, то была обрадована реакцией обоих: у Федота ярко загорелись глаза, он умильно сложил руки на груди и восторженно взирал на мои художества, Шэн же сначала завис, открыв рот, потом икнул, крякнул и с трудом встал с кровати.

— Зи, да ты у меня краше любой феи, — не удержавшись, подлетел ко мне колобок и обнял. Оборотень предложил руку, кивком показывая на выход. Единственный вопрос, который он задал, посмотрев на мои туфли:

— И как ты на этих ходулях пойдёшь? Ноги не сломаешь?

— Не переживай, это моя привычная обувь, — отмахнулась я, обувшись. — А если и сломаю, слабо девушку на руках потаскать? — поддела его я, на что Шэн хмыкнул и ничего мне не ответил. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Стоило нам выйти из комнаты, как в коридоре мы заметили нервно переминающихся с ноги на ногу человечков. Роста они были небольшого, мне чуть выше пояса. Крылышек как у фей у них не было. Они быстро-быстро что-то залепетали, но я не поняла ни слова. Зато оборотень, кажется, прекрасно их понимал.

— Да-да, проводите нас. Надеюсь, наша небольшая задержка не вызовет гнева его Повелительства, — человечки закивали и едва ли не бегом рванули впереди нас. Шэн часто поглядывал на мои туфли, сдвигая брови. Видимо, пытался понять, как я в них могу не просто идти, а даже бежать. Я же в ответ только посмеивалась и уверенно, гордо задрав голову, шествовала вперёд.

Около двойных кованых дверей наши сопровождающие остановились. Открыли с двух сторон створки, приглашая внутрь. Мы вошли в ярко освещённый зал, где уже оказалось множество народа. Я думала, там будут только феи, но, к моему удивлению, я заметила и остроухих утончённых эльфов с эльфийками, и нескольких вампирш: их красные глаза и клыки выделялись из толпы, потому их спутать ни с кем другим было просто невозможно. Было ещё несколько странных существ, но их названия я пока не знала, а беспокоить Шэна вопросами не сочла нужным. А то ещё зазнается.

Между тем народ медленно, вереницей приближался к трону, на котором сидел нереально красивый фей. Иссиня-фиолетовые глаза, обрамлённые длинными пушистыми ресницами, казалось, проникали в самую душу. Светлые длинные волосы каскадом струились по плечам. Большие белые крылья аккуратно лежали на спинке трона. Кожа была светлая, бархатистая — мечта любой девицы от мала до велика. Ярко-алые губы скривлены в ехидной усмешке. У меня возник порыв поинтересоваться, какой помадой он пользуется. Но, присмотревшись, я поражённо ахнула — это был их натуральный цвет. Шикарно, однако. Я с удовольствием рассматривала парня, надменно взирающего на присутствующих. Но сейчас его красота не вызывала никаких эмоций, всего лишь услада для глаз.

Мы с Шэном двинулись по золотистой дорожке вслед за остальными. Я во все глаза рассматривала, как остальные приветствуют Повелителя. И немного впала в ступор. Всё дело в том, что одни молча кланялись или делали реверанс и отходили, другие целовали руку, которую протягивал монарх, а были и такие, которые не разменивались по мелочам, а целовались или в щёку, или в губы. Э? И как мне его приветствовать? Целоваться с этим типом меня ну никак не тянуло.

Наконец, подошла наша очередь. Шэн чинно склонил голову и что-то произнёс на незнакомом мне языке. Монарх кивнул в ответ, одарив оборотня улыбкой, и только потом обратил свой взор на меня. Я тоже кивнула головой, так как реверансы делать не умею, а выглядеть пугалом не очень-то и хотелось. Но Повелитель протянул мне руку ладонью вверх. И что это значит? Я вложила в неё свою. Одним рывком он притянул меня к себе и поцеловал, грубо и взасос. Сперва от такого напора и поцелуя голова закружилась, но всё быстро прошло. Я настойчиво, но довольно вежливо отстранилась. Пару минут монарх пристально вглядывался в мои глаза. Что он там пытался найти, интересно? Любовь, страсть и желание? Обломись!

Разочарованно вздохнув, монарх отпустил меня. Я же не сдержалась от вздоха облегчения. И тут Повелитель расхохотался. Хитро смотря на меня, тихо, чтобы никто не слышал, прошептал:

— Игра обещает быть интересной. Через час я жду тебя подле себя. Ты мне расскажешь о цели своего визита.

— Хорошо, — снова склонила голову я, беря под руку Шэна и отходя подальше от трона. А то ведь неизвестно, что ещё в голову взбредёт самодуру-повелителю.

Как только многочисленные гости поприветствовали Повелителя, зазвучала лёгкая музыка. Несколько пар вышли на середину зала и закружились в танце. Красиво! Платья феечек порхали вместе с ними. Они танцевали легко, будто паря над полом, не касаясь его ногами. Парни-феи поднимали и кружили партнёрш, расправляли крылья. Завораживающее зрелище.

Мне руку протянул Шэн. Предложил станцевать. С тоской посмотрев на танец фей, я только вздохнула. Но желание пересилило. Вложив в его ладонь свою руку, вышла с ним в центр зала. И тут же меня подхватил вихрь танцующих. На миг мне даже показалось, что и у меня за спиной выросли крылья, стало так легко, хорошо и приятно. Все тревоги убежали. Были только я и музыка, которая завораживала, поглощала, впитывалась в каждую клетку тела. Мы танцевали с Шэном, кружась среди пар, и мне хотелось смеяться от радости.

Стоило музыке закончиться, а нам отойти к стене, чтобы перевести дух, как ко мне сразу же вальяжной походкой подошёл фей, которого мы встретили первым, прибыв в мир Коуш. Он протянул руку, обнял меня за талию и, ни слова не говоря, увлёк в середину зала. Там как раз зазвучала новая мелодия. Сказать, что я офигела от такой наглости, — ничего не сказать. Что ж, посмотрим, как ты выдержишь мою злость. Я мстительно усмехнулась.

Как только он закружил меня в танце, я постаралась как можно чаще наступать ему на ноги, по возможности шпилькой. Несколько раз саданула локтем по рёбрам, коленом зарядила в пах. Фей кривился, ругался сквозь зубы, но терпел. Только его терпение оказалось небезгранично. После очередного моего наступания ему на конечность он остановился, схватил меня за руку и потащил обратно к стене, где за моими действиями наблюдали с улыбками на губах Федот и Шэн.

— Что ж вы танец-то не закончили? — ехидно поинтересовался оборотень у фея, тот скривился.

— Девушка абсолютно не умеет танцевать, мои ноги мне слишком дороги, пусть научится сначала, — пафосно выдало крылатое изящество. Я хмыкнула.

— Как и остальные части тела, которые я могла невзначай покалечить, — заметила я. — А ты не задумывался, что в танце всё зависит от спутника? Может, это не я плохая танцовщица, а ты — неважный партнёр?

— Что?! — взвизгнул фей. — Да я лучший из лучших, со мной все мечтают станцевать! Да и не только на балу, но и приватно. Мне только пальцем щёлкнуть — и выстроится вереница. Да я…

— Слушай, сделай одолжение, скройся с глаз, а? — попросила я устало. От этого идиота самовлюблённого стало стучать в висках. — Иди пощёлкай пальцами в другом месте. Ты меня утомил, однако.

Глаза парня надо было видеть. Они резко увеличились в половину лица. Он открывал и закрывал рот, пытаясь выплеснуть на меня своё возмущение. Но не успел. Около меня возникла довольно симпатичная феечка, дёрнула за руку и прошептала:

— Повелитель требует вас к себе. Он желает узнать о цели вашего визита. Идёмте, я провожу вас. Ваши спутники могут развлекаться дальше, — девушка бросила призывный взгляд на Шэна. Оборотень соблазнительно улыбнулся и подмигнул феечке, сразу же зардевшейся. Я скептически глянула на спутника, ухмыльнулась и отправилась вслед за сопровождающей.

Она подвела меня к монарху, сделала реверанс и удалилась. Я осталась стоять рядом, чувствуя некую скованность. Было неуютно от сотни обращённых на меня глаз. Неудивительно, что я не заметила, как принесли стул и пригласили присесть. Я бросила взгляд на Повелителя, он кивнул. Стоило мне расположиться рядом с ним, как фей начал допрос:

— Итак, расскажи мне, откуда ты прибыла и с какой миссией. Сколько намерена пробыть у нас? Чем станешь заниматься? Что ты вообще умеешь? И самое главное — кто ставил тебе защиту?

— Миссия у меня простая, — пожала я плечами. — И наверняка не я первая с ней к вам пожаловала. Хочу заключить договор на поставку пыльцы. Это редкая вещь и довольно дорогостоящая. Что нужно сделать, чтобы убедить вас на такое предприятие? А умею я… — я задумалась. Не признаваться же ему, кто я на самом деле. — Вроде и много чего, но не знаю, насколько мои умения могут пригодиться, так как вы не сказали, что от меня требуется. Что же касается защиты, её никто не ставил, во всяком случае, я об этом ничего не знаю.

— Странно, если бы на тебе не было защиты, ты не смогла бы противостоять нашей магии, — задумчиво протянул монарх. — Впрочем, ладно. Ты говорила о договоре? — его хитрый и оценивающий взгляд прошёлся по моему телу. — Мы можем договориться. Нет, думаю, мы наверняка договоримся, — убеждённо произнёс он, вставая и протягивая мне руку. Я машинально вскочила вместе с ним и вложила свою ладонь в его.

Когда он повёл меня на выход, на миг сердце остановилось. Я бросила затравленный взгляд в сторону своих спутников и заскрипела зубами: Федот кружился в танце с милой особой, которая прижимала его к себе и гладила без конца, а Шэн вовсю флиртовал с феечкой, проводившей меня к монарху. Вот предатели, бросили меня на произвол судьбы. Ладно, не впервой, выпутаюсь как-нибудь.

Монарх провёл меня в кабинет. Только он закрыл за нами дверь, как тут же полез целоваться. На поцелуй я ответила. Но как только он начал меня раздевать — отстранилась, удивив фея. Он недовольно сдвинул брови. Я же, стараясь сгладить его гнев, заговорила:

— Ваше Величество, я девушка скромная, строгих правил. И если уж решаюсь на секс, то и вы должны пойти навстречу мне. Сначала договор, потом удовольствия. В противном случае я вынуждена вам отказать. У нас есть выражение: утром деньги — вечером стулья. Поэтому давайте сначала разберёмся с делами, а потом со всем остальным.

— А если ты меня не удовлетворишь? — капризно нахмурился Повелитель. — Ведь отменить договор я уже не смогу. Поэтому я должен удостовериться, что наша сделка будет равноценной.

— Вы не будете разочарованы, — пообещала я, проводя подушечкой пальца по его шее, спустилась к груди, медленно расстегнула пуговицы на его рубашке, склонилась ближе, вдохнула приятный запах его кожи, лизнула её, а потом легонько прокусила. Мой взгляд был прикован к ключу на его груди. Фея затрясло, он схватил меня в охапку, собираясь повалить на пол.

— Нет, Ваше Величество, сначала договор. Я всего лишь показала вам, чего от меня ожидать, — аккуратно высвободилась я из его объятий. Заметив бугорок на штанах, улыбнулась. Он был возбуждён. «Значит, двигаемся в правильном направлении, товарищи!» — подумала я про себя.

— Хорошо, будет тебе договор, — быстро подскочив к столу, фей достал свиток, написал на нём несколько строчек, поставил свою подпись, проколол палец и капнул на бумагу вместо печати. Эту же процедуру проделала и я. Свиток засветился. Свернулся в трубочку. — Всё, готово. А теперь… — соблазнительно вильнув бёдрами, плотоядно оскалился Повелитель.

Он медленно стягивал с меня платье, целуя каждый миллиметр моей кожи. Я не переставала гладила его, не забывая стонать. На миг перед глазами мелькнул мой ночной любовник, из-за чего возбуждение жаркой волной накатило так, что я готова была наброситься на фея. Уложив его на пол, я ласкала его со всей возможной страстью. Фея выгибало, он стонал, шептал незнакомые мне слова, пока, не выдержав, не перевернул меня, раздвинув мои ноги, и вошёл одним резким рывком. Я застонала, почувствовав кайф. Двигался мой любовник резко, размашисто, не сводя с меня взгляда. В этот момент я забыла, зачем вообще прибыла к феям. Было настолько хорошо, что разум на миг помутился.

Оргазм накрыл такой мощной волной, что мне показалось, будто я умерла и парю над землёй. Фей упал на меня и довольно пыхтел. Я машинально прижала его ближе к себе, в этот момент вспомнив о ключе. Усмехнувшись, провела по коже рукой, поцеловала плечо Повелителя, который уже сопел. С трудом встала, помогла ему лечь на диван, укрыла пледом, оделась, схватила свиток со стола и отправилась искать своих помощников.

Я чувствовала, что времени у нас очень мало. А нам ещё предстояло добежать до порталов. Медленно выйдя в зал, я стала глазами искать своих спутников. Федот подлетел ко мне сразу, Шэна нигде не было видно.

— Найди Шэна, мы уходим, я пока переоденусь и соберу вещи, — тихо обронила я. Колобок кивнул. Как только я покинула зал, тут же побежала к себе. Сумка была собрана, я только переоделась и нетерпеливо застыла у двери. Ждать долго не пришлось. Через несколько минут раздался стук.

Открыв, я увидела оборотня. Видимо, колобок вытащил его из кровати, поскольку вид у него был растрёпанный. Хм, надеюсь, удовольствие он успел получить, иначе я буду очень долго чувствовать себя виноватой.

— Нам пора, чем быстрее, тем лучше. Ключ и договор у меня, — тихо прошептала я. Оборотень кивнул, и мы покинули замок.

В темноте было сложно ориентироваться, хорошо хоть, Шэн прекрасно знал дорогу. Меня охватило волнение, я будто ощущала, какой переполох поднялся в замке после кражи ключа.

— За нами погоня, — прошептал Федот. — Необходимо поторопиться, феи летают быстрее, чем мы бегаем.

— Не быстрее, — буркнул Шэн, подхватывая меня на руки, я же едва успела схватить Федота, как мы помчались на немыслимой скорости. В портал влетели в последнюю минуту, так как нас вот-вот норовили схватить догнавшие нас разъярённые феи.

Только почувствовав взлёт и заложенность ушей, я смогла облегчённо выдохнуть. Я справилась с заданием!



Глава 7

Уже добравшись до гильдии, я облегчённо выдохнула. Да уж, в этот раз было намного страшнее, чем в первый. Там была абстрактная опасность, а тут вполне реальная. Я вспомнила разъярённые лица фей, которые за нами гнались, и меня передёрнуло. Даже боюсь представить, что бы с нами сделали, если бы поймали. Спрашивать у Шэна не стала, мне моя психика дороже.

Переодевшись и умывшись, я спустилась вниз. Меня уже ждал Зэйден. Улыбка от уха до уха. Весь его вид выражал гордость за проделанную мною работу. Видимо, оборотень ему обо всём доложил, так как хриплый аж светился весь, как новогодняя ёлка. К нам подошёл Шэн. Лёгок на помине! В данный момент он выглядел как кот, объевшийся сметаны. Через пару минут к нам присоединился и Крэд. Вот он был чем-то недоволен и только искоса поглядывал на товарища. Я постаралась не обращать на них внимания. Сосредоточилась на Зэйдене.

— Вот, держи, — протянула я ему ключ. — А теперь расскажи мне, что и как делать с документом на поставку пыльцы. Как мне с ними рассчитываться? О цене-то мы не договорились, — вспомнила я. — Вот чёрт. А если он потребует баснословную сумму? Я ведь не смогу отказаться, да?

— Не сможешь, — согласился хриплый. Я поникла. — Только денег Повелитель не возьмёт, — «успокоил» он меня. Услышав этот тон, я морально приготовилась к подвоху. И он не заставил себя ждать. — Он тебе пыльцу, ты ему — услугу. Это может быть что угодно. От нужной ему вещи до… кхм… личной встречи, — последнее хриплый добавил очень тихо. Но его, как оказалось, все услышали.

— А так как наша Зи Повелителю явно приглянулась, то и дураку понятно, что он потребует взамен на пыльцу, — хохотнул оборотень. — Они и договор заключали слишком долго.

— Ба! Шэн, милый, да ты, никак, ревновать вздумал, что я не с тобой в кровати оказалась? — произнесла я нараспев, поддевая оборотня. — Так ведь я говорила: расслабься и получай удовольствие… с другими, не со мной.

— Ха, так и я времени даром не терял! Пока ты кувыркалась с Повелителем, я прекрасно расслаблялся с феечкой, они такие искусницы-мастерицы, — блондин даже губами прищёлкнул, а я усмехнулась.

— Ты хоть кончить-то успел, герой-любовник? А то я Федота за тобой рановато послала, — подмигнула я. Неизвестно, сколько бы продолжалась наша перепалка, но ей положил конец Зэйден. Переглянувшись с Крэдом, он рыкнул:

— Так, давайте о деле, свои любовные похождения вы сможете обсудить позже, а сейчас лови, — хриплый кинул мне кошель. Я поймала. Ого! Увесистый, однако. На мой вопросительный взгляд мужчина пояснил: — Это за проделанную работу, а точнее за ключ.

— Послушай, — вдруг пронзила мою голову мысль. — А если вдруг Повелитель фей потребует свой ключ обратно? Что мне тогда делать? Красть его у заказчика? А потом снова заказчику воровать? И так до бесконечности? Но ведь это маразм полный, — схватилась я за голову, глядя с отчаянием на парней.

— Нет, ключ он уже не сможет потребовать. То, что он не смог уберечь, ему больше не принадлежит, — пояснил хриплый. — Затребовать его обратно он не имеет права. Теперь перед ним другая задача: как сохранить своё монаршее положение. Вот тут ему и нужна будешь ты. Уверен, за партию пыльцы он потребует услугу. Но это будет только через месяц, так как порталы на Коуш работают только раз в месяц, ровно три дня. Завтра портал закрывается. Он чисто физически не успеет собрать партию пыльцы, чтобы потребовать плату.

— Э? Как — три дня в месяц? — поражённо застыла я. — А если бы я не уложилась в эти три дня? Допустим, я бы спёрла ключ только на пятый день? Куда бы я бежала?

— А вот для этого рядом с тобой и был Шэн, — улыбнулся хриплый. — Он знает все переходные порталы. Правда, вам пришлось бы поскакать, но месяц вы там точно не висели бы, — подмигнул мне Зэйден.

— Ну спасибо, успокоил, — выдохнула я. — Значит, теперь можно расслабиться и получать удовольствие, тратя деньги?

— Конечно, — согласно кивнули все трое. — Более того, ты сейчас смело можешь договариваться на продажу пыльцы, заключать договоры. Так как потом у тебя не будет времени. Пыльца — слишком скоропортящийся продукт, его необходимо употребить в дело в течение семи часов. Иначе потом она просто растает.

— Слу-у-ушай, — снова застонала я от своей дурной головы. — Зэй, я ведь даже не спросила, сколько он мне её пришлёт. Ведь должна же я знать, на какой объём мне рассчитывать, со сколькими человеками… тьфу, блин, существами, мне заключать договор.

— Это-то и понятно, тебе не до объёмов было, — не удержался от шпильки Шэн. Вот зараза блондинистая, что ж ему неймётся?

— Да нет, милый, как раз таки до объёмов, точнее размеров, только не пыльцы, — в тон ему ответила я. — И знаешь, нужный мне размер как раз таки меня впечатлил. Недаром я забыла о договоре. Будь по-другому, я бы всё разузнала.

— Ладно, хватит препираться, — с укором посмотрел хриплый на разошедшегося оборотня. — Зи, там и уточнять нечего было, потому что всегда объём поставок единый — четыре крипты (триста грамм). Больше они физически собрать не могут за определённый промежуток времени, во избежание порчи продукта.

— Теперь понятно, — сникла я. — Это так мало. Тут и существ искать не надо. Одного достаточно будет.

— Да нет, это очень большой объём. К тому же весьма дорогостоящий, один не сможет позволить себе купить всю партию. Так что тебе придётся побегать. А поможет тебе…

— Зэйден, я вместе с Зи обойду всех, кто пользуется пыльцой. Заодно и аккуратно выведаю цену на неё, чтобы никто не кинул новенькую, — перебив мужчину, с горячностью влез в разговор Крэд.

— Хорошо, значит, завтра и отправитесь, а сейчас отдыхайте, веселитесь, тратьте деньги — в общем, что хотите, то и делайте. А у меня дела. Зи, ты молодец, — напоследок бросил на меня взгляд хриплый и широким шагом ушёл в кабинет. Я же, обернувшись к оборотням, склонила голову набок и спросила:

— Ну что, мальчики, чем займёмся? Может, сходим в квартал торговцев? Хочу себе того, не знаю чего. Душа требует экзотики.

— Идём, — легко согласился Крэд. Шэн только равнодушно пожал плечами, осмотрел нас, потрепал по шёрстке Федота, мирно дремавшего на моей шее, и произнёс:

— Топайте, развлекайтесь, я не хочу. Меня не привлекают тряпки, я лучше займусь чем-нибудь более приятным, — его масляный и откровенно раздевающий взгляд вперился в одну из девушек, появившихся на горизонте. Та сразу зарделась, её глаза засветились. Покачивая бёдрами, она двинулась в нашу сторону.

Девушка приблизилась, Шэн приобнял её за талию, сам заглядывая в вырез её глубокого декольте, просунул в него руку, потеребил грудь красавицы, ущипнул её за сосок и только потом сладким и соблазнительным голосом, от которого даже по моей коже мурашки побежали, проговорил:

— Милая, ты прелесть, всё как я люблю. Идём, ты мне сделаешь приятно, я изголодался без ласк.

Девушка захихикала и с готовностью откликнулась на призыв оборотня. Обнявшись, они двинулись от нас подальше. А у меня от этой сцены даже рот приоткрылся. Я с трудом отвела от уходящей парочки взгляд и перевела его на Крэда, слишком пристально разглядывающего меня. В тот момент меня это не озаботило. Меня волновало другое, чем я и поспешила поинтересоваться:

— Крэд, а что, в гильдии и путаны живут? Как-то я весьма скептически отношусь к этой профессии. Они хоть знают, что такое контрацептивы? А то подхватить заразу мне не улыбается, я слишком брезгливая в этом плане.

— Кто такие путаны и что такое крап… котры… в общем, то, что ты назвала? Я не совсем понял, — немного расслабившись, спросил оборотень. Он явно рассчитывал не на такую мою реакцию, но отчего-то испытал облегчение.

— Путаны — это женщины лёгкого поведения, они трахаются со всеми подряд, кто заплатит; шлюхи — это те, кто трахаются с любым без разбора, но без денег, — любезно пояснила я. — Контрацептивы — это средства безопасности, в просторечье — гондон, презерватив, как тебе больше нравится. Если здесь, конечно, такое есть. А оно точно должно быть, так как от триппера, сифилиса, гонореи и СПИДа никто не застрахован.

— Ты чего ругаешься? — замахал руками оборотень. — Я не знаю, кто и от чего застрахован, но ничего из перечисленного у нас нет. Впрочем, так же как и любых видов болезней. Это люди подвержены им, а ни одно существо никогда не болеет, если только не ранено или магически не истощено.

— Слушай, так это же просто здорово! — восхитилась я. — О таком мечтает любой мир: чтобы не было болезней, организм был здоровый, люди могли долго жить, — восхищённо заявила я, вдруг сообразив, что как раз таки сама сейчас являюсь частью этого мира. Про путан и презервативы было благополучно забыло, так же как и про Шэна с девицей. Я широко улыбнулась и предложила Крэду: — Ну что, мой рыцарь, проводишь даму по магазинам? Или по лавкам, так будет правильнее.

— Конечно, — подавая мне руку, шутовски поклонился юноша. — Любой каприз дамы для меня закон.

Смеясь и шутя, мы выскочили на улицу и неспешно направились в торговый район. Моя душа требовала неизвестно чего. Просто хотелось чего-то необычного. Но толком я и сама не знала. По дороге мы с Крэдом как раз завели об этом разговор:

— Зи, а чего твоей душе угодно? Ты уже определилась с выбором? Что именно ты хочешь купить?

— Не-а, — безмятежно ответила я. — Понимаешь, хочется такую вещь, чтобы ах! Душа развернулась, а обратно не свернулась от восторга. Я даже не представляю, что это может быть.

— Ну хотя бы приблизительно, чтобы ограничить круг поисков, — не унимался оборотень.

— Крэд, я не знаю, правда, — развела руки в стороны я. — Наряды я точно не хочу, это можно исключить из списка. Украшения? — я задумалась. — Нет, их я тоже не желаю. Оружие? Я пока не умею им пользоваться. Вот теперь и думай, за чем мы идём, — я даже на миг остановилась. — Слушай, а ведь правда: за чем? Что ещё может быть необычного, если я, получается, ничего и не хочу? Ведь я вроде всё перебрала.

— Нет, не всё, — ухмыльнулся Крэд. — Есть ещё косметика, сладости, рабы, недвижимость, животные и… — оборотень мне подмигнул, — наложники.

Я подавилась воздухом, уставившись на него широко открытыми глазами и не понимая, шутит он или говорит правду. Юноша, нимало не смущаясь, повторил ещё раз. Я не удержалась:

— Правда, что ли? У вас и наложников продают? И они не против? А вдруг им не понравится новая хозяйка или хозяин, что тогда? Ладно, девушки-наложницы — там расслабься и получай удовольствие. А парни? Если у них не встанет? Как им, бедным, быть?

Мои вопросы настолько развеселили Крэда, что, остановившись посреди улицы и согнувшись в три погибели, он расхохотался. Встречные существа только недоумённо поглядывали на нас, но обходили стороной. Никто не остановился. Некоторые вообще смотрели как на двух больных. Я же никак не могла понять, что смешного сказала. Наконец, когда приступ смеха у оборотня закончился, он пояснил:

— Зи, ты не перестаёшь меня удивлять. Естественно, хозяйке, покупающей наложника, выдаётся специальное зелье, с помощью которого купленный парень может удовлетворять хозяйку сутки напролёт. Так что никаких проблем с этим нет.

— Ага, местная виагра, теперь всё ясно, — довольно кивнула я. Потом задумалась. — Нет, знаешь, мне это неинтересно. Не хочу наложника. Не люблю обязательств. Я ведь не буду знать, по собственному желанию он ложится со мной в постель или по принуждению. Последнее меня никак не устраивает. Это как супружеский долг: вроде и опостылел муж жене и наоборот, а крутись как хочешь, но исполни. Нет уж, такое не для меня. Я предпочитаю по общей симпатии заниматься сексом. Так что наложников мы тоже исключаем из списка. Рабы… Зачем оно мне надо? Я привыкла быть одна, сама себе хозяйка. Не люблю, когда рядом кто-то суетится, преданно заглядывает в глаза, а потом втыкает нож в спину, — мой голос на миг дрогнул. Не знаю, заметил ли это Крэд, но в данный момент мне было всё равно.

Я вспомнила Федота, своего напарника. Он клялся мне в любви, он прошёл со мной огонь и воду, он был мне незаменимым помощником, другом, братом, любовником и просто самым лучшим для меня человеком на Земле. Я верила ему, как себе, мы были, можно сказать, одним целым, но… Он без зазрения совести меня предал и сам же поплатился за свою подлость. Поэтому больше никого я не хотела видеть рядом с собой.

— Зи, раб не может предать своего хозяина, даже если его будут резать на куски, — мягко произнёс оборотень. Видимо, по моему лицу он понял, что на меня нахлынули не совсем приятные воспоминания, поэтому решил больше ни на чём не настаивать. Просто очень деликатно пояснил мою ошибку и заблуждение. На его слова я только кивнула, вспомнив девушку, которую первой и повстречала, как только вышла из запретного леса.

— Крэд, скажи, а почему здесь к людям относятся как к рабам? Неужели нет ни одного человека, который бы достиг какого-нибудь положения в обществе? — задала я вопрос, на который мне не стала отвечать книга.

— Нет, ни одного, — мотнул головой оборотень. — Вся суть в том, что люди живут слишком мало, всего-то лет двести, не больше. Они слабые существа, в них никогда не было магии. Они физически не могут занять ступень на иерархической лестнице, потому что даже самое слабое существо-нелюдь, да хоть та же фея, их уложит одним щелчком пальца. Люди не могут никому противостоять. Им только и остаётся, что прислуживать.

— И они никогда не бунтовали? Не восставали против угнетения? — удивилась я такой покорности судьбе, совершенно не понимая, как можно не хотеть свободы и независимости.

— А смысл? — на этот раз пришёл черёд удивляться Крэду. — Зи, пойми, если люди восстанут, им с лёгкостью дадут требуемое — свободу, но тогда никто не поручится за их безопасность, они станут лёгкой добычей для тех же вампиров, которые высушат их досуха, и останутся от людей только скелеты, обтянутые кожей. А имея хозяев, любой человек защищён. На него никто не имеет права напасть. Они вдоволь едят, их никто не бьёт, ни к чему не принуждает. Чем плоха такая жизнь?

Я задумалась. С одной стороны, оборотень прав. Защита и обеспеченность — это, конечно, хорошо, здорово и прекрасно, но свобода… Ведь раб без разрешения хозяина никуда не сможет пойти, познакомиться, развлечься, да и просто погулять, наконец. Или может? Странный мир и порядки с устоями тоже странные, мне этого не понять.

— Ладно, в целом я поняла. Идём тогда посмотрим на рабов, вдруг глаз на кого-нибудь да упадёт, — решила я, беря оборотня под руку. — А потом сходим ещё куда-нибудь. Пока я не куплю себе экзотику, моя душа не успокоится. А в чём эта экзотика будет заключаться, скоро узнаем, — я подмигнула спутнику, и мы направились по широкой дороге, где мимо нас промчались пара карет да прогарцевали несколько остроухих на своих красавцах-скакунах.

Я засмотрелась, даже приостановившись. Да и не я одна. Женская половина начала томно закатывать глаза, провожая взглядом двух всадников. Я тоже не могла оторвать от них своего взгляда.

— Крэд, ты только посмотри, какая стать, какая рысца, какие сильные ноги, они просто великолепны, — произнесла я вслух. Оборотень фыркнул, но я никакого внимания не обратила на его явно недовольное фырканье, а вместо этого продолжила: — А какой круп, какая роскошная грива… Это же шедевр! Я никогда не видела такой красоты, да ещё настолько белоснежной, — один из остроухих обернулся и окинул меня недовольным взглядом. Рядом со мной раздалось хрюканье оборотня. Что это с ним? Недоумённо обернувшись на спутника, я бросила на него злой взгляд. Он отвлёк меня от созерцания такого великолепия.

— Зи, ты вообще о ком сейчас? — давясь от едва сдерживаемого хохота, с трудом выдавил из себя мой спутник.

— О лошадях, естественно, — невозмутимо ответила я, не совсем понимая, с чего тот давится. — А ты о ком подумал?

Мои слова окончательно добили Крэда, он без сил опустился на мостовую и заржал. Да так сильно, что на него стали оборачиваться. Между тем позади меня раздался недовольный голос:

— Ты посмела проигнорировать нас, наследника Великого леса, но обратила свой взор на коня? — я резко обернулась. Перед моим лицом оказался тот самый белоснежный красавец, которым я только что восхищалась. Я с восторгом протянула руку к гриве коня и, не сдержавшись, провела по ней рукой. Какая шелковистая. Только потом вспомнила о надменном идиоте, ожидающем ответ. Оценив остроухого, я скривилась.

— Простите, а вас — это кого? Ваши спутники, как я посмотрю, не особо переживают по этому поводу, — язвительно заметила я.

— Мы — наследник Великого леса Ландиривиэль д'ар Гардшальтарэль, и только нашу красоту и великолепие ты должна замечать!

Ух ты, мать моя женщина, а пафоса-то сколько! Я даже опешила и рот открыла. Наследник явно неправильно истолковал моё изумление, так как на его лице тут же появилось презрительно-снисходительное выражение. Я вдохнула побольше воздуха:

— Что же, приятно познакомиться. Мы — Зинаида Артемьевна Зосимова, дипломат по образованию, выпускница Института Международных Отношений. Правда, в нас нет столько пафоса и презрительности, но нам конь нравится намного больше, чем его напыщенный хозяин. А сейчас наше величество желает продолжить путь, желательно в компании со своим спутником. Нам неинтересны ваши претензии и ваша красота. Вы скучны и абсолютно пусты внутри. Счастливо оставаться, — я, гордо задрав голову, подхватила сидящего на земле Крэда — откуда только силы взялись? — и попыталась обойти надменного хлыща.

Надо отдать ему должное, наследник быстро пришёл в себя. Замахнулся кнутом. Моя реакция меня поразила. Резкий разворот, перехват кнута, накручивание его на кисть. Рывок. Наследник за долю секунды просчитал все возможные варианты: если он не выпустит хлыст из рук, то свалится на мостовую и станет посмешищем, а если выпустит, то останется на коне и сможет дальше демонстрировать мне своё презрение. Он выбрал второй вариант. Молодец, хороший мальчик.

Как только кнут оказался у меня в руке, я повертела его в руках, постучала по ладони слегка, словно пробуя, насколько он прочный, и только тогда, насмешливо посмотрев на наследника, мило поинтересовалась:

— Тебя в детстве никогда не били? Я вот думаю: может, нашему величеству стоит преподнести тебе урок правильного обращения с дамами? А то уж больно много в тебе пафоса да пустоты.

Договорить мне не дали. Спутники заносчивого эльфика подскочили к нему с двух сторон, тем самым показывая свою готовность оберегать и защищать. Один из эльфов, окинув меня пронизывающим взглядом, протянул руку. Я скептически приподняла бровь, продолжая постукивать по ладони рукояткой хлыста.

— Отдай! Мы уходим, — коротко произнёс эльф. Ни злости, ни агрессии, ни приказного тона не было в голосе парня. Но и просьбой это назвать было нельзя. Слишком ровный тон, таким можно и «Бывай» сказать. Я пожала плечами, подкинула хлыст, который эльф с лёгкостью ловко поймал. После чего троица поскакала к воротам города.

Я ещё несколько минут посмотрела им вслед, после чего мы с Крэдом всё-таки отправились дальше. Всю дорогу мой спутник был молчалив, только искоса поглядывал на меня. Я видела, что он порывался что-то спросить, даже рот открывал, но потом снова его закрывал, так и не задав вопроса.

— Крэд, может, хватит маяться? Спрашивай уже, а то мнёшься, как целка после семи абортов. Я же вижу, что тебя явно что-то гложет. И я изведусь от любопытства, если не узнаю, — не выдержала я томления оборотня и его нерешительности. Он с сомнением посмотрел на меня, вздохнул. Ещё раз окинул взглядом и наконец решился:

— Зи, а через какой портал ты прибыла? До меня только сейчас дошло, что у нас нет портала на Землю. К тому же вызывает подозрения и тот факт, что ты слишком рьяно защищаешь людей, заботишься о них. И последнее… — мой спутник замялся, принюхался, будто изучая меня, а потом, решившись, закончил фразу: — Насколько мне известно, на Земле никаких других существ, кроме людей, нет. Но в тебе я хорошо ощущаю силу, ты не можешь быть человеком. Вот меня и терзают сомнения: каким образом ты стала нелюдем?

— Ха, и это то, из-за чего ты так долго мялся? — удивилась я. Он кивнул. — Крэд, тут всё просто. Я действительно до недавнего времени была человеком. Но в моём мире мой напарник меня подставил, предал, заманив в странный особняк, где сумасшедший учёный проводил странные эксперименты. Как я поняла, мы вдвоём погибли. А второй выход из того особняка как раз оказался в этот мир. Я вышла в запретном лесу, искупалась в мёртвом водопаде. Результат ты видишь. Я перестала быть человеком.

— Ты прошла запретный лес и осталась жива? — удивился Крэд, с уважением глядя на меня. — И тебя не сжёг мёртвый водопад? Но это нереально, — восхитился он. Теперь пришла моя очередь удивляться, я даже рот открыла, настолько была поражена.

— А что, запретный лес — это нечто ужасное? Я вот ничего не заметила. Напротив, мне оттуда и выходить не хотелось, там так спокойно, уютно, легко и дышится просто классно, — с мечтательной улыбкой произнесла я. — А водопад… м-м-м… это отдельная песня. Он тёплый, приятный. В нём купаться было одним удовольствием. Он ещё и мою одежду выстирал, выгладил, так что мне не пришлось на чистое тело надевать грязный комбинезон.

По мере того, как я говорила, оборотень всё больше впадал в ступор, рассматривая меня так, словно я ему сообщила, что Луна квадратная или треугольная. Неверяще, но в то же время с немым обожанием. Я сначала не поняла его взгляда, а объяснять он мне просто отказался. Да и в этот момент мы пришли на невольничий рынок.

Я представляла себе клетки, в которых в страхе жмутся и трясутся люди. Но на деле всё оказалось по-другому. Небольшие ограждения-загоны, где стояли стулья и столы. Любой покупатель мог войти в загон, сесть за стол и, перед тем как выбрать раба, пообщаться с ним. Кое-где я как раз заметила нага, разговаривающего с парнем, они бурно что-то обсуждали, жестикулировали и смеялись. Вот так легко? У человека не было ни робости, ни страха. Девушки-рабыни, разговаривающие с потенциальными покупателями, держали головы опущенными вниз. Ага, я вспомнила ту девушку, которую встретила первой, она говорила, что рабы не имеют права смотреть на хозяина или существо любого вида. Но ведь парень-то смотрел прямо в глаза нагу, я это отчётливо видела. Значит, это правило касалось только девушек?

Крэд молчаливой тенью следовал рядом со мной. Он всё время молчал, о чём-то напряжённо размышляя. На рабов он вообще не смотрел. Они ему были неинтересны. Я даже решила узнать, так ли это.

— Крэд, а ты себе не желаешь раба или рабыню прикупить? Будет и у тебя помощник или помощница.

— Зачем? Я ветер вольный, сегодня здесь, завтра в другом месте. Я подолгу не задерживаюсь нигде. Это сейчас у меня небольшой отпуск, который скоро закончится. Заказов у Зэйдена много, но меня он пока не трогает. Уже через недельку мой отдых закончится и не будет времени даже в гильдию попасть. Только и останется скакать по мирам, выполнять задания. Бывает так, что я не появляюсь в одном месте и год, и два, а то и три, — ответил оборотень, с какой-то затаённой тоской посмотрев на меня.

— Ого! И у меня так будет? — удивилась я. — Но ведь первые два задания я выполнила быстро. С чего взяться задержкам?

— Зи, тебе просто повезло. Ты ведь наверняка должна знать пословицу: «Новичкам везёт». Ты в нашем мире новичок, потому тебе и выпал такой удачный шанс быстро справиться. Несколько посланных за ключом к феям воришек зря потратили месяц, но так и не выполнили задания. Они и вернуться-то смогли благодаря тому, что справились с другими поручениями. Иначе так и остались бы на Коуше. Ты ведь помнишь, что без выполнения задания талпар не изменит цвет и ты не сможешь вернуться? — на это я только кивнула. — Но если сможешь выполнить другое задание, которое доставит вестник, тогда путь домой будет открыт, — пояснил юноша, заставив меня задуматься.

— Ой, та девушка, которую я встретила первой в этом мире! — изумлённо воскликнула я, заметив в одном из загонов свою помощницу, которая мне указала путь к рынку, а потом и к таверне. — Давай подойдём ближе, а? Я могу её купить? — обернулась я к Крэду. Тот кивнул.

Мы подошли к бревенчатому ограждению. Остановились. Я облокотилась на заборчик и несколько минут рассматривала задумчивую девушку. Она не смотрела по сторонам, полностью погрузившись в себя. Её руки скрещёнными лежали на подоле платья. Она была полностью расслаблена. Волнения или страха я в ней не почувствовала. Через пару минут, словно почувствовав взгляд, девушка подняла голову. В глазах её появилось узнавание, мелькнувшая радость на лице согрела душу. Я и сама не могла понять, чему радуюсь. Но мне вдруг стало приятно, что она меня запомнила.

Крэд отодвинул доску, пропуская меня внутрь. Я вошла в загон, а он остался ждать снаружи. Подойдя к столу, я присела на стул, положила руки на гладкую поверхность и сразу же спросила:

— Ты меня помнишь? — рабыня кивнула. Едва заметная улыбка появилась на её губах. — Пойдёшь ко мне работать?

— Лаэра может приказать, — произнесла та, но я мотнула головой.

— Лаэра не привыкла приказывать. К тому же по принуждению ни одна работа не будет в радость. А мне нужна верная и преданная помощница. Поэтому мне и нужно твоё согласие. Я не признаю рабства, но мне объяснили довольно доступно, что может случиться со свободным человеком. Потому я и хочу заручиться твоим согласием. Если ты сама желаешь на меня работать, я куплю тебя. И ещё: когда я разговариваю с собеседником, то предпочитаю видеть его глаза. Плевать я хотела на все правила, — выдала я, пристально наблюдая за девушкой. Та вся засветилась и робко поинтересовалась, сама испугавшись своего вопроса:

— А на какой срок лаэра меня покупает? — заметив моё недоумение, она пояснила: — Дело в том, что рабов обычно покупают на год. Тот день, когда вы меня встретили, был предпоследним. С того времени я здесь и нахожусь.

— Я могу купить тебя навсегда, если это возможно, — задумчиво протянула я. Девушка готова была броситься мне на шею от счастья, но сдержала свой порыв. Её широкая улыбка ясно показала, что она думает по этому поводу. Я кивнула, щёлкнула пальцами. В ту же секунду передо мной появился… Хэрм. Я усмехнулась. — Какие нелюди — и без охраны! — пропела я, смотря на недовольного вампира. — Я её покупаю, бессрочно, то есть навсегда.

— Это будет стоить намного дороже, — машинально произнёс вампир, потом сам же и сплюнул. — Тьфу ты! Кому я об этом говорю. Вот, подпиши, можешь её забирать и проваливать.

— Так, клыкастый! — я медленно встала со стула, Крэд тут же оказался около меня. Но я ему махнула рукой, что всё в порядке. — Тебя не учили, как с дамами разговаривать? Не забывай, я ведь могу и отключить свою доброту, а тогда… ты знаешь, что с тобой будет? — тот недовольно кивнул, навесив на лицо дежурную улыбку. Я подписала договор, отсчитала двадцать золотых, которые были указаны в документе, и, забрав девушку, послала воздушный поцелуй клыкастому, не забыв при этом бросить шпильку: — Вот, умеешь ведь быть душкой, когда захочешь. Привет змею.

Мы неторопливо вышли из загона и направились гулять. В гильдию пока идти было рано, я ведь ещё не отыскала того, чего требовала моя душа. А вот когда мы проходили мимо рынка с животными я увидела его — красавца-коня, белоснежного, с переливающейся гривой. Хотя откуда у меня тяга к лошадям, я совершенно не могла понять. Ездить-то на них я всё равно не умею. Но именно его я захотела купить. Крэд попытался отговорить меня, но я оказалась слишком упёртая.

Знала бы я в тот момент, с чем придётся столкнуться из-за своего упрямства, — прошла бы мимо. Но в тот момент я этого не знала, потому смело направила свои стопы к белоснежному красавцу.



Глава 8

Стоило подойти ближе, как я просто замерла в восторге. В тот момент меня даже не насторожил тот факт, что именно около белоснежного коня не было ни одного существа, тогда как около остальных толпился народ, рассматривал, приценивался. А к этому никто, кроме меня, не подошёл.

— Лаэра, это может быть опасно, — тихо прошептала девушка, которую я купила. Я бросила на неё расфокусированный взгляд, не понимая, о чём она. — Это эльфийский скакун, а они строптивые, гордые, вредные и сами выбирают хозяев. С ними может справиться только эльф или, на худой конец, оборотень. Более того, ни одну девушку они к себе не подпускают, не говоря уже о том, чтобы позволить сесть на них.

— И что он может сделать? — удивилась я. В этот момент до меня дошло, что я ни разу не сидела на лошади и даже не представляю, как это делается. А если мне сейчас скажут проехать на нём? Вот будет позорище! Я осторожно оглянулась. Вот чёрт! Недалеко от меня стал собираться народ, с интересом, усмешками, лёгкой снисходительностью, а некоторые и со злорадством поглядывая на меня. Отступать поздно. Если я сейчас дам задний ход — опозорюсь окончательно и бесповоротно. Как же мне быть?

— Лаэра желает скакуна? — подскочил ко мне юноша. В его глазах светился интерес, но было ещё что-то такое… злорадное, что ли, даже мстительное, чего я вообще не могла понять. Ему-то что, если я облажаюсь?

— Лаэра пока присматривается, — чинно ответила я, осторожно протягивая руку к коню. Он щёлкнул пастью, едва не оттяпав мне руку. Я вовремя отдёрнула её и пришла в ужас, успев заметить острые клыки во рту у красавца. — И что ты разошёлся? — обратилась я к нему. — Так нравится стоять тут в гордом одиночестве? Тебя ведь всё равно никто не сможет купить, если ты будешь таким упрямым. А со мной можно договориться. Я всё равно не умею ездить верхом, — шёпотом добавила я и едва не отскочила, когда конь ехидно на меня посмотрел и, как мне показалось, с лёгкой насмешкой покачал головой. — Ты меня понимаешь? — одними губами прошептала я свой вопрос, конь кивнул. — Ух ты! Вот это чудо из чудес. Ты прекрасен. И умён, и понятлив, ещё и безумно очарователен! — вполне искренне восхитилась я. Конь фыркнул, но я решила, что он был доволен моими словами. — Можно я поглажу твою гриву?

Сначала белоснежный красавец пару секунд рассматривал меня. Я напряжённо ждала. Секунды превратились в часы. Наконец, он повёл носом по воздуху, мотнул головой — наверное, муху отгонял, — а потом чинно кивнул. Я обрадовалась и благоговейно провела по мягкой гриве коня. Она оказалась словно водопад шёлка. Мне захотелось запустить обе руки в его гриву и не выпускать.

— Ой, какая прелесть! — на моей шее проснулся Федот. Он рассматривал коня, его глаза при этом радостно светились. — Зи, вредина, ты меня не разбудила, а тут такое великолепие. Мы его купим? — заверещал колобок.

— Не знаю. Если он согласится «купиться». Как мне объяснили, он сам выбирает хозяина. Так что спрашивай у него, пойдёт он с нами или нет, — произнесла я, не сводя при этом взгляда с красавца. Тот задумался, прикрыл глаза. Напряжённое ожидание свело все мои мышцы. Юноша, стоящий рядом, о котором я напрочь забыла, подал голос:

— Я сомневаюсь, что он согласится, его порода не признаёт женщин, они носят на себе только непревзойдённых воинов. Вы относитесь к этой категории? — парень уже не скрывал насмешки и презрения.

— Нет, я боец другого фронта, но тем не менее его быстрый бег очень даже мне пригодится, когда придётся удирать. Надеюсь, бегает он быстро? — ответила я.

— Ещё как, их иногда сравнивают с ветром, настолько они быстры и молниеносны, — с гордостью произнёс продавец.

В этот момент, словно желая сделать что-нибудь назло наглому парню, конь пнул меня в плечо. Я несмело протянула руку. В это время Федот, нимало не смущаясь, подлетел к красавцу, обнял его за шею и зарылся носом в гриву, при этом что-то восхищённо бормоча. Слов я разобрать не смогла, но конь не был против, он снисходительно пытался косить взглядом на пушистика. Но потом снова обратил свой взгляд на меня и кивнул головой. Я от радости забыла, как дышать. А вот продавец скривил в досаде губы. По собравшейся толпе прошёл ропот недовольства. Наверняка многие рассчитывали на концерт по заявкам с моим участием, где я бы исполняла роль шута, но зрелище накрылось медным тазом, так и не начавшись.

Протянув мне свиток, юноша ткнул пальцем, где мне расписаться за мою собственность. Он озвучил сумму в пятьдесят золотых. Я передала кошель Крэду, чтобы он отсчитал нужную сумму. А сама от радости повисла на красавце-скакуне.

— Теперь вы должны продемонстрировать всем свои навыки, — донеслось до меня. Я в непонимании оглянулась на продавца. Что ему ещё от меня надо? О каких навыках он глаголет?


— Вы купили необычного коня, и нам всем хотелось бы увидеть, как вы сможете им управлять. Одного круга по загону, думаю, будет достаточно.

Вот тут-то я и поняла, насколько крупно попала. Я с мольбой посмотрела на своё приобретение, потом на колобка, который не обращал на меня внимания, занятый скакуном. Я вздохнула, собираясь выдать тираду, что я не обязана развлекать народ. Но только я набрала в грудь побольше воздуха, чтобы высказаться, как меня в плечо толкнула морда коня. Обернувшись, я поражённо застыла. По толпе прошёл гул. Многие ахнули. И было от чего. Опустившись на все четыре конечности, красавец предлагал сесть на него верхом. Мне и позориться не пришлось. Я осторожно села. Ко мне подлетел Федот и зашептал в ухо:

— Зи, главное, не показывай свой страх. С него невозможно упасть, если он этого не захочет. Так что представь, что ты сидишь в кресле с чашкой кофе. Расслабься и улыбайся толпе. Пусть сдохнут от зависти.

На его слова я кивнула, натянула, как было сказано, на лицо улыбку, и с прямой спиной — всё-таки напряжение не хотело отпускать — уставилась на всех собравшихся. Конь очень аккуратно встал и чинно-степенно проделал круг по загону. Стоило ему снова опуститься на колени, чтобы я слезла, я быстро обняла его за шею и чмокнула в лоб, прошептав слова благодарности. Я скорее почувствовала, чем увидела, что ему это понравилось.

— Надеюсь, теперь всё? Концерт окончен? Мы можем быть свободны? — с видом королевы надменно поинтересовалась я у продавца. Тот нерешительно кивнул. Я пошла на выход, за мной двинулись девушка-рабыня, Крэд и скакун, на шее которого повис Федот.

Толпа перед нами расступилась. Только выйдя из торговых рядов, я облегчённо выдохнула, радостно взвизгнула, повисла сначала на шее Крэда, чмокнув его в щёку, потом обняла скакуна.

— Получилось! — подняв руки вверх, я готова была прямо сейчас танцевать танец победителя. — Ветер теперь мой!

— Зи, ты ведь не умеешь ездить на лошадях, — осторожно заметил Крэд. — К тому же к'ардэны — непростые кони.

— Знаю-знаю, меня уже просветили по этому поводу, — замахала я руками. — Они гордые, своевольные, сами выбирают хозяина. Мне об этом сказал тот тип, который ждал, что я опозорюсь.

— Всё это так, но есть ещё кое-что… — слишком тихо добавил Крэд. Вот теперь я насторожилась. А Ветер тут же показал клыки и ткнулся мордой в мою ладонь. Э? Он есть хочет? А мы ничего и не брали с собой. Ни яблока, ни сахара.

— Он наверняка голодный, — заметила я, поглаживая морду коня. Крэд кивнул. О! Я угадала. — Так надо срочно купить ему еду и накормить. Что он ест? — улыбаясь, с умилением смотря на уже своего красавца, я ждала ответ.

— Он не ест, он пьёт… кровь хозяина, — на грани слышимости выдал мне оборотень. Слишком медленно улыбка стала сползать с моего лица. Я неверяще обернулась к товарищу, тот подтвердил свои слова кивком. Я посмотрела на Ветра, и он кивнул головой.

— А как же… Он что, вампир? — не скрывая ужаса, спросила я. — И как он будет пить кровь?

— А ты сама у него и спроси, — съехидничал оборотень. — Раз никогда не желаешь слушать советов, а действуешь импульсивно. Теперь тебе придётся расхлёбывать.

— Ветер, ты правда пьёшь кровь? — погладила я коня по гриве. Он кивнул. — Тогда вот моя рука, я, правда, не знаю, что надо делать. Ты сам разберёшься? — ещё один кивок был мне ответом.

Очень осторожно зубами обхватив мою ладонь, скакун вонзил в неё два клыка. Самым удивительным было то, что я ничего не почувствовала. Не было боли, к которой я приготовилась, ушёл и страх. Более того, меня охватила некая эйфория, характера которой я не понимала. В теле заполыхал жар. По спине скатилась капля пота. Несмотря на промозглый ветер, мне было тепло, хоть куртку я оставила в гильдии. В этот же момент я ощутила толчок около солнечного сплетения. Книга. Она что-то хочет мне сказать? Быстро повертев головой, я заметила чуть в стороне скамейку, скрытую длинными и низкими ветвями деревьев. Подождав, пока скакун напьётся, я направилась к ней. Достала книгу. Та вся светилась. Девушка-рабыня и оборотень в ужасе отшатнулись. Я не обратила на это внимания.

Страницы зашелестели. Стали проступать буквы. Я прочла: «Поздравляю! Первое достойное приобретение. Теперь вы связаны. Ещё пара кормёжек — и сможете общаться мысленно. А теперь запомни правило: не всё то, чем кажется. Хорошее может оказаться гнилью, а неприязнь — смениться на любовь или дружбу. Будь осторожна».

— Э? А можно более доступно? — попросила я, но книга с громким звуком захлопнулась и перестала светиться. — Язва ты! Только усугубила моё любопытство, — в сердцах я засунула её обратно за пазуху и встала. И только сейчас смогла заметить ужас на лицах спутников. — Что? — не поняла я. — Какая муха вас укусила? Вы привидение увидели? Или у меня лишние части тела появились? Говорите уже, не молчите.

— Зи, скажи, а ты где книгу жизни взяла? — слишком осторожно, ласково, как у душевнобольной, спросил Крэд. — И как она тебя ещё не наказала за такое обращение?

— А что не так с обращением? — не поняла я. — Эта книга меня здорово выручила… — я резко запнулась, так как почувствовала обжигающий жар под одеждой. Книга не желает, чтобы я о ней говорила? Но почему? Хм, странно. Но раз она так желает, то я помолчу.

— И как она тебя выручила? А главное, где ты её вообще взяла? — не унимался Крэд. — За ней когда-то охотились маги всех миров. Но не то что достать, даже отыскать не могли. А тут являешься ты. Мало того что переплюнула всех нас в воровском ремесле, смогла сходу приручить эльфийского демона, так ещё и книга оказалась у тебя. С которой ты обращаешься так… так… — оборотень даже слов подобрать не мог, чтобы выразить своё возмущение.

— Крэд, не ты ли мне давеча говорил, что новичкам везёт? — сузила я глаза. Во мне стал подниматься гнев. — А сейчас предъявляешь мне претензии? Только я никак не могу понять их сути. После попадания в ваш мир мне просто повезло — и с книгой, и с Ветром. Что касается ремесла… Побывал бы ты в нашем мире, сам стал бы асом. Там другие не выживают, сразу попадают за решётку. А тюрьма ломает людей. Не знаю, какие они у вас, тюрьмы, а у нас и врагу не пожелаешь там оказаться. Поэтому ворам остаётся лишь оттачивать навыки, можно сказать, до автоматизма, чтобы не только не попасть в руки правосудия, но ещё и украсть так, чтоб никто не понял, что это твоих рук дело. Поэтому с ремеслом никаких секретов нет, только профессионализм, не более.

— Просто необычно всё, — сразу стушевался от моего монолога товарищ. — Непривычно то, какая ты вся получилась везучая.

— Ага, везучая. Если бы не Федот, ещё на первом задании бы скопытилась — это раз, во-вторых, если б не Шэн, фиг бы я покинула мир Коуш, и, в-третьих, будь я вся такая всемогущая, то, попав в ваш мир, я б ещё и магией владела. Один щелчок пальцев — и не надо было бы напрягаться. А так, увы и ах, магии мне не дали, приходится всё делать самой, — злость прошла, но остался неприятный осадок после этого разговора. Девушка-рабыня молчала, только смотрела на меня широко раскрытыми глазами. — Идём в гильдию, я устала.

Ни на кого не глядя, я погладила Ветра, который во время моего монолога стоял, положив мне голову на плечо, и внимательно слушал мою речь. Крэд пребывал в задумчивости. Я прекрасно видела, как он в душе борется с чем-то. На его лбу появлялись хмурые складки, которые то разглаживались, то становились глубже. Губы были поджаты. Он бросал косые взгляды то на меня, то на коня. На девушку-рабыню не смотрел, она была ему неинтересна.

— Как тебя зовут? — вспомнив, что до сих пор не удосужилась узнать имя приобретённой девушки, я обернулась к ней. Та стушевалась и тут же опустила глаза.

— Как лаэра пожелает, — прошептала она. Я сжала руки в кулаки, вдохнула, выдохнула. Потом, стараясь не сорваться на крик от такого подобострастия, ровно произнесла:

— Послушай меня внимательно. Я тебе уже говорила: мне не нужны рабы, мне нужна помощница. Поэтому тебе предстоит не только тупо исполнять приказы, но и советовать, спорить, наконец. Поэтому засунь своё подобострастие в за… кхм… подальше куда-нибудь. И давай договоримся: ты чётко отвечаешь на заданные вопросы. Лаэра не желает ничего придумывать или соображать, она предпочитает получать ответы на свои вопросы, и по возможности быстро. Надеюсь, я ясно изложила свою позицию?

— Кара, — ответила девушка, кивнув головой. — Хорошо, лаэра, я постараюсь. Это сложно, но я правда буду стараться, — её лицо осветила робкая улыбка. Теперь пришла моя очередь улыбнуться и со спокойной совестью отправиться в гильдию.

— Ты совсем рехнулась? Рабам нельзя давать поблажек, иначе они совсем распоясаются, — процедил Крэд, посмотрев неприязненно на девушку. Но она ответила ему прямым и открытым взглядом. Я едва не расхохоталась. Молодец, девочка, быстро учится. Достойная будет ученица.

Ветер хмыкнул, Федот захрюкал и в своей непосредственной манере сразу же выдал, не забыв подлететь к Каре и чмокнуть её в макушку:

— Умница, быстро схватываешь. А ты, Крэд, не куксись и не строй из себя непримиримого рабоненавистника. Тебе это не идёт. Расслабься, улыбнись. Жизнь прекрасна, нечего себя накручивать. Получай от жизни удовольствие. И вообще, я есть хочу. Зи, ты совсем меня не жалеешь, хочешь, чтобы я с голоду помер? Кто твою тощую задницу спасать будет?

— Эй! Ща как тресну, — возмутилась я. — Почему это она тощая? Красивая задница. Чем она тебе не нравится? Договоришься у меня. Затискаю до смерти — твоей, разумеется, — расхохоталась я, заметив, как шуганулся от меня колобок, спрятавшись в гриве Ветра. — Ладно, я тоже проголодалась, идёмте уже. Как раз успеваем на ужин. Время быстро пролетело, а мы толком и не успели ничего сделать. Нам ведь ещё найти тех, кому мы пыльцу сбывать будем. Но это уже завтра.

— Мы можем заскочить в лавку, она по дороге, там и спросишь у мастера Заха, станет ли он твоим покупателем, — обернулся ко мне Крэд. Я подумала и кивнула.

— Хорошо, зайдём. Минут десять, думаю, роли не сыграет. Да, колобок? — я обернулась к Федоту, выглядывающему из-за гривы Ветра. Он не ответил, только кивнул.

Метров через сто-сто пятьдесят мы наткнулись на довольно симпатичный домик. В три этажа, круглая покатая крыша, на ставнях вырезаны птицы с пушистыми хвостами. Павлины, что ли? Высокое крыльцо тоже было украшено резьбой. Прямо как в древнерусских сказках. Я даже улыбнулась. Ностальгия накатила.

Крэд взбежал по ступенькам и пару раз стукнул массивным металлическим кольцом по двери. Она распахнулась, приглашая нас внутрь. Ветер остался на улице, Кара тоже, а мы с Федотом и Крэдом вошли внутрь. Навстречу нам вышел статный мужчина лет тридцати пяти. Светловолосый, угрюмый. Со шрамом на лбу и на подбородке. Но они его не портили, а придавали вид мужественного человека. Тьфу, всё время забываю, что людей тут нет на подобных должностях. Человек не стал бы владельцем лавки. Значит, это нелюдь.

— Доброго вечера, лаэра. Что желаете? — его густой баритон будто мёд впитывался внутрь моего тела. Мне даже показалось, что я физически ощущаю прикосновение. Странная напасть на меня нашла.

— Здравствуйте! Хочу заключить с вами договор. Но только в том случае, если вы используете пыльцу фей в своих зельях, — пожала я плечами, отгоняя странное наваждение. Мужчина разглядывал меня, будто сканируя. Я на миг подумала, что он уже проверил все мои внутренности. Так и подмывало спросить, всё ли у меня с органами в порядке. Еле сдержалась.

— Пыльцу я использую, — согласился мастер Зах. — Но позвольте поинтересоваться: где вы её достанете? И на какой вес мне рассчитывать?

— У меня контракт с феями на поставку пыльцы, — призналась я. — А вот по поводу веса ничего не могу сказать. Для начала назовите тот, который вы сможете купить. Всю партию вы всё равно забрать не сможете.

— Прошу ко мне в кабинет, там и обсудим всё, — протянул приглашающе руку мужчина. Федот тут же повис на моей шее, показывая, что одну меня не отпустит. Хозяину лавки ничего не оставалось, как пропустить нас двоих. А вот оборотня он попросил обождать там, где мы разговаривали. Крэд оказался недоволен, но спорить не стал. Только кивнул и присел на небольшой диванчик, всем своим видом демонстрируя вселенскую обиду.

Мы вошли в небольшой кабинет. Сразу стало понятно: женщина к нему руку не прикладывала. Всё слишком строго, минимум обстановки, только стол, два стула, в углу — закрытый шкаф. Больше ничего не было. Ни цветка на полке, ни картин, даже шторы были серыми и однотонными. Кабинет навевал уныние. Я осторожно присела на один из стульев.

— Итак, я думаю, мы заключим договор на… — мужчина что-то говорил дальше, но я отключилась. Мне показалось, что моим телом управляет кто-то другой, а я только со стороны наблюдаю за собой, сидящей с блаженным видом и кивающей головой. В тот момент, когда мне протянули иглу для скрепления договора, тело обожгло изнутри, да помимо этого ещё и Федот больно ущипнул за шею. Наваждение спало. Я более осмысленно посмотрела вокруг, вперила взгляд в документ, который едва не подписала, и… меня захлестнула волна ярости.

— Мастер Зах, вы всегда ведёте свои дела нечестным образом? Пользуетесь магией, чтобы затуманить мозги, а потом радуетесь, какой вы умный и всемогущий? Так вот, этот договор я подписывать не стану. За такую цену я вам зимой снега не продам, не говоря уже о пыльце. Но раз вы считаете себя таким умным и слишком продуманным, то и я не лыком шита.

Схватив перо, которым он писал договор, я приставила к указанной сумме два нолика, после чего, уколов палец, капнула на договор кровью, пока этот гад не успел вырвать его у меня из рук. Мастер Зах завыл, честя меня на все лады. Я же сидела и усмехалась.

— В моём мире была пословица: «Не рой другому яму, сам в неё попадёшь!». Вы получили то, что заслужили. Не хотели по-хорошему, думали обманом получить товар почти задаром? Так не бывает. На любого умного и продуманного найдётся кто-то умнее и хитрее. Ваши методы использовать магию не всегда эффективны. А сейчас я жду предоплату, — я встала и протянула руку.

Мужчина молча раскачивался на стуле. У меня создалось ощущение, что он меня вообще не слышал. И если сначала я не понимала причины его трагедии, то потом, посмотрев ещё раз в договор, поняла всё. Это у нас два прибавленных нолика не сильно, но ощутимо сказались бы на кошельке, учитывая мизерность суммы, которую скупец написал в первый раз. А здесь была другая система ценностей и два нолика имели слишком большой вес. Я обрекла мага на полное банкротство. И если один раз он ещё будет в состоянии мне заплатить, то на второй раз — нет, так как проданная пыльца не сможет окупить затрат, которые он понёс.

Ни жалости к нему, ни угрызений совести я не испытывала. Он сам виноват. Не захотел договориться со мной по-нормальному — пусть теперь расплачивается. Зато будет ему наука на будущее, нечего решать все дела нечестным путем. Не я, так кто-нибудь другой обязательно бы наказал этого гада.

Но тут в голову ударила ещё одна мысль: а ведь Крэд наверняка знал об уловках мастера Заха. И не предупредил? Я попыталась оправдать оборотня незнанием, что он неспециально предложил именно этого мага, что злиться ему на меня нет смысла и резона. Но в душе всё больше разгорались сомнения. За что же Крэд так хотел со мной поступить? Чтобы не мучиться, я решила проверить товарища. А потом уже выносить ему приговор: станем ли мы и дальше общаться, или мне держаться от оборотня подальше. Ведь неизвестно, какую пакость он придумает в следующий раз. А жаль, Крэд мне понравился именно из-за своей открытости, дружелюбия и готовности прийти на помощь. И очень будет жаль, если окажется, что всё это напускное и фальшивое.

Как только мастер Зах, открыв ящик стола, бросил мне кошель — увесистый, надо сказать, — я подхватила его и отправилась на выход. Не забыв язвительно обронить, даже не повернувшись:

— Не стоит нас провожать, мы сами найдём дорогу к выходу. А вы отдыхайте и думайте над своим поведением. Вам это сейчас нужнее.

Пересчитывать деньги я не стала, потому что обмануть он меня всё равно не сможет — договор не позволит. Сейчас у меня была другая задача. Остановившись за дверью кабинета, я чмокнула Федота и горячо поблагодарила, так же как и книгу, которая, я уверена, тоже приложила усилия к тому, чтобы вернуть меня в чувство.

— А теперь, мой хороший, ты должен мне подыграть. Необходимо узнать, специально Крэд нас завёл именно сюда или он и понятия не имел о нечестных методах мастера. Поможешь мне?

— Куда ж я денусь? — буркнул Федот, делая зверское лицо и входя в образ. Я натянула на лицо скорбное и удручённое выражение, потёрла глаза, чтобы придать им хоть немного заплаканный вид, и опрометью выскочила в холл, где дожидался оборотень.

— Ненормальная, разве можно так, не думая, подписывать! И какая муха тебя укусила? Почему ты меня не слушала? Что на тебя нашло вообще? — отчитывал меня Федот, пока я усиленно тёрла глаза, имитируя непролитые слёзы. Из-под полуопущенных век я наблюдала за оборотнем. На мгновение злорадная усмешка коснулась губ оборотня, о многом мне поведав. Но в следующую секунду он подскочил ко мне:

— Зи, что случилось, что произошло? Ты чего такая? — в этот момент я всхлипнула и уткнулась в плечо оборотня. — Зи, да объясни ты мне, что произошло!

— Лоханулась она, вот что произошло! — рявкнул Федот. — Этот тип затуманил ей мозги и обвёл вокруг пальца!

— Да вы что?! — фальшиво изумился Крэд. Я всё поняла. Отстранилась, пристально посмотрела на оборотня, что его изумило. А потом, горько усмехнувшись, ровным голосом поинтересовалась:

— Крэд, какой процент от сделки получаешь ты? И сколько таких недоумков вы уже надули? Ты ведь специально не предупредил меня о нечестных методах мастера Заха. Но в этот раз мне повезло, и с носом остался он. Меня вовремя привели в чувство, и отныне твой так называемый партнёр — банкрот. Причём полный. Теперь он вряд ли захочет ещё кого-то обмануть.

Не веря моим словам и уже совершенно не заботясь о разоблачении, оборотень бросился в кабинет мага. Мы с Федотом переглянулись, ударили по рукам и вышли на улицу, где нас ждали Ветер и Кара. В гильдию мы двинулись без Крэда. Она уже виднелась на горизонте, заблудиться было невозможно.

Во дворе занимались несколько обитателей большого и дружного дома. Среди них я увидела фехтующего Шэна. Он мельком обернулся, глянул на нас и отвернулся. А в следующую секунду очень медленно и неверяще обернулся всем корпусом и уставился сначала на Ветра, потом на меня. На его лице застыло изумление. Впрочем, не у него одного. Остальные тоже бросили свои дела и, не отрывая взгляда, рассматривали моё приобретение.

Шэн медленно приблизился. Я сглотнула и непроизвольно облизнулась. Его голый мощный торс с капельками влаги от тренировок притягивал взгляд. А под одеждой парень казался таким худеньким. Сейчас я поняла, как была не права. Подняв глаза на Шэна, заметила его ухмылку, в которой было превосходство. Вот гад, заметил, как я его разглядывала!

— И откуда такая прелесть? — он на шаг приблизился к Ветру. Руки держал за спиной, боясь протянуть их к коню. — И как он согласился с тобой прийти? Видимо, ещё не осознал, куда вляпался.

— Ничего, скоро всё осознает, — ответила я, прижимаясь к шее Ветра. Неизвестно почему, но так я почувствовала уверенность и защиту. — К тому же мы прекрасно нашли общий язык.

— А Крэда ты где потеряла? Скормила демону? — хохотнул Шэн. Я сдвинула брови.

— Нет, он остался со своим напарником, который пытался нас облапошить, за что сам же и пострадал, — за меня ответил Федот. Теперь пришла очередь Шэна хмуриться, не понимая, о чём тот говорит.

— А с этого места поподробнее, — не выдержав, попросил оборотень. — А то я не понял, какие напарники у моего собрата. И кто кого пытался облапошить?

Я рассказала о предложении Крэда, о посещении лавки мага, о наваждении, вызванном магическим воздействием мастера Заха, о подставе, которую я ему устроила в отместку, и, наконец, о нашей с Федотом проверке товарища, которую ту с треском провалил, выдав себя со всеми потрохами.

Во время моего рассказа Шэн всё больше смурнел. Его глаза потемнели и налились кровью. Мне даже показалось, что он сейчас на меня набросится и раздерёт на мелкие куски. Ветер рыкнул, положив мне голову на плечо, но не спуская взгляда с оборотня. Шэн быстро пришёл в себя.

— Так вот кто виновник многих неприятностей! А мы-то, идиоты, подозревали совсем других, — выдал Шэн фразу, которую я не поняла.

— Что произошло? Где Крэд? Ого! Зи, только не говори, что этот красавец твой? — к нам неслышно подошёл Зэйден. Они с оборотнем обменялись быстрыми взглядами. Значит, свой рассказ повторять не придётся, хриплый всё слышал. Интересно, что же будет дальше? И кому ещё успел насолить Крэд, если Шэн сказал о поиске гада, устроившего много неприятностей.



Глава 9

— Зи, отведи своего красавца в стойло, к сожалению, внутрь ему нельзя, — посмотрев на коня, заметил Зэйден. Ветер понимающе кивнул. — А потом я жду тебя у себя, нам необходимо многое обсудить.

Я погладила Ветра по шее, и мы отправились в видневшееся за домом небольшое строение. Войдя внутрь, огляделась. Полумрак помещения мешал рассмотреть всё в деталях. Навстречу вышел молодой парнишка, его чуб стоял, как будто волосы поднялись дыбом от испуга, а сам он улыбался.

— Ух ты! Эльфийский демон! — восхитился юноша. — Впервые вижу его так близко. Это твой? — горящими глазами парень посмотрел на меня с огромной долей уважения и симпатии. Я кивнула. — Здорово! Он у нас будет, да? — ещё один мой кивок. Но Федот решил подать голос:

— Вот дурья башка! Где ж ему ещё быть, раз хозяйка пока здесь живёт? Конечно, рядышком. В дом-то его не пускают, придётся бедолаге тут кантоваться.

— Почему бедолаге? — не понял парнишка. — Я всегда хорошо ухаживаю за лошадьми. Если он позволит, то его я вообще буду холить и лелеять. Такую красоту стоит поддерживать в надлежащем виде.

— Ветер, ты позволишь парню поухаживать за твоим величеством? — дружелюбно поинтересовалась я и засмеялась, когда конь, подняв голову, сделал вид, что задумался, кося на меня хитрым взглядом. Потом чинно кивнул. — Чудесно, прелесть ты моя. А сейчас я оставлю тебя на попечение юного дарования, мне необходимо поговорить с Зэйденом. Не скучай, ладно? — получив от Ветра согласие, я чмокнула его между глазами и, подхватив Федота, помчалась в дом.

В холле что-то бурно обсуждали Зэйден с Шэном. Оба были нахмурены, размахивали руками, что-то доказывали друг другу. Я пару минут понаблюдала за ними, потом поинтересовалась:

— Что за шум, а драки нет? Поделитесь, о чём вы так дискутируете оживлённо. Может, и я включусь?

— Идём, — бросил Зэйден, широким шагом направляясь к кабинету. Оборотень на меня даже не посмотрел. Скрипнув зубами, он двинулся следом за хриплым. Я потрусила за ними.

Стоило войти внутрь, как я сразу же попала под шквал вопросов:

— Как ты узнала, что именно Крэд замешан в сговоре с магистром? Как тебе удалось избавиться от магического наваждения? Защита, которую я тебе дал, в случае с нашими магами не работает. Как тебе удалось проучить мастера Заха? Что такого ты сделала? Ты помнишь, что подписанный договор никто не в силах изменить? И каким образом у тебя оказался эльфийский демон? Да ещё и рабыня с необычными способностями для человека?

А вот последнее было для меня в новинку. Крэд ничего не сказал. Не заметил? Не верю. Он первый должен был почувствовать, что Кара — не обычная девушка. Но промолчал. Интересно, почему? Я выдохнула, выдержала паузу, потом осторожно поинтересовалась:

— Это все вопросы? Уже можно начинать отвечать? Или ты придумаешь ещё парочку? И я тогда отвечу на все скопом.

— Пока все, — кивнул Зэйден. Шэн вообще молчал, только подпирал стену с недовольным видом и скрещенными на груди руками. Одеться он и не подумал. Зараза блондинистая, ходит тут, соблазняет бедную девушку.

С огромным трудом я отвела взгляд от оборотня, решив для себя завести в ближайшее время любовника для поправки здоровья и для душевной гармонии с самой собой, и начала рассказ. Я поведала всё о нашей прогулке, покупке рабыни. Именно Кара была первой, кого я встретила в этом мире, потому именно её мне и захотелось купить, вполне ведь логично. Рассказала о цирке, который мы устроили при покупке Ветра. О предложении Крэда заскочить к мастеру Заху, раз уж нам всё равно по пути. О приведении меня в чувство моим колобком. Про книгу я сначала умолчала, но она, дав о себе знать теплом на груди, разрешила открыть все карты. Достав её, я показала Зэйдену и Шэну, не забыв упомянуть о своей незаменимой помощнице. И о реакции Крэда на неё тоже сказала.

Во время моего монолога оба молчали, не сводя взгляда с книги в моих руках. Когда я закончила говорить, предупредив, что оборотень так и остался с мастером, возникла пауза. Зэйден подошёл ко мне, заложил руки за спину и пристально уставился на книгу, которая до сих пор была в моих руках. Она засветилась, открылась. На чистой странице стали проступать буквы.

«Даже не думай! Ничем хорошим это не обернётся. Забудь и прими как данность!» — написала она и с резким звуком захлопнулась и погасла. Хриплый отпрянул. Чему-то кивнул и только тогда обратил свой взор на меня.

— У тебя хорошая помощница. Но её наверняка попытаются украсть. Береги её, никому больше о ней не рассказывай, это может быть опасно. А сейчас ты можешь идти, нам с Шэном необходимо подумать, — мягко произнёс Зэйден, приобняв меня за плечи и выпроваживая вон. — Как только придёт новое задание, я приглашу тебя к себе. А пока… ты ведь хотела есть? Наверняка за весь день забыла про еду? Да и фамильяра надо хоть иногда баловать, а то отощал он у тебя.

Федот тут же взлетел и встал в стойку в воздухе. Но я на него рыкнула, что уморю голодом, если он что-нибудь вякнет. Колобок тут же сдулся и, умоляюще глядя на меня, попросил:

— Зи, пошли есть, а? А то я сейчас умру от голода. Кто тебе тогда помогать будет?

— Идём уже, тебе определённо худеть нельзя, — улыбнулась я. Но вспомнив кое-что, обернулась к хриплому и спросила: — Зэй, а что за сила у моей рабыни? Ты говорил, что она не обычный человек. В чем заключается её необычность? Она магичка?

— Нет, в ней другой дар. Но ты узнаешь всё позже. Кара сама должна тебе о нём рассказать. Это и есть доверие раба к хозяину. Если она не скажет, то и я не имею права раскрывать чужие секреты, пусть и человека-раба, — мотнул головой Зэйден и вполне определенно посмотрел на меня. Весь его вид так и вопил: «Топай ты уже отсюда». Пришлось повиноваться.

Стоило нам выйти, как я заметила вокруг Кары нескольких субъектов. Они рассматривали девушку, как неведомую зверушку. Некая девица сыпала откровенными оскорблениями. Я нахмурилась. Подошла ближе.

— А кто позволил изводить мою помощницу? — слишком спокойно начала я, угрожающе надвигаясь на слишком наглую девицу. — Если не над кем издеваться, то могли бы найти себе достойного противника. Или равных тебе нет? Ах да, как же я упустила из виду. В моём мире над другими издевались те, кто сам постоянно являлся предметом насмешек. Значит, ты, коза отпущения для многих сильнейших, решила отыграться за собственные унижения на моей помощнице? Так ведь я могу дать ей волю, тогда ты вообще станешь ниже плинтуса, если и Кара достойно тебе ответит. Пошла вон! — рявкнула я, чувствуя, как зверею. Лицо стало гореть, мне даже показалось, что у меня волосы шевелиться начали. Нахалка не стала ничего отвечать, а просто развернулась и убежала прочь. Остальные собравшиеся слишком быстро разошлись.

— Спасибо, лаэра. А вы правду говорили, что можете дать мне волю самой достойно справляться с обидчиками? — робко спросила девушка, с интересом ожидая ответа.

— Конечно, правду, — подтвердила я. — Если ещё кто-то появится рядом с такими же наездами, смело посылай в пеший эротический. Можешь и подальше, я разрешаю. Наглецов надо наказывать, а не молча терпеть их насмешки.

— Я так и сделаю в следующий раз, — уже смелее ответила Кара. Молодец, девочка, схватывает всё на лету. Люблю таких умных и неробких.

— Вот и прекрасно, а сейчас идём есть. А то Федот не выдержит и слопает нас с тобой, если мы его прямо сейчас не накормим, — засмеялась я, услышав тяжёлые вздохи колобка, который всячески пытался обратить на себя внимание. Кара улыбнулась и погладила фамильяра.

В столовой народу было немного. Мы с Карой устроились с краю. На нас почти никто не обращал внимания. Все переговаривались между собой, до нас доносились звуки споров, обсуждений. Но вникать в чужие проблемы, особенно когда не спрашивают совета, было ни к чему. Утолив голод, я стала рассматривать народ, пока Кара и Федот ещё ели. Несколько существ, которых я не видела раньше, меня заинтересовали, точнее, не они сами, а разговор, который я услышала. Разговаривали трое: два парня — один с красно-фиолетовыми волосами, второй был похож на крысу — и девушка. С виду слишком похожа на человека, но, приглядевшись, я заметила в волосах, взбитых на макушке, маленькие рожки.

— Я тебе говорю, инфа верная, её видели в запретном лесу, — с жаром произнёс красноволосый. — Правда, достать её информатор не смог, да и погиб, как только вернулся.

— Это опасная затея, оттуда если и возвращались, то долго ещё никто не прожил, — скривился «крыс», как я окрестила про себя второго парня. — Не слишком ли страшный заказ? Вспомни, за него многие брались, но никто не выжил. Как-то я пока не собираюсь за Грань, мне и так неплохо живётся.

— Так нам и искать ничего не надо, точное место уже указано на карте, мы откроем туда портал, мне маг кристаллы дал, заберём её — и быстро обратно. Зато заработанных денег хватит на покупку собственного жилья, — продолжал соблазнять красноволосый.

— А ты уверен, что кристаллы перенесут нас туда, куда надо? Не забывай, запретный лес — место непредсказуемое. Как выкинет в самой топи, что тогда делать будем? — не желал окунаться с головой в авантюру «крыс».

— Верняк, — решительно начал красноволосый. — Гарантия от мага стопроцентная. Его камушки никогда не ошибались. Думаю, попытаться стоит. Ты со мной?

— Рэг, а ты в курсе, что с ней не так всё просто? — подала голос молчавшая до этого девушка с рожками. — Я недавно свиток нашла, там сказано, что она и убить может, испепелить, если ей не понравится тот, кто за ней пришёл. Поэтому мой тебе совет: откажись от этого заказа. К тому же ты знаешь, что я всегда права. Так вот, её там нет. Кто-то отыскал твой заказ. Вопрос только, для чего? Но я чувствую, что она в городе.

— Дэза, ты уверена в этом? — в один голос спросили оба парня, девушка кивнула и в ту же секунду посмотрела пристально на меня. Я вздрогнула. Глаза девушки оказались странными. Можно даже сказать — страшными. Их полностью затопила чернота, вместо зрачка — красные всполохи, от которых по моей коже побежали мурашки.

Я поняла, о чём они говорили и какой заказ собирались выполнить. Книга. Именно она им нужна была. Первым порывом было прижать своё сокровище её ближе к груди, но таким жестом я бы, определённо, выдала себя. Потому я сдержалась, осталась сидеть ровно, добавив в свой взгляд равнодушия. Сделала вид, что их разговоры мне не особо интересны. Девушка ещё несколько секунд разглядывала меня, а потом встала из-за стола, что-то шепнула парням, и они втроём покинули столовую.

Я расслабилась, облегчённо выдохнула, и только теперь осознала, насколько была напряжена. Моего плеча робко коснулась Кара. Обернувшись к девушке, я поняла, что она пытается задать вопрос, но не решается. Я устало вздохнула.

— Кара, тебе не надо спрашивать моего разрешения. Если хочешь что-то спросить — спрашивай, не жди моего разрешения или одобрения. Что ты хотела сказать?

— Они сейчас в твоей комнате, обыскивают её, — шепотом произнесла она. Я кивнула. Пристально взглянула на девушку, намотала на ус её слова, но спрашивать пока ничего не стала. Захочет — сама расскажет. А по поводу воришек… Что-то подобное я и сама предполагала. Та странная девица недаром так пристально разглядывала меня. К тому же я поняла, что она чем-то владеет, недаром ведь парни её послушали безоговорочно.

— Федот, ты наелся? — обратилась я к фамильяру. — Нам надо срочно попасть в наши покои, пока их не разнесли.

— Никто ничего не разнесёт, — хохотнул Федот, к чему-то прислушиваясь. — О, как я и говорил, сейчас будет концерт.

За дверью послышались крики и ругань. Они приближалась к столовой. Федот сел на стол, скрестив ноги. Все присутствующие обратили своё внимание на дверь, ожидая крикунов. Дождались. В столовую влетели давешние парни, один из которых — «крыс» — скакал на одной ноге и верещал как резаный. И было отчего. Вторая нога была зажата в капкан. Причём настолько сильно, что даже сквозь ботинок была видна кровь. Меня передернуло. Я глянула на Федота вопросительно.

— А что, как видишь, отличная защита получилась от непрошенных гостей, а заодно и сигнализация. Теперь мы знаем, кто без разрешения пытался проникнуть к тебе в комнату.

Колобок сказал это настолько громко, что все присутствующие сразу с осуждением посмотрели на троицу, которая, напрочь забыв о правилах, полезла на чужую территорию. Хотя Зэйден предупреждал, что не надо гадить там, где живёшь. Эти трое нарушили правило. Может, они и хотели всего лишь проверить, у меня ли книга, но факта проникновения это не отменяет, так же, как и нарушения правил. Как только на крик прибежал Зэйден, все притихли, ожидая, что сейчас будет.

— Что здесь происходит? — тихо, но со сталью в голосе поинтересовался хриплый. Многие поёжились.

— Да вот, эта троица вломилась в комнату Зи. Что они там забыли, остаётся тайной за семью печатями, но один из них угодил в капкан, который я на всякий случай, несмотря на твои правила, поставил у самого входа. Как видишь, пригодился, — сдал с потрохами всех Федот.

— Что вы забыли в чужих покоях? Разве вы не знаете, что… — начал Зэйден, и его взгляд не обещал троице ничего хорошего.

— Да мы не собирались ничего воровать, только проверить хотели, у неё ли книга, которую нам заказали, — быстро проговорил красноволосый. «Крыс» разговаривать уже не мог, только хрипел от боли. Федот подлетел к нему, нажал пару кнопочек сбоку, и капкан раскрылся. Юноша облегчённо выдохнул и сел прямо на пол, свернувшись в позу «зю» и баюкая больную ногу. Иногда до нас доносились его подвывания-завывания.

— Это не отменяет факта проникновения. Хотели проверить — надо было просто спросить у Зи, а не вламываться к ней без разрешения. Быстро все за мной. Ты тоже, — бросил он взгляд на меня, чем привёл в недоумение.

— Книгу не отдам, — поравнявшись с хриплым, зашипела я так, чтобы нас никто не слышал. — Даже не покажу.

— Тебя никто и не просит. Ты мне нужна для другого. Крэд пропал, его нигде нет. И мы с Шэном теперь беспокоимся о тебе. Крэд слишком мстительный, он не оставит просто так раскрытие его инкогнито. Слишком много лет он водил всех за нос, а сейчас все его труды насмарку. Он попытается отомстить. Поэтому мы нашли тебе задание: на рассвете вы с Шэном отправляетесь на Шиез, тебе предстоит отыскать мага-отшельника и украсть у него посох. Времени на выполнение задания месяц. Если твоя пыльца придёт раньше, я её получу и распределю, а деньги положу в банк, — быстро проговорил Зэйден. Я и слова вставить не могла, чтобы задать хоть один вопрос. Только кивала, как китайский болванчик. В душе зрела уверенность, что меня просто хотят отправить подальше. Неужели Зэйден считает, что мне грозит опасность? Но спрашивать смысла не было: мой вопрос остался бы без ответа.

— А этот посох магический? И зачем мне Шэн? У меня там будут и Кара, и Федот, и Ветер. Только оборотня ещё не хватало, — нахмурилась я.

— У него тоже задание в том мире, это раз, а во-вторых, Кара останется здесь. Ветра и Федота можешь взять, они всё равно здесь без тебя не останутся. А служанка пусть побудет под нашим оком, ей нельзя в другие миры пока, — ответил хриплый. Пришлось согласиться и обратить, наконец, внимание на троицу. Даже «крыс» притих, прислушиваясь к нашему разговору.

Теперь Зэйден смотрел на провинившихся. Склонившись над пострадавшим, он что-то прошептал, провёл рукой над покалеченной ногой, приложил невесть откуда взявшийся кругляш на светлой серебристой цепочке, и… мы все трое ахнули. Рана засветилась, кровь зашипела и словно втянулась в кожу, рваные края стали сами по себе скрепляться, а через несколько минут от раны не осталось и следа. Кожа стала ровной и гладкой. Я поражённо выдохнула, так же, как и товарищи «крыса».

— А теперь слушаем очень внимательно и запоминаем, — грозно произнёс Зэйден этим троим. — Наказание вы получите, но позже. Задание, которое вы хотели взять в обход меня, вы отмените, так как затея это бесперспективная и гибельная. Книги в запретном лесу нет. Она уже выбрала себе спутницу и ученицу. Теперь любой, кто к ней прикоснётся без ведома или согласия Зи, погибнет, обратится в пепел. Надеюсь, это понятно? И ещё. О том, что книга находится в гильдии, никто не должен знать. Надеюсь, это тоже понятно?

Все трое закивали так, что я грешным делом подумала: отвалятся головы у бедолаг. Но вроде, обошлось. Только девушка робко посмотрела на меня и спросила:

— А можно нам хоть одним глазком на неё взглянуть? Чтобы хоть знать, из-за чего столько шума с этой книгой.

Я прислушалась. Моя помощница не желала отвечать или как-то откликаться. Доставать её не хотелось. Но и отказать такой жалостливой интонации я не могла. И тут, словно сделав одолжение, книга слегка нагрелась, самую малость, только дав мне понять, что показать можно, давать трогать — нельзя. Но об этом, я думаю, они и сами знают прекрасно, да и Зэйден их предупредил по этому поводу.

— Хорошо, я вам её покажу, но только смотреть, не касаться, иначе за последствия я не ручаюсь. Это понятно? — несмелые разрозненные кивки. Я вытащила свою помощницу, показала им. Девушка по инерции протянула было руку, чтобы погладить, но тут же отдёрнула и извинилась. Книга вдруг засветилась, открылась, и снова на ней стали проступать записи.

«Даже не думай! Шад не позволит распространять информацию, он тебя убьёт. Лучше молчи. И не нужно тебе свидание с Наихом. Он собирается использовать тебя в качестве жертвы».

— Это кому? — не поняла я. Девушка с рожками резко побледнела, схватилась за грудь и медленно осела на пол. — Ясно, слова дошли до адресата.

Когда книга снова засветилась, к ней приблизился красноволосый, вопросительно посмотрев на меня. А я откуда могу знать? Читать мысли помощницы я не умею. Потому только пожала плечами, показав рукой на страницы, где по-новой стали проступать буквы.

«Верни то, что взял на Кленовой, иначе тебя ожидает смерть. И не заключай сделку с горбатым. Умрёшь!». Больше она ничего не написала, но судя по взгляду — отрешённому и убитому, парень всё прекрасно понял. Удручённо отойдя подальше, он прислонился к стене и сполз по ней.

Третье свечение, как я поняла, было адресовано «крысу». У него даже нога болеть перестала, или он о ней забыл, так как в данный момент, открыв рот, наблюдал за происходящим. Его нетерпение отчётливо рисовалось на лице. Наконец снова стали проступать буквы.

«Женись и хватит ходить вокруг да около, иначе оба попадёте в беду, а так мысли девицы будут направлены в нужное русло. И забудь о Каршаре. Не подписав договор, ты спас свою жизнь!».

Это было последнее, что написала книга. Захлопнувшись с громким звуком, она окончательно погасла. Я засунула её туда, где она хранилась — за пазуху. Осмотрев троих товарищей, которые в данный момент были где-то глубоко в себе, переваривая прочитанное, я кивнула Зэйдену и отправилась к себе.

— Зи, талпар тебе завтра Шэн передаст, — бросил мне вслед хриплый, на что я только кивнула. Хотела задать несколько вопросов, но махнула рукой. Потом спрошу у самого оборотня. Он просто обязан будет мне рассказать, почему при всей его неприязни ко мне он продолжает за мной таскаться по мирам. Охрана? Так у меня есть и Федот, и Ветер. Последний так вообще суперохранник — порвёт любого. Даром что демон. Или вампир. Я сама запуталась, как правильнее его назвать.

В таких размышлениях я вошла в свои покои. Федот сидел на шее молча, ни слова не произнёс. Непохоже на него. Может, спит уже? В комнате меня ждала Кара. Она предложила помочь раздеться и расчесать волосы.

— Кара, я не немощная девица. В состоянии справиться сама, но если ты действительно хочешь мне помочь, то постарайся расслабиться и получать удовольствие от жизни. Когда мне что-то будет нужно, поверь, я обязательно тебя попрошу. А сейчас отдыхай, у нас был слишком насыщенный день.

— Хорошо, лаэра, — улыбнулась Кара и вышла в смежную с моей комнату, которая соединялась дверью. Я искупалась в бассейне и запрыгнула в кровать. Потянулась. Закрыла глаза. И снова я увидела того же парня, своего ночного любовника. На этот раз он долго изводил меня ласками, не выпускал из рук мою грудь. Она уже заныла, на миг мне даже показалась, что увеличилась в размерах. Я стонала, извивалась, просила, требовала, кричала о полноценном сексе, но… я чувствовала улыбку парня и продолжала плавиться под его руками и губами. Это была самая изощрённая пытка.

Как только лавина оргазма накрыла меня, я проснулась. Сердце готово было просто выскочить из груди. Тело покрылось потом. Простынь скомкана, покрывало на полу, подушка вообще неясно где. Я дышала так, будто пробежала десять километров, не останавливаясь. Соски горели огнём, затвердели горошинами. До них и дотронуться больно было. Ничего не понимаю. Если это сон, то как я могу ощущать всё в реальности? Ладно, оргазм — кончила во сне. Но набухшие соски, которые мой ночной гость целовал, покусывал, щекотал языком без устали, болели и горели вполне реально. Так, теперь мне стало интересно. Что вообще происходит? Почему я не могу разглядеть лица ночного гостя? Кто он?

Встав с кровати, подошла к распахнутому окну. Я точно помню, что не открывала его. Как пришла — сразу в бассейн, а потом в кровать. Кара тоже не могла открыть, она бы сначала раз двадцать спросила. Федот? Ему не нужно окно, да и сказал бы он, что ему жарко. Нет, это определённо не он. Хм, но ведь кто-то открыл это злосчастное окно.

Я застыла, рассматривая луну, на фоне которой… Ох ты ж, ёптить-моптить! Это ещё что такое? Снова глюки в виде динозавров-бронтозавров? Хотя нет, вряд ли. Летел человек с огромными крыльями. Ну то есть существо в человеческом облике. Красиво летит.

И тут меня прострелила догадка. Это и есть мой ночной гость, не пожелавший показать своё лицо. Но почему? Какие цели он пытается достигнуть, прилетая ко мне тайно, дурманя мозг, так как по-другому я бы проснулась раньше и смогла бы увидеть его? Я даже высунулась из окна, разглядывая улетающего прочь гостя.

— Хм, ты меня встречаешь в таком виде? Так я только за. Мне подняться? — раздался снизу насмешливый голос Шэна. Я вздрогнула и посмотрела вниз. Оборотень с горящими глазами рассматривал меня.

— Вот чёрт, — я резко отпрянула, подскочила к кровати и стащила покрывало, которое недавно подняла с пола. Укуталась в него и снова подошла к окну.

— А где обнажённая натура? — с сожалением спросил Шэн. — Мне понравилось, как ты вывалила всё мне на обозрение. Ничего грудь, я бы пощупал и приласкал, — усмехаясь, продолжил он.

— Мечтай молча, — рявкнула я. Силуэт исчез, будто растворился в воздухе. Я даже не смогла увидеть, в какую сторону он улетел. А всё из-за несносного оборотня. — И вообще, ты что делаешь под моими окнами? Какого чёрта тебе здесь понадобилось?

— Да вот, думал к тебе в гости зайти, а ты и без меня занята была. Только твоего гостя не успел рассмотреть, но силой от него фонило знатно. Кто это был? — сдвинув брови, спросил Шэн. Я села на подоконник, задумалась. Откровенничать с оборотнем не хотелось, но больше не с кем было поделиться, а он должен наверняка знать, чем могут быть чреваты для меня такие встречи. Уж больно много опасений они вызывали. Когда я считала, что это сон, то была спокойна, а сейчас на меня напал страх.

— Поднимайся, поговорить надо, — решительно выдала я. В ту же секунду Шэн словно взбежал по стене и мгновенно оказался рядом со мной на подоконнике. Его взгляд в свете полной луны был слишком сосредоточен. Я ещё раз подумала, говорить или нет, и наконец решилась. Рассказала ему о своих снах, которые, как оказалось, вовсе и не сны, а непонятно что.

— У вас был полноценный секс? — жёстко спросил Шэн. Я мотнула головой. Показалось, что он облегчённо выдохнул. — Дай руку, — вдруг попросил он. Я протянула обе.

— Какую из них? — на всякий случай уточнила я.

— На каком запястье была змейка-артефакт, который ты у нага спёрла? — сразу же спросил оборотень. Я протянула левую руку. — Сейчас её там нет. Когда она исчезла?

— После первого задания, — ответила я. — Сны начались чуть раньше, перед заданием. Я ещё, помню, волновалась, что не высплюсь.

— Это становится всё интереснее, — задумался Шэн, не выпуская мою руку из своей. Даже начал машинально поглаживать сначала запястье, потом ладонь. И всё время думал о чём-то. Мне даже показалось, что послышался шум шестерёнок у него в голове.

От нежных поглаживаний оборотня мурашки уже танцевали по мне тумбу-румбу. А я боялась вдохнуть лишний раз, чтобы не спугнуть момент, наполненный некой мистической интимностью. Было непривычно вот так сидеть на подоконнике, завёрнутой в покрывало, с красивым парнем, пусть и ехидной заразой ещё той. Но его касания будоражили кровь. Я осознала, каково было отличие Шэна от моего ночного гостя: от оборотня меня лихорадило уже в непосредственной близости, а гость мог возбудить меня только ласками. Но это любой умелый любовник сможет.

Момент был упущен. Как только Шэн выпустил мою руку из своей, я зябко поёжилась, сразу стало холодно и пусто. Но показывать своего состояния было нельзя, иначе насмешек не избежать.

— Всё, ты уже сваливаешь в туман? — ехидно поинтересовалась я. — А как же ответы на мои вопросы? Ты мне так ничего и не сказал. Кто это может быть и зачем он является ко мне?

— Милая, я бы с удовольствием остался. Ты должна знать, что ради тебя даже горы сверну… если они маленькие, конечно. Но твой визитёр оторвал меня от шикарной грудастой блондинки. А тебе надлежит хорошенько отдохнуть, раз к своему телу меня ты решила не допускать, — с сарказмом отозвался этот злыдень. Так и хотелось расцарапать ему его красивое холёное лицо. Вот же сволочь. Не мог промолчать?

— Сочувствую. Или тут соболезновать надо? — я закатила глаза, всем своим видом демонстрируя вселенскую скорбь. — Впрочем, неважно, надеюсь, твоя грудастая блонди тебя дождётся, если башка варит. У неё-то, определённо, мозгов в разы больше, хоть она и блондинка. А вот у тебя — это диагноз. Топай, мне отдыхать надо.

— Сладких снов. И закрой окно, а то вдруг твой ночной любовник захочет тебя украсть, — посоветовал он, быстро потянувшись ко мне и ущипнув за грудь, с которой сползло покрывало, а я и не заметила. Я зашипела.

— С-с-сволочь, больно же. Я тебе яйца в следующий раз в узел скручу, — грозно пообещала я смеющемуся оборотню, который, плавно спрыгнув на землю, стоял и улыбался, задрав голову. Послав мне воздушный поцелуй, махнул рукой и исчез в темноте. Мне ничего другого не оставалось, как закрыть окно, проверить щеколду и только тогда отправиться спать.

Федот где-то гулял, его до сих пор не было рядом. Интересно, где он шляется, когда должен меня охранять. Уверена, если бы он был в комнате, ни один гость ко мне не подошёл бы. Надо завтра обязательно провести с фамильяром разъяснительную беседу. Пусть осознает, что натворил, оставив меня одну.

В то, что колобок так поступил специально, не верилось. Он ведь мой фамильяр, а они не могут поступать во вред своим хозяевам. Значит, он ушёл не специально? Блин, а вдруг с ним что-то случилось? Меня охватили волнение и беспокойство. Я заметалась по комнате, не зная, куда посреди ночи бежать искать пушистика.

— Слушай, вот что тебе не спится, а? И другим спать не даёшь, — около моего лица замаячил сонный Федот. Я так обрадовалась, что схватила его в охапку и прижала к себе. Федот зашипел:

— Сумасшедшая, ты же меня раздавишь. Отпусти се-а-а-а-час же, — запищал колобок, отбиваясь от меня руками и ногами.

— Федь, ты где был? Я волновалась. Как ты ко мне визитера пропустил? — засыпала я вопросами пушистика, но… он уже спал, удобно устроившись на соседней подушке. Вот это сон. Мгновенный. Только я его отпустила, а он уже дрыхнет. Хотелось бы и мне так.

Ничего другого не оставалось, как завалиться рядом с пушистиком, уткнуться носом в его шерсть, получить волну спокойствия и отправиться в мир грёз. Я сама не заметила, как уснула.

А утром нас разбудил грохот в дверь.



Глава 10

— Головой не пробовал стучать? Говорят, мозги появляются, — злая, я шла открывать, не забыв замотаться в простынь. Открыв, увидела ухмыляющуюся физиономию Шэна. Он бесцеремонно ввалился ко мне, неся в руках поднос с едой.

— Поесть надо быстро, мы опаздываем, — произнёс он, не обращая внимания на мои колкости. Дверь в смежную комнату открылась, и вошла Кара. Я указала ей на поднос, разбудила Федота и предложила перекусить, пока я купаюсь. Сама же попросила личного официанта, коим вызвался побыть Шэн, принести мне кофе с рогаликом, больше с утра в меня никогда ничего не влезало.

Быстро ополоснувшись, оделась, привела себя в порядок и вышла. Сумка оказалась упакованной, на этот раз постарались Федот и Кара. Кофе защекотал ноздри. Блаженство, даже слюна потекла. Выпив по чашке и пожалев, что нет времени растянуть удовольствие, мы отправились к порталам. Кара провожать нас не пошла, осталась в комнате. Но это была моя просьба. Девушка с ней согласилась. Незачем ей без присмотра шастать по городу. Всё-таки я несу за неё ответственность и немного волнуюсь.

Талпары мы получили на выходе из гильдии. Зэйден пожелал удачи, довёл нас до ворот, где уже переминался с ноги на ногу мой Ветер и чёрный красавец Шэна, и вернулся обратно. Возникла небольшая заминка, когда я не могла придумать, как мне запрыгнуть на коня. Эту проблему решил оборотень, подсадив меня прежде, чем Ветер успел опуститься на колени. Кивком головы поблагодарив парня, я устремила свой взгляд вперёд, немного трясясь от страха. Одно дело кататься по загону и совсем другое — скакать по городу.

Но Ветер словно понял мои страхи. Скосил на меня взгляд и подмигнул. В тот же момент тёплая волна прошла по всему телу. На этот раз я сразу догадалась, что это заслуга коня. С некоторых пор я научилась различать поддержку своих помощников: книга на миг обжигала, вселяла уверенность и давала полное спокойствие, Федот дарил вдохновение, азарт, негу и взрыв адреналина, Ветер… он просто убирал страхи, словно после нескольких пузырьков выпитого новопассита. Необычное ощущение, но полезное.

В порталы мы въезжали, не спрыгивая с лошадей. Единственное, что сделал Шэн, это взял меня за руку и сильно сжал. На мой вопросительный взгляд пояснил:

— Чтобы нас не разбросало в разные стороны. А то ты окажешься на одном конце мира, а я на другом. Где тебя потом искать?

Отвечать я не стала, просто кивнула. На этот раз переход не доставил никаких неудобств. Уши не закладывало, ветер не свистел. Мне вообще показалось, что я только пару раз вдохнула-выдохнула и всё, мы оказались на заснеженной равнине. Портал сам по себе исчез, оставляя нас в снежной пустыне.

— И что теперь? — жмурясь от обилия белого, от которого рябило и слезилось в глазах, спросила я. — Куда нам идти? Ни тропы, ни направления, ни одного строения — ничего нет.

— Нам туда, — указал рукой Шэн. — Я пойду первым, а ты за мной. Здесь могут быть ямы, присыпанные снегом. Так и ноги сломать можно.

— А ты их увидишь сквозь толщу льда? И почему ты уверен, что мой Ветер не почувствует опасность раньше тебя? — удивилась я. Оборотень задумался, потом кивнул.

— Да, ты права, эльфийский демон действительно лучше всех чувствует опасность, но направления он не знает, именно поэтому первым пойду я, — усмехнулся Шэн.

— Ладно-ладно, я поняла, что ты желаешь почувствовать себя мужчиной, сильным, всемогущим, а главное — защитником бедной и немощной меня. Действуй, мой верный рыцарь, веди нас к светлому будущему, — пафосно процитировала я, заставив оборотня скривиться от моего сарказма. Но он спокойно направил своего скакуна в галоп. Я за ним.

Федот на моей шее фыркал и крякал, видимо, решил не обижать оборотня, засмеявшись вслух, вот и шифровался, щекоча мне шею своим дыханием.

Шэн молчал, да и говорить стало сложно: поднялась снежная буря, которая не давала даже дышать. Оборотень подъехал ко мне и протянул плащ.

— Укройся им с головой, иначе замёрзнешь, бури здесь бывают смертоносные.

— А ты сам как? — едва выдавила я из себя замёрзшими губами. — И наши кони? С ними ничего не будет?

— Нет, на них, как и на меня, не действует буря. Ты другая, можешь околеть. А у меня нет желания терять время на твои похороны, — в своей привычной манере, не удержавшись от шпильки, произнёс оборотень. — Накидывай. Нам необходимо поторопиться. Время поджимает.

Меня хватило только на кивок, хотя было желание треснуть нахала, да побольнее. Но не было возможности: конечности окоченели, и сил двигаться совершенно не было.

Заметив моё состояние, Шэн привстал на стременах и сам накинул на меня плащ, укутывая меня с головой. Сразу же тепло окутало всё тело. Стало легче, озноб пропал, так же как и ледяная корка с губ и глаз. Я согрелась. Меня стало клонить в сон. Я задремала.

Сколько мы ехали, сказать сложно. Но из нирваны меня вырвали голоса. Я прислушалась. Судя по всему, двое спорили давно, так как их тон стал повышенным.

— Отшельник, как ты не понимаешь, она не сможет ехать дальше, сейчас вывалится из седла, — рычал Шэн. — И её смерть будет на твоей совести. Тебе это надо?

— Это ты не желаешь понять. Я не принимаю гостей. Именно от всех живых и неживых я спрятался в глуши, мне они неприятны. А женщины — это вообще вселенское зло. Не нужна она мне здесь.

А голос у отшельника оказался приятный, не слишком грубый, с лёгким непонятным акцентом. Была бы в своём мире, решила бы, что передо мной латыш. Они тоже растягивают слова, говорят медленно и тягуче. Именно такая речь была у собеседника Шэна. Я скинула плащ. Захотелось увидеть его лицо.

Я вылезла из своего плащевого кокона, чтобы разглядеть отшельника, да так и зависла. В моём понимании отшельник ассоциировался со стариком, уставшим от жизни, потому и выбравшим жизнь в уединении и подальше от народа. В данный момент моя гипотеза накрылась медным тазом.

Передо мной был юноша лет двадцати пяти, не больше. Темноволосый, на лбу повязка. Лицо будто высечено из мрамора. Правильные черты лица, ясный и открытый взгляд фиолетовых глаз, прямой нос. На щеках ямочки. Любой из наших моделей удавился бы от зависти. Отшельник был нереально красив. И чего ему не хватало, что он выбрал уединённую жизнь? Хотя, наверное, я его понимаю — переизбыток внимания. Оно его утомило. Наверняка дамы штабелями падали у ног. А ему надоело через них переступать.

— Вы отшельник? — не удержалась я от вопроса. — А почему? Чего вам не хватало, что вы решили скрыть свою красоту от всех?

Парень посмотрел на меня и неприязненно скривился. Ха, вот наивный, решил, что я поплыла от его красоты? Непроизвольно я расхохоталась, вызвав недоумение и у оборотня, и у отшельника.

— Люблю самоуверенных, но не до такой степени. Задавая вопрос, я всего лишь констатировала факт, не более. А вы себе уже нафантазировали кучу всего, — теперь пришла моя очередь недовольно кривиться.

— Ты знаешь, о чём я подумал? Ты менталист? — поинтересовался отшельник, я махнула рукой.

— Тут не надо быть менталистом, чтобы по выражению лица определить мысли субъекта. Вы приняли меня за очередную влюблённую идиотку. Я ведь права? — я сузила глаза, ожидая ответа.

— А это не так? — вопросом на вопрос ответил тот. В наш разговор влез Шэн, несколько минут прислушивающийся к разговору.

— Если Зи влюбится, то можно смело искать издохшего дракона, — язвительно заметил оборотень.

— Вот договоришься, как возьму, да как влюблюсь в тебя, и попробуй только потом без дракона ко мне явиться, — не осталась в долгу я, пригрозив оборотню. Тот в притворном ужасе замахал руками.

— Что ты! Что ты! Осчастливь кого-нибудь другого, я как-нибудь обойдусь без такого счастья.

— Идите в дом, — остановил нашу перепалку отшельник. — Так и быть, можете остаться на неделю, пока спадёт снег. А потом я не хочу вас здесь видеть.

— Он не хочет… Да мы и сами не останемся, — буркнула я. — Таких негостеприимных хозяев ещё поискать надо. Нет чтобы чаю горячего предложил, баньку истопил, обедом или ужином накормил… Так он только бурчит, как старый дед. Может, и хорошо, что ты в глушь от народа ушёл. Их нервы поберег.

— Девочка, ты не сильно много говоришь? — сощурился отшельник. — Попридержать свой язык не пробовала? А то ведь здесь существа разные могут быть и не все отличаются терпением.

— И это ты называешь терпением? А что тогда про нас говорить? Держишь гостей на морозе, не предлагаешь ничего согревающего, пусть даже чаю, хотя я сейчас и от хорошего коньячка не отказалась бы. И ещё рассуждаешь о своём терпении? Нет, брат, ты просто хамло. Нельзя так с замёрзшими гостями.

— Ты сама войдёшь в дом, или тебе помочь? — со скрытой угрозой в голосе спросил оборотень. Я, кряхтя, пыталась сползти с Ветра. Но всё настолько затекло и закоченело, что я и с места сдвинуться не смогла.

— Эх, оборотень, придётся тебе девушку на руках потаскать. Твоё желание надавать мне пинков не осуществилось. Я даже двинуться не могу. И пинки не помогут, — притворно вздохнула я и протянула к Шэну руки. — Снимай меня, мой рыцарь белокурый, и неси свою даму в дом.

Оборотень рыкнул, глядя на меня. Но его опередил отшельник. Широко улыбаясь и на этот раз искренне, он быстро снял меня с Ветра и направился внутрь. Я поразилась, откуда в таком тщедушном теле парня столько силы. Хотя чего я удивляюсь. Вон оборотень тоже тот ещё суходрищ, а сильный, зараза. И ловкий. Не был бы таким острым на язык да самоуверенным, вот точно влюбилась бы не глядя. А так пришлось поостеречься.

В доме оказалось намного просторнее, чем виделось снаружи. Я приподняла бровь, пытаясь сообразить, как такой обман зрения может быть. Мне на помощь пришёл отшельник. Заметив моё удивление, он пояснил:

— Это оптическое расширение пространства. Вполне обычная вещь, а главное — полезная. Земля здесь дорогая, вот и приходится прибегать к такому методу. Снаружи — маленький домик отшельника, внутри — палаты принца.

Парень мне подмигнул, обводя рукой всё вокруг. Предложил устроить экскурсию. Естественно, я согласилась, к тому же мне стало интересно, где он держит посох и как вообще такое можно сотворить. Ладно бы, просто расширили помещение, но второй этаж как возник? Ведь снаружи его нет. А здесь я видела лестницу, уходящую вверх. Но хозяин дома всё мне объяснил. Это трёхмерное пространство, наложенное на четырёхкратное увеличение плюс дополнительную косую, которая не даёт снаружи увидеть весь размер дома.

Отшельник провёл меня по первому этажу, показал кухню, столовую. Рассказал, что готовят ему невидимые слуги. Они самые прекрасные помощники: не показываются, не разговаривают, от дел не отвлекают. Приготовили, дом убрали и больше не отсвечивают.

— Слушай, а чем ты занимаешься тут один? Не скучно тебе? Ведь иногда и поговорить хочется хоть с кем-нибудь, а вокруг ни души. И, как я понимаю, на много километров вокруг. Ты ещё не двинулся? Я бы точно с ума сошла от одиночества. Мне нужен собеседник. Я б и на оборотня согласилась в такие минуты, — задумчиво выдала я. Посоха я так и не увидела. Где же он его прячет?

— У меня много дел, — уклончиво ответил отшельник. — А ты с какой целью интересуешься? — он вдруг насторожился и пристально посмотрел на меня, потом перевёл взгляд на вошедшего Шэна.

— Что значит, с какой целью? — я сделала ну очень удивлённое лицо. — А для любопытства нужна цель? Впервые слышу. Ладно, если ты такой подозрительный, собираешься на меня всех кошек повесить, то я вообще ничего не спрошу больше. Себе дороже выйдет. А ещё говорят, что только девушки способны себе напридумывать невесть чего, — добавив обиды в голос, буркнула я. — Мне всего лишь стало интересно, чем можно заниматься подальше от всех в гордом одиночестве. И всё. Никаких целей. Имею я право на сугубо женское любопытство?

— Имеешь, — согласился отшельник, немного успокаиваясь. — Но не на все вопросы существуют ответы, — заметил он. Я только пожала плечами, сделав равнодушный вид.

— Ну и ладно. Я так понимаю, развлекать нам предстоит себя самим? У тебя ни телевизора, ни компьютера. Чем же нам заниматься? Экскурсию по дому мы хоть сможем сами себе устроить? Уж очень интересно всё рассмотреть в деталях. Это не будет для тебя подозрительно? А то уж больно мнительный хозяин нам попался, — поинтересовалась я, щенячьими глазами смотря на отшельника.

— Делайте, что хотите, — буркнул он, оставляя нас одних. — Комнаты можете выбрать любые, какие придутся по вкусу. Еда в столовой. Захотите есть, стоит только войти туда и сесть за стол, вам тут же накроют. А сейчас оставляю вас, мне некогда.

И скрылся за одной из многочисленных дверей. Я недоумённо посмотрела вслед хозяину дома, перевела взгляд на оборотня и одними губами поинтересовалась:

— И что это было? Ты понял что-нибудь?

Шэн мотнул головой. Огляделся вокруг и предложил для начала перекусить. Я и слова сказать не успела, как за меня ответил проглот на моей шее, который как раз проснулся, стоило парню упомянуть о еде.

— Да-да, отличная идея. Я ужасно проголодался, — и тут Федот огляделся вокруг, нахмурился. А потом поинтересовался: — Где это мы? Нас в замок пригласили? А где тогда принц, придворные? Где хоть одна живая душа? Тут тихо, как в склепе.

— Идём есть, птица-говорун, — схватив колобка в охапку, я пошла искать столовую. У меня было ощущение, что за нами пристально наблюдают. Но сколько я ни искала скрытые камеры или кристаллы слежения, ничего не нашла. Оборотень дёрнул меня за руку и в шутку обронил:

— У тебя голова не отвалится? Ты так опасно ею крутишь. Безголовая напарница мне и даром не нужна. Так что прекращай.

— А как же я тогда смогу всё рассмотреть? — парировала я, сделав страшные глаза. — Ты только посмотри, какая лепнина, какая обивка стен. Мне же всё интересно. Вдруг я когда-нибудь куплю себе дом, тогда найму мастера, чтобы он мне так же сделал. Поэтому не мешай мне всё рассматривать.

Ощущение пристального наблюдения пропало. Я перевела дух. Шэн бросил на меня вопросительный взгляд, не совсем понимая, что я несу. Но говорить ему я пока ничего не стала. Только моё молчание ещё больше раззадорило оборотня.

— Зи, что это на тебя нашло? Что-то за всё время я не заметил за тобой… — я быстро подскочила к нему, прижалась и, не дав ему договорить, выпалила:

— Милый, тебе не угодишь, что бы я ни сделала, тебе всё не нравится, — а потом очень тихо, в надежде, что меня не услышат, зашипела: — Идиот, заткнись, я ищу, откуда за нами наблюдают.

Ощущение чужого взгляда вернулось. Теперь его почувствовал и оборотень. Он понятливо кивнул и включился в игру.

— Что ты, милая, просто, когда я тебе что-то показываю, ты вечно ворчишь, что тебе неинтересно. Вот я и подумал, что чувство прекрасного тебе просто недоступно.

— Ну ты и гад, белобрысый, — сделав обиженное лицо, я отлипла от оборотня и села за стол. — Вечно стараешься задеть мою ранимую девичью душу. Уйду я от тебя, вредный ты.

— Далеко уходить собралась? — ехидно поинтересовался оборотень. — Кругом снег, пурга, дороги заметены. Ты уж дождись, пока снег сойдёт, тогда, так и быть, можешь уходить.

— Вы когда-нибудь уймётесь? Вечно ссоритесь, ехидничаете, ни минуты спокойной, уже голова от вас кругом идёт. Даже тут не можете угомониться. Зи, вот что у тебя за острый язык? Хотя бы раз смолчала, — накинулся на меня колобок. Я едва не задохнулась от возмущения.

— Мужская солидарность? И ты туда же, да? А ещё мой фамильяр, называется. Всё, я обиделась, не стану с вами больше разговаривать, — выдала я, надув губы.

Я чинно села за стол и стала наблюдать, как на нём появляются тарелки с едой, приборы, графин с красной жидкостью. Наверное, вино. Но пробовать спиртной напиток желания не было. Мне нужна была ясная голова, не замутнённая алкоголем.

Положив себе в тарелку еды, пищу стала проглатывать машинально, уйдя глубоко в себя. Я пыталась сообразить, где может быть посох. Если отшельник дал нам добро ходить везде, смотреть всё, значит, посоха мы не увидим. Он его наверняка прячет. Ведь недаром за этим артефактом давно охотились многие существа. И отшельник не идиот, чтобы держать его на виду.

Так, размышляем логически. Единственное место, где артефакт может быть под неусыпным оком хозяина дома, — это кабинет и, как я поняла, его комната в одном исполнении. Именно в кабинете он и жил, и работал. И посох надо искать там. Но и просто так войти туда и начать осматриваться — не выход. Парень сразу почувствует подвох. Он и так слишком мнительный и подозрительный. Значит, стоит придумать очень вескую причину попасть внутрь.

Но мысли отказывались выдавать что-нибудь дельное. Я хмурилась, сдвигала брови, стучала пальцами по столу, болтала ногами, призывая мысли, но никак. Ни одного достойного варианта не было.

— Зи, ну, Зи, очнись, — щёлкал перед моим лицом пальцами Федот. Судя по всему, звал он меня давно. — Ты о чём так задумалась? Зову тебя, зову, а ты не отвечаешь. Только сметаешь всё со стола, я уже не знаю, чего тебе ещё накладывать.

Я очнулась и посмотрела в свою тарелку, потом оглядела стол и пришла в ужас: почти все блюда оказались пусты. Шэн сидел, скрестив руки на груди, и скептически наблюдал за мной. Я впала в ступор.

— Это что, всё я слопала? — выдохнула я, колобок кивнул. А оборотень не удержался от шпильки:

— Такими темпами ты скоро ни в одну дверь не влезешь. Зато есть плюсы. На тебе можно будет спать и тобой же укрываться. Так что ты кушай, кушай, Зи. Поправляйся. Жених тебе всё равно не светит, так что хоть поешь вволю.

— Ну ты и сволочь, — выплюнула я. — Вот тяжело было промолчать? Хотя ты не знаешь, что такое чувство такта. Что можно взять с неотёсанного чурбана. Знаешь, в первые дни знакомства ты мне больше нравился, когда молчал. Так хоть на умного походил. А сейчас…

— Зи, ты договоришься когда-нибудь, — предупреждающе зарычал оборотень. Но меня его слова только ещё больше раззадорили. К тому же я поняла, как мне можно попасть в кабинет. Мои глаза загорелись азартом, я выдала самую обольстительную улыбку из своего арсенала.

— И что ты тогда сделаешь? Отшлёпаешь меня? Да ты шалунишка, однако.

И тут мои глаза округлились, когда Шэн стал расстёгивать ремень. Медленно, со вкусом, не сводя с меня взгляда. Я на миг опешила и как завороженная следила за его действиями. Пряжка звякнула, я вздрогнула. Вернулась в реальность после своих эротических фантазий.

— Стесняюсь спросить, что это ты делаешь? Стриптиз решил устроить? Не боишься, что я тебя на смех подниму, когда увижу тебя во всей красе? Вдруг у тебя там отросток ещё не вырос? Нет, я, конечно, понимаю, что бывает мал да удал, но не в твоём случае, — ой, кажется, я разозлила оборотня по-настоящему.

— Зи, беги, и подальше, — прошептал Федот, уперев руки в бока. Но даже эта комичность не смогла разрядить обстановку. Я действительно испугалась.

Кожа у Шэна начала покрываться шерстью, плечи и грудная клетка увеличились, лицо вытянулось. Сейчас оно напоминало морду волка. Глаза округлились, в них пылал огонь ярости. Шэн резко выдернул ремень из штанов и бросился ко мне.

Я взвизгнула и бросилась бежать. Заметалась по первому этажу. Одна дверь оказалась закрыта, вторая… Мне бы сообразить, что они в другую сторону открывались, но тогда я просто бессмысленно дёргала ручки, пока не добежала до кабинета. Рык оборотня раздался за спиной. Я привалилась к двери, ручка нажалась случайно, и я ввалилась внутрь, захлопывая перед самым носом Шэна тяжёлую дверь. И только тогда перевела дух.

— И что всё это значит? — даже от тихого и шипящего голоса отшельника я подпрыгнула на месте. Сердце готово было выскочить из груди. Сказать пока ничего не получалось.

Я вытянула руки ладонями вперёд, пытаясь отдышаться. Отшельник ждал. Его пронизывающий взгляд следил за каждым моим движением. Наконец, я смогла восстановить дыхание. Подошла ближе, плюхнулась на стул и только тогда ответила на вопрос.

— Это единственная дверь, которая оказалась открыта, в неё я и забежала, спасаясь от обратившегося оборотня. Я посижу тут тихонечко, пока он успокоится? Я мешать не буду, честное слово. Но туда выходить сейчас нельзя. Он меня порвёт на ленточки.

— А зачем ты его доводила? — нахмурился отшельник, но выгонять не стал. Уже радость.

— Я люблю, когда он злиться начинает, такой забавный становится, как хомяк просто: милое и безобидное существо, иногда показывающее зубки. Только я не ожидала, что белобрысое чудовище обращаться начнёт. Пришлось сбежать. А то он меня ещё и отшлёпать грозился, — выпалила я на одном дыхании.

— Ерундой маетесь оба, лучше бы сексом занялись, а не в детство впадали, — недовольно буркнул парень. Я открыла рот. Закрыла, сглотнула. Набрала в грудь побольше воздуха и выдала:

— Да если этот гад останется последним мужиком на все миры, я и тогда в его сторону даже не гляну. А ты о сексе вещаешь. Нет уж, лучше монастырь… Мужской.

Отшельник горько улыбнулся. Потом хитро сощурился. Позвал меня за собой. Я с охотой последовала за ним. Хоть будет возможность осмотреться. Хозяин дома завёл меня в другую комнату и ткнул пальцем на стену, где висела картина. Я моргнула. Первым порывом было закрыть глаза и не смотреть. Уж насколько я давно и прочно пропила свою скромность, но, глядя на изображение, хотелось зажмуриться.

На ней были нарисованы мужики в рясах в количестве тринадцати штук, и они трахали девушек, по двое, по трое. Но не это вызвало чувство омерзения, а то, что некоторые из девиц валялись на полу, из их влагалища и из задницы торчали длинные палки. Я скривилась и отвернулась.

— Какая мерзость. И зачем ты мне это показал? Это же маразм полный. И девицы эти… За каким надом они терпят эти издевательства? — прошептала я. — Встали бы и ушли. Так нет же, в них палки суют, а они смотрят щенячьим взглядом. Фу! Омерзительно. Куда их гордость подевалась. И почему у тебя висит эта картина? Только не говори мне, что она тебя возбуждает.

— Это жрецы храма Сайла, бога разврата и похоти. Девушки в этом храме перед свадьбой лишаются невинности. Все они находятся под воздействием магии. Они просто не понимают, что с ними творят. А потом не помнят. Эту картину написал один из жрецов, побывавший за Гранью и осознавший мерзость своих поступков. Он ушёл из жрецов. Успел написать картину, а потом его убили. Никому не позволено покидать храм, — печально произнёс отшельник, вперившись в картину. Я проследила за его взглядом. Он смотрел на одну из девушек, которую имели четверо. Двое спереди и двое сзади.

— Ты её знаешь? — шёпотом спросила я, уловив горечь в глазах парня. Он кивнул. Но пока ничего не сказал. Я не торопила. Не хотела испортить такой момент.

— Она была моей невестой. Перед свадьбой на неделю каждая девушка должна была быть отправлена в храм. Мы считали, что они там проводят время в самопознании. Лишение девственности — дело минутное. Им потом надлежало восстановиться и отправляться под венец. Но за день до возвращения Селвиры мне пришла эта картина. Трудно представить, что со мной тогда творилось. Я готов был бежать в храм и устроить резню. Но меня отговорили. Это был бы бессмысленный поступок. Я просто отменил свадьбу. Жить с той, которую пользовали столько мужиков, у меня не было желания.

Отшельник замолчал. Он сжимал и разжимал кулаки, подавляя гнев. Я сначала молчала, прекрасно понимая чувства парня. А потом тихо задала вопрос:

— А как девушка отреагировала, когда вернулась? Ты ей открыл правду? Показал картину?

— Мне не пришлось этого делать. Она прислала записку, где сама отказалась от свадьбы, сообщив, что остаётся в храме. Видимо, ей очень сильно понравилась групповуха. Один бы я точно не смог дать того, чего она хотела.

Отшельник взъерошил волосы, провёл руками по лицу, словно отгоняя наваждение. Потом стремительно подошёл к картине и достал небольшой миниатюрный портрет. На нём была изображена взлохмаченная старуха лет шестидесяти, неопрятная и неухоженная. Я непроизвольно гадливо поморщилась, уже предчувствуя, что скажет хозяин дома. И не ошиблась в своих предположениях.

— Это то, что с ней стало спустя всего лишь два десятка лет. Потасканная, резко постаревшая. А ей в тот момент было всего семнадцать. Сейчас она вызывает омерзение.

— Подожди, ты хочешь сказать, что этой старухе всего тридцать семь? — поражённо выдохнула я. Он кивнул. Я отвернулась от картины, собираясь вообще покинуть комнату отшельника. И в этот момент почувствовала, как на груди нагрелась книга.

Я застыла, пытаясь понять, что она мне хотела сказать или показать. И тут увидела его. Своё задание. Посох. Он стоял в углу, напоминая посох из детских сказок. Длинный, белый, с тремя рогами на верхушке. Я засмотрелась. От посоха шло тепло, такое же, как и от моей книги.

— Ты чего застыла? — около меня появился отшельник, проследил, на что направлен мой взгляд, и нахмурился.

— Он тёплый, — я блаженно улыбнулась, словно купаясь в ласковом прикосновении. Прикрыла глаза. — Так хорошо.

— Ты что, его чувствуешь? — удивился хозяин дома. — Как ты его вообще увидела? Он скрыт пологом невидимости.

— Он меня сам позвал, наверное. Захотел поделиться своим теплом, — я продолжала счастливо улыбаться. Было так хорошо и радостно на душе, как я давно уже себя не ощущала. — А что это такое? Расскажешь?

— Нет, незачем тебе об этом знать. Иди к себе, мне работать надо, — нелюбезно рявкнул отшельник. Я надулась, помахала посоху рукой и покинула кабинет парня, напрочь забыв об оборотне.

Зато он прекрасно помнил обо мне.



Глава 11

Стоило мне с блаженным видом выйти из кабинета, как меня тут же сгребли в охапку. Я ойкнула, пискнула и вспомнила о разъярённом оборотне. Вот чёрт! Вглядевшись в парня, с облегчением выдохнула. Мало того что вид его был привычный человеческий, так в глазах я заметила смешинки.

— Попалась? Теперь не сбежишь от меня, — прошептал в самое ухо Шэн. По моей коже побежали мурашки. Федот, глянув на нас, наставительно произнёс:

— Транспортируй её в комнату, пока она ещё чего не учудила. А то ведь никто не может угадать, что в голове у нашей Зи. Ей как вожжа под хвост попадёт… Да и смена настроения иногда пугает.

И сам собрался лететь в другую сторону. Я от возмущения чуть не задохнулась. И это он всё обо мне? Когда, интересно, у меня смена настроения была? Я же спокойная как удав… естественно, когда рядом нет белобрысой язвы — Шэна.

— И это говорит мой фамильяр? Вместо того чтобы помочь, ты предлагаешь ему… — договорить колобок мне не дал. Бросив едва заметный взгляд на дверь кабинета, колобок прижался ко мне и зашептал:

— Зи, ну не дуйся. У меня же сердце кровью обливается, когда я на вас смотрю. Может, потом вы станете терпимее друг к другу. Я ж из благих побуждений.

Быстро произнеся свои слова, Федот взмахнул крыльями и взлетел. А Шэн взял меня за руку и повёл в одну из комнат. Я не сопротивлялась. Сначала шла с унылым видом, как агнец на заклание, но постепенно я всё больше расслаблялась, бросала заинтересованные взгляды на юношу.

В голове возникла наша первая встреча. Мрачный и неразговорчивый оборотень, с опаской отнесшийся к новичку, который смог его обчистить. Да и потом особой любви к себе я не замечала. Он всё время старался ужалить меня побольнее. Естественно, я отвечала тем же. И вот сейчас нечто необъяснимое наполнило мою душу. Может, это действие посоха, может, чего другого, но в груди зрело предвкушение.

Я бросила взгляд на Шэна. Лицо сосредоточено, он напряжённо о чём-то размышлял. Губы сжаты в тонкую линию. Скулы заострились, ноздри раздувались, словно он к чему-то принюхивался. Но за всю дорогу Шэн не произнёс ни слова. Хотя я видела, как он несколько раз открывал рот, собираясь что-то мне сказать. Но тут же закрывал его.

Как только мы оказались в комнате, Шэн что-то прошептал, махнул рукой, обводя периметр покоев, и только тогда облегчённо выдохнул.

— Рассказывай. Судя по тому лицу, с которым ты вышла из кабинета, удалось найти то, что нам нужно? — я кивнула. — И как, он надёжно спрятан? Много возни будет?

— Он просто стоит в углу. Но отшельник был удивлён, что я его заметила. Как сказал хозяин дома, посох был скрыт пологом невидимости. И я вообще не должна была его увидеть. Но у меня возникло чувство, что эта вещица сама меня позвала. От посоха исходило тепло, и на душе стало так радостно, — поделилась я своими впечатлениями. — Но проблема конфискации остаётся открытой. Посох у него в комнате. Чтобы туда попасть, надо пройти кабинет. А в нём всегда он работает. Хотя чем занимается, я так и не смогла понять. Когда я вбежала, он просто сидел за столом и смотрел в одну точку.

— Похоже, он маг разума, и таким способом он общался с разумными из разных миров. Само это место — скопление большой силы. Именно она помогает ему. Усиливает способности, раскрывает скрытые возможности. А посох направляет действо отшельника на определённый объект, — пояснил Шэн. В этот момент мне вспомнилась старуха на портрете. Так вот почему взгляд отшельника был мстительно-торжествующим. Получается, это он её такой сделал? Вот гад. Убить его мало. Не смог просто отпустить девушку. Обязательно надо было отомстить.

Если изначально я его ещё пожалела — такой шок у парня перед свадьбой был, — то сейчас этот тип вызывал только неприязнь. Надо обязательно лишить его посоха, чтобы он больше никому не сделал гадостей.

— Значит, он следил за нами с помощью своего всевидящего ока? — не придумав, как поточнее выразиться, спросила я. Оборотень кивнул и пояснил:

— Этот дом — его детище, он может видеть сквозь стены всё, что творится внутри. Я тоже чувствовал его взгляд, а потом сообразил, о чём ты думаешь. Ты ведь пыталась понять, где находится посох? — я ответила согласием. — Я сразу сообразил, где он может находиться. В другое место, куда мы в любой момент можем нагрянуть, он не рискнул бы его поставить. А вот до тебя долго доходило, — не смог сдержать ехидства Шэн.

— Сейчас как тресну, — пригрозила я, а потом поинтересовалась: — А сейчас он не может нас видеть и слышать? А то мы так открыто говорим о своём задании…

— Нет, я поставил тройную заглушку на всякий случай. Он и видеть нас не может, не то что слышать, — успокоил меня оборотень и тут же, пока я не успела ничего сообразить, опрокинул меня на кровать и резко поцеловал.

Сначала я брыкалась и сопротивлялась, но стало так хорошо и приятно, тело охватило желание, что я начала отвечать. Стоило Шэну оторваться от моих губ и перейти на шею, как я поняла: пропала, окончательно и бесповоротно. Шея — моя слабость. Стоит начать её целовать, и всё, берите меня тёпленькой. И Шэн воспользовался моей слабостью. Он целовал, слегка покусывал, проводил языком, а я млела от его ласки.

Когда его рука легла на мою грудь, я изогнулась, подставляясь под ласку. Шэн расстегнул замок комбинезона, высвободил мою грудь и, склонившись к ней, начал целовать, играть языком с соском. Жар уже полыхал внутри меня, концентрируясь внизу живота. Мне хотелось сорвать с себя и с оборотня одежду, почувствовать тяжесть его тела, но он всё медлил, доводя меня до сумасшествия.

Когда он попытался расстегнуть замок дальше, то вскрикнул и отдёрнул руку. Я вспомнила о книге.

— Извини, я сейчас, — подскочила я, вынимая свою помощницу и пряча её под подушку. Сама стремительно избавилась от одежды. Бросив взгляд в зеркало, едва не захихикала. Растрёпанная, взъерошенная, губы распухли от поцелуев, глаза блестят, на висках поблескивают капли влаги.

Обернувшись к Шэну, рвано выдохнула. Он стоял передо мной во всей своей красе. Его член оказался просто огромный. И это я прикалывалась над его размером?

— Ну как тебе, нравится? — улыбнулся оборотень. Я подошла ближе, провела рукой по всей длине, задержалась на головке, размазала выступившую каплю смазки, погладила яйца. Оборотень, рыкнув, привлёк меня к себе. Его руки гладили мою спину, больше всего внимания уделяя пояснице и заднице. Сам не отрывался от моих губ.

Резкий рывок, он подхватил меня на руки и фактически надел на собственный член. Я вскрикнула, оторвалась от сладких губ и откинула голову назад. Ощущения были необычные. Полная заполненность, лёгкая боль — всё-таки размер оказался слишком большим для меня — и удовольствие от его ласк.

Он на несколько секунд застыл, давая привыкнуть к себе, потом приподнял меня и резко опустил. Я чуть не задохнулась. Движения стали быстрее, резче. Казалось, Шэн держит меня как пушинку. Его глаза потемнели, губы приоткрылись, на теле появились капли влаги. Моя грудь прижималась к его, соски затвердели, заныли, требуя ласки. В очередной подъём он ухватил меня за сосок и прикусил, сразу резко насаживая.

— Ох! А-а-а… — вырвалось у меня. Я крепче схватила его за плечи, прижалась ещё сильнее. Не удержалась, нашла его губы и, застонав в них, бурно кончила.

Несколько рывков, и в меня выстрелила сперма оборотня. Я положила голову ему на плечо, переводя дух. Было слишком хорошо. Не хотелось ничего, даже двигаться. Шэн со мной на руках, продолжая находиться внутри, подошёл к одной из дверей, открыл её. Там оказалось подобие душевой кабины. Как только мы вошли внутрь, на нас полилась пена. Шэн стал растирать её по моей коже, а я размазывала мыльную субстанцию по нему.

Второй акт прошёл под струями воды. Но на неё мы уже не обращали внимания, слишком были поглощены друг другом. Сказал бы мне кто ещё пару дней назад, что я буду сгорать от страсти в объятиях Шэна, рассмеялась бы в лицо говоруну. А поди ж ты… Всякое, оказывается, в жизни случается.

После душа мы, довольные и счастливые, завалились в кровать. Сон не шёл, несмотря на лёгкую, но приятную усталость. Я обернулась к Шэну, который, лёжа на боку, разглядывал меня. От его пристального и изучающего взгляда по телу прошла дрожь.

— Что ты пытаешься во мне рассмотреть? — улыбнулась я. — От твоего взгляда я забыла, что хотела спросить, — и ведь действительно забыла. Я смотрела на его чётко очерченные губы, и мне хотелось дотронуться до них. Впервые они были не искривлены в усмешке.

Я вспомнила, как он меня целовал, что вытворял, и по телу снова разлился жар. Чем больше я на него смотрела, тем неудержимее становилось желание. Моя рука непроизвольно потянулась к его лицу.

Шэн даже не дёрнулся. Он будто ждал. Только его глаза стали темнеть. Я провела подушечкой пальца сначала по нижней губе — оборотень разомкнул губы, — потом по верхней. Его высунувшийся кончик языка лизнул подушечку пальца, а меня будто током шибануло.

В следующую секунду я и пискнуть не успела, как меня подмяли под себя, сгребли в охапку и стали неудержимо целовать. Прикусив слегка мочку уха, Шэн провёл языком по ушной раковине, а потом жарко зашептал:

— Когда же я смогу тобой насытиться? Наверное, никогда.

Я на это только улыбнулась. А дальше нам стало не до разговоров. Я парила высоко-высоко, после каждого оргазма словно взлетая выше облаков. Только когда за окном стала заниматься заря, мы наконец смогли уснуть.

А утром нас ожидал допрос с пристрастием от отшельника. Только почему он сразу не поинтересовался такими вещами, осталось для меня загадкой.

Стоило нам войти в столовую, где уже сидел за столом хозяин дома и Федот, как у нас с порога поинтересовались, напрочь испортив настроение после такой шикарной ночи:

— А теперь я хочу знать, кто вы и куда держите путь держите. Почему именно этой дорогой? Ведь можно было пройти по нормальной тропе, которую никогда не заносит снегом.

— Ты серьёзно? Я и не видела такой дороги, — вполне натурально удивилась я. И ведь действительно не видела. — Мы из портала вышли — кругом всё белым-бело. Куда идти — фиг поймёшь. Вот и шли наугад, пока не набрели на твой дом.

— Хм, ты не врёшь, — произнёс отшельник, цокнув языком. — Ладно. Так куда вы шли? И кто вы такие?

— Я Зи, это Шэн, мы же представлялись уже. А вот куда идём… Этого тебе знать не положено. Наша дипломатическая миссия секретная, информация не подлежит разглашению, — строго глядя на парня, холодно выдала я.

От моего вида даже Федот подавился и перестал есть. А я виновата, что меня иногда клинит? Стоит только почувствовать антипатию к определённому субъекту — всё, я становлюсь ледяной глыбой. С таким даже ехидничать нет желания. И отшельник попал как раз в эту категорию.

— Хорошо, — как-то слишком легко согласился он. — Снег сойдёт раньше, не через неделю, а через три дня. И вы сможете отправиться на свою миссию.

Больше он не сказал ни слова. Я же бросила украдкой взгляд на Шэна. За три дня нам необходимо было украсть посох, а потом целый месяц болтаться по этому миру до открытия порталов. Впервые на меня напала паника. В незнакомом мире сложно спрятаться от преследования. А отшельник, я уверена, захочет вернуть себе обратно свою собственность. И будет нас искать. Учитывая его магический потенциал, наверняка найдёт.

Позавтракали мы быстро. Хозяин ушёл к себе. Мы пока остались за столом. Я задумчиво ковырялась в тарелке, соображая, как мне быть. Шэн, сидящий напротив, под столом тронул мою ногу своей, привлекая внимание. Я посмотрела на него. Он одними губами прошептал:

— Всё идёт по плану, — я удивилась. По какому такому плану, если я чувствовала, что нас раскрыли? Вероятно, отшельник каким-то образом узнал, кто мы и зачем пожаловали. Но как он мог узнать?

Несмотря на попытки оборотня приободрить, я всё равно никак не могла отделаться от ощущения грандиозной подставы. Мозг сверлила некая мысль, которую я никак не могла ухватить за хвост. Я напрягалась, сопоставляя факты, но понять, что именно меня тревожит, не могла.

Бросив эти попытки, предложила Шэну осмотреть дом. Он согласился. Взявшись за руки, мы стали осматривать всё, куда заходили. Комнат только на первом этаже оказалось семь. Все роскошно и со вкусом обставлены. Только цветовая гамма была везде разной.

На втором этаже было восемь комнат. Заходя в каждую, я поражалась, насколько разнообразен вкус у хозяина дома. Ни интерьер, ни обстановка нигде не повторялись. Удивительно. Да и зачем ему столько комнат, если отшельник никогда не принимает гостей?

Осматривая последние покои, Шэн дёрнул меня за руку и показал в угол. Там стоял посох. Я несколько минут разглядывала его, потом едва заметно мотнула головой. Но так как за нами наблюдали, необходимо было устроить маленькое представление.

— Ой, какой красивый! Как в детских сказках из моего мира. Всегда мечтала побыть добрым волшебником, — я подошла к посоху, взяла его в руку. Того тепла, что было в первый раз, сейчас не ощущалось. Обычная палка. Хотя вынуждена признать: имитация хорошая. Сделав важный вид, я спросила у оборотня: — К тебе пришёл Дед Мороз. Какое у тебя самое сокровенное желание?

— И ты обещаешь его исполнить? — смешинки так и плясали в глазах Шэна. — Тогда… м-м-м… Поставь эту штуку на место и идём, я загадаю своё желание, — томно прошептал Шэн. Я усмехнулась, прислонила палку к стене, где она и стояла, после чего мы едва ли не бегом побежали в мою комнату. Мне на миг показалось, что я услышала чей-то смешок. Но принадлежал он не Шэну.

Оборотень с его чутким слухом тоже услышал. Подмигнув, он ещё быстрее потащил меня к моей комнате. Федот уже был там. Разлегшись на подушке, он мирно посапывал.

— Вот кому хорошо, вечно дрыхнет, — умилилась я. — Ни забот, ни хлопот. Поел, поспал, снова поел. Как бы я хотела так же.

Заметив манипуляции оборотня — он, как и в прошлый раз, ставил защиту от подслушивания и подглядывания, — я замолчала. Только после кивка Шэна сразу же задала волновавший меня вопрос:

— Ты думаешь о том же, о чём и я? Нас кто-то подставил, выдав наши планы? Ведь не просто так отшельник подсунул нам подделку-посох. Он решил посмотреть, что мы станем с ним делать.

— Это и меня насторожило. Будто он хотел показать, что прекрасно знает наши планы. И будет настороже, — задумчиво ответил Шэн. — А почему ты решила, что это подделка? — вдруг посмотрел на меня выжидающе оборотень. — Как ты смогла определить это?

— Элементарно, — я задумалась, стоит ли открывать все карты. Решила отделаться полуправдой. Секс сексом, а полного доверия к оборотню я пока не питала. Было стойкое ощущение, что он тут не просто так. — Просто на настоящем посохе верхушка светилась. А тут ничего не было. Обычная палка, хотя, не спорю, выполнена искусно. И выглядит как настоящий.

— Верхушка светилась? — поражённо выдохнул оборотень. Я кивнула, не понимая, что могло так удивить напарника. Он пояснил: — Это значит, что с отшельником в тот момент связывался кто-то, кого ты хорошо знаешь. Именно поэтому тебе и повезло увидеть посох. В спокойном состоянии ты его вряд ли бы увидела.

Я не стала говорить Шэну о том тепле, которое я почувствовала от вещицы, о той радости, которую испытала, попав под сияние посоха. Мне вдруг стало ясно, что нельзя говорить Шэну обо всём этом. А свою интуицию я всегда слушала беспрекословно.

— Но кто мог связываться с ним, если о нашем задании знал только Зэйден и больше никто? — поинтересовалась я, сдвинув брови.

— Узнать о нём несложно, стоит всего лишь проникнуть в кабинет шефа, там на стене по флажкам определить, кто в какой мир отправился, а суть задания вычислить легко, — пояснил Шэн. — Главное — знать, что в каком мире имеет ценность. В данном случае вообще легко понять, за чем мы отправились, так как посох — главная цель в этом мире.

— И как ты думаешь, кто это мог быть? Я пока слишком мало времени провела на новом месте, чтобы заиметь вра… — договорить мне не дала моя собственная мысль. Я так и застыла с открытым ртом. А потом одновременно с Шэном выпалила: — Крэд! Только он имеет на меня зуб за то, что расстроила все его планы, раскрыла махинации в гильдии, обанкротила его напарника, а соответственно, и его самого. Только он мог подложить такую свинью.

— Да, он на это вполне способен, — кивнул головой Шэн, подтверждая всё сказанное мной. Я же впала в транс. Как так могло произойти, что я настолько ошиблась в человеке? Ну ладно-ладно, пусть не в человеке, а в оборотне, но сути это не меняет. Ведь всегда, всю свою, пусть и небольшую, жизнь, я видела людей насквозь, с первого разговора могла определить, кто и что из себя представляет. А тут моё чутьё меня подвело, да ещё так, что подлеца я почти стала считать другом. Обидно.

— И что нам теперь делать? — я повернулась к Шэну, ожидая, какие варианты может предложить он. Сердце вдруг защемило. Появилось нехорошее предчувствие.

— Нам остаётся только убить отшельника, забрать посох и валить отсюда, да побыстрее, — Шэн предложил это так, будто сообщил, что на улице светит солнце. Слишком спокойно. Вот тогда у меня и закрались сомнения по поводу его классификации. Он, определённо, не вор. Ни один уважающий себя вор не станет так спокойно рассуждать об убийстве. Да, это другой мир, здесь другие законы, но суть, я думаю, везде должна быть одинаковая. Теперь надо не выдать себя и своих умозаключений. Иначе и я долго не проживу.

До меня дошло, что всё время напоминали глаза блондинистого оборотня — смерть и пустоту. Это были глаза хладнокровного убийцы. Только в минуты страсти они становились настоящими, тёплыми и глубокими. В остальное же время, даже когда он улыбался, в них таился холод.

— А кто убивать будет? Я не смогу, это однозначно. Я воровка, но не убийца, — стараясь придать голосу более равнодушный оттенок, спросила у напарника. — К тому же, по-моему, это окажется сложнее, чем кажется на первый взгляд.

— Ты должна смочь. Это твоё задание, — жестко произнес Шэн. — Если ты его не выполнишь, нам двоим придёт каюк. Мы не выберемся из этого мира. А убить его можно вот этим кинжалом, — он достал из-за пазухи оружие. Даже ножны были произведением искусства: инкрустированные камнями, с вырезанными иероглифами и рунами. Я хотела взять в руки вещицу, но меня обожгло огнём.

— Ой, оно жжётся, — надула губы я. В голове вертелись мысли, как избежать убийства. Я была абсолютно уверена, что это подстава. Только пока не могла понять, в чём она заключалась.

— Тебе придётся потерпеть, — попытался сгладить приказ за улыбкой Шэн. Но меня всё равно передёрнуло от отвращения. — Но только ты можешь и должна будешь его убить. Я здесь только в качестве страховки, мне нельзя вмешиваться.

Хм, что-то ты темнишь, белобрысый. И почему я тебе не верю? С трудом взяв кинжал, несмотря на жар, вытащила его из ножен. Сталь тут же заблестела. Я, не отрываясь, разглядывала смертоносное оружие, а в голове выстраивались мысли. На груди я почувствовала тепло. Книга. Она что-то хочет сказать.

— Шэн, ты не мог бы меня оставить? Мне надо подумать обо всём этом, — еле оторвавшись от кинжала, попросила я. Оборотень кивнул и вышел. Я сразу села на кровать, достала свою помощницу. Она быстро открылась, и я увидела ярко-алые буквы:

«Надо всё рассказать отшельнику. Тебе грозит смерть. Не вздумай пользоваться кинжалом».

Да я и не собиралась.

Я обиженно посмотрела на написанную строчку, ожидая, что мне скажут ещё, но книга захлопнулась. Вот и поговорили. Я вздохнула и спрятала её снова на прежнее место. Подняла глаза и заметила пристальный взгляд Федота. Оказывается, он притворялся, что спит.

— Что? — не поняла я его осуждения. — Не собираюсь я никого убивать. Я не могу отнять жизнь у живого существа. Да и чувствую, что Шэн явно что-то не договаривает.

— Ты права, он не собирается возвращаться с тобой, его интересует смерть отшельника, именно он — его заказ. Только, в отличие от тебя, он знает, что тот, кто убьёт его, погибнет сам. Сила этого места не выпустит живым убийцу своего хозяина. Подумай об этом, — наставительно произнёс Федот. Я кивнула.

Теперь понятно, почему Шэн переложил свои обязанности на меня. Он решил загрести жар чужими руками? Не выйдет, милый. Ты, конечно, умный и продуманный, но есть те, кто умнее.

На миг боль от разочарования сдавила грудь. Стало неприятно оттого, что оборотень, заранее зная о том, что вернётся без меня, не погнушался секса со мной. Видимо, такова моя судьба — быть преданной теми, кто начал западать в душу. Глаза начало щипать, только огромным усилием воли я сдержала готовые пролиться слёзы. Тряхнув головой, я решилась.

— Федот, нам нужно отвлечь Шэна, чтобы он не знал, что я собираюсь пообщаться с отшельником, — попросила я фамильяра. — Надеюсь, он не изгонит нас в ту же минуту. Хотя я бы именно так и поступила.

— Не имеет права, — бросил Федот. На мой непонимающий взгляд пояснил: — Зи, ты всё ещё живёшь по законам своего мира. Пора отвыкать от них. Здесь они другие. Рассказав об убийстве, которое запланировал оборотень, ты тем самым спасла жизнь хозяина это дома и этого места, и он просто обязан тебя отблагодарить за это. Поэтому вперёд. И ничего не бойся, я отвлеку Шэна.

Я кивнула. Мы вышли вместе. Только Федот сразу же отправился к оборотню, а я к отшельнику. Постучав, проскользнула в кабинет, как мышка, и застыла на пороге. Прямо напротив меня стоял хозяин дома и в упор смотрел на меня. По моему телу прошла дрожь.

— Я слушаю тебя, — ровно произнёс отшельник. — С чем пожаловала?

Я не стала отвечать, просто достала кинжал, вскрикнув от обжигающей ещё сильнее боли, обошла хозяина дома, положила оружие на стол и машинально подула на обожжённую ладонь. Только потом, обернувшись, увидела потрясение на лице парня. Он не сводил полных ужаса глаз с оружия, напоминая статую самому себе.

— Эт-то то, о чём я… думаю? — с трудом выдавил он из себя.

— Я не знаю, о чём ты думаешь, но только что я узнала, что должна убить тебя. Я не убийца, я воровка. И переходить установленную грань не собираюсь. Поэтому и пришла к тебе. Как поступить с кинжалом — решать тебе. Мне нужен только посох. Тебя ведь уже проинформировали, не так ли? — быстро произнесла я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал.

— Да, мне сообщили, зачем вы пришли, — согласно кивнул отшельник. — Но почему ты оставила посох в той комнате? Я думал, ты его заберёшь с собой.

— Зачем мне подделка? — удивилась я, чем вызвала лёгкую улыбку у парня. — Ты ведь умный и должен был догадаться, что я смогу отличить оригинал от подделки.

— Признаться, такая мысль у меня мелькала. Но я её отмёл как несостоятельную. А то, что тебе повезло увидеть посох, — это было влияние момента. Мне тогда как раз вызов пришёл.

— Сколько у тебя фальшивых посохов? — вдруг спросила я. В голове мелькнула шальная мысль.

— Четыре, — не задумываясь, ответил парень и вопросительно уставился на меня.

— Поставь их рядом, а оригинал скрой, как в прошлый раз. Если я найду настоящий посох — он мой, и мы будем квиты, — предложила я, отшельник задумался, потом обронил:

— Жди здесь, не вздумай подглядывать.

— Я не умею, как ты, видеть сквозь стены. Во мне вообще магии нет. Так что не беспокойся, — усмехнулась я мнительности парня. Тот кивнул и исчез за дверями. А я осталась ждать, пока меня позовут.

Минут через пять-семь из-за двери высунулась его макушка и кивком головы меня пригласили внутрь. Ни страха, ни мандража не было. Только уверенность в своих силах, потому что я уже чувствовала знакомое тепло, исходящее от посоха. Даже не разглядывая подделки, сразу двинулась к окну, отдёрнула штору и взяла в руку его, светящегося и переливающегося красавца. Несколько минут любования, потом я обернулась и с гордостью продемонстрировала своё приобретение.

— Но как? Я наложил семикратную защиту, отвод глаз и закинул его в постпространство, — округлившимися глазами смотря на предмет в моих руках, прошептал парень.

— Хм, я даже закрою глаза на твой мухлёж, за него с тебя одно исполненное желание, — пожала плечами я. — Что касается посоха — это он меня позвал сразу, как только я вошла. Так что здесь всё просто, — я развела руками в стороны, придерживая вещицу.

Отшельник всего пару минут переваривал информацию, потом с сожалением кивнул и, вздохнув так тяжко, что у меня даже сердце сжалось, спросил:

— Чего ты хочешь? Какое желание тебя интересует? Хотя дай-ка угадаю. Наверняка у тебя в данный момент может быть только одно на уме — вернуться побыстрее домой и не мотаться месяц по миру. Я прав? — я кивнула. Да, отшельник прав, моё желание было слишком очевидным. Потому я и не удивилась его догадке. Парень достаточно умный и наблюдательный, в чём я нисколько не сомневалась, дураки такой силой не наделялись, это и ежу понятно.

— Вот только не знаю, что делать с оборотнем, он ведь наверняка знает, что если я останусь жива, значит, не убила тебя. А вернусь без него — мне Зэйден голову открутит. Да и не привыкла я бросать своих, пусть они и оказываются сволочами, — задумалась я, машинально поглаживая посох. Я не сразу заметила, что он стал уменьшаться в размерах.

— С ним всё намного проще, — подмигнул отшельник. — Его разум слишком открыт, я знаю все его мысли, потому внушить ему нужную информацию труда не составит. Скажешь ему, что вонзила в меня кинжал, а сама нажала на какие-то рычаги, довершил дело посох, переправив вас домой. С ним вы сможете оказаться в любом месте и в любое время.

— Скажи, а ты так легко расстанешься с артефактом? И даже не станешь требовать его назад? — сощурилась я. Как-то мне не верилось, что всё так гладко пройдет. — В чём подвох?

— Зи, ты знаешь, почему твой напарник приказал убить меня? — я мотнула головой. — Потому что он хорошо знает свойство посоха. Он всегда спустя время возвращается к своему владельцу. Сейчас я обязан тебе жизнью, потому отдаю его. К тому же я чувствую, что он хочет передать тебе часть силы. Только не знаю какой.

— Ух ты! И я тоже смогу магичить? — восхитилась я, едва не захлопав в ладоши. Вот только меня ожидала птица обломинго:

— Нет, конечно. Я имел в виду другую силу. Какую именно тебе хочет передать мой помощник, я не могу знать, но это может быть или ментальный щит, тогда никто и никогда не сможет прочесть твои мысли; или сила разума — в этом случае ты сама сможешь направлять мысли других в нужное тебе русло; или эмпатия — ты сможешь чувствовать настоящие эмоции других и понимать, кто перед тобой: друг или враг. И больше не попадёшь в такую ситуацию, как с оборотнем. Существует множество других даров силы, эти самые распространённые.

— Вау! Так и это было бы суперски! Полный отпад! — я радовалась, как ребёнок, не замечая, какими глазами на меня смотрит хозяин дома. Наконец, он не выдержал и спросил:

— Что куда отпадает? И что означает «су-пер-ски»? — по слогам произнёс парень. Я счастливо засмеялась.

— Это значит, что всё клёво, замечательно и чудесно, — постаралась объяснить более доступно. Отшельник кивнул, решив, что если и дальше начнет спрашивать, то ещё больше запутается. Правильно, великий и могучий понять сложно. Несмотря на различия языков, я могла употреблять некоторые слова своего мира, так как у нас совпадала часть звуков.

— Хорошо. Я рад, что ты довольна. А теперь слушай меня внимательно. В твоей комнате есть ниша, сейчас ты вернёшься туда, скажешь оборотню быстро собираться, вставишь посох в ту нишу и вслух произнесёшь название своего мира. Не перепутай ничего. И не думай ни о чём, иначе твои мысли наложатся на слова и в итоге вы окажетесь там, откуда возврата нет. Поняла? Иди быстрее, я подправил мысли твоего напарника. У вас есть полчаса времени, — поторопил меня отшельник. Я кивнула, поблагодарила и опрометью бросилась наверх, на ходу вереща Федоту и Шэну, что нам пора паковать вещи. Около моей комнаты завис в воздухе довольный Федот. А Шэн с сумкой наперевес как-то странно смотрел на меня, будто силясь что-то вспомнить или понять, но у него пока ничего не получалось.

— Шевелись ты быстрее, — поторопила я, влетая внутрь, вставляя посох в нишу, как и сказал отшельник. Произнесла нужные слова и представила место перед телепортами. Секунда… Другая… Мы стоим там, где я и загадала. Рядом с нами оказались мой Ветер и конь Шэна. Больше не задерживаясь, я села на своего друга, по которому успела соскучиться, и, не оборачиваясь на оборотня, поскакала в гильдию. Необходимо было серьёзно поговорить с Зэйденом и узнать, чья была идея подставить меня и уговорить на убийство, из-за которого погибла бы я сама.

Шэн остался там, пытаясь что-то сообразить. Но так как полчаса ещё не истекли, то мучиться ему ещё предстоит минут двадцать. Только меня это уже не волновало.



Глава 12

Я неслась, будто на пожар. Мой Ветер больше меня не пугал, в седле я держалась так, словно всю жизнь только и делала, что на лошадях скакала. И пусть это не моя заслуга, а моего эльфийского демона, но суть от этого не менялась.

Я влетела во двор гильдии, будто за мной гонится стая чертей. На лестнице уже стоял Зэйден. Как он, интересно, узнаёт о возвращении? Телепат, что ли? Но об этом я подумала узнать позже. В данную минуту я пристально вглядывалась в лицо хриплого, пытаясь по нему определить, насколько он удивлён-поражён-недоволен (нужное подчеркнуть) моим возвращением. Но маска бесстрастия так и застыла на лице мужчины. Только в глубине глаз я всего на секунду уловила облегчение. От чего? Что же он знал такого, что сейчас успокоился?

— А где Шэн? — спросил Зэйден, и голос его немного дрогнул. Хриплый откашлялся.

— Да где-то возле телепортов застрял. У него мозг вылезать начал, место ему стало мало, вот он там и собирал его в кучку, — отмахнулась я.

— Зи, я иногда не понимаю, когда ты шутишь, а когда говоришь серьёзно, — попенял мне Зэйден. Но тут позади меня раздался недовольный окрик Шэна:

— Зи, ты куда рванула? Не могла меня дождаться? А если б меня украли, или убили, или соблазнили. Что б ты потом делала?

— Хм, дай подумаю, — я приставила палец к губам, сделав вид, что напряжённо задумалась. — Ты знаешь, наверное, то же самое, что и ты, если бы вернулся один, а я бы осталась разорвана силой от отдачи кинжала. Ты ведь именно на это и рассчитывал? Не об этом ли ты задумался около порталов? А, милый? — я сделала упор на последнее слово, с нажимом произнеся его.

— Ты о чём? — не понял Зэйден, переводя взгляд с меня на оборотня. Тот глянул на меня с плохо скрытой угрозой и зашипел. — Так, что происходит?! — рявкнул хриплый в меру своих способностей, напряжённо ожидая ответа.

— А происходит то, что я никогда не была убийцей и не стану ей. Я воровка. У нас свой кодекс. Если в вашем мире его нет, то я буду следовать правилам своего мира, — тихо, но твёрдо произнесла я, снова вперив взгляд в Зэйдена и стараясь уловить изменения на его лице. Пусть он и хороший блефун — как когда-то называл Фёдор умельцев блефовать, сохранять хладнокровную маску даже при плохой игре, — но глаза недаром называют зеркалом души. Они не смогут соврать.

— Ты и не должна была никого убивать, не имела права. За это сразу смертная казнь, что перешла границы дозволенного, — строго произнёс хриплый. Я даже подскочила в седле.

— Что? Тогда какого лешего этот гад вручил мне свой ножичек и приказал убить отшельника? Вон, рана на ладони до сих пор не зажила от того кинжала, — пожаловалась я.

— А она и не должна была зажить до суда, — раздался позади меня холодный голос оборотня. — Я не знаю, как тебе удалось выжить, но суда тебе не избежать. И да, Зи, давай без обид и истерик, ладно? Это всего лишь работа, ничего личного. Мне заказали двоих: отшельника и тебя. Я и решил убить сразу двух зайцев.

От того, как спокойно обо всём этом говорил Шэн, от его цинизма и подлости у меня волосы зашевелись, а мурашки румбу на теле танцевать стали. Это ж каким гадом надо быть?

— Я так сразу и поняла, — усмехнулась я, чем озадачила Шэна. — Считаешь, ты самый умный? Не угадал, милый. И да, никаких истерик. Только смотри, чтобы тебе её закатывать не пришлось, потому что деньги за невыполненные заказы придётся вернуть. Знаешь, как у нас говорят? Хочешь, чтобы было хорошо, сделай сам, ни на кого не надейся. Ты не захотел марать рук, а я не стала из-за принципов. Поэтому и отшельник жив, и я ни под какой суд не пойду, — лицо Шэна в тот момент надо было видеть. Оно потемнело, позеленело… Я подумала, что оборотня Кондратий хватит.

— Шэн? — Зэйден ждал его ответа. Но оборотню сказать было нечего, он только хватал воздух, метал глазами молнии, сжимал и разжимал кулаки в бессильной ярости. Я же, посмеиваясь, слезла с Ветра, вручила хриплому посох и отправилась в конюшню. Необходимо было протереть Ветра, накормить его, а потом идти отдыхать.

В конюшне я задержалась дольше, чем планировала. Оказывается, я успела соскучиться по эльфийскому демону. Прижавшись к его тёплому боку, я изливала Ветру свою душу о гнилости и подлости всех мужиков, об их мелочности и сволочизме. Федот молча обнимал меня одной рукой за шею, второй теребил длинную гриву Ветра. Только выговорившись полностью, я почувствовала, что мне стало намного легче. Отстранившись от коняшки, я посмотрела на него и спохватилась, что так и не покормила своего друга. Но он мотнул головой, чем удивил меня. Ответил на мой немой вопрос фамильяр:

— Зи, не парься, ты вполне успешно накормила нас обоих своей энергией. Она у тебя такая вкусная, — колобок облизнулся. — Жаль, что часто питаться так нельзя, наркоманом можно стать. Только иногда и в умеренных дозах.

— Федот, а как я накормила вас энергией? Я же ничего не делала, — удивилась я, не понимая ничего.

— Это элементарно, — стал пояснять пушистик. — Ты ведь хотела, чтобы мы не остались голодными? Правильно? — я кивнула. — Ну вот, а твоя энергия всё сделала за тебя. Так что… — окончание я не дослушала: меня резко скрутило от ненависти, направленной на меня. Стало трудно дышать, я согнулась, хватая ртом воздух. Что происходит? Откуда эта волна негатива?

В углу стойла послышался звук борьбы. Мои ноги приросли к полу. Стало страшно. Мне бы бежать без оглядки, а я стояла как истукан и пыталась рассмотреть, что там происходит. Но света было мало, словно размытые тени мельтешили перед глазами. А в следующую секунду ко мне метнулся тёмный мохнатый зверь. Я и вскрикнуть не успела, как меня закружило в каком-то тайфуне. Последнее, что я слышала, — это крик Федота, которого оторвало от меня, и возмущённое ржание и клацание зубами Ветра. А потом — полная темнота.

Нет, я не потеряла сознания, не отрубилась, меня просто накрыла тьма, заложило уши. Я ничего не видела и не слышала, но меня продолжало кружить. Казалось, что я лечу по какому-то тоннелю, которому ни конца ни края не было. Когда же я уже окажусь хоть где-нибудь?

Моё желание исполнилось. По глазам резанул свет. Я зажмурилась, протирая кулаками брызнувшие из глаз слёзы. Только окончательно привыкнув к яркому свету, осмотрелась. Хм, недурно. Я находилась в роскошно обставленной комнате, где на стенах висели картины в позолоченных рамах, стояла огромная кровать, занимающая половину пространства, резная и расписная тумбочка, над головой — высокий потолок, на котором было звёздное небо с одной стороны и солнце с лёгкими облаками — с другой. Оригинально. На полу лежал светло-бежевый пушистый ковер. Мои ноги чуть выше щиколотки утопали в нём.

Интересно, и кому пришла в голову идея притащить меня сюда? А главное — зачем? Ответа долго ждать не пришлось. Одна из стен отъехала в сторону. Оп-па, а я даже и не заметила, что здесь, оказывается, не было ни одной двери. Пока раздумывала над этим, передо мной остановился… Крэд. На губах ехидная усмешка, в глазах плещется ярость. Вена на шее вздувается, показывая степень агрессии парня. Меня накрыло. Я всеми фибрами души ощущала его злость и душившую уже нас обоих ненависть. Но эти чувства принадлежали не мне. Значит, подарок посоха вступил в действие?

— Что тебе надо? Зачем я здесь? — сквозь сжатые зубы спросила я. Из меня рвалось что-то тёмное и ужасное. Хотелось разнести всё вокруг. И только огромным усилием я сдерживалась.

— А ты не догадываешься? — зло процедил он. — Из-за тебя я лишился того, чего достигал годами. Нет, не так, десятками лет. А ты явилась и в один момент всё разрушила. Я просто обязан тебе отомстить. Теперь мне хода нет назад. Но и тебе тоже, — от его оскала меня перекосило. Я и сказать ничего не успела, как Крэд вдруг прямо в воздухе перевоплотился в огромное мохнатое чудовище и прыгнул на меня. Я взвизгнула и отскочила в сторону. Но его мощная лапа с острыми когтями прочертила дорожку по моей груди, разодрав комбинезон и расцарапав кожу. Раны тут же зажгло так, будто в них кислоты налили. Да и разъедать их начало мгновенно.

Я упала на пол, не удержавшись на ногах. Зверь подошёл ко мне и схватил за волосы. Наверняка решил себе на память содрать мой скальп. Сдался он ему. Раны болели и щипали всё сильнее. Мне казалось, что я даже чувствую, как края словно сами разрываются сильнее, кровь уже просто сочилась из них. Может быть, я бы и попыталась что-то сделать, но на мне многотонным грузом лежали чужие эмоции, не давая даже пошевелиться. Моё тело, казалось, извращённый садист начал пропускать через мясорубку. Я выгнулась, закричала. Перед глазами поплыли круги.

— Да, громче кричи, твоя боль ласкает меня, дарит силу и мощь. Я хорошо чувствую, как твоя энергия переходит ко мне, — довольно улыбаясь, изрёк снова ставший человеком Крэд. Он стоял, раскинув в сторону руки, и будто чем-то наслаждался. Я не могла понять чем, пока не заметила тонкую нить, отходящую от меня к нему.

Вот гад. Фиг ему, а не наслаждение. Я сцепила зубы, закрыла глаза, полностью растворяясь в боли. Моё сознание уплывало. Где-то на периферии я чувствовала чью-то поддержку, меня кто-то звал, но голоса я не могла опознать. А ещё мне на миг показалось, что боль словно немного отступила, меня окутывало теплом и негой.

«Книга», — с радостью дошло до меня. Только она в данный момент меня поддерживала, не давала раствориться в чём-то тёмном и вязком.

— На сегодня достаточно, — донеслось до меня. — Я приду завтра и буду пить тебя по капле, так твоя энергия надольше сохранится во мне, — злорадно заметил он. — И всё твоё станет моим благодаря твоей ауре, которая будет теперь у меня.

— С-с-сука, — только и смогла процедить я, на большее не хватало сил.

— Ты можешь ругаться сколько влезет, но скоро из тебя получится покорная рабыня. Ты будешь делать всё, что я прикажу. Причём с огромной радостью.

И где я это уже слышала? Какие же все мужики самоуверенные. Аж тошно иногда становится. Хотя сейчас мне и без него было тошно и гадко.

Крэд ушёл, оставив меня лежать на полу. Я закрыла глаза, пытаясь собрать последние силы и встать. Не всё же время мне валяться. Надо как-то перебраться на кровать.

Но стоило пошевелиться, как из горла вырвался болезненный хрип. Оказывается, я сорвала горло. Что же теперь делать? Встать надо.

Превозмогая боль, едва дотянулась до книги. Она уже светилась так, что глазам стало больно.

— Ты можешь убавить свет? — шёпотом попросила я. Книга стала гореть не так ярко. Распахнулась, зашелестев страницами. Потом появилась надпись:

«Читай вслух и представляй чистое море, волну, смывающую твою боль». Дальше шли несколько строчек, которые книга заставила меня перечитать трижды. Я так и сделала. Пару минут ничего не происходило, а вот потом… Словно действительно волной стало смывать боль. Стало так хорошо, насколько может быть хорошо в моём состоянии.

Как только дышать стало легче, а рана перестала жечь так сильно, я ползком перебралась на кровать. Выдохнула и немного полежала с закрытыми глазами, так как даже такое нехитрое действо отняло много сил, словно на мне землю пахали несколько суток подряд. Вот же сволочь, все силы у меня забрал. Ничего, зверюха, аукнется тебе всё. Я пыталась придумать всевозможные кары на голову оборотня, но меня отвлекло свечение книги и её тепло. Обложка озарилась мягким светом, сформировавшимся в своеобразный ковш, из которого на меня полилось золотистое сияние. От того, насколько лёгким стало тело, я вздрогнула. Посмотрела на свою помощницу. Она сама открылась и голубыми буквами написала:

«Потерпи. Не шевелись. Сейчас раны затянутся, а силы немного восстановятся. Вылечить до конца тебя невозможно, оборотень разорвал ауру, восстанавливать её слишком долго, а у нас мало времени. Сейчас просто запомни, что надо делать. Здесь слишком много негативной энергии, я слабею вместе с тобой. Надо поторопиться, пока Крэд не додумался своим ядом облить и меня. Тогда я окажусь в его власти. А это конец всему. Он сошёл с ума на почве ненависти. У него переклинило в мозгу. Оборотни, у которых мозг сдвинулся, слишком опасны, а те, кто применил магию крови и попробовал пить других, — опасны вдвойне. Тебе придётся подойти к окну и открыть его. Я пошлю маячок твоим помощникам. Надеюсь, они сообразят, где тебя искать».

Я только кивнула. Закрыла глаза. Открыла. Рывок. Сцепив зубы, на негнущихся ногах доковыляла до окна и с трудом распахнула его. В лицо ударил сильный морозный ветер. Я отшатнулась, но створки не закрыла. Лучше замёрзнуть, чем стать донором свихнувшегося оборотня.

Обратный путь до кровати прошёл уже почти мимо меня. Я топала и переставляла ноги на автопилоте. Упала на кровать, подтянула книгу к себе, завернулась в одеяло и отрубилась.

А проснулась от рёва Крэда. Он явился ко мне, держа в руках палку. Я сначала не поняла, зачем она ему. А вот когда со всей дури получила по голым пяткам… на меня напала ярость и боль одновременно. Вскочив с кровати, в один прыжок я оказалась на оборотне и вцепилась ему в лицо ногтями. Он завыл и огрел меня палкой по пояснице и спине. Я, раздирая ему не только скулы, но и шею, сползла с него, не чувствуя своего тела. В голове как набатом стучало: «Убить! Уничтожить!». Я предприняла ещё несколько попыток броситься на Крэда, но меня будто парализовало. Ни руки, ни ноги не двигались.

— Ничего… не получишь… — даже слова не желали выговариваться. Получился невнятный сип. Но оборотень меня понял. Усмехнулся, подхватил меня подмышки, подтянул повыше и закрепил мои кисти в кольцах над потолком. А я их и не заметила. Ноги заковал в цепи, вбитые в стену.

Заметив кольцо, болтающееся на шее, о котором я и думать забыла, он попытался его сорвать, но был отброшен будто ударом тока к противоположной стене. В глазах полыхнул огонь ярости, но тут же пропал. Только оскал остался. Достав кинжал, Крэд подошёл ко мне и с садистским удовольствием надрезал штанину от бедра до колена. Потом с такой же улыбкой стал медленно резать кожу на бедре. В ушах зазвенело, в висках застучали отбойные молотки. Я и хотела съязвить, чтобы не доставлять радости этому гаду своими криками, да только на Зою Космодемьянскую я совсем не тяну.

Мозг поплыл. Я, в попытке его догнать, следом за ним. А дальше ничего не помню. В сознании остались только смутные тени и отголоски чьей-то радости, боли, ужаса — всё это смешалось так, что я уже не смогла отделить своих чувств от чужих…


…Меня кто-то звал. Тормошил, колол, что-то кричал. Я слышала всё будто через вату. Или беруши, которые принято надевать при шумных соседях. Откуда у меня соседи? Я же отдельно живу, с Фёдором. И у нас нет соседей. Тогда зачем я затыкала уши? И кто меня зовёт? Федя? У нас очередное задание? Чёрт! Мы что, вчера напились? Ничего не помню. Где мы так нажрались, аж до отключки сознания? Надеюсь, я вела себя адекватно. А то ведь с меня станется. Когда я пьяная — слишком буйная, самой потом стыдно. Поговорка «со мной весело, но стыдно» — это как раз про меня.

Вспомнить бы, где мы были вчера. И что за дятел долбится в мою голову? Шею бы ему свернуть, чтобы не долбил, мне же и так совсем нехорошо. Да, знаю, вчера наверняка было чудесно, весело, зато сегодня…

Вот чёрт! Мной в футбол играли? Или под асфальтоукладчик кидали? Что ж так болит-то всё? И пошевелиться не могу. Почему? Надо открыть глаза и осмотреться. Может, хоть что-то вспомню. А заодно и дятла зашибу, чтобы оставил мой мозг в покое. Сколько ж можно?

Глаза удалось открыть только с седьмой попытки. Они будто заплыли и никак не желали открываться. А вот когда с огромным трудом их удалось разлепить, я пришла в ужас. Я висела над полом, на котором сидел… Крэд. Я вспомнила. Другой мир. Моё похищение. Этот гад порезал мою ногу, и подо мной в какой-то круглой чашке собралось довольно много крови. Так вот откуда слабость. Потеря крови. Интересно, как надолго меня хватит? Насколько я знаю, от потери крови умирают. Значит, и мне туда же дорога? Дадут мне третий шанс на перерождение? Вряд ли.

— Очнулась? — процедил оборотень. — Теперь откроешься? Или я буду выцеживать из тебя всю кровь, пока ты не сдохнешь. Учти, я всё равно смогу забрать и твою силу, и ауру. Ты не сможешь утаить их от меня.

— Пошёл на х… — коротко, но ёмко выругалась я. Сначала подумала, что гад не поймёт, однако он не только понял, но и разозлился так, что у него снова началось обращение. — Хм, так злятся только те, кто там уже побывал, — не удержалась я.

Рывок. Мне дали такую пощёчину, что, думала, голова отвалится. Щёку сразу стало саднить. Разодрал когтями, сволочь. Ничего, вот выберусь, я тебе устрою поход обыкновенный, пеший эротический, да ещё и без вазелина. Будешь знать, как мою красоту портить. На кол, тварь, посажу, главное — выбраться из этой клетки.

Хотя я и придумывала всяческие кары оборотню, но прекрасно понимала, что ни одну из них воплотить не смогу, так как наши силы явно неравны. Я даже толком расцарапать ему физиономию не смогла. Точнее, смогла, конечно, но на нём, как на собаке, всё быстро зажило. Мне бы такую регенерацию.

Не добившись от меня ничего и на этот раз, Крэд — злющий как тысяча демонов — покинул меня в одиночестве. И в следующую секунду я едва не заорала от радости, когда из-под кровати высунулся нос моего пушистика. Федот! Но как он здесь оказался?

— Тихо, Зи, ничего не говори, береги силы, они тебе пригодятся, — прошептал фамильяр, рассматривая меня так, будто хоронить собрался. — Я сейчас тебе всё расскажу.

Я кивнула. Он же подлетел ко мне, обнял, а потом я заметила у него в руках книгу. И как он такую тяжесть смог удержать? Непонятно. Но всё оказалось намного проще: она сама облегчила свой вес во много раз, чтобы дать возможность Федоту приложить её к моему израненному телу. Как только уже знакомый золотистый свет от моей помощницы коснулся пореза на ноге, я едва не взвыла. Будто мне в рану раскалённый нож засунули и начали его там ворочать.

— Зи, потерпи, в ране яд, который и не даёт твоей регенерации заживить рану. Её надо вычистить, — я слабо кивнула. — А я пока расскажу, как смог найти тебя, — теперь я была вся внимание. — Как только ты пропала, мы чуть с ума не сошли, потому что ты совсем-совсем исчезла. Ни я, ни Ветер не смогли тебя почувствовать, хотя и очень старались. Зэйден подключил все свои службы, но и это не помогло. Четыре дня мы сходили с ума, а потом вдруг как маячок зажёгся, я резко почувствовал тебя, более того, меня просто затянуло в водоворот, который и привёл к тебе. Благо окно оказалось открыто, иначе меня бы расплющило об отвесную стену.

— Книга, — стараясь улыбнуться разбитыми губами, на которых запеклась кровь, прошептала я.

— Да, я уже понял, что это она своей силой открыла к тебе доступ, сняв на несколько минут защиту, которую наложил оборотень. Единственная проблема — в это место больше никто не может проникнуть, так как Крэд находится в астральной проекции, создав в ней свой маленький мир. И ходу в него никому нет. Если только драконам, но они не помогают никому, живут только между собой, — удручённо произнёс Федот. — И как нам отсюда выбраться, я пока не знаю, но, надеюсь, твоя помощница нам поможет.

Книга на миг сменила свою окраску на красный цвет, что, как я уже поняла, было согласием. Потом снова занялась моей раной. Через несколько минут, влив в меня немного энергии, она прямо в воздухе сама распахнулась, и я заметила появляющийся текст:

«Федот, поднеси чашу к левой руке Зи, туда, где недавно был артефакт, уколи её запястье, пусть три капли стекут в чашу. Это поможет нам всем нейтрализовать оборотня на несколько дней».

— Как же я эту громадину подниму? — начал сокрушаться Федот. Но к его удивлению, чашу тоже на миг окутало мягким светом, после чего пушистик с лёгкостью подхватил её одной рукой и сделал так, как написала книга. Не успел он поставить всё на место, как мы почувствовали приближение оборотня. Его возросшая сила весьма красноречиво показывала его местонахождение. Схватив помощницу, Федот только успел юркнуть снова под кровать, как стена отъехала в сторону и вошёл довольный Крэд.

— Отлично, для первого применения достаточно, — радостно изрёк он, бросив на меня взгляд. Я же сделала вид, что нахожусь без сознания, опустив голову и завесившись отросшими волосами. Сама же сквозь полуопущенные ресницы наблюдала за своим похитителем.

Он выпил кровь из чаши, от чего меня едва не вывернуло, а после сперва довольно крякнул, но вдруг схватился за горло и пулей вылетел из моих покоев. Его глаза при этом бешено вращались, грозя вот-вот вылезти из орбит. Я смогла расслабиться и довольно хихикнуть, но он этого уже не видел и не слышал. Бежал сломя голову, даже стену забыл закрыть за собой. Но нам это ничего не могло дать, потому что раскрыть оковы мог только тот, кто их замкнул, или более сильное существо. А тут таких днём с огнём не сыщешь. Мы находимся во власти сумасшедшего оборотня.

— Зи, что делать будем? — сев ко мне на плечо, спросил пушистик. Я пожала плечами. Рана уже не так болела, тело начало немного восстанавливаться. Мешала корка запёкшейся крови на губах, она причиняла дискомфорт. А ещё мне до одури хотелось в душ. Радовало то, что в туалет пока позывов не было, а то точно умерла бы от стыда.

— Не знаю, но немного времени мы выиграли. Только пока не знаю для чего, — честно призналась я.

Книга, которую Федот не отпускал от себя, снова слегка засветилась. Фамильяр открыл её, чтобы увидеть надпись красными буквами, причём очень большими:

«Откройте окно!».

Видимо, Крэд его закрыл в своё последнее посещение. Федот быстро бросился исполнять приказ помощницы. Не успел он распахнуть створку, как его чуть не снесло силовым потоком, ворвавшимся в комнату. Мы с удивлением наблюдали лёгкий серебристый смерч, который, кружась, преобразовывался в фигуру. Открыв рот, мы с пушистиком наблюдали за этим чудом. А потом в один голос ахнули, когда перед нами предстал юноша лет двадцати с небольшим на вид. Однако взгляд его тёмных глаз с вертикальным зрачком был совсем не молодым. Мне на миг показалось, что я тону под грузом прожитых веков. Это было необычно, немного страшно и в то же время интересно.

Откинув выбившуюся из гладко зачёсанной назад причёски прядь волос, упавшую на лоб, юноша осмотрел нас, заметил, как пушистик сильнее прижался ко мне и спрятал книгу между нами. Усмехнулся. Подошёл ближе. Коснулся оков на ногах, и они рассыпались в пыль. Те же манипуляции проделал с руками. Я упала в его объятия. Хотела было попросить поставить меня на пол, но сама поняла идиотизм затеи. Я не чувствовала ни рук, ни ног, потому наверняка бы свалилась. А так, он сильный, да и от его тела исходит тепло. Будто он своей энергией пытается меня восстановить. И у него это, определённо, получалось.

— А ты кто? И как здесь оказался? — вырвалось у меня, когда я вспомнила, что в мирок Крэда никто не может проникнуть.

— Не сейчас, чуть позже. Пока не время и не место, нам необходимо выбраться отсюда, — от его глубокого низкого голоса я едва в экстаз не впала. И в ту же минуту поняла: всё, его голос — мой фетиш. Парня хотелось слушать вечно, чтобы он не замолкал ни на секунду. Раньше никогда не думала, что такое возможно, но… Один только голос незнакомца смог возбудить моё искалеченное тело. Я готова была кинуться на него прямо сейчас. Очуметь. Не думала, что я такая нимфоманка, способная наброситься на первого встречного.

Бережно уложив меня на кровать и укутав одеялом, незнакомец приложил палец к губам, не давая мне засыпать его вопросами, сам же одними губами прошептал:

— У меня небольшое дело, а потом мы исчезнем отсюда, ты пока отдохни. Для перехода тебе понадобятся силы.

Не слушая моих возражений, юноша прошёл в открытый проход и исчез из виду. Мы с Федотом напряжённо вслушивались в происходящее. Но до нас не доносилось ни звука. Мы с пушистиком переглянулись, когда лёгкие шаги стали приближаться к комнате. То, что это не Крэд, мы поняли. Его силы совсем больше не ощущалось.

Вошедший юноша легко снова подхватил меня на руки. Именно так, как я и была, закутанная в одеяло. Федот примостился на моём плече, книга была между нами. Вдруг нас всех троих окутало серебристое сияние и мы взлетели. Я успела увидеть, как мы вылетаем в окно, а потом были только светлые и блестящие стенки тоннеля.

Полёт длился недолго. Мы оказались около красивого дворца, глядя на который так и хотелось спросить: «В нём живут великаны?». Размеры и правда поражали. Хорошо, что я сидела на руках незнакомца, не пришлось задирать голову. Но верхушку замка увидеть так и не удалось, она скрывалась за облаками. Мне даже захотелось оказаться на крыше, чтобы потрогать пушистые белые хлопья руками.

А когда меня внесли внутрь, я почувствовала, что без сопровождения точно не окажусь одна в этом замке. На миг от увиденного я даже отвернулась и спрятала лицо на груди своего носильщика, молясь всем богам и гадая, с чего он притащил нас к этим монстрам.

Всё дело оказалось в том, что в огромном холле, где мы оказались, на нас уставились три пары глаз… огромных динозавров. Или, как шёпотом выдохнул Федот, драконов.

Мама дорогая, роди меня обратно!



Глава 13

Когда меня просто прижало к груди незнакомца потоками силы, я приоткрыла один глаз и осторожно повернула голову в сторону хозяев замка. Нас уже есть собрались? И тут же второй глаз распахнулся сам собой. От красоты, открывшейся передо мной, я даже рот открыла.

Трое огромных ящеров замерцали: один — красным светом, второй — фиолетовым, третий — золотым. После чего их будто скрутило в прозрачный кокон, опутанный нитями того цвета, которым они светились. В этом коконе образ драконов стал таять, вместо него появлялись молодые юноши. Эффект был такой, будто парни находятся внутри ящеров. И только когда драконы совсем исчезли, все переливы потухли, а на нас смотрели трое парней.

— Здравствуйте! — вперёд вышел красноволосый. На его губах играла лёгкая улыбка, согревающая и поддерживающая. Меня хватило только на кивок. Слова застряли в горле, я ещё никак не могла отойти от потрясения. — Для вас уже приготовлена комната. Как только вы отдохнёте и залечите свои раны, мы обсудим ситуацию.

— Какую? — выдавила я из себя, так как не совсем понимала, зачем я вообще здесь, почему незнакомец не отнёс меня в гильдию, а притащил к скрытным драконам.

— Позже вы всё обязательно узнаете, — ответил на мой вопрос фиолетововолосый. Пришлось заткнуться и мучиться от любопытства, так как я прекрасно поняла: на мои вопросы отвечать никто не станет, пока сами не посчитают, что настал подходящий момент.

Мой спаситель внёс меня в комнату. Н-да, в таких апартаментах у меня будет новая фобия — мегалофобия. Я только глянула на кровать и икнула. На ней же смело может разместиться человек двадцать, причём и им придётся искать друг друга на этом поле. Именно на него меня и уложили. Теперь главное — не перекатиться ближе к середине, а то искать меня будут долго.

— Отдыхай, диа, я позже приду, — протянул незнакомец. Но я проявила сноровку, быстро выпутав из одеяла руку и схватив нашего спасителя за кисть.

— Кто такие «диа»? Как тебя зовут? Почему именно сюда ты нас принёс, а не в гильдию? Там мой Ветер наверняка сходит с ума от беспокойства, — протараторила я на одном дыхании.

— Позже я всё тебе расскажу, — с теплой улыбкой ответил незнакомец. — А сейчас отдохни.

Он легко подул на меня, и я почувствовала, что начинаю засыпать. Хм, хороший способ заткнуть рот. Ну ладно, сейчас посплю, а потом достану всех вопросами.

Проснувшись, я сладко потянулась и почувствовала, что не только отлично выспалась, но и тело моё совсем не болит. Более того, я ощущала такой прилив сил, будто меня под завязку накачали энергией. Так стало хорошо. Быстро вскочив с кровати, я огляделась. Мой взгляд упёрся в зеркало напротив. Вот чёрт! Ну и видок! Волосы в разные стороны, комбинезон разорван, грудь наружу. Блинский блин! Я схватилась за голову. И в таком виде меня видел давешний незнакомец. За кого он меня принял?

— Федот, ты где? — позвала я, поняв, что в покоях я одна. Только моя помощница дала о себе знать слабым свечением. С радостью подхватив её на руки, я закружилась по комнате. — Спасибо тебе огромное. Только благодаря тебе я ещё жива. Но что нас ожидает у драконов? Скажешь?

Я заискивающе посмотрела на тёмный переплёт книги. Она пару секунд подумала, а потом открылась и написала только одно слово: «Свадьба». Я опешила.

— Чья? — не сразу дошло до меня. Но отвечать мне не пожелали. Только лёгкое голубоватое сияние означало, что книга чему-то радуется. Да, её цветовую гамму я научилась понимать где-то на уровне подсознания. — Хм, и кого мы будем женить или выдавать замуж? Надеюсь, не меня? Потому что мне явно рано связывать себя мужем. Я птица вольная, не люблю лишнего груза.

Так как помощница мне не ответила, я села на край кровати и задумалась. С одной стороны — если мне сделает предложение недавний незнакомец, я просто не смогу ему отказать. Во-первых, чувство благодарности за спасение, во-вторых, я вдруг осознала, что мне знаком его голос, его сила. Именно он был моим ночным гостем несколько ночей, в его объятиях я плавилась. В-третьих, меня к нему тянуло со страшной силой. Но всё равно все эти показатели не повод связывать себя узами брака.

Хотя чего это я разволновалась? Может, и не меня замуж выдавать собираются, а я тут уже себя накручиваю. Но где шляется Федот? И есть ли здесь душ? Помыться мне точно не помешает. Мне на миг показалось, что от меня воняет за версту. И как незнакомец не задохнулся от смрада?

Я встала и начала обзор дверей в количестве трёх штук, которые увидела. Первая оказалась выходом в коридор. Её я сразу же захлопнула, чтобы в таком виде никому не попасться на глаза. Стыдно. Вторая вела в огромную гардеробную с женскими вещами. Ничего себе. Не будь желание помыться таким сильным, здесь бы я застряла надолго. Посмотреть было на что. Многие вещи из моего мира, привычные сердцу, родные. Накатила ностальгия. Пришлось отгонять её в спешном порядке, пока просто позорно не разревелась. Выудив джинсы и водолазку в надежде, что хозяйка сего великолепия не обидится на меня за экспроприацию её вещей, направилась к третьей двери. Открыв которую радостно завопила.

Большая лохань, стоящая на мраморных плитах, была наполнена горячей водой, от которой шёл пар. На бортиках стояли несколько баночек. Что в них, я решила разобраться в процессе. Главное — попасть в воду. Я скинула с себя обрывки комбинезона и с наслаждением залезла в лохань. Как же хорошо. Просто блаженство. Я с головой ушла под воду, намочив засаленные волосы, в которых застряли сгустки крови. Отмокать пришлось долго. И только вволю нанежившись в тёплой воде, которая и не думала остывать, я стала перебирать баночки. Открыв одну, понюхала. М-м-м… приятно пахнет. Чем-то сладковато-свежим, с лёгкой горчинкой. Взяв немного массы на палец, потёрла. Она вспенилась. Чудесно. Своеобразный гель для душа. Даже если и не так, то всё равно вымоюсь им.

Следующая баночка оказалась с более жидким составом. Им я намылила голову. Смыла. Волосы сразу же приобрели мягкость. Никакой бальзам не нужен. Но поразительнее всего было то, что когда я соизволила вылезти из лохани, то не поверила собственным ощущениям. Длина волос стала намного больше. Обычно я носила короткие стрижки, так удобнее было пролезать в окна. Здесь я не стриглась целый месяц, и мои волосы отросли до плеч. В данный же момент их длина оказалась ниже лопаток. Чудеса какие. Неужели эта шампунь такая чудодейственная? И как мне теперь с такой длиной? Непривычно. Насчёт удобства-неудобства пока не разобралась. Хотя за то время, что я прожила на новом месте, успела заметить: ни у одной девушки не было коротких стрижек. Даже парни рассекали с длинными гривами.

Нацепив на себя чужие вещи, уверенно вышла из ванной. Меня уже ждал довольный донельзя Федот, который аж светился от радости. Я подозрительно уставилась на него.

— Ты где был? Я проснулась — тебя нет. Чуть с ума не сошла от страха. Но, зная твою живучесть, решила дождаться, пока сам явишься, — произнесла я, подходя к кровати, беря в руки книгу и засовывая её под водолазку. Со своей помощницей я чувствовала себя намного увереннее.

— Знакомился с хозяевами замка, — ответил Федот. — Вопреки тому, что рассказывают о драконах, они оказались приятными собеседниками. Мы отлично поболтали.

— Надеюсь, ты не успел их достать своей язвительностью? Не заговорил их до смерти? А то нас по головке за такое не погладят, — поддела я своего фамильяра.

— Не-а, я вёл себя прилично, — самодовольно похвастался Федот. — Узнал много интересного, — и тут пушистик резко замолчал, будто сболтнул лишнего. Даже его взгляд стал воровато бегать по сторонам. Я нахмурилась.

— А вот с этого места поподробнее, — попросила я. — Что такого ты узнал, что сейчас вдруг пытаешься скрыть это от меня? Колись, давай, если не желаешь моей смерти от любопытства.

— Зи, ну, Зи, — тут же заканючил он. — Я не могу. Честное-пречестное, я обещал отдать привилегию всё тебе рассказать Кейнару. Он сам хотел просветить тебя, заодно и понаблюдать за твоей реакцией, — понурил голову Федот.

— Ладно. Надеюсь только, что ждать долго не придётся, — пришлось согласиться мне, чтобы не подставлять перед драконами своего фамильяра.

— Ой, Зи, а у тебя волосы такие длинные стали! — вдруг воскликнул Федот, сорвался с места, подлетел ко мне и зарылся в моей новой длинной шевелюре. А потом замурчал так, что я решила: позади меня завёлся котёнок.

— Сама в шоке, — честно призналась я. — Никогда не носила длинных волос. Я даже не знаю, как с ними управляться. То ли дело короткие: плюнула, ладонью провела — причёска готова. А тут… У меня же ни шпилек, ни резинок, ни заколок нет. А ходить всё время с распущенными не очень удобно.

— Ты привыкнешь обязательно, — продолжая мурлыкать, довольно выдал пушистик. — Прислушайся к себе. Именно в волосах и есть твоя сила. Чем длиннее коса, тем больше ты имеешь энергетического запаса.

— А почему ты раньше мне об этом не сказал? — удивилась я. И ведь действительно. В последнее время я чувствовала прилив сил, а сейчас это ощущение как будто увеличилось во много раз. Мне даже показалось, что щёлкни я сейчас пальцами и из меня дым повалит. Или огонь. Не суть важно.

— А смысл? — удивлённо фыркнул Федот. — Всё равно бы ты так быстро не смогла отрастить свои волосы. Такие чудодейственные свойства есть только у драконов. А к ним, как я до недавнего времени думал, путь заказан. Потому и говорить о длине твоих волос не было ни возможности, ни желания. Сейчас же я почувствовал, что ты едва ли не изъявила желание избавиться от этой гривы, потому и сказал тебе о её магических свойствах.

— Логично, — пришлось согласиться мне. От дыхания колобка мне в затылок стало щекотно, я засмеялась. — Федот, ты чего творишь? Мне же щекотно, — сквозь смех спросила я.

— Наслаждаюсь энергией. Это такой кайф. Я теперь неделю могу ничего не есть. А что будет, когда тебя Ветер увидит, вот он точно защекочет, — произнёс пушистик.

— Эх! Когда он меня увидит, — с сожалением вздохнула я и тут же спохватилась: — Федот, а с ним без еды ничего не будет? Он же несколько дней голодный. Вдруг… — я резко замолчала. Думать о плохом не хотелось. Но колобок, дёрнув меня за прядь и тем самым заставив ойкнуть, тут же строго выдал:

— Да он ближе, чем ты думаешь, потому прекращай всё время накручивать себя. Не место для плохого. С Ветром всё в порядке, скоро сама его увидишь. Вот поговоришь с Кейнаром и потопаешь к демону.

— Так он здесь? — радостно подскочила я, готовая прямо сейчас бежать разыскивать своего друга. Но не успела и шагу сделать, как открылась дверь и в неё вошёл наш спаситель. Интересно, это он Кейнар? Или я что-то путаю? На мои вопросы ответ дал Федот:

— Наконец-то. Кейнар, я пошёл, а вы пока пообщайтесь, — после чего, с сожалением отлепившись от моих волос, Федот быстро выпорхнул за дверь.

Несколько минут парень разглядывал меня. По его лёгкой улыбке я поняла, что увиденное его, определённо, радует. На волосах он задержал взгляд. Остался удовлетворён, судя по всему, так как я заметила его одобрительный кивок.

— Рассказывай, — удобно устраиваясь на кровати и приготовившись слушать, попросила я. Кейнар сел рядом со мной. Взял в свои ладони мою руку, на миг прикрыл глаза и рвано выдохнул. Только после этого начал говорить:

— У драконов есть обычай: раз в сто лет каждый волен воспользоваться камнем Судьбы. Именно он указывает на ту, которая сможет стать единственной и на всю вечность. Много веков мне не везло, камень Судьбы оставался холодным. Я отчаялся. В этом году и идти к нему не хотел. Каждый раз одно и то же стало изрядно утомлять. Получать раз за разом такое разочарование не хотелось. Кроме того, от этого теряется сила. Если бы не братья, которых ты видела внизу при первой встрече, ни одна сила не затащила бы меня снова к камню. Но мои родственники умеют быть настырными. Они пригрозили, что свяжут и понесут к нему в путах. И ведь, шельмецы, исполнили бы свою угрозу. Пришлось тащиться самому. Каково же было моё удивление, когда впервые за две тысячи лет камень нагрелся. Я готов был петь. Передо мной возникло сначала лицо девушки, потом и она сама. Я узнал, что ей грозит опасность, потому применил свою магию крови, чтобы перекинуть девушку в мой мир. И ведь получилось. Только что-то пошло не так. Её выбросило в другом месте, в Запретном лесу. Сначала мы с братьями недоумевали, что за фортели выкинула моя магия. И только потом до нас дошло: девушка — человек. Даже я не смог бы ничего сделать, так как люди в нашем мире — рабы.

— Подожди, значит, своему второму шансу я обязана тебе? — улучив момент, когда Кейнар замолчал, спросила я. Он кивнул. — А ты обратить человека в дракона не смог бы?

— Нет, это не в моей власти, — с сожалением ответил Кейнар. — К тому же совет во главе с Владыкой не позволили бы ввести в семью человека. Тут дело даже не в принципах, — поспешил добавить он, заметив, как я скривилась. — Не спеши злиться, сначала выслушай до конца, — попросил он, и я застыла, ожидая продолжения. — Ты ведь почувствовала драконью мощь, стоило нам войти? — мне пришлось с этим согласиться. — И это надо учесть, что ты не человек, будь по-другому — от тебя бы осталась только пыль. Ни один человек не сможет находиться рядом с драконом. Наша сила пусть и непроизвольно, но уничтожает людей.

— Подожди, а как же моя помощница? Она ведь человек, — спохватилась я, пытаясь сообразить, как же нам быть. Её я точно бросать не собиралась. — С этим надо что-то придумать.

Но, задумавшись о Каре, я упустила момент, о котором и раньше хотела поинтересоваться. Сейчас вспомнила и задала ещё один вопрос:

— Это ведь ты прилетал ко мне по ночам? Почему сразу не открылся? Избежали бы многих ошибок.

— Мне нельзя было, так как у тебя было право выбора. Ты сама должна была выбрать меня. Просто обстоятельства повернулись так, что мне пришлось открыться, спасая тебя. Но и в этом случае, если ты решишь уйти, я не смогу тебя удерживать рядом против воли, — почему-то с сожалением произнёс дракон.

— В чём подвох? — сразу же спросила я, но в ответ получила мотание головой. — Только не говори, что его нет, я чувствую — это не так.

— Даже если он и есть, то это не имеет никакого значения. Против твоего желания никто не имеет права пойти, — стараясь запудрить мне мозги, ответил парень.

— Что-то ты темнишь, — нахмурилась я, подозрительно разглядывая парня. Но он упрямо сжал губы, всем своим видом показывая, что отвечать точно не намерен. — Ладно, я все равно узнаю всё, пусть и позже. Сейчас надо подумать о другом. Как же быть с Карой? Оставлять её на произвол судьбы я не хочу. Девушка хорошая и заслуживает счастья. Значит, надо придумать, как изменить её сущность.

— Для начала необходимо узнать у неё, хочет ли она сама этого, — подмигнув, произнёс Кейнар. — Никто не может решать за людей, как им быть. Хоть они и рабы, но тоже имеют своё мнение.

— Точно, — хлопнула я ладонями по коленям. — Значит, решено. Узнаю у Кары, что она думает. Сделаю ей предложение, от которого она не сможет отказаться. Потом мы быстренько смотаемся в Запретный лес, если я заручусь поддержкой, а потом все вместе вернёмся сюда.

— Э-э-э… Ты решила жить здесь, со мной? — надрывно выдохнул дракон. Я удивлённо на него воззрилась. Нахмурилась.

— Так, я не поняла. Сначала ты фактически делаешь предложение, теперь удивляешься, что я согласилась. Нет уж, дорогой, ты теперь от меня так просто не отделаешься, даже и не мечтай, — строго заметила я. — Ещё сам не будешь знать, как от меня избавиться. Я…

Договорить мне не дали. От радости сгребли в охапку, я даже почувствовала, как затрещали мои бедные рёбра, но возмутиться не смогла, только ойкнула. А потом мои губы накрыли горячие и требовательные губы дракона. Сопротивляться резко расхотелось, я отдалась на волю его ласк. Быстро сняв с меня одежду, Кейнар, как и раньше, сводил меня с ума поцелуями и ласками. Я плавилась, стонала, горела. Из горла то и дело вырывались хриплые от страсти и удовольствия стоны. Я мотала головой, чего-то требуя, но сама не могла понять, чего мне больше хочется.

Лаская и целуя, дракон довёл меня до пика удовольствия. После чего, снова горячо поцеловав, быстро покинул мою комнату. Снова остановился на полпути. Ещё и сбежал. Вот шельмец. Ну ничего, вот разберусь с делами, обязательно сама доведу дело до конца. Но возмущаться не было сил из-за неги, охватившей всё тело. Развалившись на кровати, я блаженно улыбалась. Наверняка меня б сейчас приняли за душевнобольную, но мне на это было плевать. Главное, что мне хорошо. Дракон мне нравился. Ведь, ещё не видя его лица, не зная, кто он, я чувствовала к нему притяжение.

Немного отойдя от эйфории, я оделась, взяла книгу в руки, прикрыла глаза, поглаживая переплёт. Только после этого спросила:

— Книга, миленькая, ты мне поможешь в Запретном лесу? Если Кара согласится на изменение сущности? Она ведь не сможет жить у драконов, а бросить её я не могу. Ты ведь сама знаешь: мы в ответе за тех, кого приручили.

В этот раз не было свечения, не было шелеста страниц. Моя помощница бесшумно распахнулась, и сразу же я прочла уже написанный текст:

«Хорошо, что ты согласилась на предложение дракона. В случае отказа его смерть была бы на твоей совести. Драконы погибают, если их избранная спутница жизни отказывается от них. Сердце не выдерживает, оно просто разрывается.


Что касается Кары, то я помогу в Запретном лесу, потому что девушка — слишком значимая фигура для одного из братьев. Но он пока сам не знает об этом. Камень Судьбы показал ему слишком расплывчатый образ. Он пока сам не знает, где искать свою избранницу. Её к нему приведёшь ты. Прямо завтра необходимо отправиться, иначе потом придётся долго ждать».

— Книга, скажи, а кем я стала? За всё время ты мне так и не сказала, к какому виду я теперь отношусь. И никто не смог мне этого сказать. Почему? Всё настолько плохо?

Ответа я так и не дождалась. Только лёгкое голубоватое сияние показало, что моя помощница чему-то радуется. Хм, и отчего она такая довольная? Что-то мне уже страшно стало. И ведь отвечать не желает, ехидна такая. Но хорошо, что она согласилась помочь. Это сейчас самое главное.

— Стоп! Умереть?! — наконец дошёл до меня смысл написанного. Я была настолько обрадована согласием помочь, что сразу на первую часть текста не обратила внимания. И только сейчас она до меня дошла. Ага, как до утки — на пятые сутки. Какой же я тормоз. — Так вот в чём был подвох! А говорить о нём он не стал, чтобы не вызвать жалость?

Лёгкое золотистое сияние на обложке показало согласие. Значит, я оказалась права. Но тут я его могла понять. Жалость никто не любит, и я в том числе. Поэтому я смогла понять нежелание Кейнара рассказывать всю правду. Но я настроена решительно. Своё из загребущих рук точно уже не выпущу. Осталось только обговорить с драконом некоторые нюансы, связанные с моей дальнейшей работой. Без неё я зачахну.

— Ну что? Договорились с Кейнаром? Всё решили? — ко мне влетел довольный Федот, падая на кровать. — Когда свадьба?

— Не спеши, а то успеешь, — осадила я его с улыбкой. — Сначала необходимо решить вопрос с Карой. Этим мы займёмся завтра с утра. Отправимся в гильдию, заберём девушку, смотаемся в Запретный лес, и только тогда можно уже подумать о свадьбе, — я подмигнула фамильяру, схватила его в охапку и закружила по комнате. Меня переполняла радость, было так хорошо и спокойно, что я готова была визжать, хлопать в ладоши и петь. Но сдержалась, пожалев слух обитателей замка. Они бы не выдержали такого издевательства над своей психикой.

— Запретный лес? — Федота передёрнуло. — Ты рехнулась? Добровольно соваться туда? — пушистик смотрел на меня, как на полоумную. — Смерти ищешь? Так давай я тебя придушу, чтоб не мучилась, — предложил он.

— Радость моя, я не знаю, почему к Запретному лесу все относятся с таким суеверным ужасом. Понимаешь, пока я была там, мне было хорошо и спокойно. Ни страха, ни ужаса не было. Даже казалось, что его энергетика меня успокаивала от банальной истерики, которую я могла закатить, оказавшись в новом мире, увидев свою и напарника смерть, исчезающий дом… Для меня, всю жизнь считавшей, что магия — это сказки, всё было новым, непривычным и… диким. И только благодаря Запретному лесу я не рехнулась. Теперь понимаешь меня? Мне там и правда хорошо, — я улыбалась. Более того, моё тело начало потряхивать только от того, что завтра я снова попаду в то место.

— Зи, но так не может быть, — выдохнул колобок, широко распахнув глаза. — Это просто немыслимо.

— Может, и немыслимо, но факт, — припечатала я. — А сейчас я бы хотела увидеть своего Ветра. Проводишь меня к нему?

Колобок кивнул. Мы вышли из комнаты, я попутно оглядывалась, пока от гигантских размеров не закружилось в голове. Чувствовала себя букашкой, попавшей в жилой дом. Потому, слегка прикрыв глаза, просто следовала за пушистиком. Стоило нам спуститься вниз, как я снова столкнулась с драконами. Тепло улыбнувшись — страх исчез, — я поздоровалась с ними и сообщила, что иду проведать своего эльфийского демона. Они только кивнули. Их глаза просто сияли теплом. Наверняка Кейнар уже поведал о моём согласии, вот они и радовались за брата.

Федот привёл меня в конюшню, где находилась ещё пара таких же лошадей, как мой Ветер. Ух ты! Значит, драконы тоже любители демонов? Зато моему красавцу уже не будет скучно. С сородичами он наверняка найдёт общий язык. Завидев меня, Ветер громко зафыркал, проявляя радость. Подбежав к нему, я прижалась к шее коня и блаженно заурчала. А вот Ветер, как и предсказывал Федот, тут же аккуратно повернул меня, чтобы зарыться в мои волосы. Ой! Щекотно-то как. Ещё и фырчание в шею заставило расхохотаться. Это было настолько приятно, что я вся покрылась «гусиной кожей». К Ветру присоединился и Федот. Они оба копошились в моих волосах, блаженствуя.

Я поделилась с Ветром планами на завтра. Услышав о Запретном лесе, демон оторвался от моих волос, развернул меня к себе лицом и пристально впился взглядом.

— Что? И ты туда же? Со мной всё будет хорошо там, честно. Ты сам в этом убедишься. Правда.

Ветер кивнул. Он сразу мне поверил, что-то прочитав в моих глазах. Я подмигнула своему красавцу. Потом мы сели прямо на сухую солому, с одной стороны ко мне прижался Федот, с другой — демон. Я рассказала ещё раз, что произошло у Крэда. Несколько раз на особо неприятных моментах я чувствовала тёплые волны от своих друзей. Это было приятно, вот так ощущать их поддержку.

А потом за мной пришёл Кейнар и сообщил, что необходимо подкрепиться, так как он не позволит мне умереть голодной смертью. Я улыбнулась, потрепала по гриве Ветра, подхватила Федота, и мы с драконом вышли из стойла.

Я думала, что за столом будем только мы пятеро: трое братьев Кейнара, он сам и я, — и моё заблуждение едва не стоило мне конфуза. Легко впорхнув в столовую, я застыла, едва не споткнувшись. Мои глаза нервно задёргались. Оба сразу. А всё из-за того, что за длинным столом сидело по меньшей мере около полусотни… особей. И откуда они взялись? Неужели всё время были здесь? Но почему тогда такая тишина? Или они все передвигаются по воздуху?

— Не стоит волноваться, Зи. Это часть нашего клана, мои собратья. Каждый счёл своим долгом поприветствовать и познакомиться с моей будущей женой, — я умом это понимала, но в душе царил полный раздрай. Нет, не от количества народа, а от концентрации силы, которая не давала мне и шагу ступить, будто пригвоздив к полу.

— Дорогой, я сдвинуться с места не могу, волнение — это уже побочный эффект, — с трудом повернув голову к своему спутнику и навесив на лицо широченную улыбку, сквозь зубы выдала я. Даже говорить получалось с трудом. Мне казалось, я попала в замкнутое пространство, где со всех сторон меня так и норовили раздавить и стены, и потолок, и пол.

— О! Прости, дорогая, я не подумал о драконьей силе, — виновато покаялся Кейнар, легко дунул на меня, и я облегчённо выдохнула, так как мне показалось, что я окуталась воздушной подушкой безопасности. Дышать стало сразу легче.

Только после этого мой дракон взял меня за руку и повёл за собой. Я шла и с любопытством всматривалась в лица гостей. На меня смотрели с интересом, некоторые принюхивались и довольно вздыхали. С чего вдруг? Но больше всего порадовала всеобщая доброжелательность. Не было ни одного косого взгляда, ни одного ехидного. Каждый из присутствующих радовался так, будто выиграл миллион долларов. Вот это я понимаю — семейные и родственные узы, не то что у нас.

Мы сели во главе стола. В первые несколько минут я ещё чувствовала дискомфорт от стольких взглядов, а потом… Мне задали один вопрос, я ответила, стараясь подбирать слова. За первым пошёл второй, третий, пятый, двадцатый… Меня понесло. Мы разговорились, не забывая работать челюстями. Если сначала отвечала только я, то потом стали отвечать мне. А интересовало меня многое.

В итоге вечер прошёл, как говорится, в весёлой и дружеской обстановке. Я познакомилась с несколькими драконницами, которые сходу предложили мне дружбу и поддержку. От такого предложения только идиоты откажутся. Единственная заминка произошла, когда у меня поинтересовались о роде моей деятельности. Сначала я замялась. У нас ведь скажи кому, что ты воровка, сразу и осудят, и казнят без права помилования. А тут после моего признания многие оборотни, узнав о моей высокой квалификации, были готовы хлопать в ладоши. Очешуеть. Воровство — не грех? Более того, престижная специальность? Наверное, у меня начался горячечный бред. Но зацикливаться на этом я не стала.

Когда принесли десерт, я уже не знала, куда мне его пихать. Желудок был битком забит после стольких вкусностей. Но внесённые пироги так аппетитно пахли, что я решила: лопну, но попробую. И не пожалела. Я чуть язык не прокусила, так мне было вкусно.

Разомлевшая и расслабившаяся, я откинулась на спинку стула. Глазами съела бы всё. Но пришлось признаться своему дракону, который поинтересовался, почему я не ем:

— Всё, не могу больше. Лопну. Я и двигаться-то не могу. До комнаты тебе придётся меня нести.

Кейнар предвкушающе улыбнулся и просиял.

— С огромной радостью. Но сейчас будут танцы, — и подмигнул мне. А я чуть не взвыла. Вот зараза чешуйчатая. Почему сразу не предупредил? Я бы так не обжиралась. А сейчас мне придётся только любоваться на танцующих.

Но моим мечтам об отдыхе не суждено было сбыться. Как только зазвучала музыка, Кейнар вырвал меня из-за стола и закружил в вихре танцующих. От переполненного желудка сначала было сложно двигаться. Но уже через несколько минут я с удивлением поняла: во мне всё растряслось. И я с наслаждением отдалась танцам.

Только когда глаза уже начали слипаться, Кейнар подхватил меня на руки и, махнув сородичам, понёс меня в комнату. Я прижималась к его груди, чувствуя защищённость и силу моего дракона. От него исходил жар. Я непроизвольно провела рукой по его шее, дотронулась до груди, приложила руку к его сердцу, которое билось так, что готово было выскочить. Улыбка радости непроизвольно выползла на моё лицо. Оно бьётся для меня. Счастье просто захлестнуло с головой. Такой уверенности в мужчине я никогда не чувствовала. Даже в своём напарнике. Хоть я ему и верила, но на задворках сознания у меня всё ещё продолжали крутиться мысли о его ненадёжности. Что в итоге и подтвердилось. Предательство Фёдора не удивило только потому, что я к нему была готова. Но сейчас я точно была в надёжных руках. Руках моего дракона.

Расслабившись, я прикрыла глаза, понимая, что проваливаюсь в сон. Эх! А у меня были такие грандиозные планы на эту ночь. Но им явно не суждено было сбыться. Усталость дала о себе знать. Уже сквозь уплывающее в страну Морфея сознание я почувствовала, как меня раздели, уложили на кровать, укутали одеялом, поцеловали в висок и прижали к себе.

И после этого с блаженной улыбкой я уснула в горячих объятиях моего дракона.



Глава 14

Проснувшись рано утром, я разочарованно вздохнула. Кейнара рядом не было, он успел слинять. Боится он меня, что ли? Я такая страшная? Или он волнуется за свою стойкость? Так я ж не против его приставаний и ласк. Хм, фиг поймёшь тонкую душу драконов. И чего их все боятся? Они же такие замечательные. Добрые, отзывчивые, весёлые и доброжелательные.

Так, что-то меня не туда понесло с утра. Надо вставать. Сегодня у нас много дел. Быстро вскочив с кровати, оделась. Я уже начинаю привыкать к каждоутреннему отсутствию моего фамильяра. Снова где-то летает, мозги парит здешним обитателям. Ничего, появится. И точно. Не успела о нём подумать, он уже тут как тут.

— Доброе утро, Зи, идём скорее. Завтрак готов, Ветер уже у крыльца, ждёт только нас, — быстро протараторил он, прижавшись к моей шее и тут же указывая на дверь. Я вышла вместе с ним. Спустилась вниз. Сегодня в столовой были только мы с Федотом да парочка драконов. И, естественно, Кейнар, пошедший мне навстречу, стоило нам оказаться на пороге столовой.

Завтрак много времени не занял. Я вообще не люблю с утра много есть, обычно хватало чашки ароматного и крепкого кофе. Сейчас же, зная, что неизвестно когда мне предстоит перекусить в следующий раз, наедалась впрок.

На улицу меня провожал мой дракон. Поцеловав в висок, открыл портал, чтобы не пришлось скакать несколько дней до гильдии, улыбнулся на прощание и произнёс:

— Удачи, Зи, я жду твоего возвращения, — я свесилась с Ветра, притянула к себе парня и поцеловала в губы, шепнув при этом:

— Уж теперь-то ты от меня точно не отделаешься, ещё и не рад будешь, что связался со мной, — подмигнув на прощание, мы запрыгнули в портал, а вышли как раз у ворот гильдии.

Я нисколько не удивилась, увидев на крыльце Зэйдена. Спрыгнув с Ветра — каждый раз мне это стало даваться всё легче, — я не стала отправлять его в стойло, сообщив, что тороплюсь. Зэйден кивнул и поинтересовался:

— После завершения своих дел ты к нам заедешь? Или сразу к драконам отправитесь?

— Обязательно заеду, нам потом необходимо будет решить вопрос о сотрудничестве, так как бросать своё дело я не намерена, — после моей фразы напряжение спало с хриплого, он довольно усмехнулся, даже крякнул от радости и похлопал меня по плечу.

— Я рад твоему решению, девочка. Ты хороший специалист в своём деле, и нам всем тебя бы не хватало, — в эту минуту на меня хлынули потоки искренней радости. Даже потеплело на душе. Иногда полезно быть эмпатом. Посох отличный подарок мне подарил.

Но тут на груди дала знать о себе книга. Я встрепенулась, с сожалением посмотрела на мужчину, развела руки в стороны и произнесла:

— Зэйден, мы позже обязательно поговорим, а сейчас нам действительно пора. Где сейчас Кара? Она нам нужна для дела.

— Ждёт тебя в твоей комнате, — кивнул мне хриплый, и я понеслась в ту сторону. На пороге уже с вещами ожидала девушка. Я и спросить у неё ничего не успела, как она подняла руку, не давая мне и слова произнести, и только с сияющими глазами сказала:

— Зи, я благодарна тебе за всё. Конечно, я согласна. Нам, наверное, пора?

Я кивнула. Мы бодро выскочили на улицу, и тут перед нами встала дилемма: как же мы поедем в Запретный лес? Путь до него пусть и недальний, но времени отнимет прилично. Словно почувствовав мои сомнения, ко мне подошёл Ветер, ткнулся мордой в мои волосы, глазами указал на застывшую Кару, а потом просто опустился на колени, как когда-то передо мной. Я нагнулась, чмокнула демона между глаз и скомандовала Каре:

— Быстрее забирайся, время поджимает.

Девушка с опаской покосилась на Ветра, но мой окрик подстегнул её. Она бодро перекинула ногу, села на спину Ветра и застыла. Я приземлилась впереди неё, посоветовала держаться за меня, и мы, помахав Зэйдену и ещё нескольким вышедшим на крыльцо парням и девушкам, ускакали прочь.

Около Запретного леса мы оказались уже через несколько минут. На миг Ветер остановился, повёл носом и ушами. Я успокаивающе погладила моего демона, прошептала ободряющие слова. Он сразу же немного успокоился. Сделал один шаг, потом второй. Как только мы перешагнули черту, на меня накатила такая безудержная радость, что я не сдержалась. Расставив руки в стороны и подняв лицо кверху, закричала:

— Я вернулась! Я снова здесь!

Мне показалось, что ветви деревьев радостно зашумели. Я ясно ощутила, как в меня просто хлынула тёплая солнечная энергия. Счастливо рассмеявшись, я с трудом расслышала вопрос Кары:

— Зи, это невероятно. Тебе и вправду здесь хорошо? Ты даже лучишься вся золотым светом. Запретный лес приветствует тебя как родную. Кто же ты?

— Не знаю, Кара. Но когда-то была человеком. Кем меня сделал водопад — никто так и не соизволил сказать. А книга молчит, как партизан. Видимо, потом сюрприз будет, — обернувшись, я подмигнула Каре. И в этот момент Ветер как раз принёс нас к тому самому водопаду. — Быстро раздевайся и ныряй. Главное, ничего не бойся, я рядом. Водичка там прелесть, я была в полном восторге.

Отбросив в сторону все страхи, Кара быстро сползла с демона, на ходу разделась и прыгнула в озеро, поплыв к водопаду. Я тоже спрыгнула с Ветра и медленно подошла к воде, опустила в неё ладони и блаженно замерла. От меня наконец отлепился Федот, никак не приходивший в себя. Подлетев к воде, завис над ней и тоже осторожно опустил в неё руки. И тут же я почувствовала, как на него накатило облегчение, напряжение покинуло моего фамильяра, и он окончательно расслабился. С огромным удовольствием погрузившись в чистое озеро, колобок с радостью нырял, плавал, вереща от переполнявших его чувств.

Даже демон не удержался. Осторожно ступив в озеро, он всё дальше продвигался вглубь. Потом так же, как и Федот, нырнул. Ещё одна тёплая искрящаяся волна, пришедшая от демона ко мне, показала ощущения счастья.

В лесу мы пробыли долго. Распластавшись на траве, просто лежали и смотрели в небо. Уходить отсюда не хотелось. Но мой дракон бы не понял, если б я решила остаться в Запретном лесу. И чего, интересно, все его так боятся? В нём ведь так спокойно, так хорошо.

Водопад и озеро исчезли. Солнце стало клониться за горизонт. Я поняла, что проголодалась. А в следующую секунду почувствовала запах ягод. М-м-м… как вкусно. Встав, удивлённо охнула. Прямо рядом с нашим местом отдыха появилась большая полянка с ягодами. У меня слюнки потекли. Крикнув Федоту и Каре, бросилась собирать ягоды и кидать их в рот. Сначала Федот попытался помешать, сказав, что здесь ничего есть нельзя, но я его успокоила:

— Федот, всё нормально, не обижай гостеприимного духа леса. Он почувствовал мой голод и предложил угощение. Не хочешь — не ешь, но сразу говорю, ты многое потеряешь. Ягоды великолепны.

Рядом со мной мгновенно оказалась Кара. Закинув одну ягодку в рот, довольно причмокнула, падая на колени и начиная со мной вместе собирать угощение. Колобок несколько минут наблюдал за нами, потом не выдержал и включился в процесс сбора. Я набрала жменю ягод, подошла к Ветру и протянула ему, чтобы он попробовал угощение духа леса. Сначала обнюхав, потом с опаской лизнув, демон аккуратно взял ягоды губами с моей ладони. Его глаза засияли.

— Нравится? — сразу спросила я. Ветер кивнул. — Ещё собрать? — меня окатили благодарным взглядом. Я вернулась к полянке, набрала ещё и снова поднесла демону. Потом мы с Карой поменялись. Пока я закидывала угощение в себя, она кормила Ветра. Опаски к демону у девушки уже не было, она прекрасно нашла с ним общий язык.

Наевшись, мы собрались покинуть гостеприимный лес. И тут я в восхищении замерла. Кара потянулась, раскинула руки в стороны, и за её спиной показались крылья. Тонкие, с переплетающимися прожилками, вверху золотистые, а внизу фиолетовые, они сияли в лучах заходящего солнца. От этого зрелища никто из нас не мог оторваться, даже демон застыл как изваяние. А я пожалела, что в этом мире нет фотоаппаратов. Такую бы красоту запечатлела.

— Вы чего? — покраснев от столь пристального внимания, вдруг стушевалась Кара. — Что такого вы увидели?

— Твои крылья просто изумительны, — выдохнул Федот, ответив за всех нас. — Я таких ещё не встречал.

— Крылья? — Кара поперхнулась, скосила глаза. Колобок подлетел к ней, услужливо протянул край крыла, давая девушке полюбоваться на него. — Я и летать смогу? — благоговейно прошептала та. Мы синхронно кивнули.

— Попробуй! — с азартом воскликнул Федот. — Давай, не бойся. Просто перенеси свой вес на крылья, почувствуй их. Взмахни раз-другой, не волнуйся, всё получится, — наставлял пушистик девушку. Она кивнула.

Сначала у неё не получалось ничего, крылья трепетали, будто от сильного ветра, но спустя несколько неудачных попыток у Кары получилось сделать лёгкий взмах. На лицо готовой заплакать девушки выползла робкая улыбка. Она поверила в себя и… взлетела. Как же это было красиво. Я завистливо вздохнула. Меня крыльями не наградили, так хоть на чужие полюбуюсь.

Между тем солнце стало скрываться за деревьями, нам пора было возвращаться. Поклонившись на выходе из Запретного леса, к которому мы шли размеренным шагом, я поблагодарила духа за всё и пообещала, что мы обязательно ещё вернёмся сюда. Получив волну тепла, любви и радости, помахала на прощание, села с Карой на Ветра и понеслась в гильдию, где меня уже ждал, беспокойно меряя крыльцо шагами, Кейнар.

Стоило нам подъехать, как он бросился ко мне, стянул с Ветра, прижал к себе и учащённо задышал, прошептав в самое ухо:

— Как же я волновался. Вас так долго не было. Мы беспокоились.

В свою очередь, мы с Карой рассказали, что произошло в лесу, я даже раскрыла ладонь и протянула моему дракону горсть ягод, которые собрала специально для него. Удивлённый и растроганный, он с удовольствием съел угощение и попросил в следующее посещение взять и его с собой. Естественно, я согласилась, так как сама собиралась познакомить духа леса со своим драконом. А потом Кейнар обратил внимание на Кару и задохнулся от удивления, воззрившись на её крылья.

— Кто это? — поражённо выдохнул он, не отводя взгляда от нижней части крыльев девушки.

— Здравствуйте, пожалуйста, — всплеснула я руками. — Это и есть Кара, о которой я тебе рассказывала, ради которой мы и ездили к заповедному водопаду.

— Запретному, — мягко поправил меня Кейнар, но я упрямо мотнула головой, в корне не соглашаясь.

— Нет, дорогой, это для вас запретный, а для нас он оказался заповедным. Как и сам лес.

— Хорошо, милая, пусть будет так, — сразу пошёл на попятный дракон. И тут я почувствовала волну ярости, исходящую от него. Лицо моего дракона окаменело, глаза стали холодными и колючими. От его взгляда мороз пошёл по коже. В эту минуту я и осознала, почему все так боятся чешуйчатых. От одного такого взгляда душа в пятки уходит. Хорошо, что он направлен не на меня. Хм, а на кого тогда?

Ответ я получила, даже не успев обернуться. Позади меня раздался насмешливый голос оборотня:

— Зи, милая, ты уже вернулась? И Крэд так легко расстался со своей добычей? Я удивлён. Чем же ты его взяла? Смазливой мордашкой? А может, тактикой в постели?

Отодвинув меня в сторону, Кейнар словно перетёк ближе к оборотню и резко выбросил кулак. Шэна откинуло метров на пять. Он врезался в ворота и растёкся по ним лужицей. Кейнар снова оказался рядом с ним. И когда только успел. Взяв оборотня за волосы, дракон что-то прошептал блондину. Несмотря на кривую усмешку, не сходившую с губ оборотня, я заметила страх в его глазах. Отшвырнув Шэна от себя, как ненужную вещицу, мой дракон вернулся ко мне, приобнял за талию и повёл внутрь гильдии. Как я поняла, ночевать мы сегодня будем здесь, потому что моего Ветра сразу же увели в конюшню, чтобы покормить и почистить.

Стоило нам двинуться внутрь, все наблюдатели, коих уже собралось достаточное количество, расступились, образовав живой коридор. Больше всего внимания получили Кара и Кейнар. Ещё бы: человечка преобразилась в нечто прекрасно-крылатое, а меня обнимал сам дракон. Судя по благоговейным лицам жителей гильдии, чешуйчатых и правда в этом мире едва ли не боготворили, боялись и уважали.

Мы вчетвером, не считая прилипшего к моей шее Федота, вошли в кабинет Зэйдена. Он подождал, пока мы рассядемся, и только после этого начал разговор:

— Зи, начну с того, что пыльца уже прибыла. Я её распределил по чародеям-искусникам, деньги за товар лежат в банковской ячейке, заведённой на твоё имя. Там же гонорар за посох. А теперь нам, вероятно, стоит составить новый контракт? — он пристально и внимательно посмотрел на меня, словно пытаясь что-то сказать. Но я оказалась тугодумкой и языка глаз хриплого не поняла. Потому, удивлённо вытаращившись на него, поинтересовалась:

— Зачем? Чем тебе прошлый контракт не угодил? Мне кажется, там всё нормально было. Или я чего-то не понимаю?

Я заметила, как облегчённо выдохнул Зэйден. Хм, странно. Что я пропустила? Думаю, сейчас узнаю.

— Я рад, если ты решила сотрудничать по старому контракту, — быстро отозвался хриплый. Кейнар сжал мою ладонь, тем самым предлагая помолчать, и сам вступил в разговор с мужчиной.

— Раз Зи решила продолжить сотрудничество по старому контракту, то я бы на правах супруга хотел, чтобы в него внесли небольшую поправку, — дракон впился взглядом в хриплого, и даже я почувствовала мощнейшую ментальную магию. Нифига себе! Они что, мысленно разговаривают? Ух ты! И я так хочу. — Задания для Зи не должны быть так опасны, как последнее. Даже незнание не спасает от наказания.

Интересно, о чём это он сейчас? Но если судить по кивку Зэйдена, уж он-то точно понял, о чём говорит мой дракон. А меня просветить? Или они моей смерти желают?

— Зэйден не знал, что задумал Шэн, — жарко зашептал мне на ухо Федот, почувствовав мои терзания. — И если бы у оборотня его задумка получилась, все драконы стёрли бы с лица Земли и гильдию, и всех в ней находящихся, а сам клан Шэна был бы подчистую уничтожен.

Я содрогнулась. Теперь мне стал понятен лёгкий испуг, мелькнувший в глазах хриплого. Но они продолжили обсуждение, а мне стало неинтересно, я прислонилась к плечу дракона, прикрыла глаза и задремала. Пусть решают, что хотят, меня потом просветят, к чему они пришли. А я уже подумаю, подходят мне их условия или нет.

Разбудил меня лёгкий поцелуй в висок. Я сразу распахнула глаза, едва не сломала челюсть, пытаясь скрыть зевок, и осоловевшим взглядом уставилась на Зэйдена. Он протягивал мне свиток. Я пока совершенно не понимала, чего от меня хотят. Бросила взгляд на дракона.

— Зи, в твой контракт внесена поправка, её надо зафиксировать и согласиться или не согласиться с ней, — улыбнулся Кейнар. Я кивнула и хрипло попросила:

— Ткни пальцем, куда мне смотреть надо. Весь текст я не осилю, глаза слипаются.

Мне показали тот пункт, который был дописан. Я прочла. Кивнула. Хм, только мне интересно: как же Зэйден заведомо будет знать, опасное задание или нет, хотят меня убить или покалечить? Это знать может только тот, кто замыслил недоброе. Ладно, подмахнём не глядя. Всё равно Кейнар уже всё изучил.

— Подождите, а разве магические договоры можно изменять-дополнять-переписывать? — вдруг дошло до меня.

— В редких исключениях можно, но причины должны быть весьма веские. И магия сама решает, оставлять приписку или удалить её, — пояснил дракон. — В данном случае она оказалась согласна со мной, так как твоей жизни однажды угрожала опасность. И повторения я не хочу.

— А-а-а… Теперь понятно. Ладно, мы всё решили? Если не всё, то остальное обсудим завтра. А сейчас спать, — предложила я, но меня остановил Зэйден. Он минуту раздумывал, потом всё-таки спросил:

— Зи, как могло произойти, что Запретный лес не только принял тебя, но и посчитал своей? В противном случае вы уже через полчаса стали бы ходячими зомби. Лес выпивает энергию всех, кто имел неосторожность попасть в него. А вы провели там целый день, явились отдохнувшими, ещё и с угощением.

— Спроси что-нибудь полегче, — буркнула я. Мне почему-то стало неприятно, что этот мужчина наезжает на мой лес. Э-э-э… Мой? Я сама удивилась такому определению. Но изменение на моём лице заметил и хриплый, и дракон. И вопросительно уставились на меня. Пришлось пояснять: — Понимаете, только что я почувствовала, что это мой лес. И я не позволю плохо о нём отзываться. Он спас меня после моей смерти в том мире, откуда я пришла, подарив вторую жизнь. Он помог мне не свихнуться. Он изменил мою сущность. Только кем я стала, до сих пор никто ничего не говорит. Как только я вхожу в него, мне становится легко, хорошо и спокойно. Все страхи отступают, я расслабляюсь.

Зэйден с Кейнаром переглянулись, нахмурились, и только потом хриплый негласно предоставил слово дракону, чтобы тот пояснил некоторые детали. Кейнар, нежно погладив мою спину, стал рассказывать:

— Тысячу лет назад в нашем мире жили весьма воинственные существа — лидары. Правда, первыми они никогда не нападали, но тем, кто рискнул напасть на них, был бы дан самый жестокий отпор. Многие виды и расы не смогли смириться с силой лидаров. Они без магии, которой не имели, могли справиться с любым только смекалкой, оружием и умением вести бой. Поэтому, заманивая лидаров в ловушки, их стали истреблять. В лесу, в котором они жили, кидали магические невидимые сети. Лидарам устроили самый настоящий геноцид. И когда их осталось мало, вдруг произошло нечто, похожее на взрыв. Несколько городов пострадало, их смело подчистую. Пришлось отстраивать заново. Но после этого больше никто не видел ни одного представителя этого вида. А в лес стало невозможно войти. Он будто ожесточился, тех, кто в него по неосторожности попадал, обычно больше никогда не видели. Счастливчики, чудом выбиравшиеся оттуда, смогли рассказать, как из них выкачивали энергию, как им становилось плохо. И после посещения леса никто дольше месяца не жил. Так он и стал Запретным. В него больше старались без нужды не ходить. Теперь понимаешь, почему все так потрясены, что ты там чувствуешь себя вольготно?

— Нифига себе! — выдохнула я. — Получается, он сделал меня лидарой? Именно поэтому мне там и хорошо? — оба мужчины синхронно кивнули. — А Кара кем стала? Она на фею похожа с такими крылышками.

И только тут все обратили внимание на тихо сидящую в уголке девушку. Она сразу покраснела от такого пристального внимания и опустила глаза. Привычка. И только Кейнар собрался что-то сказать, как дверь гильдии распахнулась и в неё на всех парах влетел встревоженный брат моего дракона — фиолетововолосый Киз. Окинув нас всех сумасшедшим взглядом, он впился в Кейнара и прорычал:

— Где моя диата? — я непонимающе вытаращилась на него. Но тут позади прибывшего вдруг поднялась Кара. Её взгляд стал уверенным, крылья расправились, она смело шагнула навстречу Кизу.

— Я здесь, — твёрдо произнесла моя помощница. В этот момент сложно было узнать в этой красивой, уверенной в себе Каре ту забитую девушку, которую я купила на рынке рабов.

Киз резко обернулся и во все глаза уставился на девушку. Минута… Две… Оба синхронно шагнули друг к другу навстречу. А в следующее мгновение дракон плавно перетёк ближе к моей помощнице и сжал её в объятиях. И тут же мне пришлось зажмуриться, так как они вдруг засияли, да так ярко, что свет резанул по глазам. Я прижалась к Кейнару и шёпотом поинтересовалась:

— Кто такие диаты? Это обращение? И как твой брат узнал, что она здесь? Почувствовал её? А раньше не мог этого сделать?

Кейнар улыбнулся количеству вопросов, которые я выпалила сразу на одном дыхании. Потом стал отвечать на все сразу:

— Диаты — это вымирающий вид фейри. Разница только в том, что диатами бывают только девушки, мужских особей у них нет. Камень Судьбы, о котором я тебе говорил, показал Кизу пару — как раз диату. Но в их малочисленном клане брат не нашёл свою избранницу. Чем был весьма удручён. Камень ошибиться не мог, но Глава диат утверждала, что все собрались на своеобразные смотрины. Киз был очень огорчен. Да и мы все не могли понять, почему наш вещатель указал именно на диату. Каково же было моё удивление, когда ты привезла с собой именно её, фиолетовокрылую избранницу моего брата. Я отправил ему мысленное послание, сообщив, что девушка здесь. Вот он и примчался за ней. А раньше, когда она была человеком, он не мог её почувствовать, да и не стал бы приближаться близко, боясь причинить ей вред.

Я кивнула. Ответ оказался довольно понятным. То-то я сразу заподозрила подвох, заметив нижнюю часть крыльев моей помощницы. У меня тогда ещё закрались смутные подозрения насчёт фиолетововолосого брата Кейнара. И сейчас я с радостью осознала, что была права в своих домыслах.

Киз подхватил Кару на руки, и, отсалютовав нам, они скрылись в портале. Девушка, счастливо улыбаясь, прильнула к широкой груди своего дракона. Я искренне порадовалась за них. Ещё одна пара обрела своё счастье. Что может быть прекраснее?

— У нас будет сразу две свадьбы, — шепнул мне на ухо мой дракон, подхватывая меня на руки. — А сейчас тебе и правда пора спать, а то уснёшь прямо здесь. Всё остальное обсудим позже, если у тебя будут вопросы.

Мне оставалось только кивнуть и уютно устроиться на руках Кейнара. Было так уютно и тепло, что я сразу же уснула. А это входит в привычку: засыпать на руках парня.

Я даже не чувствовала, как меня раздевали. Всю ночь спала как убитая. А утром проснулась с отличным настроением. Вспомнила о своей помощнице, и улыбка счастья тут же выползла на лицо. Но ещё большую радость доставил тот факт, что сегодня я впервые проснулась не одна. Позади себя почувствовала тёплое тело, прижимающееся ко мне. Медленно обернулась, стараясь не потревожить спящего дракона, и стала его разглядывать. Сейчас он выглядел намного моложе, черты лица разгладились, губы приоткрылись. Я с нежностью провела по ним пальцем, опустилась на шею, дотронулась до венки, прочертила дорожку до груди, задержавшись на жёстких волосках. Но как только двинулась ниже, мою руку накрыла ладонь Кейнара. Я подняла взгляд на его лицо и утонула в потемневших от страсти глазах моего дракона.

Мягко высвободив свою руку, я всё-таки двинулась дальше. Вторая попытка меня остановить не увенчалась успехом. Я стала целовать кожу дракона. Она оказалась чуть солоноватой, с пряным привкусом. М-м-м… вкусно.

— Зи, я же не железный, — прохрипел дракон. Я только кивнула, продолжая своё дело. — Ты понимаешь, что так скрепляешь нашу связь? Обратного пути не будет.

— Угу, — промычала я, не отрываясь от своего занятия. — А теперь помолчи и займись делом.

Меня сразу же перевернули на спину, начиная ласкать, но на этот раз я тщательно всё сама контролировала. Более того, когда терпеть стало невмоготу, ввела член Кейнара в себя и тут же едва не задохнулась в ощущениях. Меня прошило волной удовольствия, жар растекался по всему телу, дыхание спёрло. Кейнар двигался во мне, а я сходила с ума, понимая, что взлетаю высоко-высоко и со стороны наблюдаю за сплетёнными телами.

Впившись в мою шею, рыча от страсти, дракон ускорил свои движения. Я сжимала его бока, гладила крепкую спину, выгибалась, стараясь насадиться поглубже. А потом меня накрыло. Наверняка мой крик наслаждения слышала вся гильдия. Ну и пусть, зато мне сейчас нереально хорошо.

Мы отдыхали после потрясающего оргазма. Кейнар притянул меня к себе, не желая отпускать ни на минуту. Да и я против не была. Только долго нам понежиться не дали. В дверь постучали, и Зэйден предложил спуститься на завтрак. Заодно и обсудить моё новое дело. Кейнар зарычал и с неохотой выпустил меня из плена своих рук.

Как ни странно, но в столовой сегодня были только мы: я с драконом, Зэйден, Федот и парнишка лет четырнадцати на вид. Я удивлённо посмотрела на подростка. Впервые его здесь видела. Зато он подмигнул мне. Э? Не поняла. С чего вдруг? Но, присмотревшись, я поняла, что лицо пострелёнка мне знакомо. Только откуда, не получалось вспомнить.

— Зинаида Батьковна, не мучай мозг, всё равно нифига не вспомнишь, слишком много времени прошло, да и я успел подрасти, — улыбнулся белозубой улыбкой парнишка.

— Егорка, — вдруг вырвалось у меня. — Но как ты здесь оказался? Твои родители наверняка весь ОМОН на уши подняли! А ты здесь…

— Нет, не подняли, — опустил голову парень. — Это они заманили вас в тот дом, они же там и остались, выйти из него невозможно. Я тоже там был и всё видел. Камер там нашпиговано, как грязи. Когда ты вышла, я хотел бежать за тобой, но мать меня удержала, не пустила. А спустя пару дней, за которые я повзрослел вдруг на пять лет, заметил, что мать с отцом в ужасе. Я подслушал их разговор, где мама рассказала, что они обречены. Они хотели выйти в ту же дверь, что и ты, но их не выпустило, а меня выбросило каким-то вихрем. Я почти неделю блуждал по лесу, благо он меня и кормил, и поил — не дал умереть голодной смертью, а потом вывел к водопаду. Ох, с каким наслаждением я искупался. И почувствовал, что изменился. Сколько у меня было радости, когда я увидел в лесу вас. Хотел сначала броситься к тебе, но побоялся, потому только шёл следом за вами. Бегаю я теперь быстро, наравне с твоим красавцем-конём, — горделиво заметил подросток. — Ты заберёшь меня с собой? — без всякого перехода спросил он. Я сразу же кивнула, а потом, опомнившись, посмотрела на Кейнара. Тот одобрительно улыбался.

— Лидары возрождаются, — прошептал Зэйден, с теплотой смотря на Егора. — Когда этот малец прибежал и стал долбить в двери, я подумал, что он их разнесёт. А когда стал требовать Зинаиду, то не сразу понял, о ком речь. Благо успел сопоставить первые буквы имени нашей Зи, потому и впустил мальца. Только предложил ему дождаться утра. На это он согласился.

— Зэйден, что с моим новым заданием? — вспомнила я и посмотрела на хриплого. Он улыбнулся, протянул мне свиток. Я развернула его и удивлённо вскинула брови.

— А почему я должна приступить к нему только через месяц? Почему не сейчас? — не поняла я.

— Потому что, во-первых, портал откроется только через месяц, а во-вторых… — мужчина хитро улыбнулся. — У тебя свадьба и медовый месяц, а это святое. Никто в этот период не имеет права тебя беспокоить. Так что возражения не принимаются. Тебе и так предстоит много дел.

— Каких дел? О чём ты? — или я с утра туплю, или мой мозг перестал работать, отправившись в путешествие.

— Вас, представителей лидаров, уже двое. Значит, пора что-то сделать с Запретным лесом. Ведь сквозь него была самая короткая дорога к нескольким кланам оборотней и гномов. Сейчас приходится ездить в обход, а это слишком долго, неудобно и затратно. Вот тебе и предстоит снять зачарованность с твоего леса, наладить тракт и получать с этого прибыль, — пояснил мне Зэйден.

— О, Зи, я тебе помогу, если ты не против, — тут же подскочил Егор. Вот в ком чувствуется предпринимательская жилка. Я даже усмехнулась.

— Конечно, поможешь, мы ведь теперь одна команда, так что ты теперь не отвертишься, — подмигнула я подростку.

— Да я и не собирался, — обрадовался он, быстро поедая то, что появилось на тарелках.

Что ж, дел нам предстоит много, скучать точно не придётся. И как хорошо, что в этом мире появилось ещё одно знакомое лицо из моего прошлого мира, я даже почувствовала себя намного увереннее. Захотелось подойти, прижать к себе ребёнка, потрепать по волосам, успокоить, так как в его глазах, несмотря на браваду, всё-таки затаился страх от неизвестности. Но сейчас он заметно расслабился, когда понял, что бросать его никто не собирается. Бедолага и так настрадался за это время.

— Всё, Зи, нам пора, — повернулся ко мне Кейнар. Потом бросил взгляд на Егора, сжавшегося на своём стуле, и спросил у него: — У тебя вещи какие-нибудь есть?

— Н-н-нет, — запинаясь, проговорил подросток, с подобием страха смотря на дракона. — Мен-ня выкинуло так, в чём был. Никаких вещей. А эту одежду выстирало и высушило озеро в лесу. Оно такое классное.

— Значит, ты сейчас доедаешь, и мы выходим, — улыбнулся Кейнар. Егор тут же вскочил и вытянулся в струнку.

— Я готов, — отрапортовал он. Я усмехнулась, с укором посмотрела на дракона, и тот стушевался.

— Егорка, ты пока доедай, я поднимусь в комнату, заберу свои вещи, а потом мы с тобой пройдём по лавкам и купим тебе всё необходимое, — я подмигнула парню, заставив его смущённо покраснеть. Я же видела, что парень не доел, голодный, потому и дала ему время. Он кивнул и принялся дальше за еду.

Я нашла свою сумку с кошелями, повесила её на плечо, оглядела комнату, улыбнулась и попрощалась. Мои вещи дракон уже благополучно переправил в замок, поэтому моего тут ничего не осталось. Можно передавать покои другому.

Я вышла, Егор уже стоял внизу и ждал меня, пританцовывая на месте. Снова по привычке взъерошив его волосы, я вышла на улицу. Там нас ждал Ветер. До торговых лавок мы дошли пешком. Многие удивлённо смотрели на моего демона. Пушистик, как обычно, спал на шее, но, почувствовав приближение торгового квартала, встрепенулся и перелетел к подростку, начиная ему всё рассказывать. Судя по тому, что на лице Егора не было удивления от встречи с колобком, они уже успели познакомиться. Наш пострел везде поспел.

Мы быстро купили Егору всё необходимое, собрали всё в сумки, и дракон быстро переправил их порталом в замок. Я показывала и рассказывала Егору много интересного. То, что интересовало меня саму, как только я оказалась здесь. Он с широко открытыми глазами внимательно слушал, иногда поражённо выдыхал. Ему здесь, определённо, нравилось.

Только после обеда мы наконец попали в замок дракона. Естественно, через портал. А там я едва ли не со смехом наблюдала реакцию подростка на гигантские размеры замка. Кажется, не мне одной страдать от мегалофобии. Но человек такая сволочь, что ко всему привыкает. И пусть мы сейчас новая раса лидаров, но сути это не меняет. Факт остаётся фактом. Мы обязательно привыкнем, так как это теперь и наш дом.



Глава 15

В холле нас снова встречали. Только на этот раз братьев осталось двое. Мне вспомнилась считалка про десять негритят. Я не сдержалась и хихикнула. Под недоумёнными взглядами только махнула рукой, не став вдаваться в подробности, но всё же не удержалась от реплики:

— В прошлую нашу встречу вас было трое, сейчас двое. Ряды потихоньку редеют?

— Ха, ты про негритят вспомнила? — тут же хихикнул Егор, зажимая рот, чтобы не расхохотаться, я кивнула. Драконы продолжали недоумевать. Пришлось рассказать им детскую считалочку, после чего уже и они разулыбались и подтвердили, что и правда похоже.

Егора приняли сразу, он завоевал расположение драконов своим жизнерадостным, неунывающим характером. Но понаблюдать за знакомством мне попросту не дали. Три драконницы, подхватив меня под белы рученьки, уволокли в покои, где начались мои мучения. А как ещё можно назвать издевательства трёх садисток, дорвавшихся до моей тушки. Меня крутили в разные стороны, возмущались моим мужским нарядом, кололи иголками, навешивая кучу тряпок, после чего ещё и волосам досталось. В какой-то момент я не выдержала, когда Гинара, в очередной ряд дёрнув за прядку, чуть не выдрала клок волос.

— А-а-а… Меня решили без скальпа оставить? Что я вам плохого сделала? Боюсь, мой будущий муж не оценит такого внешнего вида и сбежит прямо из-под венца.

— Не переживай, Кейнар от тебя никуда не денется. Даже если б ты была косая и хромая, он бы этого не заметил, — улыбаясь, «осчастливила» меня Гинара. — И вообще, терпи. Красота требует жертв, — строго буркнула она.

Пришлось заткнуться и окунуться в размышления. Не слишком ли я тороплюсь? Мы ведь с Кейнаром толком и не знаем друг друга, а уже свадьба. Да, меня к нему тянет, я его хорошо чувствую, мне он, определённо, нравится. Но повод ли это для свадьбы? В какой-то момент я даже испугалась: не делаю ли я ошибку? Однако, представив свою жизнь без дракона, мотнула головой. Нет, я хочу чувствовать его рядом, нежиться в его объятиях, чувствовать его неповторимый запах, от которого у меня кружится голова.

Я не сразу заметила, что меня больше никто не дёргает. Открыв глаза, которые я машинально закрыла, задумавшись, увидела обращённые на меня пристальные взгляды драконниц. Они словно чего-то ждали. Но чего?

— Ты пришла к миру с собой? — тихо спросила Риаша. — Это магия. Она всегда перед решающим моментом сеет сомнения, чтобы была возможность передумать. Что ты решила?

— Странный вопрос, — передёрнула я плечами. — От Кейнара ни одна сила не заставит меня отказаться. Естественно, мы идём жениться или венчаться… Короче, свадьба будет, — запуталась я в определениях. Драконницы облегчённо выдохнули. И тут одна из них устремила взгляд сначала на мою левую кисть, потом на шею. Нахмурилась, словно что-то вспоминая, и вдруг радостно улыбнулась.

— Зи, используй в Храме Единых вот этот перстень. Кейнар задохнётся от восторга.

— А артефакт тебе придётся вернуть обратно в Храм, он тебе больше не нужен, — подхватила слова Гинары Риаша. Я же ни слова не поняла, потому только глупо хлопала глазами.

— У тебя вот здесь, — Гинара взяла меня за руку. — Артефакт, который принадлежит Храму Единого. А на шее висит перстень, принадлежащий главе драконьего рода, утерянный или украденный больше трёх сотен лет назад, — пояснила она. Теперь мои глаза широко и понимающе распахнулись. Хватило меня только на кивок.

В дверь постучали. Мы синхронно повернули головы в ту сторону. Снова стук.

— Девочки, к вам можно? — в дверь просунулась голова Егора. «Девочки», которым перевалило за три, пять и восемь сотен, только усмехнулись, кивая. — Ух ты! Зи, ты такая красивая! Тебя и не узнать, — потрясённо выдохнул подросток. Я машинально обернулась к зеркалу, да так и застыла.

— Очешуеть! Эт-т-то кто? — я ткнула в отражение пальцем, понимая, что стоящая там девушка в длинном пышном платье, с высокой причёской, кокетливо выбившимися локонами и сияющим взглядом — я сама. Вот что значит смена одежды, причёски и макияжа. Я не могла оторваться от своего изображения.

— Зи, нам пора, жрец в Храме Единого уже ждёт, — мягко, но настойчиво поторопила меня Гинара. Я сглотнула, кивнула, набрала в грудь побольше воздуха и повернулась к двери.

К лестнице я шла в сопровождении трёх драконниц и под руку с Егором. Он важно шествовал рядом, ведя невесту к алтарю. С противоположного коридора мне навстречу шла… Кара. Девушку было не узнать. Я с восхищением смотрела на помощницу, шедшую в компании тоже трёх драконниц. Мы улыбнулись друг другу. Куда делась та смущающаяся девочка, прячущая глаза? Сейчас передо мной была уверенная в себе девушка, гордо держащая голову. Такой Кара нравилась мне намного больше.

Поравнявшись, мы синхронно обернулись к холлу и стали спускаться. Заметив количество народу внизу, я едва не споткнулась. Гигантский зал был набит битком. Только у подножия лестницы напротив друг друга стояли Киз и Кейнар, встречая нас. Восторг в их глазах перекрыл все страхи и волнения. Я улыбнулась будущему мужу. В груди разлилось тепло. Стало так спокойно, что я облегчённо выдохнула, смело шагая навстречу Судьбе.

В Храме нас подвели к алтарю, позади которого стоял жрец. Он с улыбкой следил за нашим приближением. Сначала попросил меня положить левую руку на камень. Что я и сделала. И тут же лёгкое сияние окутало кисть. Секунда… Две… Пять… Сияние потухло. На камне оказался небольшой пятиугольный камешек с выбитой на нём змейкой. Жрец, кивнув, подхватил артефакт. После этого началась процедура венчания. Я готовилась к долгой и нудной речи, но, вопреки моим ожиданиям, жрец зажёг две свечи, поставил их на алтарь и произнёс:

— Единый, скрепишь ли ты брак пары? — в Храме повисла такая тишина, что я даже забыла, как дышать, ожидая неизвестно чего вместе со всеми.

Свечи дёрнулись, взметнулись к потолку, после чего от них отделился дымок, создав небольшой мост между двумя фитилями. Словно подумав, посомневавшись, дымок медленно двинулся в нашу сторону, меняя цвет. Он стал увеличиваться, начиная искрить золотым сиянием. Именно оно через мгновение окутало нас. А когда всё рассеялось, приглашённые облегчённо и радостно выдохнули. На наших руках красовались серебряные браслеты с выбитой на них золотой вязью. Жрец радостно улыбался.

— А теперь супруг наденет кольцо на палец супруги, оно защитит, убережёт и поможет в трудную минуту, — произнёс жрец.

Кейнар бережно взял меня за руку и надел на мой палец перстень. Сначала он обжёг руку, потом нежно окутал теплом. Я улыбнулась. Сдёрнув с шеи цепочку, быстро схватила за руку своего дракона и надела ему на палец кольцо, которое никому не подходило. С напряжением я ждала результата. Жрец рвано выдохнул, так же как и стоящие в первых рядах драконы.

Перстень засветился, полыхнул алым и сжался на пальце Кейнара до нужного размера. Я готова была захлопать в ладоши от радости. Оно приняло его. Сам Кейнар, с трудом оторвав взгляд от перстня, перевёл его на меня. В его глазах светилось столько всего, что я едва не задохнулась в эмоциях, как своих, так и супруга.

— Кейнар тэат Шидаргаз дер Митарган, а твоя супруга, оказывается, с секретом, — позволил себе реплику жрец. И тут же склонил голову. — Приветствую Главу Рода!

Что тут началось. Крики, поздравления, восторг. У меня закружилась голова от количества эмоций, которые волной хлынули на меня. Я прижалась к мужу, чтобы не упасть. Его сильные руки придали уверенности.

Следующая пара, Киз и Кара, тоже получили благословение Единого. Их церемония была очень красивая. С раскрытых крыльев Кары слетели несколько светящихся нитей и оплели дракона, будто связывая их воедино. Я почувствовала всплеск силы, который кружился вокруг их двоих. Порхающие светящиеся мотыльки кружили над их головами. Было так красиво, что захватывало дух.

А после церемонии был пир, во время которого мы с Кейнаром сбежали. В своих покоях супруг, нежно лаская моё тело, избавлял меня от платья. Несмотря на то, что мы уже занимались сексом, сейчас было ощущение чего-то нового, необычного. Меня немного лихорадило. Места, которые целовал Кейнар, жгло будто огнём, но не опаляло, а заставляло тело ныть от предвкушения.

Освободив мою грудь, дракон долго и с чувством ласкал её, целовал, втягивал в рот соски, сам урча от удовольствия. И я вместе с ним, вцепившись в его плечи, чтобы не упасть. Но в какой-то момент ноги подкосились, благо меня успели избавить от платья. На руках Кейнар бережно отнёс меня на кровать, уложил и продолжил ласки. Его руки и губы порхали по всему телу, заставляя его ныть и гореть. Я ёрзала, шептала, сама не зная что, но хотелось большего.

Входил он медленно, не сводя с меня глаз. Движения, сначала тягучие, едва ощутимые, стали постепенно набирать темп. О! Это то, что я хотела. Подстроившись под мужа, на миг я подумала, что мы слились в одно целое. Я не могла отвести от него взгляда, его потемневшие от страсти глаза затягивали, обещая море блаженства. И я верила, отдавая себя без остатка. И взамен получала много больше: любовь, уверенность и безграничное счастье.



Эпилог

— Зария, слезай оттуда, скоро мать вернётся. Она и тебе, и мне уши оторвёт, — увещевал голос Кейнара. Я остановилась и прислушалась. Потрепала Ветра по гриве, прикладывая палец к губам и прося его не издавать ни звука. Но мой демон тоже оказался любопытным, навострил уши. И Федот проснулся, отлип от шеи.

— За что нам ухи отдирать? — нахмурилась дочь, жуя яблоко. — Мы же ничего не сделали. Эм… Ну-у-у… Почти ничего, — повинилась девочка. — Подумаешь, всего-то хотели книжку почитать, так я ж не знала, что она магическая, а ты со сна не сообразил. Вот и шарахнуло нас с тобой знатно.

Я похолодела. Мои брови сдвинулись. И как только живы остались? Видимо, моя помощница пощадила мужа с дочерью, не стала убивать, но по рукам надавала, чтоб неповадно было.

— Зария, что мы маме скажем о её амулете, который она привезла из последнего де… м-м-м… путешествия? — прислонившись к дереву, на которое взобралась дочь, спросил Кейнар.

— Папулечка, а давай вообще ничего не говорить? А? У мамы столько всякого хлама, что этот она, может, и не заметит? Да и бракованный он был. Я всего лишь нажала на пимпочку. Она отлетела, загорелась и исчезла, — с детской непосредственностью выдала Зария.

— Ой, кажется, твоя дочурка активировала амулет теней, — ощутимо вздрогнул демон. С некоторых пор мы научились общаться мысленно. Когда это произошло в первый раз, я едва не рехнулась. Но со временем привыкла. Данная процедура оказалась очень удобна. Но не отвлекаемся. Амулет теней. Что о нём известно?

Я отыскала его в одном из нижних миров, где мне предстояло добыть тиару смерти. Там же, рядом с ней, висел и этот амулет. Прихватила я тогда и то, и другое по той простой причине, что амулет каким-то образом запел в моих руках. Я машинально сунула его за пазуху, да и забыла. Только вернувшись домой, выгребая из карманов всё, что было, вытащила и незнакомую побрякушку, чем весьма удивила мужа.

Знатный тогда стоял переполох. Весь замок сбежался смотреть на реликвию. Как оказалось, с помощью тиары смерти и амулета теней можно управлять многими тёмными сущностями, повелевать ими, создавать армию из них. Но нам это было не надо. Потому сейчас меня и охватило беспокойство. Каких последствий стоит ожидать от активации артефакта?

— Зария, ты хочешь, чтобы я к тебе поднялся? — хитро улыбнувшись дочери, спросил Кейнар. — Так я быстро. Но ты знаешь, отшлёпаю прямо там. Лучше спускайся, не так больно будет.

— Папочка, неужели у тебя лапа поднимется на любимую дочуру? — сделав хитрые глаза, захлопала ресницами девочка. В свои десять она уже умело манипулировала не только отцом, но и большей половиной драконов. Почему только половиной? Потому что вторая половина находилась на границах. До них Зария ещё не добралась.

— У меня, может, и нет, а вот свою маму ты отлично знаешь, — хмыкнул Кейнар. Наверняка уже почувствовал меня. — Она не станет с тобой миндальничать, как я. Отшлёпает, ещё и в угол поставит.

— А ты меня оттуда вызволишь? Правда же? Разве можно маленьким девочкам стоять в углу? Нет, — наставительно заметила дочь. Я едва не прыснула. Вот же… манипуляторша. Даже страшно представить, что с ней станет, когда вырастет.

— Если только ты прямо сейчас спустишься с дерева, — внёс предложение Кейнар. Зария, отбросив огрызок, ловко спикировала прямо в руки отцу, который прижал её к себе. В его глазах светилось столько любви и нежности, что я поняла: наказания эта чертовка обязательно избежит.


* * *

Запретный лес ещё пять лет назад перестал им быть. Мы с Егором вплотную подошли к возрождению былого величия леса. Дом-портал появился снова. С учётом того, что время в моём бывшем мире и нынешнем течёт по-разному, никого из наших с Егором знакомых не осталось в живых. У нас здесь прошло почти одиннадцать лет, а на Земле — чуть больше ста. Дом сумасшедшего учёного после моей и Егора пропажи пришёл в запустение. Мы его отремонтировали. Вместе ходили по нашему бывшему миру и искали тех, кто, как и мы, имеет отношение к нашему роду. Таковых набралось много. Отличались они от обычных людей сиреневой прозрачной магической нитью, обмотанной вокруг шеи, потому вычислить таких было просто. А убедить отправиться на ПМЖ в другой мир — ещё проще. Судьба почти у всех была не сахар, потому все без исключения с радостью соглашались. Жить они оставались в доме сумасшедшего учёного, а потом помогали обустраивать заново тракт и заключать договоры с представителями всех видов.

Сейчас мой, как выразился Кейнар, клан насчитывал больше трёх сотен. Во главе я поставила Егора. Он вырос, возмужал. Сейчас уже ничем не напоминал подростка с бегающими от волнения глазами. К его слову прислушивались, его ценили и уважали.

Недавно нам с Кейнаром довелось встретить Шэна и… Крэда. Оборотни прошли мимо, не узнав меня. Я удивилась. Несмотря на то, что жили мы на Земле и в замке драконов, я частенько наведывалась в гильдию, чтобы получить очередное задание. Но за все эти годы ни одного, ни другого оборотня ни разу не встретила. Что же касается Крэда, я вообще считала, что мой дракон в ту ночь его попросту растерзал. Вопросительно посмотрев на мужа, услышала ответ:

— Я тогда наложил на него чары забвения, а чуть позже сделал то же самое и с Шэном. А то слишком язык у оборотня длинный. Не люблю таких. Они забыли о твоём существовании.

Эта новость порадовала. Вспоминать прошлое не хотелось, особенно время, проведённое у Крэда «в гостях». Меня передёрнуло от воспоминаний. Проходя мимо нас, Шэн бросил на меня мимолётный взгляд и вдруг нахмурился. Я заметила, что он пытался что-то вспомнить, но ему это явно не удалось. Чем дальше мы с Кейнаром отходили от оборотней, тем острее я чувствовала взгляд в спину.

Кара с Кизом жили с нами в замке. Их трое детей-драконов стали отличными друзьями нашей Зарии. Все трое мальчиков души не чаяли в нашей сорвиголове, участвуя в её сумасбродных затеях, а потом за неё же и отгребая по самое небалуй.

Пушистик немного подрос, ещё больше округлился и даже стал ехиднее. Теперь под раздачу попадала не только я, но и часть драконов. Он не отходил от детей, развлекался с ними, а потом со всем своим ораторским искусством защищал от родителей.


* * *

— Так, что опять случилась? — оторвавшись от воспоминаний, я показалась на глаза мужу и дочери. — Зария, что ты натворила на этот раз?

— Мамочка, ты ведь устала с дороги, — затараторила малышка. — Тебе надо сначала помыться, поесть, а потом уже будешь вопросы задавать.

Я прыснула, но постаралась сохранить серьёзное выражение лица. Даже мой Ветер фыркнул, хитро глядя то на меня, то на дочь.

— Ладно, идём в замок, — со вздохом согласилась я. — Чувствую, есть мне придётся много, чтобы разомлеть и не отшлёпать тебя.

— Меня нельзя шлёпать, я хорошая, — твёрдо заметила дочь, перебираясь с рук отца ко мне. Я прижала к себе своё чудо, вдохнула её запах, погладила по спине и просто засияла от счастья.

Могла ли я подумать, попав в новый мир, что обрету столько много? Огромная семья, любящий муж, прекрасная дочь, целый возродившийся клан и чудесный дом-лес. Но самое главное, у меня появились преданные друзья. А это дорогого стоит.

Только ради всего того, что свалилось мне здесь на голову, стоило умереть в своём мире и попасть в этот.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог
  • X