Ксения Бирман (xen_varen) - Как я вернула себя [СИ]

Как я вернула себя [СИ] 132K, 32 с. (Опередить себя-3)   (скачать) - Ксения Бирман (xen_varen) (удалена)

Ксения Бирман
КАК Я ВЕРНУЛА СЕБЯ


1

Дрожащей рукой я набрала знакомый наизусть номер телефона.

— Да? — ответил мне заспанный девичий голос.

Я не знала, что и говорить в такой ситуации, и то ли от растерянности, то ли от переизбытка чувств начала всхлипывать в трубку.

— Мам, что случилось? — заспанный голос тут же стал бодрым, но взволнованным.

— Кейли… Твой папа… Его не стало сегодня ночью, — с трудом выдавила из себя я, продолжая давиться слезами.

— Ох, — в трубке повисло молчание. — Я приеду так скоро, как только смогу, — голос дочери теперь тоже дрожал.

Ничего не ответив, я завершила вызов. Не думаю, что была в силах в принципе даже слово ещё произнести. За секунду до того, как я позвонила Кейли, я не была уверена, что вообще знаю, как продолжать жить дальше.

Мэт был со мной всю мою жизнь. Все сорок два года, девятнадцать из которых мы были женаты. Восемнадцать из которых растили дочь, уехавшую полгода назад на обучение в университет.

Не знаю, что было бы со мной сейчас, если бы не её существование…

Кейли приехала ближе к обеду. Я даже так рано не ждала. Увидев её, я снова разрыдалась — она так похожа на своего папу. Каштановые волосы, голубые глаза, улыбка — точная копия отцовской.

— Ты позвонила дедушке? — спросила она, обнимая меня на пороге нашего дома.

Я отрицательно промычала и разомкнула наши объятия, чтобы наконец впустить дочь внутрь. Кейли вздохнула и стала снимать с плеч рюкзак, после чего села на корточки и принялась внутри него что-то искать.

— После звонка тебе я всё утро собиралась, то так и не смогла заставить себя, — пробормотала я, когда Кейли выудила из недр рюкзака свой смартфон.

Не меняя положения тела, она набрала номер и прижала телефон плечом к уху, одновременно застёгивая рюкзак.

Примерно после семи гудков Уилфорд соизволил поднять трубку.

— Привет, дедуль, — довольно бодро произнесла Кейли. — Как ты?.. Рада слышать… Да, знаю, прости… Повод в этот раз крайне нерадостный… Да… Мама всю неделю в больнице дежурила… Да, сегодня ночью… Спасибо. Ты приедешь на похороны?.. Хорошо, будем ждать. До скорого.

Она убрала смартфон от уха и посмотрела на меня. Я в процессе телефонного разговора моих ближайших и последних оставшихся родственников присела на находящуюся в коридоре банкетку.

Кажется, если б не хладнокровный тон дочери, то я бы так и продолжала обливаться слезами. Даже гадать не надо, в кого Кейли такая. Однако в её глазах я видела неподдельную боль от утраты отца и, наверное, непонимание. Это первая смерть в её жизни, возможно, она ещё толком и не осознала, как это, когда кого-то больше не существует.

Вчера перед сном я единолично выпила бутылку виски, чтобы лучше спать. Первый раз за последние дни я действительно смогла заснуть, но снились мне сплошные кошмары, в каждом из которых я снова теряла своего мужа. Поэтому дочь меня еле разбудила — я чувствовала себя более разбитой, чем до сна.

Не знаю, как я выдержу этот день.

Когда я наконец собралась и спустилась, в гостиной уже собрались все соседи с нашей небольшой улицы. Кейли их пригласила. Сначала я была не в восторге от этой затеи, но она настояла. На самом деле Мэт был бы рад, что столько людей пришли попрощаться с ним, он умудрялся налаживать контакт и поддерживать хорошие отношения со всеми, кто встречался ему больше одного раза.

Меня передёрнуло от вида пустого гроба, стоящего посреди комнаты. Но он был обязательно нужен для проведения прощания, в то время, как тело Мэта уже было подвергнуто ресомации[1], и урна с его прахом наверняка как раз была на пути в колумбарий. Ещё больше меня передёрнуло, когда я увидела фото Мэта, которое выбрала Кейли и поставила рядом с гробом. Фото, которое когда-то сделала я…

Мне срочно нужно выпить ещё.

Я попыталась проскользнуть на кухню, попутно вежливо кивая на слышимые со всех сторон от пришедших гостей соболезнования, как кто-то крепко и уверенно схватил меня за запястье.

— Папа, — выдохнула я.

— Прости, что так поздно приехал, милая, — сказал он, отводя меня как раз в сторону кухни. — Как ты держишься?

Я мотнула головой в сторону, не будучи сама уверенной, какой ответ имела в виду: «Никак» или «Лучше не спрашивай», и обняла отца.

— Ну ладно, ладно, — бормотал он, гладя меня рукой по спине.

— Выпьешь со мной? — спросила я, когда мы всё-таки оказались на кухне.

— Нет, спасибо, я за рулём.

— В твоём возрасте нужно уже прекращать водить самому, я же предлагала купить автомобиль с автопилотом, — проворчала я, откупоривая новую бутылку с виски.

Отец хмыкнул с улыбкой и едва заметно кивнул.

Вообще, он как будто перестал стареть после пятидесяти. Выглядел до сих пор живо и здорово. Даже женился, в конце концов, шесть лет назад. И чуть меньше года назад тоже стал вдовцом. Возможно, поэтому потерю лучшего друга он переносил сейчас легче.

— Мама! Ты что пьяна уже? — возмущалась Кейли. — Нам пора к крематорию ехать.

— Прости, — мой язык заплетался. — Не заметила, как выпила лишнего.

Дочь раздосадовано вздохнула, но, поняв, что для меня сегодняшний день тяжелее, чем для кого-либо ещё, решила сменить объект выражения гнева.

— А ты куда смотрел? — обратилась она к Уилфорду.

Тот лишь виновато развёл руками.

— Езжайте пока, я сейчас умоюсь, выпью кофе и быстро к вам присоединюсь, — сказала я, пошатываясь подойдя к раковине, чтобы помыть стакан.

Кейли снова вздохнула, но возражать не стала.

— Пятнадцать минут, — отчеканила строго она. — Я вызову тебе такси.

Я кивнула, не поворачивая головы в её сторону.

Когда я вышла из дома, ни на сотую промилле так и не успев протрезветь, меня ждал у крыльца уже беспилотник. Оказавшись на заднем сиденье автомобиля, я тут же отрубилась, буквально как только он тронулся с места.

— Миссис? — разбудил меня тоненький женский голос.

Я открыла глаза и увидела молоденькую медсестру. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь на стуле в зале ожидания больницы, накрытая собственной курткой. От опьянения уже не было не следа, только голова теперь дико раскалывалась.

Я что напилась настолько, что похороны собственного мужа пропустила?

— Миссис, — снова обратилась медсестра. — Доктор сейчас к Вам подойдёт.

— Что я здесь делаю? — просипела я.

Сразу проснулась жажда, в горле пересохло до боли.

— Вас привезли в состоянии алкогольного опьянения. Вас сейчас осмотрят и при необходимости поставят капельницу.

Какую к чёрту капельницу? Мне нужно в крематорий!

Медсестра тут же убежала, стоило мне кивнуть, и я поспешила надеть куртку и выскользнуть на лестницу, ведущую вниз к выходу, попутно успев налить воды из кулера в одноразовый пластиковый стаканчик.

Дорога возле больницы выглядела так, будто только что прошёл дождь, небо было затянуто тучами, хотя с утра не было ни облачка.

Достав из кармана куртки свой смартфон, я с ужасом обнаружила, что он не включается. На крыльцо как раз вышел покурить один из врачей, и я решила попытаться одолжить у него телефон, чтобы позвонить.

Прежде чем я стала набирать номер Кейли я увидела, что виджет на рабочем столе позаимствованного аппарата сообщает о том, что сейчас апрель 2024 года.

Я нервно сглотнула.

Чёрт. Совсем и забыла, что это опять со мной произойдёт, когда Мэта не станет. Но почему прямо сегодня?

Надеюсь, фейковое удостоверение личности всё ещё у меня в бумажнике. Да, оно тут. Даже выглядит до сих пор неплохо. Удивительно, что в этом времени всё ещё физические версии документов используются.

Так и не совершив звонок, я вернула телефон владельцу и одолжила зажигалку, которой слегка подплавила край удостоверения. Теперь есть веский повод его поменять.

Что мне вообще делать тут теперь нужно? Надо сначала купить машину. И телефон.

Только вот, пожалуй, стоило испортить документ, якобы удостоверяющий мою личность, после покупки автомобиля. Не очень умный ход, Айми, не очень. Ещё бы знать, где я умудрилась купить автомобиль, снятый с производства несколько лет назад…

К счастью, врач, выручивший меня и телефоном, и зажигалкой, оказался любителем ретро-автомобилей и подсказал, что я могу купить интересующий меня родстер у одного его знакомого из соседнего города, к которому он едет в гости сегодня вечером после окончания смены. Ну просто везение на везении.

Осталось разжиться денежными средствами. Девятнадцать лет назад мы с Мэтом предусмотрительно обдумывали, каким образом я бы смогла взять деньги с собой в данной ситуации, и самым разумным решением показалось купить нам обоим обручальные кольца общей стоимостью соответствующие цене автомобиля. Папа тогда, однако был просто в шоке, посчитал, что это максималистские замашки молодого женского мозга, в чём переубеждать его, по очевидным причинам, никто не стал.

Я записала номер нового знакомого шариковой ручкой, опять же одолженной у него, на руке и пообещала позвонить, как только приобрету новый девайс для осуществления голосовых вызовов. После чего попрощалась и направилась прочь с территории больницы.

Зайдя в первый встретившийся на пути ломбард, я сняла обручальное кольцо со своего пальца и вместе с кольцом моего покойного мужа и цепочкой, на котором оно висело на моей груди под чёрной блузкой, отдала на оценку. Было в этих действиях что-то болезненное — это последнее, что физически связывало меня с человеком, являющимся любовью моей жизни, в данном, ныне чужом и забытом времени.

Оценщик предложил мне заплатить за всё сумму почти в двое меньшую стоимости родстера, поэтому я разочарованно, но в то же время с облегчением направилась на поиски следующего ломбарда.

Во второй раз мне повезло больше, и я получила достойное предложение за имеющиеся украшения.

— Извлекаете выгоду после развода? — усмехнулся оценщик.

— Не совсем, но мой брак закончился явно печально, — вздохнула уклончиво я.

Язык не поворачивался совершенно незнакомому человеку сообщить, что я теперь вдова.

— Мне нужно Ваше удостоверение личности.

Я кивнула и достала из кармана куртки оплавленную ламинированную карточку.

Мужчина взял её из моих рук, недоверчиво оценил с обеих сторон, затем внимательно посмотрел на меня, словно сравнивая, точно ли я на фото, и, нахмурившись, молча продолжил пялиться в удостоверение.

— Знаю-знаю, — решила вмешаться в его размышления я, до того, как он сам додумает в очередной раз. — Давно нужно поменять. Но фото и все данные отлично же видно.

Мужчина озадаченно хмыкнул и уже собрался что-то спросить, как я перебила:

— Угораздило же сигарету на него уронить.

Оценщик снова усмехнулся.

— Вы не похожи на курящую женщину, — отметил он.

— Вот именно после того, как чуть не спалила документ, я бросила, — уверенно сочинила я.

Мужчина понимающе кивнул и, внеся сведения о Кейли Спарк, которой я теперь являлась в этом времени, в компьютер, отсчитал мне необходимое количество новеньких купюр. Я перепроверила сумму, поблагодарив, попрощалась и покинула помещение. Полученных денег мне как раз хватит на то, чтобы помимо автомобиля купить себе какой-нибудь из продаваемых в данном году флагманов[2].

[1] Технология кремации методом щелочного гидролиза, предложенная шотландским учёным Сэнди Сэлливаном в 2007 году.

[2] Смартфон с наилучшими для определённого временного периода характеристиками.


2

Сколько раз я была на этом кладбище за свою жизнь, я при всём желании не смогу пересчитать. В 2031 году на его территории построили крематорий с колумбарием. Многие могилы уже были перезахоронены, в том числе и моей мамы, т. к. её тело находилось в земле уже тридцать лет. Папа поначалу переживал по этому поводу и даже хотел писать куда-то жалобу, но со временем принял. А когда женился на Гейл, и вовсе забыл думать об этом.

Я приехала сюда на только что приобретённом бирюзовом автомобиле. Даже не помню, почему в двадцать три я захотела именно такой цвет? Выделиться? На тот момент моя жизнь казалась мне недостаточно полноценной?

Так долго стояла на пронизывающем ветру возле машины, погружённая в свои размышления, что не заметила, как неприкрыто пялюсь на пару, выходящую с кладбища и подходящую к их автомобилю.

Лицо девушки было заплаканным и грустным. И в нём я видела будто себя: вся боль потери в глазах. И тут я вспомнила — это же и есть я. Молодая моя версия.

На мгновение я ощутила испуг. Могу ли я видеть сама себя здесь? Ах да, могу. Это ведь и была наша первая встреча. Но узнаю я себя всё-таки с трудом. Неудивительно, что та я не узнает эту меня.

Я перевела взгляд на спутника молодой меня, и в моей груди будто по швам разошлась зияющая кровоточащая рана.

Мэт. Ещё довольно молодой и здоровый. И, как и всегда, невообразимо красивый мужчина.

На мои глаза стали наворачиваться слёзы, в лёгких будто заканчивался воздух. Под непонимающий взгляд молодой меня я подняла солнцезащитные очки на глаза, хотя было по-прежнему пасмурно, села в кабриолет и вжала педаль газа до упора.

Я не знаю, как я выдержу два месяца в этом времени. Видеть своего мужа молодым и живым будет просто невыносимо.

Несколько часов я каталась вокруг города, пытаясь успокоиться и смириться с моим назначением здесь. Начинаю вспоминать: мне нужно устроиться преподавателем в университет, где я под своим настоящим именем в будущем и так умудрюсь проработать пятнадцать лет. Надо съездить к моей бабушке и рассказать о том, что у неё была внучка всё это время. Нужно найти Джулию, тётю Мэта, и убедить её поговорить с ним после стольких лет и рассказать правду о его родителях.

Сколько всего… Если б я только могла в это не ввязываться. Но… не могу. Должна.

Бабушка умерла, когда мне было двадцать пять. Кейли её даже не помнит — слишком маленькая была. Но я рада, что смогла с ней познакомиться и провести хотя бы пару лет.

Я задумчиво переминалась с ноги на ногу на пороге её дома и не решалась постучать. В итоге я дождалась того, что дверь открылась перед моим носом, когда старушка куда-то собралась пойти.

— Э-э-э, здравствуйте, — промямлила я.

Бабушка с прищуром на меня всмотрелась и только через несколько секунд догадалась надеть очки, достав их из сумки.

— Добрый день. Чем могу помочь? — с улыбкой отозвалась она.

— Вы Эмбер Спаркс? — зачем-то спросила я.

— Да.

— А я… Кейли, — представилась я, вовремя сообразив, что фамилию нынешней своей личности лучше не упоминать.

— Кейли, — задумчиво повторила женщина. — Похоже на имя моей дочери Хейли, покойся она с миром…

— Я как раз хотела кое-что с Вами о ней обсудить. Найдётся минутка?

— Конечно, — согласилась бабушка и, подхватив меня под локоть, повела куда-то. — Я собиралась в магазин в соседнем квартале, можем поговорить по пути. И, если захочешь, Кейли, можешь помочь донести мне потом сумки с продуктами до дома.

Я и забыла, какой она была дружелюбной, что аж невольно рассмеялась.

Пока мы были в магазине, я рассказала про саму себя, догадавшись найти собственный аккаунт в Инстаграм и показать фото. Когда я проводила родственницу до дома, она отыскала клочок бумаги, чтобы я записала её номер телефона и передала свежеобретённой внучке.

Даже немного раздражало, что здесь приходится пользоваться такими допотопными «технологиями», но в данной ситуации это был единственный приемлемый способ для последующей передачи информации.

После прошлой бессонной ночи и мотаний чуть ли не на другой конец страны и обратно в течение сегодняшнего дня я поняла, что без чашки кофе просто умру или потеряю сознание прямо за рулём, поэтому завернула в первое попавшееся кафе. После этого сразу поеду в университет устраиваться, так сказать, на работу.

Я топталась возле кассы и ждала, пока бариста принесёт заказанный мной на вынос двойной эспрессо, как до меня донёсся знакомый голос:

— Я не хочу, чтобы тебе было больно, когда кому-то из вас происходящее надоест.

Обернувшись, я увидела молодую себя, сидящую вместе с отцом за одним из столиков. И Уилфорд как раз поднял на меня глаза, видимо, ощутив мой взгляд.

Я испуганно приоткрыла рот, замешкалась, схватила свой стакан с кофе, как кстати только что принесённый, выскочила пулей из кафе, завернула за угол и вжалась спиной в стену, будто это поможет мне слиться с ней и остаться незамеченной.

— Наверное, показалось, — услышала я отца, вышедшего на крыльцо, и бесшумно с облегчением выдохнула.

Он ведь должен будет так или иначе встретиться с такой мной, но точно не сейчас. Ведь для него я — Айми, увлечение молодости его лучшего друга. А молодая я пока не должна знать, что вернулась снова в прошлое через столько лет.

Поэтому нужно заставлять её думать, что я возрождение моей матери. Какой дебилизм и абсурд. Как будто тупой сюжетный ход для дешёвой мелодрамы. Но я не могу менять события текущего времени.

Четыре часа утра, а я торчу в столичном аэропорту, ожидая, когда приземлится самолёт Джулии Теонсон.

Когда девятнадцать лет назад они с Мэтом сблизились, я невзначай поинтересовалась, где она провела столько лет и когда вернулась. В общих чертах: когда родители Джулии узнали о её якобы малолетней беременности от парня, которого она отбила у собственной сестры, то выгнали из дома. Через полгода после того, как она с трудом закончила школу с ребёнком на руках, её родители погибли в автокатастрофе.

Так как настоящая мать Мэта пропала почти сразу после его рождения и, как было установлено, тоже уже не была в живых, в наследство Джулии достался тот самый дом, куда с отцом Мэта они тут же переехали. Последний, не имея за душой ни гроша, предложил ей пожениться, но она поняла, что причиной этого является только внезапно доставшееся имущество, и отказалась. Однако он быстро подсуетился и получил распоряжение суда, по которому имел полное право проживать вместе со своим ребёнком.

И Джулии ничего не оставалось, как оставить их обоих в своём доме. Так как выгнать на улицу ни в чём не виноватого мальчика, который хоть и не родной сын ей, но всё-таки племянник и теперь самый близкий родственник, она не посмела бы. Вместо этого почти пятнадцать лет она пыталась найти достойную работу, чтобы было в те времена в маленьком городке и без высшего образования крайне тяжело, или хотя бы удачно выйти замуж, чтобы вырваться из плена и бремени собственного дома.

Но ни с работой, ни с мужем так у неё не сложилось. И тогда, будучи уже тридцатилетней, она приняла решение сбежать в другую страну и никогда не возвращаться. Но на тот момент ей не хватало даже на билет на автобус, и она попросила добавить недостающую сумму у незнакомой женщины, стоявшей позади неё в очереди в кассу вокзала.

Собственно, так она встретила Эмилию Парсон, мою бабушку. Они разговорились, и Джулия призналась в том, что собирается оставить пятнадцатилетнего Мэта, на что моя бабушка пообещала позаботиться о нём и даже не осудила выбранный женщиной путь, но взяла обещание, что та будет приезжать к нему хотя бы раз в год.

Два раза Джулия сдержала слово, а потом, когда Мэт стал совершеннолетним и до неё дошли слухи о кончине его отца (эту семью реально преследует смерть), то решила, что с неё хватит. Через некоторое время она встретила заграницей богатого мужчину, который поощрял все её прихоти, но замуж так и не звал. А так как она не молодела, то через некоторое время нашёл замену.

Так до старости Джулия Теонсон моталась из страны в страну, то выигрывая кучу денег в казино, то просаживая их до последнего цента, пока не поняла, что хочет вернуться домой и дожить свои дни тихо и спокойно. И как раз со своими азартными пристрастиями влезла в долги.

И вот теперь я жду её, в тот день, когда она, по её рассказу, вернулась на родину и встретила загадочную женщину, которая и привела её к нам с Мэтом.

— Джулия! — кричу я и машу рукой, немного подпрыгивая, чтобы она наверняка меня заметила.

Женщина недоверчиво хмурится, но всё-таки идёт ко мне.

— Я Вас знаю? — интересуется она.

— Пока что нет, — улыбаюсь я. — Меня зовут Кейли, — протягиваю ей свою ладонь.

— Очень приятно, — бурчит Джулия и несколько с пренебрежением пожимает кончики моих пальцев. — Так а Вы меня откуда знаете?

— Я… друг семьи. И можно на «ты».

— Семьи? — удивляется женщина.

— Я знаю Мэта, — решаю не держать интригу я.

Брови Джулии взлетают ко лбу, она шумно выдыхает и говорит:

— Думаю, нам стоит где-нибудь в более уединённом месте обсудить это подробнее. Мы садимся за единственным свободным столиком в кафе аэропорта.

— Красивая сумка, — отмечаю я. — Биркин?

Женщина с ещё большим удивлением и теперь уважением смотрит на меня и кивает.

— Твоя тоже ничего, — усмехается она. — Майкл Коре?

Я тоже вежливо киваю, вспоминая воодушевление от своей покупки с первой заработной платы в этом времени, и заказываю нам обеим кофе.

— Вообще-то я бы чего-нибудь покрепче выпила, — пытается перебить меня Джулия.

— Но, пожалуй, да, не в пять утра, — замечая мой осуждающий взгляд, передумывает она.

И тут она задаёт вопрос, от которого меня словно морально бульдозером переезжает: Так и кто ты Мэтти, жена?


3

Насколько возможно сохраняя самообладание, я рассказала Джулии вкратце, что у Мэта сейчас всё хорошо и что её дом он продал, и попыталась убедить её, что она должна рассказать ему правду о его родителях. Женщина пообещала подумать над моей просьбой, но, так как не собиралась надолго задерживаться в городе и уж тем более возобновлять с ним родственные отношения, не обещала выполнить.

Как же, как же. Она до сих пор жива-здорова и приезжает к нам на все праздники по своей инициативе. Точнее, приезжала…

Я ведь ей тоже ещё не сообщила, что Мэта больше нет… Как же это тяжело.

Интересно, когда я вернусь в 2043-й, похороны закончатся без меня или я окажусь на том же моменте, с которого переместилась в этот год? Судя по предыдущему опыту, стоит надеяться на второе. Я не могу пропустить ни секунды своей жизни в настоящем. Я должна быть там. С дочерью, с папой.

Уже месяц прошёл, как я здесь, но легче стало только если капельку. Пару раз я порывалась поехать к тому дому, где мы жили в квартире, перед тем, как поженились. Но боязнь того, что я увижу снова живого Мэта и моё горе вернётся с утроенной силой, каждый раз останавливал.

Но мне нужно принять тот факт, что я должна буду с ним встретиться здесь лицом к лицу. И даже поговорить.

А вдруг мне станет от этого, наоборот, легче?

Мои размышления за рулём по дороге обратно прервал телефонный звонок от декана факультета, для которого я устроилась читать лекции. Так как молодая я уже вовсю готовилась к экзаменам, то встретиться снова нам тоже ещё не довелось.

— Миссис Спаркс, простите, что в такую рань, но у нас непредвиденная ситуация. Не могли бы Вы проэкзаменовать сегодня выпускной курс? — осторожно спросил декан.

Я не спала всю ночь, потому что ехала в аэропорт, и уже хотела вежливо отказаться, как вспомнила, что сегодня должна у самой же себя принять экзамен. Вот чёрт.

— Да, конечно, во сколько начало? — беззаботно отозвалась я.

— В полдень, спасибо, ждём Вас! — обрадовался мужчина и, не успела я ничего ответить, как он завершил вызов.

Потрясающе, экзамен через четыре с половиной часа, а до города ехать почти пять. Давненько мне штраф за превышение скорости не выписывали. Да и вообще в своём времени я уже редко бывала за рулём — теперь водители не нужны почти. И я получала некоторое удовольствие от того, что могу водить сама и при этом управлять автомобилем, двигатель которого до сих пор заводится ключом.

Когда я добралась до центра города, в запасе было даже ещё минут двадцать, поэтому я уже ехала почти расслабленно, как увидела саму же себя, нервно переминающуюся с ноги на ногу на остановке общественного транспорта.

Ну, как вот себе не помочь?

Я подъехала к остановке и опустила стекло на двери со стороны пассажирского сиденья.

— Подбросить? — спросила я.

Та я тут же застыла на месте и, секунду поколебавшись, молча села в автомобиль, сразу принявшись меня разглядывать.

Как же смешно это сейчас смотрится со стороны. Особенно учитывая мои домыслы в то время.

— Что? — поинтересовалась я, стараясь сохранять невозмутимое лицо.

— Мы с Вами раньше не встречались? — ответила вопросом юная я, отведя глаза и потянувшись за ремнём безопасности.

— Вряд ли, — не удалось сдержать смешок мне. — Куда едем? Ты же не хочешь опоздать?

Чудом я вспомнила, что такая двадцатитрёхлетняя балда, как я отправилась отмечать окончание учёбы именно в тот бар, где в нынешнем времени можно встретить человека, знакомого из 2001 года.

Ещё бы вспомнить, что именно это был за бар!

Пару часов я потратила, заезжая во все подобные заведения городка, и наконец нашла нужный. И, кажется, очень вовремя.

— Айми? — слышу я, будучи в дверях, удивлённый тон бармена.

Так, мозг, вспоминай, как же его зовут?

— Мистер Шугар, добрый вечер! Докучаете моей дочке? — выпаливаю я, быстро шагая к барной стойке.

— Ах, Айми. Это дочь твоя. А я уж принял её за тебя, решив, что ты не повзрослела за двадцать с лишним лет, — хохочет мистер Шугар. — Так рад тебя видеть!

«Дочь моя» в это время ошарашенно застыла с открытым ртом, только лишь переводя взгляд то на мужчину, то на меня.

Ну да, отлично отмазала. Особенно учитывая, что молодая я и так сейчас думает, что её мать каким-то образом восстала из мёртвых.

— Да, она просто моя копия, — подыгрываю я, улыбаясь во всю ширь.

А вообще, у меня с моей дочерью больше внешнего сходства, чем я думала. Примерно где-то треть черт она унаследовала от меня. Глаза Кейли такие же, как у Мэта, но вот взгляд не его. А теперь, видя себя со стороны, я знаю, что он мой. Как и, оказывается, манера некоторых движений. Сравнивая меня сорокадвухлетнюю и восемнадцатилетнюю Кейли, это трудно увидеть. А вот со мной, более близкой по возрасту, всё чересчур очевидно.

Перекинувшись ещё парой слов с Шугаром, я заказала для двух меня содовую и безалкогольное пиво. Хотя, к чему было стараться? Все равно напьюсь сегодня. Из-за самой же себя. Смешно.

— Вы что, следите за мной? — шепчет молодая я.

— Может спасибо скажешь? — отвечаю бездумно.

— За что?

Действительно. И что я должна ответить в таком случае? По спине пробежал холодок, и я, стараясь не подавать виду, напряжённо соображала, как объяснить свои же слова и внезапное появление сейчас здесь.

— Кто вы? — не выдержала моего молчания, настоящая в данных обстоятельствах, Айми.

— Кейли Спаркс, — еле сдержала нервный смешок я.

— И это настоящее имя?

Ох, точно, как раз вчера забрала новое удостоверение взамен собственноручно же подплавленному. Я всё-таки хохотнула и предъявила документ другой себе, крепко в него вцепившись, чтобы было видно только фото и имя и чтобы не было ни малейшего шанса выхватить его из моих рук.

Двадцатитрёхлетняя я потупила несколько разочарованно взгляд, затем снова внимательно вгляделась в моё лицо и едва слышно вздохнула.

— Вы уже знали меня раньше?

— До того, как я тебя подвезла тогда в колледж, нет.

— А тогда на кладбище?

— На кладбище? — надеюсь, хорошо прикидываюсь.

— Я приезжала на могилу своей мамы в её день рождения, Вы там были.

Так, сочиняем, что просто заблудилась по дороге сюда. С кем не бывает.

— А откуда Вы приехали?

— Довольно издалека, — даже не вру в данном случае, ведь будущее достаточно далеко относительно нынешнего времени.

— У Вас есть на самом деле дети?

Неужели я всю жизнь была настолько любопытной и дотошной? Или только в молодости? Надо как-то заканчивать этот разговор и уже смываться из этого места.

Краем глаза я увидела в окне, что из подъехавшей к бару машины выходят мои приятели по колледжу. Снова очень вовремя.

Возможно, не очень тактично в ответ наехать на себя же с претензией и быстро смыться, едва поздоровавшись со своими студентами. Но что поделать…

На следующее утро я должна была предоставить ведомости с отметками всех учеников в деканат, а после этого отправиться на встречу с абитуриентами. Я ностальгически полюбовалась на свои отличные оценки, прежде, чем отдала бумаги.

После того, как собрание закончилось, я не спеша направилась к своему кабриолету, обдумывая, чем бы заняться сегодня. Канцелярская работа для колледжа вся сделана. Последнюю лекцию мне нужно будет прочитать ещё только в конце недели. А через две недели мой же выпускной, на котором меня зачем-то тоже попросили присутствовать. Хорошо хоть на сцену не будут заставлять выходить с остальным преподавательским составом.

— Миссис Спаркс! — окликнул меня кто-то.

Я обернулась и увидела профессора Лэджа, догоняющего меня у ворот колледжа.

— Можно просто Кейли, — поправила я, улыбнувшись.

— Да, конечно. Кейли, не подвезёте ли Вы меня до центра? Если Вам, разумеется, по пути.

— Без проблем. — продолжала улыбаться я.

Я развернулась по направлению, где оставила припаркованный автомобиль, как увидела подходящую к учебному заведению меня, ведущую за собой за руку Мэта.

— Дайте мне минутку, — обратилась я к Лэджу. — Подождите на парковке возле бирюзового родстера.

Зияющая дыра в груди снова приоткрылась, однако при этом я как будто почувствовала себя счастливее. Разве я могу быть не рада тому, что вижу его? Особенно, когда Мэт сейчас так смотрит на меня.

Чёрт. Этот взгляд. Такой же, как он смотрел на меня в 2001-ом, когда я переместилась из 2020-го. Взгляд Мэта на ту меня, что младше почти в два раза, совсем другой — как будто более отцовский, более опекающий.

Да ведь он моментально раскусил, кто я на самом деле! В отличии от меня же самой…

Дальше всё немного как в тумане. Потому что я не могу престать пялиться на Мэта и думать о его тёплой улыбке, которая сейчас предназначалась именно мне. Как на автомате здороваюсь сама же с собой, киваю ему, говорю что-то про хорошие оценки, после чего юная я посылает Мэту многозначительный взгляд и уходит, оставляя меня с ним.

— Значит, это случилось снова, — проконстатировал с усмешкой Мэт.

— Да… — ответила я, наконец опустив глаза. — Неужели я за девятнадцать лет совсем не изменилась и меня так легко узнать?

Мы оба засмеялись.

— Наоборот, очень изменилась и выглядишь отлично. Но не узнать было невозможно.

— А вот та я почему-то пока не догадалась.

— Да, она думает, что Хейли как-то осталась в живых. Вот будет смешно посмотреть на реакцию, когда сейчас вернётся и услышит правду.

— Оу, нет, — спохватилась я. — Пусть пока всё остаётся, как есть. Ещё не время.

— Хм, почему? — смутился Мэт.

— У меня кое-какая миссия. Не просто же так я оказалась в этом году.

— Кстати, да. Какая цель на этот раз? Спасти ещё кого-то? — снова усмехнулся Мэт.

— Скорее, наши отношения, — уклончиво ответила я. — В том числе и с некоторыми другими людьми.

— Так, погоди, мы же поженились в итоге, да? — забеспокоился он.

Я кивнула.

— Это же там, в твоём времени, мне сколько..? Шестьдесят один? Ого…

Мэт опять засмеялся, а я наоборот поникла, вспомнив, что шестьдесят два моему мужу уже не исполнится.

— Эй, ты чего? — заметил он изменение эмоций на моём лице и взял меня за руку.

Я подняла наполняющиеся слезами глаза на Мэта и выдавила из себя улыбку максимально, насколько смогла.

— Я просто очень скучаю по тому тебе из моего времени. Жду не дождусь, когда вернусь обратно и мы снова будем вместе, — как можно жизнерадостнее ответила я.

Не говорить же ему, что он умрёт через девятнадцать лет из-за острой коронарной недостаточности после недели в реанимации.

— А твоя невеста, между прочим, сейчас нас видит, — предупредила я и указательным пальцем свободной руки указала на здание колледжа, туда, где ориентировочно находился финансовый отдел.

Мэт тут же меня отпустил и виновато поднял обе ладони.

— Я здесь ещё всего на пару недель. Так что не раскрывай меня раньше времени, — дала наставление я. — И вот, после того, как вернусь, отдай номер Эмбер Спаркс. Не раньше.

Я протянула ему бумажку, на которой накарябала номер телефона, когда навещала старушку, попрощалась и, пока снова не подступили слёзы, поспешила к Лэджу, уже явно меня заждавшемуся.

Главное — ближайшие две недели больше не встречаться с Мэтом.


4

Меня разбудил слишком настойчивый стук в дверь моего номера.

Время без пятнадцати четыре утра. Интересно, кого угораздило притащиться? И, если этот кто-то просто ошибся дверью, надеюсь, он быстро бегает…

Не спеша я надела махровый отельный халат и поплелась к двери. Открыв её, я даже тряхнула головой и потёрла хорошенько веки, так как не поверила своим глазам: в коридоре стоял Мэт с ошалелым выражением лица и прижимал к уху телефон плечом.

Не найдя, что и сказать ему, я отошла в сторону и жестом предложила войти. Мэт перехватил в ладонь свой смартфон, заблокировал экран и сунул аппарат в задний карман брюк, после чего плюхнулся на кровать и вцепился пальцами в свои волосы.

— В чём дело? — наконец нарушила молчание я.

— Где тебя носит? Ну, то есть не эту тебя, — показал он ладонью в мою сторону, — а ту тебя? — теперь махнул рукой куда-то в сторону окна.

— Я не понимаю.

— Айми, ты, современная версия, — Мэт раздражённо вздохнул, — пропала куда-то. Мы немного поссорились вчера после встречи с тобой, и она уехала на моей машине. Трубку не берёт.

— Погоди-погоди, расслабься. Как видишь сейчас, всё было в порядке со мной. Но я уже не помню эту ссору, поэтому не помню, что делала после неё. Ты ведь это пришёл узнать?

Я села рядом с Мэтом на кровати, но сохранила дистанцию между нами почти в полметра. Из-за меня же самой мой план держаться от него подальше накрылся медным тазом. Рядом с ним я чувствую себя, наверное, как диабетик в кондитерской. Я бы уже начала осознавать и принимать то, что Мэта в моём времени больше нет, если бы не оказалась снова в прошлом.

Точно. Вспомнила. Я ведь перемещалась в прошлое в двадцать три, когда уже встретила сорокадвухлетнюю себя, но ещё не узнала. И, кажется это было связано именно с теми периодами, когда мы с Мэтом ругались.

— Да, — ответил Мэт. — Я просто с ума уже схожу. Её весь день и всю ночь не было дома. Кто как не ты можешь знать, где себя искать? Ну, если б помнила.

— Похоже, я вспомнила. В этом возрасте было пару случаев, когда я тоже перемещалась в прошлое буквально на день. Скорее всего, один из них произошёл вчера.

— Что? — удивился Мэт. — Так же, на девятнадцать лет назад?

Я необдуманно кивнула.

— Чёрта с два… — задумчиво пробормотал он. — Это на самом деле было…

Только теперь до меня дошло: он ведь ещё не был в курсе, что в 2005 году видел моё возвращение не во сне. И я не знаю, сейчас подходящий момент, чтобы он понял это? Хотя какая уже разница?

— Мог бы и раньше догадаться, да тоже уже забыл, — продолжал размышлять вслух Мэт. — Нет, ну вот как меня угораздило связать свою жизнь именно с тобой? — с усмешкой обратился он ко мне, пристально глядя в глаза, что мне аж стало не по себе.

Ещё не по себе мне стало от того, что меня сейчас посетила мысль, что я хочу остаться в этом времени. Пусть я буду лишь сторонним наблюдателем за собственной жизнью, но главное, что я буду видеть его.

Тут же я прогнала эти глупые размышления. Я взрослая женщина, в конце концов. У меня дочь, которая всё ещё нуждается во мне, особенно в такой период. А мыслю, как девочка-подросток, которая сделала эпицентром своего существования мальчика, ставшего первой любовью.

— Айми? — вырвал меня из задумчивости Мэт. — Так ты помнишь, где ты была, когда перемещалась в тот раз в прошлое?

— Ты не поверишь, — хихикнула я и стала оглядываться в поиске ключей от кабриолета, чтобы отвезти нас к хорошо знакомому кладбищу.

— Напомни, из-за чего же мы поссорились? — спросила я.

— Ну, — замялся Мэт, чуть улыбнувшись. — Ты решила, что я чересчур впечатлился знакомством с твоей «преподавательницей», — он показал пальцами кавычки. — Как женщиной. Еще и листок с номером телефона разорвала.

Я невольно засмеялась.

— Так и как ты объяснил, что мы явно уже были знакомы?

— Не придумалось с ходу ничего умнее, чем то, что ты моя бывшая, очень напоминавшая внешне тебя саму.

— Да, я была ревнивой, — признала я, боковым взглядом наблюдая, что Мэт до сих пор улыбается. — Однако повезло мне, что якобы соперницей оказалась я же сама.

— Может, в этом и есть доля правды, — вздохнул Мэт. — Последнее время непонятно что творится между нами. Я весь мыслями в работе. Айми постоянно ищет к чему бы прицепиться. А меня так бесит это, что я на каждое такое цепляние сам провоцирую ссору, хотя можно было и вообще не начинать.

Я молча понимающе кивнула. Не могу похвастаться тем, что в молодости разумно себя вела в некоторых вещах, особенно по отношению к нему. Но хорошо, что мы пережили это.

— И, когда я увидел такую тебя, — продолжал Мэт, — это будто заставило что-то щёлкнуть в моей голове. Вспомнить, почему и ради чего мы вообще всё это начали. Сам факт наших отношений — уже сплошная аномалия с огромным препятствием, но слишком значимой предысторией. Её не выкинешь. Четыре года назад, когда я пытался убедить себя, что это неправильно и нам не стоит пытаться быть вместе, я просто в итоге понял, что уже ничего не сможет быть, как раньше. Поэтому зачем отрицать очевидное?

Я снова молча кивнула. И показала Мэту пальцем на его серебристый автомобиль, стоящий на обочине дороги, до которого нам оставалось доехать пару сотен метров. На самом деле я боялась, что, если попытаюсь что-то ответить ему, мой голос дрогнет, а тогда я могу снова не сдержать слёз. А тогда, возможно, Мэт бы уже не поверил, что дело просто в тоске по моему времени. Он не должен знать, что его ждёт.

Кроме того, его монолог сложился в моей голове в домысел от том, что, увидев меня позавчера своей ровесницей, Мэт почувствовал то же, что и в 2001-ом, когда мы влюбились друг в друга. Но нет, это бред какой-то.

— Спасибо, — сказал Мэт явно повеселевшим голосом, покидая кабриолет.

— Подожди, пока я скроюсь из виду, а то у молодой меня появится ещё куча вопросов, — совладав с эмоциями, наконец сказала я.

Мэт агакнул и подошёл к водительской двери своего автомобиля, с облегчением взглянув на спящую в его салоне двадцатитрёхлетнюю меня.

Или у меня паранойя, или этот стук в дверь мне уже знаком.

Чуть меньше недели после встречи с Мэтом я спокойно существовала в этом городке, что было даже немного ностальгическим.

Почти сразу после свадьбы мы решили переехать обратно в родной город, купив уже другой дом, в котором все свои годы до поступления в колледж и провела наша с Мэтом дочь. С её рождением моя размеренная молодая жизнь закончилась, а сейчас, будучи здесь в это время, я снова вспоминаю свои студенческие годы. Это было не лучшее время, но определённо самое насыщенное в жизни.

Всё-таки не паранойя. За дверью действительно стоял Мэт с бутылкой вина в руке. Я взглянула на часы — было почти половина первого ночи.

— Не похоже, что я опять пропала, — усмехнулась я, взглядом указывая на обстоятельства в виде бутылки.

Мне даже немного страшно было предположить, почему Мэт снова пришёл ко мне в отель.

— Ты дома, спишь, наверное, — Мэт сначала тоже усмехнулся, но его глазах моментально появилась грусть. — Вообще, мне нужно где-то переночевать. Это слишком нагло напрашиваться к тебе?

— Да нет, проходи, — несмотря на свои слова, я несколько опешила. — Опять поссорились?

— Типа того. Айми забыла телефон в машине, а в тот момент, когда я забрал его и нёс домой, позвонил Уилл. Ну, и я слегка взбесился, что меня никто не просветил в их наладившиеся отношения.

Мэт поставил бутылку на кофейный столик и стал заглядывать в шкафчики у бара, видимо, в поисках штопора.

— Ах да, вы же с папой не общались почти четыре года, — протянула я.

— Рад слышать, что скоро это закончится, — успешно завершив поиски, он достал так же два бокала, сел на диван и откупорил бутылку.

Я села в кресло, находящееся рядом с той стороной дивана, где расположился Мэт, и подогнула под себя ноги. Мэт наполнил оба бокала и протянул один мне.

— Но сегодня я слишком зол, чтобы возвращаться домой, — он чокнул свой бокал о мой и залпом выпил содержимое, после чего немного поморщился. — Сто лет не пил вино, но это то, которое тебе нравится.

Я взглянула на этикетку бутылки и поняла, что так и есть. Правда я такое вино тоже не сто, но лет пятнадцать точно уже не пила.

— В мини-баре был бурбон вроде, если хочешь, — предложила я и сделала глоток из своего бокала.

Мэт отрицательно покачал головой.

— Наверное, ты не можешь мне рассказывать, что и как сложится в будущем? — скорее, риторически спросил он.

— В целом да, но я уже много чего умудрилась сболтнуть.

— Я даже не могу знать, когда произойдёт моя собственная свадьба? — как будто обиженно поинтересовался Мэт.

— Нет, но обещаю, что в этом году, — засмеялась я.

Мэт удовлетворённо кивнул и налил себе новую порцию вина.

— Кстати, я тут думал над твоими путешествиями, и ты как раз сболтнула, что в нынешнем году было пару случаев.

— Э-э, да, — неохотно признала я. Вот уж действительно длинный язык. — Насколько помню, между ними немного времени прошло.

— А почему это вообще происходило? И сейчас происходит?

— Я до сих пор не знаю, честно говоря, — искренне сказала я. — Мне кажется, это всё запускалось какими-то стрессовыми факторами.

В это время Мэт уже лёг на диван, положив голову на подлокотник, и теперь моя голова, которую я подпирала кулаком, почти надвисала над его.

— То есть скоро случится что-то ещё не очень приятное? — в кармане Мэта звякнул рингтон, он достал смартфон, прочитал пришедшее сообщение, видимо, от меня и убрал гаджет обратно. — Явно не сегодня…

— Похоже на то…

— Можешь хотя бы намекнуть на то, что это могло бы быть?

Я всерьёз задумалась, вспоминая.

— Кажется, накануне моего выпускного мы расстались, — сказала я.

— Надолго? — немного удивился Мэт.

— Ну, не то чтобы расстались прям. Это был перерыв, на время которого я уезжала к папе.

Мэт вздохнул и снова до дна осушил бокал.

— Я понял, — пробормотал он.

Затем он поднял глаза на моё и лицо и довольно долго, с минуту, на него смотрел.

— Что? — смутилась я.

Мэт поставил бокал на столик и протянул ладонь, погладив по моей щеке и чуть задержавшись на подбородке. От этого прикосновения я вздрогнула, но, кажется, он не заметил. И я как будто боялась пошевелиться, а Мэт так и не убирал руку, продолжая при этом пристально на меня смотреть.

— Не делай того, о чём пожалеешь, — прошептала я, наконец найдя силы, чтобы чуть отстраниться.

— Я ничего и не делаю такого, Айми, — тихо произнёс Мэт и опустил ладонь, положив её себе под голову.


5

Мэт так и заснул на диване. Я накрыла его пледом и улеглась в кровать, но поспать мне не удалось.

Когда стало совсем светло на улице, я тихонько оделась, чтобы не разбудить Мэта, и покинула номер отеля. Уже в лифте я поняла, что забыла ключи от кабриолета, но возвращаться не стала и решила, что прогуляюсь немного пешком. Примерно через час я дошла до набережной. И, уже идя по ней, вскоре заметила знакомую фигуру — я сидела на одной из скамеек с наушниками в ушах и напряжённо вглядывалась вдаль.

Я подошла почти вплотную, но молодая я даже глазом не моргнула. Недолго думая, я села рядом и тоже принялась разглядывать противоположный берег реки.

Осталось совсем немного. Завтра выпускной, встреча с папой, а потом всё станет явным, и я вернусь обратно.

Я повернула голову в сторону девушки, из наушников как раз перестали доноситься звуки.

— Что слушаешь? — неожиданно для нас обеих спросила я.

— Твою ж! — дёрнулась другая я и вытащила один наушник. — Ой, простите. Что ж так пугаете?

Несколько секунд мы вглядывались в лица друг друга.

— Кортни Барнетт, — наконец ответила на мой вопрос юная Айми.

В голове моментально всплыли строчки одной старой песни, которые я невольно и вслух напела под удивлённый взгляд своей молодой версии, что заставило меня засмеяться.

Девушка пробежалась взглядом по всей мне и спросила:

— Вы замужем?

— И да, и нет, — почему-то решила ответить я.

— Как это? — смутилась она.

— Мой муж умер два месяца назад, — к горлу на мгновение снова подступил ком и тут же пропал.

— Извините, сочувствую.

— Да ничего, — на автомате произнесла я.

— Поэтому Вы решили, что можно с моим женихом кокетничать?

— О чём ты?

— Когда Мэт приходил со мной в колледж несколько дней назад, я видела, как вы с ним общались. Он взял Вас за руку.

В голове мгновенно пронеслось воспоминание об ощущении, когда это произошло, а затем и о том прикосновении, что случилось сегодня ночью.

— Вот ты сама и ответила на свой вопрос. Я ничего не делала, это его действия, — нервно хихикнула я.

— Я знаю, что вы были с ним в отношениях, — не унималась юная я.

Ах да, я же якобы бывшая Мэта, очень похожая внешне на Айми Парсон. Ну прямо-таки клон. Если так посудить, то с Мэтом, как своим ровесником, я ведь не встречалась, но то, что между нами было в 2001 году, отрицать нельзя.

— Я бы это так не назвала. Но в каком-то смысле мы были знакомы раньше.

— И Вы дали ему номер телефона!

Сколько же домыслов в этой молодой голове сейчас, смешно вспоминать.

— Не мой, — опять хихикнула я.

Но надо было как-то опять уворачиваться от этих допросов, а лучше менять тему. А ещё лучше притвориться, что пора куда-то срочно уходить.

— Ты кого-то ждёшь? — спросила я.

В ту же секунду я заметила, что по направлению к нам идёт молодой парень. О, да это же Дастин. Помню, что после нашей с Мэтом свадьбы примерно в течение пяти лет он писал мне раз в полгода, интересуясь, не развелись ли мы ещё. Вот болван. Повезло же ему, что не довелось отвечать мне на экзамене неделю назад.

Чёрт, так это, похоже, сегодня он решит предпринять попытку своего неудачного соблазнения!

Я полезла в сумку за телефоном, чтобы предупредить Мэта. И поняла, что понятия не имею, как с ним связаться. Он сменил номер телефона лет шестнадцать назад, и тот, что должен быть сейчас, из памяти уже, конечно же, стёрся.

Искать номер телефона отеля? Слишком заморочено. Да и Мэт мог уже уйти из моего номера.

Поэтому я попросила смартфон у самой же себя под предлогом, что мой разрядился. Стоило мне отойти чуть в сторону, как аппарат в моих руках завибрировал, и я обнаружила, что прямо сейчас звонит Мэт.

— Мэт, как хорошо, что ты позвонил! — выдохнула я.

— Айми, это ты? — смутился он.

— Да, старшая версия, — подтвердила я. — Срочно приезжай на набережную. В районе третьего спуска. Я хоть и не должна рассказывать про будущее, но тебе стоит предотвратить домогательства до своей невесты со стороны недоумка, выдававшего себя за её друга.

— Понял, бегу, — коротко ответил Мэт и завершил вызов.

Я пять секунд попялилась на фото молодой меня и Мэта на экране блокировки, и после того, как он погас, вернула телефон владелице.

«Твоя молодая вариация задумала познакомить тебя завтра с Уилфордом. Это нормально закончится?» — прочитала я только что пришедшее сообщение.

Чёрт знает откуда Мэт достал мой номер телефона. Подобным вопросом несколько дней назад я задалась насчёт моего места проживания, но, пожалуй, несложно найти человека на столь заметном автомобиле, который недавно приехал в город, где почти все друг друга знают. Но вот с номером телефона даже в моё время не всё так просто… Его в принципе, кроме как отделу кадров в колледже, я никому не сообщала.

«Ничего криминального. Он примет меня за пропавшую в 2001 году девушку, тусившую с вами и его невестой половину лета.» — отправила в ответ я.

Тусившую. Вот же вспомнила слово. Оно и в 2024-то году уже не используется никем.

«Ладно, я просто немного волнуюсь за его неподготовленный ум. Мы сегодня говорили друг с другом впервые за четыре года.»

Мне очень захотелось ответить что-то в духе «Зачем ты вообще мне всё это сообщаешь?», но часть меня хотела говорить с ним о чём угодно сейчас, а часть до сих пор давилась болью от необходимости взаимодействовать с Мэтом.

Да и почему-то его «общение» со мной выглядело будто не с той же девушкой, на которой он жениться собрался. Будто я другой человек для него. И это странно.

Я ничего не стала писать, но минут через пятнадцать пришло новое сообщение от Мэта:

«Не хочешь прямо сейчас где-нибудь выпить кофе? Айми ушла на встречу с отцом.»

Я ведь и есть Айми! Просто попавшая сюда из будущего, но та же самая.

О чём он вообще думает, предлагая что-то подобное?!

«Заеду за тобой через 10 минут.» — отправила я.

Этой встрече нужно состояться только лишь для того, чтобы я объяснила ему, что нам не стоит контактировать никоим образом.

Когда я подъехала, Мэт уже ждал меня на крыльце своего дома. Как только он сел в машину, я, не говоря ни слова, нажала на педаль газа.

— У меня даже не будет возможности предложить, куда поехать? — усмехнулся Мэт.

— Я знаю, куда стоит поехать, — с некоторым раздражением сказала я.

Привезла я нас, собственно, к кафе, принадлежащему Мэту. Он непонимающе уставился на меня.

— Вот, где и с кем ты должен быть сейчас, — указала я на молодую меня, сидящую вместе с отцом за столиком у окна.

— Я знаю, — вздохнул Мэт. — Я давно готов поговорить с Уиллом, привести ему все возможные аргументы в пользу наших отношений, что почему-то струсил сделать четыре года назад, но нужно, чтобы и он был готов…

— Ты не можешь вот так просто писать мне…

— Я попросил его приехать, чтобы он забрал её в столицу, — перебил меня Мэт. — И меня морально на части разрывает от того, что я вижу, как ей, — он показал рукой на девушку в кафе, — плохо от такого решения. Но так ведь надо, да? Чтобы будущее сбылось.

— Мэт…

— Дай мне договорить… Мы часто ругались по пустякам последнее время, но ни разу не расставались и перерывов не делали. И то, что мне приходится отправлять её с отцом, я даже не знаю, насколько, — я даже не хочу этого, — это пугает. И что самое главное — эта боль, что я видел в её глазах, когда сообщил о своём решении, я вижу её в твоих глазах, когда ты смотришь на меня. И я не могу не спросить, что же произошло с нами?

Я прикусила губу и опустила голову, думая, что же должна ответить.

— После восемнадцати лет брака ты вдруг понял, что больше меня не любишь, и решил развестись, — сочинила я, стараясь сохранять каменное лицо.

— Вот же я козёл..? — не то подытожил, не то задался вопросом вполголоса Мэт, прикрыв ладонями лицо.

— И это уже разрывает морально меня: просто даже видеть тебя сейчас, когда в моём времени мы больше не вместе, — закончила я.

Мэт опустил руки и произнёс:

— Я не хочу, чтоб тебе было плохо ни сейчас, ни через девятнадцать лет. Я всё понял. Понял, что должен делать. И начну с того, что больше тебя не потревожу. Надеюсь, я из будущего получит по заслугам за то, что поступил так с тобой.

Я слегка качнула головой, как бы соглашаясь. Знал бы ты, Мэт, что был и останешься самым лучшим мужем и отцом. И ты как раз не заслужил того, чтобы так скоро нас с Кейли покинуть…

— Завтра, когда мне доведётся «познакомиться» с Уилфордом, я постараюсь поговорить с ним и подготовить к тому, чтобы вы смогли с ним всё обсудить, — зачем-то пообещала я. — Ведь я знаю, что это произойдёт. И расставаться надолго с ней, — теперь уже я махнула рукой на другую себя, — тебе не придётся, обещаю.

Мэт благодарно закивал, а я повернула голову в сторону кафе и с ужасом поняла, что молодая Айми пристально смотрит на меня. Но, видимо, Мэта в машине она пока не заметила, так как уже смеркалось, а свет в салоне автомобиля не был включён.

Дабы не искушать судьбу, я вдавила педаль газа и повезла нас с Мэтом прочь. Я отвезла его обратно домой и поехала к себе.

Проходя мимо регистратуры отеля, я услышала знакомый мужской голос:

— Неужели это Айми Паркер собственной персоной? Воскресшая из мёртвых.


6

Было глупо не предусмотреть, что папа остановится в единственном в городе отеле. И что при этом наткнётся на меня прямо здесь же. К счастью, он был вымотан дорогой, и мы перекинулись всего парой слов о том, что я якобы сменила имя и что работаю теперь в местном колледже. Поэтому мы договорились, что с утра Уиллфорд отвезёт нас в театр, где мы оба должны будем присутствовать в связи с получением диплома его дочерью.

Мы приехали довольно рано и спокойно заняли места в зале. Когда большая часть народу уже собралась, я огляделась и заметила в дверях Мэта, который как раз тоже заметил меня. Я помахала ему рукой, показывая, что рядом с нами есть свободное место, но он покачал головой и направился к свободным сиденьям в другом конце зала.

— Кто-то знаковый? — спросил отец.

— Да, Мэт, — необдуманно буркнула я.

— Мэт? — переспросил он и стал оглядываться. — Он знает, что ты жива и что преподаёшь здесь?

— Ну, да, — беззаботно отозвалась я.

— А хотя, он же четыре года назад говорил, что вы встретились по наставлению из той записки, что ты оставила, перед тем, как пропала… — задумчиво произнёс Уилфорд. — Так он поэтому сказал забрать мою дочь? Ты знала, что они встречаются? Кстати, её тоже Айми зовут.

— Знала, и не поэтому, — коротко ответила я. — Очень приятно, что ты именем своей дочери почтил память обо мне.

— Так что случилось с тобой тогда? Куда ты пропала? И почему имя сменила?

Торжественная часть выпускного началась, громко заиграла музыка, и мы на время замолчали.

— Давай поговорим об этом позже? — напоследок сказала я.

Уилфорд кивнул и стал внимательно смотреть на сцену.

Когда юная Айми вышла за дипломом, мы громко захлопали.

— Красавица, правда? — спросил у меня папа. — Чем-то похожа на тебя.

Я смущённо угукнула.

— Ты считаешь, что это нормально? Мэт с моей дочерью? — спросил он.

— Вполне, — ответила я. — Я сама вышла замуж за мужчину намного старше себя.

— Это у вас, женщин по имени Айми, в натуре что ли? — захохотал он, и я тоже невольно рассмеялась.

— Было бы здорово вас вместе запечатлеть на фото на память. Две Айми.

— Пожалуй, не стоит, — сказала я.

Я взглянула туда, где сидел Мэт, и увидела, что он встаёт и уходит, а другая я направилась в нашу с отцом сторону.

— Мне вообще-то кое-куда нужно отойти. Давай поужинаем сегодня и всё обсудим?

Уилл согласился, и я поспешила уйти, чтобы избежать встречи с самой собой. Однако далеко уйти я не могла, ведь я приехала сюда с папой, поэтому была без машины. Театр находился далеко от отеля.

Возле дверей зала я натолкнулась на профессора Лэджа.

— Уже уходите? — спросил он.

— Собиралась, но я без своего транспорта сегодня.

— Пожалуй, это мой шанс вернуть Вам должок. Мне нужно буквально минут пять, чтобы попрощаться, и я буду готов отвезти Вас куда угодно, — улыбнулся коллега.

Я решила, что это лучший вариант, и стала ждать его у дверей, пока мужчина направился к кому-то внутрь зала.

Я нашла взглядом себя и папу, и та Айми как раз заметила меня, что-то сказала отцу, затем посмотрела опять на меня и помахала рукой в знак приветствия. После этого она достала смартфон из кармана мантии и протянула Уиллу, тот, едва взяв, протянул ей гаджет обратно. Сделав пару кликов по экрану, другая я снова отдала телефон папе и подняла глаза на меня, продолжая пялиться со смятением и шоком на лице.

Я не помнила, что именно происходило тогда, но сейчас поняла, что это лицо значит, что она догадалась. Не знаю как, но до неё дошло наконец, кто же я.

Но ведь сейчас совсем не время для этого, ещё рано.

Айми подскочила с кресла и быстрым шагом направилась ко мне.

Чёрт. Что же делать теперь? Ничего умнее в голову не пришло, чем убегать как можно быстрее.

Выскочив на крыльцо, я на секунду застыла в ступоре. На каблуках я далеко не убегу, молодая моя версия определённо будет быстрее. Моментально уехать тоже нет возможности.

Как по воле случая в этот момент я увидела выезжающую с парковки театра машину Мэта и бросилась к нему, громко окликая его.

Мэт тормознул, развернулся и подъехал ко мне.

— Быстрее! — крикнула я, заскакивая на заднее сиденье автомобиля. — Она, похоже, догадалась. Всё ещё не настало время для этого.

Мэт молча дал по газам. Я оглянулась на крыльцо театра и увидела себя, теряющую сознание.

— Проходи, — сказал Мэт, открывая передо мной дверь в кухню его кафе. — Вообще мне сюда по личному делу надо было, а не по работе, но ты можешь тут находиться столько, сколько посчитаешь нужным.

— Дай угадаю, Джулия обещала встретиться с тобой?

На лице Мэта сначала отразилось удивление:

— Откуда ты..? А, да… Так это ты сказала, где меня искать?

Я виновато пожала плечами.

— Ей на самом деле есть, что обсудить с тобой. Кое-что тяготило её все эти годы…

— Например, то, что она моя тётя на самом деле?

Теперь удивилась я.

— Та я тебе рассказала всё-таки?

— А она знала? — риторически спросил Мэт. — Хотя, чему я удивляюсь? — он махнул рукой. — Она до сих пор мне так и не сказала, что была снова в прошлом и встречала там меня же.

Я опять виновато пожала плечами. Телефон Мэта зазвонил, и он снова застыл с изумлённым лицом.

— Это Уилф, — буркнул он и направился в более тихую часть помещения, подняв трубку.

Через минуту он вернулся и сказал:

— Полагаю, только что произошло то самое второе временное путешествие.

— До сорока двух лет, это последнее, обещаю, — хихикнула я.

Мэт тоже улыбнулся.

— Я пойду ждать свою… родственницу, как надумаешь уехать, попроси Адель вызвать тебе такси, — он показал на молодую официантку. — Не буду тебе мозолить глаза.

— Я рада, что сегодня, ты помозолил мне глаза, — примирительно сказала я, проведя рукой по его плечу.

Мэт облегчённо вздохнул и вышел из помещения.

Вскоре после этого через окошко двери кухни я увидела, что в кафе пришла Шерри, девушка с которой я дружила некоторое время после выпуска. Мы стали гораздо меньше общаться, когда обе обзавелись семьями. Она вышла замуж года через два после колледжа за прекрасного мужчину и родила ему двоих сыновей, наши пути окончательно разошлись лет десять назад. Кстати, есть повод связаться с ней снова…

Я удивилась, что Шерри одна. Но это же и облегчение, что меня вместе с ней не было. А ведь она в то время как раз с Дастином таскалась почти везде. И, судя по её расстроенному лицу, она уже в курсе, что ей он предпочёл меня.

Я вышла в зал и подсела за столик к девушке.

— О, здрасти, миссис Спаркс, — опешила Шерри.

— Добрый день, не помешаю?

— Нет, что Вы.

— Поздравляю с окончанием. Ты выглядишь не очень весёлой для такого события.

— Да, знаете, некоторые люди подпортили день… — уклончиво ответила она.

— Это не моё дело, конечно, но, я видела, что сделал Дастин, и это отвратительно.

— Вы о чём? — смутилась Шерри.

— Вчера он на набережной нагло лапал твою подругу Айми. А такой интеллигентный парень с виду…

— Вы уверены?

Я кивнула.

Шерри достала смартфон из сумочки и принялась строчить сообщение.

Обменявшись с Шерри ещё парой фраз в основном касаемо учёбы, я вернулась на кухню. Почему-то совсем не хотелось отсюда уходить. Работники Мэта меня добродушно накормили бесплатным ужином. С Адель я даже умудрилась немного поболтать, потому что было мало заказов. Вроде бы по молодости я ей немного завидовала, правда, не помню чему. Ныне она казалась обычной девушкой, гордо справляющейся со всеми преградами на своём жизненном пути. Теперь завидно разве что тому, что проблемы у таких, как она совсем простые и приземлённые, и точно никак не связанные с какими-либо фантастическими обстоятельствами, как у меня.

Где-то через час появился Мэт. Выглядел он снова ошарашенным или даже взбешённым.

— В каком клубе проходит выпускной? — спросил он у меня.

— Спроси, что попроще. Я и не вспомню уже. А что случилось?

— Да твоя… — Мэт осёкся, глядя на Адель. — Да Айми вырядилась так, что проще было уже вообще ничего не надевать, и собралась идти праздновать окончание своей учёбы.

Я засмеялась, вспомнив это. Мэт несколько осуждающе посмотрел на меня.

— Извини, — тут же поджала губы я. — Да не переживай. Просто тебя позлить хотела. Но я не помню, где выпускной должен быть… В городе сколько клубов, три?

— У моего брата тоже выпускной сегодня, — встряла Адель. — Думаю, у него там же празднование.

— Здорово, — отозвалась я и обратилась к Мэту: — Я чуть не забыла, что сама же пригласила твоего лучшего друга на ужин. Ты подкинешь меня до отеля прежде, чем отправишься наказывать свою невесту, или мне вызвать такси?

После вчерашней встречи с моим, всего на два года превосходящим меня по возрасту, папой не оставалось сомнения, что младшая я наконец всё осознает. А значит, мне остались до возвращения считанные часы.

В журнале звонков смартфона я нашла знакомый, но уже забытый номер и нажала набор.

— Привет? — удивлённо раздалось из трубки.

— Да, Мэт, тебе не кажется, — засмеялась я.

— Вот уж совсем не ожидал, — также усмехнулся он.

— Наверное, я не вовремя?

— Нет-нет, всё в порядке. Я как раз только что всех отпустил со смены. Перед тем, как поехать домой на встречу с Уиллом и другой тобой, надо снова дождаться Джулию, так что у меня сейчас как раз очень подходящее время.

Выходит, я сейчас дома с отцом, и он как раз проливает истину на тайну моей личности, а Мэт ещё не в курсе, что я по его возвращении домой буду наконец обо всём осведомлена.

— Я тут неподалёку, можно зайти к тебе? — спросила я.

— Конечно, но… Не хочу показаться грубым, но не ты ли сама настаивала на отказе от наших встреч и общения? — извиняющимся голосом ответил Мэт.

— Мне действительно нужно увидеться с тобой сейчас.

— Ну, хорошо, — несколько смутился он от моей откровенности.

Через пять минут я уже открывала дверь кафе. Мэт сидел за одним из столиков в зале и просматривал какие-то документы. Услышав колокольчик, прозвеневший на входной двери, он поднял на меня глаза и улыбнулся, жестом пригласив сесть на против.

— Что-то случилось? — сдвинув брови, поинтересовался он.

— Не то чтобы. Просто возвращаюсь скоро в своё время. Думаю, уже завтра.

— Оу, — только и выдал Мэт и задумчиво замолчал на некоторое время. — Как это вообще происходит?

— Что?

— Твоё перемещение во времени. Я спрашивал об этом ещё четыре года назад, но толкового ответа не получил и решил больше не поднимать эту тему.

— Я сама не уверена. Кажется, как будто это происходит в те моменты, когда пропадает визуальная связь с окружающим миром. Например, теряю сознание или засыпаю. Но чёрт знает, по какой причине…

Мэт хмыкнул.

— Другая ты уже должна догадаться обо всём? Ты собираешься с ней тоже встречаться?

— Уже очень скоро поймёт, — улыбнулась я. — И тогда, собственно, и поможет мне вернуться.

— То есть, я не могу и не должен в этом участвовать?

— В моей молодости не участвовал, так что… — виновато развела я руками.

— Ну, да, будущее ведь менять нельзя. Получается, ты пришла попрощаться?

— Получается, попрощаться, — повторила я.

Мэт снова задумался, опустив глаза, а я накрыла своей ладонью его руку, лежащую на столе, от чего он непроизвольно удивлённо дёрнулся.

Не знаю сама, почему я решила так сделать, однако это не принесло новую порцию боли. Не сказать, что за эти два месяца я смирилась с тем, что ждёт меня в будущем времени, где Мэта больше нет, мне ещё предстояло перенести все этапы горя, возможно, с самого начала, но в данную секунду я просто была рада, что могу держать его за руку, что с ним всё хорошо сейчас.

Мэт в свою очередь перевернул свою ладонь, обхватив пальцами мою в ответ.

— Жаль, что ничего нельзя изменить. Я бы хотел не быть мудаком в будущем, — вполголоса сказал он и вздохнул.

Я в ответ помотала головой из стороны в сторону, подразумевая, что он не должен об этом думать.

— Хотя я уже кое-что поменял. И знаешь, мне плевать! — с вызовом заявил Мэт. — Не хочу я ни расставаний, ни перерывов, ни поездок к отцу на время. Не хочу тратить зря ни одной минуты нашего будущего.

— На самом деле, всё сложилось так, как и должно было, — заверила я.

Снова прозвенел колокольчик на двери.

— Какая встреча, друг семьи! — услышала я возглас Джулии, адресованный мне.

Я не спеша выдернула свою ладонь из ладони Мэта и встала из-за стола, развернувшись к женщине. Мэт тоже тут же подскочил, и они обменялись с Джулией кивками.

— И тебе добрый вечер, — отозвалась я и была заключена в её объятия.

Я бросила взгляд на Мэта и увидела его непонимающее лицо.

— Я завтра уезжаю надолго и далеко, зашла проститься, — сообщила я, когда была отпущена.

— Как жаль, — надула губы Джулия. — Хотелось бы пообщаться с тобой подольше. Мне кажется, или вы с невестой Мэтти состоите в родстве?

— Кажется, — моментально отозвался он.

— Значит, просто чем-то похожи, — подытожила она.

Я попрощалась с обоими, после чего одними губами сказала Мэту: «Дай ей шанс».


7

Сон так и не навестил меня сегодня ночью. Я знала, что должна была встретиться с самой собой, отдать ключи от родстера, номер телефона бабушки, который, к счастью, я догадалась заранее продублировать на ещё один клочок бумаги, и как-то вернуться обратно в 2042-й.

Я собрала все купленные за время пребывания здесь вещи в коробку, написав на ней поручение отдать на благотворительность. Надела чёрные блузку и юбку, в которых попала сюда, выселилась из отеля и отправилась прогуляться по городу. Подумала, что дойду до дома, в одной из квартир которого мы сейчас жили с Мэтом, и буду неподалёку ждать подходящего времени, чтобы можно было подстроить встречу с другой мной.

Но не успела я далеко пройти, как, ожидая смены сигнала светофора, я услышала радостный собачий лай. На противоположной стороне дороги я увидела нашего пса Смоки.

Баки не стало года через полтора от нынешнего времени, Смоки же до сих пор был с нами, уже тоже явно доживая последние дни, а после того, как хозяин попал в больницу, даже отказывался есть. Мы с Мэтом больше не нашли смелости завести какого-либо ещё питомца, а дочь, как ни странно, и не просила.

Тут же я увидела бегущую навстречу юную версию меня и помахала ей рукой. Когда загорелся зелёный, я осталась стоять на месте, а молодая Айми с собакой перешли дорогу, подойдя ко мне. Смоки стал крутиться возле моих ног, требуя его погладить.

— Узнаёт меня даже такой, — сказала с усмешкой я.

Двадцатитрёхлетняя я никак на эти слова не отреагировала, вместо чего с некоторым недоумением спросив:

— Интересно, и почему же я сама себе не могла сразу рассказать, что перемещусь в прошлое, когда мне будет сорок два?

— Тогда бы это изменило будущее. Я не могла дать тебе догадаться раньше, чем поняла я сама девятнадцать лет назад, встретив себя в нынешнем возрасте, — оправдалась я.

— Звучит запутанно, — пробормотала Айми из настоящего и задумчиво отвела глаза в сторону.

— Может, не будем стоять посреди тротуара? — предложила я и направилась обратно к отелю, возле которого оставила припаркованным кабриолет.

— Когда же я смогу позволить себе такую машину?

— Уже можешь. Я оставлю её тебе. Купила два месяца назад, как только попала сюда, в тот день, когда ты заметила меня возле кладбища.

— Эх, жаль, что нельзя самой себе из прошлого так помогать почаще, — немного расстроенно отреагировала молодая я.

— Однако тебе придётся в ближайшее время накопить на такую машину, иначе в будущем, вернувшись в этот год, не на что будет её купить.

В итоге все средства, которые пошли на оплату данного автомобиля, принадлежали Мэту. Но даже самой себе я не могу позволять думать, что что-то может достаться настолько лёгким путём.

— А насчёт Мэта не переживай, примерно через год ты перестанешь думать о том, когда его должно не стать. Что бы ни случилось, как видишь, мы всегда найдём дорогу к нему.

Да, тогда я забыла через некоторое время, зато сейчас мне жить с этим всю оставшуюся жизнь.

Молодая версия меня едва заметно кивнула и достала из кармана смартфон, отвечая на пришедшее сообщение. Краем глаза я заметила, что оно от Мэта. Мысленно я поругалась на себя за привычку отвечать за рулём.

Та Айми заметила мой взгляд и спросила:

— Насколько это странно видеть себя молодой?

— Безумно странно, — призналась я, невольно засмеявшись. — Всё выглядит со стороны совершенно по-другому. В хорошем смысле. Я теперь могу признать, что не жалею ни о чём в своей жизни. Поэтому могу спокойно продолжить её дальше.

Довольно комично даже допускать мысль, что теперь я могу оставить саму себя в надёжных руках. И это потрясающе, что мне выпала возможность взглянуть на всё ещё раз, хоть и со стороны. Даже несмотря на то, что я всегда была недовольна этой своей мистической особенностью.

Но ведь именно она подарила мне любовь моей жизни. Тогда, двадцать три года назад (или четыре, если ориентироваться на время, в котором я сейчас), что-то мешало естественным рациональным путём взрослому мужчине осознать свои чувства к девчонке, которая младше его в два раза и которая является дочерью его лучшего друга, и, видимо, самой девчонке не хватало ещё ума, чтобы понять, каким должен быть тот, кого она сможет полюбить и кому сможет довериться. И вот, вмешалось нечто свыше, сотворив немыслимое с жизнями двух простых людей.

Не знаю, как я справлюсь теперь. Но ничуть не сомневаюсь, что мне есть, ради чего жить. Часть Мэта навсегда останется со мной, а затем продолжит существовать в детях Кейли.

Две меня доехали до кладбища, которое не раз уже становилось деталью, сопутствующей безумности моей жизни. Мы вышли из машины, и я отдала другой себе номер телефона Эмбер Спаркс.

— Так что теперь? Произойдёт волшебство, и ты просто — пуф — и исчезнешь?

— Пока не знаю. Ты просто должна оставить меня здесь и уехать, — честно сказала я.

— Так неинтересно, — снова скорчила расстроенное лицо юная Айми.

Я вспомнила, что удостоверение личности на имя Кейли находится в бардачке автомобиля, и дала наставление его заменить через девятнадцать лет.

— У нас с Мэтом будут дети? — внезапно спросила я из нынешнего времени.

Так и подмывало ответить «Скоро узнаешь», но пришлось сказать, что не могу о таком сообщать тоже. О том, что я беременна, я узнала и сообщила Мэту на его сорок третий день рождения, то есть чуть меньше чем через пару месяцев.

— Ия пойду по карьерному пути преподавания? — продолжала интересоваться девушка.

— Займись тем, чем собиралась до встречи со мной, а потом со временем разберёшься. Одно забавно — администрация нашего колледжа совсем не проверяет документы об образовании, когда принимает на испытательный срок.

Мы обе засмеялись. Я задумалась, точно ли оставила заявление об увольнении, и, вспомнив, что да, сказала самой себе:

— Тебе пора. Сегодня будет насыщенный день.

Юная Айми заинтриговано подняла брови и довольно улыбнулась.

Сегодня — тот день, когда мы с Мэтом получили разрешение на регистрацию брака, которое подкрепили клятвами неделей позже. Помпезную торжественную церемонию мы проводить не стали. Да и из гостей были только папа и Шерри, они же свидетели. С Джулией мы ещё не наладили отношения на тот момент, а к бабушке, маме Хейли, удалось съездить тоже уже после.

Мы с двадцатитрёхлетней мной обнялись на прощание, и она уехала на уже не моём бирюзовом кабриолете.

Я же направилась в сторону кладбища и без проблем нашла могилу своей мамы. Так приходить сюда у меня не было возможности уже лет одиннадцать, после того, как кладбище переорганизовали.

— Вот и с тобой я могу ещё раз попрощаться, — буркнула я и села на землю с задней стороны надгробия, прислонившись к нему спиной и закрыв глаза.

— Айми Теонсон, вы прибыли в пункт назначения, — отчеканил электронный голос.

Я открыла глаза и обнаружила, что нахожусь на заднем сиденье такси.

Отлично, я дома.

Я покинула автомобиль и зашла в здание крематория. Внутри я увидела свою дочь и папу, тихонько что-то обсуждающих между собой возле стены колумбария.

— Кейли, — шепнула я, подбежав к ней, и заключила в объятия.

Как же я скучала по дочери.

— Всё будет хорошо, мам, — также негромко сказала она.

— Я знаю, — произнесла я и почувствовала ободряющее поглаживание папы по моему плечу.

Мы втроём молча просто стояли некоторое время: я и Кейли в обнимку, и папа, чуть приобнимающий нас обеих.

Теперь я готова отпустить тебя, Мэт.

— Расскажешь потом, в чём секрет того, что полчаса назад ты была невообразимо пьяна, а теперь даже алкоголем не пахнешь? — чуть усмехнулась Кейли.

— Я расскажу тебе кое-что получше. Скорее всего, ты мне не поверишь, но история нашего с твоим папой знакомства, куда интереснее, чем тебе известно.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • X